Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Karissima

Охотники на привале - конкурсные работы

Рекомендуемые сообщения

(изменено)
406281_original.jpg

Конкурсные работы

Условия конкурса

Голосование на приз зрительских симпатий (лайки учитываться не будут!)
Изменено пользователем Karissima
  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Кошмарный сон храмовника, в котором некий столп света категорически угрожает будущему Ферелдена в лице Алистера

Сцена в двух действиях

Действующие лица

Алистер, Серый Страж и бывший храмовник

Огрен, гном-берсеркер, имеет скверный нрав, букет пагубных привычек и время от времени - Фельзи

Стэн, рассудительный авангард кунари

Сэндал, инаково-одарённый гном-зачарователь

Действие первое

Звук бряцающих доспехов

Алистер (кряхтя): Создатель милосердный! Где это я? Что это за место?

Звук отрыжки

Алистер: Огрен?! Огрен, это ты, дружище?

Огрен: Огрена-громовержца уже распознают по раскату!

Алистер (усмехается): Честно говоря, по характерному амбре.

Огрен (возмущённо): Какая…невоспитанность! Все храмовники такие б…? (оборвать на полуслове, вступает Стэн)

Стэн (гневно): Басра вашедан! Будь проклят день, когда воин Бересаада позорно пал вне поля битвы!

Огрен: Действительно, позор! Денеримский эль - что вода… Правда нажьим помётом отдаёт дай дорогу.

Алистер: Это чтобы ты, сэр гном, себя чувствовал как дома вдали от родных Глубинных троп.

Стэн: Ещё не бывало так, чтобы воин Бересаада распевал непотребные песни на торговой площади, как последний марас имекари!

Огрен (удивлённо): Ну, ты ж вроде трепался со Стражем за то, какие кунари любители покутить. Или я чего-то не понял? Допускаю, что мог быть слегка навеселе!

Алистер (насмешливо): Слегка навеселе? Когда это ты в последний раз бывал «слегка навеселе»? Ты всё время в стельку!

Огрен (с беспокойством): Как ты прознал про стельку, лишенец? Неужто магесса эта чернявая тебе нашептала? Так ты знай, я ни о чём не жалею! Поделом этой Винн. Чтоб неповадно было отвергать ухаживания истинных джентльменов.

Алистер: Нет, Морриган мне ничего такого не рассказывала. Я сам, знаешь ли, додумался. Стоп! Так это ты…излился в сапоги Винн?

Огрен (с гордостью): Я! И пусть весь Тедас знает: когда Огрен мстит, мстя его страшна!

Стэн (менторски): Твой поступок недостоин воина, гном. Выходит, мабари Стража сурово наказали за то, чего тот не совершал.

Огрен: Так, ну и что теперь? Дуэль?..

Алистер: Для начала выясним, где мы вообще находимся.

Стэн (задумчиво): Плохо, что с нами нет ни одного из баз саирабаз. Магический свет пришёлся бы кстати.

Огрен (раздражённо): Слушай, ты начинаешь выводить Огрена из себя. Прекращай по-косситски балаболить. С похмелья итак непросто соображать.

Алистер: Думаю, он говорит о магах. Давайте попытаемся…нащупать выход.

Сэндал (громогласно): Колдовство!

Троица вскрикивает, раздается грохот доспехов и обрывки обсценной лексики в исполнении Огрена

Алистер (изумлённо): Сэндал!

Сэндал (с воодушевлением): Бу-ум!

Огрен (тяжёло дыша): Вот ведь…чудо природы, Камень его возьми! Теперь… придётся панталоны менять!

Стэн (бурчит): Вашедан!

Алистер: Ты знаешь, где мы, Сэндал?

Сэндал (с воодушевлением): Бум-бум! Бу-ум!

Огрен хохочет

Огрен: Сдаётся мне, просёк я его посыл, великие истребители гарлоков!

Стэн (задумчиво): Здесь пахнет как в Сегероне…пряные травы, чай…

Алистер (скептически): Один я чую исключительно Огрена?

Сэндал (радостно): Бу-ум!

Огрен (с достоинством): Я источаю флюиды мужественности, как истинный берсеркер.

Алистер (скептически): Своими токсичными флюидами ты развоплотил сапоги Винн. Как истинный берсеркер, несомненно.

Огрен (усмехаясь): Ты препираешься со мной прямо как Бранка в лучшие годы. Сразу хочу заявить, что моё сердце занято Фельзи. Так, на всякий случай.

Алистер (вздыхает): Огрен, если я внезапно воспылаю к тебе ярким любовным чувством, ты узнаешь об этом первым.

Стэн: Басра вашедан! Кун порицает пьянство.

Алистер: Ну, одно единственное пиршество ведь не в счёт, так?

Огрен (подтрунивая): И это - слова благородного брата церкви! Лица ордена храмовников!

Алистер: Я ни то, ни другое, Огрен. И я намерен тебя отдубасить.

Огрен (насмешливо): Немотивированная агрессия, поощрение порока и нетерпимость к иным расам! Прямо-таки джентльменский набор служителя Андрасте!

Алистер: Пусть это останется нашим маленьким грязным секретом, гном.

Стэн: Аришок спросил, что такое мор. Моя голова раскалывается, ног не чувствую. Это влияние скверны?

Огрен (со знанием дела): Это влияние денеримского разбавленного двухнедельной выдержки с натуральным экстрактом нажьего помёта.

Алистер (бормочет): Здесь что-то мягкое, ткань…Подушки…

Огрен: Ну, храмовник? Рожай! Где мы?

Стэн (спокойно): Мы в борделе.

Огрен (с обидой): Эй, кунари! Подсказывать нельзя! Это неспортивно.

Стэн (вздыхает): Воин Бересаада - в борделе с человеком и гномами. В кромешной темноте и с диким похмельем. Вашедан.

Огрен (изумлённо): И чем это тебя, позволь узнать, не устраивают гномы? Вас всех? Расисты проклятые! Нигде от вас не укроешься.

Алистер: Как и от аромата твоих сапог…

Раздаётся треск

Сэндал (вкрадчиво): Упс! сломал!

Стэн (полушёпотом): Тише! Нужно попробовать выбраться на ощупь. Кто знает? Всё это может оказаться засадой, или скверным сном, как тогда, в Башне Круга магов.

Алистер (скептически): Для демона в обличье гнома Огрен слишком натурально воняет.

Огрен (раздражённо): Ну всё! Больше и не заговаривай со мной! ТВОИ сапоги – следующие в моём списке на ликвидацию коллекции.

Стэн (воодушевлённо): Нащупал!

Огрен (насмешливо): То же самое я сказал Бранке на нашем первом свидании!

Сэндал: Бу-ум!

Алистер: Ну, что там?

Стэн: Здесь дверь, но, кажется, она заперта.

Огрен: Замуровали, демоны!

Сэндал: Колдовство!

Стэн: Он вообще соображает, что происходит?

Алистер: Вряд ли.

Огрен: Кунари, Страж, это же очевидно. Мы застряли в борделе. Чаем и пряностями денно и нощно прёт в порту. Значит, мы в «Жемчужине».

Алистер: С каких это пор ты знаток денеримских борделей?

Огрен: Пагубное влияние Зеврана, вестимо.

Стэн: Почему нас заперли?

Алистер: А почему тебя заперли в той клетке?

Стэн: Я уже рассказывал об этом. Теперь это уже неважно.

Алистер: Да, но нас могли запереть по тем же причинам, что и тогда. Берсерк, кунари и Сэндал… Ну и компания.

Огрен: Как это дипломатично с твоей стороны обойти себя любимого. Совсем не похоже на двойные стандарты!

Алистер: Я наследник престола! Мне можно.

Стэн: Сэндал?

Сэндал (с интересом): Колдовство?

Стэн: Колдовство, колдовство. Ты можешь придумать что–то со светом?

Сэндал: Бу-ум!

Звук каста заклинания, после него фоном может идти трек OST’а DA:O The Mad Hermit

Огрен (хохочет): Откуда…откуда это у него свет идёт? Неужто из самих …глубинных троп?

Стэн (с недоверием): Он…висит на люстре?

Алистер (удивлённо): В панталонах… с гербом Ферелдена?

Огрен (хохочет): А у тебя что это отросло, Стэн? Рога? Кто ж тебе их наставил?

Алистер: Ручаюсь, что, по крайне мере, в Вольной Марке все кунари – рогатые.

Огрен: Ох, уж эти сиквелы…

Сэндал (зловеще рычит): Колдовство!

Алистер (вопит): О, нет! Посмотрите на…на этот…столп света! Он ослепляет! Это магия крови, не иначе!

Стэн (кричит): Литания Адраллы, Алистер! Читай Литанию Адраллы!

Алистер (вопит): Она у Стража! Мы обречены! Спаси нас всех Создатель!

Звук взрыва. После – короткая пауза, затем фоном можно подключить трек из OST’а DA:O, играющий в лагере

Действие второе

Огрен (окрикивает): Алистер?! Алистер, нажья твоя башка! Ты чего это…орёшь во сне, как крикун какой?

Стэн (менторски): Он Серый Страж, гном. Из-за скверны в крови им снится Архидемон.

Сэндал (где-то вдалеке): Бу-ум! Бу-ум! Буууу-ум!

Алистер (бормочет): Да-а, точно…Архидемон…Такой…большой и страшный.

Огрен (менторски): Это, конечно, не моё дело, но твоё пристрастие к элю выходит за рамки, знаешь ли! Это у меня здесь монополия на безумные выходки и лёгкий алкоголизм! Завязывай, Страж!

Стэн: Вашедан. И эти существа всерьёз собираются уничтожить Архидемона…

Конец

Изменено пользователем Karissima
  • Like 14

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

«Найденный смысл жизни»

Снята по просьбе автора

Изменено пользователем Karissima

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Буря

сцена в одном действии

Действующие лица:

Эльф-разбойник

Магесса-отступница

Храмовник

Тал-васгот

Где-то на границе Ферелдена. Ночь. Гроза. В небольшой пещерке горит костёр. Вокруг огня сидят четверо незнакомцев. Храмовник молча точит нож. Костёр потрескивает. Эльф достаёт из сумки деревянную трубку.

Эльф (обращаясь к присутствующим): Вы не против, если я закурю? (молчание в ответ) Нет? Ну, что ж.

Он наполняет табаком трубку и поджигает, закуривает, выпуская первое дымное облако. Магесса кашляет.

Эльф (учтиво): Прошу прощения.

Магесса: Никогда не видела курящего трубку эльфа.

Эльф: Мне часто это говорят. Отличная погода, не находите?

Храмовник издаёт мрачный смешок и продолжает точить нож.

Магесса (весело): И хорошая компания.

Эльф: Да вы просто мои мысли читаете.

Магесса: Что за татуировка у вас на плече?

Эльф (непринуждённо): О, это клеймо Антиванских воронов. Нравится?

Храмовник (сурово): Что антиванец забыл в Рэдклифе?

Эльф: Я навещал друга, хотя, по чести сказать, мы стали друзьями совсем недавно. Мой приятель сейчас обитает в Денериме под крылышком героя Ферелдена.

Магесса присвистнула, храмовник кашлянул.

Эльф (завистливо): Да, здорово он там устроился.

Магесса: И что же вас сдружило?

Эльф: Нас объединила беда. Мы оба беглецы. Последовав его примеру, я покинул ряды Антиванских воронов, как давно этого хотел. (помолчал) Сейчас мы с вами находимся в похожей ситуации. Буря собрала столь непохожих людей вокруг этого костра.

Храмовник (с мрачной усмешкой): Людей?

Эльф (непринуждённо): И даже расистам нашлось здесь место.

Магесса расхохоталась.

Храмовник (угрожающе): Следи за языком, эльф.

Эльф (храмовнику): И откуда держит путь ваше святейшество?

Магесса: Мы из Киркволла. Прежде я была его пленницей, пока один маг не уничтожил Церковь в городе вместе с преподобной матерью внутри.

Храмовник (ударился в воспоминания): Это был настоящий ад. Никогда мне прежде не доводилось видеть столько смертей, магия отвратительна.

Эльф: И вы бежали?

Магесса (серьёзно): Не было выбора.

Храмовник: Все вокруг становились одержимыми, никто не мог миновать ужасной участи.

Эльф (печально): О, я вам так сочувствую, мой церковный друг.

Храмовник (взяв себя в руки, жёстко): Я тебе не друг. А тебе просто повезло, маг.

Магесса цыкнула, но ничего не сказала.

Храмовник (бормочет): Усмирение это даже мягко, вас надо душить ещё в младенчестве.

Магесса (храмовнику, холодно): Я от тебя тоже не в восторге, приятель.

Эльф перестал курить и постучал трубкой о камень, вытряхивая пепел, убрал её в карман.

Эльф: Леди, а этого чудака вы случайно не знаете?

Магесса: Нет.

Эльф (тал-васготу): А вы откуда? Вольная Марка? Ферелден?

Тал-васгот издаёт звук похожий на ворчание. Все погружаются в молчание. Громыхает. Храмовник роняет свой нож. Тал-васгот издаёт звук похожий на рык.

Эльф: Похоже, наш рогатый друг боится грозы. Присаживайтесь поближе к костру.

Движение и шорох.

Тал-васгот (угрюмо): Грядёт.

Эльф: Грядёт? И что же?

Тал-васгот: Мрак.

Эльф: Очень содержательно. Вы прямо пророк. Ну что ж, тогда будем жить сегодняшним днём. И так как никто из нас скорее всего не уснёт, из страха быть зарезанным другим, у меня вопрос (храмовнику): ваше имя Освальд, верно? И служили вы под началом у командира Каллена, так?

Храмовник: И откуда тебе это известно?

Эльф (с усмешкой): Если бы я знал, что вы такой трус, и мне придётся преследовать вас по пятам, то запросил бы цену побольше.

Храмовник (скрывая испуг): Что вы несёте?

Эльф (серьёзно): Я больше не служу воронам, но выполняю частные заказы, это обеспечивает меня золотишком. Итак, мой милый святой друг, нас здесь всего четверо. Но при этом вы совсем один. Что будете делать?

Храмовник вскакивает, лязг меча, вынутого из ножен. Гремит гром. Тал-васгот грозно рычит, выбитое из рук оружие падает на пол пещеры.

Храмовник (глухо): Выпустите.Маг, помоги мне! Я ведь дал тебе уйти!

Эльф: Можете мне поверить, такие как он не стоят жертв.

Эльф достаёт свой нож и стремительно перерезает мужчине глотку. Тот захлёбывается, тяжело падая на землю. Магесса охает.

Тал-васгот: Надо было зарезать его в пути. И стоило так тянуть резину.

Эльф: Может и стоило. Мне тут в голову пришла одна идея. Милая леди, я вижу сейчас вам совсем некуда податься. Может, вы не против того, чтобы присоединиться ко мне и моему другу?

Тал-васгот: Дайте мне секунду, я вынесу отсюда эту тушу. Ну и тяжёлый же... (выбрасывает труп за пределы пещеры)

Магесса (выдыхает): Вы наёмники...

Тал-васгот: Дождь смоет следы. Я прихватил у него кошелёк, почти пустой. Знал, что храмовникам платят гроши.

Эльф: При определённой удаче завтра мы будем уже далеко отсюда.

Магесса (испуганно): Если я откажусь, то вы убьёте меня как свидетеля, да?

Эльф (непринуждённо): Какие мрачные речи. Если бы я хотел убить вас, то давно бы уже это сделал. Однако мне прекрасно известно, как голодно и холодно живётся магам-отступникам в наши тёмные времена. (он достаёт из кармана яблоко, поднимает выроненный храмовником нож и начинает его чистить) Нам с другом магия бы очень пригодилась. Мы вовсе не разбойники, милая леди, наш труд такой же честный как допустим... у мясников. Почему нет? Кому-то была нужна его кровь, и клянусь Создателем, этот человек того заслуживал.

Магесса: Всё что вы говорили было ложью?

Тал-васгот (ворчливо): Женщины невыносимы. Нам не нужна женщина. От них одни беды.

Эльф (отрезает дольки яблока и жуёт их): Мы не на корабле, мой друг. Успокойся. Леди, у меня, правда, есть друг в Ферелдене. И он прекрасно понял моё рвение начать собственное дело. Так уж вышло, что ничего кроме убийства я не умею, так как не настолько искусен как Зевран. Хотя привычка оставлять за собой трупы у нас общая. Яблочка хотите?

Магесса (твёрдо): Нет, спасибо.

Раскат грома.

Тал-васгот (нервно): Когда эта гроза уже закончится... (он кидает в костёр ещё дров) Ненавижу грозу...

Магесса: Я маг, но я не убийца и не хочу быть такой.

Эльф (прожовывает последний кусочек яблока): Но вы не заступились за того храмовника не так ли? Значит желали его смерти.

Магесса: Не понимаю о чём вы. Я просто...

Эльф: Была напугана? Шокирована? Из нас троих вы маг, а не я. Послушайте, мы всегда делим деньги поровну, то же самое со всякой добычей, и никогда не поднимаем руку на женщин и детей.

Тал-васгот: Если только речь не идёт о гадких стервах.

Эльф: Точно. Пусть будет так. Мы в какой-то мере благородные убийцы.

Магесса (недоверчиво): Хм... Если благородные, то отпустите меня.

Эльф (вздыхает): Что ж, если вам так хочется. Было приятно познакомиться.

Магесса встаёт и выходит под дождь, никто не следует за ней. Эльф снова закуривает свою трубку.

Эльф: А мне даже нравится, гроза действует на меня успокаивающе.

Тал-васгот: Это потому что ты чокнутый.

Эльф (весело): Да ладно, не будь ты таким трусишкой.

Магесса возвращается в пещеру, она вымокла до нитки и вода капает с неё на пол пещерки.

Магесса: Я согласна, я с вами.

Эльф: Леди, вы так быстро вымокли. Давайте к огню.

Магесса: Там такая буря...

Тал-васгот хмыкает.

Эльф: Добро пожаловать в нашу скромную компанию. Мой имя Бенджамин, а мой рогатый друг Кросс. Это имя он сам себе выбрал, после того, как отказался от Куна.

Тал-васгот: Кросс, две "с" на конце.

Магесса: Я Лидия.

Эльф: Красивое имя для девушки, правда, Кросс?

Тал-васгот что-то невнятно бормочет в ответ. Наступает тишина, эльф докуривает свою трубку. Потрескивают дрова в костре.

Ливень заканчивается, становится совсем тихо.

Эльф: Лидия, поспи, а мы будем хранить твой сон. Выступаем с рассветом, завтра предстоит тяжёлый день.

Магесса (добродушно): Хорошо. Спасибо, Бенджамин.

Магесса укладывается и засыпает. Стрекот сверчков в ночи.

Тал-васгот (тихо): Бен, и откуда ты всё знаешь?

Эльф (усмехается): Это дар, мой друг. (добавляет серьёзно) Вот уже и звёзды показались.

Конец

Изменено пользователем Karissima
  • Like 13

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

В забытых пещерах.

Действующие лица:

Гуннульф, гном, старый вояка, зараженный скверной

Урса, женщина-гном, воительница

Брон, молодой гном, воин и мечтатель.

Вито, человек-мародер

Место действия: Глубинные тропы

Одноактная пьеса.

Занавес поднимается, и взору зрителей предстает темная пещера. На каменном полу сидят трое гномов из Легиона Мертвых. Посередине догорает тусклый костер. БРОН, самый молодой гном из группы, вертит в руках необычную статуэтку красного цвета.

БРОН (восторженно): Никогда такого раньше не видел.

УРСА: Похоже на лириум, только красный. Ты где ее нашел?

БРОН: В том месте, где нас чуть не убили. Наверное, там осталось еще. Интересно, сколько денег за нее можно выручить? Достаточно, чтобы купить себе свободу?

ГУННУЛЬФ: Наивный глупец. Мертвым ни деньги, ни свобода не нужны. Оставь эти пустые мечты о возвращении, сынок.

БРОН: Не правда. Мы еще пока живы.

УРСА (удрученно): В любом случае продлится это недолго.

БРОН: Ты говоришь это каждый день, Урса, но мы до сих пор не пали ни в одной битве за весь проделанный путь.

ГУННУЛЬФ: Не пали в битве, говоришь? Действительно. Позорная будет смерть, если я слягу сейчас от этой чертовой скверны.

ГУННУЛЬФ зашелся в сильном кашле.

УРСА (обеспокоенно): Насколько все плохо?

ГУННУЛЬФ: На ногах стоять я пока могу, если ты это имеешь в виду.

БРОН: Гуннульф крепок, что камень вокруг нас. Он обязательно поправится.

ГУННУЛЬФ: От скверны никто и никогда не поправлялся, нажья ты башка.

БРОН (серьезно): Серые Стражи знают способ излечиться.

УРСА: И где ты тут стражей найдешь? А даже если и так, делиться своими секретами они не станут.

ГУННУЛЬФ: Хватит нести чушь о стражах. Мы отсюда в любом случае уже не выберемся.

БРОН (уверенно): Выберемся. Я отправлюсь на разведку, и если получится принесу какого-нибудь нага-задохлика, чтобы мы могли восполнить силы и найти дорогу из этих гиблых мест.

УРСА: Один?

БРОН: Я справлюсь, Урса. Присмотри за Гуннульфом.

БРОН поспешно уходит, оставляя УРСУ И ГУННУЛЬФА вдвоем.

ГУННУЛЬФ: Лучше бы ты пошла с ним.

УРСА: В таком состоянии я тебя не брошу.

ГУННУЛЬФ: Я уже мертв, Урса, но не так, как вы. Теперь взаправду. Рано или поздно это должно было случиться. Лучше бы вы меня оставили…

УРСА (перебивает): Одного на съедение порождениям тьмы? Я понимаю твое желание умереть в бою, но это была бы напрасная жертва, старый дурак.

ГУННУЛЬФ (усмехается): А мне казалось, я все еще здесь главный.

УРСА: Если станет совсем уж плохо, я сама потащу тебя на спине. Если мы и погибнем, то все вместе, как и положено легионерам.

(прим. для актеров: после этой фразы наступает недолгое молчание, важно отразить, что каждый из сидящих гномов погружен в раздумья и думает каждый

о своем)

ГУННУЛЬФ: Безбородый зеленый глупец. Он ведь не просто на разведку пошел.

УРСА: Я знаю. Уж больно привлекла его эта лириумная штуковина. Как думаешь, он вернется?

ГУННУЛЬФ: Вернется, куда он денется. Сюда, к тлеющему костру, или к камню, разницы нет – нам всем одна дорога. Тем более что треклятую статую он оставил здесь.

УРСА: Лучше бы он и не брал ее вовсе. Не нравится она мне.

Разговор прервал шум, доносящийся из пещер. УРСА и ГУННУЛЬФ схватились за оружие, приготовившись к схватке.

На сцене появляются БРОН и ВИТО, человек в потертом кожаном одеянии.

УРСА: Кто это еще такой?

БРОН: Друг. Он спас меня от порождений тьмы.

ГУННУЛЬФ: Что ж, спас значит… Атраст вала, человек. Можешь сесть у костра. Вернее у того, что от него осталось.

ВИТО: Благодарю, сэр гном. Скажу честно, я премного удивлен встретив отряд гномов так далеко от Орзаммара.

ГУННУЛЬФ: Мы из легиона.

ВИТО: Это многое объясняет.

Говоря это, ВИТО подходит ближе и взгляд его останавливается на статуэтке из красного лириума.

ВИТО: Дивная вещица. Ее вы нашли в том заброшенном тейге?

БРОН (засовывая статую в карман): Именно так, она была…

УРСА (не дав БРОНУ договорить): А что же здесь делаешь ты, человек?

ВИТО: Прошу, зови меня Вито. Я сопровождал одного мага, что полез в такую глубь ради поисков древних гномьих артефактов. Отбиваясь от порождений тьмы я потерял его из виду и теперь ищу. Мне казалось, что он направился к заброшенному тейгу к северо-востоку отсюда, но никого кроме вашего друга и дюжины порождений тьмы я там не нашел.

БРОН (с благодарностью): Ты появился как раз вовремя, друг.

ГУННУЛЬФ: И как долго ты его уже ищешь?

ВИТО: Не так уж и долго. Дня два, наверное, а может всего несколько часов. В этих подземельях легко потерять ход времени.

УРСА: И вдвоем лишь с магом пройти так глубоко от поверхности?

ВИТО: Не буду скромничать, боец я хороший. А мой спутник и того лучше. Волшебников лучше не злить. От порождений тьмы оставлял одни головешки.

УРСА (настороженно): Что-то я не припомню по пути сюда порождений тьмы, убитых магией.

ВИТО (весело): Это потому что от них ничего и не оставалось, хе-хе.

УРСА: Ты только что сказал, что должны были оставаться головешки.

ВИТО: Я так сказал? Не стоит цепляться к словам.

УРСА быстрым движением выхватывает кинжал из-за пояса и наставляет его к горлу ВИТО.

БРОН: Оставь его! Он спас мне жизнь, разве этого мало?

УРСА (угрожающе): А может он просто лжец. Люди опасны, как их волки на поверхности. На глубинных тропах им делать нечего.

ВИТО (примирительно): Прости, если обидел. Клянусь Создателем, зла я не желаю.

ГУННУЛЬФ: Прекрати, Урса. Он нам не враг.

УРСА нехотя убирает кинжал и отходит в сторону.

БРОН: Извини, друг.

ВИТО (добродушно): Я вовсе не в обиде. В месте, подобном этому, осторожность точно не будет лишней. И, наверное, я слишком многого прошу, тем более что мы только встретились, но не могли бы вы мне помочь найти моего друга?

БРОН: Разумеется. Должен же я как-то отплатить тебе за помощь.

УРСА: (шепотом, Гуннульфу) Мы можем ему доверять?

ГУННУЛЬФ: (тихо, Урсе) А отчего нет? Если мне и суждено умереть, то это будет скоро. Пасть с достоинством – все, чего я хочу сейчас.

ГУННУЛЬФ: Я помогу.

БРОН: Но скверна…

ГУННУЛЬФ (грубо): Топор держать я в силах, Брон, и даже так все еще буду владеть им лучше тебя.

ВИТО (вежливо обращаясь к Урсе): А что насчет тебя?

УРСА (вздыхает): Веди, человек.

ВИТО: Благодарю. Думаю, он пошел в ту сторону.

ЭПИЛОГ

Занавес поднимается, и мы видим, как отряд не торопясь идет к подъему коридора глубинных троп, в другом конце которого виднеется его обрыв, останавливаясь время от времени, если слышат неподалеку тревожные звуки, а затем продолжают путь.

УРСА (шепотом, Гуннульфу): И все же я ему не доверяю, Гуннульф. Взгляд у него безумный, как у оголодавшего хищника, словно он здесь не один месяц провел.

ГУННУЛЬФ (тихо, Урсе): Он вытащил Брона из той передряги целым. Думай что хочешь, но от меня поддержки не жди.

БРОН: О чем вы там все время шепчитесь?

УРСА (сухо): Ни о чем.

БРОН: Ага, так я и поверил.

УРСА: Сказать по правде, меня беспокоит этот подъем. Будь я магом, то спряталась бы где-нибудь внизу.

БРОН (задумчиво): Находясь сверху, наверное, удобнее атаковать издалека.

ВИТО: Это точно. Но она права, мой приятель, скорее всего, сошел вниз раз мы до сих пор его не встретили.

БРОН: Я вижу обрыв. Что это значит, Вито?

ВИТО: Это значит, что мы пришли. Но тут так темно. Спуск, наверное, небольшой. Если подойти поближе можно будет увидеть уступ снизу. Жаль, что я не удосужился взять факел.

ГУННУЛЬФ: Дай мне взглянуть. Да тут не так уж и темно. Проклятье!

Вдруг под ГУННУЛЬФОМ с треском обваливается камень. УРСА успевает подбежать и схватить его за руку.

УРСА: Я держу тебя! Да не дергайся так, а то упадем вместе.

ВИТО (коварно): Позволь помочь.

К УРСЕ за спину подходит ВИТО, и пинком сталкивает их вниз.

ВИТО (смеясь): Никогда не видел летающих гномов.

БРОН (с ужасом): Нет!

БРОН обнажил меч и накинулся на ВИТО. Они сражаются, и вокруг разносится лязг мечей.

БРОН (со злостью): Ты столкнул их вниз, жалкий предатель!

ВИТО (усмехаясь): В верности я не клялся.

Говоря это, ВИТО пронзает БРОНА мечом.

ВИТО: Я же говорил, боец я хороший.

БРОН (захлебываясь кровью): Ты…. Предатель…

После этих слов БРОН умирает. ВИТО обыскивает его тело и забирает статуэтку.

ВИТО: Эти глупые гномы даже не знали истинную цену такому сокровищу.

УРСА (где-то внизу, стонет от боли): Что я говорила? Тебе следовало дать мне его прикончить. Моя нога... Нажье дерьмо, она придавлена камнем. Не поможешь? Гуннульф? Гуннульф!

ВИТО (сверху): Твой друг, похоже, мертв.

ГУННУЛЬФ, лежащий рядом, не отвечает. Через некоторое время к ним присоединяется БРОН, чье тело с шумом было также сброшено вниз.

ВИТО: И этот тоже.

УРСА (с отчаянием): Брон… Ты убил его, человечье отродье! Ублюдок!

ВИТО: Я следил за вами очень и очень долго, как только узнал, что отряд гномов из легиона расчищает путь к давно заброшенному тейгу. Шел по следам из трупов порождений тьмы, скрываясь в тенях и оставаясь незамеченным. А за красным лириумом охочусь так давно, что уже и не вспомнить. К моей удаче, мне и делать ничего не пришлось. Благодаря вам этот, несомненно, ценный предмет теперь в моих руках.

УРСА (гневно): Лжец! Я убью тебя, клянусь предками!

ВИТО (торжественно): Не сомневаюсь в искренности твоих слов. Вот только лгунья здесь ты – меня ты не убьешь, потому как место это станет твоей опочивальней. Прощай, Урса. Мне лестно, что твои последние мысли перед смертью будут обо мне.

ВИТО уходит и, насвистывает веселый мотив. Где-то внизу разносится разъяренный крик УРСЫ в скором времени растворившийся в воплях приближающихся порождений тьмы.

КОНЕЦ.

Изменено пользователем Karissima
  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Простая работёнка.

Сцена в одном действии.

Действующие лица

Айвор, виртуозный мечник.

Эллезар, эльф, стратег и тактик.

Джарг, гном-берсерк.

Неизвестная личность.

Действие происходит в заброшенной крепости в Блуждающих Холмах, недалеко от Андерфелса. В одной из комнат, освещаемой дюжиной факелов, у огромного дубового стола друг напротив друга сидят Айвор и Эллезар. Стол уставлен свечами и кружками, а в центре стола развернута карта со схемами туннелей. В углу комнаты стоит массивный сундук. Наёмники отдыхают после успешного дела.

Айвор (потягиваясь): Хороший выдался день!

Эллезар неопределённо хмыкает, уставившись в карту. Где-то вдалеке слышны весёлые крики.

Айвор: Знаешь, Эл, нам надо заканчивать с ночёвкой в таких местах - здесь ужасно холодно!

Эллезар (безразличным тоном): Когда за нами не будет погони сумасшедших культистов, мы остановимся в самой роскошной гостинице в центре Орлея.

Айвор: Лучше в публичном доме!

Эллезар: Ты уверен, что этот артефакт стоил наших усилий?

Айвор (отпив из кружки и причмокнув): Неа. А вот деньги, которые нам дадут за него наши набожные друзья из Ферелдена - очень даже!

Эллезар: Мы потеряли двадцать бойцов сегодня, включая эту… как её звали-то… в общем, ту, в которую Джарг был по уши влюблён.

Вдалеке раздался разъярённый рёв, который, странным образом, перетёк в похабную песню, сразу же подхваченную десяткой пьяных глоток.

Айвор (хихикнув): Я слышу, как он горюет. Наверняка половина нашего гонорара уйдёт на излечение его от похмелья.

Эллезар (хмуро): И всё-таки здесь что-то нечисто. Это были двадцать матёрых рубак, очень странно, что их перерезала горстка необученных аборигенов.

Айвор: Ничего странного. Во-первых, не такие уж они необученные, секирами махали будто палочками, да и с парой мечников я неплохо порубился. Знают своё дело. Во-вторых, капитан двадцатки, этот идиот, сам завёл своих ребят в ловушку, о которой, к слову, мы должны были знать.

Эллезар (постепенно распаляясь): Никто не мог знать, что там будут тайные проходы. Это не мой недочёт, я изучил все схемы этих чёртовых тоннелей, я их наизусть запомнил! Ни на одной не были указаны эти чёртовы проходы!!

Айвор: Воу-воу! Полегче, Эл, а то превратишься в гнома! Эллезар-берсерк! Звучит, а?

Эллезар (успокаиваясь): Иди к чёрту…

Крики вдалеке утихли, и стало слышно, как ветер гуляет по голым каменным стенам разрушенной цитадели.

Эллезар: И всё-таки здесь что-то не так.

Айвор тяжко вздохнул.

Эллезар: С самого начала это была простая работёнка, у нас не должно было быть потерь. Что там потерь – даже царапин! Мы же потеряли двадцать бойцов, восемнадцать человек ранены, двое из которых больше не смогут держать в руках оружие. Подумай, Айвор, культисты не знали о нашем приходе, не могли знать! Однако стоило нам пробиться ко входам в туннели, что действительно было несложно, мы встретили такое сопротивление, которого не встречали со времён той работы на Сегероне!

Айвор: Да-а, кунари тогда задали нам трёпку…

Эллезар: Плюс – они не могли быть опытными воинами! Чёрт возьми, среди культистов были только фермеры и пастухи! Ну, максимум, десяток охранников! Максимум! Что мы видим – пара сотен здоровенных бугаёв с секирами, среди которых арбалетчики и один чёртов маг! Маг! Среди фермеров и пастухов!

Айвор: Да хиленький был маг-то. Джарг обрушился на него как дракон на барашка.

Эллезар: И, тем не менее, по моим данным у них не было больше десятка стражников, не говоря уж о магах.

Айвор: Эл, данные не всегда верны. Твои контакты могли навешать тебе лапши на уши…

Эллезар (перебивая, ледяным тоном): Мои данные всегда верны, Айвор. Всегда.

Айвор: В любом случае это уже неважно… Артефакт у нас, мы обошлись сравнительно малыми потерями, особенно если учесть количество полоумных сектантов и нас ждут наши денежки. Осталось лишь добраться до Ферелдена.

Эллезар: Для этого нам придётся миновать Тевинтер, а там есть люди, которые с удовольствием испробуют на нас свои новые заклинания массового уничтожения.

Айвор: Тогда может нам пройти через Орлей?

Эллезар (ухмыльнувшись): Не покидают мысли о борделе?

Айвор: Ты видишь меня насквозь.

Эллезар: Я уверен в Тевинтере тоже есть бордели, правда, если нас поймают, я боюсь, мы окажемся там не в роли клиентов, а в роли… эмм… «обслуживающего персонала». Я слышал у них это считается экзотикой: ты связан, а скорее распят на стене, с тебя удаляют остатки одежды и тут в комнату входят бородатые Магистры…

Айвор (злобно перебивая): Замолчи, генлок тебя подери! Что ж ты за эльф такой, а?

Эллезар беззлобно смеётся.

Айвор (глухо): Чёрт, не приснились бы сегодня твои бредни.

Эллезар: Знаешь, я вот тут изучаю нашу сегодняшнюю атаку и заметил такую странность – чем ближе мы подходили к артефакту, тем мощнее становилась защита.

Айвор: Ну, это вполне логично, он же находился в комнате вроде святилища. Они охраняли свою реликвию.

Эллезар: Ты не понимаешь - туннели в которые мы спустились, представляют собой запутанный лабиринт, однако наивысшее сопротивление нам оказывали в проходах находящихся ближе всего к комнате с артефактом. Видишь? Проход не обязательно вёл в эту комнату, чёрт, он мог вообще выводить на поверхность, но сопротивление там было настолько же сильное, как и в проходах которые вели к артефакту.

Айвор: Что-то вроде ауры?

Эллезар (азартно): А ведь ты прав! Я могу нарисовать почти идеальный круг обрамляющий комнату с артефактом и культисты в проходах, которые попадают в этот круг сражались гораздо яростнее чем остальные.

Айвор: Ты думаешь это артефакт влиял на них? Тогда почему он не влиял на нас, когда мы его забрали и отбивались от преследующих. Почему он не влияет на нас сейчас из этого здоровенного сундука? Кстати, может, отволочём этот сундук куда-нибудь, от греха…

Эллезар: Не уверен, что это сам артефакт, скорее та комната была как-то зачарована или раньше в центре святилища было другое сооружение, а эта аура остаточное магическое воздействие. Возможно, из-за этого воздействия там и построили святилище.

Вдруг в соседней комнате с что-то грохотом упало на пол, что-то железное.

Эллезар (спокойно): Джарг свалил стойку с доспехами.

Айвор хрипло захихикал. Из соседней комнаты доносились неразборчивые ругательства вперемешку с пьяным бормотанием.

Айвор: Ну, ладно, что там с артефактом?

Эллезар: Это какая-то странная стеклянная сфера, наши маги не выявили в ней ничего особенного.

Айвор: Нам платят за неё большие деньги. Вряд ли церковники отдадут хоть медяк за ненужную безделушку. Тем более все эти ауры…

Эллезар: Может это символ веры? Вы, люди, верите в Создателя, и готовы много платить за куски бесполезного хлама, который хоть как-то относится к вашей вере.

Айвор: Вот только не надо разводить тут диспуты о вере, эльф. Я не верю ни в Создателя, ни в эту кучку ваших, как вы их там называете, богов. Я верю в сталь, мой дорогой друг, сталь, которая приятно отягощает мой карман и сталь, которой я лишаю жизни моих врагов.

Эллезар: Сколько пафоса…

Из соседней комнаты слышится шорох и звуки скрежета металла о металл, всё это сопровождается пьяным бормотанием.

Эллезар: Кажется, Джарг поднял стойку на место.

Спустя секунду снова раздался грохот и яростный вопль, полный негодования.

Айвор и Эллезар (обречённо): И опять уронил…

Недолгое молчание. Слышно как Джарг невнятно угрожает рухнувшей стойке.

Эллезар: Что ж, завтра мы двинемся в Тевинтер, оттуда через Неварру мы попадём к берегам Проснувшегося Моря…

Айвор (встревая): «Проснувшегося Моря»? Это какой-то эльфий диалект?

Эллезар (игнорируя): Переплыв через него, мы будем у порога Ферелдена.

Айвор: Нас ждёт долгий путь.

Эллезар: Да уж… Целая Тевинтерская Империя с проклятыми магами, жаждущими нашей крови.

Айвор: Ты слишком пессиместичен, Эл! И вообще, что тебе сделали маги, за что ты их так ненавидишь? Я слыхал, что все эльфы раньше владели магией?

Эллезар (равнодушно): Мы утратили этот дар. Впрочем, как и многое другое.

Айвор (обличающе): Я понял! Тебя просто гложет зависть!

Эллезар: Это плохая шутка, Айвор. Я не ненавижу магов, только тех которые хотят содрать с меня шкуру.

Айвор (отхлёбывая из кружки): Не переживай, мы напустим на них Джарга.

Эллезар: Если это шутка, то она опять никуда не годится, видимо со старостью страдает твоё чувство юмора (Айвор поперхнулся пивом). А если ты говорил серьёзно, то Джарг, с его совершенно фантастической, даже для гнома, сопротивляемостью магии не устоит против Магистра.

Айвор: Старостью!? По-твоему я старый!?

Эллезар (задумчиво): Хотя может с одним он и справится, особенно, будучи в состоянии невменяемости, но против двух не выдержит точно.

Айвор гневно сопит.

Эллезар (задумчиво): Надо ещё что-то делать с ранеными…

Айвор: Это была ужасная шутка, Эл! И вообще, меня начинает нервировать этот сундук и вся твоя паранойя. Дело сделано, артефакт у нас, заберём денежки и забудем об этом! А сейчас моим старым костям нужен крепкий сон.

Эллезар хмыкнул и отпил из кружки. Из соседней комнаты послышался могучий храп.

Айвор: Слышишь, Эл? Джарг говорит – пора спать! Оставь все дела на завтра, сегодня мы заслужили отдых.

Эллезар (устало): Да, наверное, ты прав.

Наёмники поднимаются и направляются к выходу. Чем дальше они уходят, тем тише становятся их голоса.

Эллезар: И всё-таки не нравится мне это дело…

Айвор: Успокойся уже, Эл! Береги цветы своей селезёнки…

Эллезар: Какое странное выражение…

Айвор: Это не моё, вычитал в книжке какого-то человеческого писателя…

Эллезар (с изумлением): Погоди, Айвор, ты читаешь книжки!?

Голоса совсем смолкают, и среди звуков остаётся завывание ветра и, словно в такт ему, храп гнома-берсерка Джарга.

* * *

Вдох. Тишина. Тяжелое дыхание.

Неизвестная личность (замогильным шепотом, прерываясь на тяжкие, судорожные вдохи): Наёмники бегают от меня… пусть… им всё равно не скрыться… не теперь… На этот раз… они откусили то… (звук открываемого сундука) что не смогут проглотить…

____

***Исправлена опечатка - Кариссима

Изменено пользователем Karissima
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ползущие по лезвию.

(Пьеса в одном акте и одном действии).

Действующие лица:

Гарлок-альфа

Просто гарлок

Генлок

Голос автора

Голос автора: Где-то на Глубинных Тропах в тейге Эдукан…У костра сидят Гарлок-альфа и Генлок. Входит Просто гарлок.

Просто гарлок (ворчливо): Проклятые наги! Так и лезут под ноги, так и кишат… Гномов на них нет!

Над тейгом разносится звук, похожий на удары медного гонга. Мерные звуки в дальнейшем сопровождают всю сцену.

Просто гарлок (удивленно): Кто-нибудь знает, что это такое?

Гарлок-альфа: Помнишь старого генлока, жившего у высохшего русла? Он пытается разбить себе голову о собственный щит. Ему приснился Первый Страж.

Просто гарлок (недоуменно): И что?

Генлок (с оттенком безнадежности, почти по слогам): Идиёт!.

Гарлок-альфа (снисходительно): Молодой еще, не знает… Слушай. Когда порождение тьмы доживает до определенного возраста, ему начинают сниться Серые Стражи. Сперва Страж-энсин, потом Страж-констебль, затем Страж-командор. Ну, а когда наступает срок Первого Стража, порождение тьмы выходит на поверхность… (понизив голос) и перестает быть порождением.

Генлок (злорадно): Вот такая жуть!

Просто гарлок: И что же, от этого нет спасения?

Гарлок-альфа: Нет, никто оттуда не возвращался. Старые Матки болтают, если разбудить Архидемона, он уничтожит всех Серых Стражей, и порождения тьмы смогут жить мирно и спокойно на Глубинных Тропах. Но никому еще не удавалось довести этот план до конца.

Генлок(вздыхает): Горе нам, горе!

Голос автора: Они еще не знали, что очень скоро им начнет сниться Герой Ферелдена, и жизнь переменится. Над Глубинными Тропами зачиналась заря нового века…

  • Like 26

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Круги на воде

43A043D04380436043D044B0439043E0440043D0430043C0435043D044204320435044004450_zpsb275fe56.jpg

Действующие лица

1. Лимо, маленький и тщедушный стражник.

2. Гаспар, большой и толстый стражник.

3. Антонио, болтливый стражник.

4. Энцио Тревизо, герцог, принц Антивы.

6:32 века Стали.

Глухая ночь.

Богатый дом в Антиве, обнесенный высокой оградой, в саду совершает обход стража.

Антонио (поэтично)

Нет времени скучнее и темнее,
чем в карауле быть перед рассветом.
Мне сон смежает веки и шлема тяжесть
голову клон
и
т к земле. Луна к закату
приблизилась, свершив ночной
обход небес...

Гаспар (сварливо)

Знаком мне этот тон,
историю в себе ты не удержишь.
Рассказывай, но знай, чтоб не поведал ты,
ушам моим
такое
слышать приходилось,
чего иные графы в бреду похмельном
не представят. Плечом усталым
прислонюсь к стене, плющом заросшей.
Не мешало б еще расслабиться немного нам.

(шелест листьев, скрежет лат, звук вынимаемой из бутылки пробки)

Антонио (сердито)

Смотри же, герцог выгонит тебя,
Коль снова попадешься пьян на службе.

Гаспар (со вкусом причмокивает)

Зав
и
дно? Присоединяйся.
Малыш Лимо, а ты? Желаешь?

Лимо (надменно)

Чтоб не унять потом в коленях дрожь?
Уволь, друг мой, от участи такой.
Но ты рассказ начать хотел, Антонио.
Послушаем, ведь в этот час со сном бороться
все труднее.

Антонио

Пред светлы очи приказал явиться мне вчера...

Гаспар (перебивая Антонио, задумчиво)

Ты будто ростом меньше стал, Лим
о
Точь-в-точь, как герцога кузен,
проклятый Эдуардо.

Лимо (кисло)

Шутка эта
от раза к разу все смешнее.
Ты пьян, Гаспар, привиделось тебе, а будь иначе,
мне жить на кладбище пришлось бы, все одно,
в соседях же иметь бродяг и мертвецов.
Роднею герцогу я не желал бы быть,
коль скоро для здоровья это вредно.

Гаспар (заплетающимся языком, с гордостью)

Я? Пьян?! Да чтоб меня свалить,
таких не менее десятка надо бурдюков!
Я лошадь с ног собью ударом кулака!

Антонио

Так вот, я говорю, начальник стражи...

Лимо

(Гаспару, с опаской)

Ну-ну, мой... стойкий к винограду друг,
обиду не держи, тебе я верю.

(в сторону)

Кулак использовать и вовсе нет причины,
довольно рот открыть и дохнут мухи, мимо пролетая.
Дыханья смертоноснее я не встречал
до сей поры.

(снова Гаспару)

Хлебни еще вина.
Я приготовил для тебя

(шепотом, по секрету)

особенный напиток, вот,
принес с собой, испробуй, оцени.

(шелест ткани, новый «чпок» пробки из бутылки, шумный вдох носом)

Антонио (ворчит)

Внимает с б
о
льшим прилежаньем
моим речам булыжник мостовой.

Гаспар ( восхищенно, не замечая бурчания Антонио)

Малыш Лим
о
...

(спохватившись)

...прости!
Теперь тебя я буду звать иначе.
Спасителем в беде и старшим братом!
Теперь ты для меня Андрасте и Создатель
в одном лице!

Антонио

(громко, с возмущеньем)

Да замолчите. Вы!
Рассказ пытаюсь я начать!

Гаспар

(кротко)

Молчу.

Лимо

Я весь вниманье.

Антонио

Так вот, вчера мне приказали
письмо доставить герцогу Трев
и
зо,
у коего мы все на службе. В кабинете том
пером скрипел начальник стражи принца
и кой чего через плечо его я углядеть успел
пред тем, как сургучом багровым он свиток запечатал.
В письме о родиче его, Санвелли, графе Эдуардо,
шла речь!

Гаспар

Тот самый?
В
о
рон?

Антонио

Да.

Лимо

(насмешливо)

Ах, это. Одна из тех историй?
Давай, вещун, и приукрасить не забудь.
В почете нынче рифмы красота – правдивость же
в опале.

Антонио (горячо)

Ни капли лжи, клянусь!
Мои слова слезы младенца чище!
Да что же я? Ты был в аббатстве том.
Дерзай, хоть слово я добавлю кривды,
пронзи мне грудь мечом!

Лимо

Не премин
у
.

Гаспар

(сам с собою)

Из слез младенца сей напиток сделан.
Божественно.

Антонио

(к Лимо)

Убитый Эдуардо – Антивский ворон
Контракт он взял на брата и исполнить
намерен был решительно его.
За Энцио же славы простака не водится,
коль верны слухи, наивных от рожденья
аристократы топят во младенчестве еще.
И принц Антивы, разумею, никогда
убить себя так просто не позволит.
Прознав про заговор, он выследил Санвелли
и кровных уз предателя прикончить приказал.

Лимо

Тебя послушать, так хозяин наш -
образчик благородства и чести эталон,
а граф - подлец.

Антонио

Что если так?

Лимо

Не знаю.
Не уверен.

Гаспар (икает, говорит себе под нос)

Вы правы, безусловно.
Отличнейшего вкуса эталон и запаха чудесного образчик...
Амброзия моих коснулась губ!

Антонио

Скажи, Лимо, не прав я?

Лимо

Благородство
за недостаток держат у вельмож
Ценнее там коварство, подлость,
уменье выживать.

Антонио (опасливо)

Умолкни, брат.
Вон герцога окно. А ну как в этот час
бессонницей он м
у
чим, и слышит нас?

Лимо (в сторону)

Надеюсь, это так.

(громко)

Ты прав.
Но продолжай. Хочу услышать,
что говорят об этом подлеце, Санвелли.

(снова в сторону)

Удобнее всего любое преступленье
свалить на мертвеца, ведь с уст немых навечно
и сл
о
ва оправданья не сорвется.

Гаспар (неразборчиво, язык не слушается его)

Его убили, больше знать не нужно нам. Известно,
хранители чужих секретов живут недолго.

(по секрету, не в силах удержаться)

Но слышал я, на следующее утро
в аббатстве келья взломана была,
где труп его оставили на время.
Служитель герцога вошел и ужаснулся,
узрев повсюду кровь и обезглавленное тело.
Окно закрыто изнутри, однако
пропали сапоги, кинжал убивца и голова его!
Коварный похититель, лишь только ночь спустилась,
пробрался внутрь, свершил лихое дело…
и так же тихо восвояси удалился,
следов найти не удалось. Начальник наш
сперва в порыве гнева меня подозревал. Меня!!
Да разве я когда… хоть впрочем, было дело…
но голова! Нет, это слишком.

(в сторону, тихо, икает)

Мослы коровьи
годятся хоть собакам на похлебку,
а это?...Впрочем, если хорошенько поразмыслить...

Антонио

Но перед смертью, говорят, предатель крови
двенадцать стражников прикончил в одиночку!
Каков?!

Лимо

(отрешенно)

Лишился разом головы и чести...

(очнувшись)

Двенадцать? Лгут. Всего с десяток заколол,
а двое в темноте да с перепугу врага увидели в союзнике своем.
Мне вот что интересно, как так вышло,
что родич герцога к гильдмастеру попал?
Младенец благородной крови ушел за три монеты?

(со злой усмешкой)

Был продан за долги? Наследник неудобный?
Известно всем, откуда гильдия берет учеников,
и как дитя такое они б заполучили,
не будь он безразличен родне ближайшей
из герцогской семьи?

Антонио

Откуда знать тебе?

Лимо

Так. Что-то слышал. Не ты ли рассказал?
Не обращай вниманья, друг.
Очередная байка. Сплетня. Слух.

Антонио (с сомнением)

Возможно.

(звук глотка и вина, льющегося мимо рта на землю)

Лимо

Эй-эй, Гаспар!

(звуки борьбы, звяканье стекла о металл)

Стыдись!
Глоток оставить другу - твой долг святой.
Я прослежу за исполнением его.
Рассказчик, угостись, твой станет легче
и острее слог.

Антонио

Да я же...

Лимо

(с нажимом)

Пей.

Антонио

(покорно)

Ну хорошо.

(делает звучный глоток)

А недурн
о
, и правда. Вот только привкус...

Гаспар (пьяно орет)

Ерунда! Отличное вино. Отдай.

Лимо (веско)

Гаспар имеет опыт.
Ему в вопросе этом можно доверять всецело.
Еще глоток, чтоб оценить букет и в руки мастера
сосуд вернется. Обещаю.

Антонио

А что же ты не пьешь? Лимо, ты заслужил.
Сегодня ты герой, тебе почет и слава!
Стрелою пригвоздил к стене убийцу,
бесчинства прекратив его.
Жаль, горло сам себе успел он перерезать...
и как решился? Впрочем, все равно.

Лимо

(презрительно, с горечью)

Героем? Экая удача. Как двадцать человек
побили одного! Об этом впору поэму написать,
и даже проорать куплетов пару в таверне,
в беспамятство упившись гнусным пойлом,
что лгун-трактирщик за вино нам выдает.

Антонио

Ты видишь в черном свете дела свои.
Со стороны виднее, верь мне. И выпей!
Ведь в честь твою я поднимаю тост.

(пьет снова)

Лицо свое скрывать забралом шлема
торжеств виновнику негоже нынче ...
Печаль твоя - не повод...

Гаспар

Ох. Проклятье.

(стонет от боли)

Как больно! Злобный демон
когтями изнутри меня терзает!

Лимо

(равнодушно)

Несчастный друг Гаспар, вина багрянец
в его струится в жилах, словно кровь.

Гаспар

(хрипит. падает на землю, грохочут латы)

Антонио

(в ужасе)

Лимо, он... умирает? Скорее же! Зови кого-нибудь!

Лимо

(монотонно, на одной ноте)

Чела его коснулся смертный сон.
Он спит, не станем беспокоить.

Антонио

Здесь кровь? Что вижу на губах его?
А на лице застыло выраженье м
у
ки..
На голову твою смолу и пламя, что пили мы!?
Твоих рук дело?

(шепотом, бормочет)

Лимо... малыш Лимо...
ты вправду меньше ростом. Гаспар ведь говорил...

(резко)

Ну! Покажись, предатель!

Лимо

(зажимает рот Антонио рукой, слышно лишь его нечленораздельное мычание) (Лимо говорит сквозь зубы)

Лицо мое увидеть захотел?
Оставшиеся несколько минут
советую тебе потратить на молитву.
пустое любопытство ни к чему. Лим
о
убит.
А позже, ночью, главу его отрезал я кинжалом,
тем самым, что сейчас грозит
пронзить тебя, коль вздумаешь брыкаться.
Глава в реке, мешок притоплен камнем.
Не зная не найдешь. В неразберихе боя
союзник верный мне помог развоплотиться,
но тело герцог пожелал увидеть непременно б.
Враг жив, пока его ты не увидишь хладный труп.
Изящно я решил сию проблему -
похожий человек без головы, и значит, без лица
сойдет за подтвержденье несбыточной мечты.
А сапоги... мне д
о
роги, как память,
и для могилы слишком хороши. Их истоптать до дыр
еще мне предстоит, я верю.

(слышна возня и слабый, приглушенный вздох)

"Лимо"

(с напряжением)

Молчи, Антонио, молчи, и может быть,
получишь лишних несколько минут,
чтобы восходом солнца насладиться
в последний раз. Хозяин твой
травить меня задумал, словно дичь.
Как жалкую трусливую косулю!
Ручные псы его меня загнали в угол
и разорвать решили сгоряча. Толпой, нахрапом,
навалились... наивные! Кого вы испугать желали битвой?
Иль следовать бездумно указаньям привыкли вы,
не напрягая ум? Напрасно. Безликих слуг, рабов,
собак
наш герцог не считает и я не стану.
Ах, Энцио, меня не оценил ты верно,
ошибка эта жизнь отнимет у тебя.

(Антонио слабо стонет, стон приглушен ладонью Лимо.)

Слабеешь ты. В крови твоей отрава.

(ласково)

Ничего.
Осталось уж не долго. Смирись. Антонио, а если хочешь знать,
вину за смерть твою, Гаспара, прочих, всю целиком
на брата своего я возлагаю.

(глухой звук удара)

"Лимо"

(сдавленно)

Проклятье. Неверно дозу рассчитал...

Антонио

(падает, слабеющим голосом пытается произнести слова, но раздается глухой удар, который и обрывает его речь.)

На помощь, умира…

"Лимо"

Приготовленья все завершены.
Могло ли быть иначе? Свершится скоро месть.
За все мои страданья сполна получишь, брат.
От кровного родства не отрекайся, впредь урок.

(тихо смеется)

Когда б ты сам взрастил сиротку, изнежив роскошью,
то стал бы я таков? Опаснейший убийца –
страшатся мысли обо мне вельможи, принцы.
Даже ты, Трев
и
зо. Судьба жестокая мне тело закалила,
а дух в стальную клетку воли заключен навеки.
Удары мастера принять, как воспитанье
и пользу было нелегко. На коже - шрамы, боль в костях,
в душе - незаживающая рана кровоточила яростью и гневом.
Каждый день! С тех пор, как родичей своих узнал я,
то думать ни о чем другом не мог и не желал,
об отомщеньи только. И, наконец, пришел тот день и час,
(конец моим терзаньям!), когда судилище случится,
где я, и судия и стряпчий, в одном лице
единодушно приговорю тебя, о брат.
Повинен смерти ты! Сегодня..

(распахивается ставень, дребезжит стекло)

Энцио (из окна)

Что здесь за шум?!
Собаки! Чернь! Холопы! Вы сон мой не должны оберегать?
За что плач
у
я вам, отребье, нищеброды!?

"Лимо"

(взволнованно. шепотом)

Мой час настал! Мгновенье истины.

(во весь голос)

Помилуй
и прости, хозяин, что сон прервали твой, но здесь у нас...
известье о предателе Санвелли.
Позволь подняться мне, чтоб первым все узнал ты.

Энцио

(взволнованно)

И что же за известье? Ах нет, молчи. Расскажешь позже.

(в сторону, шепотом, брюзжит)

Но на прибавку не рассчитывай, наглец! На Эдуардо,
позор семьи моей, сверх меры золота ушло за эти дни.
Негодный отпрыск тетушки моей и после смерти
разорить меня желает.

(замолкает на секунду, на герцога снисходит озарение)

Однако, стражник этот
свидетель лишний...

(снова во весь голос)

Скорей, гонец! Неси благую весть.

"Лимо"

(покорно)

Спешу, мой господин.

(в сторону, шепчет)

Спешу и жажду встречи,
как ни один любовник не спешил в ночи
к предмету своего желанья и не мечтал сорвать
сладчайший поцелуй с любимых губ.
Кто говорит, прекрасней нет на свете чувства,
чем любовь, тот никогда не жаждал мести.

Fin

43A043D04380436043D044B0439043E0440043D0430043C0435043D04420_zps3a37e2d6.jpg

  • Like 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Выбор

Пьеса в двух действиях

Действующие лица

Андерс, маг-отступник, спутник Хоука

Элла, маг-отступник, бывший член Круга Киркволла

Справедливость/Месть, Дух Тени, живущий в теле Андерса

Автор

Действие первое.

Автор: Действие происходит где-то на Севере Ферелдена, поздним вечером, через две недели после восстания магов в Киркволле. Андерс и Элла сидят возле догорающего костра внутри старых эльфийских развалин.

Элла (задумчиво): Вот и вновь наступает ночь, а мы все еще живы.

Андерс (тихо, почти шепотом): Это все Хоук. Он молодец. Грамотно заметает следы. Расставил нас по всему периметру. Если кто-то нас настигнет, Хоук узнает об этом первым.

Элла (обеспокоенно): У тебя усталый вид. Снова мучили кошмары?

Автор: Андерс пожимает плечами.

Андерс: Они всегда меня мучают. С тех пор как … ну ты знаешь.

Элла: В том, что произошло, нет твоей вины. Ты же ничего не сделал. Это все Дух, верно?

Андерс (печально): Я много чего сделал. В том числе чуть не убил тебя, помнишь?

Элла: Не забывай, я сама виновата. Запаниковала, назвала тебя одержимым, а твоего духа демоном. Вот он и рассердился. А ты всего лишь …

Андерс (громко): А я «всего лишь» потерял контроль! Нет, Элла, это не оправдание! Я считал, что могу быть достаточно сильным, чтобы контролировать Духа, но нет! Знаешь, что случилось, когда мы с ним стали единым целым?! Рассказать тебе?! Я убил своих друзей, убил Серых Стражей! Убил Ролана, Храмовника, который должен был меня защищать!

Элла (испуганно): Но ведь этого не должно было случиться, верно? Ведь Справедливость никогда не был злым Духом, никогда не убивал невинных людей. Что тогда произошло? Что изменило тебя? Или вас обоих.

Андерс: Сама моя сущность, моя ненависть к Кругу, вероятно, исказила Духа. Я изменил его, равно как и он пробудил самые темные стороны моей натуры, те, что я всячески в себе подавлял, те, с которыми пытался бороться. Сам процесс слияния был … болезненным. Я сразу понял – что-то пошло не так. Я старался не поддаться панике и страху, но … один из Стражей назвал меня Одержимым. И тут я сломался. Я убил их всех, а Справедливость – его больше нет. Теперь во мне живет лишь Месть.

Элла (сочувственно): Расскажи мне. Расскажи мне все. Уверена, тебе станет легче. И возможно, мы придумаем, как решить твою проблему.

Андерс (удивленно): Зачем тебе это? Я опасен для тебя, я пытался тебя убить. Говорить об этом рискованно, мы можем разбудить Его. Если я снова потеряю контроль …

Автор: Элла резко вскидывает руку.

Элла (уверенно): Не потеряешь. Я не позволю. И больше не спрашивай, зачем мне это. Мы теперь оба в одной упряжке. Твои проблемы – мои проблемы, и наоборот. Итак, начнем. Сколько раз ты сбегал из Круга?

Андерс: Я сбегал семь раз. Но откуда ты знаешь об этом?

Элла: Интуиция. Хотя нет, скорее проницательность. Интуиция – это больше по твоей части. Любой маг, который дошел до твоего состояния, хотя бы раз прошел через побег. Но семь? Такого на моей памяти еще не было. Как же ты сбежал в седьмой раз?

Андерс: Нашел и уничтожил филактерию. Это оказалось несложно. Потом встретил Серых Стражей. Вместе с ними помог Архитектору остановить Мор. Остальное ты знаешь. Киркволл. Разрушенная Церковь. Восстание магов. Битва с Храмовниками.

Элла: А знаешь, для меня до сих пор загадка, почему Хоук помог нам. Ведь он даже не маг. Я всегда считала, что он встанет на сторону Мередит. Но он спас нас! Почему?

Андерс: Что мы делаем с теми, кто причиняет боль нашим близким, если представляется возможность? Бетани, его сестра, стала членом Круга. Хоук не смог спасти ее от этой участи, но все же в итоге он защитил ее. И спас жизнь нам всем.

Элла: Так значит, все дело в семье? Это стало для него решающим фактором?

Автор: Андерс кивает.

Андерс: Именно так. Во все времена, во всех войнах хорошие и плохие люди всегда сражались на обеих сторонах. И подчас лишь семейные узы определяли, ну чью сторону мы должны встать. Там, где разум был бессилен, выбор всегда делало сердце.

Автор: Некоторое время оба сидят молча. Костер давно догорел. Элла берет Андерса за руки.

Элла (твердо): Я хочу поговорить с Ним.

Автор: Андерс пытается вырваться из ее хватки, но это ему не удается.

Андерс (испуганно): Нет! Не стоит его будить. Он не просыпался уже две недели. И я хочу, чтобы так оно и оставалось.

Элла: Ты никогда не решишь проблему, если будешь пытаться от нее убежать. Позволь мне увидеть твои страхи, прежде чем ты сам встретишь их лицом к лицу.

Автор: Андерс роняет голову вниз и замирает. Вскоре он поднимает горящие красным светом глаза на Эллу.

Элла (спокойно): Справедливость, я буду говорить с тобой.

Месть (угрожающе): Если вы хотите Справедливости, вы ищете ее не в том месте.

Автор: Андерс медленно встает и оглядывается по сторонам. Затем вновь садится и пристально смотрит на Эллу.

Месть: Долго меня не было? Что это за место?

Элла: Около двух недель. Мы на Севере Ферелдена. Вместе с Хоуком и остальными бежим от Храмовников.

Месть (презрительно): Ха, слабак Хоук все еще жив. Как и тело, в котором я влачу это жалкое существование. С другой стороны, если где-то рядом есть Храмовники, я могу еще успеть как следует повеселиться. Спасибо тебе, девочка, что разбудила меня. Однако, теперь я вынужден откланяться. Счастливо оставаться.

Автор: Андерс снова встает, поворачивается спиной к Элле и медленно идет прочь. Однако, не успев сделать и пары шагов, он замирает. Затем Андерс оборачивается к Элле и видит, как из Кольца на ее пальце в его сторону тянется серебряный луч.

Месть (злобно): Надо было убить тебя еще тогда, в первый раз, когда добрый Хоук не дал Храмовникам тебя усмирить. Ну и что ты будешь делать, девочка? Этот слабый лучик питается твой волей. Как думаешь, надолго тебя хватит? Ничего, я постою. Две недели ждал, подожду еще две минуты.

Автор: Андерс спокойно стоит, скрестив руки на груди. Элла бледнеет.

Элла (слабым голосом): Андерс, я знаю, что ты где-то там. Помоги мне. Я не удержу его слишком долго.

Месть: Он тебя не слышит. Когда я заставил его взорвать Церковь, его воля сломалась окончательно. Если бы не Хоук, чья вера в Андерса была поистине безгранична, это тело давно бы уже стало моим. Ну, ничего, на этот раз Хоука рядом нет. Скоро Андерс уснет окончательно, а я, наконец, получу свободу.

Элла: Возможно, Хоука тут и нет. Зато есть я. И я тоже верю в Андерса, верю, что он сейчас проснется и найдет верное решение. Он защитит меня. Он всегда всех защищает.

Автор: Андерс дьявольски смеется. В этот момент, внезапно усилившийся серебряный луч с силой бьет его в грудь, отшвыривая мага к дальней стене. Когда Андерс поднимается, его глаза принимают осмысленное выражение. Элла медленно оседает на землю.

Андерс (недоуменно): Что здесь случилось? Ты не ранена?

Автор: Андерс бежит к Элле, помогает ей сесть и дает выпить воды из фляжки.

Элла (едва слышно): Я знала. Я верила. Мое заклинание нанесло ему серьезный вред, но очнулся ты уже сам. Теперь я уверена, что мы сможем его остановить.

Андерс: Но как? Пока я был внутри него, я был бессилен. Я не знаю, как мне встретить его лицом к лицу, и не знаю, что делать дальше.

Элла: Зато я знаю. Мы отправимся в Тень, в твое сознание, там ты найдешь его и остановишь. И хотя там Месть будет иметь власть, он не сможет управлять тобой. И ты получишь шанс изгнать его. Раз и навсегда.

Автор: Андерс качает головой.

Андерс: Даже если мы попадем туда, я не знаю, как мне биться. Не существует ни одного известного мне заклинания, изгоняющего Духа. Демона, да, но не Духа. Наша связь намного теснее, ибо она была создана добровольно.

Элла: Это верно. Заклинания нет. Но ваша связь построена на сильной эмоциональной привязанности. Осознай свои ошибки, отпусти их – и Месть уйдет.

Андерс: Я не понимаю. Как это можно сделать?

Элла: Ты поймешь, как только мы окажемся на месте. Но учти – я не смогу помочь тебе там, в твоей голове. Только дать совет. Все остальное ты должен будешь сделать сам.

Андерс: Хорошо. Допустим, ты права. Но как мы попадем в Тень. У нас нет лириума.

Элла: Нет, есть. Древняя реликвия моей семьи. Этого хватит.

Автор: Элла показывает Андерсу Кольцо.

Андерс: Ты хочешь пожертвовать фамильным артефактом? Но почему?

Элла: Потому что я считаю, что каждый достоин второго шанса. Идем.

Автор: Используя лириум Кольца, Элла и Андерс ступают на просторы Тени.

Действие второе.

Автор: Действие происходит на просторах Тени. Андерс и Элла оказываются в бескрайней серой пустоши. Навстречу им медленно выходит Месть.

Месть (саркастически): Ну, надо же, какие гости пожаловали, проходите, не стесняйтесь. Как вам мой мир? Хотя нет, он пока еще не мой, а твой, Андерс. Впрочем, это ненадолго, уже скоро мы или придем к согласию, или ты отправишься на покой. Выбирай.

Автор: Андерс и Элла встают в боевую стойку, острия их посохов направлены на Месть. Дух, напротив, лишь разводит руками, показывая, что он безоружен.

Месть (миролюбиво): Ну же, право, неужели вы хотите сразу лезть в драку? Давайте сперва поговорим. Нам ведь есть, что обсудить, верно, Андерс?

Элла: Не слушай его Андерс, он пытается тебя запутать.

Андерс: Нет. Когда-нибудь это должно было случиться. Нельзя терять такой шанс. Я поговорю с ним. Поговорю прежде, чем приму решение.

Автор: Андерс втыкает свой посох в землю и медленно идет навстречу Мести. Элла пытается его удержать, но он просто скидывает ее руку со своего плеча. Андерс останавливается в паре метров от Мести, скрещивает руки на груди и смотрит Духу прямо в глаза.

Андерс (тихо): Что с тобой случилось, старый друг? Что так изменило тебя? Если в этом виноват я, скажи мне. Скажи, и мы уладим это дело.

Автор: Месть громко смеется, раскинув руки в стороны.

Месть (ехидно): Хочешь знать, что меня изменило Андерс? Так знай – это был ты! Ты и твоя ненависть. Ненависть, что ты копил годами, и не давал ей выхода. Ненависть и злоба. На Храмовников, что привели тебя в Круг и ловили каждый раз, когда ты пытался сбежать. На твоих товарищей магов, что покорно принимали свою участь и не пытались что-либо изменить. На Серых Стражей, что закрывали глаза на такое положение вещей. И наконец, на самого себя. За то, что тебе всю жизнь не хватало решимости открыто заявить о своих принципах, поднять магов на войну. Вместо этого ты позорно бежал, бежал и влачил свое жалкое существование, в то время как твоя злоба на этот несправедливый мир все росла и крепла. Но ты не давал ей выхода, ты прикидывался хорошим человеком, помогал людям, лишь бы все они тебе улыбались, лишь бы закрывали глаза на то, что ты не такой, как они. Но тебе не убежать от своей судьбы, Андерс. Когда мы стали единым целым, я принял твою ненависть, поглотил ее и смог измениться. Я – это ты, Андерс. Тот, каким ты должен был стать уже очень давно.

Андерс (отчаянно): Разве тебе нравится такая жизнь, полная боли и страданий, причиняемых себе и другим? Вспомни, кем ты был до этого, неужели твое новое воплощение нравится тебе больше?

Месть: А почему нет? У меня есть цель – освободить всех магов. И впервые за долгие годы я не скован никакими принципами. Цель оправдывает средства. Отныне мне доступны все методы. Я могу убивать, сколько хочу, и признаюсь, иногда этот процесс доставляет мне истинное удовольствие. И мы можем делать это вместе. Или ты можешь отойти в сторону и не мешать мне.

Андерс: Я не собираюсь нести ответственность за твои преступления.

Месть: Мои преступления? А может быть, наши? Не думай, что ты невиновен, Андерс. Я всего лишь воплощаю в жизнь твои самые потаенные желания, исполнить которые у тебя самого не хватило бы духу. Даже стоя в стороне, ты не сможешь избежать ответственности. Все, что я делаю, я совершаю твоими руками, вот этими самыми руками. На твоей совести кровь сотен человек, Андерс, и ты никогда, слышишь, никогда не отмоешься от этого. Ты всегда будешь с этим жить. Отныне и до конца твоей жалкой жизни. Я – твоя Совесть, Андерс, и я никогда не стану молчать. Каждый миг ты будешь слышать мой голос в своей голове как напоминание обо всех наших преступлениях.

Автор: Андерс падает на землю, кричит и обхватывает голову руками.

Месть: Или ты можешь перестать сопротивляться. Прими свою судьбу, осознай свою истинную сущность. Позволь мне убивать наших врагов. Любых врагов, где угодно. Дай мне возможность делать то, что я умею лучше всего. Сейчас нам нужно двигаться вперед, даже если это означает встать на путь разрушения.

Андерс (едва слышно): Я совершил ошибку, доверившись тебе. Не нужно было этого делать.

Месть: Думаешь, это была всего лишь ошибка? О, нет. Твоя ошибка привела к таким последствиям, масштабов которых ты даже близко не в состоянии осознать. Но обещаю, ты узнаешь это. Я оставлю ничтожную тень тебя прежнего в самой глубине своего сознания, чтобы ты мог посмотреть, как этот ничтожный мир катится к своей гибели. Ты увидишь моими глазами, к чему приведет в итоге бесконтрольная свобода и вседозволенность магов, каких жутких существ они призовут в этот мир. А я буду стоять и смеяться над глупостью смертных, что в неуемной жажде власти и свободы сами же роют себе могилу. А когда этот мир рухнет, я брошу тебя на его останках и вернусь, наконец, домой. Можешь начинать пожинать плоды своего преступления уже сейчас.

Автор: Ослепительный луч света из посоха Эллы отбрасывает Духа на несколько метров назад. Элла подбегает к Андерсу и помогает ему встать.

Элла (кричит): Ну, все, мне надоело слушать этот бред! Андерс! Возьми себя в руки! Чем больше ты его слушаешь, тем сильнее он становится! Действуй!

Андерс (приглушенно): Но … все, что он говорит – это правда. Кровь сотен людей на моих руках. Я действительно хотел их смерти. Не всех, это правда, но некоторых – хотел. А даже когда не хотел – не смог сопротивляться Мести. Его власть надо мной крепнет с каждой минутой. И с каждой новой жертвой. Мое слияние с Духом и все, что произошло потом – это непростительная ошибка. Нет, не ошибка – преступление.

Элла: Если ты действительно думаешь, что совершил ошибку - просто прими это и всё. Ну, совершил, ну и что? Что толку сокрушаться по тому, что уже прошло, и что уже не изменить? Назови это опытом, а не ошибкой. Забей и живи дальше. Непросто, но постараться надо. Иначе будешь так всю жизнь себя укорять.

Андерс (удивленно): Ты предлагаешь мне забыть сотни жертв на моих руках?

Элла: Нет. Ты не должен забывать. Но ты должен сделать правильный выбор. Осознай, что ты сделал не так, и постарайся это исправить. Но не позволяй, слышишь, не позволяй чувству вины разрушить твою жизнь. Ты должен бороться с этим. И начни с того, чтобы избавиться от Мести. В твоей голове должно быть место только для тебя одного.

Автор: Андерс кивает и уверенно шагает к Мести. Дух поднимается и неожиданно вскидывает руку. Посох Эллы ломается, а сама она застывает неподвижно, в немом крике, и падает на землю.

Месть: Я только что убил твою подругу, а ты на удивление спокоен.

Андерс: Ты не можешь убить ее. Все, что здесь происходит, нереально. Сейчас она просто спит крепким сном в нашем лагере.

Месть: Что она сказала тебе? Ты сам на себя не похож.

Андерс: О, она просто поверила в меня и указала правильный путь. А еще она считает, что каждый достоин второго шанса. Включая меня. И даже тебя.

Автор: Андерс усмехается и уверенно идет вперед. Месть, напротив, отступает назад, пока не натыкается на невидимую стену, и останавливается. Дух бросается то налево, то направо, но всякий раз невидимая преграда блокирует ему путь.

Андерс: В моей голове остается все меньше места для тебя, Месть. Или, может быть, все-таки Справедливость?

Месть: Я не знаю, откуда в тебе такая уверенность в собственной правоте, но ты меня не уничтожишь. Какая-то часть меня все равно останется внутри тебя. Я навечно стану твоей виной и твоей совестью.

Андерс: Да, ты прав. Эти чувства никуда не денутся. Но с ними можно справиться. А если все-таки они одерживают верх, рядом всегда есть близкие и дорогие люди, которые поддержат и помогут вернуть уверенность в собственных силах. Но я не собираюсь уничтожать тебя. Я хочу дать тебе свободу.

Месть (потрясенно): Ты хочешь дать мне … что?

Андерс: Оглянись вокруг. Что ты видишь? Тень, верно? Да, это мой сон, мой разум, мое сознание, но все-таки это Тень. Ты дома. Ты волен идти куда хочешь. Я не держу тебя.

Месть: Но … это невозможно. Значит, все это время …

Андерс: Все это время ты мог уйти. В любой момент. Нас удерживали лишь наши эмоции, в основном негативные. Отпусти их. Отпусти – и будешь свободен.

Месть: Но … я не понимаю. Я не знаю, как.

Андерс: Хорошо. Я сделаю это первым. Я виноват, я совершил ошибку, но я постараюсь принять это и жить дальше. Пока есть люди, которые верят в меня, ты не будешь иметь власти надо мной. Иди с миром, друг мой, и прости меня за все, как я тебя простил. Прощай.

Автор: Слабое сияние охватывает Духа. Медленно, но верно он растворяется в Тени, машет рукой Андерсу и улыбается.

Справедливость: И я прощаю тебя, мой друг. Мир тебе. И спасибо.

Автор: Дух исчезает. Элла медленно приходит в сознание и видит склонившегося Андерса, который протягивает ей руку и помогает подняться.

Элла (устало): Все ... кончилось?

Андерс (умиротворенно): Да … кончилось. Благодаря тебе.

Элла (удивленно): Мне? Но я ничего не сделала.

Андерс: Ты сделала очень многое. Выслушала, поверила в меня, дала совет, поддержала в самую трудную минуту. Без тебя у меня ничего бы не вышло. Спасибо тебе. Я никогда этого не забуду.

Автор: Элла улыбнулась.

Элла: Ну, в таком случае – пожалуйста. Рада была помочь. А теперь – пойдем домой.

Автор: Взявшись за руки, Андерс и Элла покинули Тень и снова оказались в старых руинах. Наступило утро. Наскоро собрав вещи, маги сели на лошадей и двинулись в путь.

Конец.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Встречный ветер

Действующие лица:

Сара, лейтенант-храмовник

Ноэль, лучник-храмовник

Даг, молчаливый хасинд храмовник

Полночь, полукровка-отступник

Действие происходит на перевале в горах близ Кирквола. Три храмовника останавливаются на привал. Звук удара тела о землю, хруст веток.

Сара (недовольно): Даг, поосторожней с магом, он нужен в относительной целости.

Даг (хмуро): Угу.

Ноэль (сердито): Какая разница, лейтенант! Гоняясь за этим отступником, мы потеряли Джули и Хавана. Он не заслуживает снисхождения!

Слышится звук трескающихся веток, потом разгорающегося костра.

Сара (сердито): Это не нам решать! Командующему Каллену он нужен живым.

Ноэль: Зачем это? Ты слышала, что творится в мире?! Неужели какой-то полукровка-отступник поможет?

Полночь (сдавлено, от боли): Может быть, если пойму, зачем для моей поимки послали целых пять храмовников (кашляет, звук возни)

Ноэль: Без резких движений, маг!

Звук натянутой тетивы

Полночь (раздраженно): Успокойся уже. Мне надоело твое нытье.

Ноэль: Ах ты..!

Сара (громко): Отставить!

Ноэль: Агх! Я пойду отлить, а ты, лейтенант, разбирайся с этим!

Звук удаляющихся шагов.

Сара (вздыхает): Создатель, дай этому человеку смирение.

Полночь (насмешливо): Думаю, это ему мало поможет (кашель). И все же зачем я вам сдался? А?

Сара (спокойно): Наш командующий предполагает, что ты можешь знать того кто стоит за всем этим хаосом.

Полночь: Неужели ты имеешь в виду разрывающуюся Завесу? (смешок) Я простой отступник. Откуда мне знать главного злодея?

Даг: Секретное донесение.

Сара: Да, Инквизитору пришло донесение о тебе и твоей возможной причастности к недавним событиям.

Полночь: Ха! И вы в это поверили?! Честно, я был об Ордене лучшего мнения. Верите всякой чепухе, что присылают по почте? (смешок)

Даг злобно рычит.

Полночь: В любом случае я ничего не знаю. Так и передайте Инквизитору и Каллену.

Сара: Об этом ты сам им скажешь или может быть, расскажешь им правду, потому что я тебе не верю.

Полночь (наигранно): О, я очень хочу повстречаться с Инквизитором! Этот человек и вправду взялся разгребать все это дерьмо. Достойно уважения! Но лучше в другой раз.

Сара: Инквизитор единственная наша надежда и если хочешь выжить во всем этом безумии ты должен помочь.

Полночь (твердо): Я знаю, но ничем не могу помочь.

Звук приближающихся шагов.

Ноэль (безвольно): Прости, Сара, но маг должен сдохнуть.

Сара (сердито): Ноэль, что взбрело в твою дурную голову?!

Полночь (тревожно): Осторожно! Это магия крови! Кто-то управляет им!

Лязг мечей, свист выпущенной стрелы, хруст веток, звуки борьбы.

Сара: Ноэль!

Даг: Грр!

Полночь: Маг крови в двух метрах позади Ноэля!

Звук броска кинжала, сдавленный хрип, звук падения тела.

Ноэль судорожно вздыхает и падает на землю.

Сара (запыхавшись): Создатель, что это было?!

Полночь: Мои старые враги. Думаю я смогу помочь чем-нибудь, если останусь в живых.

Сара: Хорошо. Даг, избавься от тела мага крови. Мы выдвигаемся, как только Ноэль придет в себя.

Даг: Угу.

Полночь (усмехаясь): Да уж, та еще прогулочка будет.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Нежеланный покой

Действующие лица:

Бетани Хоук – маг Круга

Гарет Хоук, он же Ястреб – бывший Защитник Киркволла, странствующий воин

Мартина – десятилетняя ученица Круга

Справедливость, он же Месть - дух

Место и время действия: Зима. Ночь. Развалины Церкви где-то в Диких Землях.

*треск костра*

Бетани: *тихо молится*Святая Андрасте, благодарю тебя, что дала нам, магам, приют в твоём храме, что защитила от порождений тьмы среди Диких Земель. Помоги этим детям дойти до Каленхада, спаси их от войны, защити…

Мартина: Бу!

Бетани: *вскрикивает* Мартина! Нельзя пугать людей, когда они молятся!

Мартина: *смеётся*

Бетани: Ты почему не спишь? Смотри, все дети лежат у костра и спят себе спокойно. Не будешь хорошо себя вести – не станешь магом. Отправлю тебя обратно к тёте в Андерфельс.

Мартина: Нет, Бетани, не отправишь! Я буду сидеть тут и ждать Ястреба! *скрип скамьи*

Бетани: Ястреб далеко, в Вольной Марке.

Мартина: Он сказал, что придёт перед Новым годом, когда выпадет снег! А завтра новый год и смотри, Бетани, вон там, видишь? Снег падает прямо через дырку в крыше и под луной светится, как маленькие звёздочки. Ястреб придёт.

Бетани: Взрослые не всегда делают то, что обещают…

*кто-то стучит кулаком в дверь*

*тишина*

Мартина: *шёпотом* Бетани, зачем тебе посох? Порождения тьмы в дверь не стучат!

Бетани: *шёпотом* Ш! Отойди от двери! *громко* Харен на мелана салин!

Хоук: *приглушённо из-за двери* Эмма ир абелас.

Бетани: *вздыхает с облегчением*

Мартина: Ура! Ястреб!

*стук деревянной щеколды, со скрипом открывается дверь*

Хоук: Бетани! Иди сюда, сколько лет я тебя не видел!

Бетани: Гарет, Гарет… какой ты стал! Похудел, и, вон, седина проклюнулась в волосах, но глаза ясные…

Хоук: Лучше не зови меня по-имени. Теперь я Ястреб, Ястреба инквизиторы не ищут. Кто это там прячется в углу?

Мартина: Это я! Это я! Ты к нам приходил в Вольной Марке! Помнишь меня?

Хоук: Глаза карие, волосы светлые, косички торчат – Мартина из Андерфельса! Ну-ка, смотри, что это тут у меня? *шуршание ткани*

Мартина: Это пряник-лошадка!

Бетани: Надо говорить «пряничная лошадка»… куда ты, а спасибо? *вздыхает* Дети… *стук глиняной посуды и льющейся жидкости* Садись, Гарет, поешь. Тут немного: пустая похлёбка с морковным хвостом, но хотя бы горячая. Ты ведь давно за нами шёл, почему объявился только сейчас?

Хоук: Я нашёл замороженных гарлоков и понял, что вы где-то рядом. Пошёл по следам, увидел церковь. Вот и всё.

Бетани: Вчера и позавчера ночью приходили то какие-то наёмники, то порождения тьмы... но мы этого не услышали. Дети нашли их утром замороженными насмерть. Я думала, это был ты... Я надеялась, что это был ты.

*молчание*

Бетани: Гарет, мне кажется, что за нами кто-то следит, кто-то охраняет нас, но я не знаю, к добру ли.

Хоук: Значит, провожу вас до башни Круга.

Бетани: Спасибо, что не забываешь обо мне. Из Киркволла… есть вести?

Хоук: Там одержимые.

*молчание*

Мартина: Бу!

Бетани: Мартина! Опять!

Мартина: Ну, вы же не молитесь! Ястреб, а ты расскажешь сказку?

Хоук: Сказку? Пожалуй, что расскажу. А ты, Бетани? Хочешь? Ты всегда любила волшебные истории.

Бетани: Мне бы новостей из Вольной Марки.

Хоук: Потом. У сказок есть счастливый конец, а какой конец ждёт Киркволл и Вольную марку…

Мартина: Расскажи про Доброго Мага!

Хоук: Нет, ты опять будешь плакать.

Мартина: Ястреб, миленький, я в этот раз не буду, обещаю! Ну расскажи!

Хоук: *серьёзно* Хорошо. Каждый ребёнок в Круге должен знать сказку про Доброго Мага. Давным-давно, в одном королевстве…

Мартина: В Ферелдене!

Хоук: Может быть и в Ферелдене… жил на свете маг.

Мартина: *тихо* Добрый маг?

Хоук: Самый добрый маг что я знаю.

*на заднем плане тихо Inon Zur – Anders Theme*

И жил он в Башне Круга, что стояла на берегу глубокого озера. В те времена маги не могли колдовать так свободно, как сейчас — они все сидели в высоких башнях и за каждым из них присматривали рыцари-храмовники. Были среди рыцарей добрые, были и злые, но каждый из них был готов убить мага, если только заподозрит в нём одержимого. Чем больше проходило времени, тем больше храмовники начинали бояться магии. Они отбирали детей у родителей и запрещали им видеться с семьёй, они притесняли магов и наказывали их как хотели, даже за те дела, которых те не совершали. Тот маг, о котором я расскажу, не хотел такой жизни. Он пытался бежать из башни ещё и ещё, снова и снова, но каждый раз его ловили и возвращали обратно... кроме самого последнего раза.

Мартина: Десятого раза!

Хоук: Да. Однажды, сбежав в десятый раз, маг брёл то по горным дорогам, то по лесным тропам, пока, усталый и измученный, не набрёл на крепость Серых Стражей и решил остаться у них. Стражи приняли к себе его с радостью, ведь он был самым добрым, храбрым, сильным и умным человеком, который встречался им за последние годы. Он и сам был рад тому, что нашёл новый дом, но только одно омрачало его радость — пока он наслаждался свободой, его друзья и любимые всё так же страдали под гнётом Церкви. От этого он не находил себе места. "Зачем?", — спрашивал он себя. — "Почему маги должны страдать? Что плохого они сделали? Зачем ждать, пока, от отчаяния, они начнут призывать демонов, чтобы освободиться?" Он спрашивал себя, но не находил ответа в своём сердце и это делало его скорбь ещё более глубокой...

Мартина: *всхлипывает* Я не плааачу!

Хоук: А вот он, бывало, плакал. И вот, когда он совсем уж было отчаялся найти того, кто поможет ему в его горе, дух из Тени встал у него на пути. "Я — дух Справедливости. Я знаю, какая боль терзает тебя", — сказал дух. — "Но я также знаю, что одному тебе не справиться, смертный. Из своей Тени я вижу, как сильна Церковь, как боятся её маги, вижу, что никто не может поднять мятеж, а те, кто поднимают его, призвав демонов, недостойны носить посох и одеяния. Что же ты будешь делать?".

И маг ответил ему...

Мартина: *спокойно, серьёзно* Я впущу тебя в своё тело и душу, а взамен ты поможешь мне освободить магов.

Хоук: И так они слились воедино. И никто уже не смог бы точно сказать, где кончается душа мага и начинается дух Справедливости... но что случилось потом? Маг потерял частичку себя. Он больше не мог так же шутить и веселиться в тавернах, как раньше, не мог оставаться спокойным и добрым — стоило храмовникам приблизиться к нему, как его глаза начинали полыхать синим пламенем от гнева и дух занимал его место. Почему это случилось? Говорят, что боль и ненависть мага были так сильны, что вместо его души и духа справедливости появилось новое существо... Месть.

*звук упавшей глиняной миски*

Бетани: Извините.

*шаги*

*скрип открывающейся и закрывающейся двери*

*шаги по снегу*

*тишина, шуршание ветра*

Бетани: *тихо* Андерс, ты здесь?

*тишина*

Бетани: Андерс… я не знаю, могут мёртвые творить магию или нет… не защищай нас больше, не надо. Не надо больше сражаться. Уходи к Андрасте, друг.

*тишина*

Бетани: Я с ума схожу, разговариваю сама с собой. Андерс, я не могу больше слушать эту сказку. Каждый раз, каждый раз. Гарет говорит так складно, рассказывает всё как было… и ни слова правды. Что с тобой стало на самом деле? Он так никогда и не рассказал. Всё, что он говорит, это: «...они с Защитником стали друзьями. Лучшими друзьями…»

Хоук: ...они с Защитником стали друзьями. Лучшими друзьями, даже жили в одном доме. Но маг не мог жить мирно и радоваться, пока его собратья страдали в Казематах. Он знал, что одержим так же, как другие одержимые, и не отличается от них, но дух подталкивал его, упрашивал, требовал. И маг послушался. В назначенный час, когда все поняли, что войны не избежать, собор Киркволла вспыхнул изнутри ярким светом...

Мартина: *тихо* Розовым.

*молчание*

Хоук: Да… розовым. Я уже забыл… Собор осветился ярким светом, и магический взрыв разнёс его изнутри на мелкие-мелкие кусочки, которые тут же унеслись в небо. Собор просто исчез. Так началось великое освобождение магов от церкви.

Мартина: А добрый маг?

Хоук: А добрый маг, Мартина, ушёл странствовать вместе со своим другом, Защитником. И вместе они освободили много Башен и совершили много подвигов. И жили долго и счастливо.

Мартина: Что, уже конец? Ты часть про Командора Мередит и её живые статуи пропустил! А другие подвиги? Ты про них никогда не рассказываешь, Ястреб!

Хоук: Потому что сам не знаю. Всё! Спать.

Мартина: *сонно* Спокойной ночи …

Хоук: Спокойной ночи, Мартина из Андерфельса.

*скрип двери*

Бетани: А мне ты расскажешь про подвиги? Хоть когда-нибудь. Как ты его потерял?

Хоук: Однажды он сам ушёл. Исчез. И не было никаких подвигов.

Бетани: А через год прошёл слух о маге, собирающем отступников. Я сразу подумала, что это он.

Хоук: И это был он. Пока храмовники его не нашли. В Андерфельсе был один командор, который одобрял кунари, всем говорил, что они правы, что так и надо обращаться с магами. Так вот, этот командор сумел взять Андерса. Убить такую крупную рыбу ему показалось мало, решил поиграть мускулами и повёз его по стране, показывать народу. Ты помнишь магов кунари?

Бетани: Я помню их цепи, их маски и зашитые рты… *в ужасе* Они зашили ему рот… Они зашили ему рот, Гарет…

Хоук: Я ждал в деревне, через которую должны были везти клетку. Было холодно, как сейчас. Я стоял в толпе, сжимал меч так, что пальцы заледенели, и ждал. Спускались сумерки, все уже разошлись, а я не мог двинуться, всё смотрел на дорогу. Никто не появился. На следующий день бродячие торговцы обнаружили перебитый кортеж храмовников и повешенного на сосне командора. Верхнюю половину командора — нижнюю так и не нашли.

Бетани: Но ты не отступил, ты никогда не отступаешь.

Хоук: Мне всегда помогают друзья. Я встретил Бодана Федика. Они с Сэндалом зашли с товарами на Пик Солдата, а там как раз подняли возню. В охотничьей хижине, в горах выше Пика, поселился какой-то помешанный, но чертовски сильный маг, швыряющийся огнём во всех, кто подходит ближе, чем на двадцать шагов, и Стражи со дня на день собирались его оттуда выкурить. Бодан ещё порасспрашивал их и сообразил, кто этот маг такой. Кое-как уговорил Стражей потерпеть, и тут же бросился меня разыскивать.

Бетани: Ты успел?

Хоук: Я успел. Никогда этого не забуду. Даже сейчас вижу перед глазами: ветер мёл снег волнами, дышалось с трудом…

*его голос затихает, слышен шум ветра и скрип шагов по снегу*

Хоук: *кричит*Андерс! Это я, Гарет! *тише* Только бы те не умер.

Справедливость: *сдавленным голосом, почти не разжимая губ* Кто ты?

Хоук: Я твой друг.

Справедливость: У меня нет друзей.

Хоук: У тебя нет. У Андерса – есть.

Справедливость: Перестань существовать, Хоук. Ты нам больше не нужен.

Хоук: Здесь нет "вас", есть только ты, Справедливость.

Справедливость: Мы оба здесь.

Хоук: Тогда почему у тебя всё ещё зашит рот? Любой человек первым делом избавился бы от ниток, но духу на это наплевать. Андерс всё время говорил, что вы — единое целое и сам в это верил, а что было на самом деле? Ты просто сожрал его

*треск рвущихся ниток*

Справедливость: *теперь говорит обычным голосом* Ты мешал человеку, которого называешь Андерсом, двигаться дальше и он решил забыть о тебе. Счастье многих важнее так называемой «дружбы» и «любви».

Хоук: Что вообще дух может знать о дружбе и любви?

Справедливость: Став его частью я понял, что это такое и почему этого нужно бояться. Я дам тебе шанс, Хоук. Мы сразимся один на один, это будет справедливо.

Хоук: *издаёт боевой клич*

*на заднем плане Dragon Age Origins – Mini Boss ttheme 1 Soundtrack и звуки битвы*

*звуки становятся всё тише, но ещё слышны*

Хоук: Мы со Справедливостью долго сражались. Андерс был истощён: с отросшими волосами, худой, как скелет, он то вызывал дождь из огненных камней, то снежную бурю… я помню только снег, снег везде, метель. Он атаковал, я отбивался, но каждая атака была как просьба: «убей меня». Как я мог отказать, Бетани? Ты говоришь, что я никогда не сдаюсь, но в тот раз я почти сдался. Я увяз по колено в снегу, видел, как Андерс несётся на меня, как всё его тело покрывается светящимися трещинами, будто его сейчас разорвёт изнутри. Тогда я понял, что не справлюсь в одиночку. И позвал на помощь.

Бетани: Кого? Кого ты позвал?

Хоук: Человека, за которым пришёл в эти горы. Я выкрикнул его имя, его настоящее имя, и он остановился. На мгновение, но этого мне хватило, чтобы успеть. Он хотел покоя и заслужил покой.

Бетани: Он никогда не сидел сложа руки, всегда рвался действовать. Что если он не хотел покоя?

Хоук: Значит, я просто так, ни за что, убил своего друга.

Бетани: Не надо было спрашивать.

Хоук: Ничего. Когда я перестану сомневаться в своём выборе – брошусь на меч.

Бетани: Его похоронили там же? Я должна побывать на его могиле, потом, когда всё успокоится.

Хоук: Нет, похоронил я его выше в горах. Там есть озеро — кристально чистое, вечно укрытое льдом. Ни рыба, ни другая живность там не водятся — слишком холодно. Мы со стражами вырубили прорубь, как могилу, в пояс ему зашили тяжёлые серебряные монеты, от каждого стража по монете. Я сам опустил тело в воду... и всё. Он до сих пор там, на дне, спит во льду, как в хрустальной гробнице. Ему не нужно больше бежать, не нужно прятаться, не нужно сражаться. Посмотри на меня, годы меня не щадят, а он остаётся вечно молодым, таким, каким я его увидел впервые в Киркволле... и Серые Стражи охраняют его сон.

Бетани: И нам всем надо поспать хоть немного. Спокойной ночи, Гарет.

Гарет: Спокойной ночи, Бетани.

*шорох ткани*

*тишина*

*приглушённые крики в отдалении и звук магических атак*

*снова шорох, звук открывающейся двери*

Гарет: *тихо* А вот и гости.

*скрип шагов по снегу*

*звук магической атаки ближе*

*последний крик*

*тишина*

Мартина: Бу! *смеётся* Один, два, три… Три мёртвых гарлока.

Хоук: Кто ты такая?

Мартина: А ты не видишь?

Хоук: Справедивость. Оставь девочку и уходи.

Месть: И да и нет, Хоук. Больше, чем Справедливость. Мы – Месть. Мартина умерла от кори прошлой весной. Мне жаль, Хоук, мне так жаль... если бы в тот момент у меня было тело, я бы вылечил её, но всё, что я мог — говорить с ней во сне через Тень. Прости. Я знаю, как ты к ней привязался...

Хоук: Не пытайся говорить как Андерс!

Месть: В мире много зла, боли и несправедливости. Раньше некому было сдерживать храмовников, а теперь некому сдерживать магов. Кто будет сторожить сторожей? Справедливость нашёл только одного человека, способного на это, и они слились воедино. Неразрывно. Когда этот человек умер, дух сохранил все его мысли, чувства и воспоминания. Всё. Но дух может действовать только человеческими руками.

Хоук: Я освободил его!

Месть: Хоук, ты слишком рано убил меня, слишком много ещё не сделано. Просто не рассказывай обо мне никому, это тело — лучшее прикрытие, никто не подумает, что такая пигалица может сражаться с порождениями тьмы и одержимыми...

Хоук: Ты не Андерс, ты просто кукла, которую Справедливость дёргает за ниточки.

Месть: Я – Андерс. Седьмой за последние десять лет. С тех пор, как ты убил настоящего, нас сменилось шестеро, но в то же время, я один. Я буду жить вечно и вечно следить за порядком в мире. Сострадание человека, сила духа, месть за всех невинных и страдающих. И за тебя, Хоук.

Хоук: *спокойно* Я убью тебя.

Месть: Убей, я вернусь снова. Пойми, другого выхода нет — теперь я не человек и не дух, я что-то среднее, нет, что-то большее, я...

*свист меча, неприятный звук, всплеск крови*

*тяжёлое дыхание*

Бетани: *задыхаясь от бега* Гарет…! Я иду...!

*молчание*

Бетани: Гарет… *падает в снег* Гарет…

Хоук: Она была одержимой. Теперь всё хорошо, Бетани. Теперь всё хорошо.

Конец.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Корабельные радости

(трагикомедия в одном действии)

Действующие лица:

Серый Страж маг Ферелденского круга Дайлен Амелл

Бывший член гильдии Воронов эльф Зевран Аннарий

Капитан корабля Изабелла

(Голос автора) Амелл и Зевран в сопровождении Изабеллы поднимаются на борт ее корабля и проходят в капитанскую каюту.

Изабелла (радушно): Распологайтесь! В шкафу справа - бутылки с выпивкой. Я скажу коку, чтобы принес поесть.

Амелл (лукаво): Парни из команды не пользуются твоими запасами спиртного?

Изабелла (гневно): Пусть попробуют! Они знают, что тогда будет! Во время плавания у меня на корабле Сухой Закон и он касается не только выпивки.

Амелл (восхощенно): Впечатляет. Ты очень строгий капитан.

Изабелла: А как же! Вы тоже со спиртным поосторожнее. Имейте ввиду, что мой покойный муж, пьяная скотина, отбил у меня всякое желание общаться с подобными ему.

Зевран: Ведь ты сама не прочь выпить.

Изабелла: Но я умею это делать, а на счет вас - не знаю. Ладно. Пойду приведу себя в порядок. Вниз по коридору есть каюта с ванной. Я буду там.

Зевран (томно): Прелестница, не задерживайся долго, в то мы заскучаем и будем жалеть, что ушли из Жемчужины.

(Голос автора) Полчаса спустя. В капитанской каюте возле стола со стаканами в руках сидят Амелл и Зевран. Рядом валяется несколько пустых бутылок.

Амелл (заплетающимся языком): П-послушай, а что это мы пили? У меня все плывет перед глазами.

Зевран: Друг мой, это антиванский ром. Его не пьют бутылками. Тебе вполне хватило бы одного стакана. Я сам столько выпил.

Амелл: Да? А я выпил две бутылки. (укоризненно) Ты меня не предупредил, что он такой крепкий.

Зевран: Я тебе не нянька! Должен был почувствовать сам, когда попробовал.

Амелл (вздыхает): Почему так долго нет Изабеллы? Пойди узнай, как она там. (лукаво) Смотри не задерживайся. Я тебя знаю! Потянет на сладенькое. А я тут буду маятся в одиночестве.

(Голос автора) Зевран уходит. Амелл в каюте один.

Амелл (вслух): Сказать им или не стоит? Я ведь никогда не был с женщиной... Может не надо, а вдруг не поймут.

(Голос автора) Возвращается Зевран.

Зевран (разочарованно): Она закрылась и говорит, что не выйдет пока не будет выглядеть неотразимо.

Амелл: О-оо! Это на долго. Знаешь что? Раз нет Изабеллы, давай займемся охотой на рыб.

Зевран (назидательно): Вообще-то охота на рыб называется рыбалкой и для этого нужна сеть.

Амелл: Правда? А я и не знал. Я ведь большую часть жизни провел в Башне... Мы же на корабле, пойдем, поищем. (испуганно) О-ой! Что это? Как только я встал, началась такая качка. Неужели шторм?

Зевран (смеясь): Ха-ха! Это тебя от выпивки качает. Постарайся крепче держаться на ногах, а то Изабелла не захочет иметь с нами дела. К стати. Когда мы поднимались на борт я заметил на нижней палубе сеть.

(Голос автора) Амелл и Зевран выходят из каюты на палубу.

(Ясно слышен плеск волн о борт корабля)

Амелл (восхищенно): Посмотри, какие переливы света на воде! Наверно нигде нет такого прекрасного заката, как в море. Я всегда хотел быть капитаном корабля, а родился магом. (с горечью) Ты не представляешь, что это значит - быть не таким, как все, отверженным, человеком второго сорта! Ведь я из знатной и состоятельной семьи и мог бы иметь все, что захочу, а меня в десять лет привезли в Ферелден и отдали в Круг Магов. Всем родственникам и знакомыи сказали, что я умер.

Зевран (задумчиво): Я тоже не такой, как все. Сын шлюхи, родился в борделе. Мать умерла при родах. В детстве меня продали Воронам. Среди них я выжил только благодаря умению и желанию убивать. (тяжело вздыхает) Я уже давно научился с этим жить. Смирись и ты.

(Тишина, только слышени плеск волн. Внезапно раздается шорох)

Амелл (восхищенно): Зевран, смотри - русалка. Скорее хватай сеть и набрасывай на нее, а я обездвижу ее заклинанием.

Зевран (в ужасе): Остановись! Это же Изабелла!

Изабелла (возмущенно): Амелл, что ты сделал? Я не могу пошевелить ни рукой ни ногой.

Амелл (покаянно): Прости, сейчас все исправлю.

Изабелла: Ну наконец-то могу двигаться. (возмущенно) Вы что творите? Стоило мне отлучиться на полчаса, как вы напились. А ну, вон с моего корабля!

Зевран (нежно): Солнышко, но я же практически не пьян.

Изабелла: Ладно Зев, можешь остаться, а ты Амелл иди проспись.

Амелл (разочарованно): И здесь облом! (вздыхает) Да, не везет мне.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Свершение

Ироническая пьеса в трёх сценах

Действующие лица:

Не́кто, в обличии человека, тридцати девяти лет отроду.

Красный Ли́риум, в теле храмовника, тридцати трёх лет отроду.

Скве́рна, в теле серой стражницы-мага, сорока пяти лет отроду.

Магия Крови, в виде виспа из красных искр.

Сцена первая,

которая происходит на одном из островов, висящих в воздухе.

(Появляется Некто.)

Некто:

Пора мучительных и долгих ожиданий

К концу пришла. И не даёт мне счастья ликованье

Пресытиться столь редким чувством дивным, —

Его испью, как редкое вино с приятным ароматом,

И, насладясь, воочию я встречусь с результатом.

(Исчезает.)

(Появляется Красный Лириум.)

Красный Лириум (напеваючи):

Мой дивный зов заманчив и приятен,

Он погубил уже немало юных душ.

(Появляется Скверна.)

Скверна (с усмешкой):

Подумаешь, всего-то пару сотен.

Не так давно на свет ты появился,

А возомнил — как будто бы король!

Красный Лириум (бахвально):

Являюсь я усладой для простого люда,

Покуда королю не до моле́бнов их!

(иронично)

Правитель, тоже мне! Глядишь, и армия моя

Обширней королевской станет!

(бахвально)

Какой король?! Я выше короля!

Скверна:

В столь юном возрасте уж властью развращён.

Подумать только, жа́лостный плебей!

Красный Лириум (с издёвкой):

И о тебе, старуха, я наслышан.

Ты — хворь, что тьмой порождена́.

(капризно)

Моё происхожденье благородней!

Скверна:

Мальчишка. Армия твоя и медяка не стоит.

Вот-вот, — и распадётся вся она.

Смотри, уже один храмовник в ярости

Другого заколоть пытается сквозь латы.

Красный Лириум (пренебрежительно):

Ах, это! Волнения — людей простых удел.

Скверна:

А здесь десяток тел на полотне́ из кро́ви.

Что, скажешь, чушь и вовсе не мятеж?

Красный Лириум:

То немощные люди! К Создателю отправились они.

Другие же, что со своим рассудком,

Созда́ли культ. (иронично) Ох, как он назывался?

Скверна:

Красные храмовники.

Красный Лириум:

Так шах и мат, старуха!

Нечем защищаться королеве!

Скверна:

Глупец. Под ними падает король.

Раздаётся звук землетрясения. Всё сотрясается, и несколько камней падают на остров со скал с гулом.

Красный Лириум:

Подштанники Андра́сте! Что такое?

Из ниоткуда перед ними появляется дверь, висящая в пространстве.

Раздаётся скрип двери.

Сцена вторая,

которая происходит параллельно событиям первой сцены на противоположном конце острова.

(Появляется Магия Крови.)

Магия Крови (безумно):

Магесса! Маг! Ещё один!

Всё, как прикажет Господин!

(Появляется Некто.)

Некто:

Недурно, Магия, и сла́вно.

Умеешь сеять смуту средь умов,

Что не окрепли в Башне Круга.

Тень — лучшее местечко, пра́во,

Для жатвы глупых магов душ.

Магия Крови:

Им нет конца! Всё прут и прут!

Воистину, ведь демоны — хи-хи — не лгут!

Некто:

Потише, неразумное дитя.

А то услышат те, кто слышать нас не должен.

Ты лучше подлети ко мне,

Союзников своих чтоб взором обозреть.

В руках Некто появляется магическое облачко, показывающее спорящих Скверну и Красного Лириума.

Раздаётся тихий жужжащий звук и понемногу усиливается. Через несколько секунд затихает.

Магия Крови подлетает к Некто.

Магия Крови (завороженно):

Они не здесь, но прямо перед нами!

Как?! Господин владеет чудесами..?

Некто (усмехнувшись):

Напрасно, Магия, из лести вьёшь петлю.

Твоя разумность испаряется в Тени́,

Но только за пределами её ты правишь балом.

Магия Крови (недовольно, пофыркивая):

Напрасно Властелин не верит мне!

(обиженно)

Ещё чуть-чуть — и растворюсь во тьме!

Некто:

Уволь, и не дави на жалость.

Взгляни на них.

Магия Крови (в недоуменье):

Кто э́то?

Некто:

Магесса, что из Стражей Серых,

Под властью Скверны уж с десяток лет.

А этот тюфячо́к, хоть и храмовник,

Но Красный Лириум смаку́ет до сих пор.

(дразнясь)

Я щёлкну пальцами, — сойдется полотно́.

Магия Крови (без интереса, с лёгкой иронией):

Боюсь спросить, зачем оно?

Некто (загадочно):

Пусть это будет маленький секрет.

Магия Крови (капризно):

Вот снял бы кто на ма́гию мою запрет!

Некто достаёт посох и упирается им в землю, затем поднимает посох вверх и медленно стучит по поверхности два раза.

Звук тяжёлого стука, усиленный эхом Тени.

Из ниоткуда перед ними появляется дверь, висящая в пространстве.

Раздаётся скрип двери.

Сцена третья,

в которой действие происходит на нескольких каменных плитах, парящих в воздухе неподалёку от острова.

Каждый персонаж, кроме Магии Крови, стоит на своей плите.

Некто:

Какая встреча! Честь для меня

Быть рядом с вами в час столь важный.

Скверна:

О чём ты говоришь, умалишённый?

Красный Лириум:

Вот-вот! Сначала дверь из ниоткуда, теперь ты!

И этот наглый висп, что оглушительно жужжит над ухом!

Магия Крови (угрожающе):

Повежливей, плебеи! В самом деле!

Некто:

Не нужно сильных слов. Сейчас совсем не к месту

Расте́ривать бесценные мгновенья.

Скверна:

Так объясни! К чему всё лицедейство?

Красный Лириум (настороженно):

Бывает редко так, что солидарен я со Скверной.

Но ты мне не по нраву, странный человек.

Некто:

Напрасно, Лириум, ты виспа избегаешь.

Вы с ним гораздо ближе, чем можешь ты представить.

Что скажешь, Магия?

Магия Крови:

Он — неофи́т, и многого не знает.

Чуть что не по его — как конь брыка́ет.

Скверна (с сарказмом):

Как трогательно. Сборище родни́.

Быть может, вас оставить мне одних?

Некто:

О, Скверна, ты скромна, но брызжешь ядом.

Скверна:

Яд то, что делает меня живой.

Когда расскажешь ты, к чему весь балаган?

Магия Крови:

Неужто господин позволит

Невежеству цвести в его присутствии?

Некто:

До торжества нача́ла ждать совсем недолго.

Поэтому закрыть глаза готов на нагово́ры.

Что скажешь, Магия? Сработает мой план?

Магия Крови:

Воистину был сто́ящим обман!

Скверна и Красный Лириум (одновременно):

Обман?

Некто:

Как жаль. Не выдалось минуты нам

Узнать друг друга чуть поближе.

Но ничего. Быть может, в следующей жизни…

Коль выдастся подобная для вас двоих.

Щелчок пальцев.

Посох Некто затягивает в себя субстанции темно-серого и красного цветов.

Тела-сосуды Скверны и Красного Лириума растворяются в воздухе.

Некто:

Без вас, дражайших слуг, гулянье бы не состоялось.

Магия Крови (надменно, в предвкушении):

Покайтесь, смертные! Пробьёт последний час!

Тень Первозданная решит судьбу за вас!

Некто произносит заклинание, затем проводит посохом по воздуху рядом с плитой, на которой стоит.

Некто:

Лети же, Магия, освободись от Те́ни.

И демонов с собою прихвати́!

Висп Магии Крови исчезает в разломе.

Гремит гром.

Над Те́дасом раскрывается завеса. С неба на континент летят светящиеся зелёные огни.

Некто:

Увеселе́нье только началось!

Однако ж, жаль, что люд обыкновенный

Вопреки всему бороться станет лишь за жизнь,

И истина ему не будет ве́дома…

(после небольшой паузы, размеренно)

…а пиршество финальное произойдёт нескоро.

(Некто исчезает.)

КОНЕЦ

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Пьеса «Загадки путника»

Действующие лица:

Голос автора

Дайлен Амелл – Герой Ферелдена, маг.

Мариан Хоук – Защитница Киркволла, маг.

Апатиус – странноватый старичок, говорящий стихами.

Действие первое

Голос автора: Ночь. Обычный охотничий лагерь, горит костёр, а на вертеле жарится свежее оленье мясо. Герой Ферелдена и Защитница Киркволла, троюродные брат и сестра, сидят у огня на медвежьих шкурах и занимаются готовкой, попутно обсуждая прошедшую охоту. К сожалению, по непонятной причине, они не помнят о своём героическом прошлом и путешествуют в поисках ответов.

Дайлен: Не отрицай, ты промахнулась! Теряешь хватку, Мариан?

Мариан: Да, моя молния прошла мимо, но пока летел пущенный тобой каменный кулак, я успела наложить на оленя проклятье – (гордо) его убила я.

Дайлен: Хорошо, пусть будет так. (понизив голос) Нет ничего глупее, чем два мага на охоте.

Мариан: (улыбаясь) Это точно.

Небольшая пауза. Звуки горящего костра.

Дайлен: Сколько уже мы так бродим по Тедасу? Я потерял счёт времени.

Мариан: (задумавшись) Около года.

Дайлен:Год. Целый год мы ищем того мерзавца, который стёр нам память, пытаемся найти самих себя. Кто мы, Мариан? Кто мы?

Мариан: Мы помним наши имена и то, что мы родственники – это уже что-то.

Дайлен: Мы уроженцы Ферелдена – это неоспоримо, но нас тут никто не знает – это странно.

Мариан: Кстати, ты ведь помнишь нашу поездку в Денерим на прошлой неделе? Ну, тот день, когда король Алистер устраивал праздник победы над Архидемоном и шло чествование Айдана Кусланда, Героя Ферелдена.

Дайлен: Да, я ещё тогда столкнулся с каким-то рыжим гномом, от которого несло каким-то пойлом. Он мне нахамил и сказал, чтобы я убирался прочь от одного из верных спутников Айдана. Он мне показался знакомым.

Мариан: Вот! С ним был другой гном, такой обаятельный, с большим арбалетом и волосатой грудью.

Дайлен: И?

Мариан: Он мне тоже показался знакомым. Он даже сказал мне… (задумавшись) Что же он мне сказал?

Дайлен: (пародируя голос Варрика) «Чёрненькая, что это за красная черта у тебя на лице?»

Мариан: Да, всё было именно так! Я ему ответила, что и сама не помню, откуда она у меня. Он так странно посмеялся и сказал: «Будешь гостить в Киркволле, найдешь меня в Верхнем городе. Напишем и для тебя какую-нибудь историю». Как думаешь, что он имел в виду?

Дайлен: Не знаю. Похоже, это ещё одна загадка этого странного мира, что нас окружает.

Мариан: (вздох) Да, ещё одна загадка.

Дайлен: (прислушиваясь) Тсс… Я слышу чьи-то шаги.

Действие второе

Голос автора: Слух не обманул Дайлена. К костру, с сияющей улыбкой на лице, странной походкой подошел седовласый старик и обратился старческим голосом к нашим беспамятным героям.

Апатий: Доброй ночи! Одному идти по лесу страшно и темно. Мне бы ночлег пригодился очень. Приютите, если вам не всё равно? Я голоден, не ел уже три дня. Обрадуйте, скажите, что я вышел к вам не зря.

Голос автора: Троюродные брат и сестра переглянулись. Никогда прежде им не приходилось встречать такого странного человека в этом мире, где о них все забыли, как и они забыли обо всём. Но отказать было бы неприлично, и они согласились приютить в своём лагере незнакомца.

Мариан: Почему бы и нет! Ты ведь не против?

Дайлен: Нет, я не против. Тем более что мы давно не беседовали с кем-то ещё, кроме друг друга.

Апатий: О, какое счастье встретить вас! Представлюсь я уже сейчас. Апатий – имя мне дано, сменить, пожалуй, его не суждено. А кто же вы, добрые друзья? Не представиться – нельзя.

Мариан: Меня зовут Мариан.

Дайлен: А я Дайлен.

Апатий: О, я слышу эти имена! В старой памяти вина. Ведь показалось мне опять, что я мог вас раньше знать.

Мариан и Дайлен (в один голос): (удивлённо) Вы нас вспомнили?

Мариан: (взволнованно) Скажите, пожалуйста, кто мы?

Дайлен: (взволнованно) Да, пожалуйста, если вы всё знаете, то не таите. Вы первый, кто нас вспомнил.

Мариан: (взволнованно) Нас лишили памяти, и никто не узнаёт из местных.

Апатий: Погодите, погодите. Отдохнуть то мне дадите? Я прошелся столько миль, потерял в пути костыль. Пожалейте старика, ведь награда велика.

Мариан и Дайлен (в один голос): Конечно, сейчас.

Голос автора: Усадив старика поудобнее на медвежью шкуру, поближе к костру, они накормили его жареной олениной и дали испить чарку вина. Он согрелся и наелся, да немного опьянел.

Апатий: Ох, спасибо, удружили! И меня вы поразили. Просьбу вашу выполнить смогу и не останусь я в долгу. Только плохо с памятью моей, для работы нужна разминка ей. Задам я вам мои загадки, а вы скажите – разгадки. Отгадайте – помогу, ошибётесь – я уйду.

Мариан: Не понимаю, зачем это вам, но если вы так хотите, то говорите ваши загадки.

Дайлен: Для нас главное узнать, кем мы были в прошлой жизни. Мы вас внимательно слушаем.

Апатий: Начнём, пожалуй, с простого: «Бежать, бежать – не добежать, лететь, лететь – не долететь». Что это? Хотите, вместе обсудите, только долго не тяните.

Мариан: «Бежать – не добежать». Что же это? Дальние страны? Нет.

Дайлен: Что же это может быть? «Лететь – не долететь». До чего нельзя долететь?

Мариан: Долететь до неба…

Дайлен: Долететь до неба можно, а до чего нельзя долететь и добежать. Куда мы направляемся, когда путешествуем?

Мариан: Вдаль, мы стремимся идти вдаль.

Дайлен: Вдаль к горизонту… (воодушевлённо) Это горизонт! Нельзя добежать и долететь до горизонта.

Мариан: (обрадованно) Да, ты прав!

Апатий: И ваш ответ? Иль его нет?

Дайлен: «Горизонт».

Апатий: Угадали, молодцы, хоть разгадку знают и мальцы. Следующая загадка: «Не море, не земля, корабли не плавают, а ходить нельзя». О чём речь?

Дайлен: Что же это может быть?

Мариан: Это о какой-то местности. Место, которое нельзя назвать землёй, но и нельзя назвать морем.

Дайлен: Горы?

Мариан: Нет, горы относятся к земле.

Дайлен: Место… Место, где не пройдёт корабль и не может ступить нога. Что-то среднее между землёй и морем?

Мариан: Кажется, я знаю! Это – болото. Болото – не море, не земля, не проплывёт корабль и ходить по нему нельзя, иначе затянет в трясину.

Апатий: Вы приготовили ответ? Иль его нет?

Мариан: «Болото».

Апатий: Верно сказано и в этот раз – получите новый шанс. Третья загадка гласит: «Шли два отца и два сына, нашли три апельсина. Стали делить — всем по одному досталось». Как это могло быть?

Мариан: Два отца и два сына – четыре человека.

Дайлен: Три апельсина – три человека.

Мариан: Один лишний?

Дайлен: Постой… здесь на логику. Всё должно быть просто.

Мариан: Что же тут скрыто? Сын сына – внук. Отец отца – дед.

Дайлен: Ты права, Мариан! Два отца и два сына – дед, отец и сын. Их всего трое, и они получили по апельсину.

Апатий: Так ваш ответ? Иль его нет?

Дайлен: Это были дед, отец и сын.

Апатий: И снова угадали вы и достойны похвалы. Теперь загадки будут посложнее, отгадайте их скорее. Первая будет такова, и скажу я без стиха: «Жили-были две сестры! Одна нормальная, а другая врунишка! Одну из них звать Солона! Чтобы узнать кто из них врунишка и какую именно звать Солона, нужно задать одной из них всего лишь один вопрос состоящий из двух слов?».

Дайлен: Снова вопрос на логику…

Мариан: Может, нужно спросить: «Ты Солона?»

Дайлен: Нет, сестра, которая говорит правду, скажет – нет, а Солона соврёт и тоже скажет – нет.

Мариан: «Ты не Солона?» Хм… помогло бы, но тут лишнее слово, а нужно всего два.

Дайлен: Ответ должен быть в самом вопросе. Солона Врунишка…

Апатий: Торопитесь, мои друзья, устаю без разгадок я. Моя память слаба, а вашу вам тогда вернуть не судьба. Если не будет дан правильный ответ, то останется со мною мой секрет.

Дайлен: Дайте нам ещё время, Апатий! Вы же сами сказали, что эта загадка сложная.

Мариан: (обрадованно) Дайлен, кажется, я догадалась.

Дайлен: Говори.

Мариан: Вопрос простой: «Солона врёт?». Сестра, говорящая правду скажет – да, а Солона соврёт и скажет – нет.

Дайлен: Ты молодец, Мариан!

Апатий: Так какой нас ждёт ответ? Скажите вы или нет?

Мариан: «Солона врёт?».

Апатий: И в этот раз вы отгадали и меня вы осмеяли. Но на подходе ждёт ещё одна и посложнее будет она: «Про А и Б много спорят. Кто-то считает, что люди, обладающие А, практически всегда обладают и Б. Иные предполагают, что А и Б - это две стороны одной и той же монеты. Есть даже мнение, что Б - это высшая степень проявления А». О чём речь? Назовите А и Б.

Мариан: Спаси Создатель! Вот так загадка.

Дайлен: Надо подумать…

Апатий: Времени не так много у вас, я ценю каждый свой час. Поэтому поспешите, да не ошибитесь, смотрите.

Мариан: А почему мы должны верить тебе? Дайлен, вдруг всё это просто забава сумасшедшего старика.

Апатий: Не нужно мне грубить, ведь хотите правду вы открыть… Хоук.

Мариан: (ошарашенно) Хоук! Милостивый Создатель! Это же я. Я вспомнила, но только это. Расскажи мне всё остальное, старик.

Дайлен: (удивлённо) Ты Хоук? А кто же я?

Апатий: Время истекает, вы проиграйте, так бывает.

Мариан: (гневно) Это какое-то безумие! Давай схватим этого старикашку и вытрясем из него всё. Может, это он нас заколдовал и стёр память?

Дайлен: (воодушевлённо) Безумие! Всё просто и гениально. Да, это оно. Вот наш ответ: «А и Б – безумие и гениальность».

Апатий: Ответ правильный дали вы и заслужили вновь похвалы. И скажу я вам вопрос последний, самый сложный, без сомнений: «Встречаются принц и принцесса у обрыва. Принцесса спрашивает у принца: «Ты меня любишь?». Принц: «Да очень!». Принцесса: «Тогда спрыгни с обрыва!». После этого принц шепнул ей на ухо всего одно слово, и они, обнявшись, ушли. Что принц сказал ей на ухо?

Мариан: Очень необычная загадка. Что бы ты сказал на месте этого принца?

Дайлен: (улыбаясь) Давай я тебе шепну об этом.

Голос автора: Дайлен пригнулся ближе к Мариан и прошептал ей на ухо одно слово.

Апатий: Так что скажите в ответ? Откройте мне ваш скромный секрет.

Мариан: (уверенным голосом) «Толкни».

Действие третье

Голос автора: Старик услышал ответ, глаза его блеснули, и он обратился к нашим героям уже помолодевшим голосом взрослого мужчины, без рифм и прежней загадочности, но от этого он был ещё более пугающим.

Апатий: Ответили вы на все мои загадки и можете открыть завесу собственного прошлого, но скоро вы поймёте, что для вас было бы лучше беспамятное счастье, чем осознанная горькая реальность.

Голос автора: Наши герои вскочили на ноги, словно их окатило ледяной водой. Они всё вспомнили в один миг; свои приключения, добрых друзей, героические сражения и всё прочее, что было в их прошлой жизни. Теперь, словно безумные, они глядели друг на друга, стараясь понять, что происходит и почему этот мир не такой, каким они его помнили.

Апатий: А теперь ответьте сами себе на ещё одну загадку: «Реальность или иллюзия нас окружает?» (долгий пронзительный смех)

Дайлен: (гневно) Изыди демон!

Мариан: (в отчаянье) Это не может быть! Нет! Только ни это, Дайлен!

Дайлен: Это так, Мариан.

Мариан: (полушепотом) Мы в Тени.

Голос автора: Вдруг, всё, что их окружало, рухнуло, растворилось в дымке иллюзий; густой лес, ночное небо, украшенное миллионами звёзд, и их лагерь с костром, медвежьими шкурами и зажаренной олениной. Исчез и странный путник. Всё это было придуманным сном. Вместо этого, как и говорил демон, им открылась страшная реальность: они были заперты в пустой комнате с магическими стеклянными стенами, которая находилась на вершине самого высокой башни Чёрного города.

Мариан: Это невозможно! Как мы здесь оказались? В бывшую Обитель Создателя невозможно попасть!

Дайлен: Как мы видим, нет ничего невозможного, Мариан. Меня другое беспокоит: какими силами должно обладать то существо, которое заперло нас в этом месте?

Мариан: Даже демоны на такое не способны.

Дайлен: Может теперь и способны. Я чувствую, Завеса так ослабла, что демоны могут беспрепятственно проходить через неё. Не удивлюсь, если и Чёрный город в скором времени окажется в реальном мире, вместе с нами.

Мариан: Этот день будет кошмаром Тедаса. Надеюсь, что найдётся другой герой, который сможет спасти мир, пока мы будем здесь.

Дайлен: И я надеюсь.

Мариан: А нам остаётся только ждать и надеяться.

Дайлен: Ждать и надеяться на чудо.

Конец

Изменено пользователем Karissima
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Скверные алхимики"

Действующие лица:

Архитектор, разумный гарлок-эмиссар неизвестного происхождения

Горацио, пробуждённый генлок, верный помощник Архитектора

Шико, потерявшаяся неприкасаемая гномка-подросток

Действие происходит на Глубинных тропах.

Сцена первая.

В подземной лаборатории. Архитектор делает записи в дневнике. Горацио сидит рядом и читает книгу. Издалека доносятся отголоски чьих-то бурных разговоров.

Архитектор (бормочет): Запись №91. Латунные сосуды гораздо устойчивее к концентрированным лириумным зельям. Впредь буду использовать их чаще, дабы избежать большего количества ожогов. Касательно нового минерала: судя по найденным мною книгам об алхимии и травничестве, он называется «осколком духа». Поразительно точное название! Я растолок его в порошок и добавил настоянный ещё со вчерашнего дня реагент из третьей мензурки, в сочетании с концентратом из…

Архитектор на секунду останавливается. Голоса вдалеке становятся заметно громче (кто-то дерётся).

Архитектор: В сочетании с…

Раздаётся крик. Затем слышно, как кто-то за стеной проносится мимо.

Горацио: Экая напасть, господин.

Архитектор: Хм, мародёры? Обычно они ведут себя гораздо тише.

Горацио: Наткнулись, может, на наших собратьев? Пропади оно пропадом. (торопливо) Послушайте лучше вот это: «Стыдись, Фортуна! Дайте ей отставку, о, Боги, отымите…»

Архитектор (перебивает со вздохом): Друг мой, прошу тебя... Так, с концентратом из корней Фелицидус Арии даёт любопытный эффект…

Жалобный крик девочки «Эй! Кто-нибудь!» совсем близко.

Горацио (испуганно): Господин?

Архитектор (с беспокойством): Ребёнок? Здесь?

Горацио: Давайте подождём, быть может, она уйдёт.

Девочка продолжает кричать.

Архитектор: Ведь она же не умолкнет. Проклятый Зов!

Горацио: Что же делать?

Архитектор (сам себе): Выйти? Показаться? Напугать? Спасти? (задумчиво) Использовать…

Горацио (с тревогой): Господин! Куда вы?

Архитектор: Будь здесь, я скоро вернусь.

Архитектор выходит из лаборатории и бесшумно подходит сзади к девочке-гномке.

Архитектор (спокойно): Не кричи.

Девочка оглушительно вопит.

Архитектор (с беспокойством): Тихо, тихо! Почему же вы всегда всё делаете наоборот?!

Девочка (заикаясь): Т-ты кто?

Архитектор: Позволь представиться, меня зовут Архитектор.

Девочка (с недоумением): Архитектор? Т-ты… порождение тьмы? Т-ты пришёл съесть меня?

Архитектор: Съесть тебя? Нет. Я не ем гномов. Я… (вздох) Я не такой как мои собратья.

Девочка (испуганно): Д-да. Ты разговариваешь.

Архитектор: Не только. Я свободен от Зова.

Девочка: Зова?

Архитектор: Это... Неважно. Как ты здесь оказалась? Почему ты одна?

Девочка (неуверенно): Я была здесь с… со своим дядей и друзьями. Они привели меня, чтобы…

Архитектор: Они мародёры.

Девочка: Охотники за сокровищами.

Архитектор: Так, почему же ты теперь совсем одна?

Девочка (торопливо): Я-я не знаю… Барри нашёл какие-то красные кристаллы ещё в первом коридоре тейга, потом он скрылся, а Тараг убежал за ним. Он крикнул мне, чтобы я спряталась, и я залезла под те упавшие колонны. Ну, те, у кучи, знаешь? Потом я видела вспышки. И я… Я зажмурилась. Было что-то совсем непонятное. Я, наговый стыд, думала, что обделаюсь! А Галк просто смылся. В общем, когда я вылезла, никого вокруг уже не было.

Архитектор (задумчиво): Вот как… И куда ты собираешься идти?

Девочка (сглотнув): Не знаю. Я не знаю, в какую мне сторону.

Архитектор: К поверхности можно выйти через восточный тоннель.

Девочка: Не-не, мне на поверхность никак нельзя. Мне домой надо!

Архитектор: Ты из гномьего города?

Девочка: Да! Из Орзаммара!

Архитектор: До него два дня пути по тоннелям кишащими моими собратьями. (изумлённо) Как вы добрались досюда?

Девочка: Нет, мы шли всего один день по тайным тоннелям от шахт вонюч… Пыльного города. Нас вёл Барри.

Архитектор: Мне неизвестно о них. Видимо, недаром они тайные.

Девочка (с отчаянием): Как же так «неизвестно о них»?! Ты же живёшь здесь! Мне что же… помирать здесь?

Архитектор: Я не могу ничем помочь.

Девочка: Что же мне теперь делать?

Архитектор: Почему ты спрашиваешь об этом меня?

Девочка: Что?

Архитектор: Что «что»?

Девочка: А?

Архитектор: Я не понимаю тебя.

Девочка (с грустью): Ты совсем тупой, да?

Архитектор: Тупой? Я не…

Девочка: А, забудь.

Неловкое молчание. Внезапно девочка начинает в голос рыдать.

Девочка (захлёбываясь): Все убежали! И Тараг исчез! Никого нет! Только ты тут стоишь, непонятно кто, вообще! И игморируешь меня!

Архитектор: Игморирую?

Девочка (кричит): Дурак!

Всхлипывания недолго продолжаются.

Архитектор (осторожно): Я могу предложить тебе побыть у меня, а завтра вместе попытаемся отыскать те тоннели.

Девочка (неуверенно): Правда? (громко, с облегчением) Спасибо!

Архитектор: Только если больше не будешь реветь.

Девочка: Не буду!

Архитектор (шёпотом): Вот и славно.

Сцена вторая.

Та же лаборатория. Девочка изумлённо таращится на Горацио, Архитектора и разные алхимические приборы вокруг.

Архитектор: Вижу, ты уже успокоилась.

Девочка: Так, ты не один такой. Это твой братец? Или пасынок? (к Горацио) Дай угадаю, тебя зовут, эм, Скульптор?

Горацио: Горацио.

Девочка (поперхнувшись): Прекрасное имя.

Горацио: Спасибо! А как ваше имя?

Девочка: Шико.

Горацио: И у вас прекрасное имя!

Шико (читая названия на склянках): «Паутинник», «Чёрный эмбриум», «Осквернённая звёздная пыль», «Рука мертвеца», «Кровавель». (кашляет) И чем же вы, ребята, здесь занимаетесь?

Архитектор (спокойно): Исследованиями.

Горацио: Мой господин исследует природу оскве…

Шико (не слушая): Интересно. А это что такое?

Архитектор: Это сжигатель.

Шико: Сжигатель? А это у него что торчит?

Архитектор: Выхлоповник.

Шико: Ха! А это что за бабышка?

Архитектор: Фильтр. (бряцанье) Осторожно!

Шико (продолжает рассматривать снадобья, слышен звук склянок): «Феландрис», «Порошок из корня смерти», «Вытяжка из фиалкового корня»…

Горацио (тихо, Архитектору): Зачем она здесь, господин?

Архитектор (шёпотом): Думаю, что она будет превосходным объектом для эксперимента, дабы проверить мои последние выводы об осколке духа. Я обнаружил, что с его помощью души живых существ можно привязывать к любому материальному объекту!

Горацио (изумлённо): Вы полагаете, что именно благодаря этому свойству древние гномы могли создавать големов?

Архитектор (неосознанно переходит с шёпота на всем слышимый тон): Именно! Мы можем проверить мою теорию, взяв душу этой девочки!

Горацио: Поразительно! К чему же мы привяжем её душу?

Архитектор: Да к чему угодно! Хоть к горшку!

Горацио: Прекрасная идея! Да воспоют сами боги наши имена!

Неловкое молчание при осознании, что Шико всё слышала. Внезапно она начинает пронзительно орать.

Шико (с испугом): Нет-нет-нет! Не хочу быть горшком! А-а, кто-нибудь!

Архитектор (с беспокойством): Тише, тише!

Шико (кричит, стучит по стенам): Где дверь?! Где она?! Я хочу свалить отсюда! Ах, вы демоны!

Горацио: Господин, мне кажется, девочка очень испугана.

Архитектор (сдержанно): Полагаю, ты прав.

Горацио: Позвольте, я это улажу. (к Шико) Госпожа, послушайте-ка вот это (откашливается, очень громко и чрезмерно эмоционально начинает читать наизусть): «Святители небесные, спасите! Благой ли дух ты или ангел зла, дыханье рая, ада ль дуновенье, к вреду иль к пользе помыслы твои, я озадачен так твоим явленьем, что требую ответа. Отзовись…»

Шико (озадаченно): Что это с тобой?

Горацио: Прошу прощения?

Шико (осторожно): Ты это, присядь. Успокойся. Отдышись. Как там, будь собой, возьми себя в руки. Камень кровавый, ты же генлок!

Секундное молчание.

Архитектор (шёпотом): Ты молодец, Горацио. И правда подействовало.

Горацио: Неужели вы во мне успели усомниться?

Архитектор: Ни на секунду, друг мой.

Шико (с опаской): Так… Ладно, давайте начистоту. Не то чтобы я понимаю ваши мотивы, но вы решили превратить меня в горшок?

Архитектор: Не совсем. Мы лишь привяжем к нему твою душу, а затем вернём обратно.

Шико: Это больно?

Архитектор: Не знаю. Я никогда раньше этого не делал. У меня есть теория…

Шико (перебивая): После этого вы отведёте меня домой?

Архитектор: Мы даём тебе честное слово.

Шико (скептически): Честное слово порожденья тьмы?

Горацио: Честное-пречестное.

Шико (стонет): Ох, самое страшное – это то, что я вам, кажется, верю.

Горацио (Архитектору): Я всегда говорил, что гномы самые смелые из всех существ.

Архитектор (вздыхает): Ута бы оценила твои слова.

Горацио (с печалью): Не тревожьтесь господин, она вернётся.

Архитектор: Разумеется, вернётся. Она же просто пошла искупаться в озере.

Шико: Постойте. С вами ещё гномка живёт?

Горацио: Да. Госпожа Ута. Она ушла помыться в озере.

Архитектор: До него два дня пути.

Горацио: Верхом на бронто.

Архитектор: Галопом.

Горацио: А пешком четыре.

Молчание.

Шико (сдержанно): Понятно.

Архитектор (торопливо): Давайте приступим к эксперименту.

Архитектор начинает копаться в склянках, что-то крошить, наливать.

Шико: Архитектор, эм, а это долго?

Архитектор: О, не думаю. Для начала выпей вот это.

Шико (с опаской): Что это? Это не отрава? Мутное какое-то. Страшно.

Архитектор: Ничего не случится.

Шико выпивает жидкость. Пару мгновений напряжённо молчит. Затем начинает неистово орать.

Архитектор (с испугом): Что? Что такое?!

Горацио (тревожно): Что случилось?

Шико (постепенно замолкая): А? Что? Ничего не произошло?

Архитектор: Это просто вода.

Горацио: Вам нужно прочистить горло.

Шико (облегчённо): А-а. Извините.

Архитектор: А вот это уже часть эксперимента. Осторожно, горячее. Оно отделит твою душу. Глубоко вдохни пары.

Шико вдыхает и падает без сознания.

Сцена третья.

Там же. Архитектор и Горацио смотрят на горшок, к которому прикрепили душу Шико.

Архитектор: Хм.

Горацио: Как же понять, что душа прикрепилась?

Архитектор: Я не…

Шико (голос из горшка, с небольшим эхом): Я слышу вас.

Горацио (радостно): Поразительно! Госпожа, как вы себя чувствуете?

Шико (раздражённо): Я - говорящий горшок, как, по-вашему, я должна себя чувствовать?

Горацио: Не знаю, я никогда не был горшком, поэтому и спрашиваю.

Шико: Ох. Честно, не чувствую ничего. Совсем ничего.

Архитектор: Видимо, привязать душу к предмету - это полдела. Чтобы обрести над ним контроль, нужно применять иной метод. Иную магию. До раскрытия секрета создания големов нам ещё очень далеко. Но наш эксперимент, несомненно, успешен.

Шико: Так вы пытаетесь раскрыть секреты Каридина?

Архитектор: Нет, это просто любопытство. Изначально я размышлял над природой души. Как она отделяется от тела, как она оскверняется, можно ли этого избежать.

Шико: И зачем это? Просто любопытство? Или же вы пытаетесь понять, ну, собственную природу?

Горацио (задумчиво): «Познавший себя – сам себе палач».

Архитектор (к Горацио, с интересом): Друг мой, разве знать – не есть благо? Отсутствие знания имеет лишь два итога – безумие или смерть.

Горацио: Но что если правда нам не понравится? Что если она отвратительна? Мы не сможем вынести её. Господин, чего бы я никогда не пожелал, так это вашей смерти, я выбрал бы неведение.

Архитектор: Я ценю это, друг мой. Но жить в неведении невозможно, мы окружим себя иллюзией того, что живём, когда на самом деле…

Горацио (заканчивает за Архитектора): «Мы лишь находимся в зале ожидания жизни». Господин, я с вами до самого конца, что бы нас там ни поджидало.

Архитектор: Сейчас у нас есть более важная задача, чем ответить на вопросы происхождения. Помнишь, то место на западной тропе, где истончена Завеса? Я думаю, мы на пути к разгадке…

Шико: Эй! Народ, мне здесь долго торчать?

Горацио: Ах, мы чуть не забыли про госпожу в горшке!

Архитектор: Верно. Дайте мне минутку, я запишу результаты. (берёт дневник, проговаривает вслух) Запись №92. Эксперимент с парами от «разделяющего зелья» завершился успехом. Душу удалось легко отделить от тела и привязать к глиняному горшку. Подопытная отзывалась об ощущениях… Как ты говорила?

Шико: «Честно, ничего не чувствую. Совсем ничего».

Архитектор: Спасибо. Так… Эксперимент показывает, что душу живого существа можно привязать к любому материальному объекту. В будущем имеет практическое применение. Хм. На этом пока и закончим.

Шико: Прекрасно. Теперь вытаскивайте меня отсюда скорее!

Сцена четвёртая.

Архитектор, Горацио и Шико (вновь в своём родном теле) идут по Глубинным тропам в поиске тоннелей, ведущих в шахты возле Пыльного города.

Горацио: Как далеко эти тоннели, госпожа?

Шико: Эх, если б я знала. Точно помню вон те тропы, там стены с такими кровавыми знаками, ни с чем не спутаешь.

Архитектор: Вокруг я не чувствую ни одного порожденья тьмы.

Шико: Я чувствую двоих.

Горацио: Правда? Где?

Шико смеётся.

Горацио (с некоторой обидой): Я просто подыграл.

Шико: Мне интересно, а кто выбирал тебе имя?

Архитектор: Он сам себе его выбрал.

Горацио: Господин прав. Изначально я звался Пробуждённым, поскольку господин очистил мой разум от тёмного сна. Но после меня были и другие пробуждённые, и я решил, что стоит сменить имя. В то же время господин научил меня читать.

Архитектор: А поскольку в моей лаборатории очень много книг…

Горацио: Хороших книг.

Архитектор: Половину из которых он прочитал…

Горацио: Очень внимательно.

Архитектор: Совершенно ожидаемо, что имя он взял из одной из своих любимых. Имя верного друга…

Горацио (с гордостью): Горацио.

Шико: Это хорошее имя.

Горацио: Спасибо, госпожа.

Шико (задумчиво): Знаете, ребята, вы в сотни раз лучше, чем все гномы из моего города вместе взятые.

Горацио: Это комплимент?

Шико (со смешком): Не знаю. Все пылеглоты довольно мерзкие существа. Хуже них я раньше считала только порождений тьмы, бездушных, уродливых.

Горацио: Большинство действительно хуже.

Шико: Но, оказалось, не все такие.

Архитектор (ласково): Всегда есть исключения. И среди, как ты говоришь, пылеглотов, видимо, тоже.

Шико: Возможно. Хотя среди своих вряд ли бы кто-нибудь при первой встрече прикрепил мою душу к горшку.

Горацио: Вы послужили правому делу.

Шико: Кстати, что вы намереваетесь делать с результатами этого эксперимента? Будете охотиться за чужими душами?

Архитектор: Я до сих пор размышляю над этим.

Шико: А сколько вас? В смысле, разумных порождений тьмы?

Архитектор: Нас только двое.

Шико: Но, Горацио, разве ты не говорил о…

Горацио (с печалью): Все пробуждённые погибли, так или иначе. Не все смогли перенести тяготы сознания, кое-кто сошёл с ума, и нам пришлось самим лишить их жизни.

Шико: Звучит печально. Но вы будете продолжать свои эксперименты по «освобождению» ваших собратьев?

Архитектор: Без сомнений. Мы найдём способ, чтобы жить без вражды с другими народами.

Горацио: Госпожа Шико, мы благодарны, что вы приняли нас так спокойно. Обычно существа не нашего вида при первой возможности бросаются на нас с оружием.

Шико: Я бы не сказала, что принимаю вас спокойно (сглотнув). Скорее, я просто быстро привыкаю к… необычному. Кстати, каково это, быть порождением тьмы без разума?

Горацио (содрогаясь, тихим пугающим голосом): Хуже, чем вы можете себе представить, госпожа Шико. Не смотря на то, что ты постоянно слышишь самый прекрасный во всём Тедасе Зов, не сравнимый ни с чем, ни с сиянием утреннего солнца, ни с блеском самоцветов, ни всем тем, что можем зачаровать вас, быть его рабом – сильнейшее проклятье. Зов не даёт покоя, и ты неустанно ищешь его источник, испытывая величайшую жажду. Готовый когтями рыть тоннели, и роешь, пока не собьёшь руки в кровь, аж кости оголятся. И даже тогда не остановишься - будешь биться головой! Зов управляет тобой, наполняет изнутри, лишая покоя. Ты желаешь его и страшишься, страстно любишь и ненавидишь. Лишь он ослабнет, и ты в панике начинаешь бросаться из угла в угол или бездумно нападаешь на собратьев. Это абсолютное безумие и рабство, госпожа.

Шико (зачарованно): Горацио, тебе нужно писать книги.

Горацио (с приятным удивлением): В самом деле?

Шико: Так складно ты говоришь.

Архитектор: Он пытался однажды, но чернила кончились.

Горацио: Ужасный был день.

Архитектор: Согласен.

Шико (задумчиво): Значит, всё дело именно в этом Зове? А вам не хотелось бы вновь его услышать?

Архитектор: Зачем? Чтобы вновь уподобиться нашим неразумным собратьям? (вздох) Я слышу его где-то на задворках сознания, я бы не хотел, чтобы он усилился.

Горацио: Я не слышу его вовсе и счастлив.

Шико: Но в этом же ключ к разгадке вашей природы, разве нет?

Архитектор (задумчиво): Верно.

Горацио: Мне становится страшно, когда я начинаю думать об этом.

Архитектор: Не думай об этом.

Горацио: Не могу, я уже подумал.

Архитектор: И каково?

Горацио: Стало страшно.

Архитектор: Я так и думал.

Шико (внезапно радостно): Я вспоминаю вон те стены! Проход точно за ними, именно там тоннель прямо в шахты!

Горацио (радостно): Это прекрасно! Значит, госпожа, вы всё же нашли свой дом!

Шико: Да. Дальше я могу пойти сама. Спасибо вам.

Архитектор: Я лишь прошу, чтобы ты не рассказывала никому о нашей встрече.

Шико (со смешком): Про то, как я встретила двух говорящих порождений тьмы, и они отделили мою душу, прикрепили её к горшку, вернули обратно, а затем лично проводили меня до дома? Тебе не стоит боятся.

Горацио (удивлённо): Почему?

Архитектор (на ухо Горацио): Обычно в такое никто не верит.

Горацио (со вздохом): Предрассудки.

Архитектор: Мы уходим из этих мест, Шико. Береги себя.

Шико: Бед не наворотите.

Шико уходит. Архитектор и Горацио возвращаются домой. Голоса постепенно угасают.

Горацио: Знаете, господин, я буду скучать по ней.

Архитектор: Я тоже.

Горацио: Думаю, госпожа Ута смогла бы с ней подружиться, и мы бы все жили вместе.

Архитектор: Горацио, у нас есть дела поважнее, чем строить семьи.

Горацио (со вздохом): Понимаю. Какой наш следующий шаг?

Архитектор: В свете последнего эксперимента и тех слов, что сказала Шико, я пришёл к выводам. Я готов найти ключ к разгадке. И уничтожить его.

Горацио: Неужели вы думаете аналогичным способом вынуть душу (с восторгом) Древнего Бога?!

Архитектор (воодушевлённо): Да, мой друг! Но нужно поспешить!

Голоса сходят на нет.

  • Like 11

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Нежданное спасение

Сцена в четырех действиях.

Действующие лица:

Рауль – Серый Страж. Опытный, спокойный воин.

Мила – странствующая эльфийка, ставшая рекрутом Серых Стражей.

Сириаэль – вспыльчивая долийка, рекрут Серых Стражей.

Раненый – неизвестный мужчина, найденный раненым без сознания.

Действие первое.

Граница леса. Рауль с рекрутами едут дорогой, ведущей через лес к крепости Стражей, на обряд Посвящения. Глухой топот лошадиных копыт разносится по округе.

Рауль: Тпрр...

Топот трех лошадей затихает по мере их остановки.

Рауль: Так-так... что у нас здесь...

Сириаэль: Мертвец! Обыщем его! Ох... Ir Bel Lin.

Мила выпрыгивает из седла, раздается недовольное утробное ржание одной из лошадей. Звук ее шагов прекращается.

Мила: Еще дышит. Надо помочь ему.

Сириаэль: Брось! Посмотри на эту лужу крови – ему только магия поможет, ты видишь среди нас магов? Добей и прекрати страдания, а вещички заберем за ненадобностью.

Мила: Добить? А если б тут лежал долиец?

Сириаэль: Я... (рассердившись) Это не важно!

Рауль (спокойно): Мила, ты что-нибудь нашла?

Мила (обыскивая раненого, слышен шорох): В сумке несколько небольших пузырьков с какой-то жижей... а это что... лириумные зелья?

Сириаэль: На контрабандиста не похож. Маг, стало быть. (иронично) А где же храмовнички? (посерьезнев) Уедем отсюда. Это не наше дело.

Мила: Мы не можем его здесь бросить!

Сириаэль (саркастично): Неужели?

Мила: Рана на животе, он так может до трех дней умирать... Кинжал... А это что такое? (рассматривает) Амулет тевинтерской церкви! Рауль, это же тевинтерец, возможно, магистр! Нужно... убить его!

Сириаэль (раскатисто смеется): Быстро же сдулось твое благородство!

Мила (на повышенных тонах): Заткнись! Я была ребенком, когда тевинтерцы забрали в рабство моих родителей! (с грустью) И меня бы забрали, если бы не Серые Стражи... (с новой злостью) Нас избили и посадили в клетки, как животных!

Сириаэль (презрительно): Seth'lin! Вы и так в своих трущобах живете, как скотина. (спрыгивает с лошади, слышны быстрые шаги, когда долийка подходит к раненому) А знаете что, я не хочу его смерти! Несправедливо кого-то убивать из-за неправильной подвески на шее. Так что, если только нам не нужны его вещички...

Мила: Ты говоришь это мне назло.

Рауль: Отставить ссору. Никто никого убивать не будет. Сириаэль, собери хворост для костра. Солнце почти село, нам все равно нужно делать стоянку на ночь. Мила, мы проезжали ручей. Принеси воды оттуда, да побольше. Посмотрим, что мы сможем сделать для этого человека.

Мила: Но Рауль!

Рауль (прерывает ее, слегка повысив голос): Приказ был отдан. И амулет не делает беднягу магистром.

Мила: Ну... эээ... если ты так говоришь...

Действие второе.

Стоянка на том же месте. Треск костра, пение соловья вдалеке.

Раненому оказывают помощь.

Рауль: Лей воду, Мила. Промоем рану.

Слышен звук льющейся воды. Раненый стонет.

Мила: Не нравится мне эта затея.

Рауль: Подай из сумки нитки. Сейчас будем штопать. Сириаэль, поднеси пламя, иглу обеззаразить.

Усиленный треск потревоженного очага.

Мила подает нитки.

Мила: Тревожно мне. Я тут обыскала его вещи и нашла престранное письмо. В нем пишется: «Ты знаешь, что твоей беде смогу лишь я помочь. Минратос ждет тебя». Подпись: Друг.

Недолгое молчание.

Рауль: Что еще было в письме?

Мила: Ничего.

Сириаэль: И что?

Мила: Не знаю! Просто подозрительно и все.

Сириаэль: Бирюлька и строчка на пергаменте еще не делают его злодеем.

Раненый стонет, когда начинают зашивать его повреждение.

Рауль (как бы невзначай): Мила, скажи мне, будь ты здесь одна – ты бы добила раненого, найдя у него тевинтерский амулет, и пошла дальше?

Мила: Не знаю. Я ж не командир.

Рауль: Ты абсолютно точно подметила! И все-таки, представь, что ты командуешь. Что нам делать? Убить?

Мила (неуверенно): Да.

Рауль (усмехнувшись): Неуверенно звучит. И все же, если бы мы тебе подчинялись, то убили бы по твоему приказу Серого Стража и пошли дальше, даже не попытавшись помочь.

Мила (удивленно) Серого Стража? Но письмо... и амулет...

Сириаэль: Как ты узнал, Рауль?

Рауль: Стражи узнают друг друга. Вам откроется этот секрет позже, после Посвящения. Но, что я вам хотел сказать: не позволяйте страхам руководить вашими действиями. Когда я узнал про Сириаэль, мне сказали, что долийка убила множество людей, а когда я спустился в темницу, чтоб с ней поговорить, она, вцепившись в решетку, сказала, что «перегрызет глотку первому, не важно с чем он к ней войдет».

Сириаэль: Эй, не разговаривайте так, словно меня здесь нет!

Рауль: И все же ты спасла меня потом от разбойников.

Сириаэль: Спасла. Не буду прибедняться.

Рауль: Так что не стоит спешить с выводами. Клинок способен обнажить каждый дурак.

Раненый снова стонет.

Рауль: Зашил, готово. Теперь рану надо бы прижечь.

Сириаэль: Да, я, вот, как раз подготовила чем. Держи...

Сириаэль подает палку с обугленным раскаленным концом. Через некоторое время слышиться звук жарки сочных бараньих ребрышек. Раненый начинает кричать от боли.

Сириаэль: Что происходит? Он светится!

Серия звуков, которые сопровождаются свечением.

Маг встает. Находящиеся рядом Мила и Рауль падают, откидываемые неизвестной силой.

Раненый (искаженным голосом): Кто вы такие?

Мила: Одержимый!

Сириаэль: Убить!

Рауль: Нет! Стойте!

Эльфийки бросаются на одержимого в атаку, но тот отбрасывает их вновь.

Раненый (искаженным голосом): Убить меня хотели? Как тварь, как демона? Не выйдет! В чем я виновен перед вами, что вы бросаетесь с мечами? Несправедливость ждет возмездие!

Атакует. Эльфийки вскрикивают.

Слышен звук вынимаемого из ножен клинка.

Рауль: Постой! Здесь я твой враг.

Раненый (искаженным голосом): О, да! Я чую зло в твоей крови, что сводит разум мой с ума. Я не позволю, чтобы ты сбил меня с правдивого пути. Прощайся с жизнью!

Глухой звук удара. Слышно, как чье-то тело рухнуло на землю.

Мила: Сириаэль! Ты ударила его по голове колодой!

Сириаэль: Ударила. И сейчас добью!

Звук быстро вынимаемого кинжала.

Рауль (строго): Нет! Не убивай.

Сириаэль: Ты шутишь! Он одержим!

Рауль: Здесь не все так просто, Сириаэль. Он не простой одержимый. Боюсь, здесь мы должны получше во всем разобраться. Ты не слушала меня!

Сириаэль: Да мне плевать, хоть простой он одержимый, хоть сложный! Он пытался нас убить!

Рауль: Мы его спровоцировали. Кинжал в ножны, Сириаэль.

Тишина.

Рауль: Я сказал: кинжал в ножны. Это приказ.

Через несколько секунд молчания слышится звук медленно опускающегося в ножны клинка.

Рауль: Вот умница. Этот человек не выживет без мага! Мила, завтра поскачешь, что есть мочи, вперед. Приведешь из крепости целителя к нам навстречу. Ясно?

Мила: Хорошо.

Рауль: Ну и отлично. Все, спектакль окончен. Караулим по двое: один оберегает наш покой, другой присматривает за раненым.

Действие третье.

Ночь. Костер больше не трещит, он уже потух. А сверчки все заводят свою трель. Иногда слышатся голоса филина и кукушки.

На фоне звуков ночи появляется шорох. Раненый стонет, а потом издает звук, словно не может сглотнуть.

Мила: Что ты делаешь?

Шорох резко обрывается, словно кого-то застукали на горячем.

Мила: Ты пыталась задушить его, Сириаэль.

Сириаэль: Да, пыталась. Потому что он одержимый, а одержимых, как порождений тьмы, убивать можно!

Мила: Приказ Рауля был иным.

Сириаэль: Мила, он опасен!

Мила: Рауль никогда ничего не делает без оснований. Если он сказал – спасти, значит это нужно.

Сириаэль: Да что это с тобой! Кто здесь громче всех кричал, что его надо убить, когда на это еще не было оснований, а? И да, я ошиблась на сей счет. Пусть он Серый Страж, но одержимый демоном, и он пытался нас убить!

Мила: Это не демон. Демоны злые.

Сириаэль: Видно, этот тебе показался очень добрым.

Мила: Ты же видела все своими глазами! Он не собирался нападать, пока мы не начали. Он был напуган, сбит с толку! Сколько угодно можешь пытаться меня убеждать, но демоны так себя не ведут, я думаю. И к тому же, Рауль же ясно сказал: меч способен каждый дурень пустить в ход. Нет, я не хочу ошибиться.

Сириаэль: С каких пор знаешь демонов? Мила, мы ведь все здесь можем очень глупо погибнуть. Задумайся. Но и можем предотвратить опасность. Рауль сказал, что если доживет до утра – у него есть шанс. Ну а мы сделаем так, чтоб не дожил. Я подписывалась на смерть в бою с порождениями тьмы, а не с одержимыми магами.

Мила: Магесса Винн из историй про Героиню Ферелдена была тоже одержима духом. И тогда, в Денериме, вместе со Стражами она спасла меня. Я сказала – нет! Иди покарауль, а я посижу рядом с магом.

Действие четвертое.

Рассвет. Тишину нарушает лишь пение утренних птиц.

Фон меняется – приятные слуху звуки постепенно затмевает зловещий шепот, что слышат Стражи при приближении порождений тьмы. Шепот нарастает и на своем пике обрывается, резко переходя на разговор эльфиек.

Мила: Он просыпается...

Сириаэль: Наверное, опять бредит.

Мила: Точно просыпается! Смотри, Сириаэль, открывает глаза!

Сириаэль (настороженно) Глаза хоть не пылают?

Мила: Шшш! Кажется он пытается нам что-то сказать...

Раненый стонет и произносит что-то нечленораздельное.

Мила: Не понимаю...

Раненый (сквозь боль): Бегите...

Мила и Сириаэль вместе: Что-что?

Раненый (сквозь боль, чуть громче): Бегите! (кашляет)

Рауль (выкрикивает откуда-то из стороны): К оружию!

Героев атакует группа порождений тьмы. Какое-то время кипит бой. Его звуки – лязг метала, свист стрел, рычание чудовищ и крики воинов распространяются по округе до тех пор, пока не падает последний враг.

Мила: Мы победили!

Сириаэль: Да! Сдохните, Harelen!

Рауль: Это были разведчики. Нужно отсюда уходить.

Раненый, через боль, опять пытается что-то сказать. Стражи бросаются к нему.

Раненый: Лириум...

Сириаэль: А, может, лучше просто водички тебе?

Раненый (снова с трудом): Нет! Лириум... в моей сумке...

Рауль: Дайте ему лириумное зелье!

Приказ исполняется. Сначала слышно, как раненому выливают в рот порцию зелья, глотание, затем раздается звук каста заклинания исцеления. Неизвестный маг сам залечил свою рану.

Мила: Ты целитель.

Сириаэль: Полезное умение, я тоже так хочу!

Рауль: Подняться можешь?

Раненый: Да. (встает) Я в порядке. Благодарю за спасение.

Рауль: Скажи мне, что дух из Тени делает в теле моего брата?

Раненый: Вы... Серые Стражи. Но вы ошибаетесь! Больше я не один из вас. Я ушел из ордена давным-давно.

Мила: Разве можно уйти из ордена? Я думала, Серый Страж – это навсегда.

Рауль: Все верно. Из Стражей уходят только на Глубинные тропы. Объяснись, пожалуйста.

Раненый: Меня зовут Андерс. Беглый маг до Посвящения. Служил в Башне Бдения под командованием Стража-Командора Кусланд. Но потом я стал одержим духом... похоже, вы видели его. Никто не пострадал?

Рауль: Андерс? Тот самый Андерс? Я слышал о тебе. Ты помог Героине Ферелдена уничтожить Мать.

Раненый: Да, я один из тех. И дух, что стал частью меня, тоже помогал.

Рауль: Ты служил ордену верой и правдой. Что же изменилось?

Раненый: Я стал опасен для своих братьев и сбежал. Вы видели его, да?

Сириаэль: Да уж, пришлось.

Рауль: Ты должен вернуться в орден, Андерс. Маги Стражей помогут тебе.

Раненый: Нет. Помочь мне невозможно. Я искал способ вернуть духа в Тень вот уже почти пятнадцать лет. Более того, для ордена я бесполезен – я слышу Зов. Порождения тьмы за мною шли.

Рауль: Шли за тобой? Зачем? Такого раньше не бывало…

Раненый: Я слышу Зов, но дух сдерживает его. И, тем не менее, все внутри меня постепенно становится единым. Моя одолеваемая скверной одержимая сущность представляет ценность для порождений тьмы.

Мила: Если порождения тьмы преследуют тебя – разве не самое время обратиться к Серым Стражам?

Раненый: Нет. Я не позволю, чтобы меня снова кто-то запер! Я справлюсь сам.

Сириаэль (саркастично): Справишься, а как же!

Мила: Но ведь порождения тьмы чуть не добрались до тебя.

Раненый: Я сам себя ранил.

Сириаэль: Что? Зачем такое делать?

Раненый (грустно): Шепот... Песня почти овладела мной. Человек в приступе отчаяния совершит любую глупость, если в сию секунду верит, что это единственно правильный выход.

Мила: Ты ходишь по краю, Андерс.

Раненый: Всю свою жизнь.

Рауль: Андерс, я обязан о тебе доложить.

Раненый: Пожалуйста, не нужно! Мне бы не хотелось иметь в списке своих преследователей еще и орден Серых Стражей. За мной и так гоняются храмовники, Себастиан Ваэль – правитель Старкхевена, порождения тьмы, Хоук… кстати, если вдруг встретите черноволосую женщину, ищущую «припадочного бестолкового мага», скажите ей… что я был вынужден сбежать из нашего уютного семейного изгнания. Хватит ей бед из-за меня, а теперь вот, еще и порождения тьмы.

Рауль: И все же орден должен знать, что порождений тьмы что-то «заинтересовало». Ты предупрежден.

Раненый: Мне пора. Вам здесь тоже не стоит оставаться. Еще раз спасибо за спасение.

Конец.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Истинные искатели".

Большая таверна где-то на Имперском тракте.

Действующие лица:

Зеф – коссит, Тал-Васгот.

Нок – эльф.

Велле – эльфийка.

Неизвестный – человек, маг крови.

Зеф (садясь за стол): Ты уже заказал?

Нок (кивая головой): Конечно, и печенек побольше, как ты любишь.

Зеф (недовольно): Я не люблю печенье, я предпочитаю мясо!

Велле: Нет проблем, сейчас отменим печенье, и закажем побольше мяса.

Зеф (немного обеспокоенно): Не стоит отвлекать служку, пусть уж будет то, что заказали.

Нок: Лучше расскажи как дела!? Удалось найти?

Зеф: Нет. Ферелден и Долы чисты.

Велле (разочарованно): В Вольной Марке, Антиве и Ревейне тоже пусто.

Нок (обречённо): Как и в Орлее с Андерфелсом… никаких следов.

Зеф: Значит либо в Неварре, либо Тевинтере.

Велле (ехидно): Сихерон с Пар-Воленом, ты, значит, не рассматриваешь?!

Зеф (серьёзно): Только если он принял Кун, иначе там не затеряться.

Нок: Не обращай внимания, просто Велле любит пошутить, но почему- то над теми, кто шуток в принципе не понимает.

Велле: Когда на кону такие деньги, почему бы и не пошутить?! К тому же наш наниматель не очень любит шутки, и пока его нет, я ловлю момент.

Нок: Интересно, чувство юмора теряют все маги крови, или только наш?

Зеф (ехидно): Как только он придет, спроси у него.

Велле (смеясь): Смотрите-ка, а ты говорил, что он не понимает шуток.

Зеф: Я понимаю только те шутки, над которыми смеюсь я, а не те, в которых смеются надомной.

Нок: Кстати о шутках, я слышал как наша «охотница», чуть не стала жертвой…

Велле (сердито): Если бы ты оказался в тот момент на моём месте, то не считал бы подобную шутку смешной. И мне интересно как ты узнал об этом?

Зеф: А мне смешно. Я надеюсь, ты «еле удрала» не от нагов?

Нок (расхохотавшись): Почти угадал Зеф! Не наги, а белки стали причиной «храброго отступления» Велле.

Велле: Белки были заражены каким-то странным бешенством. Посмотрела бы я на тебя, если к тебе бы приблизились штук тридцать этих пушисто-хвостатых крыс с красными глазами.

Нок: Белки одержимые скверной – что-то новенькое.

Велле: Этот не было похоже на скверну, скорее это была какая-то магия.

Зеф: Мне тоже попадались звери заражённые чем-то странным…

Нок (легкомысленно): Какой-нибудь малефикар экспериментирует, или очередная проказа, из Амарантайна…

Зеф (задумчиво): Всё может быть…

Неизвестный (подходя и садясь за стол): Судя по вашим весёлым лицам у вас хорошие новости. Так поделитесь же!

Нок: Неварра или Тевинтер.

Зеф: В других местах никаких следов. Абсолютно!

Велле: За воротами Киркуолла след сразу потерялся, не удалось отследить даже приблизительное направление.

Неизвестный: Понятно, но это не удивительно, голова у них всегда была на месте (вздыхая). А учитывая, сколько лет они жили и учились у лучшего - значит Неварра, в Тэвинтер эти двое не сунулись бы, даже если весь остальной мир поглотил бы Мор, не магам там делать нечего.

Велле: Итак, нам придётся отправиться в Неварру! Ну, вчетвером, мы найдём их достаточно быстро (вздыхает).

Зеф: Почему без энтузиазма?

Велле: Уж сколько раз мне грозились отрезать «кроличьи уши» по всему Тедасу, но в Неварре всё будет ещё хуже, ведь там живут дикари даже по меркам Ферелдена. Хорошо быть коситом, все тебя боятся, и никто не предлагает отпилить рога, понимая, что можно остаться без головы.

Неизвестный: Что поделать, главное, что работа хорошо оплачивается. К тому же приятно осознавать, что есть искатели истины, и есть мы – истинные искатели, разыскивающие нужных людей. А учитывая весь бардак творящийся вокруг, наша работа уже сейчас весьма востребована, а представьте что будет когда станет ещё хуже...

Нок: Да-да, но всё же Велле права, успокаивает хотя бы то, что в Неварру мы отправимся втроём.

Неизвестный: Нет, в Неварру я отправлюсь один. У вас будет другое задание.

Зеф: Кого нужно искать на этот раз?

Неизвестный: Есть сведенья, что Церковь заинтересовалась одним говорливым гномом.

Нок: Ну его даже искать не нужно, все знают, где его проводит дни и ночи напролёт.

Велле: «Висельник»!!!

Неизвестный: А его не нужно искать. Просто некоторая организация, хотели бы, что бы до этого гнома не добрались слишком быстро. Проще говоря, задержать искателей как можно больше в пути, по возможности не вызвав у них подозрений.

Зеф: Что за странное задание?

Незнакомец: Просто наш наниматель хотел бы выиграть немного времени. Пары дней будет достаточно.

Нок (воодушевленно): Вроде дело не слишком сложное, устроить побольше завалов на дорогах, и дать наводки всем бандам в округе, о том, что церковники везут нечто ценное. Сообщить всем малефикарам, о том, что им предоставляется отличный шанс отправить к Создателю очередных церковников, ну и ещё придумать что-нибудь…

Велле (осторожно): Поиск «нашей парочки» тоже казалось легким заданием на первый взгляд, но в итоге мы потерпели поражение…

Зеф: Не скажи! Мы ведь не успели обыскать весь Тедас.

Незнакомец: Ну, так как? Беретесь или нет?

Нок (весело), Велле (обречённо), Зеф (с сомнением): Беремся!

Зеф: Как только поедим, сразу двинемся в путь!

Незнакомец (кидая на стол кошелёк): Тогда вот вам деньги, и вперёд, за работу! А я займусь нашей сладкой парочкой, обыскав каждый уголок Неварры. В отличие от вас я точно знаю, как они выглядят, а они вряд ли помнит меня, так что от меня не скроется ни рыжая дрянь, ни её муженёк!

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Предвестие"

радиопьеса

Список действующих лиц:

Гюрдир, гном; ранее член касты воинов, ныне добровольный наземник и хозяин постоялого двора.

Аллан, человек; молодой, талантливый лекарь из Денерима.

Райнхард, человек; ветеран Серый Страж из Андерфелса. (Прим. Автора: Райнхард говорит резким, грубым голосом с легким немецким акцентом.)

Акт I.

За полгода до событий Dragon Age: Origins. Перевал Герлена, в нескольких днях пути от Орзаммара. Постоялый двор «У Бьёрна», убежище для тех кто бывает застигнут в дороге лютым бураном. Глубокий вечер... Снаружи воет метель...

Скрип двери и одновременно оглушительный рев ветра.

Звук захлопываемой двери.

Стук подкованных сапог и звук обтряхиваемой одежды.

Райнхард (приветственно): Здрав будь хозяин!.. Приютишь усталого путника, застигнутого бурей?

Гюрдир: Заходи, присаживайся у очага. Сейчас принесу бренди, чтоб разогнать кровь по жилам.

Торопливые шаги.

Аллан (скромно): Доброго вечера, сэр.

Райнхард (добродушно): Привет парень! Тоже буря врасплох застала?!

Тяжелые шаги.

Скрип кресла.

Аллан: Ага.

Райнхард: Ну, будем знакомы товарищ по несчастью! Я Райнхард.

Аллан: Аллан.

Звон стекла.

Гюрдир: А я Гюрдир, хозяин этой деревянной крепости во льдах.

Райнхард: Если бы не твой постоялый двор, то я уж точно замерз бы там насмерть!

Звук разливаемого, по бокалам, спиртного.

Гюрдир: Тогда за благополучное спасение!

Пауза.

Гюрдир: Расскажешь свою историю, воин?

Райнхард (с усмешкой): Начну с того, что лошадь моя трагически погибла, а я много часов шел пешком по снежной пустыне, пока не набрел на это место.

Аллан: Не повезло, сэр.

Райнхард: А в общем, пришел я с севера, повидаться со старым товарищем в Ферелдене, но так его и не повстречал. Теперь направляюсь в Орзаммар, в последние путешествие по глубинным тропам.

Гюрдир: Серый Страж?

Райнхард (с гордостью): Так точно.

Аллан: Вы родом из Андерфелса?

Райнхард (с ноткой удивления): Как ты догадался?

Аллан: Ваш загар, хорошая переносимость сухого воздуха и плохая переносимость холода, говорит о долгой жизни в пустыне. И к тому же я читал о народе Блуждающих Холмов и их культуре шрамирования.

Райнхард: Ты, видимо, ученый? Из Орлея?

Аллан: Нет, я начинал простым лекарем из трущоб Денерима, лечил бедняков и эльфов. Когда слух о чудесах моего врачевания дошел до знатных особ, я стал лечить богатеев, и больше не жил в трущобах.

Райнхард (с любопытством): А что сорвало с оседлого образа жизни?

Аллан: Я не смог спасти очень знатного и могущественного человека и чтобы не лишиться жизни пустился в бега. К счастью к тому времени я скопил немного денег. И решил использовать шанс отправиться на поиски и систематизацию всех существующих медицинских знаний. А также попутно лечить людей.

Райнхард: Достойно. Куда направляешься сейчас? В Джейдер?

Аллан: Хотел вначале отправиться в Орзаммар, к гномам. Но Гюрдир говорит, что без веской на то причины меня не пустят в королевство гномов.

Райнхард: Почему не бежал к эльфам? Ты же помогал им в эльфинаже. И к тому же они очень уважают искусных врачевателей.

Аллан: Старик-эльф, что учил меня премудростям травоведения, советовал не идти в Бресиалианский лес, сказав что ничего кроме боли и страданий я там не найду. И добавил, что боль и страдания эти будут не мои, но вскоре станут и моими.

Райнхард: Никогда не бывал в том лесу, и уж не суждено побывать... Срок мой подходит к концу.

Гюрдир (участливо): Скверна?

Райнхард: Она самая. Редко кто доживает до глубокой старости и остается в ясном уме и твердой памяти. Большинство моих друзей и товарищей по оружию давно уж ушли в последний поход против порождений тьмы. Теперь настал и мой черед.

Аллан: И ничего нельзя поделать? И нет лекарства?

Гюрдир: Нет лекарства от того, что является тьмой по определению.

Райнхард: Может составишь мне компанию в последнем походе, Аллан? Нам же все равно по пути. Мне бы пригодился толковый врачеватель, способный шустро заштопать раны и вовремя вправить кости. Ты мог бы помочь отсрочить конец, а я научил бы тебя лихо владеть мечом и посвятил в Серые Стражи. Передал бы, так сказать, свои знания преемнику.

Небольшая пауза.

Аллан: Вы это серьезно?

Райнхард: Более чем. Я размениваю уже шестой десяток, и отвык от шуток и долгих прелюдий.

Райнхард: Возможно именно ты поможешь найти причину моров или создашь универсальную отраву для них.

Райнхард (слегка понизив голос): Возможно это самое важное, что ты совершишь в своей жизни...

Гюрдир (убеждающе): Парень, лучше иди в Орлей, там со временем добьешься признания и денег, благодаря своему искусству. На твой век еще выпадет сражений, поверь старому вояке.

Аллан (после секундной паузы): Это достойное деяние, помочь Серому Стражу. Но я хотел бы помогать врачеванием, а не сея смерть. Я обдумаю ваше предложение.

Райнхард (с сожалением): Хорошо. Но не думай слишком долго, как только стихнет буря я отправлюсь в путь.

Акт II.

Утро. Буря закончилась, снаружи стоит мертвый штиль. В гостиную входят Гюрдир и Аллан...

Гюрдир: Мертв.

Аллан: Он остался на ночь у очага?

Гюрдир: Он захотел спать здесь, в кресле, у огня. Сказал что не может никак согреться.

Пауза.

Гюрдир: Я не вижу никаких следов крови или каких-либо ран. Он как будто просто спит. Может яд? Но кто? Или так выглядит смерть во сне?!

Аллан: Думаю, его что-то настигло в Тени, завязался бой. Физическое перенапряжение после длинного пешего перехода в снегах, вкупе с эмоциональным перенапряжением убило его. В его возрасте это тяжелое испытание — не выдержало сердце, либо лопнул сосуд в мозгу.

Гюрдир: Ты уже встречал такое?

Аллан: Смерть в Тени? Было пару раз, пациентов спасти не удалось, на это способны только маги Круга.

Гюрдир: Гляди, у него в руке зажат какой-то обрывок бумаги.

Пауза.

Аллан: Передать Дункану. Архидемон. Мор.

Гюрдир: Мор?! (Словно испугавшись собственных слов.) Не может быть... Скорее всего какой-нибудь шифр или пароль понятный лишь Стражам.

Аллан: Что будем делать?

Гюрдир: Похороним Стража среди его павших собратьев, на глубинных тропах. А потом уезжай в Орлей, начни новую жизнь.

Аллан: А как же последняя воля умершего?!

Гюрдир: Ты же сказал тебя ищут в Ферелдене. Если беспокоишься о совести, поспрашивай в пути, авось повстречаешь этого Дункана. По крайней мере гнома с таким именем я никогда не встречал.

Пауза.

Аллан: Надеюсь, он победил в последнем сражении и обрел свой покой...

Гюрдир: Покойся с миром старый вояка...

Занавес.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Героев не выбирают

Инквизитор, человек.

Варрик, гном.

Солас, эльф-отступник.

Сера, эльфийка-разбойница.

Малая комната для совещаний. Инквизитор сидит во главе стола, по левую руку от него – Солас, по правую – Варрик, напротив – Сера. Все четверо удрученно смотрят вверх: там, над их головами, свободно порхает в воздухе розовенький наг в белом платье и с диадемой на голове.

Инквизитор. Кхм… Итак, у кого-нибудь есть идеи, откуда здесь взялось это?

Варрик. Мы в Тени, и это нам попросту снится.

Солас. Прости, но это не так – уж я бы отличил. К Варрику заходили друзья и забыли домашнее животное?

Варрик. Тут ты ошибся, друг. У приличных гномов наги не летают. Они лежат в тарелках и помалкивают.

Сера. Да тут и думать нечего – это Коль.

Варрик. А у тебя на все беды один ответ, да?

Сера. Когда последняя партия оружия превратилась в багеты – это был Коль. Нашествие мышей на кладовую – его рук дело. Когда Кассандра перевернула весь замок в поисках трофейного кинжала…

Варрик. Его стащила одна наша общая знакомая.

Сера. Какие ваши доказательства? А летающие наги все равно по части Коля.

Солас. Все, что я могу сказать – он с этой стороны Завесы, потустороннего в нем нет.

Инквизитор. Хорошо, пойдем другим путем. Кто что помнит из вчерашнего вечера?

Варрик (не очень уверенным тоном). Мы… пили. Настойку Соласа.

Инквизитор (поморщившись). На грибах?

Варрик. Ее самую. И играли в алмазный ромб.

Инквизитор. Надо думать, не на деньги?

Сера. Сложно играть на то, чего в карманах отродясь не водилось.

Инквизитор. Тогда остается только два варианта…

Сера. Варрик сказал, что твои подштанники – не самое увлекательное зрелище, поэтому играли мы на желание.

Инквизитор. И никто из нас, случайно, не загадывал нага? (Тишина.) Ох, хорошо… Солас, ты ведь не пил? По крайней мере… ну ты понял. Расскажи, что видел вчера вечером. В подробностях.

Солас. Как пожелаете. Но видел я не так уж много, не обессудьте. Меня, по обыкновению, мучала бессонница, поэтому я решил подняться на крепостную стену – посмотреть на звезды, подумать… Пока шел туда, в коридоре встретился с Серой, которая с заметным воодушевлением тащила под мышкой большую коробку.

Сера. Да не было такого!

Инквизитор. Сера, выскажешься, когда очередь дойдет до тебя. Продолжай, Солас.

Солас. Меня она даже не заметила. Какое-то время я провел на стене, любуясь ночным небом и тишиной, но потом захотел пить и отправился на кухню. По пути столкнулся с необычным гостем: у него была львиная голова с горящими глазами, и он был высок – вот и все, что мне удалось разглядеть в полумраке.

Инквизитор. Демон!

Солас. Нет-нет, не демон. Всего лишь дух, я бы сказал. Я поздоровался с ним, но он не счел нужным мне ответить. Напившись, я вновь вернулся на крепостную стену, пробыл там, пока совсем не продрог – после чего вернулся к себе и все-таки лег спать. Что еще?.. Ах, да! По пути я вновь встретил этого духа – он устроил дружеский спарринг с одним здоровяком прямо в коридоре. Его друг был очень лохмат, шерсть на плечах просто роскошная. Ну и пыхтели они, скажу я вам! А больше, вроде как, мне рассказать и нечего.

Инквизитор (убитым голосом). То есть, по моему замку разгуливают два демона?

Солас. Не демона – духа.

Инквизитор. И ты так спокойно об этом говоришь?!

Солас. Странно слышать это от того, кто приютил неприкаянную душу. Вреда от них не больше, чем от Коля.

Инквизитор. Ладно, замнем пока. Сера, что было в той коробке?

Сера (невинно). В какой коробке?

Инквизитор (грозно). Сэ-э-эра?

Сера. Ладно-ладно, признаюсь. Была коробка. Хотя… тут, пожалуй, нужно начать с самого начала. Ты как обычно начал проигрывать и решил прикинуться спящим. Даже храпел весьма достоверно – кажется, увлекся и взаправду заснул. Вдвоем играть было не интересно, и мы позвали Быка и Блэкволла. Вот только за ними следом притащился Коль, начал мешаться, светить карты и задавать глупые вопросы. Щедрый спьяну Варрик предложил объяснить ему правила игры, мне стало скучно – и я ушла. Хочешь веселья – сделай его себе самостоятельно, вот я и сделала.

Инквизитор. По-твоему, летающий наг в зале для совещаний – это весело?

Сера. Нет! В смысле… наг не мой. Понятия не имею, откуда он взялся. В коробке был шлем Каллена.

Инквизитор. Шлем Каллена?

Сера. Да, тот самый любимый шлем Каллена в виде львиной головы. Кассандра в последнее время такая серьезная…

Варрик. Она всегда серьезная. Это ее неотчуждаемое качество характера.

Сера. Вот я и подумала, что чучело чудовища с львиной головой ее развеселит.

Солас. То есть, ты хотела посмотреть, как она убивает мерзкое демоническое отродье, напавшее на нее в полумраке коридора?

Сера (кисло). Ты как всегда зришь в корень… Все равно Каллен испортил все веселье! Прибежал, расшумелся, сломал демона, прижал шлем к груди и унес его обратно в норку.

Варрик. Иногда мне кажется, что он целует его в морду, когда никто не видит.

Сера. А пока я собирала по полу остатки чучела, мимо пронесся Коль, держа на вытянутых руках нечто взъерошенное и пернатое. Не знаю, что это было, но верещало оно будто курица, которой яйцо на полпути к выходу защемили. Чуть не сбил меня с ног, между прочим! За ним гнались Варрик и Бык, а вот догнали или нет – это мне неизвестно.

Инквизитор (холодно). Варрик?

Варрик. Ты спал, Сера ушла – а эти два ушлых здоровяка почти сделали меня в карты! Я пригласил Коля ассистировать мне, чтобы сыграть двое на двое – и пока громилы думали, что я от щедрот души обучаю парня игре, Коль тихонько тасовал карты в колоде, наколдовывая нам нужные. А что, добрые дела должны вознаграждаться, да и новичкам везет – это все знают! Только рогатый начал что-то подозревать, не иначе, потому что попытался споить нашего мальчика.

Инквизитор. Споить Коля?! Да вы совсем уже страх потеряли, что ли?!

Варрик. Я ему мешал, можешь мне поверить – но он не стал слушать. И потом использовал совсем уж нечестный прием – рассказал моему доверчивому напарнику, что домашние птицы – как бы и не птицы вовсе, потому что мечтают о небе и перелетах в жаркие страны, а вместо этого вынуждены месить грязь на птичьем дворе и служить пищей человеку.

Инквизитор. Портки Андрасте! Я не уверен, что хочу слышать продолжение…

Сера (оживившись). Зато я хочу!

Варрик. Конечно же, Коль подскочил, как в зад укушенный, и понесся на кухню. Там он до икоты напугал поваренка, вырвал у него из рук курицу и уволок ее на крепостную стену. Мы с Быком почти его догнали, но этот благодетель, испугавшись, что мы не дадим ему спасти несчастную птичку, с размаху запульнул ее вверх, да еще и размножив для верности.

Сера. Караульные внизу, похоже, получили бесплатную отбивную в перьях.

Варрик. Караульные внизу получили уникальную возможность пронаблюдать первый в мире косяк перелетных куриц. Готов поклясться, что одна из них была жареной!

Инквизитор (жалобно). А наг?

Варрик. Что – наг?

Все посмотрели вверх. Наг, к сожалению, никуда не исчез – и продолжал все так же беззаботно порхать, перебирая ушами. Солас порылся в карманах и поманил животное горбушкой.

Инвизитор. Откуда он здесь взялся?

Варрик. Так сказал же с самого начала – не знаю я.

Инквизитор. Все, хватит. Я решил! С сегодняшнего дня – никаких больше карт, никакой больше настойки! Только железная дисциплина и порядок!

Солас (не оставляя попыток приманить нага). Кассандра решила за вас раньше. Она сказала, что сейчас у меня достаточно поводов ходить в Тень по делу, так что в стимуляторах я больше не нуждаюсь – и забрала всю настойку. И весь запас грибов заодно. Во избежание.

Сера (тоскливо). Ну здравствуйте, серые будни…

Наг заинтересовался угощением и спустился вниз. Солас почесал его за ухом, потрепал по макушке.

Солас. О, на нем ошейник!

Инквизитор. Ну-ка… (Читает.) Пушистик, собственность Первой Чародейки Вивьен, нашедшему вернуть к Императорскому Двору за вознаграждение… Точно, Вивьен! У нас же назначена встреча на… сегодня? Проклятье, она уже должна быть здесь! Так, Солас, давай сюда нага – и дуй встречать гостью. Остальные – живо сделали внушительные лица, мы же Инквизиция, серьезная организация… Сера, серьезная, а не бандитская, перестань так кровожадно улыбаться. И помните, никаких шуток касательно одежды! И-и-и, понеслась!

  • Like 10

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дитя дракона

Сцена в двух действиях.

Действующие лица:

Гаррет Хоук — человек, беженец из Лотеринга, Защитник Киркволла.

Изабелла - пиратка, бывшая капитаном пиратского судна.

Варрик Тетрас - гном-наземник из семьи орзаммарской касты торговцев.

МолЕна – человек-маг, отступник. Флегматичная и таинственная личность. Вызвалась проводником для Хоука и его сопартийцев к древней пещере.

Действие первое

Путники сделали привал в лесу. Ночь. Разожгли костер. Трещат сухие дрова, раздаются звуки ночного леса.

Изабелла (надменно): Держи следующий раз свою стрелу подальше от меня.

Варрик (гордо): Моя стрела всегда под контролем красавицы «Бьянки».

Изабелла (ехидно): Кроме той, что в штанах.

Варрик: Ох, ты про это…

Изабелла и Варрик дружно смеются. Путники разливают по кружкам эль, поджаривается мясо на костре.

Хоук (размеренным тоном): Молена, расскажи нам о договоре Серого стража с Морриган?

Молена (задумчиво): Хм... Тебя интересует правда это или всего лишь легенда?

Трещит костер. Звуки ночного леса. Слышно увлеченное чавканье Варрика, он уплетает большой кусок мяса.

Изабелла: Давай, выкладывай, женщина, не зря же мы премся в эту чертову пещеру!

Хоук (спокойно): Нам поручили найти сведения. Говорят, что Морриган исчезла сразу после великой победы над архидеманом Уртемиэлем.

Молена: Она исчезла, и никто не мог найти ее следа. Она унесла в своем чреве зачатого от стража ребенка… который был обречен впитать в себя скверну убитого архидемана.

Варрик (с набитым ртом): Бедный малец.

Молена: Никто не слышал о самом ребенке ведьмы, и через несколько лет эта история стала просто легендой.

Хоук (хмуро): И все же ребенок был рожден.

Молена: Да.

Изабелла: И что это оказалось за существо? Дитя ведьмы, стража и со скверной архидемона в крови. Он просто не может быть человеком!

Варрик: Чудовище с рогами и перепончатыми крыльями, обладающее магии…(с хохотом) Только не говори, что это безобразие мы встретим в пещере!

Молена: Нас ожидает еще более ошеломляющее зрелище.

Хоук (настороженно): Оно столь ужасно?

Молена: Столь прекрасно, что можно ослепнуть и потерять рассудок от его величия.

Варрик (хохочет): Это, что дева или пинта хорошего эля? Я только от этого теряю разум!

Молена: Пол мне не известен, но красота поражает. Длинные белые волосы, черные бездонные глаза, тело, покрытое слепящей тонкой чешуей, как у дракона. Морриган ушла в горы и там родила ребенка. После она ушла глубокими тропами пещеры, в которую мы идем, и там оставила свое дитя. Каменные духи и заблудшие души растили его.

Изабелла (жует): Хороша мать, ничего не скажешь.

Хоук: Ребенок должен стать спасением или проклятием этого мира. В нем должно было возродиться древнее божество. Так что же на само дели это дитя?

Молена: Это существо управляет сознанием и поднимает мертвых. Владеет древней магией и управляет духами. Но нам только предстоит узнать, чью сторону приняло это существо: света или тьмы. Если окажется правда, что оно способно слышать и управлять порождениями тьмы, то мы обретем мир или еще более кровавую битву.

Варрик: Правда, что его кровь способна очистить и излечить от скверны?

Молена: Это нам тоже предстоит узнать.

Изабелла (подозрительно): Это все чудесно, конечно, но откуда тебе это стала известно, маг?

Молена (спокойно): Как ты верно заметила, я маг. А некоторые духи уж очень болтливы после столетий молчания.

Хоук: Значит, мы не знаем, кто встретит нас в пещере: друг или враг. Это существо уже много лет таится в недрах земли и ждет своего часа. Так что хватит дразнить лес, продолжим путь.

Второе действие

Путники вошли в пещеру, к которой их привела Молена. Слышны их шаги по камням, капли воды падают с высоких потолков. Кромешная тьма, потрескивают факелы в руках у путников.

Изабелла (недовольно): Пещеры, тропы, смрад…Следующий раз что-то важное ищем в открытом море. Уже ноги скучают по шаткой палубе и свежему бризу!

Варрик (пыхтя): На счет смрада не поспоришь.

Хоук: Даже не верится, что такое могущественное существо здесь продолжает жить.

Варрик (хмыкает): Не забывай, чье это дитя. Ведьмы же!

Молена (спокойно): И Серого стража. Не забывай об этом. Я уверена, что человеческое ему не чуждо.

Изабелла (шипит): Заткнулись все! Слышите?

Раздаются шаркающие шаги из глубины пещеры. Кто-то тяжело движется и приближается к путникам.

Варрик (настороженно шепчет): Будь я проклят, это порождения тьмы!

Изабелла (шепчет): Нет, это прекрасные девы с бочками эля.

Хоук (шепчет удивленно): Где Молена?

Изабелла (шепчет зло): Она нас подставила! Найду, горло перережу.

Хоук (воинственно завопил): В атаку!

Звон метала о метал, звуки ожесточенного боя, вопли раненных, пыхтение, скрежет зубов.

Звук падающих тел.

Хоук (отдышавшись): Никто не ранен? Все целы?

Варрик (сплевывает): Чуть голову мне не отхватил!

Глухой звук пинка о тело генлока.

Изабелла (довольно): Хорошая разминка, хоть кости согрела.

Хоук (рассерженно, сквозь зубы): Молена!

Варрик : Что если эта магичка нас просто заманила в ловушку?

Изабелла (хриплый смех): Сюда бы Фенриса, он бы позлорадствовал.

Хоук (уверенно): Мы идем дальше.

Варрик: Твое дело. Может найдем эту стерву.

Изабелла: Придется подвинуться, гном, она моя! Мои кинжалы жаждут крови.

Варрик : Хех, увидим.

Изабелла: Эй, смотри! Вон там! Это она!

Варрик : И то верно. Бьянка знает свое дело.

Щелчок арбалета, и свист стрелы.

Хоук (удивленно): Исчезла?

Варрик (удивленно): Растворилась в воздухе!

Изабелла: Призрак? Что здесь происходит?

Хоук: Там какой-то свет. Идемте!

Быстрые шаги путников в пещере. Легкое эхо их движений. Путники подходят к новому повороту в пещере. Шум воды.

Варрик: Тут подводные реки!

Изабелла: Тут целый водопад падает с самого верха!

Хоук: Какое удивительное место. Неужели мы ушли так глубоко? Здесь целый мир! Зелень и прозрачные озера, и …

Варрик (озадаченно): …и слишком светло без солнца.

Сильный женский голос разносится эхом.

Молена (эхо): Вы не отказались от своего пути.

Хоук (кричит): Молена?

Молена (эхо): Хозяин.

Варрик (недовольно): Чей это ты хозяин?

Молена (эхо): Я хозяин мира, чей покой вы нарушили.

Изабелла: Покажись! Или мы так нарушили твой покой, что боишься выйти к нам?

Молена (эхо): Я – все, что вы видите. Эти камни мои оковы.

Хоук: Кто заковал тебя здесь?

Молена (эхо): Кровь.

Хоук (удивленно выдыхает): ТЫ?

Варрик (откашлявшись): Так ты и есть дитя Морриган?

Молена (эхо): Я оберегаю дитя дракона, рожденного в огне и крови. Он свет и тьма.

Изабелла (сердито): Игралась, значит с нами! Зачем привела нас сюда?

Молена (эхо): Я наблюдал за этим миром через духов, но мне все они лишь дарили иллюзии. Эти камни существовали, когда древние боги только начали создавать мир. Меня заковали древней магией и заточили в этих глубинах. Но пришла ведьма и отдала мне дитя. Она наказала мне хранить его, пока Рог не призовет его к пробуждению, и тогда мои оковы падут. Покой придет в этот мир. Вы поведаете всем об этом пророчестве, и легенда оживет в памяти людей.

Варрик (с сомнением): Покой говоришь? Не разрушение ли ты пророчишь?

Молена (эхо): Небеса разверзнутся, и тьма обрушится на землю, реки крови прольются. Никто не сможет найти убежище и защиту. Человеческие пороки принесли в этот мир страдания. Порождения тьмы выйдут из глубин. Люди разрушат Завесу, и приведут себя к неминуемой гибели. Мои оковы рухнут, дитя пробудится, и придет Покой.

Изабелла: Эй, представители человечества еще здесь!

Хоук: Как пробудить дитя?

Молена (эхо): Рог АлдаИра пробудит его сущность, и рухнут эти стены.

Варрик: Рог Колгрима мне известен, а вот кто такой Алдаир? Где же нам искать этот Рог?

Молена (эхо): Морриган известен к нему путь...

Голос замолкает. Слышно лишь как вода стекает по камням и падает водопадом с высоты.

Хоук (кричит): Эй! А ну вернись!

Варрик (вальяжно): Расслабься, Хоук, сколько нам уже угрожали нашествием порождений, сколько войн уже было пройдено. Мы, как и прежде будем латать Завесу, да рубить порождений тьмы.

Изабелла: Пошли! Толстяк знает, что говорит.

Варрик (угрюмо): Строение у меня такое.

Изабелла (смеется): Конечно, ты просто воплощение стройности!

Варрик (весело): Да, подумаешь очередной Мор! Зато какой эль готовят в «Подбитой гарпии»!

Хоук (вздыхает): Эх… Никогда эти «предсказатели» до конца не договаривают...

Варрик (ободряюще): Вот и я говорю, эль пробовать надо! А за кружечкой другой мы уж как-нибудь разгадаем эту загадку.

Голоса удаляются. Путники идут к выходу из пещеры.

Наступает тишина.

Молена (пугающий шепот в тишине): Дитя пробудится…я уже слышу зов Алдаира…зов Разикале...

Конец.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

«Каприз»

Действующие лица:

Лиандра - аристократка

Хоук - отступник

Аметин - орлесианская певица

Гамлен – брат Лиандры

Действие первое

Действие происходит в поместье Амеллов, когда Лиандра остается одна в своей комнате.

Лиандра: Мои родители хотят выдать меня за орлесианского графа, но сердце мое принадлежит другому! Как можно связать свою жизнь с тем, к кому нет чувств? Ох, Малкольм, в наши редкие встречи, ты показывал мне мир, каким я не видела его прежде. Хотелось бы мне, чтобы сейчас ты был рядом со мною…

Сначала слышен стук, а затем дверь отворяется и входит Гамлен.

Гамлен (раздраженно): Вот держи, подарочки от своего ухажера.

Лиандра: Ухажера? Ты про Гийома де Копьи?

Гамлен: Ой, ну не надо строить из себя саму невинность. Это от твоего бродяги, которого ты приласкала.

Лиандра: Почему ты так груб со мной?

Гамлен: Что бы я ни сделал, родители всегда любили тебя больше, чем меня. Я даже уверен, что когда ты опозоришь нашу семью, ничего не изменится! А главное с кем, с каким-то наемником, с этим… безродным псом!

Лиандра: Он не безродный пес!

Гамлен: Если об этом узнают, то нас ждет новый скандал! Отец и так тратит много денег, чтобы восстановить прежнюю репутацию семьи.

Лиандра: Любовь важнее денег!

Гамлен: Да-да, посмотрим, как ты запоешь, лет этак через двадцать пять.

Лиандра: Только не говори об этом никому, пожалуйста!

Гамлем: Ладно, ладно, голубки.

Гамлен уходит, что-то бормоча себе под нос, и сильно хлопнув дверью. Лиандра осматривает подарки.

Лиандра: Шелковое платье, фарфоровая маска, каприз… бал маскарад!

Действие второе

Место действия Крепость Наместника. В честь приезда орлесианской императрицы был устроен бал маскарад, где играют антиванские скрипачи, ведёт светские беседы знать и без отдыха бегают слуги. Лиандра стоит у столика с едой, держа в руке бокал вина.

Хоук: Мона, чудесный выбор, в этом вине чувствуются нотки дуба и весеннего дня.

Лиандра: Что за чу… чудесное предположение, мессир.

Хоук: Вы слышали про того отступника, который совсем недавно устроил переполох в гавани?

Лиандра: Совсем немного.

Хоук (шепотом): Мне, кажется, что здесь слишком мало стражи. А вдруг он придет сюда? А вдруг он уже здесь? Этот варвар сможет испортить вечер своим…своим… варварством!

Лиандра(печально): На вашем месте, я бы так не волновалась. Этот отступник… был бы безумцем, если бы пришел сюда…

Хоук: Что с вашим голосом? Вы тоже пробовали тот сыр? Он так и отдавал скорбью.

Лиандра: Ваш голос кажется мне знакомым, но я не узнаю акцент. Кто вы?

Хоук: Я Марко де Фран, торговец, и тут проездом, но кое-какое дельце вынудило остаться на время.

Лиандра: Ну, раз вы представились, то…

Хоук: Тс! Не стоит, здесь все носят маски, а у меня их две. Вы, ведь, участвуете в поисках капризов, не так ли?

Лиандра: Да, но у меня есть только одна монета.

Хоук: А я как раз нашел все кроме одной, но боюсь, что без вашей помощи, моя мечта не исполнится. Кстати, красивая маска, наверно, очень дорогой подарок…

Лиандра: Мал

Хоук: Да, у нас мало времени, но пред тем, как наше захватывающее приключение начнется, я хотел бы пригласить вас на танец.

Лиандра: Я согласна, даже если этот танец будет длиться всю нашу жизнь.

На сцену, к антиванским скрипачам выходит певица и начинает петь (включаем Inon Zur – Destiny of Love)

Аметин:

Я сама не своя,

Когда руки мои касаются твоей кожи.

Все мои тайны предают меня,

И вынуждают меня грешить.

Когда судьба моя насмехается надо мной, я стараюсь держать себя в руках.

Но когда твои глаза манят меня, мне остается только одно,

любить тебя.

Справедливость ли преследует меня?

От этого тебе станет больно, я знаю.

Но без тебя мне не жить,

Это сокрушит меня.

Теперь отмщенье преследует меня, я полностью потеряла себя.

Но тогда твои глаза манят меня, и твоя любовь хранит меня.

Я знаю, что люблю тебя.

Я знаю, что люблю тебя.

Я знаю, что люблю тебя.

Я знаю, что люблю тебя.

Хоук: Нам пора идти.

Лиандра: И куда мы пойдем в этот раз?

Хоук: Исполнять мечты.

Действие третье

Действие происходит у фонтана.

Лиандра: Ты безумец, Малкольм Хоук. Как ты пробрался на маскарад, и как убедил Гамлена помочь тебе?

Хоук: Отступников нынче не приглашают на столь занудные приемы, так что пришлось импровизировать. А на счет Гамлена одно слово – шантаж.

Лиандра: Что ты такого в гавани натворил, раз тебя весь город ищет?

Хоук: Хотел произвести на тебя впечатление. Я слышал, что девушкам вроде тебя, нравятся опасные парни вроде меня.

Лиандра: Не смешно, Хоук. Если тебя поймают, то усмирят или же еще хуже…

Хоук: Поэтому я должен покинуть Кирквол.

Лиандра: Когда ты вернешься?

Хоук: Никогда. Я не хочу, чтобы тебе опасность грозила из-за меня… нам надо расстаться.

Лиандра: Что? Как это расстаться?

Хоук: В этот раз, так просто от храмовников убежать не выйдет…

Лиандра: Так вот в чем дело! Для тебя я была просто мимолетным увлечением! Я думала, что ты любишь меня!

Хоук: Лиандра…

Лиандра: Молчи! Ни слова больше!

Хоук снимает свою маску и бросает в сторону, а затем срывает маску с Лиандры и целует ее.

Лиандра: Ты сумасшедший…

Хоук: Я не должен был задерживаться в Киркволе, всего одна простая работенка, но потом я увидел на рынке одно сокровище невероятной красоты. Все драгоценные камни и благородные металлы меркли в сравнении с ним. У меня было только одно желание, обладать этим сокровищем.

Лиандра: И что же это было?

Хоук: Это была ты. Мне не удавалось увидеть еще столь прекрасной девушки, а странствовал я много. Лиадра, когда ты ответила мне взаимностью, о Андрастэ, как же я был счастлив. Сейчас же, когда из-за меня ты можешь пострадать…

Лиандра: Я не твоя вещь, чтобы за меня решать, что мне делать. Я уже взрослая девочка и сама принимаю решения. Если ты не можешь здесь оставаться, я пойду с тобой.

Хоук: Ты готова от всего отказаться?

Лианда: Здесь, я словно скованна цепями, как те статуи, которые встречают моряков и лишь с тобой по-настоящему свободна.

Хоук: Учти, в пути мы будем, как те охотники на привале, о которых я тебе как-то говорил. Обратного пути не будет.

Лиандра: Я согласна, но перед уходом, мы завершим одну игру.

Хоук: Я знаю, что ты любишь эту игру, так что держи все мои капризы.

Лиандра забирает все капризы и поочередно бросает их в фонтан.

Хоук: Что ты загадала?

Лиандра: Пусть для тебя останется загадкой, а то желание не исполнится.

Хоук: Ну хорошо, нам пора отправляться в незабываемое приключение!

Конец

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...