Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Admiral

Посетители
  • Публикаций

    154
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Весь контент Admiral

  1. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Генри поднял руку. -Я против штурма.
  2. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Но ничем не хуже нас. -А вот тут я с падре согласен. Даже если у нас есть план, даже если бы мы знали, расположение всех ходов-выходов, даже если бы мы знали их численность - не думаю, что у нас есть право вмешиваться в этот конфликт. Мы можем... не знаю, укрепить этот поселок каким-нибудь образом. Можно туже турель отдать, местным она нужнее будет. К тому же, работенку мы выполнили, они должны нам заплатить. Заплатят, они ремонтируют, мы платим им - и до свиданья. Неожиданно вмешался Генри. А затем добавил. -Но если мы собираемся воевать с ними, то они должны воевать на нашем поле, по нашим правилам. И никак иначе. Вытащить их из пещер, всех их. А затем, на бреющем полете "Бритва" их... сбреет. Предложил Генри свой план решения проблемы кобр.
  3. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Мастер Ги, открывайте трюм! -Трюм, это Генри. У вас будет 4,7 секундное окно. Спускать посылку ТОЛЬКО ПО МОЕЙ КОМАНДЕ! Повторяю, ТОЛЬКО ПО МОЕЙ КОМАНДЕ! И обращаясь к Скотти. -Ладно Скотт, поехали. Я открываю трюм. Компенсируй нашу скорость и поддерживай тягу на 4,5. Таак... Да, вот так. Увеличивай тягу на 0,5 каждые 50 секунд в течении 5 минут. Затем - торможение и крен на правый борт в 117 градусов. Давай, компаньон, соберись. Итак, минуты тянулись бесконечно, тянулись слишком медленно, медленнее чем обычно. И... да, вот оно, окно возможности. -Трюм, это Генри. Ваше окно возможности будет через 10... 9... 8... 7... 6... 5... 4...3...2...1... ПОШЕЛ, ПОШЕЛ, ПОШЕЛ!!!
  4. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    -Экипаж, это Генри. 5 минут прошло. С моей стороны полный порядок, к доставке посылки готов. Доложить о готовности груза? Обратился к бросунам их пилот/навигатор/капитан.
  5. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Генри вывел корабль над Итакой, направляясь к станции, куда они должны запустить булыжник. Поправляя расчеты, Генри хмурился, поправлял снова, хмурился - и затем кивал. Кажется, все в норме. Ну что же пора предупредить экипаж. -Экипаж, говорит Генри. Волею случая - а так же моего образования и того факта, что я единственный навигатор среди нас- я ваш капитан. Всем незадействованным в сбросе булыжника - немедленно покинуть трюм. Всем тем, кто задействован в операции по сбросе булыжника - подготовиться у вас 5 минут на то, чтобы в крайний раз все проверить. По исполнении доложите. Чувствовалась хватка Академии Альянса, верно?
  6. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    как сделать вся по красоте. -Оу, вот оно что... Хм... Генри призадумался. Собственно, это ничего сложного. Рассчитать курс, скорость. Но как говорится, дьявол в деталях. -Узнать надо скорость станции, установить нашу скорость, затем выйти на встречную орбиту, разогнаться на необходимой скорости, сбросить эту штуку. Словом, это возможно, но не быстро. Да и хлопотно. Мне нужен наш пилот в рубке, а остальные - не мешайтесь под ногами, а то собьете с вычислений.
  7. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    максимально точно рассчитать один манёвр, поможешь? Кажется, это обращаются к нему. Похмелье выветрилось, и он уже мог воспринимать мир таким, каким был на самом деле. Хотя, мир на Приаме был так себе, если честно. Когда Шенли обратился к нему, Генри сначала встрепенулся - совсем этого не ожидал - и чуть было не пролил на себя чашечку кофе. А затем, когда понял, что от него попросили, уточнил. -А что за конкретный маневр вам нужен?
  8. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Громко… Слишком громко!!! Да что же это такое, откуда такой адский шум!!! Ну кто, сейчас может резать металл? Помилосердствуйте, люди добрые! Подумайте о благе для ближнего своего, подумайте о…оооййй… Нет, думать слишком громко. Ну почему мысли такие громкие, такие тяжелые... Раньше они такими не были! Генри, постепенно приходя в себя, осознавал всю боль существования человеческого рода. Он на себе ощущал каждую рану, понесенную каждым солдатом, в каждом бою. Он на себе ощущал всю тяжесть опасных путешествий, что несли на себе отважные пионеры. Он на себе ощущал всю ярость и жестокость религиозных войн за всю историю человечества. Он… Короче, у него было похмелье. И сейчас, у него было две задачи. Первая – это встать. То, что он лежал, это у него не вызывало никаких сомнений. А вот то, что он может встать – сомнения вызывало. Ладно… Так, сначала, надо перевернуться на бок. Вот так, да. Что вот так? Ты все еще лежишь на спине, дурень. Как говаривал сержант-инструктор Крайчек в Академии «ПОДЪЕМ, СУКИНЫ ДЕТИ!!! ПОДЪЕМ, НЕДОНОСКИ!!! ПОДЪЕМ, ПОДЪЕМ, ПОДЪЕМ!!!». От этих воспоминаний – надо сказать, очень красочных – Генри только глухо застонал. Но они сделали свое дело, Генри начал подниматься. Кажется, он поднимался целую вечность. Но в итоге, он все же сел. Хорошее начало, должен признать. Отлично, прекрасно! Мы сидим, а значит… Ой. Ой. Ой мама. Нет, назад, назад собака, назад, назад, НАЗАД!!! Но не вышло, воля оказалась слабее, и вчерашнее пойло, его обед и ужин устремились прочь из плена его организма, прямо на пол его каюты, орошая противно пахнущей рвотной массой. Затем еще раз и еще раз. И… нет, все. Теперь точно все. Генри, которому сразу же полегчало, захотелось пить. Очень много пить. Воды. А потому, покачиваясь, переступая через лужи, исторгнутые из себя, он побрел на камбуз, где наткнулся на канистру с водой. И вылакал её до дна, полностью. Ладно, теперь я могу быть уверенным, что от чувства жажды я не умру. Уже чуть тверже стоя на ногах, Генри памятуя о том, что его ждет в его же каюте, поморщился от приступа головной боли. Но убирать-то все надо. А потому, он взял тряпку ведро – и пошел убираться. Где-то через часа два, когда он все убрал, помылся, переоделся в слегка помятый, но хороший костюм, под которым по прежнему висел его револьвер, а в нагрудном кармашке покоился карманный пистолет – кажется их зовут Деррринждерами, нет? – немного покачиваясь, направился к выходу, жевав на ходу пластину корабельного завтрака и попивая очень крепкий кофе. Остановившись на выходе из «Бритвы», на рампе, он попытался поприветствовать этот мир. Вышло – не очень, да и мир не желал особо приветствовать его.
  9. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Пьяный стрелок... Что может быть опаснее? Ну если честно, то стрелок во время перестрелки - а мы как раз говорим об этом - таким довольно быстро перестает быть. Адреналин, в основном. Когда в тебя стреляют, когда ты стреляешь - тут уже не до пьяных выкриков. И Генри конечно же примчался на встречу пулям. Не сразу. Он был... занят. Ненависть к самому себе, презрение легче всего заглушить алкоголем, и Генри так и поступил. Что он там пил - он уже и не помнил. Чего там только не было. Виски, водка, самогон... Конечно, их смешивать нельзя, но кто же ему запретит-то? Вот именно. А раз так, то можно и поэкспериментировать. Когда Генри вырвало второй раз, он понял, что смешивать некоторые алкогольные напитки - плохое дело. Совершенно неблагодарное. Ну и ладно, подумал Генри! Не очень-то и хотелось. Тоже мне, благородные напитки. И вот тут, когда он уже было разочаровался в некоторых напитках - они слишком многое о себе возомнили - он услышал звуки тревоги и стрельбу. Поначалу, он не понял, что происходит. Может, у него уже галлюцинации начались. Обширные такие - со звуком и спецэффектами. Хотя, разве бывают иные галлюцинации? Оказавшись на месте перестрелки, он постепенно протрезвел. Хотя, не сказать, чтобы он в кого-то попал, когда стрелял. В глазах все еще двоилось. Ну, хотя бы не тошнило. А когда перестрелка кончилась, когда он все же протрезвел, когда он узнал, кто это был, кто на них напал… Он не мог участвовать в нападении на них. Просто потому, что у него было похмелье. Самое жестокое похмелье. А потому, шаркая он направился к Бритве, надеясь там отлежаться.
  10. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Итак, Приам… Почему-то Генри казалось, что он уже где-то слышал это слово. Ну да ладно, не суть. Первое впечатление, которое родилось у Генри, когда он ступил на поверхность Приама – дыра. Второе впечатление, которое родилось у Генри, когда он оказался в собственной комнате – глубокая дыра. Скептически оглядывая стены своего… чего? Каюты? Камеры? И тут до него дошло – да это же убежище! Точно, оно самое. А раз так – то оно не обязано быть уютным. Оно должно уберегать, давать крышу над головой, скрыть на всякий случай от излишне любопытных глаз. Любитель приключений потер свое колено, которое ему вылечило Алина – или Лин? Чертовы имена, никогда он не мог их запомнить. Так или иначе, но Генри задумался в очередной раз – что делать? Нахмурившись, он вдруг осознал – слишком часто он в последнее время задает этот вопрос. Не хорошо это, не хорошо… Тряхнув головой, Генри попытался задуматься. Что же делать? Им кажется деньги нужны, верно? Точно, не хватает на ремонт Грифона. Еще лучше, мрачно подумал Генри. То, что их должно было спасти – теперь выглядит не лучше, чем тир после занятий стрельбой. Покачав головой, Генри задал себе следующий вопрос – а чем конкретно он может помочь своим подельникам? И вот тут в его внутренний разговор вклинилась… а черт его знает. Совесть? Может быть, Генри не особо с ней общался. Противным тоном этот голос спросил его, а с чего это он вдруг решил, что может быть полезен команде? Ведь он навигатор, а сейчас им навигатор совершенно не нужен. А раз так – то и он, Генри, совершенно бесполезен. Генри снова тряхнул головой – уходи, глупая мысль. И без тебя не очень хорошо. Но, глупая мысль, а что еще хуже – противный тон глупой мысли никуда не уходил. Он напомнил ему, как он решил не особо возникать, не особо выпячивать себя. Все – ради самосохранения, не так ли? Верно, ответил Генри, постепенно мрачнея. Все именно так. Но он не наемник, родившийся с пушкой в руках. Он… а кто он? Противный голос ему быстренько напомнил, показав некоторые картины из его же прошлого. Генри поморщился, вспоминая его бедовые приключения. Это было давно, я изменился, твердо сказал ван дер Штуурм. Я уже другой человек. Вот, я же последовал этой семейной традиции, будь она неладна! Я повел себя как настоящий ван дер Штуурм, хватит мне тут! И вот тут противный голос нанес удар под дыр. А от куда ему знать, как должен вести себя истинный ван дер Штуурм? Он ведь большую часть только и делал, что кадрил девах да просаживал семейное состояние. Генри мрачнел с каждой минутой, проигрывая спор с самим собой. Разве ван дер Штуурм ведет себя вот так (память услужливо подсказывала как же он себя вел), или вот так, или вообще вот так? Генри все мрачнел и мрачнел. Неожиданно для самого себя ему явилось откровение – какая же он все таки мразь… Обхватив голову руками, Генри попытался прогнать тяжелые мысли, но – не получалось. Он не знал, сколько времени прошло, прежде чем он вскочил у выбежал из своего убежища в поисках места, где мог найти успокоение – в поисках бара, таверны, тошниловки. В поисках места, где он мог вдоволь измываться над самим собой. В поисках места, где он мог ненавидеть самого себя сколь угодно долго.
  11. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Кровью истекут - сами приползут. На счет кровью истекут... Нет, Генри умел делать себе первую помощь, в Академии Альянса этому обучали. Но если ему сейчас не окажут помощь - он вполне уверенно может претендовать на звание "Самый симпатичный мертвец по эту сторону Периферии". Когда же к нему Алина направилась, то любитель идти по дороге приключений сделал жалостливое лицо. -Доок... Я конечно понимаю, что я симпатичный и вообще - молодец хоть куда - но не могли бы вы объяснить тому куску свинца, что застрял у меня в колене, что мне нравятся существа из плоти и крови. И прошу вас... Генри схватил Алину за руку и задушевным тоном ловеласа добавил. -... будьте аккуратнее с его чувствами. Я хочу, чтобы мы расстались друзьями.
  12. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    -Не буду спорить с этим! Он на прощание широко улыбнулся Утюгу - а чем черт не шутит - и почти бегом направился к сторону Грифона, отодвинув полу пиджака, чтобы быстрее можно было доставать револьвер, когда он понадобиться. Обаятель, дьявол тебя дери. Хотя... Мармонтеля ведь здесь нет? А он обещал обаять именно его, а не человека, который зовет себя Утюг. И почему Утюг? Что это за прозвище такое. Почему нет Стиралка, или Гладильная Доска? Бред какой-то...
  13. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Ну ладно. Обаять его пока не получается. Что же с ним делать, мм? Как же от него свалить да побыстрее. -Мистер Утюг, корабль мы привели. Вон он, можете на него взглянуть. Мы свою часть сделки выполнили, теперь ваш черед. Наш гонорар, он собственно нам и нужен. Грифон - ровно в том состоянии, в котором его хранил Конте, так что... - Генри пожал плечами, показывая, что мол это не их вина, что корабль выглядит не очень презентабельно.
  14. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Супер. Мармонтеля здесь нет. Есть только этот здоровый лоб Утюг. Ну ладно, пора поработать. -Должен признать, мистер Утюг, все прошло куда быстрее и проще, чем мы могли рассчитывать. Корабль удалось найти быстро, особых проблем его...мм... экспроприировать. Мы даже привели с собой вот его... Он кивнул головой в сторону Конте. -Так что... где наша награда?
  15. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    И меняется. Меняя мир вокруг. Генри направлялся с Монро на станцию к Мармонтелю. Сам он сейчас больше пытался понять, что же ему ожидать от этой встречи. Конечно, он мог бы просто уболтать нанимателя, но его обаяние обычно распространялось только на женщин. Ну, если точнее, на подвыпивших женщин. А вот на полных мужчин ему еще не приходилось распространять свое обаяние...
  16. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Генри слушал-слушал, да только качал головой. Он не то чтобы был не согласен, он... а ладно, какая теперь разница? Все уже и так решено. Прислушиваясь к монологу Монро, он все же сказал. -А знаешь, Падре... я с тобой пойду. Я знаком с таким типом людей, как Мармонтель, так что... может я и пригожусь тебе. И еще - без меня Бритву в Уроборос вести даже не думайте. Никто из вас навигацкому искусству не обучен. Заплывете - неровен час наткнетесь на какой-то камешек и все, пиши пропало. Ясно? Генри был серьезен, как сердечный приступ. Уроборос был известен своей непредсказуемостью, и им нужен был опытный навигатор.
  17. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Вот так вот. Супер. Этого еще не хватало... Генри, сидя в своем углу, покачал головой, и пока никто не кинулся мстить Мармо... как там его, встал из своего угла и обратился к зрителям. -Уважаемые коллеги, а не все ли равно? Строго говоря, мы этот сейф не должны были вскрывать. Нас не сильно должно было волновать, что в нем. Да будь в нем даже отрезанные тестикулы - нас это не должно волновать. Грифон украли мы? Украли. Даже Бритву прихватили. А про неё, как мне помниться, разговора не было. Даже если 10 тысяч - это мелочь, то представьте сколько мы можем выручить, если продадим Бритву? Я вот что предлагаю. Замести следы там , где это возможно, а где не возможно - скажем, что нашли таким уже. Отдадим Грифон, получим бабки - и все, дело в шляпе.
  18. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Кают-компания Генри удобно устроился в кают-компании, в угловом кресле - удобно, уютно даже. Нет, Грифон конечно прекрасен, но Бритва - не разваливается на ходу. А теперь... теперь послушаем Шенли, чего же он там удумал.
  19. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    - Боец! Подъём! - и умиротворённым голосом священника добавил. - Иди в каюту. А то не удобно в кресле. На это Генри заворочался, и сонным голосом ответил, что не знает где её трусики, и пусть от него отстанет... Затем ошарашенно вскочил, протер глаза, огляделся, и... -Ааа... Все понятно. Ыыыяааээхх... Он посмотрел на Падре, что о чем-то разговаривал с Грифоном, затем почесал затылок, и пошел к себе в каюту. Принял человеческий облик, выпил чашку кофе, помылся, причесался - и вскоре был в рубке, на месте второго пилота. Усевшись, он прислушался к разговору... -Стыковка? Ха, интересно. Ладно Падре, командуйте! Я вас подстрахую.
  20. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    - Смени меня за пультом. Надо поспать. Часов через пять поменяемся. -Нет проблем падре. Идите, поспите, я пригляжу за всем здесь. Заверил Генри священника. Или как там его называть, он если честно не очень хорошо разбирался в церковной иерархии. Оставшись один, он проверил, как Бритва слушается руля - слушается отлично -, как ведет себя навигационный компьютер - урчит, аки котенок. Собственно, Бритва была не в пример куда лучшем состоянии, чем тот же Грифон. Так что... скоро, очень скоро вся эта история закончится. Он окажется дома, и вступит в права владения корпорацией. И все это приключения будет для него лишь весьма бурным эпизодом в его жизни. А пока... вроде он ушел... Да, ушел, точно. Раз так, то и ему можно расслабиться. Поудобнее устроившись, он прикрыл глаза - и задремал, собственно. А чего вы от него хотели?
  21. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Кажется, прошло... Да, прошло. Паранойя, что захватила его, окончательно ушла. Он потряс головой, прогоняя мнимые остатки нехорошего чувства, и собственно оглянулся. Этот коридор... да он же ведет к мостику! Точно, к мостику. А где полагается быть навигатору? Верно, на мостике. А раз так, то и ему, Генри "Танту" полагается быть на мостике. Проводив взглядом Конте и его конвоиров, Генри направился на мостик, к навигационному пульту. Удобно устроившись, Генри попытался разобраться, в каком состоянии навигационные системы. А то может, корабль взлететь то взлетит, а вот куда лететь - узнать не сможет. Или не захочет. Или не пожелает. Мало ли, может у него плохое настроение. Или депрессия. Или паранойя, как у него недавно...
  22. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Когда Генри прибежал таки к ангару, где хранился украденный корабль, он, прежде чем окунуться в перестрелку, все же сумел восхититься красотой Грифона. Даже сейчас, даже в таком состоянии - он был великолепен. Но долго любоваться красотой чуда инженерной мысли у Генри не получилось. В конце концов, он сюда не ради любования явился, нет. Все же, хоть он и дал себе слово, что не будет высовываться... Не хорошо это. Вбежав в коридор, где похоже расположилась вся его команда, он сначала кинулся в одну каюту, а затем - сумел перебежать в другую, поближе к месту действия. И вот тут начались неприятности. Вообще, как Генри понял, Конте не был сильно счастлив тому факту, что собираются угнать его корабль. Честно украденный корабль собираются у него украсть! Да где это видано, черт возьми! И тут случилось это... Круглый предмет выскользнул из под двери люка, ведущего на мостик корабля. Генри нахмурился, а потом понял, что это. Но - не успел. Хорошо еще, что это была не боевая граната а светошумовая. И все бы ничего, но... У него начались проблемы. Наверное из-за гранаты, но в тот момент его не сильно волновало. Всепоглощающее чувство паранойи поглотило мистера Танта. Его коллеги, его подельники... А если они догадались, кто он на самом деле? А если они догадались, что он подумывает перекупить их всех? А если они догадались, что он хочет угнать корабль? А если... Количество этих "А если..." засыпало его с головой. Он оказался в какой-то каюте, забился в угол, дрожал, дуло револьвера дергалось из стороны в сторону. Он ждал, что кто-то из его компаньонов придет к нему, и вот тогда... И что тогда? Тогда он из застрелит? Или обругает? Или заплюет? Или... Генри схватился за голову, сжал ладонями бедную головушку, разрываемую чувством сильнейшей паранойи, и принялся раскачиваться, словно сумасшедший. Сколько так продолжалось, он точно не мог сказать, может час, может больше, но... В один момент, паранойя стала отступать, это ужасное чувство стало уменьшаться, стало уходить. И вот, когда оно окончательно ушло, Генри осознал, что с ним происходило. Наверно, это из-за гранаты. Наверное да, из-за гранаты. Пошатываясь, он сунул револьвер в кобуру наплечную, и пошатываясь, вышел из каюты, где прятался.
  23. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Генри твердо следовал своему совету - не высовываться. Не влипать в неприятности. Не попадаться. После нехорошего опыта, он остался в салуне на весь вечер. Однако, приключение в борделе отбило у него желание находиться в женском обществе, и он поднялся к себе в номер. И все бы хорошо, но он все же сумел заметить, как его товарищи-подельники направляются в сторону ангара, где, согласно информации и был припаркован их корабль. Все же... ну, стрелок он не плохой, в Академии его обучали стрельбе из практически любого оружия, так что в перестрелке он сумеет за себя постоять. Но как же желание не попадаться?... Отругав себя, свою нерешительность, Генри проверил свой револьвер, свой карманный пистолет, проверил наличие патронов - и побежал к освещенному ангару, на подмогу друзьям-разбойникам.
  24. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    Бордель. Она кокетливо взмахнула пухлой рукой. Вот она, возможность! Генри, сохранив на лице спокойствие, взял ручку Мадам и мягко чмокнул на прощание. Затем, задернув гардину, исключительно прыжками - благо ковер был очень ворсистым, что заглушало его прыжки - направился к выходу. Мгновение - и вот она, свобода! Плотно закрыв за собой дверь, Генри направился было... а куда? Ну, может, в салун? Ведь именно это место их сбора, вроде как.
  25. Admiral

    Светлячок: За пригоршню кредитов

    - Ты готов, мой мальчик? - вопросила она. Как говаривал их дворецкий, когда происходило нечто подобное - "Святая Корова". И что-то ему подсказывает, что именно эта фраза более чем подходит к данной ситуации. Особенно учитывая массу Мадам Диди, что сейчас покоилась на его коленях. Вымучив улыбку на своем лице, Генри попытался как-то вырваться из под плена всех прелестей хозяйки борделя, но - тщетно. Интересно, а в ночных кошмарах ему это будет сниться? -Яяяаа...кхм! Мне надо в комнату для джентльменов! Она у вас тут есть? Мне надо... освежиться.
×