Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Nevil

Посетители
  • Публикаций

    590
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

499 Популярный

Информация о Nevil

  • Звание
    Уровень: 10

Посетители профиля

Блок последних пользователей отключён и не показывается другим пользователям.

  1. Nevil

    Vampire The Masquerade [серия]

    самое неприятное что нет никакого перечня этих самых концовок или хотя бы даже намека на то, что игрок свернул не на самую радужную. Учитывая отсутствие возможности сохраняться хотя бы изредка между ночами - это легкий адЪ для любителя исследовать историю. Показать контент Для меня, например, избавиться от рыжей самовлюбленной идиотки было как бальзам на душу, но вроде как это не лучший исход. Hide Писец кульминация подползет вполне очевидно, неочевидно какие доп квесты ввиду накала страстей стоит закрыть. Большинство решений где-то безвозвратно теряются, это огромный минус. п.с. Не осуждаю. В фанатской новелле есть как минимум скип, сейв и слои раскрываемой истории (кого я обманываю, истории поданной через персонажа) с логичным выходом на тру эндинг. Что есть в coteries пока не ясно, но проходить все с самого начала, чтобы выцепить какой-то значимый поворот для истории - это несерьезно. Кроме того ни одному из персонажей coteries пока не удалось по глубине подачи переплюнуть, например, того же двинутого голгофинянина. Местная малка-напарница инфантильна и пресна, а у меня были на неё такие надежды. Ушла читать повторно за ненавистных тореадоров, вдруг все изменится к лучшему.
  2. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    — А тебя парень не учили, уважать свободных женщин? — Пойдем выйдем. — сказал пират незнакомцу положив карты на стол. Все, что вынес Леон из своего бурного детства легко можно было свести к одной простой истине: попытки спрятаться за напускной вежливостью, когда нахальный увалень поливает тебя грязью в лицо — жалкая попытка оправдать собственную трусость и не имеет ничего общего с хорошим воспитанием или врожденной добродетелью. — Женщин? — Леон скорчил намерено удивленную гримасу, полную наигранной невинности и растерянности. — Оу, прости, прости! Я сразу и не разобрался, представляешь, принял тебя за мужика! Не стесняйся, малышка, здесь все свои. Признавайся мне в чувствах при всех, как есть. Что я несу? Я бы сам убил себя после такого. Это все паук, его яд неотвратимо проникает в людей. Не успеешь оглянуться, как начинаешь творить ерунду, говорить ерунду и раздражать окружающих.
  3. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    Он выбрал самого необычного и болтливого. Клянусь, этот хлыщ с таким задором травит нелепые шутки и лобызает дурную простушку, что весь стол будет только благодарен спасительному вмешательству Создателя. И вот он я, храни меня милость Андрасте, несу спасение кошелям и ушам бедняг от надоедливого северянина. В том, что самовлюбленный горлопан не был ферелденцем, Леон ни на мгновенье не сомневался — все от манеры речи до лоска смуглой кожи выдавало в нем северного гостя. Такие в лагере редко, но попадались и сейчас Леон несказанно радовался удачной встрече. Нет у тебя за этим столом друзей, трескучая ты балда, даже девка на твоих руках пищит в такт звону монет, а не твоим сальным шуткам. Никому не будет жаль, если я сломаю тебе пару ребер, нос и выбью челюсть. Впрочем, до меня им дела еще меньше, ведь ты трясешь перед их пьяными носами монетами, а я — нет. Надеюсь россказни о пылком северном темпераменте хотя бы отчасти правда и ты по-доброму пересчитаешь мне кости и наградишь по меньшей мере дюжиной тумаков. Леон хищно улыбнулся и, присоединяясь к развеселой компании, будто бы невзначай бросил: — Что, на севере шлюхи совсем вывелись, да так, что пришлось гнаться за последней до самой Коркари? Над столом повисла звенящая тишина, но останавливаться было поздно. Янтарные глаза с вызовом впились в незнакомца в предвкушении желанной реакции и наемник добавил: — Всему виной, конечно же, ваш невероятный юмор, от него поди кони дохнут и рога на головах растут...
  4. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    Остагар Кратко Наемник потерял Лирил из виду, что не удивительно, она все еще спит под присмотром магов. Решается поискать её в лазарете, но для этого ему нужен хороший повод, чтоб туда попасть. Hide Леон хмурился. Он подпирал собой один из каменных остовов архитектурного шедевра прошлого в нарочито расслабленной позе скучающей портовой девки, пока следил за сменой лагерной стажи. Поразительно, все по расписанию, в этом его память как раз не подвела. Он знал, вернее помнил, смены караулов, имена некоторых солдат и описания тех, кого легче будет подкупить. Ничего сложного, благополучный исход дела ощущался настолько явственным, что Леон уже видел себя мчащимся вглубь рыжеющей степи верхом на белогривом, которого вчера так удачно вырвал уговорами, лестью и толикой доплаты из лап интенданта. Оставалось одно небольшое, но крайне неприятное "но" — девчонка исчезла! Наемник намеревался сегодня улучить момент и переговорить с ней, обмануть, обольстить, в крайнем случае передать письмо, уж как получится, но уговорить её бежать. Время истекало и Леон становился отчаяннее. Это вчера он мялся и столбенел от неожиданности, как ярмарочный болван, сегодня же был готов тащить её из лагеря даже связанной по рукам и ногам и, если понадобится, оглушенной. Куда же ты могла подеваться, рыжая ведьма? Накануне она упорхнула из виду, но за несколько дней он успел понять где и когда её стоит поджидать и не ошибся — девчонка исправно проведывала полюбившегося мабари. Сентиментальные, трогательные: старый вояка, чудом вернувшийся с поля боя и юная дева, сражающаяся за его спасение. Леон едва сдерживал улыбку: не будь он псом, а она — чародейкой, получился бы отличный романтичный сюжет. За прошедшие дни Леон вжился в роль немного наблюдателя, такое положение вещей начинало разжигать в нем все больше задора. Ему нравилось то, что он видел. Не будь она магом, происходящее нравилось бы ему еще больше. Она скромна, добра, делилась собственным хлебом с неимущим, никому не отказывала в помощи, любила животных, не реагировала на прилипчивые взгляды солдат, дотемна задерживалась в лазарете и вроде исправно несла там службу. Должно быть в ней засела добрая дюжина демонов, если при всем этом она умудрилась перейти дорогу пауку. Где же твои демоны, чародейка? — Леон сам не заметил, как идя по следу цели оказался у лагеря Серых Стражей. Больше он не улыбался. Не спуская с неё глаз до самой ночи, он побывал чуть ли не во всех уголках лагеря, включая королевские шатры, трижды одурел, пока старался отследить её в лагере магов и дважды поклялся, что если вернется в эту часть лагеря, то только единожды и под очень веским предлогом. Ближе к полночи он смог еще раз увидеть её, буквально мельком, издали, но сомнений больше не оставалось: затевалось что-то неприятное и никто, кроме магов и Стражей не был о том осведомлен. А затем она просто исчезла, не появилась ни утром, ни днем. Солнце давно перевалило за полдень, наемник успел проверить патрули и уточнить все возможные мелочи для побега, но знакомая копна огненных вихрей нигде не показывалась. Леон догадывался, где он сможет найти девчонку, но ужас, каждый раз впивающийся в лицо при слове "магия" гнал от него разумные мысли прочь. Каким же я буду ослом, если потревожу магов, а её там и в помине нет. Что если она где-то в лагере бродит с отрешенным видом, как обычно, или вообще уже не в состоянии бродить нигде. Он живо представил себе лицо паука: холодное, со вскинутой бровью и тиком, сковавшим мышцы левой половины, превращающим улыбку тонких губ в рваную рану. Наемника передернуло. О последствиях последнего исхода даже думать тошно. Леон всего лишь раз видел итог работы чародея и этого было вполне достаточно: нечто скуляще-воющее, ползущее по вонючему полу коридора дознавательной на трех трясущихся конечностях, захлебываясь потоками кровавых соплей — вот все, что за десяток минут осталось от человека, которого Леон когда-то считал прирожденным, непреклонным лидером неуловимой шайки. Юным и наивным мальчишкой он верил в торжество мужества и духа, но то, что на его глазах тогда выползло из-за двери допросной не было даже животным, в бывшем кумире не осталось инстинктов и желания жизни, лишь вонь нечистот и хлюпающие всхлипы — об этом было мерзко думать, об этом было страшно вспоминать. Леон не станет таким, никогда, ни за что. Лучше попасться сейчас здесь, в лагере, чем позже пауку, но прежде стоит осмотреть лазарет и для этого понадобится хороший, неоспоримый повод. Ему срочно нужен скандал и добрая драка, благо чего-чего, а горячих голов в лагере собралось предостаточно. Оставалось лишь найти подходящую жертву и Леон направился к шумной толпе отдыхающих солдат.
  5. Nevil

    Path Of Exile

    Это можно рассматривать как новый огромный экспаншн, который подарит новую (по-новому рассказанную) сюжетную часть из 7 глав и новые (да, совершенно новые, параллельно с наличием старых) 19 специализаций, иной подход к линкованию камней, механики ликантропии и улучшение графической части. Как вообще понять что происходит? - Послушать Криса. :) В 4.0 будет 2 возможности пройти сюжетную часть на выбор: одна из них будет в старом формате из 10 актов, другая - 2.0 из 7 актов. Выход на эндгейм у игроков старой и новой сюжетки будет одинаковым за исключением доступных подклассов (в 2.0 открываются новые для каждого класса). Если игрок уже открыл подкласс он будет доступен при прохождении лабиринта в любой из сюжеток, но это не точно, т.к. инфа проскользнула позже в части личных бесед игроков с тех. директором. Монетизация - нет. На коме было четко сказано, что все полученное за наши кровные будет доступно из всех сюжеток. Плюс они опять шатают атлас. Хотят сделать его френдли, но что-то мне подсказывает, что все станет еще запутанее. :) В 3.9 начинаются эксперименты над атласом, теперь он управляется особыми гемами, шейпер с элдером побеждены, на их смену приходит четверка жадных закорапченных героев. И в довесок к этому лига Метаморфа. Рукотворные боссы - звучит интересно и рипово :)
  6. Nevil

    Greedfall

    Хорошая экспозиция. Простите, не удержалась.
  7. Nevil

    Psycho-pass

    это жиза, а в рамках вселенной PP неоспоримая истина. В mandatory happiness героиня, когда ведет себя как последняя мразь неплохо так вроде выкручивается, а если ведет себя как нормальный человек, но отказывается валить из системы - огребает последствия, причем не только для себя.
  8. Nevil

    Psycho-pass

    Показать контент Это еще в финале первого сезона было: она полезная и интересная подопытная свинка, просто взять и ликвидировать её - пустая трата ценного ресурса и провал важного эксперимента. А изолировать могли много за что, хотя бы за её поведение в финале первой полнометражки SS (она там так рьяно в очередной раз шипит на проделки системы, могли за такое и изолировать в воспитательных целях, чтоб не копалась слишком сильно, где не следует, и кулаки не распускала). Hide
  9. Nevil

    JRPG

    эм... зацикленность на внешней красоте и показная хрупкость - удачная маска, позволяющая вертеть.. да практически всеми, кроме такого же "продуманного" Клауда :) Зато под этой маской скрывается живой ум и невероятная верность. Она, как персонаж, прекрасна :) осталось понять завезли ли туда интересных (ну относительно) твистов, чтобы ради них терпеть инертное повествование первой половины и я готова колдстилить :) Спасибо, что напомнили о нем, я как-то и позабыла о серии.
  10. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    Остагар. Ритуал (эта часть сюжета происходит ночью, накануне выхода Серых Стражей в топи) Поразительно. — обратилась Лирил к себе, протягивая ладони к жадной жгучей лазури. — Просто поразительно. Каких-то пару десятков дней назад она выламывала себе руки и молила о смерти, только бы не касаться этой невероятной отравы, а теперь сама вызвалась окунуться в её пасть с головой. Ты был прав, Анна, предопределение цели способно кардинально изменять отношение к вещам и событиям. Ощущения усиливались и теперь уже тело чародейки пронзали укусы тысячи невидимых острых иголок. Тело инстинктивно стало сопротивляться чужеродному навязчивому влиянию, но Лирил приказала себе терпеть, принимая удобную позу на полу шатра рядом с ажурным лириумным узором. Тянулись секунды размытые в вечность, ветер нашептывал непокорным травам истории степи, где-то вдалеке, за пределами лагеря в сердце руин, наверняка в плену непроходимых топей, заводили ночные серенады лягушки и какая-то совсем неведомая чародейке живность. Лирил становилась легче и быстрее, а мир наоборот — сворачивался и замедлялся с каждым ударом её сердца. Веки налились невыносимой тяжестью, и она провалилась в поглотившую её пустоту. Тень Новый мир приветствовал веснушчатую чародейку восторгом падения, несясь навстречу радостным игривым псом. Девушка ухнула от удовольствия, но тут же поняла, что просто не успеет среагировать и непременно врежется во что-нибудь тяжелое, ведь колючая жидкость всегда делала её мир безумно быстрым и неприлично подвижным. — Здорово, па-а-а-адаю! — с задором прокричала она небесам и те незамедлительно ответили ей раскатистым порывом грома. Высь раскололась надвое, выпуская из своих объятий поток обжигающего света, который врезался в чародейку прежде, чем та успела придумать новую фразу или изменить свою форму. Свет жадно впился в её спину, мгновенно пророс по изменчивому телу гостьи обволакивающими миазмами и раскинулся за спиной парой огромных крыльев, раскидистых, прочных и в то же время тонких и подвижных, таких, каких не могло быть ни у одного из существ, обитающих на иной стороне реальности. — Попалась! — поприветствовал он её, тут же заявляя о собственной победе в одном и том же слове. — Спасибо! Сегодня ты носишь меня, я слишком беспокойная. Того и гляди врежусь в другой край мира. — хихикнула чародейка. — Если и в этот раз свалюсь с края мира, больше не буду играть с тобой в догонялки! — Будешь! — твердо парировал он. — Все равно ты слишком легкая, чтобы свалиться, всегда падаешь вверх. — Надеюсь... — чуть задумчиво протянула девушка. — У меня для тебя история. — Придумала наконец мурмиров? Долго же ты... — Нет! — Руины? История руин? Камни в прошлый раз выглядели интересно, я не против... — Не угадал! — радости девушки не было предела, чтобы он и дважды не угадал. Само по себе только это окупало любые затраченные усилия. Она любила баловать друга маленькими сюрпризами и играла в угадайки с ним как можно чаще. Девушка парила над поверхностью, упорно всматриваясь вниз в поисках фигуры, которая могла оказаться ей знакомой. — Сделка! — не выдержал он. — Ты рассказываешь мне о чем история, а я рассказываю тебе, что творится при дворе Короля Дроздов. — Не могу. — честно пожала плечами девушка. — Почему? Сделка! Я добавлю еще что угодно, все, что только пожелаешь. — Говорю же, не могу. — девушка улыбалась, чувствуя как её друг теряет терпение. — Надеюсь история хоть стоит того. А если я тебя защекочу, расскажешь? — с надеждой протянул он. — Не-а! — она играла бы с ним еще вечность, но кажется, приметила того, ради кого все это затевалось, там, далеко внизу, у кромки воды какого-то безымянного озера, отражавшего осколки чьей-то памяти с другой стороны реальности. — Я тоже надеюсь, что история того стоит, ведь сегодня я такой же слушатель, как и ты. Давай-ка спускаться, вон туда, да-да, к той огненной фигуре у воды. Сегодня он — наш сказочник. Крылья из света схлопнулись и девушка, вернее, существо, отдаленно напоминающее девушку, окутанную в множество светлых лоскутков и брызг, упало камнем вниз неподалеку от пламенеющего незнакомца. Их было двое, Лирил сразу узнала очертания рогатого мага, второй же был его сопровождающим и именно ради него чародейка проделала весь этот путь, попутно всполошив весь лагерь слепых людей где-то на другой стороне неподвижного мира. Она сделала легкий поклон, затем грациозно отвела руку и из её ладони заструился поток света, тут же принявший очертания мальчика-юноши. Появившееся из света существо было точной копией девушки, с разницей лишь в поле и цвете волос, которые, казалось, не имели цвета вовсе, а отражали тот, который успевали выхватить из жадных лап окружения. В кромешной тьме его локоны были темнее ночи, в лучах солнца наливались искристым теплом светлых локонов, под взглядом звезд превращались в жемчужные россыпи. — Эй! — удивленно окликнул её юноша. — Вежливость! — напомнила она строго, выталкивая вслед за формой его голос из своей головы. — Ай! Я за дружбу, но против насильственного этикета! К тому же... ты только что испортила отличный розыгрыш! И я здесь замерзну! — Вежливость! — повторила она, взглядом указывая на две стоящие напротив фигуры. — Я — Лирил. — добавила она улыбаясь, обращаясь уже к двум другим участникам сцены. — Я — Лирил. — повторил за ней парень, не скрывая возмущения. — Я — одна из заблудших душ, шедшая во мраке, но отыскавшая путь сквозь бесконечную мглу. — ответил беспокойный дух. Маг-кунари хранил молчание. На его плечах покоилась правая рука пламенеющего духа и Лирил была уверена, что пока эта связь не будет разрушена внятных слов от рогатого великана она попросту не добьется. — Зачем ты там? Зачем тебе он? — она хотела было сказать "здесь", но ведь это в корне было неверно: мятежник был именно не здесь, а там, и в этом заключалась вся опасность складывающейся между духом и магом связи. — Ныне огонь ведет меня, и пылает он ярко, ибо очищены сердца неправедных от скверны и зла могут быть лишь в сияющем ярче солнца пламени возмездия. — ухнуло пламя в ответ девушке, разлетаясь по поляне пригоршней тлеющих искр. — Чувствую, это надолго. — хмыкнул юноша, пристально всматриваясь в черты незнакомца. — Да будет свет! — он вскинул руку, раздался щелчок и окружающий мир изменил свой лик. Берег озера превратился в небольшой дрейфующий остров, щедро усеянный россыпями маленьких белых цветов, по виду напоминающих незабудки. За спиной у Возмездия бушевало пламя, нещадно терзая маленькие белые лепестки цветков, по неосторожности залетевшие на его языки любопытными мотыльками. Но цветам, кажется, не было до того дела, — они продолжали виться по поляне во все стороны, в том числе и к пожирающему их жизнь пламенному мучителю. Озеро разлилось за горизонт серебряной ровной гладью и казалось, вот-вот притянет небо в свои объятия. Что-то невероятное происходило со временем: от рассветного румянца излома ночи на небосводе не осталось и следа, теперь там правила ухмыляющаяся луна с оскалом, способным устыдить любого хищника, и пригоршня очень настырных холодных звезд. Лирил все перепутал, концепт времени для него был такой же сказочной историей, как прочие рассказы подруги-чародейки, через которые он познавал её мир и не было ничего удивительного в том, что он иногда путался в его "правильных" потоках. Он задумал сдвинуть время вперед, но на что-то по обыкновению отвлекся и непослушное время само скользнуло из его рук наутек, накрыв преобразившуюся поляну дыханием ночи. Ему, как существу живущему в вечности, это даже не показалось ошибочным или странным. Время было для него всего лишь раскрытой книгой, страницы которой он был волен листать в любом порядке. Он любил творить странные вещи, например, любил читать книги задом наперед, начиная с финала и предугадывать начало истории. — Вежливость. — добавил он вдогонку и посреди поляны появились белоснежные корни, быстро образуя своим сплетением подобие изящного столика и нескольких стульев. Столик заполонили непонятные угощения всяческих видов и форм — он достал из её памяти все, что припомнил и потому убранство скорее походило на пестрый ярмарочный ряд, чем на приглашение к элегантному чаепитию. Огненный гость на этот жест никак не реагировал и чародейка, не желая попусту провоцировать пожирающее поляну пламя, тоже воздержалась от приглашения. За столик уселся только белогривый юноша, всем своим видом показывая, насколько ему безразлично всё это немое противостояние. Он тут же принялся выискивать какие-то лакомства, будто позабыв о прочих присутствующих на поляне. — Мир не бесконечная мгла. Свет и тень сочетаются в нем в равных долях. Как ты увидел мир, полный мрака? — продолжала расспросы чародейка. Ей было важно понять, что же такое случилось с раненым духом прежде, чем он превратился в Возмездие. — Я помню обрывки своего земного существования, и оно не было преисполнено светом. Я помню, что в жизни полной разочарований и боли есть часть моей вины. — Но в чем же? — на лице девушки проскочила тень боли и это не ускользнуло от внимательного взгляда юноши. Он продолжал упрямо изображать беззаботное равнодушие, то и дело уплетая что-то со стола, хотя заметно насторожился. — Я совершал неправедные деяния, творил несправедливость. Все они останутся грузом на моей совести и потому, во имя искупления, я снискал себе новый смысл —возмездие, месть, воздаяние. Чародейка отказывалась верить услышанному. Дух действительно собирался перевоплотиться и это стало бы печальнейшим из всех исходов: превратиться в идею, скованную узами неподвижного мира — печальная участь с единсвенно возможным финалом. Там, в реальности лишенной красок, его дух быстро утратит былые порывы и низведет себя до примитивной мести. — Скучно! — прервал её юноша. — Всё, что он говорит ску-у-у-у-чно! Даже соленый тост не такой скучный, как его слова. — Будто в подтверждение своих слов он откусил кусочек тоста и добавил: — Кстати, а почему мой тост соленый? Быстро подумай о сладких тостах! — Не сейчас, видишь же, мы разговариваем! — отмахнулась чародейка. — Это не разговоры. Это изливания из пустого в порожнее. Думай лучше о сладких тостах! Лирил на мгновение отвлеклась и что-то незримо изменилось. — Вот так, прекрасно! — обрадовался он, довольно размахивая преобразившимся лакомтсвом. — А теперь бросай этого зануду и я покажу тебе, куда улетели все поющие рыбы! — Прекращай, они даже не летают... ну... раньше не летали. — Теперь еще как летают, ты бы только видела. Пойдем, я все тебе покажу! — радостно предложил Лирил. — Нет. Мы еще не выслушали историю. — запротестовала чародейка. — Да там и слушать нечего. — он нарочито зевнул, явно показывая, что он думает обо всем происходящем. — Сплошное уныние. Как им только удается быть живыми и при этом становиться такими никчемными. — Я хочу его выслушать. — настаивала Лирил. Юноша вздохнул и принялся снова изучать содержимое столика, уже забрасывая пристальными колкими взглядами неприятного гостя. Будь чародейка не так увлечена пламенноликим, она бы услышала первые звоночки надвигающейся катастрофы. Но, как на зло, сегодня она была слишком поглощена желанием помочь истерзанному гостю, чтобы заметить на давно знакомом и привычном лике друга оскал ядовитой ревности. — Возможно в жизни были и ошибки. Не спорю, ими преисполнены все живущие в нижнем мире, но разве ты не помнишь радости? Никто не дарил тебе счастья и света? — обратилась Лирил к терзаемому духу. В ответ ей взвились искры от огня: — Дарили, но позже непременно забирали, а тьма пожирала меня лишь сильнее, кусок за куском... Пока не осталось ничего. — не унималось пламя. — Значит все же свет был. Разве не лучше помнить радости и забывать печали? Это стоит делать хотя бы ради тех, кто этот свет старается дарить? — она непроизвольно перевела взгляд на дурачащегося друга, преступно радуясь, что у неё есть тот, кто ни за что не позволит тьме сожрать её дотла. — Оставаясь в другом мире ты потеряешь все, даже память о былом. — Радость можно помнить лишь тогда, когда её плоды остаются с тобой, а не когда тебя её лишают. Ибо память о радости — лишь тень, бледное подобие радости настоящей. Иначе говоря — ложь! Он злился и жар его пламени на поляне становился невыносимым. Лирил хотела успокоить пламя, протянула руки к объятой раскаяньем фигуре, но напоролась на непокорные, жестокие, обжигающие языки. — Те, кто кутает себя ложью и пребывает в мечтах о минувшем в надежде испытать однажды прожитое, заслуживают очищения не меньше, чем те, кто лелеет злые помыслы! — взвыл в ответ на её прикосновения обозленный дух. По поляне разлились огненные ленты, упрямые и обжигающие, жадно пожирая все на своем пути. Лирил хотела погасить их, показать, что их неистовство бессмысленно и разрушительно лишь для них самих, она рванулась навстречу израненному духу, чтобы защитить его от него самого, раздался резкий щелчок за спиной и... мир померк. Лирил долго ожидал развязки, смирился, что в этот раз её внимание досталось не ему. Он терпел все скучные слова от убийственно скучного проходимца. Он даже простил ему испорченную поляну восхитительных белоснежных цветов, но наглость и жестокость по отношению к любимой чародейке он спускать не собирался. Один щелчок и поляна раскололось на две реальности: в одной осталась его Лирил, в другой — надоедливые визитеры. — Хватит! Надоело! — под весом его слов реальность будто взорвалась миллионами крошечных брызг, вода из озера выплеснулась из берегов, тут же утопив в себе бушующее пламя, лепестки цветков взвились в небо в бешеной феерии мириадами бледных мотыльков, закрывая собой звезды и серебряную улыбку луны. Удар по земле прошелся с такой силой, что маг-кунари пошатнулся в сторону, едва удерживая равновесие, а пламенноликий и вовсе отлетел от своей жертвы на приличное расстояние. Слетела с плеча огненная ладонь, связь истлела. — Тьма! Боль! Печаль! Долг! Возмездие! Какая чушь! — с каждым словом голос Лирил становился раскатистее и мощнее, вскоре заполонив собой все вокруг. — Вы ровным счетом ничего не знаете о тьме, как и о боли! Слепые твари, я верну вам то, о чем вы успели позабыть. — Ты, бестолковый маг! — он указал на рогатого гостя. — Позволил такому ничтожеству, как этот пламеннозадый зануда взять над собой верх?! Он тебя что усыпил своим нытьем? Долг и самоотречение настолько загнали тебя в угол, что ты стал податливее цветов на моей поляне? Иди и вспомни, как прекрасен вкус жизни! Выпусти уже наконец свой гнев, ощути себя снова живым, когда брызги крови врагов попадают на твоё лицо! Да! Невероятное ощущение. Чистое, первородное чувство жизни: убивать и не быть убитым, забрать чужую жизнь, чтобы ощутить радость своей, в смертельном поединке без шансов и права на ошибку вдруг выйти победителем. Восторг! — он хищно облизнулся. — Иди и убей их всех до единого! И прежде всего ту ведьму с огненными локонами, что затащила тебя сюда. Иди и убей! Их! Всех! Наслаждайся... Лирил щелкнул пальцами и на поляне осталось только двое. — Теперь ты, как там тебя... Возмездие — существо, не достойное и малой доли того времени, что провело в мире смертных. Теперь слова Лирил переполняла злоба. С кунари он говорил игриво, ласково, будто собирался поиграть с непоседливым ребёнком. К духу Возмездия же отношение странного хранителя лунной поляны по имени Лирил было совершенно иным. — Тебе было даровано высшее из благ — сама жизнь в мире, где тебе были доступны наслаждения, а все, что ты делал пока прожигал её — роптал и скулил. Знай, ты сам испоганил все, чего коснулся! Ничтожная тварь, смеющая открывать свой поганый рот, заикаясь о надуманном возмездии. Хочешь возмездия? — Начни с себя! Избавь этот мир от заразы по имени я-самый-жалкий-бесполезный-неудачник-отравляющий-себе-и-прочим-жизнь. Смеешь утверждать, что видел тьму? Смеешь отрицать память о радости жизни и света? Я покажу тебе тьму! Давай-ка поиграем в догонялки! Раздалсся щелчок и кровожадная пасть луны на небе распахнулась, пожирая в себе весь мир. Стало беспросветно темно, все превратилось в ничто без смысла, времени и пространства. — Раз, два, три, четыре, пять... — затянул юноша, отчуждая малую часть своего голоса от себя. — Беги и пожирай себя на своем пути или я сам сожру тебя, как догоню! Кто не спрятался, я не виноват! Лирил снова целкнул пальцами и вернулся на остров кружащихся бледных лепестков под осколком луны. — Беги, — повторил он печально. — и если сможешь выбраться, ощутишь лучший момент в существовании, способный посоперничать с рождением. Восторг быть спасенным — самый сладкий из всех возможных. Постарайся выбраться, в конце концов она так отчаяно хотела подарить тебе спасение, как же обидно... Юноша печально посмотрел на застывшую на поляне девушку и прежде, чем щелкнуть пальцами у неё перед носом, облачился в самую искреннюю яркую улыбку. — А? — удивилась чародейка, хлопнув длинными ресницами, — Куда все подевались? — Ушли. — беззаботно ответил Лирил. — Грубияны, взяли и ушли, даже не попрощавшись. — Но, я не помню... почему-то не помню как они ушли. — рассеяно мотала головой девушка. — Еще бы, такие скучные создания. Их и не приметишь, пока о них не споткнёшься. Наверняка бродят где-то поблизости, талдыча друг дружке свои печальные истины. Она была растеряна и последнее, что помнила о произошедшем: ей не удалось достучаться до Возмездия, это было печально, но поделать она ничего не могла — гость просто ушел. — Пойдем, — друг взял её за руку, возвращая ей свой голос. На поляне больше никого не было, а значит можно было, как и прежде, общаться напрямую, не тратя силы на ритуал бесполезных слов, который в нижних мирах ограниченные тюрьмой реальности существа прозвали речью. — Я поведаю тебе о Короле Дроздов и покажу полет поющих рыб. Наш сад заждался, пойдем же. Hide Краткое резюме, чтобы при желании скипнуть простыню Подготовка к ритуалу. Участники: — Лирил — Маги Круга, включая Винн — Дункан. Дункан согласился следить за телом Лирил. — Храмовники в ритуале учатия НЕ принимали. Время проведения ритуала: полночь. Участники ритуала в Тени: — Лирил и Лирил/Друг-Из-Тени — Мараас и Лука-Возмездие Итог: — Мараас освобожден от воздействия Возмездия, но ему слегка досталось от разгневанного Друга-Из-Тени. Он находится под кратковременным эффектом кошмара. Пробудился в реальном мире. — Лука-Возмездие находится под воздействием кошмара. — Лирил осталась в Тени. Её сон подобен эйфории, но пробуждение/столкновение с реальностью повлечет за собой наложение длительного эффекта кошмара. Утрачен пункт Целостности. Кошмар. После провала в важнейшей для Лирил миссии в её голове всё путается. Тень прекрасна, но реальный мир кажется сущим кошмаром, в который не хочется, но приходится возвращаться. Помимо этого, она, конечно же, переживает и чувствует сожаления. Все проверки Самообладания в реальности получают штраф -2. Веха: Лирил поддаётся своим кошмарам и в важный момент не предпринимает действий, которые могли бы помочь ей или её соратникам, что ведёт к негативным последствиям для кого-то из них. Избавление: Исключительный Успех в броске на Переломный момент или восстановление пункта Целостности. В добавок на выбор Мастера: все социальные броски теряют снова 10 и/или броски на Запугивание Лирил (когда её запугивают) получают снова-9 Hide
  11. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    Едва начав разговор, Лирил тут же убедилась в правильности сделанного выбора. Дункан принадлежал к тому редкому виду людей, которые умели не только слышать, но и слушать. — Прежде, чем я начну рассказ, прошу, запомните, в сложившейся ситуации виновных нет. Каждый из её участников лишь жертва и в равной степени заслуживает спасения. Смуглый Страж оставался спокойным и ответил лишь коротким кивком. Этот кивок был прекрасным знаком. Пояснив всю серьёзность и щекотливость положения, в котором оказался рогатый Страж, Лирил отважилась предложить провести ритуал по проникновению в Тень. Для этого следовало заручиться помощью магов, предупредить храмовников, найти лириум, провести тщательную подготовку и, в конце концов, найти того, кто добровольно согласится войти в Тень. Из магов находящихся в лагере, вряд ли кто-то отважился бы на подобное: потенциальный одержимый не принадлежал Кругу, не был андрастианином, и даже не был человеком. Все на что он мог надеяться при обычных обстоятельствах — милость от клинка храмовника или усмирение. Такой исход не устраивал ни Стражей, ни Лирил и она, чуть поежившись, предложила свою кандидатуру. Это было лучшее из всех возможных решений, очевидное и наиболее безопасное. Таким образом у магов не будет лишнего повода, чтобы отмахнуться от ритуала, а она, как чародейка, в случае неудачи примет последствия взаимодействия с неизвестным духом на себя. Кто знает с чем доведется столкнуться тому, кто отправится прямиком навстречу чужим порокам или добродетели? Кто знает, как отреагирует другой чародей, если дух начнет ему угрожать или хуже того, обманывать? Принимать ответственность, хладнокровно взвешивая все, даже самые печальные исходы — часть природы мага. — Я... Если среди магов не найдется добровольца, им стану я. Но во всем прочем мне сложно помочь, я — юная чародйка и не имею значительного веса при принятии решений в Круге. Нам нужно придумать как уговорить магов Круга помочь с подготовкой, понадобятся их знания, лириум и умение убеждать в своей правоте храмовников. — В таком случае стоит заручиться поддержкой короля Кайлана, — неожиданно для Лирил предложил Серый Страж. — Он — друг Стражей, наверняка он согласится нам помочь. Предложение было слишком выгодным, чтобы от него отказываться и чародейка в сопровождении Стража отправилась к королю. Кайлан Тейрин оказался человеком радушным и открытым, пренебрегающим формальностями, но ценящим друзей. Он тут же согласился помочь, скорее из самого желания помочь, чем от осознания важности ситуации. Такая реакция показалась чародейке поразительной и воодушевляющей одновременно. Покидая королевский шатер Лирил была преисполнена надежд и решимости. — Вы потревожили своих друзей. Видеть такое участие приятно. Теперь будет справедливым и мне потревожить моих. Пока они шли через лагерь к палаткам магов чародейка уже знала к кому и с какими словами обратится: единственной, кто сможет полностью понять всю деликатность её просьбы была Старшая чародейка Винн. Она являла собой редкое сочетание мудрости и высокого влияния в Кругу Магов, что делало её участие в будущем ритуале не просто желанным, а неоценимым. — Ох, дитя, во что ты ввязываешься на этот раз? — посетовала Старшая Чародейка после того, как внимательно выслушала рассказ юной подопечной. — Простите, сложно не быть собой. — Лирил искренне извинялась, но не могла поступать иначе. Они проследовали в лагерь магов, где собрались чародеи, не вовлеченные в подготовку к боевому ритуалу. Мнения разделились, в лучших традициях диспутов Круга тут же забурлили эмоции и начались перепалки. Так водилось испокон веков: где два мага, там три мнения. Лирил это прекрасно знала и ждала, когда они наговорятся, прежде, чем начать их в чем-то убеждать. К тому же, най её стороне была Старшая Чародейка с покровительством Церкви — весомый аргумент в любых диспутах в Круге, пока Круг находится в руках храмовников. Спустя битый час дебаты умерли сами собой — у магов просто не осталось хорошего повода для отказа. Гораздо сложнее оказалось найти общий язык с храмовниками: исполняющий обязанности командора в военном лагере был человеком строгим и упрямым, он наотрез отказался рисковать личным составом в проведении ритуала с магом-отступником, да еще и северянином. — Убить. — отчеканил он, холодно поглядывая на непрошенных гостей. — Бесполезно. — вмешалась Винн, видимо предчувствуя плачевный финал переговоров. — Одержимость нужно остановить, но убивать мага нельзя, это не решит проблему. Дух может попытаться найти другого носителя и тогда все станет только хуже, потому, что мы не будем знать кто его новая цель. — Усмирить. — все такой же равнодушный холодный тон. — Невозможно. — тут же подхватила Лирил. — Проблему потревоженного духа это не решит, зато добавит нам новых с Серыми Стражами. Маг, попавший в беду, находится под правом призыва, а значит только Стражи вольны решать, что с ним делать. Нам стоит радоваться, что они согласились хотя бы на ритуал. — Радоваться, право слово, здесь совершенно нечему! — сквозь зубы процедил храмовник. — Это их проблема и я не намерен её за них решать. Поступайте, как знаете, моего содействия вы не получите. Будь мы в Круге... — Не будь в разраге Мор... — продолжила Лирил. Он зыркнул на неё волком, но ничего не сказал. Очевидно, что быть тем, кто устроит склоку с орденом Серых Стражей во время военной кампании Мора было меньшим из всех его желаний, но и принимать участие в затее магов он не собирался. Покидая шатер храмовников Лирил была одновременно огорчена и рада такому исходу. Она тут же поделилась итогами переговоров с Дунканом, желая как можно скорее заняться подготовкой. — Может стоит напомнить храмовникам о личном содействии Короля в нашем начинании? — предложил он с ходу. — Между ритуалом без храмовников и ритуалом со злыми храмовниками я бы выбрала первый. Лучше принять их отказ как знак доброй удачи. — Что дальше? — Лириум... осталось достать лириум и здесь содействие Его Величества нам станет очень кстати, ведь храмовникам придется отдать нам свои запасы, даже если они сами желают остаться в стороне. Другого лириума официально в лагере просто нет. Обсудив оставшиеся детали было решено назначить ритуал на ночь. У Стражей были свои заботы, на следующий день, как выяснилось, их ждало какое-то не то испытание, не то посвящение. В подробные детали чародейку не посвятили, но было ясно, что участие в этом посвящении может оказаться смертельно опасным, а для одержимого мага и вовсе неизвестно чем, поскольку ни на чьей памяти никто не посвящал в Стражи потенциальных одержимых. — Мне стоит подготовиться. — сказала прощаясь Лирил, и озвучила самую неудобную, самую волнительную для неё просьбу. — Я могу просить вас о личной услуге? Дункан если и удивился, то виду не подал. Чародейка восприняла это как знак согласия. — Во время ритуала, поскольку не будет храмовников... могу я просить вас, а не присутствующих магов, следить за моим покоем? — Что от меня потребуется? — Ничего такого, следить чтобы никто не тревожил тело пока я.. сплю. И ничему не удивляться. — добавила Лирил тише. Она надеялась, что он поймет все верно, ведь он казался ей тем, кто умеет понимать без слов. Никто, ни один из живущих или некогда жившых магов не озвучит просьбу в случае неудачи убить себя. Но характер её просьбы был для чародейки очевиден: не дай мне навредить другим, а другим — мне, пока мое сознание странствует по изнанке мира. Он согласился коротким кивком. — И если получится, не смотрите на мое лицо... во что бы то ни стало не смотрите на мое лицо... — едва различимо прошептала Лирил. Эта паршивая улыбка, то и дело норовившая проскользнуть в этот мир, видилась сейчас чародейке самой страшной из возможных угроз. Он похож на того, кто в силах пережить одну улыбку женщины, но все же, случись что с этим человеком в будущем — его украденная судьба останется на твоей совести, глупая чародейка. Ритуал назначили на полночь, все, что теперь оставалось — тщательно готовиться и не растрачивать сил на сомнения.
  12. судьба :) думаю, я не единственный хил во всем лагере, там как минимум Винн есть :)
  13. Nevil

    JRPG

    Только ради Эмблемки? Имхо, все таки нет. Хильда в рейтингах выше Эдди? Всецело одобряю, есть в мире справедливость :)
  14. да, простите ребята,моя вина, сцену вначале на кубах посчитали, но у меня слегка запара в рл и описания вчера не скинула. Мой перс появится точно не скоро в доступном для общения состоянии теперь.
  15. Nevil

    Dragon Age: May Andraste

    — Прощай, целительница. — говорит кунари напоследок. Потом, развернувшись, он отвернул полог и вышел наружу. Ясно. Стоило сразу готовиться к худшему. Но то ли благодаря чудесному проведению, то ли в силу благородства терзаемого духа её опасная выходка увенчалась успехом, неожиданным для самой чародейки. Он выдал свою природу и намерения столь явно, что не оставил места сомнениям в правильности следующего шага. Лирил едва выглянула из-под полога палатки, как услышала незнакомый девичий голос. — Арва..арад? — незнакомая девушка осторожно улыбнулась, приветствуя кунари. Вряд ли незнакомке что-то угрожает. Если он сдержался и не тронул даже Лирил после её речей, то вряд ли внезапно нападет на кого-то непричастного. Мятежный дух четко определил цель: ею был какой-то юноша, наверняка очередной болван, отметила про себя Лирил, переполненный желанием творить глупости при полном отсутствии намерений за них отвечать. Девушка не была похожа на розовощекого юнца, а значит, была не в большей опасности, чем все прочие, находящиеся рядом с заморским Стражем. Чародейка тихонько проскользнула за спинами собеседников и направилась прямиком к Сестре, заранее предвкушая ворох утомительных объяснений, которые она задолжает. — Стражам еще раз понадобится моя помощь. Простите, Сестра, это важно. Я задержусь до ночи по возвращении, если нужно и на всю ночь. Сестра смерила её строгим взглядом — еще бы, Лирил её прекрасно понимала, весь день сплошная беготня. — До ночи. Помоги с чем нужно и сразу обратно. Благослови тебя Андрасте. Лирил радостно закивала и рысью направилась к выходу. Ох, и попадет же ей когда-нибудь от Сестер за такие инициативы. Впрочем, когда это её останавливало? Проходя мимо псарни она всё же не удержалась и заглянула к новому другу. Он чувствовал себя не хуже, но и не лучше чем накануне. Она прильнула к вольеру, ощущая, как целительное тепло покидает кончики её пальцев. — Не переживай, я нашла человека, который согласился нам помочь. — шептала чародейка через вольер с мабари. — Он странный, наверное, в хорошем смысле. Я ему верю. Он заговорил о дружбе, и я тут же подумала о тебе. Говорю же, он странный, но как-то раньше меня сообразил, что мы с тобой друзья. Потерпи еще немного, совсем капельку. Вот так. Мы обязательно справимся. Лирил отняла руку от вольера и направилась к Серым Стражам. Теперь стоило все тщательно взвесить, прежде чем решить, к кому же обратиться с такой непростой ситуацией. Ей нужен кто-то, кто умеет слушать, а не фиглярить и пустословить. Алистер? — ох, это был бы неплохой вариант, если бы не его любовь к бесконечным шарадам, на которые у чародейки сейчас просто не было ни времени, ни сил. К тому же дважды за день будучи чародейкой просить человека, ненавидящего магов о просьбах связанных с магией... это было слишком даже для её неудержимого напора. Здравствуй еще раз! Не любишь магов?! Прекрасно! Потому, что у вас в лагере одним магом меньше и одним одержимым больше! Да не переживай, он смирный, всего лишь грозился убить какого-то идиота и меня заодно в придачу! Каждый день же такое происходит! Что — нет? Как нет? У нас вон в Башне даже отдельные комнаты для одержимых с табличкой "не беспокоить" имеются! Сидят они там, значит, взявшись за руки — одерживаются! Она представила себе выражение лица "главного-не-главного" и почувствовала, что позволь она себе смеяться, разразилась бы хохотом на этом самом месте. Нет, стоило пощадить беднягу, он все таки вызвался в итоге ей помогать в деле, которое многие бы сочли нелепым и безумным. Значит оставался тот, смуглый мужчина средних лет, имени которого она не знала, но хорошо запомнила его сдержанность и вежливость. Да, пожалуй это будет лучший вариант — убеждала себя чародейка, пока выискивала взглядом силуэт с парой клинков за спиной. Видимо сегодня судьба была благосклонна к настырной девчонке, так как результат не заставил себя долго ждать.
×