Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Marikonna

Patreon - Первопроходец
  • Публикаций

    675
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    4

Marikonna стал победителем дня 22 июня

Marikonna имел наиболее популярный контент!

Репутация

5 112 Легендарная личность

3 Подписчика

Информация о Marikonna

  • Звание
    Уровень: 11

Контакты

  • Сайт
    http://konochan.diary.ru/p210551248.htm
  • Skype
    m.o.sen

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Новосибирск
  • Любимые игры BioWare
    забейте меня тапками, но это DAI
  • Origin
    Marikonna

Посетители профиля

Блок последних пользователей отключён и не показывается другим пользователям.

  1. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Предвестник недалёкого рассвета - в тумане все размыты силуэты. Возле комнаты Донато, около 05-00. - Он не просыпался? - Спросил Освальд, подходя к дверям покоев вестника Его, даже раньше времени наступления его дежурства. Одетого в боевую экипировку его предательски выдавали несколько яблок, заткнутых в карманы разгрузки вместо гранат. Он шёл не прячась, но ступая аккуратно не то крался, не то слегка словно пританцовывал, как мог бы идти человек напевая в мыслях. Но радость видно где-то мешалась с тревогой, и это было заметно во всём. Карла как-раз вышла из комнаты Донато и, не обращая внимания на дежурящих возле дверей людей Зигфрида, крутила в руках ангельский пистолет, во время своего ночного бдения обнаружив, что с момента прошедшего боя он зарядился на семь зарядов из восьми. Примерно по одному в час. Это была важная информация. Интересно, а демонические пистолеты заряжаются так же? Подняв голову, она приветственно кивнула Освальду, пришедшему чуть раньше времени, и сказала: - Нет, сон крепкий, хороший. Случайно не разбудить, - чуть улыбнулась она, - кажется, даже без кошмаров. Можно волноваться чуть меньше, - добавила итальянка, пряча пистолет и вглядываясь в англичанина внимательнее. - Это хорошо. - Кивнул он улыбнувшись, и задумчиво посмотрел в сторону где крепко спал ангел. - Хотя странно видеть его таким, но определённо лучше чем каким мы видели его до этого. И столь о многом хочется его спросить. - Не думаю, что задать много вопросов получится скоро. Такая магия хоть и залечивает открытые раны, но не придает сил. Про влияние на разум я вообще молчу, - Карла нахмурилась, как будто припоминая что-то, потом хмыкнула, - испытано на себе. Вроде бы идти спать было еще рановато, да и поговорить с аналитиком до этого удавалось мало, поэтому, кивнув на пару стульев неподалеку, Карла отправилась туда, спросив на ходу: - А какие именно вопросы? Про Харрингтонов? Освальд покачал головой, но как-то медленно и отрешённо. В словах оперативницы было то что было что хуже всего - мысль что тьма могла сломить не тело но и разум. Нанести вред небесному созданию что не излечить, и которым не помочь. -Да, о них, но и не только... Ведь это ангел, может я хочу слишком много, не знаю... Неужели не возникало мысли спросить его о чём-нибудь? Даже личном? Усевшись на стул, Карла подождала Освальда немного, одновременно размышляя. Спросить о личном? Ангела? Она не любила личные вопросы не только в свой адрес, но и сама задавал их редко даже тем, кому, пожалуй, стоило. Спросить же о личном сопровождаемого... Такое ей вообще в голову не приходило. Конечно, Донато нельзя было назвать обычным сопровождаемым совсем никак. Так что желание задать ему множество самых разных вопросов она понимала. При первой встрече, еще на вилле, его просто засыпали разными вопросами, и это было логично, хотя на большинство из них он и сам не смог ответить... Карла посмотрела на собеседника, так волновавшегося о здоровье и благополучии Донато, даже сейчас, когда угроза Тьмы отступила и кажется, Ангел был в безопасности. - Донато мало что знал об этом Городе, хотя и собирался попасть сюда. Так же он не смог сказать, почему именно наши имена оказались в этих конвертах... Вряд ли он сможет рассказать больше... о Боге. Наверное, именно об этом хотел узнать Освальд? И этот вопрос для него кажется очень личным. - Разве на всякий вопрос нужен обязательный ответ? - Пожал плечами Освальд, вооружившись красным яблоком что протянул Карле. - Иногда достаточно и мнения. Посмотрев на яблоко секунду, Карла взяла его и поблагодарила. Подумала еще. - Да, наверное. Такого собеседника, как Донато, и за несколько жизней не встретишь. Яблоко было вкусным и сочным, с легкой кислинкой - ей такие нравились. Только угостить Освальда в ответ ей было нечем. - Но всех вопросов все равно не задашь, так что я и не думала об этом. К тому же, хорошие вопросы - удел аналитика, - хмыкнула чуть веселее. Зато у Освальда было ещё одно, так что обиженным никто не остался. - За пару миллионов жизней, или может даже миллиардов. - Уточнил Освальд, сухостью приблизительных цифр подчеркнув уникальность их положения. Сколько из ныне живущих имело честь и возможность задать ангелу хоть один единственный вопрос? Сотня? Наверное, даже меньше, а из всех живущих? То на то и выходило. - Что вообще? - Уточнил он, и наверно истинно удивившись. - Может это и к лучшему. "Всех вопросов не задашь". Лучше и не скажешь, особенно когда кроме них ничего и не остаётся. В попытке найти один хороший, переберёшь в голове кучу худших, и... Откусив яблоко он тяжело вздохнул. Куснув яблоко, Карла фыркнула. Да уж, аналитики любят цифры, а те - аналитиков. - Такая встреча сама по себе то, о чем можно было бы рассказывать поколениям, даже если не задал ни одного вопроса. Вот только рассказать мы все равно ничего не сможем - напомнила она о допуске и немеющих языках. Покрутила в руках надкусанное яблоко. - Разве что узнать что-то для себя. Я не уверена, что хочу такого знания. - Рассказать мы и правда сможем мало. - Не без тоски в голосе согласился Освальд. - Инквизиция не Санта Клаус, вряд ли осыпит нас подарками. Тебя наверняка предложат перевести в какой-нибудь специальный отдел, вполне возможно как раз в охрану Донато. С остальными тоже, в принципе более мене ясно. А вот его будущее ему виделось в этом отношении туманным, его прежняя работа мало походила на то чем ему приходилось заниматься здесь. И как всё могло развернутся при возвращении, было неясным. Папа при той встрече кажется им благоволил, но были и те кто был против, чьи страхи не сказать что оказались беспочвенны. И можно было ещё о многом побеспокоится, но теперь так не хотелось... - И я не уверен. Но может как раз уверенность и было бы тем что нужно. Да уж, какой-нибудь особый отряд, занимающийся очень-очень секретным делом, например охраной Ангела, после всего этого ей вполне мог светить. Как и судьба Костаса. Вернее даже кого-то из его людей, оставшихся безымянными - у нее не такой высокий ранг, все-таки. Карла грустно вздохнула. Дело было даже не в нарисованной перед глазами судьбе, что-то такое ее ждало в любом случае. Работа. Почему-то ей стало грустно, когда представилось, что назад, домой, к той жизни, к которой она только-только начала привыкать, и это за все прошедшие годы, она уже не сможет вернуться. - А ты бы что хотел узнать? Для себя. Если не секрет, конечно. Яблоко снова хрустнуло. Предрассветная тишина за окном наводила на философские мысли. - Не то чтобы секрет. -Ответил аналитик несколько туманно, ибо секретами он крестил иные вещи и тайны. -Скорей личные размышления... О разном, может быть даже осыпал градом вопросов. Может, спросил о Харрингтонах, нам ведь почти наверняка придётся их убить... Или нет, тут в принципе, ясно. Лучше бы я спросил о том, как далеко можно зайти в подозрениях о человеке. Вышло как-то без всякой конкретики, а значит и без всякого вопроса. - Который ведёт себя чинно, но вместе с тем оставляет причин сомневаться в мотивах его поступков... Яблоко хрустнуло, Карла удивлённо посмотрела на Освальда. - О человеке? Это была странная мысль. Может быть она происходила откуда-то из Библии, но как же можно спрашивать Ангела... о человеке? Об устройстве мироздания - да. О божественном или о том, как его воспринимать. О человечестве в целом, о том, куда оно двигается, что создаёт. Или, вернее, что обо всем этом думает Донато. Но о конкретном человеке? - О человеке, о котором хочется узнать ангельское мнение? Из-под шляпы разве что только скрип не раздавался. - Мне кажется, людям самим стоит разбираться друг с другом, не впутывая никого. Интересно, какой именно человек был настолько важен для Освальда? - Не мнение о человеке, а о мнении о людях. - Уточнил Освальд, откусив яблоко в ответ и свои размышления скрыл простой необходимостью пережевать. Конечно ему хотелось бы просто взять и услышать мнение о конкретном человеке, о Мортимере, к примеру, но тут Карла была права, он мог разобраться с ним самостоятельно. Но были и другие, и что можно применить к одному человеку справедливо и ко всем. - В общем... -Он замер и продолжил очень тихо. - Или к примеру о Клариссе. За четыре дня что я тут, я ясно увидел одно - многое здесь дело её рук, она собрала этих людей вместе, дала им защиту, возможность простой счастливой жизни. Знаешь сколько здесь стоит поесть в трактире? Помыть посуду. Женская шляпка - вскопать клумбу. Звучит абсурдно, с тем что меня учили, но это работает, я видел своими глазами, в общине столь большой где казалось бы такой подход уже невозможен. И это не просто символ, это ежедневный кропотливый труд чтобы поддерживать всё на плаву. Требующий особого ума, отдачи и жертв. Жертв на которые она шла не оборачиваясь в прошлой жизни, делая ужасные вещи. Всего я не знаю, так, мельком, и из того что она сама ещё сказала... Но эта тёмная магия, сделки с демонами, и игра в темную в высших кругах. Сколько человек знало о ангелах? Все они защищены блокировкой разума. Высшие государственные тайны тоже. Кларисса имела доступ ко всему этому. Этот замок она сконструировала и ключ от него сама нам продемонстрировала. Понимаешь что это значит? Сделал круговой жест пальцем он как бы показал масштабность её незримого присутствия. - Сколько она знает? Она талантлива в магии, в искусствах что не обучат ни в одной академии, и в силах, что не откроются даже обладателям самых сильных даров. В политике и управлении людьми, речь не просто о том что люди её любят, а о постоянной конкуренции с демонами. Этого мало? Она ещё хорошо разбирается в механике, сетеметы её работа... Скажу честно, скрывать это всё равно глупость - я ею восхищаюсь. Но из всех знакомых мне людей, по крайне мере с кем я знаком лично, есть только один человек который обставил что-то с такой же ловкостью. Освальд помолчал немного откусив яблоко ещё дав Карле подумать. - Харрингтон. Ему двадцать пять лет от роду, он не человек, да, вряд ли мне дозволено постичь его разум с текущими знаниями, поэтому представлю что он мыслит как человек. Я знаю лишь одно он родился в год больших беспорядков, был вынужден расти либо один, либо в неблагоприятных условиях, ибо Клариссу казнили как и многих я думаю. А через двадцать пять лет, он узнает где находится ангел, что является высшей церковной тайной, тщательно оберегаемой. Не просто узнаёт - каким-то образом получает разрешение на поселение в общине, где каждого человека тщательным образом проверяют. Вероятней всего ему помогали. Он использует целый сатанический культ для своих целей и обманывает его. Обманывает сатанический культ, демонов, тех чья кровь - обман и ложь. Он его нашёл, завоевал их доверие, соблазнил ангельской плотью, и провёл на защищаемый инквизицией остров. Нашел редкого дара артефактора. Подчинил его разум, или?.. И да, как конечный итог организовал невозможное нападение на неприступную виллу. Циничное, жестокое, рассчитанное для мелочей, не просто грубая импровизация, но спланированная операция со всей необходимой информацией. Вооружение. Средства защиты. Секретные ходы. Коды. Планы и тактика. Всё это было учтено. Но откуда всё это стало известно?.. -Но даже не это странно. Он знал о тьме, о Городе, о том как подобраться к нему, как подчинить его... Откуда? Как этот план мог сложится в его голове. Реализация плана невероятно сложна, но теперь очевидно, была возможна. Но вот его идея, мысль, не могла родится самостоятельно. Может дело в его природе, и роде пустоты которому известно больше. Или же... Он указал пальцем вниз. - Ему подсказали. "Пустота это пространство между мирами" теперь очевидно что этот Город - это иной мир, даже на счёт созвездий у меня теперь есть догадки... Я отвлёкся. Наш мир - другой. Есть и иные. Между ними пустота. Как пройти или передать что-то между ними? Мне кажется очевидным ответ - через пустоту. Кларисса умеет с ней обращаться, ей она знакома. Харрингтон её дитя. Только предположение, но возможно ей удалось с ним связаться. У неё были связи с еретических кругах, вот откуда Харрингтон смог заручится их помощью. У неё были связи с высших кругах, что помогли ему подобраться к вилле. У неё была информация и о ангелах, которая стала ему известна. У неё была информация о Городе и Тьме, что она смогла собрать за время что была тут. Всё чего казалось бы не хватало Харрингтону... было у неё. И они знакомы близко. Покушение может быть инсценировкой. А план... с бездной вариантов. От того чтобы вернутся на землю, до того безумства с тьмой. И вот теперь я её подозреваю в дьявольском коварстве и опасаюсь. Яблоко как-то неожиданно закончилось и он просто прислонился к стене с видом таким как будто только что присел пару десятков раз. - И как с этими мыслями, ей верить? Смотреть в глаза? Принимать награду, мысли и советы? Вот мой вопрос. О яблоке было забыто. Карла слушала молча, не отрываясь глядя на аналитика, боясь перебить каким-нибудь глупым вопросом, и забыла, наверное, не только о яблоке, но и о том, чтобы моргать. Когда же речь закончилась и даже пауза затянулась, итальянка сняла шляпу и положила ее на колени, нечаянно накрыв недоеденный огрызок. Что она могла сказать? Что даже десятая часть сказанного не приходила ей в голову, да и откуда могла? Максимум - неясные, интуитивные ощущения опасности, которые она испытала еще тогда, в общине, в доме лже-доктора. Ощущения, которые может рождать подсознание человека, привыкшего чуять опасность заранее, привыкшего выживать. Родившиеся сами собой, как инстинкт животного, но никак не из логики или размышлений, продемонстрированных сейчас. Кто-то действует разумом, кто-то инстинктами. И тот и другой способ хороши, каждый по-своему, как и имеют недостатки, каждый свои. Например, логика не может работать, если имеет слишком мало исходных данных. Инстинктам исходные данные, как и время на то, чтобы сделать выводы, не нужны. Но они ненадежны сами по себе, и могут подвести в любой момент, если только их не страхует логика. Ратто продолжала молчать, ища ответ где-то внутри, в том бездонном море, в котором нет места логике. Так что же ей говорили ее инстинкты о Клариссе? Только то, что этот человек на их стороне ровно столько, сколько это выгодно ему самому. Достаточно надежный партнер для ведения бизнеса, теневого или нет, но только когда его цели не расходятся с твоими. Инстинкты не били тревогу - по ту сторону законной жизни попадались и куда менее надежные люди, с которым иметь дело так или иначе приходилось. Но и безоговорочно верить ей, восхищаться ее достижениями, не оставляя за собой запасных нор и полей для отступления, страховочных лямок и потайных ходов, Ратто не собиралась. - Мне всегда казалось, что информация, которой владеют Харрингтоны, получена ими от их высоких покровителей. Но ты прав, если о местонахождении Донато, о вилле и ее защите они могли узнать именно так, то все остальное - Город, Тьма... это все слишком далеко от нашего мира, чтобы обошлось без магии и Пустоты. Донато не знал об этом месте почти ничего, только подозревал о его существовании, так я думаю из его слов на вилле. А если не знал даже он, то откуда мог узнать... как его? Инани? Только из своего... иного происхождения. Может, попробовать отработать связь между ним и Клариссой? Например, выяснить, существует ли способ обмена информацией межу мирами? Если такого способа нет, то это снимет твои подозрения с Клариссы. По крайней мере, позволит доверять ей в какой-то мере. Ведь так? Правда где и у кого можно было узнать такую информацию, как отработать эту самую связь, Карла не имела ни малейшего представления. - Верно. - Согласился Освальд, ибо понимание этого вопроса помогло бы отбросить те или иные подозрения. - Но известных специалистов в этой области всего два, и оба под подозрением, возможно как раз Донато смог бы что-то ответить. Или демоны. У них есть свои секреты на этот счёт, которыми они вряд ли правда станут делиться. И сделав круг он пришёл к тому же от чего начал и пожал плечами. - Это меня и беспокоит, подозрения копятся, без всякого выхода и возможности как-то подстраховаться, а в конечном итоге остаётся только импровизировать на месте, где от большого калибра толку больше чем от больших мыслей. - А в местной библиотеке ничего нет на эту тему? - Спросила Карла скорее для проформы. Ведь если даже и было, то Кларисса, в случае верности подозрений Освальда насчет нее, могла и убрать, оставив только то, что ей было выгодно. Шляпа сделала оборот на коленях, подчиняясь неосознанному движению руки. - Мне, конечно, привычнее читать архивы, полицейские или инквизиции, но могу и в библиотеке посидеть. Как и проверить какую-нибудь версию, чтобы снять или подтвердить что-то из твоих подозрений. Ну и калибр всегда при мне, - хмыкнула она. Нужно было подумать. Над всем, от артефактора с виллы, который и правда мог быть захвачен ведьмой, до ключа с доступом к любой, даже самой секретной информации, который создала Кларисса. - Мне ничего не попалось. -Сделал Освальд неопределённый жест рукой, который понимать можно было как угодно, и наверное он то и значил - что угодно. Если ему не попалась информация, это не означало её не было. Ничего не значило. - Но вопросом связи наверняка кто-нибудь задавался, можно будет поинтересоваться любопытства ради. И пауки. Какую роль для них планировал Харрингтон? Вырастить тут боевой резерв? Потрепать нервы? Не знаю, повезло ли нам, но избавится от них вышло довольно просто. Может личность убитого ведьмака что подскажет, а может и нет. Здесь кажется нет тех кто отзывался о Клариссе плохо, во всяком случае в открытую. Ну кроме демонов и Матриарха. Понимаешь? Матриарха. Он улыбнулся, это уже и впрямь было безумной версией. - Мортимер, - фыркнула Карла, - если нужны не очень хорошие отзывы о Клариссе. А из местных... - итальянка задумалась, где Освальд мог узнать то, что может говорить о Клариссе Матриарх. Потом сложила два и два. Черная бровь подпрыгнула, но спрятаться под шляпу не смогла - та все ещё была на коленях. - Ты подозреваешь, что Кларисса может быть в одном лице с Матриархом? Это... Это и правда была очень безумная версия. Но. Ее тоже стоило опровергнуть, то есть найти то, что говорило бы против. - На пауках были амулеты, скрывающие ауру. И эти амулеты в их плоть вшивали. Думаю, они были нужны для разведки, но выдали себя, породив третьего паука. Что-то говорит мне, что этого не было запланировано. Вот если бы они могли воспроизводиться десятками, а ещё лучше - сотнями с одного тела, тогда да, это можно было бы назвать диверсией. А так, - Карла пожала плечами, - даже на попытку испугать не похоже. - Именно так. -Подтвердил он все слова оперативницы. Захватить Анклав Кларисса не могла, а если бы и могла открыто руководить и демонами, и людьми не смогла бы точно. Но вот невидимой рукой дёргать нужные ниточки, направлять поток в подходящее русло - вполне. И то что Кларисса стала серым кардиналом почти всего Города очень хорошо вписывалось с одной стороны. - Но что могут разведать пауки? Тем более передвигаясь через коллекторы и скрываясь в водонапорной башне? Это далеко от интересных мест, да и твари откормились... Рукой он показал насколько здоровыми они были, аж холодок от воспоминаний пробегал по телу. - Незаметными их особо не назвать. Как-то не убедительно на общем фоне, словно ответ или банален, или гениален. - И тем не менее, они передвигались какое-то время незамеченными. Даже смогли совершить убийство. - Карла промолчала минуту, раздумывая, - может, не совсем для разведки, а с какой-то конкретной целью. Например, оказаться в условное время в условном месте. Тут было бы очень важно узнать, где именно. Скрываться в тихом и незаметном месте какое то время, а потом проявиться в другом. Тоже похоже на правду. - В любом случае, здесь стоит отталкиваться не от их размеров, а от их амулетов, слишком редких. Скрыть их ауры от Одаренных - вот что было ключевым вопросом перед тем, как их здесь оставили. - Без дара в Санктуме на их поиски ушли бы дни... Но зная какую тягу эти создания испытывают к нему, подозреваю что тому ведьмаку могло просто не повести, ибо совладать со своим голодом они не смогли. Но без новых фактов тут ничего не скажешь. - Признал он под конец. - И без ауры молодого паука их искали бы ещё дольше, даже зная, что они есть. Карла вздохнула, водрузив шляпу не место. Обнаружила недоеденный огрызок яблока, и начала крутить его в руках. - В любом случае, Освальд, пищи для размышлений ты подсказал немало, даже не знаю, усну ли теперь до утра. Итальянка хмыкнула, но кажется, никаких сожалений в этой ее реакции не было. - Я не инквизитор и приказывать не могу, но настоятельно по дружески прошу оставить вахту размышлений и подозрений на меня. - Улыбнулся аналитик слегка опустив голову, как бы готовясь принять на себя всю тяжесть этого груза. - Сегодня был хороший день, и он нуждается в хорошем отдыхе. - Però due teste sono meglio di una*, - улыбнулась Карла в ответ, - ни в коем случае не отбираю привилегию думать и подозревать. Но вдруг что-то интересное придет в голову? Да и просто поделиться размышлениями иногда бывает полезно, - итальянка подмигнула аналитику, поднимаясь со стула, - хороший день, да. И надеюсь новый будет не хуже. Освальд слегка изогнул бровь, итальянского он не знал, но судя по интонации это была какая-то пословица. - Тогда и я не буду забирать. - Шутя согласился он. - И буду рад услышать мысли, но от пожеланий спокойной ночи не воздержусь. И мечтательно посмотрел куда в сторону, наверное туда где рождался новый хороший день. -Да, надеюсь будет не хуже. И теперь с ними был Донато. __________________________ *Però due teste sono meglio di una (ит) - Одна голова хорошо, а две - лучше. Hide Nevrar & Marikonna
  2. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Шляпных дел сангвинар (часть 2) *** К завтраку Карла, однако, спустилась с большим опозданием. Растерянно огляделась, и так же растерянно опустилась на стул за столиком, напротив Рафаля. Не смотря на более-менее приличный вид, с заправленной рубашкой и даже новой шляпой на голове, вид у нее все же был не слишком боевой. То есть, не очень оперативный. - Представляешь, мне Беатрис только что броню принесла. Купила на черном рынке, через Зигфрида. Хорошая броня, облегченная, только без шлема, - хмыкнула, - вы там сговорились, что ли? Зигфрид какой хитрец, везде засветился. Еще и веселился поди. Попивавший воду Рафаль размышлял о том, как этот поход мог кого поменять в их отряде. Хотя более-менее мог оценивать себя да напарницу. Вот строгая оперативница, которая перед встречей с Его Святейшеством и мессиром Росси пыталась прожечь его взглядом, вполне спокойно себя стала чувствовать в его обществе. Даже улыбается и посмеивается. Иногда. Видимо, не только ему пришлось пересмотреть кое-какие свои взгляды. Вот и сейчас неожиданно по-женски «иди, я сейчас подойду» трансформировалось в более длительное ожидание, чем он полагал. Маг сделал вид, что опоздания не заметил. Дамы всегда приходят вовремя. Просто по своим часам. Спросить, случилось ли что, он не успел, Шляпка сама всё выложила. Похоже, ненавязчивая (или всё-таки настойчивая) забота об экзорцистке дала неожиданные плоды. - Как интересно... Вот уж не подумал бы, что Зигфрид такой интриган. А наша экзорцистка решила позаботиться об оперативнице, которая вечно спешит за всеми приглядеть, - чуть улыбнулся маг. - Ну... - Карла все ещё пребывала в растерянности, а потому машинально протянула руку и стащила кусок картошки из тарелки сангвинара. Которая, правда, оказалась почти совсем остывшей, - она вчера обещала найти похожую на ту, что я ей принесла. В принципе, нашла. Не ручная работа, но очень хорошая. Нет, конечно, Рафаль взял завтрак на двоих, и даже накрыл некоторые тарелки, чтобы не так быстро остывали. Но стащить чужую картошку всегда интереснее. К тому же надо за дерганье хвоста отомстить хоть как-то. - А как тебе твоя броня? - Спросила она про подарок Клариссы, - может, в тире испытаем? - Фыркнула, открыла свою тарелку, взялась за вилку, - шучу. Янтарно проследил краем глаза за покушением на его картофельное благосостояние, но комментировать воровство Рафаль не стал. Видимо, тоже посчитал, что дёргателям хвостов не стоит высказывать ноты протестов. Может, покормить её тогда с рук? Покосился на левую руку. Да, левша, как и он. Конечно, там уже ждал, словно змея перед броском, артефактный механизм и револьвер. Тогда в другой раз, может. - Смотри, избалуешь ты её, в Британии ей станет без тебя никуда, - чуть улыбнулся Рафаль. Если бы кто-то из двух темноволосых девушек был юношей, то в обмене бронёй он бы заподозрил романтические знаки внимания. Но зная хорошо целых ДВУХ девушек, понимал, что обмениваться чем-то личным у близких подруг вполне норма. Он, например, как-то увидел бело-голубой шёлковый шейный платок, подаренный Стелле на день рождения, на шейке сестры. - Думаю, ей бы пошло на пользу, если ты как-нибудь вместе с ней сходишь в арсенал или к местным бронникам, посмотрите броню, какую выбирать, на что обращать внимание, какие типичные ошибки бывают при выборе и надевании. Свою бы броню он никому не передал из них. Дело даже не в ровном, прохладном отношении к другим, к их чувствам, желаниям, безопасности. Здесь собрались все взрослые люди, которые сами должны уметь о себе позаботиться, без опеки Шляпки. Он с трудом представлял себе, как можно не знать или пренебрегать простыми вопросами безопасности. Кроме, разве что, Николя, но он - человек творческий, отдалённый от этой военной суеты. Но если Шляпка получает удовольствие от заботы, то тем лучше. Тем более, Темновласка производит впечатлений благодарной девушки. Он всегда считал, что надо не наловить рыбку за другого, а дать удочку и научить ловить рыбу. Впрочем, те, кто хотел сохранить контроль над другим, будут именно давать рыбку. - Склонен отказаться от щедрого предложения побыть мишенью, - усмехнулся Рафаль. - Мне кажется, что кому-то хочется не столько мою броню проверить, чем скорее испытать новенький приборчик для прицеливания. Признавайтесь, сеньора. Хорошо, что к этому моменту картошка была уже проглочена, а вот компоту повезло меньше - часть его чуть не брызнула обратно. Опасно есть на пару с шутниками. Отсмеявшись, Карла призналась: - Ну да, прицел испытать нужно. Особенно сейчас, в ожидании информации от разведки. Возможно, им придется воспользоваться в ближайшее время. Что, правда не отменяет испытания брони... хотя бы на манекене. Как опытный в таких вопросах человек, Карла прекрасно знала, что испытание брони в реальном тире скорее всего полностью выведет ее из строя. Одна чуть сдвинутая пластина, не говоря уже о пробитии, и бронежилет идет на списание. Но еще она знала, что Рафаль тоже опытный в таких вопросах человек, и шутку поймет. - Экзорцист не обязан быть военным и досконально разбираться в броне или оружии, - кажется, по остальным вопросам она была с ним не согласна, - и даже не каждый инквизитор, если только он не работает в поле. Я уже молчу про Одаренных, которых с только что обнаруженными стигматами выдергиваешь из старой мирной деревеньки и везешь в городок, который им кажется огромной столицей. Просто потому, что они кроме своей деревни ничего больше не видели. Компот исчез там, куда ему было положено исчезнуть. - Так что варианты, когда в собственной безопасности разбираются все, случаются крайне редко. На совместных операциях с другими полевыми отрядами, разве что, - Карла начала складывать посуду. Приносил Рафаль, значит, относить ей, все поровну, - в нашем отряде вообще кроме нас с тобой в поле не работал, так что все непонимания на счет безопасности совершенно нормальны. А потому обеспечение этой самой безопасности - часть моей работы. От которой никуда не деться. Дождавшись, пока напарник закончит с завтраком, поднялась и спросила: - Так что, в тир? Маг повёл плечами, отгоняя неуютное чувство, что за аккуратными, дипломатичными словами (а он так старался!) проницательные тёмные глаза увидели значительно больше, чем он считал возможным озвучить. - Тем лучше: когда у неё ещё выпадет возможность узнать больше о собственной защите от профессионального оперативника из отряда Наказующих? Мы с ней тренировались в ножевом бою, ты можешь рассказать о броне. Если вам обеим это, конечно, интересно, - поднял ладонь Волк, что это исключительно дело Шляпки и Темновласки. Что ж, каждый из них останется при своих взглядах на здравый смысл. - Пойдём, - неохотно согласился Рафаль. - Лучше пострелять и попромахиваться там, чем смешить людей в бою. - Сети опробуешь, - кивнула Карла, - может и не пригодится, но на всякий случай пусть будут. В тире с утра тренировалось от силы пара человек. Поздоровавшись с Мартином, Карла представила ему Рафаля и попросила сетеметы. Краткий курс их использования провела сама, словно опытный инструктор, и уже не в первый раз. И сама же выстрелила первой, продемонстрировав, как они работают. Рафаль внимательно выслушал инструктора, хотя было заметно, что в тире он чувствует себя не как в своей воде, но старается принимать философски неизбежное будущее поражение. Ручной сетемёт выглядел действительно ручным. Не планирующим кусаться. Маг скептически посмотрел на стрелковое оружие, явно не ожидая, что общий язык они найдут. Пока держала и показывала его Шляпка всё было вполне понятно. И когда она демонстрировала правильную стойку, уверенно целилась. А вот стоило попасть в его руки... Руки под тем согнуты углом же, верно? И с ногами нормально. Пора нажимать? Или ещё нет? Туговатый ход... А не сломает? Лучше плавно или резко? - Попал, - удивлённо пробормотал Рафаль при виде опутанного манекена. - Молодец, - улыбнулась Карла, глядя на точный выстрел, - видишь, совсем не сложно. И в бою сможешь, если понадобится. Наверное, помимо фехтования потомственному сангвинару, первому в роду инквизиторов, втихаря преподавали еще и стрельбу. По крайней мере сетями. Или он просто захотел поймать ими кого-то? Зарядив сетемет, итальянка хитро прищурилась: - Ну что, по десять выстрелов на счет? Он лишь покачал головой. - Ты ведь знаешь игру в напёрстки? Вот как и в напёрстки, этот сетемёт сначала мне позволил успешно выстрелить, чтобы разжечь мой интерес, а потом начнёт вертеть и обманывать. Что ж, десять так десять. Первый выстрел Карла уже сделала, поэтому собралась делать второй, но рассмеялась над словами Рафаля и сеть ушла левее. - Не преувеличивай, - сказала она, ничуть не расстроившись, а спокойно начав перезаряжать сетемет, - это всего лишь оружие. Которому все равно кто, что ты, в кого и за что стреляешь. Это не человек, и уж тем более, не наперсточник. Обещаю, козней против тебе сетемет строить не будет. Третья сеть снова исправно опутала манекен, как и последующие пять. Карла не стала говорить, что о наперстках знает несколько больше, чем положено знать молодой женщине. Чего уж там - больше, чем положено знать полицейскому, даже бывшему. Несколько таких дельцов выплачивали дань клану, и делать они это пытались так же "честно", как и играли в свою игру с туристами на улице. Играли бы и с жителями, но capofamiglia5 запрещал. Следить, впрочем, за выполнением запрета, как и собирать дань, приходилось кому-то вроде Ратто. Она этих игроков и за людей-то не считала - так, мелкий мусор, который обманывает всех и всегда, и даже под дулом пистолета норовит. Только и держи ухо в остро, нос по ветру, а зубы наготове. - Не скажи, склонен не согласиться. При мимолётном, поверхностном знакомстве оружие и правда просто оружие. Но когда ты долго с ним, проходишь через испытания, то и в оружии появляется характер. Не знаю, как ваши с Беатрис ангельские пистолеты, но по нашим с Мортимерам мечам это чувствуется. Мне скьявона привычнее, но с этим мечом... немного легче, скажем так. Как он и подозревал, сетемёт оказался коварным напёрсточником. То влево уйдёт, то вправо, то перелёт, то недолёт. Видимо, Рафаль капризному оружию нравился так же, как и оно ему. Или то отчаянно взревновало к расхваливаемым мечам. В любом случае - обидно. При коллеге и даме, которая в бою не боялась в рукопашную сойтись с волками, Охотниками и Жаклинами. Ма. Зи. Ла. Закончились сангвинарские стрельбы ожидаемо. То ли он плохо снарядил пистолет, то ли сетемёт был сыт по горло таким неумёхой, но следующим выстрелом Волк накрыл сам себя. На Шляпку смотрели грустные янтарные глаза, пленённого сангвинара. Глядя на растерянного сангвинара, накрывшего самого себя неправильно заряженной сетью, Карла снова расхохоталась. Кажется, Мартин уже слышал такой смех. - Беру свои слова назад, - продолжая смеяться, сказала она, - видела бы тебя сейчас Беатрис, - медленно и терпеливо итальянка начала распутывать несчастного. Это вместо того, чтобы тащить его под венец, - ничего, со временем все друг к другу привыкают. А оружие с характером, бывает, оказывается очень преданным, если его покорить. Однако, посмотрев в эти грустные глаза, Карла решила не мучить более Рафаля сетеметами, и, вздохнув, предложила скоротать оставшееся время в тренировочном зале. Hide сноски 5) Сapofamiglia - глава семьи (мафии) Hide Stormcrow, Marikonna
  3. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    - Вот, значит, о чем ты думаешь, когда смотришь мне в спину? Составляешь список моих ошибок? Нет, конечно, на "ах, как он хорош" самодовольный мистер Смит давно не рассчитывал, но надеялся на нечто более.. дружеское, чем осуждающие покачивания головой за его спиной. Удивленная бровь скользнула под шляпу - такой интерпретации заботы о собственной жизни она не ожидала. - Нет, просто волнуюсь... - начала было Карла, но ее не стали слушать. - А мне, знаешь, никогда и в голову не приходило критиковать твои действия. - простодушно признался он. - Даже когда я был с тобой не согласен, я всегда говорил себе: "Раз Карла так поступила, значит у нее были причины." Если Инквизитор хотел поставить итальянку в тупик, то ему это удалось. Долгие секунды она смотрела на него, даже не пытаясь скрыть взгляда под шляпой, стараясь припомнить, где и в какой ситуации Мортимер, будучи несогласным с ее действиями, не критиковал ее? Когда приказывал, и она подчинялась? Когда забывал одеть бронежилет? Когда ушел ночью один? Когда зажигал факелы в темноте? О да, не критиковал. Откровенно смеялся и игнорировал, поступая по-своему. "Le della tua vita mi importa, un pazzo", - пробормотала она, переломив сигарету. За все те бои, в которых они побывали вместе, уже можно было понять, что над вопросами безопасности не смеются. Людей, которые их поднимают, не игнорируют, не обвиняют в неуважении, в нежелании дружить или в чем-то там еще. Над вопросами взаимодействия в отряде работают. Не указать на ошибки - значит, позволить совершить их снова. Но если прямые боевые взаимодействия, взгляд в глаза смерти, ничему не научил молодого инквизитора, то видимо, уже ничто не научит. На ум пришла старая история, случившаяся давно, еще в первый год ее работы. История некоего инквизитора по имени Серджио. Кто-то из его оперативников, если не оба, наверняка говорили ему, что лезть втроем в логово демонопоклонников слишком опасно. Не рекомендовано. Но он поступил по-своему. Наверное, у него даже были основания в собственной уверенности, какие-то успешно завершенные дела, удачные бои, иначе бы у него не было бы собственной команды. Но в тот раз ничего не вышло, их просто смяли числом. Оперативников убили на месте - простые люди не были нужны. Самого Серджио распяли на кресте вниз головой и долго, очень долго пытали. Это чудо, что другой отряд вышел на то же это логово, и его спасли. Но шрамы не вылечила никакая магия. Интересно, сейчас, глядя на них в зеркало, о чем он думает? О людях, погибших по его вине? О том, что проигнорировал опасность и поступил по-своему? Или просто о том, как ему не повезло? Впрочем, спорить Карла ни с кем не собиралась, тем более, на глазах у чужих. Кто угодно может думать о ней что угодно. Лишь бы бронежилет одевал. И не лез в пасть демону. По-возможности.
  4. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    - Скажи мне, Карла, только откровенно, ты сама-то всегда следуешь словом рекомендациям? - поинтересовался молодой инквизитор с таким видом, будто ему только что цинично разбили сердце. - У тебя каждый бой, как по книжке, проходит? И никогда ничего не случается? Итальянка же смотрела на Мортимера как на ученика, которого только что заставила все-таки прочитать текст, казавшийся тому слишком неинтересным. Или слишком очевидным, как инструкция к прибору, которые никто не читает, хотя следовало бы. - Ни один бой никогда не проходит по книжке. Но если тебе не хочется в одиночку снова попасть под паутину, или оказаться в окружении... волков ли, демонов ли - было бы хорошо согласовать свои действия заранее, хотя бы с Рафалем, а не заставлять того бежать за собой, на ходу меняя тактику. - Беатрис, Мортимер, если вы будете вынуждены применить свой Дар, убедитесь, что свидетелей не останется. Если по Анклаву пойдет хотя бы слух, что на его территории появился инквизитор и, тем паче, экзорцист, поначалу это сочтут пьяными бреднями. Но если эта информация повторится или начнет подтверждаться фактами, за вами начнется повальная охота.  - Согласна, - кивнула Кларисса. - это крайняя и жестокая, но необходимая мера. Мягкость выйдет вам боком в случае чего. - Спасибо, - громче сказала Карла, мгновенно переключившись на новую информацию, - ауры под амулетами демоны не почувствуют? Даже при переговорах?
  5. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    - Согласна с вами, Карла, - кивнула Кларисса, с интересом посмотрев на итальянку. - Кроме того, цветы в Анклаве спросом не пользуются, так что цветочный код вполне подойдет, случайно в разговоре точно не появится. Или название созвездия какого-нибудь, астрономией здешние демоны интересуются постольку-поскольку. С астрономией было туго и у самой Карлы, да и чем проще код - тем надежнее, легче запомнить, быстрее произнести. Но поддержка со стороны Клариссы была неожиданна и весьма кстати, как и информация о цветах. Итальянка благодарно кивнула, запоминая, что если им и правда понадобятся несколько словесных сигналов, то они будут знать, откуда их брать. - А мне нравится жест. - влез в беседу двух дам Мортимер и с очаровательной улыбкой поправил галстук. - Давайте на нем и остановимся? Поправляю галстук - это сигнал. - Если находимся в пределах прямой видимости, то конечно. Если нет, например, кто-то страхует из засады и всего не видит, но слышит, то лучше подойдет слово. И то и другое, по ситуации. И если разоритель достал огнестрельное оружие, то, мистер Вуд, - синие глаза остановились на физиономии аналитика с целью, кажется, взорвать его голову силой мысли. - он уже не сможет отказать себе в том, чтобы применить его в деле. В такой ситуации лучше сразу бить первым. Вопрос про огнестрел в руках демона был хорошим, Освальд уточнил правильно. В ответе же Мортимера чудилось Карле что-то не совсем доброе, как будто инквизитор поссорился с аналитиком, хотя раньше между ними вроде бы разногласий не было. Итальянка покачала головой - разногласия в группе это всегда плохо, чем бы они ни были вызваны. Особенно плохо накануне боевых действий. Но вслух сказала другое: - Значит, если разоритель достал огнестрел - начинаем стрелять на упреждение. Принято. Мортимер подошел к ней сбоку совсем близко, и прошил эту самую шляпу взглядом. - Ладно-ладно, - тоном подростка, которого упрямая мамаша все-таки заставила пойти и помыть руки, протянул он. - с бронежилетом ты права. Это было не самое умное решение. Пожалуй, это можно было считать прогрессом. - Но поддержка? Я полагал, что ты и остальные стрелки и есть моя поддержка, разве нет? - он усмехнулся. - Я ведь работаю мечом, не пистолетом. А значит, мне придется быть в первых рядах, так или инаиче. И вообще, - он понизил голос до интимного шепота, чтобы уж это точно никто не расслышал. - не будь занудой. Это гасит мои героические порывы. Прогресс упрямая итальянка оценила. Но выглянула из-под шляпы с легким прищуром черных глаз, и без всяких стеснений заглянула в голубые. - Быть в первых рядах не равно быть в этих рядах единственным, - так же тихо ответила она, - как минимум, нужно заставить противника выбирать из нескольких целей, а еще лучше, подождать, пока он начнет нести потери, и ему станет не до выбора. Толпа противников - не толпа женщин, чтобы желать всего их внимания себе одному. Правильно будет поделиться этим вниманием со своей основной поддержкой - другим рукопашником, - Карла кивнула в сторону тихо сидящего Рафаля, - именно он и отвлечет, и поможет там, где не смогу я. Окажется рядом, если все внимание врага все-таки падет на тебя, что в случае с демонами наиболее вероятный вариант. Прикроет и подскажет, когда окажешься на линии чужой стрельбы. Оставить свою группу без единственного инквизитора - не стоит ни одного героического порыва. Все-таки хорошо, что Карла была оперативником, а не, допустим, учительницей. Зануда бы из нее получилась еще та.
  6. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    - Нужен будет амулет от демонической магии, - приняла участие в разговоре и Беатрис. - У суккуб это больше природные способности, нежели магия разума, поэтому амулеты от ведьмовства против них работают плохо, они хороши от таранного удара, но не такого вот...вкрадчивого проникновения. Кажется, сравнение Беатрис подобрала достаточно удачное - разницу между резким ударом, таким например, каким был крик ведьмы, и аккуратным, исповдоль, воздействием, Карла хорошо представляла, а оттого и опасность воздействия на разум со стороны суккубы стала более понятна. Благодарно кивнув Беатрис, она подумала, что хорошо, что она вчера ходила в лавку. - Насколько я знаю, - протянул Мортимер, прикидывая какие-то варианты. - разорители вообще мало способны к ведению переговоров. Я имел ввиду скорее случайные стычки, уличные провокации. Но, пожалуй, будет неплохо договориться о каком-нибудь условном сигнале. Какая-нибудь банальная фраза, например "я не могу понять". И сразу все выхватываю оружие и рррубят демонов на куски! Как тебе, а? Сгодится? - с воодушевлением поинтересовался он у итальянки.  - Длинновато, - итальянка чуть улыбнулась, - если при случайной встрече нужна помощь, и срочно, лучше что-то более короткое и однозначное, что не может быть сказано при разговоре случайно. Например, слово... "тюльпан", - Карла пожала плечами, - коротко и достаточно четко. Или, если нет возможности говорить, это может быть жест... например, этот, - оперативница провела ладонью возле шеи, как будто ей внезапно стало душно. Или как будто поправляла несуществующий галстук. - Демон может браниться, кричать и даже потрясать оружием, но пока на нем нет адского пламени, можно считать, что все более или менее в порядке. Как только лезвие загорается, это означает, что разоритель решился напасть. - Да, это хороший сигнал, - кивнула итальянка, - и важная информация. Спасибо. Демонический Анклав - место немного более специфическое, нежели Рим. - вкрадчиво уточнил смешливый инквизитор, поблескивая глазами в ответ. - Так что да. Теперь твоя инструкция стала практически неподъемной. Но, Карла, неужели же ты была недовольна моим поведением до этого дня?! - изумился самый послушный из всех инквизиторов. - Я очень старался быть осторожным и разумным. Карла фыркнула, отчего в ее глазах заплясали даже не искорки, а крупные белые чайки над черным морем. - Весь этот Город место куда более специфическое, нежели Рим. Или даже Греция, - напомнила она неугомонному инквизитору, - и, судя по тому, что кое-кто забывал одеть бронежилеты, и рвался в бой в первых рядах без поддержки - стараться еще есть куда. Здесь стоило снова спрятаться под натянутую на лоб шляпу. Так, на всякий случай.
  7. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Карла, которая уже слышала часть лекции, ее более полную версию восприняла совершенно спокойно. Даже сигарета не изменила ритма своего движения между пальцами, не говоря уже о том, что дергать шляпу, как в прошлый раз, не пришлось совершенно. Единственное, что заставило чуть приподняться тонкую черную бровь - это то, что Николя как-то странно посмотрел на лектора, но после снова занялся амулетом, не задав ни единого вопроса. Вопросы, впрочем, возникли у Карлы. - Если магия суккубов схожа с ведовством, помогут ли амулеты от этого типа магии? - дождавшись достаточно длинной паузы, Карла начала говорить, и сразу по существу, - или нужны антидемонические? Вопрос целенаправленного разграбления арсенала был актуальным. Лишнего брать у Алекса не хотелось - любая вещь может оказаться нужной для защитников Санктума, особенно в свете усложнения обстановки на границах, но и идти диверсионной группой в Анклав не взяв чего-то, что могло бы помочь, тоже было недальновидно. Уже кому-кому, а ей силу подчинения ведьмы довелось испытать на себе. - Еще один вопрос касательно переговоров с разорителями. Как определить границу между "переговоры идут нормально, на грубость не реагировать" и "переговоры провалены, начинаем силовой вариант"? Думаю, здесь нужен условный сигнал, понятие грубости, как и провокации, у всех разное. На этом месте шляпа была приподнята вверх, а взгляд, ставший чуть лукавым, глянул на лектора в упор: - И третье, я правильно понимаю, что инструкция "по одному не ходить", озвученная мной еще в Риме, наконец обрела свой вес? А еще не смотреть в глаза и не пить неизвестные напитки. Но это, кажется, совершенно очевидная норма поведения на вражеской территории. Переговоры переговорами, но территория все равно вражеская.
  8. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    По своему обыкновению, Карла молчала. Подперев дальнюю стену, натянув на лоб шляпу, и периодически кидая на присутствующих из-под нее черные взгляды. Через некоторое время добавился еще один обычный атрибут - вертящаяся в руках сигарета. В этом плане ей не было места, разве что он провалится и все вопросы действительно придется решать силовым путем. И, хотя, такой вариант планом тоже предусматривался, детальной его разработкой никто не занимался, да и делать это сейчас смысла не было. Как всегда, сплошная импровизация. Ни запасного плана, ни оперативной поддержки. Замечательно. Нет, ну каково, а? Демоны имеют преимущество перед людьми в виде способности к размножению, в виде устойчивости ко Тьме, так еще и, оказывается, у них и третий Светоч на руках? Ну, зародыш, но какая разница, если с устойчивостью ко Тьме давно можно было пройти к Трону и установить его? Но, вместо того, чтобы сделать это, избавив весь занебесный Город от Тьмы, получив новую территорию для своих полукровок и рабов, демоны готовы обменять его... на семена? Допустим, им известно нечто, что не дает устанавливать третий Светоч, но тогда они не могут не знать, что именно это будет первое, что попытаются сделать с зародышем люди? И все равно, они готовы говорить об обмене... Это выглядело настолько нелепо, что изначально походило исключительно на ловушку, и ничего более. Как там говорила Беатрис? Если тебе кажется, что ты совершил хорошую сделку с демоном, подумай еще раз. Впрочем, Мортимер, кажется, смотрит на исход переговоров с высокопоставленной суккубой вполне оптимистично. Что ж, инквизитору видней. Но с ангельским оружием она расставаться не станет ни за что. Тем более, что пистолет за ночь зарядился совершенно самостоятельно, вероятно, как-раз из-за близости к Светочу. Анклав имеет слишком много стратегических преимуществ, любое из которых при грамотном использовании может позволить взять под контроль весь Город целиком. Но вместо этого они бронируют грузовики, устраивают рейды и мелкие пограничные конфликты. Чем можно объяснить такое бездействие демонов? Только ли отсутствием централизованной власти в их среде? Пожав плечами, Карла переключила внимание на Донато. Он все-таки добился своего. Попал туда, куда хотел, избавился от ангельской чумы. Но ведь он был не первым, кто перешел границу? Как минимум, она помнила рассказ про другого Ангела и его друга-инквизитора, обнявшего того в последний момент. Где они все? Неужели никто не добрался до Светоча? Ведь судя по реакции толпы на улице, никто из них никогда не видел живого Ангела. И как быть с его охраной сейчас? Полностью доверить Клариссе? Слишком много вопросов, на которые нет ответов. Хотя... - Какой-то запасной контакт в Анклаве найдется? Кроме этой Мирриам? - Карла поймала на себе несколько взглядов, но не смутилась ни разу, - на всякий случай, - спокойно добавила она. Жизнь черных дельцов, ведущих переговоры с врагом, имеет привычку обрываться не вовремя. Это помимо того, что она может оказаться вообще не контактом, а тщательно подготовленной ловушкой.
  9. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Небольшая прогулка Перед собранием, накануне охоты на Ангела. Дворец, около 14-00 - Если тебе не трудно, Карла, я действительно проголодалась. Переоденусь и приведу себя в порядок пока что. А потом ты мне расскажешь, что у вас с Рафалем такого было. Я же еще не знаю, - улыбнулась Беатрис. Комната была уже рядом, поэтому руку пришлось отпустить. Из всех девушек, которых ей доводилось сопровождать, Беатрис меньше всего походила на служебное задание, пожалуй, Карла бы даже оскорбилась, если бы ей кто-то сказал, что и сейчас она всего лишь выполняет свою работу. Поправив шляпу, итальянка легко кивнула: - Совсем не трудно, даже наоборот. Ты расскажешь, что там у вас было, я расскажу - что у нас. Сейчас, я быстро. Черный хвост мелькнул в коридоре, в котором Карла скрылась по направлению к столовой. - Да, конечно, можешь не торопиться, Карла, - кивнула Беатрис, проводив девушку взглядом, прежде чем скрыться за дверью своих апартаментов. Нужно было сделать многое за короткий срок, но ей было не привыкать. *** Хоть Карла и обещала вернуться с обедом быстро, совсем уж быстро не получилось. Две обильные, простые и сытные порции надо было сначала умудриться разложить на одном подносе, а потом еще донести до комнаты, не расплескав по дороге ни суп, ни компот. Всю дорогу приходилось использовать не только ловкость, но еще и аккуратность и даже предусмотрительность, особенно на ступеньках и поворотах. Но вот закрытую дверь она не предусмотрела, в нерешительности остановившись перед ней. Стоять пришлось недолго, буквально минуту, дверь открылась и Беатрис, удивленно ойкнув, поспешила принять у Карлы поднос и пропустить девушку в комнату. Выглядела экзорцистка получше, успев за прошедшее время переодеться в простую белую блузку, юбку-карандаш и освежиться. - А я как раз хотела идти тебя искать, - улыбнулась Беатрис, ставя поднос на стол. - Я смотрю, у тебя в столовой уже налажены связи. Это особый талант оперативников, да? - Ничего особенного, - улыбнулась Карла, - Мария милая женщина, с ней легко подружиться. А кухня - стратегическое место, в котором дружить с кем-то всегда правильно, - улыбка стала шире, а в глазах запрыгали веселые искорки, - вот и сейчас, мне выдали ещё одну порцию, хотя я уже обедала сегодня. Тут Карла спохватилась и оглянулась: - Извини, я не подумала, ты, наверное, одна хочешь побыть? Пообедать и отдохнуть? - Все в порядке, я буду рада, если ты составишь мне компанию, - успокаивающе улыбнулась Беатрис. - И ты мне хотела рассказать, что у вас там были за приключения с Рафалем, помнишь? - Да, конечно, расскажу, - Карла тут же уселась за стол, и, ковыряя ложкой в супе, правда не забывая его периодически поглощать, рассказала в общих чертах о расследовании, приведшим их с Рафалем в дом Жаклин Кроппер, не останавливаясь слишком подробно на мелких деталях, вроде дословного сказанного Ларсом или Йоханссоном, но и не упустив ничего важного. - Так что Д.Р. из дневника Линнет, как и говорила утром Морин, оказался Джоном Райдером, марионеткой Жаклин. К сожалению, Джон Шмитд тоже, хотя я до конца надеялась, что кто-то из свидетелей ошибся в имени, и Джек, или Джон, окажется кем-то одним. Надо же, как много людей она смогла контролировать. Беатрис, хоть и не забывала про еду, слушала Карлу очень внимательно и с неподдельным интересом. - Тяжко вам пришлось, но вы молодцы, справились, - улыбнулась девушка. - Этим опытные малефики-маги разума и опасны, если госслужащих и сотрудников спецслужб проверяют на изменения ауры и поведения, то простых жителей так не проверишь, их слишком много, а специалистов по магии разума слишком мало. Хорошо еще, что собранная таким образом толпа ею же и останется, дополнительные навыки марионетке не внушишь. - Нам помогли, - Карла слегка пожала плечами, - и Зигфрид, который взял толпу на себя, и Салах... особенно попал под раздачу. А как у вас? Мелкие царапины и укусы? Долго искали пауков? Они не ядовитые, надеюсь? - Вы и сами с Рафалем не промах, - улыбнулась девушка. - Мы с Мортимером четыре часа по Санктуму ходили, прежде чем нашли. Кажется, все значимые места за это время посетили, даже у Светоча были, - на лице Беатрис заиграла светлая улыбка, она до сих пор помнила, как резонировал ее Дар в унисон с Архангельской душой. - Это что-то поистине чудесное. А вот пауков я такими не назову, брр. Мы почувствовали только одного, но все равно решили на всякий случай позвать еще людей, Освальда и Морин. А с ними еще Николя пришел. И напоролись на трех пауков вместо одного, причем два из них были с собаку размером, представляешь? Коварные твари, один прямо на потолке прятался, свалился Освальду почти на голову. Но и он не растерялся, двух пауков заметил и оглушил одного гранатой. Освальда и Морти потрепали, но ничего такого, что я бы не смогла исцелить. Мне даже удалось общее заклинание исцеления применить, - с гордостью в голосе добавила Беатрис и задумалась над последним вопросом Карлы. - Ты знаешь, один меня укусил, тот, что поменьше был, и место укуса онемело. Вероятно, обездвиживающий какой-то яд, но против меня сработал слабо. Слушая Беатрис, Карла пару раз качала головой, и еще пару - кивнула в сторону еды, про которую девушка, увлекшись рассказом, забывала. Под конец тонкая черная бровь дернулась встревоженной змейкой: - Онемело? Хуже не станет? Может, проверить как-то надо, залечить? Такие вещи не стоит оставлять на самотек, тем более, эти большие пауки... troppo grande... Такая забота со стороны Карлы неожиданно сильно польстила Беатрис, но она тут же поспешила успокоить девушку: - Не волнуйся, целительная магия работает безотказно. У меня остались только царапины от хелицер, пока пластырем залепила, залечу позже, как восстановлю силы. А вы оба как? Сильно вас потрепали? Прости, я, кажется, забыла это спросить у тебя. Карла покачала головой. Царапины и укусы, да еще с онемением, ей не нравились, но обижать целительницу неверием в ее навыки и даваемое ими спокойствие было никак нельзя. - С Морин тоже все хорошо? - на всякий случай решила уточнить она. Хотя уже понимала, что Освальд был там и наверняка о ней позаботился. И потом, раз Беатрис сказала, что у всех все нормально, значит, так и есть, - да уж, твой Дар явно растет, как ты и говорила. - Да, с Морин тоже все хорошо, - ответила Беатрис. - Вообще, иронично, на саму себя мне сил чуть-чуть и не хватило, остальным все исцелила. - Почему-то я так и подумала, - улыбнулась Карла, - всех вылечила, на себя сил не оставила. Подняв стакан с компотом, словно бокал с вином, Карла символически отсалютовала: - За твой Дар, - отпила глоток, и только потом ответила: - Салаху больше всех досталось. Рафаль его залечивал, кажется, полностью вымотался, все силы потратил. Руки еще порезал и пулю в бронежилет получил. Мне повезло, - хмыкнула она, и спокойно добавила, - очередь ушла в укрытие, а так только ведьма захватить пыталась. Не смогла. К тосту Беатрис присоединилась, хотя и было заметно, что девушка смущена такой похвалой. - Рафаль хорошо умеет лечить, да, - согласилась она, машинально потянувшись к уже несуществующей ране, оставленной Химерой, но почти сразу одернув себя. - А у тебя очень сильный разум, раз удалось противостоять магическому контролю. Карла никогда не любила комплименты в свой адрес. Обычно она просто выполняла свою работу, за которую можно было получить максимум "молодец" или "спасибо", и этого уже было много. Когда твоя работа постоянно ставит тебя на границу между жизнью и смертью, то выживание на ней, успешное ее завершение - само по себе награда. Поэтому какие-то дополнительные, через чур красивые слова, казались ей совершенно лишними, неуместными, словно сверх меры перемазанная гримом и косметикой уличная девица. Чаще всего она пропускала ненужную похвалу мимо ушей, или пыталась парировать, особенно если речь шла о командной работе, успех которой зависел от многих. В этот раз она растерянно пожала плечами, не зная, что сказать. Повезло? Но это она уже говорила. Обед подходил к концу, нужно было еще собрать тарелки и отнести вниз, в столовую, на отдельный столик. Складывая их одну в другую, итальянка сначала задумалась, а потом решила спросить: - А как лучше магические силы восстанавливаются? Рафаль спит, но может, что-то другое работает не хуже, или даже лучше? Или все индивидуально? Амадео... это мой начальник, со своими стажерами часто по парку гулял, если время позволяло. У нас в Катании большое здание, бывший особняк виноградаря, три этажа и подвал... - Карла сделала паузу, стараясь выкинуть из головы воспоминания о том самом подвале, - кхм, ну и парк еще. Большой и с беседкой, обвитой диким виноградом. Красиво, в общем. Особенно в жару, когда так много тени и брызги от фонтана. А жарко у нас почти постоянно, - добавила она, чуть улыбнувшись. - Ну, прогулки тоже хорошо помогают, как и любая спокойная и расслабляющая деятельность. Правда, мне редко удавалось выйти на прогулку, смены в госпитале заканчивались поздно, так что я обычно просто читала книгу перед сном. Или болтала с Морин о чем-нибудь, - ответила Беатрис, помогая Карле убирать тарелки со стола на поднос. - Знаешь, красивую ты картину нарисовала. Мне даже захотелось побывать у тебя, на Сицилии. Погулять с тобой по улицам, познакомиться с Амадео. На секунду Карла представила Беатрис в Сицилии, да еще где-то рядом с Амадео. Улыбнулась как-то растерянно, не до конца понимая, какие чувства вызывает у нее эта картина. - А приезжай, - с легким вызовом сказала она, - хоть в отпуск, погулять по настоящей жаре, какой в Лондоне не бывает. Искупаться в море, съездить на какой-нибудь из курортных островов, посмотреть древние здания... - смущенно замолчала ненадолго, - туристы так делают. Хоть не в отпуск. Познакомлю с Амадео, думаю, ты ему понравишься. У нас в отряде экзорциста как-раз не хватает. - И приеду, - улыбнулась Беатрис. - Когда вернемся, надо будет обменяться адресами, сможем хоть письма друг другу писать. Упоминать, что вряд ли она окажется на Сицилии по служебным делам, Беатрис тактично не стала. Британский филиал Инквизиции стоял наособицу и не слишком охотно делился кадрами с европейскими филиалами, даже если речь шла об Италии, которая считалась для Инквизиции альма-матер. Да и самой Беатрис не хотелось покидать, быть может, холодный и сырой большую часть года, но ставший родным Лондон. - Хорошо, - сложив тарелки, улыбнулась Карла, и взяла поднос, готовясь отнести. - Если хочешь сейчас погулять, то я только за. Здесь вроде бы есть какой-то парк, а где, ты не знаешь? А то нам с Рафалем не до гуляний было. - Отличная идея, я только за, - одобрила она предложение прогуляться. - Я видела висячие сады не так уж далеко от дворца, можем пойти туда. Тогда встретимся через десять минут? - Конечно, жду внизу, - черный хвост под шляпой снова мелькнул и исчез в коридоре, сразу за закрывшейся дверью. *** В Санктуме было не настолько жарко, как в Сицилии. Но аллеи, шумящие листьями на ветру, создающие причудливую, подвижную тень, да резные фонтаны, брызгающиеся прохладной водой, создавали все то же ощущение долгожданного праздника, выходного дня, подходящего для романтической прогулки, как и в любом другом мире. Постояв на обзорной площадке, две молодые женщины, пусть и очень разные на внешний вид, походку и жесты, неспешно прохаживались по дорожкам висячих садов, заглядывая то на одну аллею, то на другую, рассматривая скульптуры и резные украшения, задерживались возле фонтанов, или сидели на скамейке, о чем-то тихо беседуя. На дневное представление они попали случайно. Просто вокруг одного из фонтанов вдруг стали собираться люди и послышалась музыка. Подойдя ближе, девушки увидели, что музыка льется не просто так - это водное музыкальное шоу, где два мага-телекинетка, под аккомпанемент мелодичных женских голосов, исполняющих самые разные мелодии, создавали из брызг и воды причудливые картины, меняющиеся в такт музыке. Живые, пульсирующие, дышащие теплом и усердием своих создателей. Засмотревшись, дамы основательно забыли о времени, и если бы не курьер, нашедший их здесь каким-то немыслимым образом, то собрание бы они точно пропустили. Обратную дорогу до дворца им пришлось проделать в очень быстром темпе, практически бегом. Но зато почти смеясь по дороге. Так что в дверь кабинета Клариссы они влетели основательно запыхавшись. Hide Dmitry Shepard & Marikonna
  10. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Все хорошо, чудо не пригрезилось, чудо свершилось. И все же мало что могло оторвать Беатрис от дежурства рядом с Донато. Карла кое-как уговорила ее разделить ночь на всех, кто хотел, долго доказывая, что люди Зигфрида надежно защищают все крыло, не пуская никого даже на этаж, не то, что к Ангелу. Но первая смена в любом случае осталась за целительницей. Ей нужно было убедится, что Донато крепко спит, и никто, и ничто, его не потревожит. Перед собственным дежурством следовало поспать и самой Карле, и не потому, что хотелось, а потому, что надо. Но сначала сделать еще пару дел. Например, отнести швейную находку Терезе, а зеркальце - бессменной поварихе, Марии. Обе были смущены и рады неожиданным подаркам, и Карле пришлось срочно ретироваться, чтобы избежать лишних объятий. А еще успеть на рынок, в лавку местных мастеров... у нее оставалось еще целых 4 карточки, и после всего, что произошло за день, после утренних разговоров, дневного боя и вечернего чуда, она, наконец, поняла, на что их потратит. В лавке она провела куда больше времени, чем планировала, не одну сотню раз прохаживаясь туда-сюда, перед огромного размера стендом с десятками вариантов, все выбирая, и никак не решаясь. Но выбрать все же пришлось, и сейчас, сидя на кушетке в своей комнате, она в стотысячный раз осматривала свои покупки, крутя их в руках. Они были завернуты в обычную бумагу, два небольших кулечка, легко помещающихся в карман - на красивую упаковку у Карлы не хватило платы, ей так сделали скидку, в честь спасения Ангела. Но ведь главное не упаковка, а содержание? Вздохнув, Карла аккуратно и надежно припрятала бумажные свертки, отчаянно боясь, что не угадала, и, одновременно, надеясь, что да. Похоже, двойственные чувства стали становиться нормой. Угадала или нет - теперь уже только время покажет. Около двух часов ночи ее разбудил тихий стук дверь - Рафаль пришел меняться сменами. Время до пяти утра ей предстояло провести рядом со спящим, но от этого ничуть не менее звенящими колокольными звонами Ангелом. И почему-то это ее больше не тяготило и не пугало. Даже радовало.
  11. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Дамы, сети, два ствола. Вечером, в первый день работы в Санктуме. Около 21-23. За всем произошедшим Беатрис практически забыла, что хотела совместно потренироваться с Карлой в тире и вспомнила, только когда собралась в очередной раз почистить и так уже чистый кольт. - Карла, это Беатрис. Прости, я только сейчас вспомнила, что у нас с тобой была запланирована тренировка в тире. Может, сходим сейчас, пока не слишком поздний вечер? Карла как раз возвращалась от Педерсена вместе с Рафалем, размышляя о надвигающемся вечере и приближающихся снах, когда жемчужина в ее ухе ожила знакомым, приятным женским голосом. Нащупав рацию, итальянка ответила: - Привет, Беатрис. Да, заработались немного, но я помню. Встретимся в тире через полчаса? Вроде бы тир работает допоздна. И потом, разве начало десятого - позднее время для двух девушек с пистолетами? - Да, конечно, - машинально кивнула Беатрис, забыв, что Карла не может ее сейчас видеть. *** Через двадцать пять минут Беатрис уже ждала Карлу у входа в тир, она пришла раньше назначенного срока, так как ей не хотелось сидеть в апартаментах, где каждая стена, а в особенности, зеркало, напоминали о Мортимере. Долго ждать не пришлось. Карла появилась из темноты примерно так же, как сделала это целую вечность назад, в Риме. - По-прежнему не боишься ходить одна? - бросила она все еще на ходу. Руки ее были в карманах, шляпа на месте, походка все та же - быстрое, напряженное перемещение ко всему готовому человека. Разве что голос оказался чуть мягче, чем обычно. - Патрули здесь ходят часто и не своими обязанностями не манкируют, - пожала плечами Беатрис и улыбнулась. - Хотя гулять так по всему Санктуму, учитывая наличие в нем незваных гостей, я бы точно не стала в одиночку. Позвала бы тебя. - Договорились, - улыбнулась в ответ Карла, - зови в любое время, хоть ночью. Неудивительно, что в тире сейчас никого не было. Вечерняя, почти ночная тишина царила в вечно шумных казармах, во всем здании. Но тишина в тире казалась особенно неуместной. Не смотря на поздний час, заведующий тиром, Мартин, оказался на своем месте. - Привет, сказала Карла подойдя ближе, - мы бы с Беатрис постреляли, если в такое время еще можно. - Здравствуйте, дамы, - кивнул Мартин в ответ, отложив в сторону книгу, которую читал. - Конечно, тир будет открыт еще час. Какое оружие предпочитаете? - Кольт, если есть, - попросила Беатрис. - Найдется, - усмехнулся мужчина. - Карла, а вам, наверное, револьвер? - Для разнообразия постреляю из браунинга. И пару сетеметов нам ещё, - глянув на Беатрис вспомнила Карла. - Тебе понравится, - подмигнув, шепнула она ей, когда Мартин отошёл подбирать оружие, - сети хорошие, легко управляются, пара тренировок - и Донато весь твой. Кроме тренировочного оружия и патронов, в их распоряжении оказались ещё и все, полностью свободные, стойки для стрельбы. Можно было стрелять по мишени на одной, а по манекену, сетеметом, - просто переместившись на другую. Такая реплика от Карлы заставила Беатрис одновременно удивиться и смутиться, она не ожидала от девушки такого предложения и уж точно не думала о Донато, как о мужчине, его статус ангела начисто перекрыл мысли подобного рода в зародыше. Но, наверное, Карла просто пошутила? Или вообще не то имела в виду? Смущенно улыбнувшись, Беатрис поправила пояс с кобурой, в которой покоился ангельский пистолет и попробовала поддержать шутку: - Хороший способ затащить возлюбленного под венец. Точно не сбежит. Целую минуту Карла смотрела на Беатрис с непонимающим видом. Потом вдруг засмеялась, да так, что чуть не рассыпала патроны, выданные Мартином вместе с тренировочным браунингом. Отсмеявшись, ещё какое-то время занималась, собственно, ловлей патронов и установкой их на место. - Если возлюбленному нужна сеть, чтобы затащить под венец, то какой же он тогда возлюбленный? И надолго ли его удержит венец? Зарядив патроны, итальянка осмотрела пистолет, как будто любуясь им. - Нет, нам такой возлюбленный не нужен. То ли дело пистолет. Ты за ним ухаживаешь, и он тебя спасает. Все взаимно и добровольно. Или вот, например, ты думаешь спасти Донато, вылечить раны, оставленные Тьмой, готова ради этого рисковать жизнью, стрелять сетями, убеждать других, что это возможно. Ведь так? - Лёгкая хитринка промелькнула в черных глазах, - ну вот считай, что как минимум с последним, у тебя получилось. Как бы не считала я, что сети не выдержат удара косой, я готова идти за тобой и сделать все, чтобы план сработал. А там, - она пожала плечами, - хоть под венец, хоть куда скажешь. Главное, спасти. Беатрис сначала опешила, а Мартин и вовсе посмотрел на итальянку с недоумением, но ничего говорить не стал, вернувшись к себе за стойку. - Ну, уже и пошутить нельзя, - улыбнулась Беатрис и шутливо погрозила Карле пальцем. - Осторожнее, я ведь и поймать тебя на слове могу. Но мне очень лестно, что ты мне настолько доверяешь. Я постараюсь оправдать твое доверие. И, надеюсь, у нас действительно все получится и еще не поздно. Вера и надежда, вот и все, чем мы заряжаем наши пистолеты вместе с пулями, а сетеметы сетями. Фыркнув, Карла пробормотала что-то вроде "и шутить, и ловить можно". - Вера и надежда, подкреплённая хорошим оружием и тренировкой, гораздо надежнее, чем просто вера и надежда. И, если первое на тебе, то второе - на мне. А потому предлагаю начать тренировку незамедлительно. С этими словами итальянка сделала несколько выстрелов из браунинга. - Разделение обязанностей? Мне нравится, - улыбнулась Беатрис, становясь к стрелковому стенду. Выстрелы ложились хорошо, кучно, лишь раз рука Беатрис дрогнула и пуля ушла выше, к краю мишени. Остановилась, Карла проверила результат и повернулась к Беатрис. - Как кольт? - Спросила она, дождавшись паузы между выстрелами девушки. - Кольт хороший, за оружием здесь следят довольно неплохо, - ответила Беатрис, временно прервавшись. - Да, следят, - согласилась итальянка, - но и ты отлично стреляешь, - добавила она, разглядывая мишени Беатрис, - еще немного, или перейдем к сетеметам? Мне Маркус про них, кажется, все рассказал. - Ну, до тебя мне все равно очень далеко, Карла, ты прирожденный стрелок, - улыбнулась Беатрис. - Да, пожалуй, можно переходить к сетеметам. Любопытная у них конструкция. - Никто не рождается с пистолетом руках, - по-привычке Карла парировала комплимент, - тренировки решают все. Они, и немного везения. Это хорошо, что ты не рассчитываешь только на магию, владеть самым разным оружием - значит, владеть боем. Далеко не все маги это понимают. Рафаль вот понимает, но у него и опыт соответствующий, и многолетние тренировки с холодным оружием. Увы, мне до приличного рукопашного боя очень далеко. Рассказывая, Карла переместилась к соседней стойке и взяла в руки сетемет. - Мама с самого начала мне посоветовала не полагаться только на Дар, - кивнула Беатрис. - По ее совету я и в госпиталь пошла стажироваться, чтобы и обычными методами уметь первую помощь оказать. А папа обучил меня стрельбе. Вообще, интересно было бы посмотреть на вас вместе в тире. - Разработка Клариссы, - передала итальянка слова Маркуса, - ее здесь очень уважают. Капсула раскрывается в полете и грузы сами разворачивают сеть. Только нужно целится много выше и упреждение брать большое - сеть куда тяжелее пули, и летит очень медленно. Особенно, когда развернется - тогда вообще аэродинамика сильно нарушается. Думаю, издалека сетями лучше не стрелять, надежнее будет с минимального расстояния, так, чтобы сеть только-только развернуться успела, иначе траекторию не предсказать, - новоиспеченная инструкторша протянула сетемет Беатрис, - попробуй. Следуя за Карлой, Беатрис взяла в руки сетемет, несколько раз взяла прицел, привыкая к его весу и балансу. - Да, Кларисса многое сделала для Санктума, - в голосе девушки сейчас было больше задумчивости, чем одобрения. - И продолжает делать. Так, ладно. Попробуем, - встряхнулась Беатрис, целясь в манекен. Сеть покинула ствол сетемета с тихим щелчком пневматики и едва слышным шелестом начала разворачиваться еще в полете, под конец дуги напоминая осьминога, пикирующего в хищном броске прямо на манекен. Выстрел был точен, сеть безукоризненно заплелась вокруг деревянной фигуры. - Забавно, - улыбнулась Беатрис. - Мне нравится. - Поймала, молодец, можешь тащить под венец, - весело прокомментировала Карла, берясь за свой сетемет. Взвесила в руках, перехватила поудобнее, вспоминая удачные выстрелы со вчерашнего дня, и почти привычным движением накрыла своей сетью второй манекен. - И я своего одела, но тащить никуда не буду, - предупредительно заметила она, начав перезаряжать сетемет, - хорошие у тебя родители, все правильно сделали. А с тем, что Кларисса тут, и в почете, все никак не смиришься? - А что, тихий, без претензий, всегда дома и не пьет, - поддержала шутку Беатрис. - Идеальный муж. Тебе стоит взять на заметку. После вопроса Карлы, Беатрис вздохнула и посерьезнела. - Нет, не могу. Она что-то сделала маме нехорошее, тогда, при жизни. И, все-таки, назвать ее злой я тоже не могу. Или, быть может, мы эту ее ипостась еще не видели? - Идеальный муж это тот, который тебя понимает. Вряд ли манекен на это способен, - то ли шутя, то ли всерьёз ответила Карла. - Понимающего мужа точно сетью надо будет ловить, - усмехнулась Беатрис, которая вдруг представила связанного по рукам и ногам Мортимера и от этого ей стало даже жарко. Впрочем, пикантный образ был немедленно изорван на части и выброшен за пределы разума. Перезарядив сетемет, оперативница подошла к Беатрис: - Помочь перезарядить? Получив в ответ кивок, начала перезаряжать, показывая, как это делать, и продолжила, очень задумчиво: - Знаешь, злоба - вещь относительная. Можно поступать жестко и зло во имя достойной цели, принося в мир добро. А можно наоборот. Как там? Добрыми намерениями... Вот ты, например, могла бы назвать главу мафиозного клана, отдающего приказы на убийства десятками, добрым? А между тем, его дети, и многие его подчинённые именно так и считали. Беатрис с любопытством присматривалась к процессу замены туго упакованной сети, в принципе, все было понятно, главное, второпях не засунуть и сами грузы на концах сети в ствол. - И даже отъявленный убийца для родной матери будет просто сыном, - хмыкнула она. - Нам объясняли серую мораль и опасность оправдывания средств целью, причем, применительно к нашей же работе. Хотела бы я знать, где же Кларисса не заметила, как оступилась и перешла черту. - Приняла не то решение, - предположила Карла, - если любовь матери слепа и не требует от сына никаких ответных поступков, то уважение к главе... города, или клана, целиком зависит от решений, которые тот принимает. Глава должен заботится о своих людях, и если он это делает - помогает, защищает, на худой конец, мстит... то в глазах многих он будет хорошим независимо от того, какими методами он это делает. Перезарядка завершилась, сетемет был вручен Беатрис. - Методы имеют значение только в глазах посторонних. Но ведь бывают такие случаи, в которых без жестких, а порой даже запрещенных методов никак не обойтись? Я не оправдываю Клариссу, тем более, что не знаю, что именно она сделала. Просто здесь у нее есть люди, чья жизнь зависит от ее решений, в их глазах она будет хорошей, даже если начнет казнить без суда. На земле же ей такого бы не позволили. - Наверное, в этом и есть главная опасность, ты не заметишь, как убедишь себя, что поступаешь правильно и по-прежнему остаешься хорошим, ведь тебе об этом говорят те, чье мнение для тебя важно, - предположила Беатрис, принимая перезаряженный сетемет. Второй выстрел пошел чуть левее манекена, сеть зацепила его лишь краем, заставив Беатрис недовольно вздохнуть. - Да, нужна практика. - Есть практика, - улыбнулась Карла, протянув Беатрис свой сетемет, - я пока твой перезаряжу. Времени немного, лучше побольше потренироваться сейчас. - Спасибо, - с улыбкой же приняла сетемет Беатрис. - Ты меня прямо балуешь, Карла. Я ведь могу и привыкнуть, что ты за меня оружие перезаряжаешь. Хотя печенье я предпочитаю печь сама. А ты, как, готовить умеешь? Мне с детства было любопытно смотреть, как мама с папой ведут себя на кухне. Перешучиваются, помогают друг другу. И с какой любовью мама смотрит, как мы едим приготовленные ею блюда, - Беатрис смущенно кашлянула, решив, что таким количеством подробностей семейной жизни может смутить Карлу. И она ничего не знала о ее семье, вдруг эта тема для нее болезненна. - Прости, если я слишком разоткровенничалась. Или подняла не ту тему. - Для экономии времени, - ответила Карла, вставляя новую сеть, - в бою придется самой. Зарядила, положила на стойку. - Со мной можно говорить о чем угодно, я не болтливая, - подмигнула она. Хмыкнула, помолчала немного, потом все-таки сказала: - Вот готовить я не умею, совсем. Не повезло. С родителями. Как и с женскими занятиями. Беатрис задумчиво посмотрела на Карлу. Да, работа и даже поведение у нее явно не укладывались в традиционный женский образ, в рамках которого не было бы тесно ни Морин, ни самой Беатрис. После недолгого колебания, девушка все же решила задать вопрос: - Расскажешь? Карла посмотрела на уже заряженный сетемет так, как будто ждала от него помощи. Но сетемет молчал, не желая разряжаться сам собой. Или вставлять хоть слово. Потом она посмотрела на собственные ботинки, но результат был тем же. Пришлось отвечать. - Ну... что тут рассказывать. Беспризорникам тяжело жить на улице. А уж девочкам - беспризорницам... если честно, то лучше и не рассказывать, - пожала плечами, пытаясь сделать это как можно равнодушнее, - пришлось какое-то время выдавать себя за мальчика. Освоив, по необходимости, все соответствующие навыки. "Черт побери, ну где же сигарета, когда она так нужна". Целившаяся в мишень Беатрис не обратила особого внимания на ту неловкость, что вызвал у Карлы ее вопрос, а потому, после очередного выстрела, продолжила разговор. - Даже не представляю, каково тебе было, - сочувственно проговорила она. - А как же, я не знаю, детский приют? И как так получилось, что ты осталась без родителей и даже дома? - Приюты для Одаренных, - все также, деланно спокойно, ответила Карла, проследив за выстрелом экзорцистки. - Обычному ребенку попасть в приют - большая удача. А так, у нас тепло почти круглый год, большинство сирот и живут на улице... "Растут, пополняют криминальные ряды". Пошарила по карманам, достала сигарету, и начала остервенело мять ее в руках. На второй вопрос ужасно не хотелось отвечать. Да ей его почти никогда и не задавали - мало кого интересовало прошлое грубоватой итальянки, а кого интересовало, того она обычно посылала в своей традиционной, бестактной, манере. Вот только поступить точно так же с Беатрис она почему-то не могла. - Потерялась... - пробормотала, наконец, Карла. Очень тихо, сама ни секунды не думая, что Беатрис ей поверит. - Странно, у нас по другому, - растерянно проговорила девушка. Конечно, в приютах жизнь была не сахар, но что это такое, жить на улице, она вообще представить не могла, ей, выросшей в тепле и уюте родительских объятий, стало вдруг очень стыдно перед Карлой, которой всего этого не досталось. - Прости меня, - попросила Беатрис, не зная толком, за что именно она просит прощения, за сам вопрос или что у нее жизнь была куда благополучнее. - Ты-то тут причем? - Удивилась Карла, мысленно радуясь, что последнюю фразу не заметили, - у нас просто приютов мало. Сицилия очень бедная. И теплая. Если бы каждую зиму было много смертей от холода и голода, может, и занялись бы бездомными и беспризорниками на государственном уровне. А так... - итальянка пожала плечами, - мафия оставляет куда больше трупов. Ну и куча других проблем, та же бедность. Вот и не доходит внимание чиновников до приютов. - Ну... наверное, ни при чем, - со вздохом согласилась Беатрис, внутренне все еще испытывая странную неловкость. - А как ты попала в Инквизицию? - Повезло, - ответила Карла, пожав плечами, - кое-кто нарушил инструкции, чтобы взять меня на работу. - Забрала у Беатрис отстрелянный сетемет, кивнула на заряженный, лежащий на стойке, и начала перезаряжать пустой. - Работа тяжелая, но мне нравится, - продолжила она, - да и с моим характером... мало где я бы еще прижилась. Тут еще помогает доскональное знание города, из опыта жизни на улице. Трущобы там всякие, районы бедноты, заброшенные свалки и дома, в общем, места, где полно бездомных. Это ведь целый мир, который тяжело понять человеку со стороны. А уж найти свидетелей какого-то происшествия, которые, чаще всего, именно там и случаются... Да даже просто заговорить с беспризорником, так, чтобы он не убежал, а то и сам тебя не ограбил, это тоже навык, - хмыкнула итальянка. Глядя на Карлу и слушая, как она рассказывает, Беатрис стала лучше понимать некоторых из оперативников, с которыми ей приходилось общаться по долгу службы. Было у них и Карлы что-то характерно одинаковое, что стало возможным увидеть только сейчас, хотя оно проглядывало из-под сумрачной брони хладнокровия и раньше. - Нам тоже повезло, - сказала Беатрис, беря перезаряженный сетемет со стойки. - Что ты с нами, Карла. Карла протянула перезаряженный сетемет Беатрис. Хмыкнула. - Не знаю. До сих пор ломаю голову над таким составом нашего отряда. Особенно над тем, для чего здесь я. Но с экзорцистом нам точно повезло, - подмигнула она. Мало того, что девушка совершенно не терялась в бою, лечила, спасала и стреляла, так еще и создавала вокруг себя... что-то хорошее. Какую-то ауру, что ли. Или просто уют. Отчего находится рядом было просто спокойно. Очень странное, непривычное чувство. - Еще по залпу или хватит на сегодня? - Мне кажется, мы можем быть не идеальной группой, но, я бы сказала, каждый из нас на своем месте. Так что нам всем друг с другом повезло, - улыбнулась Беатрис, кладя на стойку разряженный сетемет и беря у Карлы новый. - Пожалуй, этот залп будет крайним на сегодня. Рука уже устала. В голосе девушки мелькнули нотки сожаления, Беатрис была бы не прочь еще поболтать с Карлой. И, пожалуй, даже не отказалась бы от такой подруги. Несмотря на внешнюю угрюмость под броней грубости и отчужденности билось заботливое и доброе сердце, теперь она это понимала. У Карлы никогда не было подруг. Да и в принципе возможность поговорить с девушкой выпадала нечасто, а уж о пройдя вместе через столько испытаний, да о чем-то отвлеченном... Наверное, она могла бы простоять здесь, в тире, до утра. И много о чем рассказать. Почти. Но вряд ли Беатрис могла тренироваться так долго, не смотря на все свое желание поймать Донато сетями. Не говоря уже о том, что тир скоро закрывался, и даже Мартин то и дело поглядывал на дам, молчаливо напоминая об этом. - Хорошо, еще один выстрел, - кивнула она, дав знак Мартину, что они уже заканчивают, - потом провожу тебя до комнаты, и... можем поужинать, если ты еще не успела. - С удовольствием с тобой поужинаю, Карла, - улыбнулась Беатрис. - Кажется, это потихоньку входит у меня в привычку. Хорошую. И...спасибо тебе. Беатрис не стала уточнять, за что именно благодарит Карлу, но сделала это искренне. А потом оставалось только собрать все сети и сдать сетеметы обратно Мартину и вернуться во дворец. И, хоть ссора с Мортимером все еще ранила горечью, благодаря Карле это ощущалось самую малость менее болезненно. *** Вернувшись после ужина в свои... апартаменты, сhe siano dannati1, Карла долгое время сидела на кушетке, глядя в одну точку и вспоминая весь сегодняшний разговор. Потом решила занять себя чем-то, и, сама того не зная, принялась делать то же самое, что недавно собиралась делать Беатрис - перебирать и чистить револьвер с креплением. Но время шло, работа была выполнена, практически на автомате, машинально, а в голове все еще роились мысли. Слишком много болтала она сегодня. Но как было можно иначе? Это же Беатрис. Которой Ратто пыталась не грубить с самого начала. Почему? Ответ упрямо прятался неизвестным, запуганным зверьком где-то внутри. Непривычное ощущение уюта быстро спало здесь, в одиночестве, в окружении вычурного богатства. Еще и хор Архангела в голове стал слышен отчетливей. Потому что ночь и тишина? На ум стали приходить обрывки снов, преследующие ее в последние дни, как и самое простое средство для решения этой проблемы. Бутылка вина нашлась припрятанной в огромном гардеробе, хорошо, что сработала привычка делать такие запасы. По ночам с выпивкой трудно даже дома, даже тогда, когда знаешь всех легальных, или не очень, торговцев алкоголем, к которым можно заявиться в любое время. Когда же та опустела наполовину, Карла обнаружила, что рассматривает и оценивает самые разные вещи. Тут были и вполне женственные брюки, вроде тех, которые носит Беатрис, но на ней они почему-то смотрелись совсем иначе. За примеркой, вернее, прикладыванием к себе самых разных шмоток, на которые в магазине, да на трезвую голову, она бы даже не взглянула, незаметно исчезла и вторая половина бутылки, а в ненавистной комнате появилась целая гора одежды, разбросанной тут и там. Ну и пусть. Устав от этого бессмысленного занятия, Карла присела на кушетку, немного отдохнуть. А через мгновение в комнату постучали - наступило утро. ______________________ 1) сhe siano dannati (ит) - будь они прокляты Hide Dmitry Shepard & Marikonna
  12. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Miserere Hide Колокольный звон, из забытого детства, детский хор на капелле, исполняет... кажется, Miserere? Она уже слышала его. Невыразимо давно, так, что успела безнадежно забыть. Много-много лет назад. Вчера. На вилле. "Спокойно, это всего лишь... маг... с крыльями..." Закованный, опутанный сетями, покрытый чернотой, он был лишь бледной тенью, карандашным наброском, затертым пальцами на листе бумаги, едва различимым подобием самого себя. И все же Карла шла рядом, почти не отрывая глаз, не узнавая, не слыша звон. Она точно знала, что услышит его, позже, когда они придут к Светочу. И ей снова придется слушать музыку, колокола и хор, уже в двойном размере, терпеть, не справляясь, и не имея права уйти. Но разве можно сравнить это с тем, что предстоит пережить ему? Главное, пережить. А пока работа стояла во главе. Сопровождать Донато она согласилась сама и сразу, где угодно, и вот теперь эту часть работы можно начать выполнять. Поговорив с Освальдом, она подошла к Беатрис, и та легко согласилась, сказав, что если все получится, то как целитель все равно будет дежурить рядом с Донато, и не против, чтобы неподалеку был кто-то еще. Но сомневалась, что можно так сделать, чтобы кто-то был рядом постоянно. До самого Санктума Карла перебирала в уме возможные расписания и количество часов, способные справится с такой задачей. Когда количество людей вокруг стало превышать безопасные рамки, она сменила позицию, смешавшись с людьми Зигфрида и помогая им. Что такое толпа, и как трудно ее сдерживать, ей не надо было объяснять. Револьвер был наготове, впрочем, он был наготове всегда. Но первое оружие в такой работе - внимательность и контроль, а если понадобилось настоящее - значит, работа уже провалена, ситуация вышла из-под контроля. Работа - это всегда хорошо, она помогает смириться с музыкой, помогает терпеть. И можно не смотреть назад, туда, откуда раздаются стоны и рев. И колокольный звон. Но стоны прекратились, и музыку Светоча заглушил крик боли. Крик сплелся со звоном, с музыкой, стал с ней одним целым, и сквозь это целое прорвалась другая музыка, такая же, но другая. Знакомая партия, она вторила первой, откликалась ей, окрашивалась в те же цвета. Miserere. Толпа замерла, затихла под контролем совсем других сил и эмоций. "Ну давай же, Беатрис, ты справишься", - подумала Карла, - "твой Дар вырос". Не выдержав, Карла все же повернулась. Звенящие колокола, белые перья, жемчужные блики, янтарный свет. Бьющееся и опадающее мужское тело, красивое настолько, что не оторвать глаз. Донато снова был здоров, хотя и совершенно обнажен. Веки его задрожали и поднялись, открывая взгляд серо-голубых глаз и в нем более не было пустоты. Ангел слабо улыбнулся, глядя на тех, кто был собран его словом и волей его Отца. - У вас получилось..., - тихо прошептал он. - Я горжусь вами. Беатрис не выдержала и заплакала, от облегчения и радости, с ее плеч будто свалилась целая гора. У нас получилось. У нее получилось. Карла смотрела на Беатрис, на ожившего Донато, и вспомнила. Колокольный звон, детский хор на капелле, Miserere. Это не надо терпеть. Это красиво.
  13. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    - Ещё не слышал оправдания наивнее. - изумился он. - Важно не оружие. Важна рука, что направляет его.  Извергнув из своих уст эту философскую сентенцию, и сопроводив ее поднятым к небу указательным пальцем, негодный кузен повернулся. Карла могла бы оспорить утверждение, навскидку вспомнив с дюжину владельцев крепких рук, которых подвело и, тем самым, убило ненадежное или слишком слабое оружие, но это бы означало оказаться вовлеченной Мортимером в светскую беседу, в которые она не только не умела и любила, но и не видела места здесь и сейчас. Нетактично промолчав, она поправила чуть сбившуюся вперед новую, а потому еще не очень послушную шляпу, и отправилась осматривать поле боя, и заодно помогать собирать капсулы. Дойдя до сакуры, Карла невольно остановилась, глядя на ее цветущие ветви. Такие деревья в Италии были, но не очень много. Да и времени полюбоваться тоже вечно не находилось. Замерев на несколько минут, итальянка машинально начала обходить его, не отрывая глаз от цветов и норовя поймать в шляпу лепесток-другой. Остановилась, заметив странным образом сломанную ветку. Интересно, это многорукий ее поломал? Нет, небольшая ветка успела полностью высохнуть, то есть была сломана очень давно, но все еще болталась на стволе, своим тонким концом указывая куда-то вниз. Проследив направление взглядом, Карла заметила немного сдвинутый камень, едва выпирающий из десятка других таких же, полукругом обрамляющий постамент с деревом. Безо всяких раздумий камень был ощупан, захвачен и вытащен со своего места, под которым оказалось небольшое углубление, а уже в нем - небольшой, скромного вида ящик, завернутый в кусок старой ткани. Ткань почти совсем истлела, а ящик явно пролежал здесь не один год. Похоже, что кто-то припрятал набор недалеко от Санктума, чтобы забрать на обратном пути, ушел дальше, но так и не вернулся. Не удивительно, учитывая опасность вокруг.Удивительно, как ветка продержалась так долго. Надеясь, что внутри окажется что-то полезное, например, новый уникальный пистолет, Карла открыла ящик. Но в нем оказались всего лишь небольшое ручное зеркало, красиво украшенное впрочем, и набор тонких, дорогих на вид тканей с бисером, в которых итальянка с трудом, по-незнанию, угадала набор для шитья. Ни то, ни другое, надежно запертое, нисколько не пострадало от времени. Вспомнились убитые суккубы-двойняшки и Гилберт, муж одной из них. Видимо, что-то подобное он и находил регулярно в Городе, относя затем своей жене и ее сестре. Первой мыслью было - положить все обратно, для нее или для кого-то в отряде эти вещи вряд ли были нужны, по крайней мере сейчас. Но потом она вспомнила Терезу, владельцу табачной лавки, которой обещала принести как-раз что-то такое. Так или иначе, но кажется, сам Город исполнил ее желание. Так почему бы и не выполнить обещание?
  14. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    "Надо сказать Алексу, что при стрельбе лучше удерживать руку чуть дольше, чем с обычным пистолетом", - думала в это время Карла, разглядывая ангельское оружие в своих руках. Пара росчерков света, чиркнувших по вражеской броне вскользь, при всей его мощи, способной прожигать Химер насквозь, казалась ей безответственной тратой ценного ресурса. В любом случае, идея Беатрис удалась, оставалось довести ее до конца. Какой бы болезненной процедурой не было посещение Светоча, все-таки это было спасение для Донато, единственно возможное к тому же. Карла слегка поморщилась, вспоминая вчерашний вечер. Спрятала пистолет в поясную кобуру, и собралась было отправиться собирать отстрелянные капсулы сетеметов, как напомнил Освальд, но остановилась, услышав неожиданное. - Карла, как ты эту крылатую тварь, а? - обернувшись к черноглазой итальянке, Мортимер примерил самое суровое выражение лица из своего обширного арсенала и вытянув руку, будто прицеливаясь, театрально выстрелил указательным пальцем. - Пф! Бах! Все. Труп. Инквизитор восторженно всплеснул руками. - Настоящее мастерство! Гадая, что стоит за этими словами, и стоит ли что-то вообще, Карла задумчиво качнулась, сложив руки в карманы, и привычно парировала: - Это пистолет, не я. Беатрис стрельнула не хуже, - итальянка пожала плечами, - да и цепи ты одел вовремя, Донато рвал сети так, словно они из бумаги. Про толпы сожженых Морин врагов, как и расстрелянных Освальдом, она говорить не стала - это же всем очевидно? Командная работа, да. Настоящий отряд.
  15. Marikonna

    ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

    Донато опутан, один Охотник едва жив, залитый собственной черной жижой, тьмой, словно кровью. По маске второго течет не кровь, и не тьма - ненависть. Ненависть, Одаренные. Он готов кинуться вперёд, на кого? На Мортимера, ревущего паутину, или на Рафаля, покинувшего укрытие следом? Ратто не ждёт, она стреляет. Брызги тьмы заливают и его маску тоже, но он не видит стрелка, только мага. Сожги его черную кровь, Рафаль. Пока Одаренный послушанием крови танцует с теряющим черноту Охотником, Освальд добивает второго. Ещё одним врагом меньше. Не меньше. Толпа искаженных, когда-то людей, приближается... И загорается. Морин жжет всех, один за другим ее огненные псы, языки пламени, врываются в толпу, опутывают и обнимают огнем. Рев Ангела, рвущего сети, разносится над полем, Беатрис бежит к нему, она так хотела его поймать. Спасти. Вера и надежда, подкреплённая хорошим оружием и тренировкой. Карла обещала ей сделать все, чтобы ее план сработал, и Ратто убирает пистолет, меняет на сетемет, с сетью, усиленной Николя. Он сделал не одну сеть за ночь, целых четыре, и настоял, чтобы две были у нее. Далековато, но Донато вот-вот вырвется, некогда бежать. Прицел... сеть летит через поле, на расстояние в три раза большее, чем они с Беатрис тренировались в тире. Раскрывается... кажется, замерли все, или просто время остановилось... но накрывает огромную фигуру, опутывает снова. Ещё одна сеть, простая, ложится сверху - Беатрис подошла ближе. И всё же, он рвет их. Сначала одну, с невероятным усилием, с криком, кажется, но вот уже начинает трещать вторая. Что ж, у нее есть ещё. Карла берет другой сетемет, и ещё одна сеть повторяет путь. Как-раз вовремя, ведь Ангел рвет вторую. Две, так две, обе сети, вырученные Николя, сделали свою работу. Где-то над полем летает его железная птица. Что теперь? Разорвет? Нет, Инквизитор, живой и с цепями, уже почти там. Основная задача выполнена, теперь надо выжить всем. Отгремел пулемет, вторя залпу огня, искаженные сожжены, скошены очередью, пулями и огнем, словно и не было целой толпы. Многорукий сожжён, кажется, почти всё, но ещё две Химеры в пути, и Охотник пока ещё жив. Росчерк света, как росчерк пера, вырывается из пистолета, вновь сменившего сетемет. Брызжет новая черная кровь, но кипящую ненависть маски остановит только новый огонь. Две Химеры, одна у Рафаля, в пляске и танце, а другая выбрала Освальда. Это рядом совсем, новый росчерк пера - свет скользит по плечу без вреда, но крылатая тварь накрывается сетью, у Освальда свой сетемет. Ненадолго, сеть рвется, и ещё один росчерк - это ангельский пистолет Беатрис прожигает Химеру, убивая ее, почти в одно время с другой, атакованой святыми клинками, одним и вторым. - Спасибо. - Поблагодарил он Карлу и Беатрис, и словом, и улыбкой, и лёгким поклоном так и не подняв оружия, судя по какой-то возникшей тишине, это создание было последней угрозой. Где-то там лежал скованный Ангел, у них получилось. Карла кивнула Освальду, аналитку, который мог бы дать сто очков вперед любому Продавшемуся. Всё хорошо.
×