Caramel_Colonel

Звёздный ветер

31 сообщение в этой теме

Рита и Колдун. Сказка  
  • Жил да был один колдун, злющий-презлющий. Но, как водится, колдуном он не родился. Он был самым обычным ребёнком, но потом другие дети начали издеваться над ним - то портфель отберут и спрячут, то тетрадку чернилами обольют, а то и просто побьют, да одежду порвут. Очень рассердился на них колдун, и уехал учиться чернокнижному искусству, чтобы вернуться и отомстить.

    Колдун учился долго и очень прилежно, никому не выдавая, зачем же ему знать магию. Но, когда он выучился и приехал обратно в родной город, выяснилось, что у его обидчиков уже собственные дети растут, а они его помнить-не помнят. И тогда колдун придумал план, как заставить их заплатить за унижения. 

    Он открыл игрушечную мастерскую, а позднее и магазин.
    А через некоторое время в городе начали пропадать дети. Однако, город был достаточно большой, и один-два исчезновения в год были трагедией для родителей, но проходили незамеченными для большей части горожан. Как вы уже догадались, детей похищал наш Колдун. Вы скажете, что колдуны, открывающие магазины игрушек и похищающие детей бывают только в сказках, но это же и есть сказка, верно? И вам, верно, интересно, в чём же заключался план Колдуна? Так что продолжим.

    Бывало, зайдёт в магазин ребёнок, и чем-то Колдуну приглянется. Колдун будет долго рассказывать такому ребёнку про игрушки, как сделать, чтобы у куклы открывались и закрывались глаза, а у машинки - двери, чтобы паровозик сам ехал по рельсам и пыхтел паром из трубы. А потом предложит зайти в заднюю комнату, посмотреть игрушки, которые настолько классные, что он их не продаёт даже, а оставляет для себя. Ребёнок согласится - и попадёт в подвал, в центре которого стоит большой чёрный стул. Стены подвала толстые, и никто не слышит, как колдун привязывает ребёнка к стулу. Чтобы колдовство сработало, ребёнок должен как следует пропитаться страхом и болью, и Колдун для начала большими грязными щипцами отрывает ребёнку ноготь. Ребёнок громко кричит, но это Колдуну и надо, он доволен, как сытый кот. К тому же, рот широко открыт, и в него легко засунуть какую-нибудь сальную тряпку - обычно часть одежды предыдущей жертвы, пропитанную её кровью и её криками. Ребёнок привязан очень плотно и не может пошевелить ни шеей, ни запястьями, ни даже пальцами ног. Колдун берёт рыболовный крючок и цепляет с его помощью веко ребёнка к брови, а на второй глаз одевает плотную повязку. Затем он берёт швейную спицу и зажигалкой раскаляет её докрасна, держа как можно ближе к открытому глазу несчастного. С наслаждением вонзая спицу в глаз, Колдун старается попасть в самый центр зрачка, вспоминая, какими словами обзывали его в школе. После этого свет для жертвы меркнет до самой смерти. Колдун может месяцами резать, колоть, снимать кожу с рук и ног, дробить кости, выламывать зубы, вырезать живые, трепещущие внутренние органы, стараясь держать испытывающую нечеловеческий ужас жертву на пороге жизни и смерти, но всему есть предел - или ребёнок умирает, или перестаёт чувствовать что-либо, и Колдун лёгким, отточенным движением сворачивает шею искалеченной пародии на человека. И тогда приходит время для магии.

    Подходят только самые пропитанные болью, истерзанные страхом кусочки детского тела. Кусочек кожи можно обработать и добавить заплатку кукле на плащ, из косточки сделать ось для колёсиков машинки, зуб зашить в мягкую игрушку. А оставшийся глаз превратить в прекрасный самоцвет и украсить им кукольный домик или паровозное депо. Большую часть тела, не подходящую для магии, Колдун закапывает прямо в подвале. Вы скажете, что зубы в мягких игрушках встречаются только в сказках, ну так ведь это же и есть сказка, верно?

    Всё, чего хотелось таким игрушкам - сбежать, убраться из магазина подальше, и поэтому родители очень охотно их покупали, хотя и не могли объяснить, почему их привлёк именно эта плюшевая собачка или этот деревянный грузовичок. А когда их приносили домой, игрушки всеми силами стремились к детям, ища защиты, помощи, понимания - но при этом не могли дать в ответ ничего, кроме страха, страданий и ненависти. Ими и пропитывались дети 
    в городе, становясь злыми, грубыми и жестокими как те, что мучили в детстве Колдуна. Вместо игр у них были драки, вместо петушков на палочке - сигареты, вместо того, чтобы купаться на речке и дышать чистым воздухом, дети сидели по подвалам и нюхали клей. Тридцать лет и три года мстил Колдун городу.

  • До тех пор, пока в город не приехала одна самая обычная семья: родители и двое детей - мальчик и девочка. Мальчик был уже совсем взрослый и только что закончил третий класс, ему разрешалось гулять с друзьями без родителей и играть в мяч во дворе, а девочку звали Рита, и она в свои шесть была очень самостоятельной. Что бы родители (а особенно брат) не говорили, Рита сама решала, что делать и кого слушать.

    И поэтому как-то раз, когда родители оставили Риту с братом, а брат сказал ей, что совершенно не хочет с ней сидеть и пойдёт в магазин, смотреть игрушки, Рита закрыла дверь запасным ключом, который родители прятали под ковриком, и тихонько последовала за ним. Вы скажете, что сообразительные маленькие девочки встречаются только в сказках - ну так ведь это же и есть сказка, верно?

    Рита видела, как брат зашёл в магазин, но решила подождать его и устроить сюрприз. Она ждала десять минут, двадцать, тридцать, прошла, казалось, целая вечность - но брат не появлялся. Набравшись смелости, девочка вошла в магазин..
    .. где её встретил улыбающийся Мастер в самом наихорошем расположении духа. Рита внимательно осмотрела полки, даже за прилавок попробовала заглянуть, но брата нигде не было видно. Особенно Рите приглянулась кукла с каштановыми волосами и одной светлой прядью, и Мастер, который, как Вы поняли, был тем самым Колдуном, ожидал, что девочка попросить забрать её с собой; более того, настроение Мастера было настолько хорошим, что он даже готов был подарить куклу.. но вопрос девочки застал его врасплох.
  •  
  • "У Вас чудесные игрушки", - спросила она, - "но где мой брат? Он собирался к Вам зайти".
    "У меня тут нет твоего брата", ответил мастер. "Как видишь, только я и эти славные куклы"
    Как мы с вами помним, Рита была очень сообразительной девочкой, поэтому она заподозрила неладное. Она сказала:
    "Значит.. он, вероятно, исчез. Как хорошо, что этот негодяй пропал!"
    "Разве?", искренне удивился Мастер. "Обычно девочки души не чают в братьях".
    "О, только не в моём!" громко возразила Рита. "Мой щипал и щекотал меня, а ещё дёргал за косички и обзывал уродиной! И говорил, что я никогда не найду себе мужа. Как будто мне вообще нужен какой-то муж. Однажды он измазал мне платье зубной пастой и свалил всё на меня.. ну и влетело же мне тогда. А недавно я как раз пожелала, чтобы он исчез - и моё желание сбылось, как здорово!"

    Колдун не думал, что девочка врёт. Строго говоря, в чём-то Рита действительно не врала, но брата всё-таки любила и хотела доискаться, куда же он запропастился. Более того, услышав о желании, Колдун вспомнил то, что знал о магии - если желания исполняются, то это чаще всего означает, что нити магии связали события воедино так, чтобы оно сбылось, а, поскольку девочка его загадала, то, возможно, и у неё есть некоторые способности сплетать их.. И, возможно, девочка сама сможет однажды стать Ведьмой. Тогда Колдун спросил, не желает ли она научиться кое-чему необычному.. но так, чтобы никому-никому ни слова. Рита ещё было подумала, что он хочет зачем-то учить её игрушечному ремеслу, и сделала единственное, что было возможно - согласилась, решив ходить к нему каждый день.

    На первый день Колдун рассказал ей о нитях магии, оплетающих наш мир, и показал, как можно их увидеть. Он очень удивился, когда у Риты получилось, ведь обычно на это уходят недели практики даже у очень талантливых чародеев. А ещё Рита увидела нити, тянущиеся от некоторых игрушек в подвал, а особенно яркая нить была от той куклы, что ей так приглянулась. Но об этом она ничего не сказала Колдуну; 
  • На второй день Колдун учил её слушать, о чём шепчут деревья, и она слышала, слышала о солнце и воде, что течёт под землёй, о птицах, которые мешают своими гнёздами или избавляют от паразитов, а ещё услышала, как ропщут половицы, когда Колдун ступает по ним, но снова умолчала об этом;
  • На третий день он учил её чуять кровь, пролитую без согласия, и она не только смогла, но даже почуяла сквозь стены - там кошка поймала мышь, там женщина укололась спицей.. А подвал был буквально затоплен запахом крови, и Рите стало дурно. Колдун даже прекратил занятия раньше обычного, всё-таки Рита была всего лишь маленькой девочкой, а магия требовала много сил.
    На четвёртый день он учил её осязать жизнь, которая была и есть в предметах. Рите не хотелось трогать мёртвую лягушку, и тогда Колдун дал ей несколько игрушек с витрины, и она почувствовала. А ещё она поняла. насколько теплящаяся в них жизнь искалечена непрерывными пытками. Но и об этом она ничего не сказала;
    На пятый день он учил её чувствовать вкус эмоций, и это было самое весёлое - дашь ребёнку конфетку, и почувствуешь сладкий тёплый ветер на языке, взорвёшь хлопушку над ухом - и ощутишь липкий, кислый страх, и острое желание поквитаться;
    На шестой день он учил её узнавать слабые места - те, где одежда скорее всего порвётся, а здание - рухнет. Пока они рвали кукольные платья и строили башни из кубиков, Рита попыталась узнать слабое место Колдуна, и не нашла ничего, кроме маленькой жилки в мозгу; зато заметила, что ножки тяжеленного югославского секретера, набитого всяким магическим хламом, уже изрядно подломаны и едва держатся. Сам Колдун этого, казалось не замечал - или не считал нужным смотреть, или не пользовался простейшими знаниями потому, что был могучим колдуном и считал себя выше их. Так или иначе, Рита решила это запомнить и воспользоваться при первом удобном случае.

  • Который предоставился ей уже на следующий день. Колдун решил показать ей настоящий магический предмет - верёвку, которую невозможно развязать без помощи магии, и стал спускаться за ней в подвал. Рита подглядела за ним в дверную щель и увидела в подвале смутные очертания большого стула и мальчика, привязанного к нему. Ждать было нельзя - пока Колдун возился с заклинанием, она захлопнула крышку, а затем рванула ножку секретера так, как она уже давно хотела оторваться, и работа неизвестного югославского мастера упала прямо на крышку подвала, едва не придавив Рите руку.
    Вы скажете, что шестилетние девочки опрокидывают секретеры только в сказках, ну так ведь это же и есть сказка, верно?
    А потом Рита сделала самое правильное, что только может сделать девочка, брата которой поймал Колдун. Она добежала до ближайшего телефонного автомата, и, при помощи длинной палки, потому что была ещё маленькая и руками дотянуться не могла, сняла трубку и набрала Милицию.

    Пропавших детей было так много, а какой-то информации о них так мало, что милиционеры тут же выехали к магазину игрушек. Не без усилий отодвинув секретер, они подняли крышку подвала и, наставив табельные пистолеты ТТ на колдуна, вывели из подвала его и Ритиного брата, у которого к тому времени уже не было глаза, были несколько глубоких порезов на ноге и пара сломанных пальцев на левой руке. Рита потом часто помогала папе-реставратору находить слабые места разных старых домов, а милиционеры каждый новый год присылали ей коробку импортных конфет, пока ей не исполнилось 16 и она не стала для конфет слишком взрослой. Кости убитых колдуном детей выкопали и похоронили на кладбище, а что же Колдун? Колдун, поняв, что его песенка спета, выкрикнул проклятие, которое взяло всю его жизнь и из-за которого жизнь детям в этом городе порой кажется настолько невыносимой и беспросветной, что они выбирают прекратить её. Эту историю рассказала мне Маргарита Феликсовна, которая работала в местной детской библиотеке, когда дух Колдуна коснулся и меня. Она помогла мне справиться с ним, и мы даже думали, что сняли проклятье с города, как выяснилось, совершенно преждевременно.. но это уже совсем другая история. Точнее, сказка. Ведь это же просто сказка, так же?
Hide  

 

Шуточная пьеска-кроссовер "Инквизиция в Белом Саду"  

Основные действующие лица - молчаливый Инквизитор неопределённого пола и профессии, Варрик, Дориан, Кассандра. Ну например. 

 

Сцена один, дорога.

Кассандра:

"Там, за поворотом, должен быть наш лагерь"

Варрик:

"Тс-с! Слышите?"

Дориан, напряженно:

"Нет.."

Варрик:

"Вот и я нет. Или они - разведчики экстра класса, которые у нас другую полянку охраняют, или перепились и с отступницами спят, или одно из трёх" 

Проходят за поворот, на месте лагеря - кровавая бойня, повсюду трупы, палатки кровью заляпаны, кровь уже начала подсыхать.

 

Дориан:

"Корифей стебёт гусей, сколько ж ценного материала пропало.."

Кассандра выразительно смотрит на него

Дориан, смущается:

"Ну, ткань на палатки. её ж теперь фиг отстираешь, без магии крови-то. У вас рабов столько нет".

Варрик:

"Слушай, усатый, ещё раз ты про рабов заикнёшься, я тебя свяжу, рот вонючим кассандриным носком заткну, и отправлю к домой, к папе. Останешься без сладких бычьих бёдер под лавандовым соусом, вон у нас кухарки жаловались, что задолбались подобные выстебоны готовить"

Кассандра ненавязчиво нюхает носки.

Стон из кустов:

"Соски Андрасте, да помогите же мне!"

 Пати идёт на крик и видит солдата Инквизиции без ноги. Бедняга жив, но, видимо, только на адреналине, потерял много крови и лежит с ночи.

Солдат:

"Это чёрные.. называют себя рыцарями, но ни чести, ни совести.. напали среди ночи.. это был сущий ад.. караульные проспали.. мы же не солдаты.. Я вот навоз на конями всю жизнь убирал.. а мой брат Ганс - наоборот.. так и жили.. Ваше Инквизиторство, я ещё пригожусь нашему великому делу?"

Дориан:

"Только если зом.."

Кассандра выразительно смотрит на Дориана

Дориан:

"..лото на наши нужды пожертвуешь. Шансов у тебя маловато, приятель".

Солдат стонет и умирает.

 

Варрик:

"В конце концов, он не сказал "нет"".

Шарит по карманам солдата

Кассандра:

"Надо расставить пару наблюдательных вышек, чтобы у несчастных крестьян был шанс хотя бы заметить отряд рыцарей в тяжелых доспехах, громыхающих, как рок-группа на цыганской свадьбе. И самогон запретить. Думаю, вон тот холмик подойдёт"

 

Поднимаются на холм

 

Варрик:

"Запрещали уже, так они после первого фаерболла открыли чемпионат Ферелдена по народной игре "Кто первый до Кирквола", только забыли, что для неё корабль нужен, или хотя бы доспехи снимать."

Кассандра:

"В любом случае, вышки нужны. Можно дозорным на ночь самогон не давать, а только утром."

Дориан:

"Вместе с лестницей. Кстати, есть у меня один вариант, как сделать непьющего часового ещё и неспящим. Неж.."

Кассандра выразительно смотрит на Дориана

Дориан:

"Нежно попросить, и сказать, друг мой дорогой, не хочешь же ты товарищей подвести".

Варрик фыркает. 

Кассандра:

"Здесь поставим первую вышку. Кстати, если поставим вон на том холме, сможем наблюдать за дорогой через всю долину." 

Инквизитор призывает отряд стройбата с лопатой и ведром цемента на четверых, и идут на следующий холм

Сцена два, подъём на следующий холм

Варрик:

"Тут какая-то слизь на ветке"

Дориан:

"Дайте взглянуть, я всё-таки маг, я хорошо разбираюсь в скользских субстанциях. Знаете, лавандовый соус тоже довольно склизский. Эти кухарки вечно путают - надо лить его, пока бычьи бёдра ещё горячие, иначе на вкус получается совсем как вазелин"

Кассандра:

"Волшебникам требуются блюда с воистину волшебным вкусом. Жаль, что им не нравятся чёрствые неваррские булки".

Варрик:

"Насколько я понимаю, у этих булок шикарная кремовая начинка. Всего то и нужно, что положить в микроволновку, и вуаля, зачерствевший хлеб становится пикантной хрустящей корочкой"

Дориан задумчиво осматривает слизь:

"Похоже, это слизь подземной грустносявки. Это трёхметровая  сколопендра с характером чихуахуа, ей становится очень грустно, когда кто-то громко топает по земле. И не успокаивается она до физической смерти топнувшего. Правда, обычно, чтобы создать топот подходящей громкости нужно как минимум два друффало, так что, пока гном стоит на месте, нам ничего не угрожает."

Варрик ворчит, пати продолжает подыматься и нос к носу сталкивается с друффало.

Варрик:

"О, а вот и лишняя денежка. Друффи-Друффи-Друффи, мы тебя искали. Мы вернём тебя домой, отбивная ты шерстистая"

Кассандра:

"Слушай, Варрик, мне кажется, тут что-то не так. Мы ему уже десяток привели, а он объявление так и не снял"

Варрик:

"Да брось, он мужик честный, написано сто голды - платит сто голды"

Дориан:

"Смею заметить, один друффало - это около восьмидесяти литров кро.."

Кассандра выразительно смотрит на Дориана

Дориан:

"..крови, а ещё 20-30 кило шерсти, 600 кило отличного мяса. Всё вместе тысячи за две загнать можно, если в розницу. А ещё больше ста пятидесяти кило костей. Мы в Тевинтере варим из них клей"

Кассандра отводит взгляд

Дориан:

"..когда кости рабов заканчиваются."

Варрик:

"Леди Пентагаст, извольте снять башмачок"

Кассандра наклоняется и расшнуровывает латный сапог

Дориан:

"Стойте, не надо, так у друффало начинаются брачные ритуалы"

Друффало ревёт и радостно встряхивает головой, затем тоже наклоняется.

Дориан:

"Вашу Андрасте, ну кто тянул-то? теперь надо завершить ритуал, иначе он разорвёт нас на куски. Леди Кассандра, повторяйте за мной."

Дориан чередует покачивания головой, наклоны и развороты на 360 градусов, друффало и Кассандра повторяют за ним. 

Дориан:

"А теперь нужно потоптать ногами"

Кассандра:

"А как же грустносявки? ты же сказал, навыползают из-под земли, как сыпь после борделя"

Варрик выразительно смотрит на Кассандру

Кассандра:

"Ну, одна подруга рассказывала"

Дориан:

"Не, если друффало всего один потопчется, всё будет нормально"

Варрик, указывая за спину:

"А если она тоже попрыгает?"

За спиной героев стоит друффало поменьше и более светлой окраски

Кассандра, разъярённо:

"И давно она здесь!?"

Варрик: 

"Да с самого начала. Простите, не мог испортить себе удовольствие наблюдения за двумя аристократами, танцующими брачные танцы парнокопытных"

Звери, похоже, нравятся друг другу и начинают самозабвенно топать

Дориан:

"Бежим!"

Пати убегает на верх холма, сколопендроморфы начинают драку с друффало. Кассанда по дороге теряет сапог.

Выдохшиеся герои на вершине холма.

Кассандра, принюхивается:

"Фу, спаси Пророчица, полное фуфло эти китайские дышащие стельки. А вид отсюда и правда отличный"

Варрик:

"Ну всё, золушка, теперь наш рогатый мачо дотрахает свою корову, найдёт твой сапожок и будет искать тебя по городам и весям..."

Дориан, возмущённо:

"КАКУЮ КОРОВУ!? И откуда ты.. А, друффало. Хе. Хе-хе. Отличная шутка, Варрик. "

Кассандра:

"Слушай, Варрик, тут высоковато для стройбата, может ты это, по своим каналам вышку организуешь?"

Варрик ворчит, но достаёт шестой айфон в золотом корпусе с бриллиантами

Варрик (по телефону):

"Э, Тотчхан-кызы! Ажалак кырымбыкулы вышка, хазлкцак внгшврхт оцелоп, или твой троюродный дед не был женат на названной дочери моей двоюродной прабабки? Тотчхан, ахарга вашкала совесть, Тотчхан!  Это почти как мать!"

Препирается ещё некоторое время.

Варрик, вешает трубку:

"Всё нормально, он хотел десять баранов, но в итоге согласился на двух эльфиек и казан лавандового соуса"

Дориан:

"У меня как раз есть один знакомый на дороге в Денерим, продаёт эльфиек всего за пять баранов штука"

Варрик:

"Да ладно, что мы, двух эльфиек в Инквизиции не найдём? Вон та мелкая, чёт больно шустрит, сдадим её от греха подальше. И лысую тоже сдадим, у меня от неё мурашки"

Кассандра выразительно смотрит на Варрика

Варрик:

"Не, не, работорговля фу, конечно, нельзя и всё такое, но эти две сами напросились"

Кассандра:

"Никого мы никуда сдавать не будем. Партия сказала - бараны, комсомол ответил, будут бараны. Но не сейчас, сперва третья вышка. Вон та гора очень симпатичная. А ещё мне понадобится новая пара сапог"

 

Сцена три. Выбившиеся из сил герои поднимаются на гору, на фоне остальных Кассандра выглядит весёлой и жизнерадостной. У неё на ногах новые мягкие кожаные сапоги, один потемнее, другой посветлее.

 

Кассандра:

"Вообще-то Солас - мужчина"

Варрик: 

"Ха, ищи дурака! Мужчина должен быть вот с такой грудью (показывает на разрез рубахи), а не вот с такой (показывает на Кассандру). А бритьё налысо ещё никого мужчиной не делало. Да я скорее поверю, что она - сам эльфячий Сотона во плоти, чем мужик".

Кассандра:

"Знаешь ли, Варрик, не все мужчины - дворфы. Дориан, ну скажите ему, ведь не все?"

Дориан, мечтательно:

"Даа......"

Кассандра:

"Вот видишь!"

Варрик:

"Кассандра, а тебе какие мужчины больше нравятся, глупые с клёвой, накачанной волосатой грудью или остроумные с клёвой, накачанной волосатой грудью?"

Кассандра:

"Мне послушные нравятся, и молчаливые"

Дориан, отвлекаясь от мечтаний:

"Так это любого можно организовать"

Кассандра, презрительно глядя на Дориана:

"Нет, спасибо, мне этой экзотики в подростковом возрасте хватило. Помню, оставил меня как-то дядя на шесть суток в мортуарии, а сам уехал в командировку, а захватить я с собой успела только одну книгу, на обложке было написано "Война и Мир", а внутри почему-то оказалась орлейская брошюра "Порочные желания Эммануэль 7: Горячий Сок Холодной Страсти"

Дориан: 

"А если бы они ещё и двигались!"

Кассандра:

"Кто, фрукты?"

Варрик (с сальным интересом):

"Интересная книга-то? Понавательная?"

Кассандра:

"Да не, фигня. Советовали выжимать сок из замороженных овощей, а потом подогревать его. Писали, что нечеловечески вкусно, организм в тонусе держит, для похудания полезно, передовой рецепт фитнесс-баров. Я все шесть дней сгорала от желания это попробовать, как дядя приехал, я бегом на кухню, всё по рецепту сделала.. Ну и дрянь же получилась. Впрочем, как и вся орлейская кухня, включая эти ваши лавандовые соусы."

Варрик:

"Лавандовый соус не мой. А при чём тут мужики-то?"

Кассандра:

"Да книжонку эту мужик какй-то написал, рожа эта козлиная. Я ему потом на обратный адрес отправила письмо, чтобы он опровержение напечатал и извинения принёс, но он меня так и не послушал. И я решила, если будет мужик, то пусть уж лучше послушный будет".

Дориан:

"А.."

Кассандра:

"Нет, Дориан, применять магию крови на друзьях - это низко и недостойно! Да и вообще ничего хорошего в ней нет"

Дорриан:

"Как скажете :("

Варрик (с кислым видом):

"Поучительно"

Тем временем герои достигают вершины горы

Варрик:

"Вухуу, мы дошли! и ни тебе друффало, ни сороконжек-переростков!"

С горы действительно открывается прекрасный вид - на населённые пункты, включая Редклифф, на лагеря инквизиции, тамплиеров и отступников, дороги, реки..

.. и логово дракона.

 

Эпилог

Дориан сидит в уютной комнатке за библиотекой, у него на коленях идеально чистое белое полотенце, а у ног - таз с горячей водой. Около таза на коленях стоит Кассандра в костюме горничной и массирует Дориану ступни.

Дориан:

"Кассандра, повтори ещё раз, пожалуйста"

Кассандра (монотонно, с отсутствующим видом)

"Не вижу ничего плохого в применении магии крови на своих друзьях"

Дориан:

"Красотаа.."

 

Занавес 

Hide  
Пожиратель цветов, сказка\зарисовка. Содержит отсылки к миру Fallen London  

Я хочу рассказать вам сказку - вернее, историю, о пожирателе цветов. Нет, питается он не ромашками и маргаритками, как можно подумать, но давайте по порядку.

Поверхность Земли, на которой мы с вами живём, составляет достаточно небольшой процент её объёма. А глубоко под землёй есть совершенно другой мир. У него нет названия, зато он полон тайн, загадок и таинственных существ - безымянных и жутких, в основном. Единственным источником света здесь служат фальшивые звёзды - белки вечно открытых слепых глаз существ, свисающих со сводов подземных пещер, подобно летучим мышам.

Одна из тварей, живущих там, всё же хорошо знакома людям. Это бесформенный бледный паразит, скользкий и холодный. Люди называют его пожирателем цветов. Если он присосётся к тебе, то не будет пить твою кровь, не засунет щупальца в позвоночник, чтобы сожрать костный мозг, о нет, его интересует совершенно другое лакомство. Твои цвета.

Твой красный, цвет твоей агрессии, которым ты сияешь, давая отпор хамам и наглецам, защищая тех, кто тебе дорог, и пожиратель выпьет его.
Твой оранжевый, цвет твоего тепла, гладя кошку или помогая другим, ты сияешь оранжевым, но пожиратель осушит его до дна.
Твой жёлтый, цвет солнца и вдохновения, который излучается, когда ты творишь - пишешь, рисуешь - но пожиратель не оставит тебе ни капли.
Твой зелёный, цвет весны, цвет влюблённости, цвет новой жизни, о, он насладится им сполна.
Твой голубой, цвет твоего бесконечного неба, пожиратель покончит с ним, и ты всюду будешь видеть лишь опускающиеся на тебя потолки, пока не начнёшь ходить, опустив голову.
Твой синий, цвет дальних стран и новых открытий, он выжмет его досуха, и самым дальним твоим путешествием станет поездка от работы до дома.
Твой фиолетовый, цвет воспоминаний и тёплой грусти об ушедшем, пожиратель заберёт его, и ты никогда не вспомнишь о том, что было до того, как он присосался к тебе.

Но на этом он не закончит, о нет. Он примется за более привычные для него цвета, цвета подземного мира, освещаемого фальшивыми звёздами.

Твой вирик, цвет, в который окрашены твои сновидения, и даже во сне ты не сможешь уйти от бесцветности и безысходности
Твой ирриго, цвет, в который окрашены забытые уголки дома, где находят временный отдых уставшие от тебя вещи - и они станут пропадать бесследно;
Твой виолант. Чернилами этого цвета пишутся обещания, которые невозможно нарушить, и твоё слово не будет стоить и гроша, равно как и данное тебе;
Твой апоциан, цвет, к которому тянутся растущие кораллы твоей фантазии, и твоим уделом станут строгие геометрические формы, сооруженные из штампованных бетонных блоков;
Твой пелигин, цвет космоса столь глубокого, до которого только может дотянуться твоя мысль, и цвет заветной мечты - и ты утопишь мечты в быту;
Твой космогон, в котором снимают выключенные камеры, и ты как будто бы исчезнешь для мира;
И, наконец, ему достанется десерт цвета гант, который остаётся, когда все прочие съедены.

Но Пожиратель никогда не сможет присосаться к тебе помимо твоей воли, его нужно пригласить, впустить, отдаться ему, не обязательно сознательно, нужно просто сильно пожелать стать бесцветной массой. Поначалу мир даже начнёт казаться тебе легче, спокойнее, проще.. но это обман, чтобы ты не избавился от него, пока ещё можешь. Потом наступает безразличие, слепая покорность, обстоятельствам, или, напротив, единственная идея, единственное желание захватывает разум, лишая покоя, заставляя бессознательно лететь на огонь искусственного цвета. Я видел жертв Пожирателя в армиях и монастырях, в сектах и на улицах, в офисах и сумашедших домах.. Так что, если мир вдруг стал казаться тебе проще и понятнее, пощупай-ка, дружок, затылок пониже шеи - не присосалась ли и к тебе белёсая бесформенная сущность из подземного мира, не позвал ли ты её в минуту отчаяния и разочарования, не отравляет ли она бесцветностью прямо сейчас и тебя? И, если нащупаешь там липкие капли, откажись от неё, беги от неё, как только сможешь, живи в мире, полном цветов, и выбирай сам, каким сиять.

Hide  

 

История фельдшера 

Часть 1.

Четыре утра, четвёртая бригада. 
- Собирайтесь, на вызов. 
- Ну вот, я только себе чаю налил, - огорчился водитель, - очень срочно? 
- Чёрт его знает, там тётка в истерике, говорит, с мужем плохо. Она ещё два часа назад звонила, я говорила ей подождать до утра, но.. - я почувствовал, как на том конце провода диспетчер развела руками, - собирайтесь, короче. Хотя мужику сорок лет, думаю, она зря паникует. 
Водитель допивает чай, старший бригады продирает сонные глаза. Ещё один фельдшер, женщина, торопливо причёсывается перед зеркалом. 
Я иду в непрогретую старенькую буханку, сажусь у окна и покрепче заворачиваюсь в куртку. Через двадцать минут все в сборе, ещё десять заводим машину. Пятнадцать едем. 
Начало зимы, половина пятого утра, окна домов слепы. Только фонари пульсируют в окне и отсчитывают метры. Свет тускнеет, затем начинает становиться ярче. Потом вспыхивает в окне машины, щиплет слезящиеся глаза. Ещё сто метров проехали. Вспышка. Ещё сто. Вспышка. Ещё.. так и заснуть недолго. 
Одинокий свет на четвёртом этаже. Растрёпанная, но ещё привлекательная женщина встречает около подъезда, пуховик накинут поверх ночной рубашки, губы посинели. Да она тут никак не меньше получаса стоит. Поднимаемся на четвёртый этаж. Старший бригады зевает, фельдшер устало передвигает ноги. Я замечаю, что женщина идёт босиком. Надо бы растереть ей ноги от переохлаждения.. Ладно, пожалуется, придумаю что-нибудь. 
Прихожая. Дверь прямо приоткрыта, и из щёлочки выглядывают две пары детских глаз. В коридоре свет есть, а в комнате нету, поэтому их видно более, чем прекрасно.. Делаю вид, что не замечаю. 
Иду в другую комнату. У мужика жар, он мечется по постели в беспамятстве и стонет, как ребёнок. Решаем везти в больницу. 
- Вы ему хоть.. препарат какой-то дайте! - истерит женщина. 
Старший бригады скептически смотрит на неё: 
- Хотите, можем эуфиллин внутримышечно 
- Не надо лучше. Вдруг у него с сердцем что, - возражает фельдшер. 
- Неужели у вас ничего нет, кроме этого вашего эу.. - взрывается женщина. 
- Эуфиллина? - переспрашивает старший бригады и тихо, отвернувшись, отвечает больше сам себе, чем ей. - Нету. 
Потом тяжело выдыхает и добавляет: 
- Фиксируем его на носилках и в машину. Жена с нами. 
- А как же дети? - вспоминает женщина. 
- Дети в такое время спать должны, - настаивает старший. - Поехали. 
Складируем мужика в машине. Я таки колю ему эуфиллин, женщина немного успокаивается и закрывает глаза ладонью. Фельдшер скептически покачивает головой. 
Голос диспетчера в рации: 
- У вас тут ещё вызов по дороге, заедете? 
Женщина вздрагивает. Старший бригады морщит нос. Водитель отвечает: 
- У нас экстренный больной на госпитализацию. 
- Что? - переспрашивает рация. 
- Экстренный! Госпитализация! - более чётко повторяет водитель. Женщина снова облегченно вздыхает и отворачивается в окно. Диспетчер неразборчиво шипит в рации. Мужик лежит и стонет. 

Начало седьмого. Везём мужика в реанимацию. Постовая сестра спрашивает: 
- А у него операция назначена? 
- Нет ещё, - отвечаю. 
- Тогда поставьте тут.. - отмахивается постовая. 
- Что, прямо в коридоре? Вы же видите, что человек.. 
- А что я сделаю? - перебивает меня медсестра. - У меня мест в палатах лишних нету. И свободных тоже. Будет операция, будем думать, а так.. 
Что делать, ставим в коридоре. Женщина опускается на пол рядом, и я замечаю, что она до их пор босая.

 

Часть 2.


Половина десятого. Дежурство продолжается. Отчаянно кутаясь в ношеный пуховик, в скорую заходит женщина. 
- Здравствуйте! - пытаюсь улыбаться я. - Что вам доктора сказали? 

Женщина продолжает стоять около двери с отведенными глазами. 
- Сказали, нужно операцию срочную делать, на кишечнике. Рисекцию или как-то так. Очень срочно. Сказали с хирургом договориться, и что потом вы меня домой отвезёте.. Договариваться - это.. 
- Резекцию, - поправляю я. - а у нас не такси, чтобы вас возить. будет вызов в ваш район, подбросим, а пока тут посидите. Я вам чаю налью. 
Идёт к нашему старому, пыльному дивану, смотрит в пол. 
- Стойте, - предостерегаю. Женщина замирает, ну, господи, я же не "тигр" сказал, честное слово. - Садитесь с другого конца, тут пружина выскакивает, не хватало вас ещё в травму отправлять. Забирайтесь с ногами, всё равно на нём уже не поспишь. 
Наливаю в алюминиевую чашку заварки, бросаю четыре куска сахара. Пусть, сахар - это глюкоза в конце концов, она для работы мозга полезна. Оглядываюсь вокруг, кому бы передать неприятный разговор. Провалились они все, не иначе. Ну и ладно, что в этом такого. 
- А договориться, - начинаю, - это, скажем так, выразить доктору благодарность.. заранее. 
Женщина чуть сильнее вцепляется в горячую кружку. А я продолжаю: 
- Этому хирургу надо пятьсот, этому тысячу. Этот у нас в Москве учился, очень хороший специалист, ему надо две. А зав отделения вообще меньше чем за три не возьмётся, он кандидат медицинских наук, всё-таки. Но чаще три с половиной. 
Собеседница начинает теребить кончик не очень чистой, но очень красивой гривы золотисто-каштановых волос: 
- А бесплатно.. 
- Есть у нас один, - я встаю с дивана и отворачиваюсь, - специалист отличный, только пьёт много. Уж сколько на него за это не ругались, толку нет. Но совсем бесплатно не выйдет, ему хоть бутылку жигуля надо поставить, иначе руки сильно дрожат.. У вас много денег с собой? 
Она обыскивает пуховик и достаёт две десятки и рубля три мелочью. Затем поднимает его над головой, трясёт, и из-за подкладки выпадает бумажная пятёрка. Хоть она и не молодая, а глаза у неё ясные, думаю я. Она смотрит на меня этими своими глазами, и протягивает ко мне руки, сложенные лодочкой. Три мятых купюры и несколько монет. На жигуль хватит. Чёрт, не идти же ей самой, босиком к тому же. 
Пока иду в ларёк, думаю, что хорошо, что не стал ей говорить про "триста анестезиологу, по сотне медсёстрам..", чёрт с ней, с анестезией, всё равно он без сознания. А сёстры не отвертятся, так и так им присутствовать. 

За те сорок минут, что мы ждали попутную скорую, я узнал о школе, в которой она училась, про институт, как познакомились с мужем и как неожиданно их свела судьба. Узнал, что у них один ребёнок, а вторая девочка - её сестры, которую та оставила у них на лето и до сих пор не может забрать. Что жалуется на боли в животе муж давно, но не хотел идти на больничный, чтобы не лишиться хорошей работы. Ответил на много разных вопросов, но на один не смог - часто ли пациенты у хирурга на операциях умирают. Я долго думал, как объяснить ей, что безнадёжных тоже оперируют, хотел сказать что-то вроде "по его вине ещё не умирали" или завернуть что-нибудь умное про время, которое нам отпущено, но не успел - она уже начала говорить про что-то другое и, кажется, была испугана больше, чем раньше. 
Когда машина появилась, она не хотела уезжать, но я сказал, что в операционную её всё равно не пустят, а к тому времени, как она приедет домой, переоденется, приведёт себя в порядок и покормит детей завтраком, всё будет закончено и она сможет поговорить с доктором и сама узнать, как прошла операция. 
Усаживаю её в скорую с облегчением. Вроде бы всё благополучно. Обычное дело. 

Два часа дня. Наконец-то собираюсь домой и вижу хирурга в приподнятом настроении, уверенно идущего в ту же сторону. Судя по блеску в глазах и расправленной осанке, от пива хирургский организм только раззадорился и теперь предвкушал дальнейшие приключения. 
- Привет, пап, - поздоровался я. - Как операция прошла? 
- Нормально, - отвечает, не сбавляя хода. - Кишечника я ему сантиметров десять вырезал, воспаление было, у-у-у. Ещё б пару дней и прощай, дядя, а так ещё внукам показывать будет, чего у него в организме не хватает. Шут его знает, от чего, ну да моё дело отрезать. Надо подкинуть ему, слышь, идею - пусть графин сунет и гостям спирта из этого графина наливает. Это ж сейчас кишка десять сантиметров, потом длиннее ещё станет. Одно ему плохо, сейчас дня четыре есть ничего нельзя вообще, пить очень ограниченно. Потом понемногу, кашки всякие.. Я в истории написал, и на пост положил отдельный листок, разберутся, думаю. 
Ох уж эти его шутки. Даже спас кого-то за смену, удивительно. Иду домой. 

 

Эпилог. 
На второй день мужик приходит в сознание, на третий приходят проведать родственники. Жена, две девочки, двое пожилых мужчин и одна женщина. Свежий снег застилает землю, солнечные блики играют в прятки с облупившейся штукатуркой на стенах палаты. Дети хором кричат "папа!" и обнимают. Жена целует рядом с носом. Пожилые улыбаются, он улыбается в ответ. Жена рассказывает, как договорилась с его директором и узнала, что тот в молодости чуть не умер от аппендицита, но обошлось. Рассказывает, что даже денег дал на лекарства и обещал увеличенную премию, чтобы компенсировать больничный. По щеке стекает слеза. Один из пожилых мужчин громко смеётся своим не очень смешным шуткам, пожилая женщина замечает, что её сын совсем осунулся на больничных харчах и что его надо немедленно накормить. 
Жена спрашивает у проходящей мимо сестры: "Скажите, а ему есть-то вообще можно?". "Пфф, конечно!", отвечает та, всплёскивая руками. Они достают куриный бульон, термос с чаем, кастрюлю плова, бутерброды с рыбой.. Дочка достаёт пирожки: "Смотри, это мы с мамой делали, попробуй!". Жена гладит девочку: "Они у меня умницы, настоящие хозяюшки". Он хвалит детей, с любовью смотрит на жену, с благодарностью - на стариков. 

Затем с жадностью набрасывается на еду. 

Ближе к вечеру отворачивается к стенке и тихонько засыпает. 

А наутро соседи по палате понимают, что не проснётся он уже никогда. 

Hide  

 

Человеческий фактор. Эротического характера зарисовка из мафии БРК #58. 

Земля, город Большого Яблока.

 

На журнальном столике стояла наполовину опустошённая бутылка умеренно дорогого вина, там же находилось два бокала, один из которых лежал на боку, и полупустая тарелка с канапе. Одно канапе, лишь слегка надкусанное, сиротливо валялось около домашнего кинотеатра, включенного в режиме "камин2" и сопровождающего пламя на экране расслабляющей мелодией.   От журнального столика по направлению к спальне тянулась дорожка из одежды - женского платья, мужских брюк, мужской рубашки, ремня, женских чулков и мужских трусов. Последней хлебной крошкой для вздумавшего пройти по этой дорожке стали бы мужские носки, валявшиеся непосредственно у самой кровати. Сама кровать время от времени издавала звонкие женские смешки.

 

Источником смешков, разумеется, была не сама кровать, а помощница ведущего психолога Вейланд Ютани Джейкоба Те Ни Хина - Мона,  а причиной - губы того же психолога, сантиметр за сантиметром спускающиеся по телу ассистентки. Мона была всего на год старше дочери Джейкоба и её, в общем, никогда не тянула на зрелых мужчин, но этот её начальник на новой работе оказался таким обаяшкой! Девушка запустила руки в шевелюру Джейкоба и стала двигать его голову чуть настойчивей; Джейкоб как будто бы только этого и ждал - его поцелуи, бывшие лишь лёгкими касаниями, стали жарче и уверенней..

 

С каждым сантиметром молочная кожа девушки под губами Джейкоба становилось всё нежнее, и это кружило психологу голову. Он был профессионалом и знал, когда, что и как говорить людям, чтобы добиться желаемого результата, но впервые в своей жизни чувствовал, что сорвал джек-пот. Не то, чтобы её соблазнение было чем-то особенным, просто в ней чудесным образом собралось то, что он любил и ценил в людях - незаурядный ум, исполнительность, детская непосредственность, красота и эта сладкая нежность, которой он буквально упивался - а ведь он не добрался ещё даже до пупка! Требовались определённые усилия, чтобы продолжить ласки, а не превратиться в дикого зверя и не взять её резко, грубо и прямо сейчас. Несомненно, именно так он и сделает, как только её возбуждение капельками выступит  в уголках глаз, стоном, а не смешками начнёт вырываться изо рта, а бёдра заёрзают по алой атласной простыни, тогда он выпустит зверя, на короткий миг превратится в жестокого насильника, станет железом, впивающимся в её запястья, свинцовым покрывалом, не дающим её дышать  возможно, даже ударит её  по щеке - больно, но не слишком сильно, и лишь для того, чтобы в следующее мгновение экстаз заглушил её боль.

 

Однако некоторые звонки корпоративных телефонов были несбрасываемыми и характеризовались повышенной громкостью, и люди, которым этой ночью предстояло стать любовниками, уже некоторое время смотрели на прикроватную тумбу и разрывающийся рядом с ночником телефон, частью всё ещё находясь в эротической фантазии, которой стали друг для друга. 

 

"Полётные команды!", вспомнил Джейкоб. Ассистентка оттянула на себя достаточно внимания, чтобы у психолога образовалась парочка позабытых дел, одно из которых было очень срочным. 

"Джейки, я буду трезвонить, пока ты не проснёшься!" - вещал из автоответчика громовой бас друга детства и просто хорошего человека Виктора Мбванги, отвечавшего снабжение экипажей разведывательных миссий. -"Джейки, уже пол первого ночи, меня и так жена уже убьёт, а без твоей резолюции - ещё и шишки из корпорации завтра! Какое к чёрту снабжение, если у меня ещё нет от тебя списков? ПРОСНУЛСЯ СЕЙЧАС ЖЕ И ВЫСЛАЛ МНЕ ЧЁРТОВ ФАЙЛ, МРАЗЬ СВИСТОГЛАЗАЯ!"

 

- Иди, иди - откинула голову и засмеялась Мона. - Я всё равно до утра никуда не денусь.

И, подмигнув,  игриво добавила:

- Мне ответить на неприятный Вам звонок и сообщить, что Вы сейчас очень заняты, но вышлите список настолько быстро, насколько это будет возможно, господин Начальник?

Те Ни Хина шутка, однако, нисколько не развеселила - дело действительно было срочным, а у него, мягко говоря, ещё конь не валялся. Психолог в чём был (а внимательный читатель мог бы заметить, что был он уже ни в чём) проследовал за компьютер, нисколько не разделяя энтузиазма девушки и сомневаясь, что управится до утра. Компьютер тихонько загудел, а глаза психолога побежали по строчкам личных дел, сортируя по полочкам людей, которых он ни разу в глаза не видел. Как ни крути, он был лучшим в этом деле и способным подобрать лучший экипаж даже не спав несколько суток, или мучаясь лихорадкой.

 

Но Мона была как бессонница и лихорадка вместе взятые. Не успел Джейкоб просмотреть и нескольких, как роскошное тело девушки выплыло из тёмного дверного проёма спальни, подобрав по дороге ремень. 

- Ну как, отправил? - спросила она, разглядывая бляшку. 

- Тут, видишь ли.. несколько больше работы, чем просто отправить, - выдохнул психолог. 

- Ну так я помогу тебе справиться быстрее, - сказала ассистентка, и, прежде чем Джейкоб успел придумать, чем она может ему помочь, повернулась к дверному косяку и заворковала,  - У-у, кто тут у нас? Какие мы стройные.. и строгие, да? Конечно мы строгие, стоим тут, как по струнке..

 

В колледже она немного занималась танцемна пилоне, некоторые элементы которого можно было, при наличии небольшой фантазии, демонстрировать и с дверным косяком, чем она успешно, с точки зрения организма своего единственного зрителя, и справлялась. Ремень от брюк, с точки зрения всё того же организма тоже использовавшийся очень успешно, по какой-то причине привлекал даже большее внимание, чем покачивающиеся в такт расслабляющей музыке формы девушки, которые она считала слегка полноватыми, а мужчины, в основном, находили чертовски аппетитными. Ремень струился вдоль её поднятых кверху рук, обвивался вокруг талии, спускался по длинным ногам лишь для того, чтобы в следующую секунду, подобно кожаному змию, обвить её тонкую шею. Фактором же, сделавшим нормальную работу совершенно невозможной, стала шершавая поверхность нижней стороны столешницы, неожиданно доставившая восторженному организму чудовищный дискомфорт.

 

И поэтому, когда Мона расстегнула бюстгальтер и, наклонив голову к тому месту, где у косяка предположительно должно было быть ухо, зашептала: "нам же и вместе хорошо, правда? И не нужен этот мерзкий мистер Джейкоб, да, мой сладкий?", слегка шлёпая стену ремнём прямо напротив собственных бёдер, психолог почувствовал, что его терпение готово из чаши не просто вылиться, а выстрелить, раскидал команды по принципу "вроде так сойдёт", отправил Виктору имейл с текстом "Вот твой файл, грязный ниггер. Я измазал его говном, чтобы ты мог отличить от других по своему любимому запаху", одним движением перемахнул через стол и, заключив девушку в объятья, попытался вырвать ремень из её рук.

 

 - Ну уж нет, мистер начальник - засмеялась Мона. - Ты сегодня проштрафился, поэтому эта игрушка остаётся у меня на всю ночь!

Вздыхая и хихикая, мужчина и девушка отправились вспоминать, на каком же именно месте прервал их телефон. 

 

***

 

Виктор просматривал список и недоумевал. Если бы не оскорбительная подпись, он бы даже решил, что не Джейкоб составлял его, а кто-то совсем другой. Ведь нельзя же.. Впрочем, психолог был профи, если он говорит, что такой выбор - правильный, значит он правильный. В конце концов, Виктору самому чертовски хотелось спать. Разослав нужные указания по отделам, он вызвал такси - боялся заснуть за рулём - и по дороге отправил одно, последнее письмо Джейкобу:

 

"Я б тебе жопу на лицо натянул за такую просрочку, так никто не заметит же.. Спасибо, в любом случае"

Hide  

 

Типа стишки

Глинтвейн  

Поверх бокала на меня ты смотришь пристально,

А в уголках лукавых глаз играют искорки.

Неужто ведьму испугало зелье пряное,

И, будто море на закате дня, багряное?

 

Я кровь земли смешал с корицей и гвоздикою, 

И подогрел, приправив ложкой мёда дикого

Лишь в завершенье пару слов волшебных бросил я,

Чтоб стало нам чуть-чуть теплее этой осенью.

 

Чтоб твой бокал твоим дыханьем тёплым тронуло,

И уловил я, как слегка ресницы вздрогнули..

Чтоб ты с улыбкой на меня смотрела пристально,

А в уголках лукавых глаз играли искорки.

Hide  

 

Снежная Королева  
На зеркальном полу ледяного дворца
Я выкладывал фразы из вымерзших слов
Для тебя, королева несбывшихся снов.
Скольким Каям ты льдом заразила сердца?
 
Нас с тобой затянула белёсая мгла
Обезличенных чувств и бесчувственных лиц,
Я сложил миллионы безумных страниц,
Но улыбки твоей ни одна не зажгла.
 
Всё напрасно - всё так же пурга голодна,
Сердце Герды не бьётся в груди ледяной
И холодной бесстрастности маски стальной
На щеках заиграв, не нарушит весна.
Hide  

 

Здесь будет валяться то, что так или иначе связано с бирочкой - было написано тут, кинуто куда-нибудь тут или посвящено людям, обитавшим или обитающим тут. 

Изменено пользователем Caramel_Colonel
7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
15 минут назад, Grey_vi_Ory сказал:

Бесценное чувство, когда одна вещь заставляет тебя млеть над толкиновским песенным ритмом и хихикать, потому что перед ней был невозможный текст о процессе ее создания х)

Я там тебе в соседней теме вопрос задал, лучше б на него ответила :3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
7 минут назад, Caramel_Colonel сказал:

Я там тебе в соседней теме вопрос задал, лучше б на него ответила :3

Уже. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Осенний сад, гл.1  
Осенний сад.
 
- Давненько у нас не было овощей, а? - Джейк хлопнул меня по плечу и ушёл, от смеха потряхивая рыжей шевелюрой. Не знаю, что рассмешило его больше - собственная шутка или моя кислая мина, но это был четвёртый звонок с просьбой вытащить кататоника за два дня, и четвёртый раз подряд мне доставалась короткая спичка. Сложно было представить, каким именно образом я собираюсь снова заснуть, прободрствовав за эти два дня часов пять, но о боже, спички же наша святая традиция! Наше всё!  Само Провидение решает, кто будет работать, а кто в это время потягивать колу, бегать на тренажерах, играть в иск-бокс. Спасибо, Провидение!
- Да у нас Майк скоро лучшим в этом деле станет! - послышался голос Джейка со стороны общего зала под аккомпанемент одобрительного хохота. Я поглядел в зеркало над раковиной и со злостью подумал, куда бы я засунул эти спички человеку, придумавшему жребий, а за компанию и этому рыжему олуху. Из-за зеркала предательски подмигивали коробки с Ксанаксом и Люнестой, но после дома из сладкой ваты... Я с сожалением вздохнул, сполоснул лицо тёплой водой и вышел с чёрной лестницы.
 
***
 
  Когда-то это был, вероятно, довольно богатый и весьма красивый район, но теперь столетние трёх-четырёхэтажные дома, многие из которых якобы охранялись некими властями, выглядели облупившимися, закопчёными и полунеобитаемыми. Даже среди мигрантов находилось маловато желающих жить под автомобильной развязкой и железнодорожным виадуком в придачу. Но жизнь кипела и здесь - чёрные ребята, наслаждаясь наконец-то наступившими тёплыми деньками после изрядно затянувшейся сырости, играли в баскетбол на разбитом асфальте спортивной площадки, а усатый мексиканец торопливо собирал палатку с буррито. Первые этажи занимались семейными магазинчиками, примерно как те, которые открывали евреи после Великой Депрессии, половина из которых, впрочем, была закрыта изрисованными граффити тяжелыми железными листами. Я заметил вывеску "Ликёры. Алкоголь" между  зелёной "50 cent, 5 bullets" и желто-оранжевой "twenty five for life" и зашёл - отчасти из любопытства, отчасти из-за необходимости создать правильный антураж. Что поделать - наша контора не спрашивала адресов, а значит на лучшее место, чем уличная скамья, мне рассчитывать не приходилось. У меня был даже специальный плащ - и "плащ" в данном случае был большим комплиментом этой бомжатской хламиде - для сна в недообщественных местах. Я периодически поливал свой плащ пивом или виски, мазал голубиным дерьмом и просто валял в лужах, словом, делал всё то, что показало бы полицескому или доброму самаритянину, что лучше оставить это в покое, ну а любителям лёгкой наживы, что никакой наживы в помине не предвидится. Справедливости ради, страдала только наружная часть плаща - центральный слой был водонепроницаем ("дерьмонепроницаем", как  сказал Джейк), ну а внутренняя изрядно пропахла моим потом - но не более того.
 
  Интерьер магазина состоял из нескольких массивных деревянных шкафов, покрытых толстым слоем чёрной пыли всюду, куда не ходили руки того, кто их убирал (а доходили они только до промежутка между моих колен и грудью),  нескольких ламп с зелёными канделябрами, старого еврея в кипе, сидевшего перед радио
( - Во второй половине дня ожидаются порывистый ветер и гроза! Настоятельно советуем не покидать своих домов!
-  И не заказывайте еду с доставкой, доставщики еды же тоже люди, правда, Мэри?),
и, казалось, спавшего, стойки с полупустыми бутылками, этикетки на которых, не иначе, были ровесниками еврея у радио, и сваленными в мусорке под надписью "В разлив не продаём!" пластиковыми стаканами.
 
Я был поглащён алкогольными артефактами, продавец не обращал на меня внимания, по радио играло что-то расслабляющее
(So turn and turn again
We are calling in all the ships
Every traveller please come home
And tell us all that you have seen..)
 
Да уж, чего-чего, а рассказывать, чего они насмотрелись, мои путешественники уж точно не горят желанием, а слушать их и подавно желающих днём с огнём не сыщешь. По крайней мере тех, кому за это не платят. Мне вот платили, и платили неплохо, так что я не стал продолжать паузу и звякнул в винтажный колокольчик на стойке. Еврей, всё так же уставившись в радио, тут же отреагировал:
 
- Да вы просто скажите, что вам в такую рань у меня надо, молодой человек, не нужно же прямо настолько формальности соблюдать, право слово.
- Пива, - ответил я несколько обескураженно, - самого дрянного.
- И что же это вы, пить его будете?  - еврей по-прежнему не открывал глаз и не менял положения в пространстве.
- Нет, - честно ответил я. - мне для реквизита.
- Это вы вроде как в театре алкоголика играть будете?
- Вроде как, ага.
 
Прошла ещё минута. Я, в общем, никуда не торопился - наши клиенты иногда десятками лет ждали, и ничего с ними не случалось, - но ожидание раздражало.
 
- Сейчас, принесу вам из погреба. Мне отец всё говорил, Иосиф, станешь управлять магазином, купи холодильник, нето будешь как я туда-сюда в погреб бегать. А к старости лет это становится не так просто: и ноги уже не те, и спина побаливает, да и, знаете, холод для здоровья тоже не излишне полезен. А сейчас доходы уже не те, на какие шиши холодильник купить? Это пока молодой был, думал, не надо. Эх, очень даже надо было. Вы же не торопитесь, молодой человек? Песня уж больно хорошая. Как вас, кстати, зовут?
 
- Майк. Я..
 
 - А как Ваш батюшка поживает, Майк? - перебил меня торговец.
 
Мой "батюшка" жил на нашем "ранчо" в Монтане, где по пол года лежал снег, и раз в месяц ездил в ближайший магазин  в Канаде, поскольку с нашей стороны границы что фермы, что шахтёрские городки, которые они кормили, давно уплыли в неверленд. По дороге он проезжал города Брайтхоллоу (население 3204 человека, родина чемпионов штата по бейсболу среди команд до 12 лет, 1932 г.) Сильвермайн ( нас 1668 человек! И среди нас рекордсменка Америки по плаванию на спине на 25 метров среди девушек до 14 лет Сильвия Дж., 1952 г.), и, конечно, Хайкропс (311 человек, из них 229 с фамилией Вайтсноу, как у Херберта Вайтсноу, в 1974 побившего всех на лыжной 50-метровке (до 8-ми лет)! Мы гордимся тобой, Херби!). Херберт Вайтсноу из восходящей звезды лыжных гонок так и не стал взошедшей, он с шестью сыновьями последним покинул Хайкропс в 2001 году после смерти жены. Но даже с ним мой отец не общался, потому что Вайтсноу были демократами, а может черномазыми, а может тайными шпионами коммунистов, или марсиан, или что там приходило ему в голову. Остальные городки опустели ещё раньше.
 
В Канаде мой отец покупал ящик бренди - 24 бутылки - и ехал обратно, через развалины, бывшие Хайкропсом, Сильвермейном и Брайтхоллоу, и ещё с десяток других, от которых не осталось даже табличек, запирался в доме, заряжал карабин патронами 7мм Ремингтон Магнум -  не помню, как он назывался, но думаю, что примерно так же, и никуда не выходил до следующего месяца, когда ему требовалась новая порция бренди. Я даже не был уверен, покупал ли он что-нибудь ещё, или жил на одних продуктах брожения. У него, как и у меня, были совершенно особые отношения с алкоголем. Разумеется, ничего из этого я рассказывать не собирался.
 
- Вроде бы по-старому, господин Иосиф. - И даже вроде бы не соврал.
 
- Батюшка, верно, и Вам много хороших советов в жизни давал?
(Увидишь жида, или черножопого какого - стреляй, только лучше первый раз в воздух, чтобы не засудили)
Я поперхнулся.
- Своеобразных, пожалуй.
- Знаете, не всё, что старшие говорят, надо просто пропускать мимо ушей. Не всё Вы, молодёжь, Майк, поймёте сразу. Иногда нужно дожить, дочувствовать, знаете. Все мы чувствуем по-разному, да. Не со всякой колокольни..
 
Старик наконец-то поднялся и заковылял в погреб.  Я с удовольствием поддакивал бы ему ещё час, если бы банка досталась мне бесплатно, но я выложил за неё в два раза больше, чем заплатил бы в супермаркете.
"Заходите ещё, Майк!"
- Обязательно.
Если только крышей двинусь.
Hide  
2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Осенний сад, гл. 2 
Первую скамейку я забраковал из-за выломанного неподалёку окна, около которого валялось с десяток игл, и не было никакого основания полагать, что там кому-то оказывали медицинскую помощь - но со второй мне более-менее повезло. Детская площадка выглядела умеренно заброшенной, а ветви плакучей ивы создавали недостаточно уединения для влюблённых или маньяков. Вылив на плащ пол банки
(чёрный Волк! Отличное качество!)
пива, и поставив полупустую ёмкость на землю, я приготовился к долгим попыткам заснуть..
..и провалился раньше, чем голова коснулась скамьи.
 
  В Спиральном городе было слегка за полдень. По светло-баклажановому небу плыли знакомые оранжеватые облачка, солнце в это время дня должно было быть салатовым, но видно его не было. Впрочем, меня оно не особенно и волновало - днём в этом городе было не опаснее, чем на детской площадке, около которой я пристроился. Конечно, всегда можно было неудачно спуститься с горки или заскользить по спирали, но вероятность этого, скажем, так, была крайне мала. Тем более, что город здесь представлял собой разительный контраст с тем, по которому я гулял в детстве - широкие дороги, аккуратные дома, Серые Гончие пробегают едва ли не каждые 15 минут, указатели "осторожно! спираль - 2 квантолайна!", "За следующим поворотом низина - будьте осторожны по вечерам!" - всё это делало местный район Спирального города больше похожим на санаторий. "Easy Mode", как сказала бы Софи. Я до сих пор не верил, что мои коллеги считают ЭТО кошмарным местом.
 
  Лёгкая боль в ухе оповестила меня о том, что где-то там, в физической реальности, голова и скамья наконец встретились. По крайней мере я надеялся, что это была скамья, а не чья-нибудь нога, например.  Несмотря на то, что район был старый и ничей, от встречи с любителем поиздеваться над бродягами я всё же не был застрахован - и в то же время абсолютно беспомощен, шансы проснуться, прийти в сознание от чего-то меньшего, чем потеря конечности, равнялись примерно одному к десяти тысячам. Я выкинул из головы рассуждения, которые никак не могли помочь, и рассмотрел свою одежду. Эту привычку я завёл ещё в детстве - не хватало ещё оказаться здесь в одном ботинке, или носке, или и вовсе без штанов. Всё перечисленное оказалось на месте, как и рубашка, которая оказалась гавайской. Поверх рубашки было накинуто ожерелье из бумажных роз. Розы были раскрашены в красный и синий, а одна, белая, подписана:
"не переусердствуй там! три страйка - и ты в ауте. Дж."
    Подпись развеивала последние сомнения относительно того, у кого достало ума напялить на меня рубашку и гирлянду. Что ж, даже если твой друг иногда ведёт себя, как натуральная свинья - хрюкает и валяется в грязи, - он всё равно заботится о тебе по-своему, правда? Отцепив белую розу и сунув её в карман брюк, я направился на поиски клиентки.
 
  Строго говоря, клиентами были родственники впавшего в ступор, но мы называли так самих овощей. Нам хотелось верить, что они горят желанием вернуться, встретить семью, близких, друзей, позвонить в китайский ресторанчик и заказать какую-нибудь острую бурду, принять ванную, поднять тост за чьё-нибудь здоровье, облегчиться, в конце концов. Отчасти это объяснялось требованиями города, его правилом непреложной логики, но в основном - нам просто нравилось чувствовать себя хорошими парнями, делавшими полезную работу.
"Здравствуйте, Мэм! Вы давали объявление о потерявшемся котёнке. Посмотрите, не Ваш ли это Пушок?"
"Сэр, ваши дети всего лишь заигрались на стройплощадке. Беспокоиться не о чем, но следите за ними лучше."
"Эдгар Оливер Фэйрчайлд, ваша мать ожидает Вас у администратора на третьем этаже, от элеватора налево!"
И так далее. Но чаще всего представляли мы себя врачами. У половины офиса даже визитки были в духе "Мр. Стабборн Данки, практикующий психиатр".
 
  Нарезав несколько спиралей, квартал за кварталом, без особого результата, я, наконец, наткнулся на нечто, выбивающееся из общей картины.  Если для города, состоящего из домов в виде обсидиановых кубов, деревьев, кусков золота, рождественских миниатюрок, мобильных телефонов и миллиона других вещей, включавших даже непосредственно дома, вообще было применимо понятие общей картины. Это была аллея, обсаженная деревьями - не домами-деревьями, а самыми обычными деревьями, примерно как те, что росли в лесу, недалеко от того места, где Гончие начинали свой путь. Лес никогда не казался мне особенно безопасным. Те немногие горожане, которые возвращались из лесу, возвращались из него исключительно бегом и совершенно не желали остановиться и поговорить о нём, так что лес так и остался для меня полным тайн и загадок, но совершенно неприступным местом. Отдельно стоящие деревья в городе хоть и редко, но встречались, но целые аллеи..
 
  Я пригляделся к ней. Спереди деревья - вперемешку дубы и клёны - стояли на ковре пушистой и очень ароматной травы. На вкус трава оказалась совершенно обыкновенной, если не считать привкуса розмарина, который остался у меня во рту ещё на несколько часов. Чтобы рассмотреть аллею с краю, мне пришлось подвинуть недовольно заворчавший дом в виде булочки с маком. Что ж, усилия того стоили - я увидел, что пространство по краям аллеи расплылось, а затем было собрано в подобие гармошки, чтобы стать плотнее, чем оно было на самом деле. Для росянки, пожалуй, было слишком топорно сработано - любители ловушек-росянок долгие годы тратили то, чтобы придать сжатому пространству вид самого обычного, а затем, когда ничего не подозревающий сноходец наступит в неё - хоп! - и захлопнуть пространство, скрутив его в подобие раковины. Впрочем, это могла быть и специально задуманная хитрость. 
 
  Спиральный город - не то место, где стоит рисковать, поэтому я материализовал камень у себя в руке и бросил на аллею. Камень без приключений приземлился на мягкую траву, едва издав негромкий шорох. Тогда я стал лицом к аллее,  правую руку опёр о бок, закрыл глаза, левую руку вытянул перед собой и показал аллее знак победы - V; затем опустил пальцы по направлению к земле и медленно ими пошевелил. Я знал, что в этот момент от меня отделилась проекция, выглядящая, весящая и дышащая точь-в-точь как я, хоть и не открывал глаз. 
 
   Проекция сделала несколько шагов.. Работая в таких местах, как Спиральный город, всегда ожидаешь какого-нибудь подвоха, ожидаешь, что всё непременно пойдёт не так. Но искусственный я не оказался зажат в раковину, не провалился сквозь землю, не был сожран чудовищем или распылён на атомы, и это означало, что и со мной на аллее ничего плохого не произойдёт. По крайней мере, не прямо сразу.
Hide  
2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Люто плюсую специфичному асашаевскому колориту и вообще моменту с покупкой пива.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Доктор Упрямый Осел доставил))

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу