Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Лысая принцесса

Посетители
  • Публикаций

    21
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

21 Хороший

Информация о Лысая принцесса

  • Звание
    Уровень: 1

Информация

  • Пол
    Мужчина

Посетители профиля

511 просмотр профиля
  1. Лысая принцесса

    DA team - чат

    А я с прискорбием сливаюсь.
  2. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Прнесено, положено.
  3. Лысая принцесса

    DA team - работы

    Трилогия о Зевране полностью Название: Три рассказа о Зевране Автор: Лысая принцесса Задание: Любовь не ведает преград Размер: 8677 знаков Жанр: character study
  4. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Скажите, я еще успеваю донести третий драбблик про Зеврана?
  5. Лысая принцесса

    DA team - работы

    Второй Название: Дама в беде Автор: Лысая принцесса Задание: Любовь не ведает преград Размер: 2181 знак с пробелами Персонажи: Зевран
  6. Лысая принцесса

    DA team - работы

    Тогда ловите первый Название: Женщины, которые меня не убили Автор: Лысая принцесса Задание: Любовь не ведает преград Размер: 4085 знаков с пробелами Персонажи: Зевран, Фенрис
  7. Лысая принцесса

    DA team - работы

    До которого часу можно нести трилогию драббликов про Зеврана? Или уже поздняк метаться?
  8. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Бвахаха Проблема в том, что публиковать это нельзя, оно уже было опубликовано на ФБ-2016.
  9. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Шапки - это хорошо.
  10. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Хорошего текста не может быть слишком много.
  11. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Думаю, как призвать дух упороса.
  12. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Вопрос, который может показаться идиотским, но, тем не менее, важен: тут хоть кто-то, кроме меня, играл в фандомные битвы на дайри?
  13. Лысая принцесса

    DA team - работы

    Второй рассказ, как обещано: Кто же еще? Только когда они покинули Денерим, только потому что с ними больше никого не было, а терпеть уже стало невыносимо, Алистер сказал: – Выходит, один друг у тебя все-таки был? Середа глянула на него круглыми глазами. – Ты про Горима, что ли? Значит, этого щеголеватого гнома, при виде которого Середа вся просияла, звали Горим? Алистер не понимал, в чем дело, но этот гном ему уже не нравился. Не нравилась вычурно заплетенная борода, не нравился богатый бархатный камзол, не нравился дух процветания и значтельности, исходивший от коротышки. Но всего больше ему не понравилось, что Середа обняла и поцеловала его. Вроде и по-сестрински поцеловала, в обе щеки. Но как-то слишком крепко. В дверях лавки, прячась в тени, стояла золотоволосая гномка. Алистер не мог понять, то ли беременная, то ли просто полненькая. Ей этот поцелуй тоже не нравился. Очень. Из вежливости гном заговорил с Середой на всеобщем. Гномам легко давался Всеобщий, он и произошел-то от гномского. Когда первый Мор выгнал тысячи гномов на поверхность, одновременно во множестве стран, каждая со своим языком и обычаем – именно гномы сделались посредниками в торговле и дипломатии. Гном с гномом договорится всегда, считали люди. Середа смеялась над этим предрассудком: у гномов были свои вековые раздоры и войны, длившиеся иной раз по тысяче лет и дольше, но все это происходило под землей, вдали от людских глаз. Гномы тогда многое умели лучше людей: строить, обрабатывать металл и камень, лечить… У многих народов и слов таких в языках не было, чтобы называть вещи, изобретенные гномами. Гномы учили их своему языку, сами набирались человеческих слов… Так родился Всеобщий. Гном заговорил на Всеобщем и Алистер услышал, что отец Середы умер, а в Орзаммаре идет борьба за трон между кланом Харроумонтов и Беленом, братоубийцей и предателем. Услышал, что Горим страшно рад видеть Середу живой, так как боялся, что слухи о ее вербовке в Серые Стражи врут, а потом боялся, что она погибла при Остагаре. Еще он узнал, что Горим был изгнан из Орзаммара тогда же, когда Середу отправили на верную смерть в заселенные Порождениями тьмы подземелья. Добрался до Денерима, думал завербоваться в армию, которую тейрн Логейн собирает против Порождений, но польстился на красавицу купеческую дочку, женился и сам втянулся в торговлю. Покупателям нравится, когда молодой статный гном показывает с оружием боевые приемы, а тесть уже в третьем поколении торговец и «тройную мельницу», сама понимаешь, не завертит. Середа засмеялась. Гномка в тени насупилась. Горим предложил ей с Алистером ужин и ночлег. Середа отказалась. – Если мы к ночи не вернемся в лагерь, наши распереживаются. Гномка в тени облегченно вздохнула. – Наши? – Горим стал похож на Бронто, сделавшего стойку. – У меня отряд. Алистер, еще один уцелевший Страж, вот он. Лелиана-лучница, Зевран – хоть и эльф, но глотки резать умеет, Стэн, он кунари, сам вот такой и рога – во, как у горного козла! И еще две ведьмы, Винн и Морриган. – Наемничаете понемножку, – кивнул Горим. – Какое там наемничаем. Мы Серые Стражи, и клятвы с нас никто не снимал! – Об этом здесь надо потише, – сказал гном. – На Серых Стражей повсюду идет охота. – Знаю. Не один уже приходил за нашими головами. Своей пока никто не сносил. – Зевран, – не удержался Алистер. – Зевран – другое дело, – отмахнулась Середа. – Но спасибо за предупреждение, Горим. Я знаю, что ты не выдашь. Счастья тебе. – И ты не позовешь меня в свой поход? – у гнома вдруг стали глаза как у Бронто, выпрашивающего ласку. – А ты пойдешь, Горим? – За тобой – в огонь, ты же знаешь. – Потому и не позову. Огонь еще придет к тебе, мальшанузавват. Еще придется тебе на этом месте биться с Порождениями, щит в щит с женой, защищая дом и детей. Горим медленно кивнул, соглашаясь с ее правотой. – Так плохо все? – Твари уже вольно себя чувствуют на границах северных баннов. Сколько Логейн ни делает вид, что у него все схвачено, а по-настоящему держать против них оборону он не в силах. – Ты его явно не любишь. – Есть за что. В общем же я не уверена, что смогу добраться до Орзаммара без двух-трех стычек с Порождениями по дороге. Вдоль Северного тракта они шляются большими оравами. Может, лучше тебе взять жену и тестя, да пробраться в Вольную Марку, пока еще можно сесть на корабль? – Ты возвращаешься в Орзаммар? – ужаснулся гном. – Это моя миссия, Горим. Я должна потребовать от короля, кто бы им ни стал, исполнения древнего договора и посылки войска на битву с Порождениями. Я Серый Страж, и я не отступлюсь. – Тебя убьют на пороге. – Пусть попробуют. Гном горестно покачал головой. Середа засмеялась. – Да все в порядке, Горим. Одна ведьма сказала, что мне суждено победить Мор. Так что держи нос рогом, я Беленом еще вытру пол. – Ты неудержима. Середа снова засмеялась и сказала что-то по-гномски. Горим покраснел. Гномка в тени резко развернулась и исчезла в глубине лавки. Потом где-то в доме хлопнула дверь. Потом они попрощались. Не целовались больше, просто пожали руки. Как воины, обе сразу… – Да, я про Горима. Он ведь был твоим другом там, в Орзаммаре? – Ну, – Середа усмехнулась. – Можно и так сказать, наверное. Он один от меня не отрекся, пошел в изгнание, а могли и казнить. Да. Другом. Точно. Только я тогда этого не понимала. Он был для меня просто мальшанузавват. Это, как бы сказать на всеобщем… Почетный наложник. Алистер чуть не споткнулся от неожиданности. Середа истолковала его замешательство неверно. – Это такой мужчина, с которым высокорожденная женщина спит до замужества. – Я догадался, что такое «наложник», – голос почему-то сел до противного такого крякания. Все пыль дорожная, наверное… – Просто не думал, что, ну… у вас это принято. – А как же иначе, – удивилась Середа. – Должны же мы как-то осваивать постельную сноровку. Или ты думаешь, что книгу прочитал – и довольно? Я и книг-то не читал, тоскливо подумал Алистер. Не очень-то было в монастыре с такими книгами… – Никак я не думаю, – буркнул он. – А как у вас, у людей, с этим? Извини, если я по больному, но твоя матушка вроде бы стала наложницей короля… – Какой там наложницей. Он с ней переспал, и только. Несколько раз. Со скуки. – Ну, это и у нас бывает, – кивнула Середа. – Только так можно лишь с париями. Ни торговец, ни даже ремесленник не потерпит такого. Позору не оберешься. – У нас нет парий, – этот разговор нравился Алистеру все меньше и меньше. – И это правильно, – согласилась Середа. – Это у вас хорошо, хоть я раньше того и не понимала. Но все-таки, где вы, люди, учитесь любовным штукам? – Да где придется, – Алистер махнул рукой. – В таких заведениях, как «Жемчужина» или просто с кем получится договориться… Середа, я ведь не знаю толком, как оно у людей. Сначала рос в монастыре, потом в Стражах… Да, в Стражах парни с девушками крутили, но начальство не одобряет. Если девушка забеременеет, какой из нее воин, а дети… Все мы носим скверну в себе, редко бывает, чтоб она не испортила ребенка еще во чреве. – Да, это большая беда, – Середа вздохнула. – Я порой думала, как бы оно обернулась, если бы у нас с Горимом родился ребенок. Меня бы, конечно, тут же выдали замуж… Алистер кивнул. Это было понятно, среди людей сплошь и рядом именно так покрывали блуд. – И пришлось бы нам с Горимом расстаться, – закончила фразу Середа. Алистер оторопел и застыл на месте. – Погоди, – сказал он. – Если бы ты понесла от Горима, тебя выдали бы замуж… за другого? – Ну да. Я высокорожденная, Горим воин, кто бы дал нам пожениться? Меня бы отдали в клан Харроумонтов или Дрейтов – кто был больше нужен отцу в союзниках. Да лорд Пирал уже смотрел на меня как на невестку. – И как бы он посмотрел на чужого ребенка? – Да он только этого и ждал! Ну сам посуди, какой смысл брать в род невестку, не зная, сможет она его продолжить или нет? Чего встал, пошли, стемнеет скоро. – А что было бы с ребенком? – Алистер поудобней вскинул мешок на плечи и зашагал с середой рядом. – Сын ушел бы в клан Горима. Сын от принцессы Эдукан принес бы Гориму много почета. Дочь осталась бы со мной и продолжила род Эдуканов. – И никого не беспокоило бы, что они незаконнорожденные? Середа посмотрела на него как на умалишенного. – Что значит незаконнорожденные? Горим – мой мальшанузавват, что тут незаконного? – Значит, это больше, чем просто наложник, – Алистеру становилось отчего-то все горше и горше. – Это почти что муж. Временный, но муж. – Наверное, – Середа тоже поудобней устроила свой заплечный мешок. – Не думала об этом. Не думала о том, что он друг. Не думала о том, как подставила его, когда Белен меня предал. Просто была с ним счастлива и старалась растянуть это счастье подольше. Понимала, что оно закончится, когда я понесу. Нас разлучат. Не смотрела вперед. Через сотню-другую шагов молчание снова стало тягостным. – Если бы вас разлучили, – нарушил его Алистер. – Если бы ты вышла замуж в дом Харроумонтов… Что тогда? Ты об этом не думала? – Думала. Горима бы не тронули, мой сын не представлял бы опасности для Белена. Воин не может стать королем. Моя дочь, как и я, была бы его мишенью. Две принцессы Эдукан, стоящие между ним и троном. Но тогда за мной и моей дочкой стоял бы весь дом Харроумонт. Белен не смог бы оговорить и подставить меня. Не смог бы изгнать. Я не стала бы Серым Стражем. – И мы бы не встретились, – вырвалось у Алистера. Теперь остановилась Середа. Долго смотрела на него. Пристально. – Да, – согласилась наконец. – Мы бы не встретились. Улыбнулась широко и тепло. – И у меня не появился бы такой друг, как ты. В лучах заходящего солнца короткая щетинка на ее голове отливала темным золотом. Глаза улыбались, широкий рот улыбался, и Алистер понял вдруг, что она обворожительно, божественно красива. – Друг? – спросил он, чувствуя, как глухая боль внутри обретает форму и имя. – Конечно же, друг. Кто же еще? Примечание: много хэдканона.
  14. Лысая принцесса

    DA team - чат

    Этожморриган. Она дискредитирует все идеи. Проблема в том, что для данных ребят все это "станки, станки, станки". Вместе сражаться и быть готовым отдать за другого жизнь - еще не значит дружить. Ну, тут должен в пандан пойти следующий рассказ, который я завтра напишу.
  15. Лысая принцесса

    DA team - работы

    Ну, мой первый вклад. Часть цикла под общим названием "Возващение в Орзаммар" У костра – У тебя были друзья? Там, в Орзаммаре? Середа запрокинула голову, почесала шею, подумала… – Выходит, что нет. Не было. Она долго молчала, глядя в низкое пасмурное небо. Что она вспоминала? Товарищей по… чем развлекаются юные знатные гномы, пока не перебесятся? Поединки, азартные игры, охота? На кого можно охотиться в подземельях? – Отец говорил, что для нас, высокорожденных, дружба невозможна. Сближения будут искать главным образом те, кто захочет выбрать момент и ударить в спину. Я, дура, не слушала. Думала, довольно быть любезной и никому не делать зла… Думала, тот, кто на охоте прикрывает тебе спину, никогда не ударит в нее… – На кого вы охотились? – Алистер не устоял перед возможностью утолить любопытство. – Порождения тьмы, на кого еще может охотиться гном в подземельях? Или ты думаешь, у нас там водятся олени? Алистер ощутил неловкость. Он почему-то забыл, что для гномов борьба с Порождениями Тьмы – дело повседневное. – Мы ходили в старые тейги, выкуривали оттуда тварей… Дело азартное, но требует слаженности. В одиночку там нечего делать. Ты Серый страж, ты знаешь, что такое биться плечом к плечу. После этого подлости как-то не ждешь. Алистер кивнул, подбросил хвороста в огонь. Хворост был сырой, вода не спешила кипеть. – А ты? – спросила Середа. – У тебя есть друзья? – Нелепый вопрос, а? – Да, верно, – теперь смутилась гномка. – Дункан был моим другом, – сказал Алистер. В кустах зашуршало. Показался Бронто с какой-то живностью в зубах. Сурок. Бронто улегся возле огня и начал есть. Следом из темноты выступила Морриган с довольно большой вязанкой хвороста на плечах. – Где ты ходишь? – буркнул Алистер. – Темно, в этой чаще может быть кто угодно. – Я забочусь о том, чтобы мы смогли хоть что-то сварить на ужин, – ведьма сбросила с плеч хворост, начала сматывать веревку. – А насчет кого угодно не беспокойся. Мы с вашим зверем проверили окрестности. Поверь, на три мили вокруг я – самое опасное существо. Не очень верилось. Алистер вспомнил ад ночной битвы. Погибли тысячи порождений – но тысячи должны были рыскать в окрестностях Остагара. – Да, с вами каши не сваришь, – ведьма пнула ногой собранное Алистером и Середой. – Даже не знаю, что бы вы делали без меня. Это было несправедливо. Середа еще не оправилась после раны в грудь, а Алистер подстрелил кролика. Разве это не важней, чем набрать хвороста? – Ели бы кроля сырым, – огрызнулся он. – Будешь ворчать – в следующий раз ешь свои дрова. Ведьма засмеялась и начала ломать толстую ветку о колено. Первые два раза получилось, на третий она добралась туда, где ветка была слишком прочной. – Дай мне, – Середа протянула руку. Она даже не стала упирать палку в колено, та хрустнула словно по своей воле. Алистер с уважением глянул на мускулистые руки гномки. Если бы не полная грудь, Середа легко сошла бы за парнишку. Даже говорила низко, с хрипотцой. – Ну, хоть какая-то от вас польза, – Морриган несколькими тычками палки переворошила весь костер. – Так вода сто лет не закипит, кто вас учил костер разводить? Нужно больше толстых веток. – Ты еще огнем сигнал подай,– съязвил Алистер. – Под самое небо, чтобы все видели. – Если мы такие никчемы, зачем ты с нами пошла? – спросила Середа. – Матушка сказала, что вам суждено покончить с Мором. Точнее, тебе, – Морриган кивнула в сторону Середы. – А вам, ведьмам, что с этого? – Алистер хмыкнул. – То же, что и всем. Мор не щадит никого, а мне вовсе не хочется быть сожранной в расцвете юных лет или того хуже, стать маткой. Ну вот, теперь этот кролик сварится раньше, чем мы с Бронто умрем от голода. Бронто, к тому времени покончивший с сурком, принялся за кроличью голову. – У-у, ненасытная пасть, – нежно сказала Середа. Алистера отчасти забавляла, отчасти трогала эта привязанность гномки к мабари. Для него собаки были делом совершенно привычным. Он рос на замковом дворе и играл со щенками на псарне, боевые собаки были и у храмовников, и у Серых стражей. Видеть кого-то, для кого обыкновенный пес – это целое чудо, было странно. – Если бы ты сам о себе не позаботился, пропал бы, бедняжка, с такими-то хозяевами, – вздохнула Морриган. – Ну, что тебе эта кроличья голова? На один зуб. – Наколдуй ему баранью ногу, – сказал Алистер. – Твоя как раз подойдет, – Морриган очаровательно оскалилась. – Из тебя выйдет миленький барашек. – Мы не умеешь превращать людей в зверей, – у Алистера получилось не так уверенно, как ему хотелось бы. – Ты сама говорила, что для превращения в зверя, нужно долго изучать его повадки и проникаться его сущностью. – Именно поэтому из тебя выйдет славненький барашек, – улыбка Морриган стала еще шире. – У тебя, знаешь ли, врожденный талант. – Ты умрешь, если один час не будешь никого подъелдыкивать? – Середа закончила строгать вилку из рогатой ветки и пошевелила ею куски кролика, кипящие в вихре пшенных крупинок. – Он первый начал. – Как дети, – буркнула Середа. Бронто, покончив с кроличьей головой, подобрался к ней и положил голову ей на колени. Бронто выбрался к ведьминой хижине, когда Алистер и Середа оправлялись от ран. Огромный боевой пес тоже был ранен, но легко. Страдал он главным образом от того, что отравился кровью Порождений. Иногда мабари впадают в азарт и начинают не только кусать, но и жрать врага. Морриган нашла для него противоядие и с помощью Алистера отпоила собаку, но привязался пес почему-то к Середе и отзывался на кличку, которую дала она. Алистеру казалось, что ведьма ревнует. – Если ты ищешь дружбы, – сказала вдруг Морриган, – то нигде больше не найдешь ее. Вот он, друг, верный и бескорыстный. Никто не будет тебя любить так, как этот пес. Алистеру захотелось возразить – но он не знал, что…
×