Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Ribka

ФРПГ на BRC
  • Публикаций

    1 335
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    38

Ribka стал победителем дня 24 февраля

Ribka имел наиболее популярный контент!

Репутация

14 984 Легендарная личность

Информация о Ribka

  • Звание
    Уровень: 15

Информация

  • Пол
    Женщина

Посетители профиля

Блок последних пользователей отключён и не показывается другим пользователям.

  1. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Голоса вторично дернули за нервные окончания, прервав падение внутрь черного забвения, именуемого в простонародье сном. Альфи снова открыл ошалелые глаза, сообразил, что общая связь по прежнему включена. Пришлось совершить небольшие, но крайне тяжелые телодвижения, чтобы затемнить щиток шлема и выключить связь. Действие это породило тихий стон полный боли и страдания, раздавшийся в эфире, прежде чем долгожданная тишина укутала уши ватным вакуумом.
  2. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    -Компьютер, вопрос. Со станции по-прежнему идёт сигнал SOS и не поступает иных сигналов? - Наконец не выдержал он, выдав своё сознательное присутствие, и сказал уже в слух по общему каналу. - Когда будем ближе надо бы начать вещать о нашем прибытии по всем частотам. Возможно, они нас слышат и не могут ответить. Задержавшись еще на миг, она отстранилась и поплыла обратно по проходу, напоследок одарив Майкла совсем не мрачной, но приветливой улыбкой. Благополучно задремавший, Альфи испуганно дернулся и распахнул глаза, когда внутри шлема раздался чужой голос. Завертел головой, не понимая, где он и что происходит и замер с натурально открытым ртом, когда мимо его кресла неторопливо проплыла мисс Райт. И только спустя секунду сознание догнало проснувшиеся органы чувств, расставляя кусочки паззла на свои места в общей картине. За стеклом шлема щеки мужчины окрасились в мучительный розовый цвет от собственной глупости. Короткий сон после бессонных суток не только не принес отдыха, но как будто даже ухудшил состояние. Вокруг царила невесомость, а внутри скафанда тело невероятно отяжелело и даже мысль о том, чтобы шевельнуться и отключить источник шума, причиняла будто бы физическую боль. Мыслить в принципе оказалось больно. Альфи повторно сомкнул веки, пытаясь ухватить за кончик хвоста испуганную дрему. Комментарий мистера Зингера остался в памяти лишь разбудившим его шумом, но никак не связно высказанной мыслью.
  3. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Это твоя бабушка..., - успела произнести социальный работник, прежде чем высокая моложавая женщина властно перебила ее. - Мойра. Меня зовут Мойра. Я твой ближайший родственник, так что теперь ты будешь под моей опекой. Десятилетний мальчишка, худой и бледный, с темными от слез кругами вокруг глаз, нехотя кивнул. Он знал про Мойру, мама рассказывала. Правда не видел его до этого дня. И не хотел с ней жить. Он хотел - хоть уже и понимал всю невозможность этого желания - чтобы мама вернулась. Дом Мойры был большой и пустой. Все в нем - начиная от хозяйки со строгим взглядом до складочки на банном полотенце - было подчинено неким негласным правилам. Правилам, где не было места детству. Он много плакал после смерти матери. Прятался в выделенной ему комнате - это было не сложно, раз уж его не искали, и сжавшись в комок тихо давился слезами. Но однажды все же попался. Не слышал как вернулась домой Мойра, быть может всхлипывал громче, чем обычно. Но дверь в комнату вдруг открылась и он испуганно сел на кровати, прикрываясь одеялом будто щитом. Мойра никогда не повышала на него голос, не ругала, но он все-равно отчего-то боялся ее. Вот и тогда смотрел, как она сперва стояла в проеме, а потом медленно вошла в комнату. - Что, не спится? - спросила женщина и Альфи кивнул. Мойра неожиданно присела на краешек кровати и, чуть замешкавшись, вдруг привлекла его к себе. - Ничего, дружок, - проговорила она и в голосе послышались какие-то непривычные нотки, будто ей было больно и она терпела эту боль, говоря сквозь нее. - Мы справимся и с этим. “Мы”. Простое короткое слово, вдруг сроднившее их ближе, чем одна фамилия. Не настолько, чтобы эта женщина смогла заменить мать, но в тот вечер Альфи почувствовал, что он не одинок, как казалось ему все эти дни, последовавшие за похоронами. Он не нашелся, что ответить на эти слова. Даже, возможно, не очень то и поверил им. Но кивнул. Услышал, как Мойра невесело усмехнулась в ответ. - Знаешь, что? Раз уж ты не спишь, пойдем, покажу кое-что..., - проговорила она еще через несколько минут. И не дожидаясь согласия, отпустила узкие детские плечи, встала, элегантным движением руки оправляя подол своего вечернего платья - она еще не переоделась после благотворительного вечера. Альфи вылез из кровати, нашарил ногами мягкие тапочки и пошлепал вслед. Детское любопытство прелестно - оно позволяет в миг позабыть про горести, обещая что-то непременно интересное взамен. А было и впрямь интересно, когда они дошли до дверей, ведущих в домашнюю лабораторию Мойры. Куда ему, Альфи, было строго запрещено заходить. Однако же вот, замок благосклонно подмигивает с коротким писком, дверь под дуб открывается и внутри загорается свет, освещая белое, заставленное непонятным оборудованием помещение. - Что видишь? - спрашивала Мойра некоторое время спустя. Альфи посмотрел в окуляр микроскопа и удивленный смешок сорвался с его губ. Показать контент Hide - Червячок! - воскликнул он, пораженный некоему чуду, ведь никаких червячков точно не было, когда Мойра устанавливала стеклышки в микроскопе. - Золотой червячок! - Это не червячок, - пояснила последняя весьма милостиво. - Это единичная частица вируса Эболы. Ты слышал о таком вирусе? Мальчик настороженно покачал головой. Про вирусы он знал, иногда болел в холодное время года и тогда врачи неизменно говорили про вирусы, а в другое время мама кормила его витаминами “чтобы не подхватить вирусы”. - В 21 веке в Африке было несколько вспышек болезни, вызванной этим вирусом. Тогда еще не изобрели вакцину и смертность составляла около 50% заболевших, - Мойра о чем-то на секунду задумалась. - Хотя иногда показатели доходили и до 90%. Понимаешь, что это значит? Альфи не совсем понимал, но на всякий случай кивнул. Серые глаза женщины, такие же, как у него, рассматривали маленького собеседника с пристальным вниманием, будто надеясь уличить во лжи. Должна была уличить. И мальчик поспешно спросил, выгораживая свое невежество: - Эта болезнь... у нее опять вспышка? - Нет, - задумчиво качнула головой Мойра. - Не совсем. В начале 20х годов 21 века ученым удалось разработать эффективную вакцину против данного вируса. И вот уже несколько столетий нам удавалось держать этого, - она невольно усмехнулась, - червячка в узде. Но вирус мутировал. Пока что его удается сдерживать от размеров эпидемии, но нужна новая вакцина, более эффективная. - И ты ее изобретаешь? - проницательно спросил Альфи. - Да, - кивнула женщина. - Я и мои коллеги работаем над этим. Мальчик, похожий на свою бабушку больше, чем на мать, улыбнулся ей, застенчиво и гордо. И снова приник к окуляру, удивляясь, что столь крошечный червячок может вызвать целые эпидемии. - Тебе интересно? - спросила Мойра немного погодя. И получив кивок, удовлетворенно улыбнулась. Кажется она неожиданно нашла благодатную почву для семян своего дела.
  4. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Следом за ней прошел внутрь и занял свое место скромный мистер Тернер. Скромный мистер Тернер тихо сидел на своем месте, уже пристегнутый по всем правилам и загерметизированном шлеме, с некой завистью слушая чужую болтовню. Мисс Райт и мистер Хендриксон были восхитительно непосредственны. Мисс Райзборо и доктор Мерфи ничуть не стеснялись говорить прямо. Граждане Содружества говорили охотно и по делу. Даже мистер Зингер участвовал в этом общем гомоне. А Альфи не мог заставить себя выдавить ни слова. Он не знал, что сказать. Не знал, как непринужденно включиться в этот разговор ни о чем, за которым люди привыкли прятать свое волнение перед полетом. Он даже не мог заставить себя снова обратиться к их врачу, как это сделала мисс Райзборо, чтобы тоже попросить таблеточку для тяжелой, будто свинцовой головы. Почему так?... Мысль неприятно горчила. Отчего он не унаследовал ни уверенности Мойры, ни смешливого, всегда на позитиве, характера своей матери? О последней Альфи вспоминал не часто. Когда тебе почти полтинник, детство вдруг становится слишком далеким, чтобы занимать твои мысли, но еще не достаточно, чтобы начать ностальгировать по нему. Но иногда эти воспоминания накатывали сами, будто вспененная волна на морской берег и тогда в ушах начинал звенеть очаровательный женский смех, память услужливо извлекала из своих закромов призрачный белокурый образ и становилось как-то по особому щемяще и тепло, уютно. Губы дрогнули и лицо за прозрачным стеклом шлема озарилось слабой, усталой улыбкой. Веки сомкнулись, то ли под собственной тяжестью, то ли желая получше удержать это внезапное видение, навеянное усталостью.
  5. Когда очень хочешь вотэтоповорота: Hide
  6. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Мой. Модуль. Распознавания. Человеческих. Эмоций. Развернут. На. Восемьдесят. Девять. Целых. И. Четыреста. Пятьдесят. Три. Тысячных. Процента. Звучало как укор в неискренности. "Будь честен со своим врачом и со своим адвокатом", кажется как так звучала очередная народная мудрость. Про ИИ в ней не говорилось, но будь Альфи чуть менее собой и чуть более бодрым, он бы мог соблазниться мыслью найти ответ на практике. К счастью для него Мари продолжила, не ожидая ни извинений, ни душевных излияний. ИИ, не человек. Легкий вздох мог быть равно как очередным проявлением усталости, так и свидетелем облегчения - последнее время что-то Альфи особенно не везло на общение с себе подобными. Или везло - тут уж как посмотреть - но лишь сильнее нарушало его покой, такой же устоявшийся, как зеленая вода в заросшем ряской пруду. Многозначительно сказала Мари и, помолчав немного, почти так же, как Альфи, прибавила.  - Вам. Следует. Отдохнуть. И. Поесть. - До. Вашего. Вылета. Осталось. Пятьдесят. Восемь. Минут. И. Четыре. Секунды. - Хорошо, - почему то послушно кивнул мужчина, словно забыв, что не успеет ни поспать за столь короткий срок, ни поесть ввиду закрытой столовой.
  7. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Разумеется. Альфи. Тернер. - отозвался мягкий женский голос, а потом, немного помолчав, прибавил по собственной инициативе.  - Вы. Чем-то. Расстроены? Неожиданный вопрос удивил. Потом Альфи вспомнил про камеры. Наверное, ИИ как-то отслеживает физическое состояние жильцов, чтобы вовремя диагностировать... почему она так спросила? - Я... расстроен напуган -... еще не ложился,- нашелся он с ответом. И даже не сильно покривил душой. Он просто не был готов делиться переживаниями даже с ИИ. - Хочу спать.... Помолчал и уточнил: - Я устал.
  8. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Да, мне тоже надо перепроверить, все ли взял с собой, - кивнул Майкл. - Увидимся у десантного корабля.  Похоже, Тернер был волен уходить когда и куда ему захочется. Он и пошел. Буквально в соседнюю дверь. Дождался, когда та отсечет его от основного мира и в изнеможении опустился на табуретку. Ночь имеет удивительные свойства менять время по своему усмотрению. Спи крепко - и она станет короткой, буквально на один сон, самый последний, что ты запомнишь в момент пробуждения. Бессонная же ночь способна вытягивать время в бесконечную череду вялых минут, накапливающихся в твоем теле ломкой тяжестью. Безумные выходки душевой кабины, смех мисс Райзборо, крыс-лазутчик и даже огромная мягкая грудь мисс Уатт, к которой ему посчастливилось прижиматься аж целых несколько секунд - все это казалось таким далеким, ненастоящим, будто тоже было просто сном, заменившим сон настоящий этой ночью. Реальными оставались только Аякс с сигналом SOS и звонок Мойры. Был ли голос последней настоящим или искусной подделкой? Альфи верил, что голос был настоящим. И хотел верить в то, что спрятанный между строк смысл остался лишь достоянием собеседников. Кто заставил Мойру сказать все те высокопарные слова, столь же чуждые ей, как и признание "Я горжусь тобой, милый... Я верю в тебя..."? Правительство? Тайные спецслужбы? Что ж, эти люди здорово просчитались. Мойра могла умело управлять умами людей, на публике она была той, кем ее хотели видеть. Но ни-ког-да она не сделала бы это признание вот так, авансом, между прочим. Более того, на памяти Альфи таких признаний она вообще никогда и никому не делала. Особенно ему. А он пообещал ей... Тут мужчина подскочил на своем месте, встряхнулся, словно пытаясь сбросить с себя тягучие оковы сна, едва не утащившего его в свои сети. - Мари? - позвал он вездесущую помощницу всех и каждого на этом корабле. И когда та отозвалась, очень вежливо, будто говорил не с ИИ, а с живым человеком сделал запрос на предоставление ему, среди прочего оборудования, сканера.
  9. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Отправляясь сюда, я не комплектовал свою аптечку стимуляторами, - ответил Майкл. - Так что их у меня нет в наличии, но я это дело исправлю. Вы, же, Тернер, сможете поспать, пока мы будем лететь к базе, полет займет около шести часов, этого времени будет вполне достаточно, чтобы восстановить силы естественным способом. Подстегнуть ваш организм химически мы всегда успеем. В лице собеседника проступило некое выражение, какое бывает у бродячей собаки, выпрашивающей подачку, а получившей пинок. Он как то весь сник, ссутулился и опустил голову. - Ладно, - кивнул он, согласно. - Извините... что побеспокоил... Я пойду тогда... Мне надо собраться... Лишь привитые Мойрой манеры не позволяли исполнить собственные же заветы немедля, а потому Альфи послушно оставался на месте, прежде чем доктор отпустит его. А то мало ли, как бывает, у человека может быть, что еще сказать, а ты уже убежал и лишил его этой возможности - несомненно качество полезное в ряде ситуаций, но абсолютно неприемлемое, когда говорила Мойра.
  10. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Ждать долго не пришлось, доктор, как оказалось, покинул каюту мисс Райзборо практически следом за мистером Тернером, которому достался привычно недовольный взгляд человека, которого всякие несознательные личности отвлекают от очень важных дел.  - От меня что-то требуется? - вопросительно приподнял бровь Майкл. Под этим взглядом ожидающий "может быть пациент" несколько стушевался и даже оглянулся на выход из жилого блока - не разбудить ли дежурных врачей - но потом снова взглянул на суровое лицо доктора Мерфи. - Да, - кивнул как то нервно и устало. Потер ладонью лоб, изнутри будто набитый ватой. Еще раз огляделся, испытывая то волнение, когда нужно поделиться своими проблемами с врачом. Но начал с извинений: - Прошу прощения, что отвлекаю вас... Я подумал, что, возможно... в свете текущих событий... мне лучше обратиться к вам, а не в медблок... Сбился, еще раз потер лоб, пытаясь собрать расползающиеся от усталости мысли: - Я не спал последние сутки, - наконец-то Альфи перешел к делу. - И, наверное следующий раз будет такая возможность не скоро... У вас есть стимуляторы? Боюсь, вторые сутки я не продержусь... в работоспособной форме... когда мы прилетим на Энцелад. Вы можете мне помочь?
  11. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    - Да. - вынырнув из своих мыслей, отозвалась начальница, предпочитая полностью игнорировать раздражающие комментарии программиста. - Даа.. это все. Можете идти. Все вы. Альфи встал первым. Открыл было рот, но не нашелся, что сказать. "До свидания" звучало донельзя глупо. "Спокойной всем ночи" - весьма запоздало. Поэтому оставалось лишь захлопнуть рот, как был, молча кивнуть неизвестно кому и непонятно зачем, и выйти в коридор. Но до своей каюты Тернер не дошел, остановившись у двери доктора Мерфи и поджидая хозяина комнаты. ! доктор Мерфи
  12. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Лаборатория. Очень поздний-поздний вечер. В следующее мгновение кудрявая голова Альфи была прижата страстно-благодарным объятием к пышной груди Изабеллы.  - Спасибо-спасибо! Ты меня так выручил, так помог! Выпустив парня из своих объятий, Изабелла подбежала к клетке, вытащила оттуда радостно пищащего Руфуса - и умчалась. Хотя, не совсем. Пару секунд спустя она вернулась и - поцеловала в щечку Альфи. - Спасибо.  Улыбнувшись, сказала она - и убежала совсем. Сама того не подозревая - а может, напротив, тактически пользуясь - мисс Уатт пустила в ход свою тяжелую, то есть пышную артиллерию, в конце добив контрольным - но все же не смертельным - поцелуем, оставив Альфи Тернера в полном раздрае и состоянии, близком к тому, что названо в честь известного простейшего микроорганизма. __________________ Каюта Андреа. Утро. - Если только этот другой исход не окажется вдруг еще хуже того худшего, к чему ты готовился, - проворчал Майкл угрюмо. Приходить в раздраженное состояние духа ему было не легко, а очень легко. Можно было сказать, он в этом состоянии жил постоянно. - Ладно, посмотрим. Альфи встрепенулся, с трудом стряхивая с себя гнетущее чувство после разговора с Мойрой, обвел воспаленным взглядом собравшихся и снова уставился на лишь ему одному интересную точку в пространстве. Ни к чему он не готовился и слова доктора Мерфи прозвучали пророческим проклятьем. Тернер крепче стиснул челюсти, словно отмахиваясь от возникшего ни к месту сравнения. Он сейчас все они напоминал подопытную крысу, запущенную в построенный лабиринт, за которыми наблюдают чужие, холодные, изучающие глаза - выберется или сдохнет в каком-нибудь тупике.
  13. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Лаборатория. Очень поздний-поздний вечер. - Он весь совсем здоров, зачем ему в клетке сидеть? Ну Альфи, ну пожааалууйстаа!  Изабелла подошла к парню и взяв его за руку, начала клянчить разрешение забрать Руфуса. Оробев от столь близкого и столь личного обращения, Альфи невольно заулыбался, нервно, взволнованно и глупо. - Д-да... вы можете... конечно.. а результаты анализов я потом... пришлю... И даже мысли не пришло отказать на такую страстную просьбу. __________________ Каюта Андреа. Утро. Альфи молчал, словно нечаянно задремал, но неожиданно нахмуренные брови и задумчивый взгляд "вглубь себя" говорили, что какие-то мысли занимали его куда больше, чем бессонная ночь. Возможно, он мог бы разделить одолевающие его чувства с доктором Мерфи. Услышать голос Мойры этой ночью он мог бы ожидать разве что во сне. Но нет, она звонила и квантовая связь четко передавала ее несколько сухой голос, звучащий четко и чуть-чуть взволнованно. Она говорила, что некие высокопоставленные, очень-очень высокопоставленные люди ожидают, что он сделает не только все от него зависящее, чтобы спасти ученых на станции Аякс, но и чтобы сохранить их научные достижения для родной страны! Что не даст шпионам из Содружества обокрасть родную науку! Что это миссия невероятно ответственна, но они верят - и она, Мойра - верит, что Альфи непременно справится и приложит для того все силы. Альфи мямлил в ответ, что да, он приложит. Но решительно не понимал, почему вдруг недавние союзники по космическому проекту вдруг превратились в шпионов. И что за секреты могли храниться на станции и представлять столь высокую ценность. Вероятно, сказывалась усталось и сонливость. - Я горжусь тобой, милый! - сказала Мойра под конец разговора. - Я знала, еще прежде, чем мне сказали, что ты не откажешься помочь своей стране! Я знаю, что ты сделаешь все, что от тебя потребуется! Ведь сделаешь же, Альфи? - Я верю в тебя, милый, - говорил такой родной и такой чужой голос за многие световые мили отсюда. И оттого в груди становилось больно. - Конечно... я обещаю, Мойра... я все сделаю..., - он давал обещания и он собирался все силы приложить, чтобы сдержать их. Ради этого голоса. Ради Мойры.
  14. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    Лаборатория. Очень поздний-поздний вечер. Перед Альфи предстает раскрасневшаяся, с почти приведенными в порядок волосами, с плохо скрываемым волнением в глазах и вздымающимся стратегическим оружием пятого калибра. - Как он, как Руфус, с ним все хорошо? Не дождавшись ответа, Изабелла обогнула Альфи и увидела клетку с её любимчиком. - Оййй, бедненький! Они тебя в клетку, да? Они иголками тыкали, да? Бедненькииий... Ты не бойся, я уже здесь, все уже закончилось! - Пиии, пииии, пиии... Пиии! - Да-да, да мой астронавтик, да! - Пиии! Когда разговор в подобном стиле закончился минуты две спустя, Изабелла выпрямилась - да, все это время она была в интересном виде, но об этом она как-то не подумала - и пошмыгав носом, она спросила Альфи. - С ним ведь все хорошо, да? Все виды Альфи благополучно пропустил, пораженный странным поведением мисс Уатт, нежели ее позой. Право же, столь трепетные чувства по отношению к обычным лабораторным - хоть данный экземпляр и не относился к числящимся за "Скользящим" особям - были не то, что не привычны, это было поразительно. - Ну, я еще не закончил проверку, - чуть виновато пробормотал Тернер в ответ, - но биохимия крови у него хорошая, никаких явных признаков известных вирусов тоже не обнаружено, даже паразитов нет. Он переступил с ноги на ногу, набираясь смелости сделать хозяйке Руфуса то самое предложение, про которое говорил ранее крысу. - Мисс Уатт... я подумал.. быть может вам стоит оставить Руфуса здесь, на корабле? Тут для него все условия будут... и еда, и тепло... и защита от опасностей... Не очень разумно брать его с собой...
  15. Ribka

    Пояс Златовласки: Фобия

    -Альфи? Альфи, ты там? Это Изабелла. Открой пожалуйста, впусти меня, я хочу увидеть Руфуса. Стучать Изабелле пришлось не один раз, прежде чем Альфи отреагировал на сторонний звук. Право же, в лаборатории обычно не стучали. Тем более в столь позднее время. Удивившись и потому замешкавшись, он все же подошел к двери, с удивлением глядя на монитор камеры, что по ту сторону стоит хозяйка Руфуса. - М-мисс Уатт? - обескураженно произнес он, открыв дверь и убедившись, что девушка ему не привиделась. - Что случилось? Разве нам уже пора?
×