Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Beaver

Mafia BRC
  • Публикаций

    1 720
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    7

Весь контент Beaver

  1. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Музыкант В лаборатории обнаруживается пара книжных шкафов, до отказа забитых разными книгами, начиная от безобидных приключенческих историй и заканчивая запретными научными трактатами. У стены стоит стол. На нём перо, чернильница и вразброс различные заметки, в том числе какая-то недописанная. У стены, которая не просматривалась сверху, ты видишь девочку лет трёх-пяти в магическом защитном круге. Её глаза горят демоническим зелёным светом. — Что привело тебя сюда, малефикар? — понимая, что ломать перед тобой комедию бессмысленно, вопрошает она уже не по-детски. Голос искажён влиянием сверхъестественной природы. Она хмурится и упирает руки в бока, что выглядит довольно комично с её нынешним телом. — Хочешь выяснить, что на самом деле здесь произошло? Ищешь тайных знаний? Пришёл разграбить тайник бандитов?
  2. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Музыкант Но в кухне-столовой никого не оказывается. Хотя теперь ты значительно сильнее ощущаешь присутствие сущности (или сущностей) из Тени и её влияние на это место. — Ты не мой папа, — констатирует твоя невидимая собеседница, и ты слышишь в её голосе нотки растерянности. Но она недолго пребывает в замешательстве. Почти сразу же она радушно добавляет: — Ну ладно, всё лавно входи, лаз ты здесь. Ковёр из центра комнаты вместе со столом и стульями, стоящими на нём, отодвигается в сторону, открывая твоему взору деревянную дверцу в полу. Она отпирается. Теперь тебе доступен спуск в погреб. Глянув вниз, ты понимаешь, что именно там было нечто вроде кабинета или исследовательской лаборатории у покойного хозяина дома.
  3. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Музыкант Когда ты тыкаешь посохом в занавеску и куклу, из кухни снова раздаётся детское хихиканье. Будто ты только что пощекотал ребёнка. — Ой-ой, плеклати! — голос маленькой девочки звучит всё с той же стороны. — Папа, это ты? Ты велнулся? Иди же сюда сколее! Ты слышишь, как с металлическим скрежетом запирается засов на входной двери, а та, что ведёт в столовую, тихо скрипнув, приглашающе отворяется. На этом все звуки стихают и всякое движение прекращается. Полукровка Ты замечаешь, что до твоего появления погруженный в свои мысли молодой человек, сидевший за барной стойкой рядом с серокожим рогатым «великаном», периодически с любопытством поглядывает в твою сторону. В конце концов, он что-то говорит своему спутнику, заказывает две кружки эля и уже с ними подходит к тебе. Теперь ты можешь рассмотреть его получше. Перед тобой стоит парень лет двадцати. Его волосы цвета горького шоколада коротко острижены и взъерошены. В зелёных глаза плещется печаль, о которой он всеми силами старается не думать сейчас. Одет он по-простому: светлая рубашка и тёмные брюки из грубой ткани. Но манера держать себя у него, скорее, аристократическая. На поясе в ножнах висит кинжал. — Привет, — негромко произносит он с немного грустной улыбкой. — Ты ведь Бланка? Не возражаешь, если я присяду? Maraas Вы с Кусландом сидите в таверне за барной стойкой. Твой спутник, похоже, снова погрузился в пучину своего горя. Дункан опять куда-то ушёл. Кажется, за разного рода припасами в дорогу. Ты замечаешь, как в помещение входит необычная гномка с острыми ушками и занимает место за одним из столиков в глубине зала. Она чуть, почти незначительно выше остальных представительниц своего вида. В ней вы узнаёте ту самую переполошившую всех, когда вы только попали в Оразаммар, девушку. С её появлением Коултон несколько оживляется. Он начинает ёрзать на стуле и бросать в её сторону любопытные взгляды. — Послушай, ты как хочешь, а я пойду и познакомлюсь с нашим новым товарищем по оружию, — наконец, не выдержав, обращается он к тебе, а затем к бармену: — Две кружки эля, пожалуйста. Заплатив за напитки и прихватив их с собой, он направляется к ней.
  4. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Музыкант Хотя деревянный пол выглядит крепко, стоит тебе сделать шаг внутрь дома — доска под твоей ногой издаёт протяжный жалобный скрип, больше похожий на стон. К счастью, никто из соседей ничего не слышит. Вроде бы. Ты тихо прокрадываешься по отпечаткам чужих сапог в пыли к комоду в дальнем правом углу коридора, обыскиваешь его и, в конце концов, обнаруживаешь в одном из ящиков то ли грубо выполненную шкатулку, то ли такой маленький ящичек, обитый свинцом, а в нём — лириумную пыль. Судя по всему, именно об этом «товаре» говорилось в записке. Пока ты двигался по помещению, краем глаза ты заметил, что занавески в комнатах колышутся, будто от сквозняка, но движения потоков воздуха не уловил. Да и все окна заперты. К тому же тебе почудилось, что валявшаяся на полу кукла повернула голову на сто восемьдесят градусов — тебе вслед, но когда ты бросил на неё взгляд через плечо, она лежала так же, как и когда ты только открыл дверь в хижину. Когда ты убираешь находку в сумку, до тебя со стороны кухни доносится звонкий и радостный детский смех.
  5. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Воровка Твоя финансовая состоятельность несомненно удивляет и обескураживает стражников, и им не остаётся ничего, кроме как взять твои деньги, записать имя, которое ты им называешь, в специальный журнал для входящих и заплативших и непрерывно ворча впустить тебя в город. За воротами тебя встречает большой Зал Героев с огромными статуями, высеченными, конечно же, из камня, так называемых Совершенных. Их взгляды суровы и тяжелы. Как минимум для гномов, уходящих на поверхность. Бранка, Грилдан, Лантен, Гарал, Бемот и Ортан. По крайней мере, что-то такое гласят таблички. Вскоре после тебя в тейг входит довольно странная компания: два облачённых в лёгкую броню человека, один с мечами, другой — с луком, и кунари в просторном зипуне нараспашку. Большого значения этому ты не придаёшь. Хотя с их появлением и начинается какая-то суматоха. Далее ты попадаешь в Общинные Залы. Тут кипит жизнь. Ремесленники, кузнецы, лавочники, покупатели и обычные зеваки. Большая часть всего это сосредоточена именно в этой части Орзаммара. В ней же расположена твоя цель. Поскольку ты пришла сюда не для того, чтобы любоваться архитектурой и скульптурами или с раскрытым ртом глазеть на товары местных торговцев, а с определённой миссией, ты подготовилась. Но сама знаешь, что понадобится уладить ещё кое-какие вопросы. Вечером ты дожидаешься, пока в доме, принадлежащем Лиру (по его словам), погаснет свет, и решаешь, что пора действовать.
  6. @Black Lamia, @Darth Kraken, @Ширра, @Эри, ваши индивидуальные прологи закончены. Вы получаете по одному очку опыта.
  7. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Музыкант Снаружи ничего подозрительного не видно. Внешне дом ничем не отличается от стоящих рядом «собратьев». Ты заглядываешь в окно и видишь небогатую спальню: не застеленная кровать, пустая колыбель, покрытая пылью мебель. Судя по всему, здесь никто не живёт как минимум месяц, что совпадает со словами твоего недавнего собеседника. Когда заглядываешь в другие окна, видишь схожую картину: кое-где разбросаны игрушки, кое-где крошки и недоеденная пища, покрывшаяся плесенью, кое-где лежат вещи — складывается ощущение, что хозяева пропали внезапно. Только в коридоре на пыльном полу есть свежие следы. Полукровка Дункан кивает. Его губ касается лёгкая, едва заметная, по-отечески покровительственная улыбка. — Я оставляю вас наедине, — говорит он. — Мы пробудем в Орзаммаре до завтрашнего утра. Затем отправимся в Остагар. Бланка, найди меня, когда закончишь со сборами. Скорее всего, я буду с другими рекрутами в таверне. Он делает полупоклон в знак уважения к вам с матерью и покидает ваш дом. Maraas — Думаю, есть, — громче повторяет Кусланд. — Не ходят же гномы всё время грязными, верно? — Ты слышишь сомнение в его голосе. — Предлагаю спросить у прохожих. По крайней мере, парень уже не смотрит на тебя, как на готовую взорваться диковинку, и не шарахается в сторону от одного твоего взгляда, как было в первое время. Даже вон пытается поддерживать диалог с тобой. Что ж, это несомненный прогресс. Коултон спрашивает у первого встреченного гнома путь к местной бане, и вы, следуя его указаниям, доходите до неё. Смыть с себя тёплой водой пыль и грязь после долгой дороги и, к счастью, кратких стычек с врагами невыразимо приятно. Жаль, что удаётся не так часто, как хотелось бы. Вскоре после гигиенических процедур к вам присоединяется Дункан. — Я где-то слышал, что среди кунари встречаются самые сильные маги, но не верил, пока не повстречал тебя, — он по-доброму усмехается в бороду и вручает тебе волшебный посох. — Раньше он принадлежал моему другу, но тот отправился на Глубинные тропы, чтобы найти свою смерть, а любимое оружие своё оставил мне, и я хранил его как память у моих знакомых здесь. Но теперь, думаю, пора стряхнуть с него пыль и пустить в дело. Помимо этого, командор оповещает вас, что вы пробудете здесь до завтрашнего утра и что до того времени вы вольны заниматься, чем захочется. В пределах разумного. Убийца и пират Вы слышите, как за соседним столом переговариваются двое посетителей таверны: — Да я такой красивой девки отродясь не видал! — И что, она одна была? — Да, её предлагали проводить солдаты, но она посмотрела на них как-то странно и отказалась. — И никто не потащился за ней? — Хотели. Да только исчезла она без следа. Как сквозь землю провалилась. — Интересно, как дойдёт сама до Остагара? В лесу же звери дикие и не только. Да и в целом путь нелёгкий. — Ох, не знаю. Жаль, если такая погибнет по дороге. Оба тяжело вздыхают, и вскоре тема беседы меняется на обсуждение последних новостей о битвах с Порождениями Тьмы. Отступник Колдунью восхищает ваша битва и отчаянная ярость Храмовника — это видно по её лицу. Но восхищение восхищением, а бой есть бой. Пожалуй, ей жаль, что всё случилось именно так, хоть в целом церковников она и не любит. Но прошлого не изменишь. Да и не могло всё сложиться по-иному. — Морриган — вот моё имя, — отзывается ведьма и смотрит на тебя пристально, будто пытается заглянуть в твою душу. — Думаю, будет шанс у тебя долг вернуть мне. Увидимся ещё. Она скрывается в густой чаще, оставляя тебя наедине с собой, телом твоего давнего соперника и дотлевающими углями прежнего костра. А тебе остаётся только продолжать идти в Остагар. Отдохнув немного или не позволив себе такой роскоши.
  8. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Полукровка Ты долго металась в бреду, ощущая нестерпимую боль. Вскрикивала, стонала, обливалась холодным потом. Но всё же ты приходишь в себя. Первым, что ты слышишь, оказывается спор твоей матери с… кем-то. Второй голос, мужской, тебе не знаком. — Вы же не хуже меня знаете, что если ваша дочь не присоединится к Серым Стражам, — доносится до тебя сквозь постепенно стихающий гул в твоих ушах, — то станет вурдалаком или погибнет. Если вступит в наши ряды у неё хотя бы будет шанс! Освалдина сквозь всхлипы пытается возражать, но вскоре сдаётся. Не такой она тебе хотела судьбы, совсем не такой. Но она лучше, чем смерть. Наверное. Ты открываешь глаза и, когда взгляд проясняется, видишь, что ты в своей комнате. Лежишь на кровати, вымытая и перевязанная. Плечо всё ещё болит, но теперь оно хотя бы как следует обработано. — Она очнулась! — замечает человек с сединой в волосах. Твоя мать бросается к тебе, обнимает, целует. Её лицо заплакано. Она будто разом постарела лет на десять с вашей последней встречи. Чужак даёт вам несколько минут, но после берёт слово: — Меня зовут Дункан. Я командор Серых Стражей Ферелдена. Ты очень смелая девушка, Бланка, — говорит он с неподдельным восхищением. — Благодаря тебе Порождений Тьмы удалось остановить. Проход, что они прорыли, запечатан. Городу больше не грозит опасность. Но, — тон меняется на печально-сочувствующий, — ты заразилась Скверной. От неё нет лекарства. Единственное, что можно сделать, чтобы в ближайшее время не сгинуть и не превратиться в монстра, — стать Серым Стражем. Я был бы рад, если бы такая отважная и способная воительница, как ты, присоединилась к нам. Но должен предупредить, что дело сложное и опасное, а ритуал Посвящения, увы, переживают не все. В любом случае времени у нас, к сожалению, не слишком много. Что ты ответишь, Бланка Каридин? Воровка Гномы, охраняющие вход, смотрят на тебя с нескрываемым презрением. Для них ты очередной никчёмный наземник, трущийся поблизости от их величественного города, не более того. Когда ты заговариваешь с ними, они поочерёдно окидывают тебя придирчивыми взорами. — Тридцать золотых, — выцеживает один. — Это залог, — нехотя добавляет второй. — Двадцать пять мы вернём, когда будешь подниматься на поверхность. Если в городе будешь вести себя пристойно. Пять останутся у нас в качестве пошлины. Судя по их выразительным взглядам, они считают, что ты в жизни такой суммы не соберёшь. Maraas Человек представляется тебе Дунканом, но для тебя важнее, что он командор Серых Стражей. Bas Arishok. Он рассказывает тебе и малохольному парню, путешествующему с вами, про Мор всё, что может, и вообще старается поддерживать ваш дух разговорами. Оповещает вас, что должен набрать побольше рекрутов, чтобы повысить шансы на победу над Архидемоном. Поэтому он ведёт вас в Орзаммар, ведь гномы, как никто другой, хорошо знакомы с опасностью Порождений Тьмы. Вас беспрепятственно впускают в город, чего не скажешь об эльфийке, что пыталась попасть туда до вас, и относятся к вам в основном с почтением, ведь вы вступили в уважаемый орден. Вы не успеваете толком осмотреться, как не пойми откуда выбегает перепачканная и раненая гномка с острыми ушками. Дункан говорит, что чует Порождений Тьмы и вверяет заботу о ней её сородичам, а сам увлекает вас и её готовых к сражению соплеменников за собой. Вы приходите к заваленной пещере, откуда рвутся наружу злобные монстры. Кусланд бледнеет при одном взгляде на них. Битва оказывается не самой простой в вашей жизни, но вам удаётся отбросить чудовищ и запечатать разлом, из которого они лезли. Командор даёт вам время отдохнуть и уходит по своим делам. Вы предоставлены сами себе. Проводив его взглядом, Коултон пинает труп одного из противников и с отвращением произносит: — Ну и уроды…
  9. отключи в настройках сервера
  10. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Отступник и Храмовник Ведьма пристально смотрит на воина без тени усмешки. — Не место тебе и таким, как ты, здесь, — отвечает она и крепче перехватывает посох. Не спешит атаковать. Наблюдает. Следит за вашими реакциями. Полукровка Рожа, охваченная пламенем, скрывается во тьме, но её место тут же занимает другая, не менее мерзкая. Ты представления не имеешь, сколько их там ещё и сколько новых смогут пройти в образовавшийся проход. К тому же боль в раненом плече просто ужасная, и ты чувствуешь слабость. Создаётся ощущение, что ещё немного и ты потеряешь сознание. Но тебе нужно вернуться и предупредить горожан об опасности, ведь так? Да и помощь с травмой получить не помешало бы…
  11. Да ладно, я же обещала тебя не сливать без особых причин
  12. я только после 20 смогу (т.е. не прям в ровно) @Black Lamia Обещаю не головать против тебя в первый день
  13. модераторы, можно удалить, плиз? пост случайно был отправлен раньше, чем дописан :(
  14. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Полукровка Выпущенный тобою болт с мерзким хлюпаньем вонзается прямо в голову чудовища. Оно падает на землю. Вместе с тем ты замечаешь разлом в стене пещеры, которого раньше не было. Видимо, Порождения Тьмы пробили в камне дыру — так и попали в твою «сокровищницу». Уже в следующий миг на тебя набрасывается монстр, впиваясь зубами в твоё плечо. Ты не увидела его раньше, потому что он прятался за уступом, из-за которого ты и выглядывала. Ты отпихиваешь его и бежишь к выходу. Уродец бежит за тобой. Из разлома с хрипами и рычаньем появляются его «друзья» и присоединяются к вашей гонке. Ты добираешься до заветного рычага и выскакиваешь наружу. Проход за твоей спиной засыпает камнями, придавив не одного незванного гостя. Но не всех. Изнутри доносятся приглушённые звуки. Будто кто-то уже начинает разбирать завал. Улучив мгновения передышки, осматриваешь раненое плечо — на вид паршиво. Отступник Жёлтые глаза колдуньи загораются интересом при взгляде на подвеску. Девушка неторопливо приближается к тебе. — Что толку в того обязанности, кто сам дышит едва и сделать ничего не может? — с усмешкой интересуется она. — А вот это, — она бесцеремонно забирает у тебя рубиновую слезу, — станет платой достойной. Дикарка за считанные секунды исцеляет тебя магией и велит следовать за ней, и ты идёшь, ведь особого выбора у тебя нет. Она выводит тебя к маленькому чистому озерцу. Не похоже, что здесь часто ступает нога человека. — Пока охочусь я, напейся и огонь разведи, — бросает она, прежде чем обернуться волчицей и скрыться в зарослях. Ты терпеливо ждёшь её возвращения. У тебя наконец появляется возможность перевести дух, и ты её используешь. Время течёт медленно. Тебе уже начинает казаться, что прошла целая вечность и отступница просто бросила тебя здесь. Но нет. В конце концов, волчица возвращается с нагом в зубах. Кладёт его к твоему костру. Снова девушка принимается за готовку. С тушкой управляется ловко. Сразу видно — такое колдунье не впервой. Музыкант Однако обнаружить этот дом не так просто, как тебе показалось. Ты не можешь просто вламываться посреди ночи во все жилища подряд, а в записке нет никаких толковых сведений о её местонахождении. Ты прогуливаешься по Лотерингу в надежде найти подозрительную хижину, но на вид они все примерно одинаковы. Тогда ты решаешь вернуться в таверну и расспросить местных. Растолкав заснувшего за столом завсегдатая, ты выуживаешь из него, что да, дескать, есть тут такая «достопримечательность». Не на окраине, но и не в центре деревни жила-была одна семья: отец, мать, дочь. И всё у них шло неплохо, пока, на первый взгляд, образцовый муж — отступник и малефикар, который очень хорошо скрывался, как выяснилось позже, — не принёс в жертву собственных жену и ребёнка, чтобы призвать демонов. Да всё это практически под носом у храмовников. Став одержимым, он сбежал в лес, где его церковники и порешили. А вот с домом ничего вроде как и не сделали. Там теперь трутся всякие подозрительные личности, нормальные же люди его обходят стороной. Слухи о нём больно нехорошие ходят. Будто призраки поселились.
  15. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Пират Ты поворачиваешь ключ в замочной скважине, и решётка с тихим скрипом отворяется. Ты спешно выбираешься на свободу. Осматриваешься. Никого не обнаруживаешь в соседних камерах. Наверное, другие заключённые в иных «комнатах», но тебе в любом случае не до них. Крадёшься по коридору в поисках выхода. Благополучно минуешь пару стражников, захрапевших на посту в окружении пустых бутылок из-под алкоголя — ты готов побиться о заклад, что и здесь не обошлось без твоего капитана. Оказываешься на свободе. Тебя встречает Изабелла. Она вручает тебе сапоги с рубашкой, рапиру и целебную припарку и ведёт за собой по наименее патрулируемым закоулкам Денерима. К счастью, на караул вы не нарываетесь. — Не знаю толком, что у вас там произошло, — болтает она, — но твоя подружка… Горячая, кстати, штучка! Почему я не познакомилась с ней раньше? В общем, она прискакала ко мне в одном плаще на голое тело, сообщила, что ты в беде из-за неё, и исчезла так же внезапно, как и появилась, попросив перед этим вызволить тебя. Доставил же ты мне хлопот! — беззлобно констатирует самопровозглашённая королева Восточных морей. — В порт тебя провести не получится: там слишком много стражников и Храмовников — всех, увы, не споишь и не подкупишь. Пока осядь где-нибудь в глубине страны. Лотеринг или Остагар — хороший выбор. Там сейчас трётся столько солдат и наёмников, что вряд ли кто-то заметит прибавление ещё одного. Легко будет затеряться. А как шумиха стихнет да про тебя забудут, возвращайся в команду. Ты следуешь за ней на конюшню. Там она вручает тебе лошадь, немного воды и еды и несколько монет и проводит через городские ворота. Продажные стражники усиленно делают вид, что ничего не видят дальше своего носа. Что ж, в конце концов, ты остаёшься один на один с собой на тракте. Хотя нет, не один. С конём. Убийца Ты вглядываясь в дорожную пыль. К счастью, следы, похожие на те, что ты видел в потайном коридоре, ещё не полностью замело ветром, хотя они едва видны. Опять же к счастью, их пока не успели затоптать. Тем не менее, тебя не оставляют сомнения, что это не те отпечатки ног, что тебе нужны. С другой стороны, у тебя вроде бы есть время, чтобы проверить. Рискнёшь? Полукровка Ты тихо подкрадываешься к источнику звуков. Остановившись около очередного каменного выступа, ты выглядываешь из-за него. Таких мерзких созданий ты в жизни ещё не видела. Но читала о них. Вонючее, уродливое и агрессивное нечто, что копошится в этот самый миг в твоих «сокровищах» — Порождение Тьмы. Пока ты узрела только одно. Но где гарантия что рядом нет его сородичей? И как оно вообще попало сюда? Надо пристрелить его! Или нет, надо позвать помощь! Или всё же пристрелить и осмотреться?
  16. Сегодня точно не смогу. В следующую пятницу в лучшем случае после 20:00 по Мск. Выходные у меня в среду и субботу.
  17. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Убийца Ты неторопливо спускаешься по тропе. Кое-где ты замечаешь вывороченный камень, или сломанную ветку, или отпечаток сапога — всё свидетельствует, что здесь недавно кто-то спешно проходил. Ты пробираешься через лес у подножья гор, по таким же приметам, вычисляя, как двигались твои цели: повреждённый куст, лоскут ткани на корявом сучке, капля крови, обронённая на землю. Путь отнимает у тебя предостаточно времени, но наконец, ты оказываешься на Северной дороге. Что плохо, тут слишком много разных следов. Впрочем, попытаться отыскать нужные всё же можно. Но не мал риск ошибиться. Отступник Девушка смотрит на тебя изучающе. Под её пристальным, немного насмешливым взглядом ты начинаешь чувствовать себя неуютно. С другой стороны, ты сейчас вообще не в той ситуации, чтобы чувствовать себя уютно. — Ты дойдёшь так, — она кивает на твою опухшую ногу, — в ближайшее время до могилы только. А если и доберёшься до Остагара, то разве что к моменту, когда битва кончится давно и трупы сгнить успеют. О друзьях же твоих не беспокойся. В этих землях нет власти у них. Остальные волки не похожи на неё. Нет человеческой разумности в их горящих взглядах. Только голод. Стая внимательно наблюдает за вашей беседой, но вмешиваться не смеет. Ты видишь на колдунье кольцо и массивное колье и делаешь предположение, что ей нравятся такого рода вещи. Может, если предложить ей что-нибудь ценное или красивое, она поможет? Хотя бы поделится едой и водой? Но что у тебя есть? Воровка — Рад, что мы с вами пришли к соглашению, — улыбается в ответ гном. — Удачи вам! Он кивает помощнице и приступает к еде, больше не обращая на тебя внимания или по крайней мере делая вид, что целиком поглощён трапезой. Женщина подходит к стоящему у правой стены сундуку. Ты слышишь звон монет, когда она начинает возиться в нём. Вскоре служанка передаёт тебе кошель. Ты взвешиваешь его на руке — тяжёлый. Твоему уходу никто не препятствует. И твоим приготовлениям тоже. Даже денеримская стража будто в одночасье стала лояльнее к тебе. Но порой у тебя возникает ощущение, что кто-то всё время наблюдает за тобой. •─────⋅☾ ☽⋅─────• Завершив сборы, ты отправляешься в Орзаммар. Поскольку сроки вы с «доброжелателем» не оговаривали, ты не спешишь, позволяя себе просто любоваться окрестностями, пока лошадь везёт тебя всё дальше от родного эльфинажа, а пёс следует за тобой по пятам. В конце концов, ты оказываешься на торговой площади у массивных ворот гномьего города. Здесь бойкие ремесленники ведут дела со всеми, кто готов платить. Вход в подземную столицу охраняет пара стражников, лица которых выражают крайне негативное отношение ко всякого рода наземникам, включая собственных сородичей, оторвавшихся от камня. Музыкант Помимо пригоршни монет, на телах ты обнаруживаешь и другие вещи, стоящие внимания. У того, что болтал больше всех, за пазухой ты находишь лист бумаги с грубым наброском девушки, подозрительно похожей на официантку, что подавала тебе ужин, а в кошельке — кольцо, напоминающее обручальное. Лучник до встречи с тобой обладал странной запиской: «Клянусь тебе, в том доме что-то есть! Когда я вошёл туда, окна сами собой начали открываться и закрываться. Сам забирай свой товар». Последний же разбойник не имел при себе совсем ничего, даже ломаного медяка. Не самая лучшая добыча, но как говорится, чем богаты.
  18. @Плюшевая Борода получает 1 очко опыта за окончание личного пролога :З
  19. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Пират — Открывай, а то хуже будет! — рявкает мужской голос с той стороны и, судя по грохоту и сотрясениям крепкой дубовой двери, впечатывается в неё плечом. Лилит оборачивается в твой плащ, панически озирается и, вероятно, не придумав ничего лучше, забирается в шкаф, прикрывая за собой створки. В тот же момент дверь, не выдержав напора, шумно падает на пол, и ты едва успеваешь отскочить, чтобы она не придавила тебе ноги. В покои вваливается трио Храмовников. Каждый из них ошалело обшаривает комнату глазами. — Массовая оргия в другом зале, — замечаешь ты. Один из них усмехается, но тут же сконфуженно прокашливается под выразительным взглядом главного, который уже переключает внимание на тебя и гневно цедит: — Пошути ещё здесь. Где эта шлюха?! Говори, иначе загремишь в темницу как сообщник. — Шлюхи редко называют свои настоящие имена. В отличие от вас, конечно же. Хотя мы тут через пятнадцать минут закончим, а вы можете пока располагаться в номере. Старший по званию не тратит времени, чтобы недобро посмотреть на тебя или попробовать убедить. Он просто велит своим подчинённым скрутить тебя, и ты и сам не понимаешь, как за несколько секунд, несмотря на отчаянные попытки сопротивляться — увы, в тесной комнате, будучи толком не одетым, против трёх опытных воинов, закованных в тяжёлые доспехи, особо не посражаешься, — оказываешься повален и закован в кандалы. Служители церкви начинают методично обыскивать комнату. Когда «весельчак» подходит к шкафу, ты думаешь, что всё было зря, но он открывает створки и не видит ничего, кроме одежды. Командир высовывается в окно и спрашивает у дежуривших снаружи, не поймали ли они потаскуху, но они, конечно же, не встретились с ней. — Смылась, — констатирует командир. — Ты ведь понятия не имеешь, кому помог сбежать, не так ли? Не позволив тебе ответить, он пинает тебя под рёбра острым носом стального сапога. А потом ещё и ещё. Удары сыплются на тебя до тех пор, пока от пришедшегося по голове ты не теряешь сознание. •─────⋅☾ ☽⋅─────• Очнувшись, ты обнаруживаешь себя на влажной соломе посреди крохотной камеры. Сквозь маленькое окошко наверху пробивается лунный свет. Твоё тело — один сплошной синяк. В лучшем случае. Абсолютно всё отзывается нестерпимой болью при малейшем движении. Кое-как ты всё-таки сначала садишься, потом потихоньку встаёшь. Со стонами осматриваешь место своего заточения и не находишь ничего, что помогло бы тебе выбраться. Положение, прямо сказать, крайне хреновое. — Альварес! — слышишь ты сверху шёпот. Ты поднимаешь взгляд и видишь окошке лицо своего капитана. Она просовывает сквозь решётку ключ, и он падает на солому. — Шевелись давай! — тихо бросает она и скрывается во тьме ночи. Убийца Ты медленно двигаешься по прямому коридору без ответвлений, освещая факелом путь перед собой. По пути ты не обнаруживаешь ни спусковых механизмов ловушек, ни ям с кольями, ни капканов — ничего, кроме пыли, паутины и крупных крыс, которые в страхе шарахаются от огня и стремятся убраться с глаз подальше. Спустя полчаса доходишь до конца и упираешься… в тупик? Ты осматриваешься. Справа от себя замечаешь кольцо на цепи. Тянешь за него, и кусок стены перед тобой со скрежетом двигается вперёд, после чего медленно отъезжает в сторону, впуская солнечный свет и свежий воздух. Ты выходишь наружу и оказываешься на небольшой площадке каменистой площадке. Слева есть не слишком крутой спуск по необжитым местам. Позади тебя высится Хайевер. Ты значительно ниже уровня его первого этажа, но всё ещё не на уровне моря. Отступник Морально ты уже готов сжечь весь лес, но не спешишь с этим, к сожалению или к счастью. Хищники же не спешат нападать. От стаи отделяется один волк и неторопливо идёт в твою сторону. Он не пытается скрываться и не проявляет агрессии. В пяти метрах от тебя он останавливается и садится. Его глаза горят парой жёлтых огоньков. Он внимально смотрит на тебя. Ты внимательно смотришь на него. Ты замираешь. Он тоже не двигается. Игра в гляделки продолжается примерно минуту. Внезапно животное озаряет вспышка слепящего тебя света. Ты чувствуешь всплеск магии. Ты часто моргаешь, чтобы вернуть зрению чёткость, и на месте дикого зверя начинаешь различать очертания женской фигуры. В конце концов, спустя несколько секунд ты видишь перед собой темноволосую девушку. Она одета довольно откровенно и вызывает у тебя ассоциации с хасиндами. На её левом плече красуется несколько вороньих перьев. В правой руке она держит посох. — Что нужно тебе в этих землях, чужак? — спрашивает она так, будто правит здесь. Воровка В комнате повисает тишина, прерываемая только чавканьем мабари. Служанка молча кладёт руку на кинжал на поясе, но пока его не извлекает. Гном окидывает тебя с ног до головы изучающим взглядом. Что-то прикидывает в уме. Щурится. Наконец произносит: — Ворхельм. Моя фамилия Ворхельм. — Он делает небольшую паузу. — Что ж, ваше замечание вполне уместно. Я согласен. Но учтите, пожалуйста, что если вы решите просто присвоить мои деньги, — он очень выразительно смотрит на тебя, — то вторую часть суммы в качестве аванса получат люди, которые отправятся за вашей головой. Надеюсь, мы договорились? Музыкант Ты гуляешь по Лотерингу и понимаешь, что от самой таверны за тобой кто-то идёт. Не сбавляя шага, ты прислушиваешься. Пытаешь аккуратно вычислить преследователя. Преследователей. Их трое. Солдаты или наёмники. Одеты в лёгкую броню. Вооружены. Ты не подаёшь виду, что заметил их. Неторопливо ведёшь их за собой к окраине деревни. Когда вы отдаляетесь на достаточное расстояние от домов, один из них негромко окликает тебя: — Эй, путешественник! — Его дружки тихо посмеиваются. — Дело к тебе есть! — А кто спрашивает? — бросаешь ты, оглянувшись. Ты не останавливаешься. — И что вам надо? — Друзья хотят поговорить, — отзывается всё тот же голос. — Я слушаю, — отвечаешь ты на ходу. — Выкладывайте, раз друзья, но не тратьте моё время понапрасну. — Ну что же мы будем кричать друг другу? — вклинивается лучник, притормаживая, и натягивает тетиву, целясь в тебя. — Давай остановимся, поговорим по-людски. — Не похожи вы на друзей, а на преступников конкретно, — резонно констатируешь ты. Ты успеваешь заметить пущенную тебе в ногу стрелу и уворачиваешься. Прибавляешь скорости. Взбегаешь по лестнице на мост, прячешься за колонной. — Кто вы? — ещё раз спрашиваешь ты. Но вместо ответа неподалёку от тебя пролетает ещё одна стрела. Лучник останавливается метрах в пятнадцати, его спутники же, вооружённые мечами, медленно приближаются к тебе.
  20. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Отступник Ты ковыляешь вперёд, подсвечивая себе дорогу импровизированным факелом. Между деревьев ты замечаешь неясные тени, что движутся за тобой по пятам. Иногда видишь горящие угольки глаз в темноте. Порой слышишь протяжный вой. Ты давно понял, что тебя окружили волки. Они наблюдают за тобой, преследуют, выжидают удобного момента. Стая знает, что ты слаб и скоро станешь лёгкой добычей. И ты знаешь. Нога отзывается взрывом нещадной боли каждый раз, когда ты ступаешь на неё. Сил почти нет. Темно. Холодно. Голодно. Ужасно хочется пить и спать.
  21. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Убийца Ты принюхиваешься, но слышишь только запахи сырости и пыли. Ты смотришь на пламя факела, и оно едва-едва, почти неразличимо подрагивает. Либо конец тоннеля слишком далеко, либо тоже заперт. Ты изучаешь пол, и в глаза бросаются два вида следов — пара мужчин проходила или, скорее, пробегала здесь совсем недавно, а до того коридором, судя по всему, очень долго не пользовались. Всё, как ты и предполагал. Ты делаешь несколько шагов вперёд и пытаешься разглядеть, что в глубине, но света от огня недостаточно, чтобы разогнать всю тьму. Зато ты пугаешь большую крысу, и она скрывается во мраке.
  22. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Воровка Ты решаешь принять приглашение и вместе со служанкой входишь в богато обставленную комнату. У окна за столом сидит темноволосый гном средних лет. Его локти покоятся на столешнице, а подбородок — на сплетённых пальцах. Он выглядит ухоженным, даже усы аккуратно подстрижены. Его одежда сшита из дорогих тканей, но практична. Когда женщина закрывает за вами дверь изнутри, «доброжелатель» жестом приглашает тебя сесть перед ним. — Я рад, что вы пришли, — учтиво говорит он и обращается к своей помощнице: — Дорогуша, принеси нам с гостьей вино, пару бокалов и пару тарелок с запечённой рыбой, а её спутнику — стейк с кровью. — Она кивает и удаляется, а его внимание вновь полностью возвращается к тебе. — Как по мне, тут очень вкусно готовят. Не возражаете, если я перейду сразу к делу? Меня зовут Лир Ворхельм. Мой отец недавно умер, и от него мне, так как родных сестёр и братьев у меня нет, остались наш дом и меч, передававшийся в нашей семье из поколения в поколение. Загвоздка в том, что в Орзаммаре меня клеймят наземником и не спешат признавать моё право на наследство. В моём, — гном с особенным нажимом и нескрываем возмущением произносит слово «моём», — доме уже поселился кузен по матери. С этим я готов скрепя сердце смириться. Но ведь он заграбастал и наш фамильный меч! — он раздражённо повышает голос, но тут же сам себя одёргивает и продолжает уже спокойнее: — Я хочу, чтобы вы… — Возвращение служанки прерывает его. Он терпеливо позволяет ей поставить яства перед вами и мабари, налить вам вина и отойти, прежде чем вновь заговорить. Он делает глоток из своего бокала и указывает на еду: — Угощайтесь. Так вот, я хочу, чтобы вы отправились в Орзаммар, забрали оттуда и доставили мне мой меч. Я дам вам пятьдесят соверенов прямо сейчас, если вы согласитесь, и ещё двести, когда вы принесёте мне фамильную реликвию. Ты смотришь на Лира. Он — на тебя. И только пёс с головой поглощён процессом уничтожения мяса. Музыкант Девушка смущённо улыбается и удаляется. Через полминуты она возвращается с вином и штопором, передаёт тебе их и уже собирается сесть за твой стол, когда её окликает другой посетитель таверны, которому что-то понадобилось. Официантка бросает на тебя виноватый взгляд и с явным сожалением возвращается к работе. Тем временем ты замечаешь, что мужчины за соседним столом начинают недобро на тебя коситься, что-то тихо обсуждая между собой. Что касается разговоров об убийстве, то прислушавшись к ним, ты узнаёшь, что вчера кто-то пристрелил одного из местных крестьян на глазах его дочери. Убийца В комнате Коултона ты не заметил ничего необычного: одежда в шкафу, несколько книг по истории, собачья подстилка — всё свидетельствовало о типичных для молодого человека его возраста пристрастиях. Особый интерес у тебя вызвал его дневник, но и там не нашлось никакой важной информации — только записи о тренировках, симпатиях да свиданиях. Ты долго и методично ощупываешь стены и пол кладовой, сам не зная, что пытаешься обнаружить, пока наконец не обнаруживаешь. Отодвинув очередной мешок с зерном, ты видишь небольшой рычажок. Стоит тебе нажать на него, как за твоей спиной раздаётся пронзительный скрежет. Ты поворачиваешься на звук и видишь, что один из шкафов отъехал в сторону и тебе открылся тёмный проход в неизвестность. Maraas Вопреки твоим ожиданиям смуглолицый дикарь такого не говорит и не предпринимает ничего, чтобы тебе помешать, только пристально наблюдает за твоими бесплодными попытками. Когда ты обессилено замираешь, разглядывая ночное небо, он первым нарушает воцарившуюся тишину: — Я опоздал, — он больше не смотрит на тебя, только на далёкие звёзды, — но не мог просто пройти мимо. Лишь ты подавал признаки жизни. Мужчина с сожалением вздыхает. В стороне слышится какая-то возня. Молодой парень, на которого ты не обратил внимания раньше, переворачивается с одного бока на другой и снова затихает. Он не изъявляет ни желания принять участия в разговоре, ни интереса к тебе и кажется подавленным и опустошённым. Должно быть, он многое потерял. А ты потерял всё. Ты потерял даже себя. Ты хотел найти хотя бы смерть. Тебя лишили и этого.
  23. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Отступник Ты знаешь, что засыпать посреди леса без каких-либо мер предосторожности — не разведя костра, не установив ловушек рядом с местом ночлега, не исследовав толком округу — смертельно опасно. Не только потому, что тебя всё ещё ищут Храмовники, но и потому, что здесь полно диких зверей, которые вряд ли откажутся полакомиться человечинкой, а ты ранен и слаб. Ты знаешь, но всё равно засыпаешь. Потому что слишком долго мчался без передышки, слишком долго не ел и не пил, слишком долго не давал себе даже вздремнуть. У всего есть предел, и ты своего уже достиг, хотя выносливости тебе не занимать. Ты спишь беспокойно: ворочаешься, стонешь, вскрикиваешь. Ты видишь кошмары. В них тебя находят, возвращают в Круг и усмиряют. Ты боишься этого, наверное, больше всего на свете. Но не они заставляют тебя пробудиться. Ты слышишь волчий вой где-то совсем рядом. Открыв глаза, ты видишь только очертания деревьев и ночное небо с редкими звёздами. Сколько ты проспал? Теперь неважно. Повреждённая нога опухла и болит ещё сильнее, чем раньше. Трусики Андрасте, почему ты просто не остался в Круге?.. Музыкант Девушка выглядит утомлённой — должно быть, она изрядно набегалась за последние дни, ведь через Лотеринг к Остагару прошло и ещё проходит много солдатов и наёмников, даже сейчас среди посетителей ты насчитал как минимум десяток, — но мягко улыбается в ответ и усердно внимает твоим словам. Она обещает всё принести и спешит на кухню. Пока ты ждёшь, ты оцениваешь обстановку. Кажется, никто не обращает на тебя особого внимания — для них ты всего лишь очередной искатель приключений, желающий присоединиться к армии короля. Ты вслушиваешься в разговоры посетителей. Большая их часть сводится к предстоящей битве и обсуждению, кто тут самый сильный и умелый воин, но кое-кто беседует и о недавнем необычном убийстве. Через пару минут официантка возвращается и расторопно накрывает для тебя стол: перед тобой ложатся большая тарелка с внушительным куском только-только приготовленной на огне свинины и запечённым картофелем, несколько кусков мягкого хлеба, вилка и нож. — Прошу прощения, медовуха закончилась, — виновато произносит она, снимая с подноса большую кружку свежего пенного пива.
  24. Beaver

    Dragon Age: May Andraste

    Убийца Ты изучаешь замок перед дорогой. В главном зале, где тебя принимал Рендон, ты приметил горы трупов — вероятно, местные до последнего пытались оборонять главный вход. Первым делом ты идёшь осматривать покои бывших хозяев: в одной комнате есть следы борьбы; другая выглядит нетронутой, разве что сундук открыт нараспашку и опустошён — либо «щенок» успел прихватить с собой что-то ценное, либо захватчики поживились; в третьей же ты находишь тела женщины, по виду твоей соотечественницы, и ребёнка, похожего на неё, наверное, сына — судя по всему, это невестка и внук покойного тэйрна. Они явно были первыми, к кому ворвались, и самыми беззащитными. Помимо множества мертвецов и разграбленных хранилищ, ты обнаруживаешь небольшую зацепку: в гостевых покоях, выделенных Дункану, из камина ты вытаскиваешь обгоревшую снизу записку, адресованную Серым Стражам, из которой понимаешь, что их командор после посещения Хайвера собирался и в какие-то другие места до возвращения в Остагар, чтобы рекрутировать побольше людей. Но последовал ли он изначальному плану?.. На изрезанных мечами, истыканных стрелами, окровавленных Брайса и Элеанору ты натыкаешься в кладовой. На первый взгляд, рядом нет ничего, что могло бы внести ясность, почему они приняли свою судьбу именно здесь. Их загнали сюда солдаты Хоу? Они пытались спрятаться? Причина в чём-то ином? Saarebas Kata давно ждёт тебя. Силы тебя покидают, неуловимо улетучиваются, утекают из твоего израненного тела как песок сквозь пальцы. Но призвав на помощь всю свою несгибаемую волю, ты упрямо собираешь остатки, крупицу за крупицей, игнорируешь изнеможение, используешь внутренние резервы, чтобы вложить их все до последней капли в исполнение своей последней миссии, чтобы покрепче сжать эфес кинжала, чтобы свершить, что должно. Как велит Кун. Ты не сомневаешься, не колеблешься, не медлишь. Холодное лезвие глубоко вонзается в плоть твоей левой руки и неумолимо движется от локтевого сгиба к запястью. Оно лишь беспристрастный инструмент, не знающий ни жалости, ни сочувствия, ни страха. Как и ты. Ты роняешь вкусивший твоей крови клинок на гальку рядом с собой. Из вспоротых вен льётся алый ручей. Он струится по твоим ослабевшим ладоням и непослушным пальцам, щедро напитывает землю, спешит смешаться с прозрачными водами Каленхада, окрашивая их в цвета закатного неба. Как вечернее солнце. Asala мятежной птицей рвётся из клетки antaam на свободу. Смерть призывно раскрывает свои костлявые объятия. Обещает избавить тебя от страданий. Нежно шепчет тебе, суля покой. Ты делаешь шаг ей навстречу. Очертания цитадели Кинлох расплываются зыбкой дымкой. Веки тяжелеют, наливаются свинцом, слипаются. Ты падаешь, и затылок взрывается звенящей болью от удара о твёрдую поверхность. Ты теряешь связь с реальностью и проваливаешься в небытие. Так покидает этот мир Saarebas. •─────⋅☾ ☽⋅─────• Kata давно ждёт тебя. Но ей придётся подождать ещё. Огонь — первое, что ты видишь, когда с трудом открываешь глаза. Его слепящие оранжевые всполохи, кажется, вот-вот лизнут твоё лицо, но уже спустя несколько мгновений ты понимаешь, что этого не произойдёт. Ты, накрытый чьим-то плащом, лежишь довольно близко к жаркому костру, но всё же на безопасном расстоянии. Твои раны обработаны и перевязаны. С тебя сняли все оковы. Нити, сшивавшие твой рот, аккуратно извлечены. Сквозь треск поленьев до тебя доносится негромкий голос: — Ты очнулся. Ты впиваешься напряжённым взглядом в заговорившего человека. Ты не заметил его раньше, поскольку он сидел по другую сторону vat, а он, судя по всему, услышал, как ты завозился. Немолодой мужчина смотрит на тебя с тревогой. Но что необычно — тревожится он не тебя, а за тебя. Ты отчётливо это осознаёшь. Полукровка Странный и неприятный звук повторяется, и ты понимаешь, что он подозрительно похож на лязг, издаваемый мечом при соприкосновении с камнем. Всё смолкает, и будто бы само время замедляет свой бег. Ты, затаив дыханье, беспокойно вслушиваешься в воцарившуюся тишину. Так проходит секунда… вторая… третья… Когда ты почти готова расслабиться и списать все шумы на разыгравшуюся фантазию, а разгром в своём тренировочном зале — на проделки местной детворы, неизвестно каким образом обнаружившей твоё тайное место, ты чудом разбираешь тихий-тихий шорох: кто-то или что-то возится в темноте и пока не спешит выйти на свет. Ты пытаешься прицелиться, но глаза не различают во мраке никаких очертаний. Ты ждёшь. Но и то, что таится в глубине пещеры, словно тоже ждёт. Ждёт, пока ты сбежишь. Словно подначивает тебя. Словно насмехается. Словно дразнит тебя: «Ты просто слабая трусливая девчонка! Тебе никогда не стать как Астит Серая!» Или это только твоё воображение? Может, незваный гость на самом деле ждёт, пока ты попадёшь в уготованную им ловушку. Может, он заранее расставил сети в надежде, что ты безрассудно бросишься вперёд и запутаешься в них. Может, в предвкушении потирает руки, готовясь схватить тебя. А вдруг он ещё не знает, что ты здесь? Так или иначе, ты не в силах стоять так вечно, никто не в силах. У тебя уже затекают ноги, руки немеют от тяжести арбалета, на лбу от напряжения появляются капельки пота. Но как ты поступишь? Самое время сделать выбор. И не исключено, что он окажется для тебя судьбоносным. Мститель Вначале всё шло строго по намеченному тобой плану: извилистая, но хорошо различимая тропинка неспешно вывела тебя из чащи, и ты бодро зашагал по Западной дороге к Лотерингу. Миновав примерно половину расстояния или даже около двух третей, когда солнце оказывается в зените, ты впервые натыкаешься на сюрпризы. Но тебя удивляет, только что ты раньше не столкнулся ни с чем и ни с кем, кроме нескольких торговцев, направлявшихся в Денерим. Ты замечаешь застрявшую повозку издалека. Немного приблизившись, ты понимаешь, почему она встала. Перед стариком в оголовье гружёной картофелем телегой и его клячей возникли три вооружённых до зубов молодца. Должно быть, они устроили засаду в лесных зарослях и ждали одинокого путника. Вряд ли они хотят рассказать ему, как лучше доехать до пункта назначения и пожелать счастливого пути. Но ведь это не твоя забота? Можно просто пройти мимо или сделать небольшой крюк, чтобы не попадаться на глаза работникам ножа и топора. В конце концов, в одиночку всех невинных не спасёшь, а всех негодяев не перебьёшь. Или всё же твоя? Готов ли ты снова сделать одолжение всему миру, избавив его от этого отребья? Наверняка тем самым ты поможешь ещё многим людям сохранить их скромный скарб и, скорее всего, жизнь. Выбор за тобой. Пират Видя, что ты не спешишь, Лилит тоже не спешит, давая тебе возможность сполна насладиться каждым мигом. Она медленно встаёт перед тобой в полный рост, невысокая и стройная как лоза. Каждое её движение наполнено сверхъестественной грацией. Белокурая дева неторопливо, будто в вашем распоряжении всё время мира, ласкает тебя. Её изящные пальчики развязывают шнурки на твоей рубахе, скользят по твоей груди, помогают её снять. Блудница как раз касается завязок на твоих штанах, когда раздаётся стук в дверь. — Открывайте! Я знаю, что она там! — громыхает сквозь толщу дерева стальной голос. Отпрянув от тебя, «бриллиант» бледнеет. Ей страшно, и это написано на её лице. Она ничего не говорит, но взглядом просит у тебя защиты. Воровка Среди посетителей «Покусанного Дворянина» ты не видишь никого необычного. За столами нет ни таинственных чужаков в капюшонах, скрывающих лицо, ни деланно скучающих наёмников, ни даже перепивших дебоширов. Пока все довольно мирно, хоть и шумно пьянствуют, увлечённые беседами друг с другом. Никто не обращает на тебя особого внимания. Тебя посещает мысль, что записка была чьим-то глупым розыгрышем. Ты приближаешься к трактирщику. Он смеряет тебя долгим пронзительным взглядом, но не говорит ни слова. Ты тоже не успеваешь что-либо сказать. — Леди Карс? — окликает тебя только что вышедшая из коридора справа худощавая женщина с лицом, не выражающим ничего, кроме бесконечной усталости от жизни. Она одета как обычная служанка, но на её поясе ты замечаешь кинжал. — Мой хозяин ждёт вас. Я провожу. Жестом незнакомка приглашает тебя в одну из сдаваемых комнат. Ты всё ещё можешь уйти… и остаться без заработка. Или можешь последовать за ней… и вляпаться в какую-нибудь хорошо оплачиваемую и очень опасную авантюру. В конце концов, ты можешь просто выслушать предложение и принять решение позже. Не убьют же тебя прямо в таверне, верно? К тому же с тобой ведь Ханс.
×