Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Лидеры


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией 21.04.2016 во всех областях

  1. 10 баллов
    Джек чувствовал себя совершенно лишним, на этом празднике потусторонних сил. Всю дорогу, начиная от особняка и кончая Скотланд-ярдом эта мысль не покидала головы оперативника: зачем их сюда позвали? Было совершенно очевидно, что в отличии от инквизиции и артефактора, обычные люди здесь не слишком то нужны. Впрочем, конечно, судмедэксперт и криминалист так же могли быть полезны, имея соответствующие навыки, но на кой дьявол им понадобились два сержанта оперативника? За всю дорогу на местах преступления было обнаружено едва ли несколько материальных зацепок, и большинство из них вполне могли бы обнаружить и маги. Такой расклад очень не нравился Льюису, дело было опасным и совершенно очевидным фактом было то, что умереть раскрывая его проще, чем напроситься к друзьям на чашечку кофе, но если мысль о возможности умереть на работе была британцу уже более-менее привычна, то вот умирать занимаясь непонятно чем и для чего он решительно не хотел, а потому решил обсудить этот вопрос с мистером Блэком позже, когда его можно будет задать на едине. Поблагодарив кучеров (при этом из ладони в ладонь перекочевало несколько шиллингов) и отпустив их домой, Бенедикт повел всю группу в морг. Пора было навестить "блудного" судмедэксперта, поделиться своими находками и узнать о тем, что сделал огненно-рыжий ирландец. - Мистер Мёрфи, добрый вечер. Как ваши и наши дела? - обозначил себя при входе в морг детектив. Льюис, в отличии от своего коллеги оперативника, зашел в это мрачное и холодное место одним из первых. Смешно представить, но если раньше он предпочитал не находиться здесь подолгу и без необходимости, считая ауру этого места слишком гнетущей, то сейчас он выдохнул с облегчением, даже не пытаясь скрыть сей факт. Наконец что-то знакомое, нормальная, вполне, да заберут демоны эту инквизицию, Естественная часть работы. Джек даже позволил себе улыбнуться, частично различив фразу сказанную магом крови. Когда знаешь одно единственное предложение на каком-то языке, оно каким-то чудным образом само норовит добраться до твоих ушей, будучи произнесенным и ты, разумеется, не можешь его не понять. Ну, а сын хирурга, которого с детства старались обучить быть истинным джентльменом, а соответственно скармливали знаний больше, чем мог поглотить юный и хрупкий разум, просто не мог не прочесть Божественную Комедию, которая каким-то чудом не была запрещена всё той же инквизицией за слишком вольные взгляды. - Lasciate ogni speranza, voi ch’entrate, - одними губами произнесла гречанка. Казалось, утомительный день, заклинания, смерти, холод и молния никоим образом не отразились на облике, на прямой спине, шее, и никогда бы не позволила увидеть свою слабость. Никогда. - Эта фраза, мисс, скорее подошла бы к тем местам, где мы сегодня умели неудовольствие побывать, чем к этому тихому и спокойному обиталищу наших не слишком скромных коллег. Здесь же надежда в глазах оперативников порой вспыхивает чаще, чем когда они идут получать зарплату. - Наконец избавившись от хмурости, ответил девушке оперативник, закончив как раз вовремя, чтобы не быть прерванным харизматичным ирландцем, столь любезно подтверждавшим слова Джека о скромности судмедэкспертов. Бледно-рыжая бровь взлетела вверх от такого вторжения и ирландец выключил гудящую циркулярную пилу, откладывая её на стол перед собой, стягивая зелёные резиновые перчатки, укрытые слоем крови и костной "шелухи" черепа, чья крышка сейчас красноречиво свисала вниз, демонстрируя всем желающим серое вещество приставившейся дамы. Господа, вы ведёте себя не по-джентльменски! Особенно красноречивый взгляд достался заикавшемуся инквизитору, ткнувшему чуть ли не в нос судмедэксперту охапку крыс. - Доброго вечера, мистер Мёрфи, - вежливо кивнул Льюис коллеге, после чего, стараясь окончательно избавиться от нахлынувшей за время работы мрачности, произнес - и полно вам глядеть на нас с таким укором, ваши пациенты уже явно не против наших неэтичных вторжений, ну а вы сами без них, упаси Господь, начнете наслаждаться своей работой, чего, как мы оба с вами понимаем, Скотланд-ярд не может позволить ни одному из работающих в стенах его заведения людей. Так что это вынужденная необходимость, мистер Мёрфи, а вовсе не наша прихоть. Всё же, уходить с работы, сержант предпочитал полностью избавившись от рабочего настроения, а так как ночь уже была не за горами и начальство в виде мистера Блэк скоро должно было всех их отпустить отсыпаться, то и начать миссию по избавлению следовало уже сейчас.
  2. 9 баллов
    Эта фраза, мисс, скорее подошла бы к тем местам, где мы сегодня умели неудовольствие побывать, чем к этому тихому и спокойному обиталищу наших не слишком скромных коллег. Здесь же надежда в глазах оперативников порой вспыхивает чаще, чем когда они идут получать зарплату. Хоть кто-то. На чистом, без изъяна, лице, отразилось лёгкое удивление. Почти озадаченность. Лондон - культурная столица? Так могут считать только те, кто не побывал в холодных, забытых Богом поселениях людей, где кроме книг и заняться нечем. Вот они и читали. И читали. Впрочем, в Риме ситуация не отличалась. За спиной Джека маячила внушительная фигура Инквизитора с озадаченным выражением лица и вечно беспокойным взглядом. Кто-то определенно не читал. - У нас, - к вершин взгляд опустился сперва к помятому своими обязанностями Грейвсу, затем на более живого Льюиса - сказывалась разница в жизнелюбии, выраженная в чистой массе, одного из оперативников хорошо кормили, а еда, отчасти - залог хорошего настроения, - разные взгляды на надежду, мистер Льюис. Всё внимание теперь было обращено на судмедэксперта. Все ещё живого, находчивого и легкой рукой перекраивающего тела. Скажите это тому, у кого есть чувство юмора, мистер Мээрфи. - то ли ирландец из него и в самом деле получался с большой натяжкой, ибо акцент на фамилии резал ухо очень по-британски, то ли цербер сделал это нарочно. Пришлось прерваться от увлекательного лицезрения богатств внутреннего мира. Патрик кротким нравом никогда не отличался, но... Что. Это. Сейчас. Было? - Слишком долгий рабочий день? - не вложив и толики эмоции, ни на дюйм не обернувшись, вежливо до судороги, побеспокоилась подопечная. Кето знала, ЧТО бывает с мужчинами, если им сделать выговор просто среди других, уязвить в слабости... разумеется, не на своём примере, наблюдала, но сейчас о последствиях не заботилась. Знала, что в ближайшее время их не будет. А потом цербер остынет. А уж при разрыве...мисс Йелич сможет сказать больше? Кажется, кровь и способность вызывать такие...явления Мисс Йелич окинула рассеянным взглядом свои потенциальные поля для вспахивания. Казалось бы, кровь подвижна, заклинание способно проницать сквозь броню, но уговаривать её поделиться, застывшую, тугую... - Это займёт несколько часов, - кивнула, - для точных выводов. Ещё более серьёзная и сосредоточённая. Чем сто лет назад. Даже с её позиции было ощущение... скорее предчувствие, едва осознаваемое в присутствии той самой, превосходящей их магии. Того, чьё присутствие радовало. И того, чьё было за гранью известного. - Где можно помыть руки? - осведомилась у хозяина обители.
  3. 9 баллов
    Волос тёмный с сединой, русый, рыжий... Однако, у участников кровавого ритуала началась коллективная линька. Пока Кай рассказывал, криминалист скользнул взглядом по вскрытому телу одной из жертв, окончательно прощаясь с мыслями об ужине. Нет, он не был особенно впечатлительным и видел вещи похуже, но хорошему аппетиту подобные зрелища явно не способствовали. Немного запоздало Шандор оглядел присутствовавших дам: ни одна, к счастью, в обморок падать не собиралась, даже не побледнели. Определённо, девушки в группе не соответствовали привычному образу современных представительниц прекрасного пола, и это только подогревало интерес - необычное привлекает особенно. Да, они пришли сюда делиться информацией, но рассказывать о том, что всё это время следственная группа собирала колоду старших арканов Таро и коллекцию пергаментов с надписями на демоническом языке, при этом некоторые поучаствовали в магических аттракционах, Шандор не стал, рассудив, что здесь право первого слова должно принадлежать мистеру Блэку, тем более, что кроме списка улик, у криминалиста по ним пока больше ничего не имелось.
  4. 7 баллов
    - Благодарю за п-понимание. Отойдя на несколько шагов, он принялся изучать взглядом экспозицию анатомического театра. - Обращайтесь, мистер-инквизитор, всегда буду рад помочь, - Кай улыбнулся и склонил голову, так что ирония, мелькнувшая во взгляде, отразилась только от блестящего кафеля на полу, а голос не дрогнул и на мгновение в смешливой нотке. Воистину, этот мужчина был само очарование. Но долго задерживаться на этой теме ирландцу не дали остальные, вызывая улыбку более искреннюю. Воистину - ему нравилось быть в центре внимания, так что плечи становились на сотую часть дюйма шире, а волосы на голове топорщились чуть более гордо, чем обычно. - Здравствуйте, мистер Мёрфи. Извините за вторжение в вашу вотчину. - Добрый вечер, мисс, вы не разу не тревожите. Только старайтесь не трогать инструмент и трупы так уж сразу, этот запах очень плохо отстирывается от одежды, - и как в доказательство Кай похлопал себя по животу, который укрывал светло-коричневый жилет в мелкую клетку. Но он-то привык к этому аромату как к родному, что нельзя было сказать об остальных. Да, кровь, пролитая во время перестрелки, вонь гангренозной язвы умирающего больного - ряд запахов был не так уж незнаком для собравшихся здесь, но аромат постепенно разлагающегося трупа был совершенно особенным. - Где можно помыть руки? - осведомилась у хозяина обители. - Пошли, - уже более расслабленный Мёрфи махнул рукой Кето, - и мистер Блэк, - посерьёзневший взгляд перешёл на детектива, - у меня для вас тоже есть кое-что важное. Кивнув им обоим, судмедэксперт направился в иную часть своей обители, скрытой за простой деревянной дверью в одной из стен. Внутри же было гораздо теплее, чем в окружённом холодильниками морге. Небольшая уютная комната с кухонными шкафчиками, парой диванов и кофейным столиком. Наглядная демонстрация того, как проводят свободные минуты врачи. Каю довольно часто приходилось дневать и ночевать в этом месте, так что коричневая обивка одного из мягких диванов имела вполне характерные вдавления. Такова специфика! У двери стоял умывальник, а в другом углу тихо гудел белый бочёнкообразный холодильник - невероятное благо цивилизации. Как вспомнишь ледники Домининона - так вздрогнешь. А со столика ирландец подхватил письмо, предназначенное детективу, и обернулся, сжимая его в длинных пальцах.
  5. 7 баллов
    - Слишком долгий рабочий день? - не вложив и толики эмоции, ни на дюйм не обернувшись, вежливо до судороги, побеспокоилась подопечная. Патрик, который как раз очень аккуратно разворачивался, чтобы ничего не уронить и подойти к первому телу, застыл, как соляной столп. Впрочем, длилось это всего секунду и он даже умудрился ничего не уронить и не сдвинуть. Пальцы на левой руке судорожно сжались, но едва ли кто-то это заметил, если только не следил специально. Глубоко вдохнув, ирландский айсберг сменил курс и подошел к своей подопечной, нависнув утесом. Девочка развлекается одним из немногих доступных способов, жаль, не повезло совсем немного. Шутка патологоанатома была ядовитой, но не достаточно, чтобы общими усилиями эти двое достигли желаемого результата. Может, когда-нибудь, у них получится. Надо больше стараться. - Делом займись. - тихо произнес он, впиваясь взглядом в нахалку и все же разворачиваясь, неуклюже и медленно, как всегда, чтобы подробно изучить то, что осталось от фаворитки принца. Сейчас тот вряд ли нашел бы ее привлекательной.
  6. 6 баллов
    Уже совсем скоро Нормандия, находясь в доках California's Great America, пустит на борт своих первых пассажиров аттракциона Mass Effect New Earth, чтобы отправиться в незабываемое приключение полной тайн и опасностей. В этом видео вы узнаете изнутри все об Mass Effect New Earth — 4D голографическом космическом путешествии по галактике, основанном на серии видеоигр Mass Effect. Оно приоткроет завесу тайны о том, как создавалось все то, что погрузит вас в этот фантастический мир. Внимание: после просмотра у вас появится навязчивое желание бросить все и отправиться в это увлекательное путешествие. Перевод подготовлен I'am'Pain
  7. 4 балла
    Вторая рука картинно легла на лоб, слегка прикрыв глаза, чтобы скрыть их выражение от собеседников. Сама ведьма поглядывала из-под нее. Уходить, при всей обиде, не хотелось. Там еще наливочка не допита, лапки лягушачьи не доедены, жуки-короеды в шоколаде не пробованы! - Да ладно, ладно! - замахал лапами Тимон, обретя слух. - Чего ты, Пумба? Это же не весь её репертуар, - встал на защиту ведьмочки сурикат. - Ага, - буркнул бородавочник. - Я представляю чо там в загашнике у неё имеется. - Ты иди, иди, иди, - маленькие лапки развернули огромный свинячий торс и направили Пумбу к выходу. - Я разберусь. Вот посмотришь. - Я посмотрю. Если вернусь и последний таракан сбежит от её воплей, то ты у меня получишь, мышь потная. - Ага, ладно, давай, чеши, чеши отсюда, - Тимон проводил компаньона и вернулся к подмосткам, где певица артистично впадала в уныние от несправедливости. Подал даме лапу и с придыханием проговорил: - Это... это... было чудесно! Алиса, нельзя зарывать такой талант в каком-то Луносити. Ты можешь покорить всё Лукоморье! Ещё наливочки? - морда расплылась от счастья. - У меня из ползуники есть. А для кота твоего настойка валериановая.
  8. 4 балла
    Таверна - Эй! - раздалось откуда-то сбоку по окончании душераздирающего вопля заезжей певицы и по ушастой голове прилетел подзатыльник. - Я не понял, ты чо тут решил всех клиентов разогнать? Чо за сирена на подмостках? - Ааах! - Алиса надрывно всхлипнула, схватившись за область сердца, затянула голосом, полным патетической обиды на несправедливое отношение. - Обидели! Профан! Кабан неразумный! Я! Оказала честь этой забегаловке! А в ответ получила такую черную неблагодарность! Аааах! Ухожу! Немедленно ухожу! Вторая рука картинно легла на лоб, слегка прикрыв глаза, чтобы скрыть их выражение от собеседников. Сама ведьма поглядывала из-под нее. Уходить, при всей обиде, не хотелось. Там еще наливочка не допита, лапки лягушачьи не доедены, жуки-короеды в шоколаде не пробованы! (бросок кокетка-школьница против 12 - 17, провал)
  9. 4 балла
    Цок-цок-цок! Алиса резво взбежала на сцену, щелкнула пальцами, чтобы ее осветили софиты, пульнула крохотную молнию в музыкальный аппарат, чтобы тот сменил мелодию на нужную ей. И запела! Хит сезона, удерживающий верхушку хит-парада Луносити вот уже 4 недели! Цок-цок-цок. Шлёп-шлёп-шлёп. Цок-цок. Шлёп-шлёп. Цок-шлёп-цок-шлёп. В общем, он старался от неё не отставать, переставляя маленькие лапы вслед за высокими каблуками и ловко избегая шанса быть раздавленным. Заботливый хозяин и потенциальный ухажёр поправил софиты, потестил микрофон, цыкнул на посетителей и объявил: - Единственное выступление на Ползуниковой поляне! Гастроли звезды лукоморской эстрады Алисы Тёмной! Раздались аплодисменты и звезда запела... Не сказать, что после самой затяжной и высокой ноты оглохли все - некоторые успели спрятаться. Лишь стойкий сурикат стоял столбиком, словно завороженный и глупо лыбился. - Эй! - раздалось откуда-то сбоку по окончании душераздирающего вопля заезжей певицы и по ушастой голове прилетел подзатыльник. - Я не понял, ты чо тут решил всех клиентов разогнать? Чо за сирена на подмостках? - Это не сирена, - мечтательно проговорил оглохший Тимон Пумбе. И со всей нежностью добавил. - Это Алииисаааааа...
  10. 4 балла
    Таверна - А что, вы танцуете, леди? - разъехавшиеся глаза, сошлись к переносице и попытались сфокусироваться на ведьме, а лапа уже дала отмашку музыкальному аппарату. Танцует! Покачивающаяся ведьма поднялась из-за стола, громко прокашлялась. Сейчас она и станцует, и споет! Черный кот склонился над столом, заперхал, отхаркивая комок шерсти, чтобы разделив его пополам, надежно заделать ушные проходы. Тут одно из двух - или ты рискуешь получить моральную травму от ведьминского пения, или попасть под ее чары. Цок-цок-цок! Алиса резво взбежала на сцену, щелкнула пальцами, чтобы ее осветили софиты, пульнула крохотную молнию в музыкальный аппарат, чтобы тот сменил мелодию на нужную ей. И запела! Хит сезона, удерживающий верхушку хит-парада Луносити вот уже 4 недели! (бросок на чары - эпический провал 20 XD)
  11. 4 балла
    Обложка артбука:
  12. 4 балла
    Адепты эффекта массы «Progress cannot be halted. Evolution cannot be stopped». Добрый день, уважаемый пользователь Bioware Russian Community, наша команда подготовила несколько работ о дружбе. У каждой есть свои особенности, и мы надеемся, что они понравятся вам. В связи с тем, что у капитана команды личные проблемы, на этой работе я буду его заменять. Удачи. Название: Операция «Зловещий шкаф» Автор: @Bertha Задание: «Мои друзья — моё богатство» Размер: мини Персонажи: м!Шепард, Гаррус, Джокер, Хакетт Жанр: юмор, джен Операция «Зловещий шкаф» Скрытый текст --Нажмите для просмотра-- В любой истории, где есть Несгибаемый Герой, время от времени случается что-то Неизбежное. Подобно щепке, угодившей в бурлящий водоворот, герой стремительно несётся в заранее известном направлении, увлекаемый потоком непреодолимых обстоятельств, и, если по пути ему не совсем отшибло мозги, постепенно осознаёт, что не столько совершает великие деяния, сколько позволяет им произойти. Это не значит, что спасение мира не требует никаких усилий и жертв — совсем наоборот! — но заявленная несгибаемость героя и его маниакальная сосредоточенность на достижении цели исключают свободу выбора, превращая жизнь Легенды в цепочку единственно верных решений. Коммандера Джона Шепарда, не склонного к рефлексии, обычно не слишком беспокоил такой расклад. Для терзаний времени не было: чуть ли не каждый день выяснялось, что в каком-то уголке галактики спонтанно самозародился очередной злодей, всем своим существованием прямо-таки умоляющий, чтобы кто-нибудь пустил ему пулю в лоб. Шепард, как наиболее квалифицированный специалист по насильственной имплантации металла, первым откликался на этот отчаянный зов — и его всегда поддерживало ощущение правильности происходящего. В самом деле, вот опасный террорист (работорговец, вышедший из под контроля ИИ — список можно продолжать бесконечно), вот коммандер со штурмовой винтовкой; так ли сложно сделать очевидный вывод о том, что должно случиться дальше? Однако настал момент, когда судьба полностью исчерпала запас комфортных неизбежностей и перешла к мучительным. Шепард пошатнулся. Гранит дал трещину. Капитан «Нормандии» заперся в своей каюте и выходил оттуда только затем, чтобы отдать необходимые распоряжения и проверить исполнение предыдущих приказов. Когда он удалялся в своей традиционно ураганной манере, дробно топая ботинками по металлу палуб, то, казалось, оставлял за собой инверсионный след из невысказанных угроз (в адрес Жнецов, разумеется) и предчувствия надвигающейся беды. К первому экипаж уже давно привык, а вот второе… Второе появилось совсем недавно, когда Шепард «позволил произойти» событию, которое в новостных сводках с Кхар'шана именовали не иначе, как «геноцид батарианского народа». Более трёхсот тысяч колонистов в системе Бахак испарились в бушующем пламени сверхновой вместе с планетой, на которой они имели несчастье жить — и Шепард один нёс полную ответственность за случившееся. На «Нормандии» стало тихо и неуютно. Команда пребывала в смятении — одни перешёптывались по углам, планируя поскорее смыться с корабля, другие предпочитали помалкивать, опасаясь вездесущей ИИ: неизвестно ведь, что взбредёт в её таинственные электронные мозги. Чаквас скорбно распечатала упаковку тёмных флаконов с надписью «Боярышника настойка», Келли после первой и единственной попытки оказать психологическую помощь коммандеру подозрительно притихла, а корабельный повар-ассенизатор Гарднер, по привычке потирая лоб рукавом, то и дело бормотал себе под нос: «Ну и дела». Готовность капитана «делать всё необходимое для победы над Жнецами» оборачивалась какой-то совсем уж зловещей стороной. «Нормандию» даже посетил сам адмирал Хакетт, лично велев Шепарду явиться на Землю, чтобы предстать перед строгими, но справедливыми ликами трибунала. — Надевайте свой парадный мундир, — сказал он тогда, — и ждите вызова. — Но у меня больше нет мундиров, — развёл руками Шепард. — Раздобудьте, — лаконично ответил адмирал и был таков. Шепард раздобыл. Это заняло у него ровно одну неделю: первый день ушёл на поиск и покупку похожего одеяния в магазине маскарадных костюмов на Цитадели, а остальные шесть были заполнены экспресс-курсом по кройке и шитью, а также миллионом проклятий, сопровождавших каждый этап приведения непокорного мундира к уставным стандартам. Получившийся монстр Франкенштейна от мира одежды натирал и жал даже там, где не мог этого делать теоретически, а выглядел всё равно немного фальшивым. Джон, однако, результатом был удовлетворён. «Я уже и солдат Альянса немного фальшивый, в конце концов», — подумал он. Эти хлопоты помогли скоротать время до момента, когда пришло письмо от командования Альянса. Написанное чудовищным канцелярским языком, оно пыталось донести до адресата нехитрую мысль, что он, адресат, в узких кругах известный под именем Шепард, обязан явиться в Комитет Безопасности в Ванкувере, вооружённый зубной щёткой и готовностью к чистосердечному признанию во всех своих многочисленных грехах. Неизвестный штабной офицер ухитрился вместить всю бездну смыслов всего-то в две страницы, что свидетельствовало об его молодости и неопытности. Делать было нечего. — Через час мы отправляемся на Землю, — объявил коммандер по внутренней связи. — Я хочу поблагодарить команду «Нормандии» за первоклассную работу. Для меня было честью служить на одном корабле с вами, пусть он и принадлежал раньше «Церберу». Но я не могу — и не стану — требовать, чтобы вы следовали за мной теперь, когда нам противостоят не Коллекционеры и Жнецы, а политики Альянса и Батарианской Гегемонии. Их, к сожалению, я взорвать не могу. Каждому из вас было занесено на счёт денежное довольствие за два месяца. Используйте его, чтобы выбраться с Цитадели и вернуться домой. Или к Призраку под крыло, если угодно. Это ваш последний шанс не влипнуть в неприятности — небольшой шанс, но ничего лучшего я предложить не могу. Кое-кто внял рекомендации Шепарда, но остальные — почти вся команда — остались. Лучше всего настроение экипажа (и неугасимую веру в капитана) выразил Джокер, который, естественно, отказался вылезать из пилотского кресла. — Если я оставлю вас одного, шкипер, — произнёс он, криво усмехнувшись, — вы с СУЗИ по пути случайно начнёте галактическую войну, победите и заставите Жнецов платить контрибуцию. А я хочу быть поблизости, когда Совет приползёт сюда на коленях с кучей медалей. *** — Должен вам сказать, коммандер, — говорил Хакетт, сидя в своём кабинете за дубовым столом, усыпанным бумагами, — я рисковал, полностью полагаясь на ваше обещание явиться по первому зову. Но это был оправданный риск. Я хочу командовать офицерами, для которых данное слово — не пустой звук, а чтобы найти таких, иногда нужно быть неосмотрительно доверчивым. — Язык мой — враг мой, — Джон трагически вздохнул. — Особенно теперь, — осадил его адмирал. Невозмутимый голос Хакетта не изменился ни на йоту, но Шепард интуитивно уловил ударение на слове «теперь» и малость пожух. — Нам пришлось сдерживать настоящий шторм, — продолжал адмирал. — Очень многие почуяли возможность заработать кое-какой политический капитал на этом деле. Одни собираются защищать вас до последнего вздоха, другие — будут просто счастливы сделать вас на голову короче. — И на какой стороне вы, адмирал? — Я посередине. — Звучит обнадёживающе, — на лице коммандера явственно проступила сардоническая усмешка. — Поверьте, это лучше, чем полагаться на милость оппортунистов, которые за кресло в сенате или где повыше родную мать продадут. У вас множество искренних сторонников, даже если порой вам так не кажется, но им сегодня приходится нелегко. Батарианцы жаждут крови. — В чём же проблема? Дайте им крови, донорская программа в Альянсе работает замечательно, — попытался пошутить Джон. — Я бы попросил вас прекратить клоунаду, коммандер, но подозреваю, что вы, как человек флотский, в цирке никогда не были. За ненадобностью. — И в зоопарке тоже, — радостно подтвердил Шепард. — А вот в этом сомневаюсь, — адмирал ненадолго задумался, после чего продолжил: — Как бы там ни было, немедленная опасность вам не грозит. Ведётся расследование, и продлится оно ещё долго. Без суда и вынесения официального приговора вы не заключённый. — Я слышу здесь «но». — Посол Гегемонии потерял дар речи от ярости, описывая все казни, которым вас собираются подвергнуть. Тогда он начал рисовать картинки. Я на флоте провёл большую часть жизни и многое повидал, коммандер. Но впервые мне встретился батарианец с таким талантом к живописи и пугающе богатым воображением. Если мы заставим посла ждать официального заявления от дипломатического корпуса Альянса ещё неделю, он объявит охоту за головами. Если же мы скажем, что подозреваемый в акте геноцида офицер пойман и содержится под наблюдением… — Стало быть, мне уже сейчас начать привыкать к полосатой одежде, сэр? — с деланной безмятежностью поинтересовался Шепард. — Обойдёмся без этого. Я не допущу, чтобы первый Спектр-человек спал на подушке толщиной с палец дистрофика и довольствовался ведёрком. — Ведро — это не страшно, — продолжал хорохориться коммандер. — Ведро я как-нибудь переживу. — Вы уже давно служите под моим началом, Шепард, — отвечал Хакетт, — и должны бы знать, что художественные вольности — не мой стиль. Если б там было ведро, я так бы и сказал, но там именно ведёрко. Майонезное. — О, — только и смог выдавить Джон. — Не стоит недооценивать деморализующую мощь майонезного ведёрка, коммандер. Вы не поверите, скольких осуждённых оно сломало. Адмирал поворошил бумаги на столе и вытянул папку совершенно затрапезного вида, из рыхлого желтоватого картона. — Секретные документы запрещено хранить на электронных носителях, — пояснил он, отвечая на немой вопрос в глазах капитана. — Существует только один надёжный способ украсть бумажный архив целиком, и он включает в себя грузовой вертолёт. Открыв папку, Хакетт сверился с содержимым первой страницы, на которой виднелась чья-то физиономия — в ней можно было распознать Шепарда, хотя и не без сознательного усилия, так как фотография была, как водится, неудачной. — В вашем досье сказано, что на окраине Ванкувера у вас есть недвижимость. — Было что-то наподобие, — вдруг улыбнулся Джон, как будто что-то вспомнив. — Я думал, её уже давно передали государству или вроде того. — Внезапно выяснилось, что бюрократический аппарат не способен переварить восстание человека из мёртвых, — лицо адмирала ничего не выражало, но в глазах появился озорной блеск. — Скажем так: кое-кто кое-где услышал некоторые детали проекта «Лазарь», а я решил поделиться этой жизненно важной информацией со штабными. Они с тех пор и спорят, в какую категорию вас занести — «условно жив» или «относительно мёртв». Квартира осталась в целости и сохранности. Вы отправитесь туда и будете жить как обычный человек, пока длится расследование. Но вы не имеете права покидать пределы города, пользоваться экстранетом и другими способами связи с внешним миром. И по первому же сигналу обязуетесь явиться сюда в кратчайшие сроки. — А пиво можно? — воспрянул духом коммандер. — Безалкогольное, — строго ответил Хакетт. Шепард обречённо опустил плечи. — Ещё кое-что: завтра вас навестят представители Альянса под командованием лейтенанта Джеймса Веги. Насколько я знаю официальную процедуру, они должны будут исключить наличие прослушивающих устройств и запрещённых предметов. Это значит, что они для надёжности вынесут и уничтожат всё, не поддающееся стопроцентной проверке — мебель, книги, кухонную утварь, даже осевшую пыль. Необходимое для приведения квартиры в жилой вид они привезут с собой, но если вы дорожите чем-то из старых вещей — советую отдать их кому-нибудь на хранение. На этом всё. Можете идти. — Есть, сэр, — откозырял Шепард. — Спасибо. Выйдя из адмиральского кабинета, Джон постоял немного, что-то прикидывая в уме. Затем он активировал инструметрон и после нескольких попыток связался с Гаррусом. — Скажи-ка, Гаррус, ты мне друг? — начал он, не размениваясь на такие мелочи, как приветствие. — Или даже так: друг ли ты мне? — Кого надо убить? — спросил турианец, посмеиваясь. — Зачем же убить… Мне просто нужна дружеская поддержка. — Ты что-то темнишь, Шепард. Если б я ещё был полицейским, то задержал бы тебя до выяснения. Давай-ка выкладывай всё начистоту, у меня всё равно следующие полчаса заняты. Орудие не откалибровано, сам понимаешь. — И скотина не кормлена, — в тон ему ответил коммандер. — Какая скотина? — Крупная рогатая, — охотно объяснил Шепард. — Никаких калибровок. Всё равно корабль завтра отнимут. Тащи себя в Ванкувер, возьми такси, точный адрес сейчас вышлю. Винтовку с собой не бери. — Хоть пару гранат можно? — Одну, — строго ответил коммандер. — Да и то только потому, что ты параноик и всё равно её возьмёшь. Если нас полиция остановит — я тебя не знаю, случайно спутал с другим, мирным канадским турианцем. — Иногда мне кажется, что после ракеты в голову у меня исказились представления о дружбе, — с напускной обидой протянул Гаррус. — Так уж и быть, выезжаю. *** — Значит, это твоё жилище, ха? — стараясь не тревожить пыль, Гаррус прохаживался по небольшой квартире-студии и разглядывал фотографии, намертво приклеенные к облезлому пластику на стенах, расцветка которого когда-то должна была имитировать дерево. Джон, восседая на потрёпанном диване перед кофейным столиком, кивнул. — Мой дом — твой дом, и всё такое, — важно изрёк он. — Я-то всегда думал, что ты родился на корабле и погулять выходил прямо в открытый космос. — И мама повязывала мне шарф поверх скафандра, потому что слышала, что в космосе температура — абсолютный ноль, — капитан слегка прищурился. — Недалеко от правды, в общем-то. Я жил на Мендуаре, природа там суровая. Кое-где пыльные бури, кое-где — ядовитые растения, местами даже ядовитый воздух. Без скафандра можно, однако лучше в нём. Но место было хорошее. А потом прилетели пираты. Повисла неловкая пауза, в течение которой Джон разглядывал точку на невидимом и очень удалённом горизонте, а Гаррус лихорадочно подыскивал слова. — Обставлено по-туриански, — с преувеличенным энтузиазмом похвалил он, как следует откашлявшись. — Очень утилитарно. А из окна открывается прекрасный вид на две жилые башни, радующие взор своей одинаковостью. Упомянутое окно было основательно запачкано, засижено мухами и размером скорее походило на амбразуру, а за пышным термином «утилитарно» без особого успеха скрывался тот факт, что квартира более всего походила на замусоренную холостяцкую нору (коей, собственно, и была). Поэтому Шепард даже не попытался приглушить скептицизм, который сочился из него, как мазут из дырявой бочки. Гаррус опустился в старое продавленное кресло, неловко поёрзал, пошевелил мандибулами и наконец тяжко вздохнул. — У турианцев не принято ругать чьё-то жильё, — с виноватым видом сказал он. — У людей тоже есть такое правило. Ты ведь на самом деле хотел сказать, что я жил в паршивой дыре? Так оно и есть, чего уж там. Но когда-то я был мальчишкой, корабля мне ещё не доверяли, а потому нужен был дом… Здесь была крыша, чтобы под ней ночевать, и пол, который трясся под ногами моих друзей из академии, когда я их сюда приглашал, — Шепард усмехнулся. — Сосед снизу постоянно вызывал полицию, и каждый раз список наших грехов становился всё длиннее, но в конце всегда было ошеломляющее заявление, что мы нюхаем толчёный мел. — Почему мел? — Откуда мне знать, я ж не сумасшедший, — ответил коммандер, но под испытующим взглядом Гарруса поправил себя. — Не настолько сумасшедший. В здешней полиции тоже душевнобольных не водилось, зато у них было полно проблем с теми, кто нюхал всё, кроме мела. Так что они по-быстрому спихивали вызов на военных полицейских, а те уже знали, откуда ветер дует, но отреагировать были обязаны. Как сейчас помню — приезжает лейтенант Альфредо, здоровый такой бородач, смотрит на меня с укором и спрашивает — а голосом он мог бы корабли останавливать: «Опять мел нюхаете?» Я ему: «Да, нюхаем и в газировку подсыпаем для терпкости». А он: «Вы тогда потише нюхайте, а то я уже казённый джип весь износил, каждый раз к вам выезжая». Хороший был мужик. — И долго ты жил здесь? — поинтересовался Гаррус, аккуратно подцепляя со стола какую-то книгу. — Не очень. Всю учебку и потом ещё года два. В воспоминаниях здесь не было настолько… — Шепард поискал нужное слово, не нашёл и поморщился. — В общем, когда я представлял себе, как вернусь домой после всей этой истории со Жнецами, то это «домой» привлекало само по себе, без связи с реальностью. Ещё Эшли сюда хотел привести, с гордостью показать ей бардак моей юности. Джон фыркнул и махнул рукой. — А ты прилетай на Палавен, — внезапно предложил Гаррус. — Я не я буду, если не выбью из примарха статус почётного гражданина для тебя. Жильё прилагается. Если кто будет тебе говорить, что турианская архитектура — это искусство строить дома из бракованных деталей для дредноутов, не верь. Так мастерски обыграть все многочисленные острые углы могут только наши архитекторы. — Я подумаю, — туманно ответил Шепард, пытаясь представить себе дом из одних острых углов. — Ты увлекался аэрокарами? — спросил Вакариан, указав на книгу, пестревшую иллюстрациями с разнообразными летательными аппаратами. — Ага. — Но книга открыта только на третьей странице, дальше листы ещё даже склеены. — Ерунда, — бросил Джон, — я уже на третьей странице всё понял. Я сообразительный. Ты разве можешь сказать, что я плохой пилот? — Если б мог, то эти слова пришлось бы вычеркнуть из моего некролога. По понятным причинам, — Гаррус положил книгу обратно на стол. — В следующий раз я поведу. — Нет в тебе духа авантюризма. — Ты моего духа авантюризма немытыми руками не касайся. — Какой привередливый дух. — Это уж какой есть. У моего народа с авантюризмом всегда было туговато, — Гаррус по-птичьи наклонил голову и внимательно посмотрел на коммандера. — Ты бы объяснил лучше, зачем мы здесь. — Я должен был сдать тебе на хранение ценные вещи, предположительно имеющиеся среди всего этого барахла, — истончившимся голосом объяснил Шепард. — Как доверенному лицу и верному другу. — Обещаю неусыпно стеречь всю пыль, которую сегодня на себе унесу, — торжественно провозгласил турианец. — Гарантирую, что на неё никто не покусится. Джон промычал что-то невразумительное, неожиданно пронзительным взглядом буравя пространство за левым плечом друга. Казалось, что он внезапно обнаружил у себя в квартире наёмника из «Затмения» или таящегося в кухонном шкафчике Призрака. Повернувшись, Гаррус увидел объект напряжённого внимания Шепарда. — Это холодильник, — констатировал он. — В нём хранят еду. На Палавене тоже есть такие штуки, и они вроде бы не кусаются. — А есть ли на Палавене забывчивые капитаны кораблей, которые на несколько лет оставляют полный холодильник еды без электричества? — Такие встречаются нечасто, — признал Вакариан, и тут его осенило: — Погоди, Шепард, уж не боишься ли ты его открывать? — До чёртиков, — не стал запираться отважный коммандер. — Помнишь Торианина? Зелёную такую тварюгу на Феросе? Я почти уверен, что второй такой эволюционировал из плесени и прочей биомассы прямо у меня в квартире. — Да ну, это же просто… — Я знаю! Знаю! Но чем больше об этом думаю, тем страшнее становится. Хаски мне прямо в лицо дурными голосами орали — не боялся. Под пулями бегал, будто под дождиком — ничего. Да что там, я Жнеца на расстоянии вытянутой руки видел. А это… — Джон с бессильной яростью простёр руку в сторону холодильника и принялся бродить взад-вперёд, словно тигр в клетке — не пересекая границы, пролегавшей в двух метрах от его персонального кошмара, Немезиды в обличии безобидного предмета бытовой техники, таившего в своём мрачном нутре ужасный секрет. Гаррус с неподдельным интересом понаблюдал за эволюциями Шепарда и, выдержав театральную паузу, сказал: — А давай его взорвём. Нет холодильника — нет проблемы. — Чем? — жадно спросил коммандер, на время утративший способность здраво мыслить. — У меня есть граната. Ты сам сказал — одну взять можно. Только забыл уточнить, какой мощности. Это оборонительная граната высокой мощности, Шепард. Торианин там или королева рахни — мы их на орбиту этой штуковиной запустим. — Вызывай Джокера, пусть организует челнок. Я знаю один неплохой пустырь неподалёку. Надо только закрепить дверь изолентой, чтоб не открылась. И спустить его, — Шепард окинул холодильник неприязненным взглядом, — с девятого этажа. Турианец, до сего момента откровенно наслаждавшийся ситуацией, вдруг осознал, что на роль одного из носильщиков капитан походя назначил его, и исторг вопль, полный отчаяния и тоски. *** Если бы кому-то взбрело в голову отправиться за город и пройтись по ничем не примечательной равнинной местности, усаженной пучками пересохшей серой травы, то взору этого любителя прогулок в центре нигде открылась бы прелюбопытная картина. Человек и турианец, кряхтя и поминая абстрактную мать, сгибались под тяжестью обыкновенного холодильника, к дверце которого была прикреплена внушительного вида боевая граната. Чуть вдалеке с абсолютно серьёзным лицом, какое бывает у людей, внутренне разрывающихся от неудержимого хохота, стоял третий участник странного ритуала — небритый, в бейсболке и заметно сутулящийся; в правой руке он осторожно держал пульт детонатора. Чуть в стороне от этой сцены возвышался челнок военного образца. — Первая фаза операции «Зловещий шкаф» успешно завершена, — сказал Джокер (а это был, конечно, он), когда запыхавшиеся Шепард и Гаррус удалились от холодильника на безопасное расстояние. — Разрешите приступать ко второй, сэр? — Дошутитесь вы однажды, лейтенант Моро. — Но не сегодня, капитан. — Это точно, — вздохнул Джон. — Не сегодня. Коммандер явно медлил, чего с ним никогда не бывало. Джокер отложил детонатор и неспешно подошёл к Шепарду, лицо его приобрело выражение собранности и проницательности, с которым курсант Джефф Моро когда-то начинал каждый день и из-за которого подвергался насмешкам — за избыточную серьёзность. — Знаете, чего я больше всего боялся в лётной школе? Не того, что компенсатор инерции чуть-чуть забарахлит, и мне перемелет все кости. Не того, что я не справлюсь с учебной программой. Мне почему-то зашло в ум, что на церемонии выпуска я споткнусь и приземлюсь на задницу, и все это увидят, и для них я буду не «стеклянным парнем, который стал пилотом», а «тем чудиком, который упал». Они никогда бы не сказали такое вслух при мне, но каждый на курсе хотел, чтобы я ошибся хоть в чём-то, чтобы был хоть один пример того, как Джефф-Джокер-Крекер-к-Чаю оскандалился. Тогда было бы не так стыдно, что я их всех обставил. Когда я рассказал об этом дома, моя сестрёнка, Хилари — она тогда совсем ещё маленькая была — подошла и сказала: «Я помогу тебе встать». И я перестал бояться. Сказав это, Джокер снова принял хитро-ироничный вид и добавил: — А мораль истории в том, что мы предоставим коммандеру Шепарду спасать нас от больших страшных чудовищ, а для себя оставим что попроще — будем помогать шкиперу встать, когда он плюхнется на задницу. Шепард медленно кивнул, и тяжёлая складка у него на лбу разгладилась. Уверенным шагом он прошествовал к холодильнику, открыл дверцу (декстроаминокислотный Гаррус затаил дыхание), обозрел внутренности злокозненного пищехранилища и сухо резюмировал: — Видал я и похуже. Но всё равно взрывай: не зря же мы сюда тащились. Когда коммандер вышел из зоны поражения, Джокер активировал детонатор. Мощный хлопок ознаменовал конец холодильника — и окончательную гибель иррациональной фобии Джона Шепарда. Он не обернулся, разумеется. Крутые парни не смотрят на взрыв.
  13. 3 балла
    Мне идея пс4.5 не очень. Думаю только сломает экосистему и вайн сонифанов Даже если Майки с "новым" Хуаном (экзов-то нет) и Нин с НХ выйдут рядом
  14. 3 балла
    До появление Лютесов Окровавленная, обессиленная, девушка с трудом вползла в кафе. - Помо...- она не договорила. Смерив вползающее чудо сочувствующим взглядом а-ля "ползи или не ползи - все умрем", Элизабет потянулась за шприцом, который поставил на ноги тяжелораненого Тэлбота, который недавно изображал труп (а может и был им?), а теперь бегал, как конь, с радости заливая в себя все, что может гореть. Сделав укольчик, девушка отошла в сторонку. После речи Лютесов Ступор, вызванный видениями своей смерти, прошел при виде разрыва. - Да вы шутите... - девушка жадно протянула руку, безымянный пальчик которой раньше венчал наперсток, но теперь это был обычный пальчик. - Если бы я могла в Восторге... Элизабет недовольно тряхнула головой, прогоняя воспоминания. - Не знаю, как вы, но я пошла! - девушка твердо вступила в разрыв. Приятный ветерок теребил волосы, а солнце ласково грело кожу. - Гавань... Линкора, - с детской нежностью прошептала Элизабет. - Свободна... впервые... - Ты свободна... - она присмотрелась к пристани и увидела знакомую картину Она кружилась в беззаботном танце. Призывая и Букера присоединиться. Ох, а это выбор... птица или клетка? Что выберет этот Букер? Как много радости и счастье на её лице. Как же ты могла вырасти и стать мной? Еще одна сигаретка. Тэлбот, с помощью энергетика услужливо помогает. Незачем жалеть о прошлом, если ты обманула смерть в очередной раз.
  15. 3 балла
    "- Зачем ломать дверь? Это нехорошо! Так поступают только грязные воришки!" - девушка в голове раскачивалась с пятки на носок, напущенно-нравоучительным тоном комментируя немного противоправные действия ласомбра. Но тот лишь фыркнул в бороду. "- Как только найдёшь круглосуточный фехтовальный клуб - сразу скажи мне." "- И как я найду?? Я же заперта у тебя в голове, дурашка!" - тонкий голосок заливисто рассмеялся. Теневые щупальца змеями скользнули их-под пальто, удлиняя тень стоявшего перед дверью Валентина. Наверху горела вывеска... - Надеюсь, они не буду сильно против, - ласомбра хмыкнул, истончая одно щупальце и просовывая его в замочную скважину, изгибая и ворочаясь внутри, постепенно поддевая рычажки и подстраивая изгибы тени под зубцы ключа. Несколько оборотов - и дверь с щелчками открылась, давая возможность ночному гостю скользнуть к стене, внимательно осматриваясь из теней. Однако никто не спешил встречать его или стрелять солью из ружья в мягкие части тела. Уж больно те одеревенели. Только ледяной ветер колыхал листья фикуса у входа, задувая куда-то в глубь комнат и залов да тонкая полоска света прочертила подобие шпаги от входа до кнопки пожарной безопасности. Аккуратные шаги тонули в непроницаемой тишине, пока ласомбра блуждал по коридорам, поднимая в памяти воспоминания до боли старые, покрытые налётом вековой пыли, но сейчас такие живые. Он как будто снова слышал вместо завывающего ветра за окнами щебетание дневных птиц, шелест листвы на гигантском дубе во дворе, шум города лишённый...пошлости, показухи. Гудки, звонки, шум народа, но не переходящий в разряд безумного шабаша и плясок. Мир был иным, но теперешний Валентин не жалел. Сегодня мир стал удобнее для каинитов. Ему показалось, или чьи-то бодрые ноги зашлёпали по матам тренировочного зала? Как тогда... "- Не-нет, это я просто развлекаюсь, - хмыкнул голос в голове, - я же часть твоего подсознания, помнишь? Что сказал бы об этом Фрейд?" Сторож тряхнул головой, покидая липкие объятья ностальгии и устремляясь в действительность и то, за чем он действительно пришёл. Искать долго не пришлось - на стендах стояли самые настоящие шпаги. Не те симуляции истинного оружия, что применялись в современном фехтовании, а самые настоящие исторически верные экземпляры с витой гардой, длинным металлическим клинком, единственное что затупленным. Но острое оружие и не держали. Впрочем, при желании и наличии инструмента, это можно быстро исправить. Подхватив щупальцами оружие и чехлы под них, Валентин спрятал шпаги и закинул их себе на плечо, быстрым шагом и не таясь покидая клуб, предварительно щупальцем замкнув дверь. Такое место не должно быть пристанищем для стервятников. *** Пик башни красного креста Неслышно и незримо он ступал мимо засевших в подсобках и ординаторских медсестёр и дежурных врачей, на этот раз не считая нужным поить кого-то собственной кровью. Цель и смысл движения были другими. В определённой степени это было иронией. Они - мертвецы и обречены на вечное движение, чтобы выжить. Движение даже большее, чем при жизни. Выходит, они живут полнее во время своей не-жизни? Спорный вопрос, но Валентин предпочитал думать так, не поддаваясь унынию и самобичеванию, которому нередко предавались неонаты. Воспитания ласомбра прививало слишком много гордости и ярости, чтобы окончательно скатиться в муку. Лифт тихо заскользил вверх, мигая светом в пролётах этажей, пока звонок не затрещал, а двери с металлическим грохотом не отворились, возвещая о прибытии на самый пик Башни. Дверь уже была открыта и на краю крыши маячила знакомая худая фигурка, на лице которой оставили отпечатки огни горящего и стонущего внизу города, как будто из последних сил исторгавшего из себя свет. Он не стал скрывать своих шагов, спокойно ступая по покрытию и забираясь на парапет рядом с Сашей, уверенно держась на краю с достоинством циркового гимнаста, устремляя взгляд туда же - вниз и вдаль. - Ты чувствуешь это? - грудь распирало от улиц, фонарей, машин, людей, это витало над всеми ними, неощутимое, мрачное, пахнущее застарелой кровью...невыразимое.
  16. 3 балла
  17. 3 балла
    И снова Лиарка Работа еще немного до ума не доведена. Жаль, что сканер не передает все те 100500 оттенков голубого, которые я использовала в процессе рисования. Как думаете, нужен ли тут фон?
  18. 3 балла
    Рассказываю. Жил себе Эдвик, и жил он во грехе, но в глубине души всегда хотел быть хорошим. Но не умел. Ждал, когда к нему явится фея и скажет, что разглядела что-то в глубине его души нечто особенное и даст подарков, и заживёт он новой жизнью. Но не осознанно ждал, а так, не признаваясь себе. И тут раз - фея и явилась. В общем, уверовал он, что он Вестник Андрасте, посмотрите, какой взор возвышенный. На этой почве бы ему свихнуться, потому что на самом деле он живой гном, а не воплощение идеала, а с таким внутренним конфликтом трудно жить - но тут тадам! - появляется Дориан и спасает Инквизитора от пучины страданий, открывая новые горизонты. Так что может он и станет ещё вменяемым - этот гном.
  19. 3 балла
    Название: пирожковая на цитадели Автор: @ShatrisLerran Задание: «Мои друзья — моё богатство» Размер: драббл Пейринг/Персонажи: Барла Вон, Шепард, Аленко "пирожковая на цитадели" Скрытый текст --Нажмите для просмотра-- мои друзья мое богатство бурчал довольно барла вон переводя свои активы в секретный дружеский оффшор друзей любил коммандер шепард на вечеринку пригласил бутылки сдав купил апгрейды брони ружья и пару рыб на куче мусора тучанки неплохо кроганы живут немного вражеской попойки немного дружеской резни ты мне как брат майор аленко коммандер шепард заявил я на бутылке сэкономил так ценность дружбы осознал теперь мы с гетами подружим а если станут не дружить то на запчасти их разделим и продадим в металлолом спасибо вам коммандер шепард что научили всех дружить против жнецов и прочих гадов и просто так еще чуть-чуть
  20. 2 балла
    2017 | PC, Playstation Store | Партийная RPG | Supergiant Games В Pyre игроку предстоит взять под свой контроль группу изгнанников, держащих свой путь через древнее, раскинувшееся на многие мили мистическое чистилище. Геймплейно игра будет разделена на два уровня: путешествия по глобальной карте, где будут приниматься все судьбоносные решения, и ожесточенные сражения с конкурирующими группами изгнанников, которые также желают узнать секрет спасения. Скриншоты: Видео: Всякое вкусное и интересное: Показать содержимое полная the Book of Rites (в легкочитаемом текстовом формате) спрайты некоторых персонажей (с ногами), игровые портреты (почти все) GameRip Soundtrack (бета-версии песен, acoustic\instrumental, отдельно женский\мужской вокал и 100500 вариантов Never to Return) все варианты текстов Bound Together и Never to Return (какой-то гражданин собрал некоторые из них на ютубе) бета Never to Return оттуда же (есть ещё интересная бета Mourning Song, но на том канале её нет, кажется, только в гейм-рипе) сигилы триумвиратов Hide The Eight Scribes Показать содержимое Hide Варианты эпилогов (игры и персонажей)
  21. 2 балла
    - Это займёт несколько часов, - кивнула, - для точных выводов. - Несколько часов? - задумчиво переспросил Бенедикт и продолжил, получив подтверждающие кивки от остальных Одаренных. - Что ж, тогда я должен извиниться перед половиной нашей группы, которая не владеет Даром. Мистер Льюис, мистер Грейвс, мистер Рид и мисс Нойман, на сегодня вы свободны, общий брифинг переносится на десять утра завтрашнего дня, также у меня в кабинете.
  22. 2 балла
    -Надеюсь вы тоже знаете что делаете.. - Улыбнулся Виктор в ответ, ну или во всяком случае что-то похожее. Но именно по этой причине я решил спросить совета у вас. Видите ли, я недавно столкнулся с одним человеком. И человек этот кое что знает о сородичах, не мифы и сказки как эти фанатики. Но имена и связи, в остальном, совсем немного, не догадываясь о сути. Секретные эксперименты мы. Или скажем пришельцы... Но что главное он обладает настойчивостью и детективной жилкой, что я почти уверен в том что если дать ему время - он обязательно узнает большее. Но эти качества коими он обладает, так цены и редки в нынешние время, что мне не хотелось бы терять устраняя его или заставив свернуть с этой дороги. Он мог бы быть полезном, включая даже конкретно это дело последней недели. Но естественно, учитывая обстоятельства, мне понадобиться его полная лояльность. Это была бы не особая проблема, если бы не один нюанс, что мои обычные методы, если грубо выразиться - грубоваты, и оставляют свой некоторый... Негативный отпечаток. -"Как оказалось что у некоторых даже слишком..." добавил он уже про себя вспоминая рассказ о судмедэкперте коему он снился в ночах. -Сохранить творческую жилку, индивидуальность, настрой, настойчивость и... Чувства, пожалуй, тоже в конечном итоге всё вертится вокруг них. Следование не указанию, а духу указания, инструмент более тонкий, думаю, вы понимаете о чём я. Виктор перевёл взгляд на тоже самое побитое окно, позор, а всё страховщики из коих выбить акты о ущербе и возмещении как всегда было задачей нетривиальной но он собирался выбить из них всё до последней копейки. -И понаблюдав сейчас за вами, должен признать что вы оказались правы, стоило посмотреть шире. И мне хотелось бы перенять у вас, некоторые инструменты.
  23. 2 балла
    - Тебе.. Тебе.. Мне тоже надо выпить! - таким же севшим голосом выразил он согласие с услышанным со стороны. - Я бы тоже не отказалась... - вздохнула Анна, кладя пистолет рядом с собой на стол. - Я никогда не пила ничего крепче шампанского.. Поскольку прямо сейчас никто будто бы не собирался возражать против самообслуживания, Грэйси, сдвинув на затылок шляпу, направился к барной стойке, намереваясь проинспектировать местные запасы, но тут... Он моргнул. Проклятые близнецы снова появились словно из ниоткуда - такой фокус они уже проделывали с ним около ворот тюрьмы Грин-Бэй. - Какого черта... - начал он, однако несносная парочка по-прежнему уделяла ему не больше внимания, чем предмету мебели. - Похоже, они разозлили Соловья, - сказал Роберт, как заправский бармен, потирая полированную стойку тряпкой. - Зато выиграли время для Букера, - произнесла Розалинда, - отвлекая птицу на себя. - Но последствия. Соловей очень зол. - Не только он, - многообещающе сказал Грэйси, подступая к Роберту. - Похоже, – проговорил Роберт, – у них много вопросов. - Как вы угадали? - Как объяснить? Долго или кратко? – спросила Розалинда. - Долго, я бы объяснил им всё. - Уж сделайте одолжение... – Внимание! – произнесла громко Розалинда. – Что бы вы сделали, если бы вам сказали, что вы – это не вы? Что вся ваша прошлая жизнь и ваша память – ложь, созданная из чужих воспоминаний? Наступило гробовое молчание, во время которого у всех пилигримов пошла носом кровь. - Я бы все-таки выпил, - нарушил наконец тишину Грэйси, машинально поднося руку к носу и глядя на окровавленные пальцы. Странно, он ведь давным-давно зажил... Происходящее начинало напоминать какой-то абсурдный сон. Действуя согласно логике сновидений, Грэйси, уже не слушая дальнейшие "объяснения", бесцеремонно прошел за стойку, вытянул первую попавшуюся бутылку и, убедившись, что это не очередной энергетик, сунул ее за пазуху. Пригодится.
  24. 2 балла
    - Чевойто он краденый должон быть, вовсе не краденый!.. Суетился Деревьянко совершенно зря, так как слушал его не лапоть Солнцеградский, а приличный тёмный колдун. Да и в какое сравнение очаг, или дом, в котором этот очаг располагался мог идти с дубравой вековой, котом Баюном на гробы да зубочистки пущенной или островом казённым, что хозяин ЧОПа тридцать три богатыря туркам продал? Слушал, да на ус свой седой мотал и про Лешего с подельником и про приведение, по женским баням летучее. А стрингами сухаря скрипучего не так то просто принять было, на столько, чтобы кровушка от мозга на периферию ушла. - Ясно. - Ответил Кривжа девице, которую чуть было поблагодарить не собрался и снова к хозяину обернулся. - И ищо одно. Слыхал есть тут у тебя краса неописуемая. Василиса Микулишна. - Похоже тяготел к отечественному, а не импортному, навроде стоящей рядом снегурки, производителю пенсионер.
  25. 2 балла
    В EE-версии есть, кстати, классная фишка в виде диалогов между спутниками. У меня так Интересно, какие диалоги будут если выбрать кого-нибудь с Мадорой. =D
×