Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Лифария

Сказки и рисунки тетушки Лифарии

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

                                                                             0_488ec_1217d088_L.jpg.3df5cf150b2658e6608bc02d456bb647.jpg

Это не мой рисунок, но в качестве украшения моей темки вполне подойдет. 

Здесь я буду выкладывать свои романы по главам и иллюстрации. 

Вот начало: 

Тысячеликий, первая глава:"Рабство."
 

 Рваное облако стыдливо пыталось прикрыть луну, словно нищенку лохмотья.  Деревья даже с густой  листвой напоминали скелеты, в кустах порой сверкали глаза хищников. Уханье совы звучало пугающе, но это была часть ночной музыки леса, в которой звучала тревога.Здесь не было места романтичным мечтаниям, в тенях таилась смерть, порой выпрыгивающая из кустов, чтобы забрать с  собой. . Из кустов выскочила крупная ящерица. Темно-фиолетовая чешуя у основания головы переходила в сине-зеленый цвет. Луна осветила огромные безмятежные черные глаза. Постояв немного, она длинным языком поймала какое-то насекомое и ,деловито шурша, двинулась прочь. Раздался волчий вой, после чего кто-то побежал, громко ломая ветки. И вновь наступила тишина. Вот так, в незаметной на первый взгляд погоне смерти за жизнью, прикрытой сонным спокойствием, проходила эта ночь.

   И посреди этой мрачности на поляне расположился лагерь солдат. Некоторые стояли на страже, другие расположились у костров с аппетитно побулькивающим супом или легли спать.   Костёр треском нарушал здешний покой, огненным танцем отражался в чёрных глазах,  таких же чёрных, как и коса сидящей у костра девушки.  Маска мрачности сошла с лица, когда  девушку сзади обнял светловолосый юноша, в его голубых глазах притаилась нежность. 

 

Смутившись, она попыталась отстранить его:
-Ой, милый, ну не при всех же!
-А что?Неужели наши друзья будут возражать против того, чтобы я поцеловал  свою красавицу-невесту? - ещё крепче обвив девушку, он прикоснулся губами к ее ямочке на  щеке. - Чего ты такая печальная, Лод? 
-Ах, Ларми, ты такой милый, заботливый, но даже ты не сможешь меня понять. Как там  говорили при дворе, не помнишь? Хм, Грозная принцесса... Это неправда. Даже с мечом в руках и верхом я всё равно женщина. Где сейчас может находиться отец? А если с ним 
что-нибудь случится, ты меня защитишь? 
- Обещаю. Мы найдём Манделаса, клянусь тебе.
  Лод  встала и пошла к своей палатке, но оглянулась и Ларми прочёл в её глазах сомнение и битву со своими страхами. Со вздохом он вновь  опустился у костра. Плечо щипало и ныло, а в ушах до сих пор звучал шум битвы. «Ничего мы не найдём, - уныло подумалось ему. - Да и где теперь его искать? Север наводнён орками, там уже ни одной деревушки не осталось.»
 В отличие от окружающих, Лармарен не удивлялся тому, что принцесса выбрала именно его, простого воина. Иногда ему казалось, что император нарочно свёл их, ведь его почти сразу выбрали телохранителем самой Мелодлин. Вся жизнь Манделаса Великого крутилась вокруг осиротевшей дочери. Будучи монархом, он не мог уделять достаточно внимания своей малышке, но старался возместить ей это, чем только мог. На похоронах   императрицы Манделас торжественно поклялся, что уже никогда не женится, потому что у него уже есть достойная наследница. Он уже начал обучать править дочь, когда началась война. Лармарен нервно вздрогнул и нахмурился. Императрица Мелодлин... Такого испытания их отношения не выдержат. Лучше, как сейчас, в опасностях, не зная, каким  будет завтрашний день, зато вместе. Он должен её увезти. Настроение падало всё больше и больше.   

  Лод не из тех, кто легко сдаётся, она не бросит свою страну. И романтическими предложениями вроде «на берегу моря только ты и я» её не соблазнишь. Вот уже третий месяц воины во главе с принцессой Мелодлин вели охоту за орками. С первых же дней войны девушка заставила отца отпустить её наносить удары из-за спины, пока он с генералами поведут основные силы в бой. Увы, старания принцессы не увенчались успехом — всего лишь неделю назад столица Лесной империи Ладраэль был безжалостно разгромлен, а влюблённые остались в полной растерянности и без будущего. Как ни странно, Лармарен уже давно привык к запаху крови и шуму битвы, ведь до этой войны Мелодлин тоже воевала, притом быть полководцем и сражаться ей всегда нравилось больше, чем мирно сидеть во дворце. Мальчиком Лармарен впервые взял в руки оружие и влюбился в образ рыцаря Зифера. Несмотря на то, что этот рыцарь происходил из недружелюбного народа подземных гномов, многие мальчишки обожали сказки об этом вечно  пьяном защитнике слабых девиц, который то в форме стражника, то в рядах армии шёл истреблять негодяев. Взрослея, мальчики начинали понимать, что Зифер и пальцем не пошевелил бы ради защиты своей родины, что он обыкновенный пьяница и волокита за юбками, а подвиги совершал в основном за звонкую монету и восхищаться переставали.  То же самое произошло и с ним - мечты остались в душе горечью.
      Лармарен заглянул в палатку к своей невесте. Она спала, но из-под одеяла блеснул меч. Покачав головой, он вздохнул от жалости к ней и к себе. Эх, сложно с ними, с сильными женщинами... Вот с Лод, например, точно не всё в порядке. Когда жених начинал слишком 
опекать и оберегать свою возлюбленную, она отдалялась, словно напоминая: « Не защищай!» и у него сразу опускались руки. Едва засиял рассвет, Мелодлин собрала всех своих солдат, а сама, заложив руки за спину,  стала ходить перед ними вперёд-назад:
- Значит, так! Прежде всего хочу вам напомнить, что мы все находимся на войне, поэтому тот, кто хочет выжить, будет беспрекословно исполнять мои приказы. План такой: я беру трёх воинов и ухожу на разведку. Все остальные под предводительством Лармарена Пэльда 
отправятся на юг. Живых орков убить, раненых эльфов собрать, мёртвых похоронить! Есть вопросы?
- Да, конечно же, есть! - вперёд вышел взволнованный Ларми. - Милая, ты что, прогоняешь меня, что ли?
- Так будет лучше для всех. Я уже приняла решение.
- Да при чём тут все?! Я  говорю о нас, Лод, обо мне и о тебе! - он оглянулся на остальных, отвёл невесту в сторону и перешёл на раздражённый шёпот: Я готов мириться с тем, что ты мчишься в атаку впереди всех, словно сумасшедшая, заставляешь меня  дрожать от 
страха за тебя! Но теперь тебе показалось мало и ты гонишь меня прочь!
 Мелодлин улыбнулась. Гневное шипение Лармарена прозвучало как ещё одно признание в любви. Он прав и она это понимала. Но, с другой стороны, ей хотелось спасти свой народ, а не бежать и прятаться. Тыльной стороной ладони девушка погладила возлюбленного по щеке:
 - Я люблю тебя, Ларми, но не могу позволить себе быть слабой, таская тебя за собой, словно  сторожевого пса. То же самое должен сделать и ты — будь мужчиной, сделай это ради меня. Возьми обстоятельства в свои руки и мы всегда будем вместе.
 Мягкие губы обдали его своим  горячим  дыханием и нежно прикоснулись к его губам. В такие моменты различия между ними исчезали, оставалась только нежность. Белое небо с немым неудовольствием смотрело на двоих, по-детски легкомысленно хихикающих и 
целующихся, но им было всё равно. 
  Лармарен и Мелодлин вернулись, держась за руки. Строгим взором принцесса окинула ряд стоящих воинов, но не нашла и следа насмешки, молча выбрала трёх самых ловких и пошла, ни разу не оглянувшись. Ларми одел шлем и повернулся к остальным: « Ну что, 
ребята, идём обыскивать место?». Они видели, что под притворной весёлостью скрывается горькая обида. С этой воительницей любому пришлось бы нелегко. Но хоть Лармарен знал, о чём они думают, всё же не пытался сам себя пожалеть. Сердце влекло его назад, к ней, но Ларми шёл, пересиливая сам себя, словно пытался сорваться с привязи. Уже зайдя довольно далеко, он вдруг вспомнил, что Лод так и не дала определённого плана действий. Лармарен с досадой припомнил все известные ему ругательства и повёл отряд на место прошлого сражения. Здесь притаилась хищная ухмылка смерти. Отчаяние, страх, ненависть и боль застыли в мёртвых глазах. Смерть не делала различий и потому эльфы решили их не делать тоже. Забрав оружие, они сложили трупы эльфов и орков в огромную яму и тут на них напали. Под звон металла к мертвецам добавилось ещё несколько. Ларми вытер от крови меч и заметил сидящего на траве эльфа. Он улыбался, несмотря на боль — из пробитой стрелой руки двумя тонкими струйками стекала кровь. 
- Ну что ж, возможно, я это заслужил, - заметил он, с улыбкой глядя на рану. - Тихая смерть не для меня.
- Не говори так, Айви! Ты нам нужен! Дай посмотреть. - Лармарен взялся одной рукой за пальцы Айви, другой выдернул стрелу. Брызнула кровь. - О-о-о! Нет, друг мой, так дело не пойдёт! Ты же истечёшь кровью! Нам  всем  нужна помощь, поэтому идём в город.
- А как же принцесса?
- Разведка продлится ещё несколько дней. Если нужно, я сам её найду, а теперь — вперёд!
    Закинув раненых на плечи, здоровые пошли искать город. Небольшой ближайший городок спас их, как утопающего остров. Ларми зашёл в дом с цветком на вывеске и оказался посреди  комодов с зельями и порошками. В воздухе витала пыль и тишина словно подрагивала в воздухе, как натянутая нить. Лармарен громко спросил:
- Есть здесь кто-нибудь? 

 

Девушка, до этого казавшаяся просто частью комнаты, подняла голову. Белоснежная кожа,чёрные глаза и волосы оживили греющий сердце образ Мелодлин, только в этом лице не хватало суровости, присущей его невесте. Незнакомка ласково улыбнулась: 
- Я  вижу, вы впервые в нашем городке. Что ж, добро пожаловать. Меня зовут Квейрил.
- Приятно познакомиться, Квейрил. - Ларми осторожно пожал изящную нежную руку. - Я Лармарен. Послушайте, милая красавица, у меня к вам есть просьба... - В нерешительности  он посмотрел на комод. - Эти зелья вы сварили сами?
- О да! Я готовлю их по своим рецептам и, поверьте, это того стоит! - Квейрил вышла из-за прилавка и подошла ближе. - Но по желанию могу сварить и по общепринятому. Что вас  интересует?
- Мы с друзьями встретили стадо диких быков. Выжившим нужно много лекарств. Только никому об этом не говорите.
 Она сдержанно ответила: 
- Хорошо.
И скрылась в задних комнатах. Скучая, он подошёл к бутылкам  и увидел своё отражение. Голубые глаза излучали печаль. Чувства подсказывали Лармарену, что Мелодлин просто ушла — возможно, гордая принцесса разлюбила его. Воспоминания щемящей горечью нахлынули, печалью отягощая сердце. Она  всегда стеснялась обниматься или целоваться на  людях, но не проявляла холодности. Что-то все время было не так. Неужели Мелодлин просто с ним играет? Может быть, это для нее развлечение, а не любовь?  Он тут же начал убеждать себя:« Нет, Лод не могла отречься от меня! Пройдёт война и мы поженимся.» Грустные мысли прервала Квейрил, несущая целый ящик лекарств. Отдав лекарства друзьям, он ушёл в кузницу сдать в починку доспехи и оружие.
                                                                                   *  *  * 

     Положив здоровую руку под голову, Айви лежал неподвижно — малейшее движение пронзало болью. Умирающий орк успел изрубить ему ещё и ноги почти до кости и вот теперь он  не мог даже сам себе перевязать раны. Коснувшись золотого кольца на безымянном пальце, Айви невольно улыбнулся. Два сердца, две буквы А означали брачный союз и страстную любовь, не забытую до сих пор . Алерита сразу привлекла его своей жизнерадостностью. Влюблённые поженились и у них родилась доченька Лиара. Семейное счастье рухнуло в один миг. Напившись на каком-то празднике, он оказался в постели с одной знакомой, а наутро пришла жена, заявила, что она следила за ним и не согласна терпеть лжеца даже ради Лиары. Айви не пытался удерживать супругу, понимая, что ей и так больно. С дочерью он не общался, чувствуя себя последним трусом, но не смел причинять ей боль. Лучше держаться подальше, чем быть гостем в собственном доме.
     Не обращая  внимания на  вошедшую горничную, Айви осторожно попытался дотянутьсядо собственной ноги, но раненую руку словно огнём обожгло. С  криком боли он согнулся, не в силах что-то сказать или сделать. Горничная посмотрела на Айви с сочувствием и 
предложила: « Давайте я вам помогу.» Эльф наблюдал за тем, как быстро и ловко она разматывает бинты, пропитывая их мазями. Румяные щёчки и пухлые   губки украшали девушку притворной скромностью. В бирюзовых глазах Айви мелькнула усмешка:
- Вы не горничная.
 Милая улыбка сошла с лица хорошенькой девушки, но она не испугалась, а сложила руки на груди:
- Ну ведь и вы ранены не медведем и не диким быком, вопреки словам вашего друга. Времена выдались тяжёлые и если тут бродят разбойники, мы должны об этом знать.
 Пристыжённый воин опустил глаза. Спору нет, прекрасная незнакомка действительно помогла ему, но всё же...
- Давайте, правда за правду, - подбодрила она. - Я вам расскажу о себе, а вы поведаете мне чуть-чуть о ваших приключениях.
- Даже не знаю, почему я должен вам доверять.
- Я не хочу сдавать вас страже или что-то ещё. Меня зовут Квейрил, я аптекарь и единственный человек в этой глуши, знающий целительство.
- Вам не нравится здесь жить? А-а, понимаю! Тогда почему вы не уедете?
- Не могу. У меня старенькие родители и младшая сестра Лабель, которая пока ещё неспособна исполнять свои обязанности.
- Она ещё ребёнок?
- Ей шестнадцать лет. Лабель хорошенькая, но глупая. Думаю, если б ей найти достойного мужа... 
- Я прекрасно вас понял! Спасибо, но я женат! А вы сами-то замужем?
- Я?! Ну вот ещё! - фыркнула Квейрил. - За кого мне замуж выходить, за крестьянина? Или торговца проезжего очаровывать, чтобы потом сидеть и ждать его? Кстати, а не могли бы вы рассказать о Лармарене?                                                                                                                      - Мы с ним решили идти в армию вместе. Нам очень повезло, наши способности заметили. Потом я встретил свою жену, а Ларми невесту. Служба в личной страже императора...
  Вошёл Лармарен. Девушка отвернулась, натянула чепчик на глаза и быстро вышла. Ларми поставил на стул мешок:
- Смотри, что у меня есть! 
Медное изображение феникса огнём блеснуло на стали. Айви ужаснулся:
- Это же гвардейский доспех! Откуда он у тебя? 
- Я получил его от человека, идущего к кузнице. Он... не захотел его отдавать.
- Понимаю, - хмуро протянул эльф. - А рассказать что-нибудь интересное он тоже не захотел?
- Без сознания много не болтают, сам знаешь. Что, опять думал о своих женщинах? - Ларми подошёл ближе. - М-да, снял бы ты  это кольцо. Оно же напоминает тебе о потере! 
- Когда я смотрю на него, мне кажется, что они всё ещё ждут меня.
- Ну тогда мог бы броситься в ноги и лежать, пока Алерита тебя не простила! 
- А если серьёзно, то как ты собираешься искать императора?
- Я что-нибудь придумаю.

Думать Ларми решил пойти в таверну. Но как только он вошёл, тут же увидел грудь.Полуобнажённая, большая, она соблазнительно выглядывала из декольте. У него перехватило дыхание, лицо обладательницы этой красоты ускользнуло от его внимания, поэтому её ухмылка осталась незамеченной. Лармарен заставил себя поднять взгляд выше. Румяные щёчки, улыбающиеся губки и блестящие глазки ждали его. Квейрил. Рядом с ней сидела девушка. Не поднимая глаз, она теребила светлую косу. Квейрил жестом пригласила Ларми присесть:
- Рада снова тебя видеть, друг мой! А я вот... решила развлечься. Это Лармарен. Моя сестрёнка Лабель.
- Какие вы разные! - эльф сел. - Милые девушки, могу ли я вас попросить об одной услуге?
- Попросить можете, но я не могу пообещать, что выполню это, - промурлыкала Квейрил.
Он чувствовал, что в этих «больших спелых яблоках» с каждым вздохом подымалось предвкушение, как и в его теле. О Мелодлин Лармарен и думать забыл, ему хотелось наброситься на неё здесь и сейчас, но он взял себя в руки и спокойно изложил свою просьбу:

- Кхм. Понимаете, дело в том, что мы ищем императора Манделаса Тоирвеля, у нас есть подозрение, что он жив. Здесь мы видели у одного человека доспех имперского гвардейца. Вы ведь живете здесь и можете его знать. Поможете выведать, откуда у него этот доспех? Может быть, это приведет нас к императору! 

 Квейрил слушала с мечтательной улыбкой, подперев голову рукой. Казалось, его просьба не удивила и не испугала ее. 
- Как интересно! Скажу вам, сразу поняла, что вы не похожи на здешних простаков! А раз так, не позволите ли предложить вам ответное поручение? - она накрыла его руку своей. - Я  приду к вам и мы... обсудим все подробности.

                                                                                *   *  *

Мелодлин кралась так тихо, словно её пугал звук собственных шагов. Темнота подкрадывалась незаметно. Огонёк впереди означал, что там лагерь. Лод затаила дыхание и стала обдумывать, с какой стороны к нему лучше подойти. И вдруг в полной тишине, как будто из воздуха, появился единорог.

 

Он мчался, блестя золотом гривы и копыт. Мелодлин крикнула:
- Эй! - Подойдя к остановившемуся коню, она с улыбкой погладила его морду: Ты ли это, Гларвинн?
- А кто же ещё-то! - Единорог с досадой отвернулся. - Бегал, бегал — ни человека, ни эльфа, ни орка! Даже не знаю, зачем я хоть кого-то искал! 
- Не огорчайся, друг мой! - рассмеялась принцесса. - Меня-то ты нашёл, а значит, не всё ещё потеряно! Знаешь что, я не хочу подвергать тебя опасности...
- Я Хранитель и не могу стоять в стороне! - заявил Гларвинн. - Если даже принцесса отвергла мою помощь, значит, больше я тут не нужен! 
Гордо встряхнув головой, конь хотел убежать, но Мелодлин задержала его: 
- Подожди! Я просто хочу сказать, что твоя помощь может быть не такой, как ты думаешь. Мне нужно отыскать отца и заполучить помощь Каллдвайна.
- Каллдвайн?! Ну конечно! - фыркнул единорог. - Страна воров, проституток и интриганов — лучших друзей нам не найти! 
- Гларвинн, ты всё прекрасно понимаешь. Наша Империя обезглавлена и, если я не найду отца, стану действовать сама.
- Будь осторожна.
Лод проводила его взглядом. Она давно дружила с этим гордым конём и знала, что он их не бросит. Быть может, эта встреча — хороший знак. Вдохновлённая этой мыслью, принцесса решила подобраться к лагерю поближе и вдруг... Сильный удар в голову сбил её с ног. Перепуганная девушка не успела понять, что произошло, когда у неё отняли оружие. Мощная рука в перчатке больно сдавила горло. Лод попыталась освободиться. Бесполезно. Страх и боль победили гордость и девушка упала.
- Не убивайте меня, не убивайте! Прошу вас. 
Вместе с остальными эльфами связанную пленницу увели. Мелодлин не видела дороги от слёз. Бедный Ларми! Она виновата, а страдать будет он. Ну почему такая несправедливость? Лод покосилась на свой меч и её лицо украсила злорадная ухмылка. Родовой клинок Тоирвелей может выдать её. Но не всё ещё потеряно. Чем сильнее её унизят сейчас, тем  приятнее потом будет месть.

                                                                                          *   *   * 

Квейрил важно прошлась по комнате и без приглашения села в кресло. Лармарен сел напротив, пытаясь сдержать чувства, какие вновь вызвала эта белая грудь. Неужели она всегда так одевается? Да нет, в аптеке он видел скромную девушку. « А Квейрил красивее, чем Мелодлин» - подумал юноша, а вслух спросил:
- Что за поручение вы хотите мне дать? 
- Всё очень просто. Вы привезёте мои товары в Бершель и доставите пару моих писем. За фургон отвечаете головой. Всё ясно?
Не вставая, она подалась вперёд. Губы маячили в опасной близости от лица Лармарена. Он вздрогнул, с трудом подавил стон, но руки сами сжались в кулаки. Ларми злился — на себя, на обстоятельства, на любовь к Мелодлин, на то, что не мог забыть обо всём. 
- Всё ясно? - повторила Квейрил.
Лармарен от неожиданности ещё раз дрогнул и кивнул. Юноша чувствовал себя добычей перед хищницей. Ни радости, ни страха это в нём не вызывало.
- Квейрил, я хочу сказать тебе... - нежно взяв её руки в свои, Лармарен прислонился лбом ко лбу девушки и закрыл глаза, - там, в таверне, ты предстала передо мной такой роскошной женщиной, о которой мечтает любой здравомыслящий мужчина!
- А ты... здравомыслящий?
- О да! 
Не в силах больше сдерживаться, он страстно впился губами в её шею. Пальцы развязывали шнурки на ее платье. Глаза Квейрил затуманились желанием, она прижала к себе его голову:
- О, мой прекрасный любовник, ты ведёшь себя так, словно у тебя никогда не было женщины!
- Так и есть! - ему наконец удалось освободить это белое тело от одежды.
Согнутое колено скользнуло по ноге Ларми, рот приоткрылся в улыбке победительницы, безмолвно призывая к поцелую, а руки смело ласкали его тело. Резко подхватив Квейрил, Лармарен осторожно положил её в постель и, стоя на коленях, руками и губами они вновь разжигали друг друга. Эта девушка не знала удовольствия сближения, но вела себя так, будто занималась этим всю жизнь. 
Открыв глаза, молодая женщина увидела одевающегося Лармарена. Натянув штаны,
он сел на кровать и поцеловал ее.
- Куда ты теперь?
- По твоему поручению, дорогая. Не переживай, ещё увидимся.
Не вставая с постели, Квейрил посмотрела в окно. Ни торжества, ни злорадства, вчера полыхавшего страстью в глазах, не осталось.           Задумчиво-серьёзно она изучала солнце и  деревья, с чувством, будто только что родилась. « Он не придёт, - с грустью подумала молодая женщина. Квейрил знала, что нужна своим односельчанам. И если они настолько глупы, чтобы не принять целебное зелье из рук шлюхи — глупость не лечится.

                                                                                          *   *   * 

Мелодлин не проронила ни слова, ни слезинки во время пути. Их доспехи и оружие унесли, но гордая принцесса даже не глянула в сторону своего меча, Шисса-Громовержца, чья золотая рукоять блестела на заходящем солнце. Пропуская мимо ушей разговор торговца с двумя покупателями, она не удивилась, когда ей задрали рубашку до горла — так проверяли здоровье раба. Лод встретилась взглядом со светло-фиолетовыми глазами второго, похожего на беспомощного напуганного щенка орка. В ответ он опустил глаза. Первый, высокий и седой, опустил рубашку и повернулся:
- Ну как? Тебе нравится?
- Д-да. Берём, - орк выдохнул, словно пытаясь примириться со своей участью.
« Странно, - подумала Мелодлин. - Он опечален так, словно в рабы берут его, а не меня.» В цепях девушку привели в кузницу, чтобы провести обжигание рабской меткой. Когда раскалённый металл коснулся кожи, ни один мускул на лице девушки не дрогнул. 
Она вновь пристально заглянула в глаза своему хозяину и выдавила улыбку. С неё сняли цепи и повели в хижину.
- Будь мужчиной, Хидер!
- Постараюсь, – обещал Хидер.
Лод поняла смысл сказанного и это повергло её в уныние. Он протянул руку к её груди, но вдруг передумал и спросил:
- Тебя как зовут?
- Лод.
- У меня... у меня есть просьба, - странная для орка нерешительность насторожила и смутила Мелодлин. - Мать и дядюшка хотят, чтобы я поскорее нашёл женщину. Они говорят, что так я стану настоящим мужчиной, но я... говорил с людьми-рабами и хочу, как у них. Ты  поможешь?

 

Принцесса молчала. Она любила Ларми и хотела принадлежать только ему и всё же мысль, что она отвергнута, злила её. Девушка заглянула в его глаза. Почему-то ей стало  невыразимо жаль своего хозяина. Они шли во взрослую жизнь слишком разными путями. Мелодлин Грозной никто, кроме отца, не посмел бы возразить — она умела внушить страх яростной речью, нисколько не заботясь о любви окружающих. Наверно, принцесса понимала, что аристократическое общество Империи мало чем отличается от такого же общества в любой другой стране. Этот клубок змей любил хитрость и уважал силу.
    Хидер, как и она, оказался сиротой: его отец погиб во время охоты на кабанов, которых в этих краях было великое множество. Чтобы воспитать сына, вдова стала пятой женой дяди-вождя. Вместе дядя с матерью жёстко воспитывали не смевшего им слова сказать ребёнка. Кажется, этот большой и неловкий, но так и не выросший орк хочет свободы.
« Похвальное стремление» - мысленно сказала Мелодлин. Чёрные глаза потеплели, она почувствовала необходимость помочь ему.
- Раздевайтесь, - приказала Лод.
- Что?!
- Раздевайтесь же! - повторила девушка уже шёпотом. - У вас трудный выбор, хозяин: вступить в долгий и, скорее всего, бессмысленный спор или... убедить их в том, что вы по-прежнему тихий и послушный сын.
Хидер опустил глаза. Спору нет, она права, но лгать было страшно. Нерешительно коснувшись рубашки, он отдёрнул руки, словно обжёгся. Мелодлин раздражённо вздохнула,  швырнула на пол одеяло, разбросала всю одежду... Подкравшись к двери, вождь услышал женский шёпот:
- Ах, мой хозяин, ты так могуч, так прекрасен! Я навсегда останусь верной тебе!
Он молча ушёл на цыпочках. Мелодлин и Хидер посмотрели друг на друга и улыбнулись, сдерживая смех. Девушка блаженно выдохнула и повернулась на спину. Вот и она — её первая маленькая победа. Нужно бежать, а затем найти союзников. Манделас пытался справиться с орками сам и дочь его за это не осуждала. Ведь никто  не ожидал, что племена объединятся и станут угрозой даже для могущественно Лесной
империи. Она всё преодолеет и отыщет их — отца и любимого

Hide  
Изменено пользователем Lifaria
  • Like 12

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Показать контент  

IMG_20181103_144737.thumb.jpg.856face8db145e97a3ea099488b8196a.jpg

Hide  
  • Like 3
  • Thanks 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Показать контент  

IMG_20181105_165101.thumb.jpg.99689356e42052dde8b08d4d64b93715.jpg

Hide  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Показать контент  

IMG_20181109_171720.thumb.jpg.f39dbd68660aa2eb0e2c3155b2551d1f.jpg

Hide  
  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×