NearBird

Светлячок: За пригоршню кредитов

2 878 сообщений в этой теме

Светлячок: За пригоршню кредитов

5qzE2Md.thumb.jpg.ab606fe55533281aa30923b63c436da9.jpg

Эпилог: Все, что останется с нами

Пролог  

 

 - Чудесно, просто чудесно!.. - выслушав своих гостей, Мармонтель радостно захлопал в ладоши, - Замечательная команда!..

6_d8d7545b.jpgСделав такое смелое заявление, коллекционер покосился на господина Утюга. Тот не возражал. Восточная девица тем временем пополняла опустевшие чашечки. Приятный аромат заполнял комнату и настраивал собравшихся на бескомпромиссно-деловой лад. 

 - Итак, - Мармонтель потер руки, - узрите же!.. 

На столе, дубовая поверхность которого почти смогла обмануть наемников, появилось изображение космического корабля необычного вида. Коллекционер взирал на изображение с неприкрытым благоговением. Утюг, сосредоточенно глядя перед собой, жевал очередной питательный батончик в углу.

323_render_eve_online_punisher.thumb.png.a8e21be1e2d16460926ffb507225e02d.png

 - Это - "Грифон". Уверен, никто из вас никогда не слышал о нем и никогда не видел ничего подобного, - Мармонтель возвел глаза к потолку и продолжил подрагивающим от волнения голосом: - Разработан в 2486 году командой инженеров, ответственных за создание кораблей класса "Светлячок". "Грифон" стал первым самостоятельным проектом для новорожденной Century Ship Works и должен был стать их, я не побоюсь этого слова, Magnum opus: роскошная, великолепнейшая! яхта, вобравшая в себя все последние достижения науки и техники, даже те, которые до сих пор не были использованы нигде в кораблестроении!.. Уютнейшие каюты, вылизанная аэродинамика, мощнейшие плазменные двигатели, даже самая совершенная система управления огнем для клиентов с... с особыми вкусами! Однако... Однако! Реальность, суровая реальность подвела талантливейший коллектив и поставила жирный крест на их грандиозных планах. Превосходный во всех отношениях, Грифон оказался неслыханно дорогим, недопустимо капризным, а борьба с таким монстром как "Объединенная Космическая корпорация" оказалась для новой компании непосильным бременем. Точные цифры неизвестны, но по некоторым данным до банкротства CSW всего было выпущено не более восьми машин этого класса, разошедшихся по ангарам самых состоятельных людей галактики. До этого момента не было сведений о местонахождении ни одного из кораблей... До этого момента!.. - глаза Мармонтеля сверкнули. 

Пока коллекционер возвращался к реальности, трехмерную модель корабля заслонил портрет мужчины нескрываемо бандитского вида. filmz.ru_f_182178.jpg

 - Это - некий Конте, - коллекционер глядел на фото с видимым презрением, - Каким-то образом он наложил свои... мохнатые... десять лет немытые... лапы на один из "Грифонов"! Уверяет всех, что нашел его, сильно поврежденный, дрейфующий среди астероидов. Наверняка, этот... мужлан нагло врет, но это не имеет значения!.. Самое главное - благодаря господину Утюгу до меня дошел слух, что этот самый... - Мармонтель словно выплюнул имя, - Конте привел Грифона для ремонта в Саншайн Рокс!..

 - Планета Керри, орбита Желтого дракона, - ввернул Утюг. -  Обычная дыра посреди фронтира. Ушлые ребята позарились на залежи платины в окрестных горах, навезли людей, машин своих. А потом взяли да и разорились. А залежи фуфлом оказались. Ну сами себе лохи, что поделать. Начальники собрали свои манатки да свалили. Кто-то из шахтеров тоже свалил. А кто-то остался. Нахер никому не нужный городок посреди нахер никому не нужной планеты. Мечта, ять!.. Отстроились как смогли, скотину завели, что-то ковыряют в горах. Ночлег для путников, тихая гавань для залетных...

 - Да-да, спасибо за географический экскурс, господин Утюг, - нетерпеливо перебил своего телохранителя коллекционер. - Контакты господина Утюга на планете говорят, что этот головорез вот-вот закончит ремонт Грифона, и тогда наверняка либо продаст его за бешеные кредиты более удачливому коллекционеру, чем я, либо, что гораздо хуже, превратит его в свою личную пиратскую лоханку или пропьет!.. От одной мысли об этом мои бедные волосы встают дыбом!.. - Мармонтель на несколько секунд прервал свою тираду дабы перевести дыхание. - Поэтому я хочу, чтобы вы отправились на Керри и... - коллекционер понизил голос до едва слышного шепота, - угнали Грифона!..

 - Хромого не ссыте, - на всякий случай успокоил наемников господин Утюг. - Трепло и фраерок, пустое место. Если что - отмажем. Вы, главное, дело сделайте. Если бы мне такие бабки предлагали... Это. Чо там с бабками, кстати?..

 - Пять тысяч кредитов!... - Мармонтель стукнул по столу ладонями. - Нет, мало! Десять!.. На каждого!.. Но приведите Грифона в мой док! Орбита Конрада, луна Трех Холмов, та же система. Срока вам - три дня. Не больше!.. Если Грифон опять упорхнет прямо из моих рук, я этого не переживу!.. - Мармонтель приложил ладонь ко лбу и драматично рухнул в кресло.

 - Закинем вас на планету, - перешел к делу Утюг. - Транспорт до города дадим. Скажете, что едете из Ред Уотер Крик в Нью Остин. Что то дыра, что это. Дорога одна, и идет через Саншайн Рокс. Там таких много. Торговцы, наемники, поселенцы, шлюхи - всякого отребья хватает. Аванса не будет - я вас, конечно, сам отбирал, но я с вами первый раз работаю. Дело плевое. а платят больше, чем вы все вместе стоите. Приведете корабль - получите все сполна. Беретесь?

 

Вопрос мог казаться риторическим, но выходу из особняка Мармонтеля и в самом деле никто не препятствовал. Неизвестно, впрочем, как недовольным предложенными условиями предполагалось покинуть летающий остров коллекционера, и предполагалось ли вообще.

f5c4f833a2cb0af3d6e3f959c8db846e.jpgСогласным же предложили пройти на уже раскочегаривающий мощные двигатели транспортный корабль, где наемникам полагалось свободное от груза помещение, спальные мешки и не слишком богатое, но регулярное питание: до Керри была неделя лету - предостаточно времени, чтобы познакомиться с напарниками и собрать кой-какие сведения о пункте назначения.
 - Давайте-давайте, - напутствовал команду господин Утюг, - Располагайтесь. Провожу вас до Керри, а дальше сами по себе. Только в этой дыре я спать не буду. Я нынче человек уважаемый, - с этими словами телохранитель покинул трюм по ведущей вверх лестнице. 

 

 

Hide  
Персонажи  

ferdinand-lyle-002-1024x682.jpg

 

Филипп Мармонтель. Миллионер, филантроп, для плейбоя годами и комплекцией не вышел. Заказчик.

 

 

 

mickey-rourke-expendables-2.jpg

Господин Утюг, приятный во всех смыслах человек. Телохранитель заказчика. 

 

 

 

filmz.ru_f_182178.jpg

 

Андреа "Хромой" Конте. Нынешний владелец "Грифона". Согласно планам месье Мармонтеля - временный. 

 

 

 

Саншайн Рокс

 

 

fearless_episode1_-03.jpg      Глория Блейз. Шериф Саншайн Рокс. Недостаток законности в окружающей жизни компенсирует меткостью стрельбы. 

 

ap_hulk_hogan_trial_jc_160316_12x5_1600.jpg

Старина Джо. Владелец и бессменный бармен в салуне "Старина Генри", что, без сомнения, логично.

 

 

tve1109-20091206-1891.jpg

Мадам Лафрэз. Самая дикая из клубничек Саншайн Рокс.  

 

 

 

 

 

Тортуга

 

Microsites_Datafiles_3722_Hannahs_Law_0005_U_1392.jpg

                      

            Эйс. Большой авторитет на маленькой свалке. Суров, но справедлив. Наверное.

 

 

 

 

 

59661e448c228_.jpg.b56c2ed237a54e7d5f9eafaf43346dc1.jpg

 

Кри - гроза лесорубов и тушенки. Любит охоту, не любит мужиков. 

 

 

 

 

 

Бернадетт 

dbe7dac6c8e09b1528acdb26c8bfcff5--chinese-man-chinese-people.jpg.110cdbf775953cf254cb3f41170c1d56.jpg

 

 

Тао Ши - торговец антикварными тарелочками. Помимо тарелочек коллекционирует скелеты в шкафу.

 

 

 

 

 

Hide  
Звездные карты  

firefly_the_verse_map.jpg?itok=ApoWkY3b&

QMx_FF_The_Verse_Back-1_1756x988_12b9634

Hide  
Анатомия грифона  

5952b63664639_.JPG.3bd74b9d93c32acf4121393a1c762f37.JPG

Hide  

Кубик (Комната "Светлячок")

Таблицы по механике

Арсенал

Карточки игроков

Действия в бою

 

Изменено пользователем NearBird
13 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Viae Domini imperceptae sunt

Новый Ханаан  

f46a434f0ce6cafb204139f67eaf3cb0111.jpg.59ee258fda567b1d43663b9e5daa909f.jpg

Сколько стоит билет на пассажирский лайнер от системы Синего Солнца до системы Джоржия? Столько сколько зарабатывает портовый рабочий за два месяца, не считаясь с собственными нуждами на еду и жильё. Но поскольку даже за угол в депо автопогрузчиков надо платить, а портовый кабак не благотворительный хоспис, то поездка на Керри откладывалась на неопределённый срок. Он часто думал о Лин и своём обещании, нисколько не сомневаясь в её организаторских способностях и целеустремлённости. Благим делам Господь благоволит. Но всё же, простое дружеское участие ей бы не помешало.

Требуемая сумма накапливалась медленно, а время шло. Утром он поднимался до рассвета, час посвящал перекладине и молитвам, мылся в «душе» из конденсата под теплообменником и спешил в порт. Монашеская роба была выстирана и упакована в сумку до отъезда. И хоть синий рабочий комбинезон с логотипом космопорта Ханаана уравнивал его средь прочего люда, нет-нет да кто-нибудь и спрашивал: не священник ли он? На что замаскированный святой отец с привычной улыбкой отвечал: неужели так заметно? Оставляя оппонентов в неведении. Но орденское воспитание, стиль общения, речь и ограничения на мирские блага не оставляли сомнений у случайных собеседников в принадлежности черноволосого мужчины к церковному сану. Чтобы избежать излишней заинтересованности и подозрений в грехах различной тяжести пришлось вспомнить о колоратке. Пластиковый околышек под воротом синей рабочей рубашки был гарантией неприкосновенности от двусмысленных взглядов и незаконных предложений, а он продолжал хранить верность обетам с утроенным смирением, возмещая нарушение устава – хабит, бывший символом раба Божия, монахам ордена снимать в миру запрещалось.

 

По вечерам святой отец забирался на крышу дока по монтажной лестнице и наблюдал восход колец Ханаана в отражённом свете двух лун. Грандиозное зрелище на ночном звёздном небе, к которому аборигены «земли обетованной» давно привыкли. Молитвы усмиряли разум и призывали забыть прошлое, чтобы принять будущее возвращение с чистыми помыслами.

Нужная сумма была практически собрана через два месяца. Ещё одна зарплата и можно отправляться в полёт. Но пути Господни неисповедимы, и ему пришлось выбирать. Не по разуму, но по закону Божьему.

Его звали Миша Вертолёт, Миша Блаженный, Отец Михаил. Все три клички он заслужил и носил с гордостью в свои восемьдесят три года. Вертолёт напоминал ему о службе в сопротивлении. Блаженный - о нынешнем статусе. А Отец - о том, что он был самым старым бомжом, прижившимся в доках космопорта. Отец Михаил занимался попрошайничеством и пьянством. Он пел военные песни, рассказывал слезливые истории о своём прошлом прохожим и давил на жалость культей правой ноги. Сегодня он возвращался поздно с карманом полным мелочи. Немного навеселе, благоухая дешёвым вином и пошатываясь на облезлых костылях. Что заставило его свернуть в тёмный переулок, только Богу известно. Но на своё излюбленное место ночёвки старик так и не пришёл.

Отец Монро прождал своего «коллегу» до полуночи, наблюдая с крыши пустую картонную коробку, и решил отправиться на встречу. Кто знает, сколько принял сегодня на грудь отче и в каком кювете прилёг утомившись.

Проблуждав по переулкам с мутными фонарями около часа, монах обнаружил брошенные костыли, потерянный тапок и зубной протез. А через два дома трёх подростков, которые волокли слабо трепыхающееся тело Миши.

- Оставьте его, - бросил Монро в сторону детей.

- А то что? – огрызнулись в ответ, продолжая тащить старика. – А то боженька твой нас засудит?

- Это вряд ли, - он быстро приблизился к мальчишкам в надежде схватить хоть одного. Но не тут-то было. В руке мальца мелькнул нож и впился лезвием в глотку старику.

- Я его зарежу, если подойдёшь! – заорал беспризорник.

- За что? – пришлось остановиться и приподнять руки в знак доброй воли. – За горсть мелочи у него в кармане?

- Тебе-то что, святоша! – крикнул другой, отступая назад.

- Гарри… тебя ведь так зовут, - монах остался на месте. Этих мальчишек он знал. Беспризорники по собственной воле, сбежавшие из дома. Они кичились самостоятельностью и старались соответствовать званию портовой шайки. – Убери нож. Отпусти старика. Его смерть не прибавит тебе денег.

- А может, мне не нужны деньги! – с вызовом бросил мальчишка.

- А что же тебе нужно? Чтобы тебя боялись и принимали всерьёз? Этого ты хочешь? – спрашивал он, не давая ответить. – Но страх не рождает уважение. Страх рождает ненависть. Страх рождает врагов. Ты хочешь, чтобы тебя ненавидели?

- У меня нет врагов, - в голосе двенадцатилетки скользнула неуверенность.

- Возможно, один стоит перед тобой, - проговорил Монро, глядя в серые бегающие глаза пацана. – Если ты совершишь непоправимое. Разве тебе нужен такой враг?

- Ты священник, ты не можешь быть врагом, - сделал поспешный вывод мальчишка.

- Но я могу нести возмездие и восстанавливать справедливость.

- Таких священников не бывает!

- Бывает, - разбил стройную теорию бывший капеллан. – Есть те, которые исполняют божью волю, по приказу свыше, если творится зло. А то, что ты сейчас делаешь – есть зло.

- Гарри, - подельник дёрнул «главаря» шайки за рукав, - пойдём. – И совсем тихо добавил, - Я у него карабин видел.

- Я тебя не боюсь! – выпалил мальчишка, перед тем, как банда скрылась в подворотне.

- Ох, добьют они меня, - простонало откуда-то снизу. – Кажется, рёбра сломали. И нога…

Нежданный спаситель присел над потерпевшим.

- Сломана у тебя нога, Миша, - оценил состояние распухшей синей лодыжки монах.

- Вот же гадёныши, - старик надсадно закашлял и хрипло проговорил. – Слышь, Монро. Отнеси меня в коробку что ли.

- В больницу тебе надо, а не в коробку.

- На какие шиши? Вон всю мелочь за день выгребли, даже на опохмелку не оставили, – отмахнулся дед. – Да и кому нужен старик. Молодых-то из трущоб не берут в клинику.

- Возьмут, - уверенно сказал Монро, поднимая старика на руках.

Через час он доставил избитого Вертолёта в ближайшую больницу, а на возмущения обслуживающего персонала по поводу неспособности бомжа оплатить лечение и содержание, положил на стойку регистратуры ровную стопку кредитов отложенных на билет до Керри.

Итак, два месяца прошли впустую, не считая спасённого Вертолёта, который вернулся через месяц в свою картонку и мальчишек, которые прониклись идеями странного священника и перестали нападать на старика. Впереди вновь были месяцы работы и неясное будущее. Данное Лин обещание снова откладывалось.

 

Прошло полтора месяца. И на неисповедимых путях Господних монаху встретился очередной бандит, решивший его проблемы за пару минут.

- Эй! – окликнули водителя автопогрузчика. – Да я тебе!

Низкорослый рыжий паренёк в кожаной куртке махал рукой. Пришлось остановиться и прервать погрузку на транспортник, недавно прибывший на Ханаан.

- Что-то не так? – спросил Монро у рыжего, помахивающего накладными на отгрузку товара.

- А? – подскочил рыжий к водителю технического средства, словно не слышал вопроса. Он заинтересованно рассмотрел оппонента с ног до головы и на мгновение задержал взгляд на колоратке. Потом, опомнился. – Да не! Всё нормально. А ты… а вы, это – священник, да? Настоящий?

Настоящий священник пожал плечами:

- В общем-то, да. А что?

- Прям настоящий, настоящий?

- До сей поры был, - с плохо скрытой иронией сказал водитель, - но что-то уже начинаю сомневаться.

- Да вы это! – рыжий хлопнул святого отца по плечу. – Не обижайтесь! Я Адам. Адам Лео. И я хочу вас нанять.

- Меня? – не понял водитель-священник. – Я вроде и так на вас работаю. По крайней мере, от имени муниципальных служб Ханаана.

- Да нееее… - протянул Адам. – Пссс… - он поманил пальцем потенциального наёмника и сказал: - Тут такое дело. Это мой корабль. Куда вы эту херь грузите. Команда, торговля, прибыль, все дела. Но вот нет у меня на борту девушки. Понимаете? – и он заговорщически посмотрел в чёрные глаза святого отца.

- Ну… - замялся Монро, пытаясь вникнуть в суть отсутствия девушки на борту, и каким способом он может этому поспособствовать.  Но рыжий бесцеремонно прервал застопоренный ход мысли. Снова махнул рукой, не претендуя чтобы схватывали на лету, и продолжил:

- В общем, я её нашёл!

- Кого? – с каждым словом рыжего Монро на шаг приближался к окончательному ступору.

- Ну, девушку! – победоносно воскликнул тот, взмахнув накладными. – Только это… она верующей оказалась, - скорчил он кислую физиономию.

- Надо же какое несчастье, - почти посочувствовал носитель веры, покачав утвердительно головой.

- Да не, я смирился, - на полном серьёзе нахмурился Адам. – Я ж люблю её.

- Ну… - неловко прервал Монро затянувшуюся паузу. – Любить не грешно.

- Так в том-то и дело, что грешно! – просветил падре одухотворённый прихожанин. – Если не в браке! Она мне так и сказала, если не обвенчаемся – хрен тебе, не дам! Представляете?

- Н-не совсем, - заикнулся святой отец, не ощутив всей несправедливости бытия постигшей рыжего Адама. – А какой она веры?

- Ну так… вот такой, - и парень ткнул пальцем в белую полоску на шее священника.

- Христианской католической, значит?

- Ну да. Отче наш сущий на небесах, Иисус прости нам наши прегрешения, Дева Мария радуйся и чо-то там ещё Верую в Бога, Отца… иии…

- Отца Всемогущего, Творца неба и земли, - продолжил Монро на автомате Символ веры, не отрывая взгляда от взъерошенного собеседника.

- Во-во, точно! – почти подпрыгнул он на радостях, что перед ним тот, кто был нужен. – А вы чо, правда, всю эту хрень знаете?

- Знаю, - смирился Монро с напором оптимизма.

- И обвенчать сможете?

- В общем-то, да. Но открой мне тайну, Адам. По какой причине ты не можешь обвенчаться на своей планете? Там что, ни одного служителя христианского культа нет? Даже в центре?

- Да хрен его знает, может и есть, - дёрнул плечами потенциальный жених. – Но дело-то не в том! Я хочу ей сделать сюрприз! Представляете, я такой прилетаю, а она такая выходит, а тут я такой весь в костюме с цветами, а взаде священник!

- Сзади, - поправил священник молодожёна.

- Да без разницы! Вы представляете, как она будет удивлена! Что я ей священника привёз!

Святой отец без особого энтузиазма воспринял «священника взаде», но всё же спросил:

- То есть, я должен стать сюрпризом?

- Ну да! И обвенчать нас прямо на корабле. Потому что она будет летать со мной.

- Понятно, - не стал он спорить с планами Адама.

- Да вы это! Не сомневайтесь, я заплачу! Тысячу!

- Да я… - не успел договорить Монро.

- Ну, хорошо две.

- Я не…

- Да ладно! Три! Больше не могу!

Священник-сюрприз только и смог что вздохнуть.

- И где проживает невеста? – спросил он, пока рыжий переводил дух после торгов с самим собой.

Лохматая голова приблизилась к уху святого отца, и тайная информация прозвучала шёпотом:

- Приам. Тортуга.

Монро немного отстранился, посмотрел в серо-зелёные глаза жениха. А ведь Итака и Приам на соседней с Керри орбите. Лёту не больше часа, если планеты в сближении.

- Так что? По рукам?

- По рукам, - всё ещё ошарашенный внезапной новостью, согласился Монро.

- Замётано! – и Адам хлопнул наотмашь ладонь священника. – А вас как звать-то?

- Монро. Отец Монро, - поправился святой, чтобы соответствовать роли «сюрприза».

- Отлично! А девушку мою зовут Евангелина. Адам и Ева, значит! Как в той вашей книжке! Понимаете!

Нанятый священник только согласно кивнул, признавая стопроцентное наличие таковой информации в той самой книжке.

Hide  

“Блаженны нищие по велению духа, ибо их есть Царствие Hебесное.

Блаженны cкорбящие, ибо будут они утешены.

Блаженны кроткие, ибо примут они в наследие землю.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо будут они насыщены.

Блаженны милосердные, ибо будут они помилованы.

Блаженны те, чьи сердца чисты, ибо увидят они Бога.

Блаженны миротворцы, ибо наречены они будут сынами Божьими.

Блаженны гонимые за правду, ибо их есть Царствие небесное…»

Евангелие от Матфея 5:7

Приам. Тортуга  

screen010111.jpg.413c1d044f0a42845c5a752a94cf8ba9.jpg

До Приама долетели в штатном режиме и сели на посадочной площадке Тортуги, той самой, где полгода назад стоял разбитый «грифон» и трофейная «бритва». «Священник взаде» справился с ролью сюрприза на отлично. Невеста осталась довольна. Отец Монро приобщил Адама Лео к христианской вере, соединил любящие сердца и благословил молодожёнов на долгий союз перед Богом. Тепло распрощавшись с командой и рыжим капитаном с капитаншей, святой отец получил оговоренную сумму, и сошёл с корабля. Можно, конечно, было попросить об одолжении – слетать на Керри, но прошлые воспоминания притормозили намерения падре побыстрее встретиться с Лин. На Тортуге его интересовал один человечек, который слёзно обещал старине Эйсу исправиться.

Непроглядная заполярная ночь лежала на посёлке плотным саваном, покрытом торжественными блёстками звёзд. Он шёл по знакомым тропинкам и вспоминал. Здесь его встретила ватага ребятишек, здесь Лонни уронил его в снег, тут отбивались от кобр Эйс и Конте, а тут они разговаривали с Рю. Остановившись около контейнера, который презентовал священнику глава вепрей, святой отец вдохнул полной грудью и толкнул дверь.

Ничего не изменилось с того дня, как он покинул это жилище, так и не ставшее ему домом. Даже пыль лежала нетронутой. Он присел около горячей батареи и прижал к ней окоченевшие руки. Мысль найти паренька не давала покоя. Что с ним стало, изменился ли, понял ли, осознал или озлобился и возненавидел? Отогревшись и надёжно запаковав «Давида» в сумку, в таким местах, как Тортуга тщетность Слова не оставляла места иным убеждениям, отец Монро отправился на поиски давнего знакомого.

 

Окрестные мальчишки, ничуть не позабывшие щедрого гостя, вились вокруг святого отца стайками, показывая дорогу и делясь свежими сплетнями. В числе сплетен значился тот печальный факт, что Лонни совсем чудной стал, эта ваша книга до добра не доводит. Наконец, убедившись, что лишних кредитов в кармане падре не водится, провожатые ткнули пальцем в лачугу перед собой и растворились в хаотическом лабиринте здешних улиц.

Обиталище старого знакомого за прошедшее время изменилось мало, разве что дыр в стенах стало поменьше, а над входом появился неумело сколоченный из грубых досок прямой крест.

 

Святой отец проводил мальчишек взглядом, поразившись отсутствию былой настойчивости. Он даже не успел предложить со "свадебных денег" по старому знакомству немного кредитов, как пацаны поспешно смылись. Оглянувшись на дверь с крестом, отец Монро невольно перекрестился, словно перед входом в храм, и постучал в облезлую обитель.

- Есть кто дома? - подал он голос.

 

Никто не ответил, но дверь поддалась слабому толчку. Внутри, пристроившись у тусклой лампочки, сидел Лонни. Парень склонился над ветхой книжкой, сосредоточенно шевелил губами и на внешние раздражители не реагировал.

Гостеприимная дверь впустила гостя добровольно и с тихим шуршанием отворилась. Он вошёл, прикрыв за собой створку, чтобы не впустить морозный воздух. Оглядел скромное жилище  и остановил взгляд на сгорбленной фигуре, увлечённо уткнувшейся в драный фолиант. Гость приблизился со спины и заглянул в пожелтевшие страницы.

- Это ты так книгу истрепал до дыр? - тихим голосом спросил святой отец паренька.

 

Мальчишка повернул голову с недовольным выражением лица, но тут же засиял улыбкой.

 - Святой отец!.. - воскликнул он, вскакивая со стула как подпружиненый, схватил Монро за руку и принялся трясти ее так, как будто пытался что-то взболтать, - Я так и знал, что еще вернетесь!.. Место у нас такое, удобное. Только греховное очень. Но я стараюсь!..

Рука была отдана в полное распоряжение на время и со смирением переносила побочные эффекты нахлынувшего на мальчишку счастья. Осознание Лонни греховности места как-то не стыковалось с его прошлыми убеждениями и мечтами. Неужто, воспитательные мероприятия Эйса возымели действие на неокрепший ум.

- Добрый вечер, Лонни, - радость от встречи передалась и святому отцу. - Я тоже рад тебя видеть.

Худощавую ладошку сжали в ответ и тоже потрясли. Бросив взгляд на печатные строки, отец Монро получил красноречивые подтверждения переменам, произошедшим с будущим мафиози с тех самых пор, когда бравые грифоновцы покинули Тортугу.

- Блаженны нищие по велению духа, ибо их есть Царствие Hебесное... - прочитал он первую строчку Нагорной проповеди. И посмотрел в глаза освещённые тягой к знаниям. - И где же ты Писание взял в этом месте греховном? - спросил он, усаживаясь около стола на перевёрнутый ящик.

- У Эйса просил!.. - Заявил бывший будущий мафиози и затараторил, - Он меня послал... далеко, не по-христиански. Я грустный был. А тут Кри зашла. Спрашивает, какую книгу надо. Я сказал. А она говорит, у нее есть, тумбочку подпирает!.. У лесорубов стащила вместе с ящиком тушенки случайно. Я не знаю даже, грех это или наоборот! Это... Провидение Господне, вот!..

 

"Провидение Господне" из уст аборигена Тортуги, где сначала говорили стволы, а уж потом добродетели, воспринялось не сразу. А увлечение Лонни Библией, детской забавой уже вряд ли можно было считать.

- К знаниям стремление - не грех. А то, что из рук в руки Истина перешла со Святым Писанием, так на то воля Божья, - успокоил мальчишку Монро. - И что? Всё прочёл? И почему тебя, именно, Библия заинтересовала? Ведь не всё в ней понятно не искушённому в богословии подростку.

  - Так как вы улетели, святой отец, так я и подумал, - абориген тяжело вздохнул, склонив голову, - Я же по дурости своей чуть вас не погубил и бог знает, сколько народу. Давно бы меня пристрелили и закопали в снегу. И за дело! А вы вступились. И смотрю я день за днем, кругом стрельба, трупы на улице что ни день, то находят. И думаю, а может, неправильно это все, может, иначе жить надо?.. Глупости говорю, святой отец, и все смеются, но вот как-то на душе спокойнее становится. Если есть высший суд на небе, если за добро добром зачтется.

 

- Всё так, - только и сказал гость на искренние суждения мальчишки. - И жить надо иначе. И ближнего любить безвозмездно. И добро творить без корысти. Не думать, что зачтётся. Ни здесь, ни Там. ...и пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Бог милостив и воздаст каждому по делам его. Так что же, передумал, как прежде жить? Быть бандитом больше не хочешь?

Святой отец поддёрнул рукава чёрного хабита и вопросительно посмотрел на Лонни, который, кажется, и лесорубом быть передумал.

 

- Нет, - решительно заявил Лонни, мотнув давно не стриженой копной волос, - Я решил как вы стать, святой отец. Это сейчас они смеются. А слово за слово, да послушают, зуб даю!.. Недавно, вот, к Кри заглядывал. Думал, раз Книга у нее нашлась, то и поймет она быстрее. Говорил, убивать грешно, чужое брать грешно. Книгу читал. А она мне - "А жрать я бумагу буду?.. Иди отсюда, пока уши не надрала", - пробасил он низким хриплым голосом как мог, - И за дверь выставила. Ничего, никуда не денется. Она душа светлая, мальчишек кормит.

За светлой душой Кри, накормленными мальчишками, надранными ушами и наставлениями юного последователя Христа, отец Монро не сразу уловил суть постигшего Лонни просветления. И только через паузу, наконец-то, осознал:

- Ты священником решил стать? - немного растерянно спросил он.

 

На святого отца смотрела пара до идиотизма гордых глаз.

На пару гордых глаз воззрилась пара глаз давно уверенных в своей непоколебимой правоте и фанатичной вере. Нельзя свернуть с пути праведного орденского монаха из Безупречных. Потому и взгляд его заражал стремлением к богоугодному, как ветряной оспой.

- Для начала веру Христову принять надо с крещением. Или кто раньше озаботился твоим приобщением к пастве Создателя? Может, родители?

 

- А это обязательно?..  Ну вот... Не найти, святой отец, тут таких найти озабоченных, - скорбно поведал Лонни, а затем взглянул на своего гостя с надеждой, - А может, вы, святой отец? И поучите меня немного... священниче... ству, - неуверенно выговорил он сложное слово и продолжил, как ни в чем не бывало, - А то все по книжкам, да по книжкам. Какая ж это учеба? Стрелять по книжкам не учат, топором махать тоже, и тут, небось, хитрости свои!..

 

- Обязательно, без этого никак, - подтвердил Монро опасения некрещёного, но тут же обнадёжил. - Я бы мог, конечно. И покрестить, и поучить, и "хитрости" всякие раскрыть, - улыбнулся он на светлые стремлениям гипотетического новициата. - Только, если ты серьёзно надумал заняться богословием и сан принять, то учиться тебе надо, Лонни. В семинарии. Школа такая для духовенства. Чтобы нести в миру Божье Слово нужно много знать. Или к монашескому ордену примкнуть. Если воли хватит обеты соблюсти.

- Это здорово все, конечно, - паренек вмиг погрустнел, - Только ж кредиты нужны. Будь ты хоть трижды святой, не за бесплатно же учить всяких прохвостов будешь. А еще долететь. И главное же ж, у меня тут эта, как ее... паста!..

- Паства, - поправил будущего святого отца отче нынешний. - Только чтобы в миру проповедовать, одного Святого Писания не достаточно. Без философии, психологии, истории и права, теологии и филологии, и многого чего ещё, путь Словом к душам не проложить. Не знаю, сколько сейчас стоит поступить в семинарию, но попробовать попасть в Орден Безупречных хватит одного моего письма к настоятелю. Не факт, что поступишь, но попытаться можно. Будет много ограничений, проверок, испытаний тела и духа. Но если примут, то навсегда и бесплатно. С семинарией проще. Обетов меньше. А деньги всегда можно заработать честным путём, была бы цель. И я бы мог тебе помочь. Если согласишься поехать со мной на Керри. Там меня ждёт мой друг. Её зовут Лин. И такой шустрый помощник, как ты, нам бы пригодился. И на конюшне, и в госпитале.  Да, и приход там неплохо бы собрать для проповедей.

- Лин?.. С топором которая?.. - Лонни призадумался, всячески пытаясь скрыть нахлынувшую радость, - А обещаете учить премудростям всяким?.. Помогать - это я завсегда. И испытания проходить. Вы так на меня не смотрите, святой отец! Я сильный! И умный! Никто не верит, но я им покажу!..

 

- Я верю, - кивнул утвердительно святой отец, затаив в уголках губ добродушную улыбку. Горячность мальчишки подкупала. Станет он священников или нет, ещё неизвестно, но что будет жить по совести, брат Монро не сомневался. - И учить обещаю. Чтобы проще поступить было. Так что? По рукам? - и он протянул раскрытую ладонь, обмотанную бусинами розария с крестом. - Родителей, наверное, предупредить надо?

- Так некого ж предупреждать!.. - парень со всей горячностью обхватил ладонь священника двумя руками, - Когда летим?!

- Да, первым рейсом до Керри и летим, - Монро сжал обе ладошки пацана. - Мне тут за свадьбу случайно кредитов дали, так что на первое время хватит. Собирай вещи, а я пока узнаю о ближайшем корабле.

Монро поднялся, взъерошил лохматую голову мальчишки ещё больше и пошагал к выходу.

Hide  

 

7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
День первый  

В баре "Старина Генри" все осталось по-прежнему, разве что старина Джо сменил рубашку и обзавелся парой помощников. Лин он, судя по приветливо зашевелившимся усам, узнал, малость раздобревших на дармовом пиве и еде экс-бандитов отправил к другим посетителям, а сам выставил на стойку кружку пива и тарелку с яичницей.
— Что тут слышно было, Джо? — наконец, с сожалением покончив с яичницей, вопросила дама, принимаясь за пиво. 
- Да что у нас слышно? Дела не очень, - усы пошевелились снова, на этот раз задумчиво, - народ разбегается. Хотя шахта еще работает.  Одна к нам пожаловала или всей компанией? - бармен приглашающе подвинул сковороду с остатками яичницы. - А то мы еще с прошлого раза не отошли. Вы как улетели, к нам через пару недель зачастили по вашу душу... с вопросами. Полдесятка ребят положили. Во второй раз Тиму нос сломали, - Джо кивнул в сторону одного из помощников. - Глория еле отболталась. Долго злая ходила.


О событиях, связанных с их прошлым появлением в городе, надо будет завтра пойти поговорить с Глорией Блейз. И о школе и вообще. Или дождаться Монро? Вроде у этой Глории слабость к священникам?
Лин отломила хлеба, собрала остатки с тарелки, с удовольствием отправила в рот.  Именно то, что она любит: просто и вкусно. За время их приключений Джо определенно не разучился готовить.  
Помотала головой с набитым ртом, мол, лопнуть можно от такой кормежки, еще не осилит.  Отпила пива. Наконец, когда снова обрела способность говорить, обнадеживающе заверила:
- Больше не явятся. А от вас-то им что надо было?  
- Про вас узнать, - повторил Джо. - Я подробностей не знаю, но очень не в настроении были. Не явятся, значит? - он глянул на Лин с любопытством, но проигнорированный вопрос задавать снова не стал, а зашел с другой стороны: - Хорошая, видно, история?
Лин в свою очередь покосилась на пострадавшего Тима. А у Джо явно скрытый педагогический дар. Из бандитов за полгода превратил ребят во вполне пристойных членов славной гильдии барменов. Смутно знакомые ей по прошлому их визиту на планету (с этого, кажется, Лин тогда собственноручно стянула башмаки), они небось и сами обучились сносно готовить. Хорошее место она все-таки выбрала. И пример Джо обнадеживает. Да и усы Джо, сказать по правде, никуда не делись. 
- Паршивая это была история, -  сказала,  как отрезала. Отпила снова из кружки.  
Уютный полумрак вечернего салуна выгодно оттенял благородные черты и усы собеседника. Казалось, что все не так уж и плохо. Вспомнились Ви, команда, учитель Тао.  Почему-то досада на друзей ушла в прошлое, а привязанность к ним напоминала о себе острее, чем ожидалось. Монро как-то сказал, что так и будет, что со временем будет все труднее расстаться. Воспоминание об их договоренности окончательно примирило ее с "интересной историей". 
- Но вообще,  как сказал древний поэт,  "Мусор, брошенный за борт белого лайнера, однажды становится берегом".  
И поспешно перебила себя:
- Хочу тут осесть,  в общем. Может, и выйдет что. Поживу пока тут у тебя, если не против?  Бандитов не бойтесь, их главного больше нет, в общем. 

Бармен, услышав это, прямо-таки просиял и вмиг оставил распросы.
- Само собой, где же еще? У меня самое лучшее заведение на двадцать миль вокруг!
- Это потому что оно единственное, Джо!.. - донеслось со стороны столиков.
- В том числе, - ничуть не смутился хозяин, выставил перед Лин еще одну кружку, деловито потер здоровенные лапищи и неожиданно подмигнул посетительнице. - У нас и программа развлечений найдется. Завтра. Танцы не интересуют?
«Ладно скроен этот Джо», — в который уже раз за вечер подумала про себя Лин, лениво присматриваясь к веселенькой расцветке его рубашки. 
- Много работы предстоит,  а вот как покончим с ней, спляшу обязательно,  -  разулыбалась она. -  А и правда,  далеко тут до ближайшего города? И где вы лошадей пасете и скотину? Река где тут? 
 - Миль пятьдесят до Нью Остина, - охотно ответил бармен, заметно довольный открывающимися перспективами. - До Ред Уотер Крик поменьше, но там дыра дырой. Лошадей пасем в холмах или у ручья милях в семи к югу.
Лин внимательно слушала и заинтересованно кивала. Река означала ферму. Это хорошо.  Отдаленность других городов -  что понадобятся комнаты для пансиона, там ведь тоже есть дети. Все это было важно. 
Усталость, впрочем,  давала уже о себе знать. Глядя на этого дружелюбного славного Джо,  припомнила,  сколько раз за свое путешествие пожалела, что не подмигнула ему тогда. 
Вздохнула. 
Снова окинула рубаху с затейливыми цветочками взглядом, прощающимся со сказочным прошлым. 
И не подмигнула.
— Спасибо тебе за рассказ и за выпивку. Что-то я засыпаю уже,  пойду спать. 
Остановилась,  вспомнив:
- А второго-то как звать?  -  кивнула с усмешкой на помощника с целым носом. 
Вопрос застал Джо, уже принявшегося с удовольствием пялиться вслед любознательной клиентке, врасплох. Бармен наморщил лоб, но в итоге только развел руками.
- Тощий? - неуверенно отозвался он и поспешно взялся за протирание кружки.
Объект обсуждения, на данный момент отличавшийся румянцем во всю щеку и заметным даже под рубашкой пузиком, стрельнул в сторону босса и Лин глазами, но наемницу, к счастью, не вспомнил и вернулся к своим делам.


Наутро у еще не совсем проснувшейся Лин возникло два вопроса:
Почему стоим? Что за шум?
На первый она ответила скоро: напомнив себе, что впервые за несколько месяцев ночует на земле, а не в космическом корабле. От этого разом расхотелось вставать. Вот бы можно было закрыть глаза и потом открыть — и снова оказаться на Виверне, в ее веселенькой каюте с перевернутыми горшками и травой, растущей вверх ногами. С лубочным изображением Земли Обетованной на стене (трофей с одного из заброшенных доков Тортуги). Теперь за вполне настоящим окном — скудная растительность и холмы. Не слишком синее небо. И вряд ли Ви когда-нибудь прилетит сюда.
Деньги, которые Шенли выдал ей за долю, она еще на Меридиане передала в управление надежному адвокату, объяснив, что всё следует обставить так, чтобы сын миссис Фергюс думал, будто выиграл щедрую многолетнюю стипендию по одной из бесчисленных программ поддержки образования. Закрыв за собой дверь той конторы и отдалившись по освещенной ярким солнцем городской улице, Лин почувствовала себя намного более счастливой.
А почти сто тысяч были положены в банк. На проценты с них можно было позволить себе скромное содержание школы и больницы. А на остальные надобности придется добывать самим.
Но сегодня утром ее тревожило не это.
Вчера, когда транспортник «Коршун столетия» с заросшим и сто лет, видимо, не брившимся пилотом доставил ее на обожженный соплами двигателей пустырь посадочной площадки Саншайн-Рокс, она осознала, что теперь уже — не отступиться. Вон там, облачко пыли, какой-то мужик гонит ей навстречу чахлую лошаденку. И вот она одна стоит в чистом поле и разговаривает с этим мужиком о его отпрыске, огороде и далеком пастбище… А сама должна видеть цель… Ту самую лубочную Землю Обетованную? Нет. Цель с каждым днем приближения к Керри обрастала деталями, подробностями и мелочами.
И, разговаривая с мужиком, она убеждалась, что никак не может этого вот неказистого собеседника подогнать под нарисованные ею в планах возможности и показатели роста, конкретные детали и пейзаж будущего. Мужик не годился для облагораживания имеющегося пейзажа. Был он ленив, звали его Джастин и сына он поколачивал за непроходимую тупость, доставшуюся тому, не иначе, от такой же глупой мамаши.
Лин не вчера родилась и чего-то такого ожидала. В общем, начала с малого: спросила, где тут ближайшая школа — и получила непонимающий взгляд не обремененных жаждой знаний глаз. Считать и писать кое-как учились дома, но в целом мужик не видел в отсутствии школ какой-то серьезной проблемы. У мужика вообще все было хорошо и органично, и Лин уже сама почувствовала себя чужеродным элементом в этом меланхоличном пустынном пейзаже.
Въезд в вечерний город одинокой женщины верхом на лошади в этот раз прошел без торжественного явления на крыльце мэра-шерифа-судьи и бога этих мест Глории Блейз с двустволкой наперевес. Вероятно, то ли торжественность поблекла, то ли Блейз куда-то отлучилась. Да и прохожих было мало. Так что до салуна Лин добралась без новых встреч. Монро там не оказалось, но бармен Джо встретил ее очень радушно.

Внизу топали сапогами и кто-то громко разговаривал. Голова немного побаливала, но вставать все-таки было надо. Еще спускаясь по лестнице, Лин уже заприметила стоявшую посреди салуна женщину в кожаной куртке. В эту встречу двустволки она в руках не держала, но та была тут же — приставлена к соседнему стулу.
— Добро пожаловать в Саншайн-Рокс. Снова, — не слишком-то приветливо известила та путницу и, сразу переходя к делу, поинтересовалась, — зачем на этот раз пожаловали?
— Одна я, — проворчала Лин, — пожаловала. Пока что.
Глория, видать, специально ради такого гостя заявившаяся спозаранку к «Генри», вовсе не сочла ответ исчерпывающим. Считать она и сама умела. А потому молча ждала продолжения.
— Хочу школу открыть тут. — Лин машинально поправила топор. — Можно? Деньги есть.
Хозяйка города смерила ее недоуменным взглядом. Подумала немного. Подняла двустволку со стула, махнула троим ребятам, дожидавшимся в дальнем конце комнаты. Те молча прошли через все помещение и скрылись за входной дверью.
— Можно, — пожала плечами. Дамочка ей показалась явно чокнутой. — Да хоть цирк. Только если жить хочешь, лучше поезжай куда-нибудь в другое место. Тут ты долго с деньгами не проживешь.
Взглянула на дурацкий топор и добавила ворчливо:
— Закапывай вас всех потом… Не спалите мне тут только город, — донеслось уже из-за двери.
За барной стойкой обнаружился один из помощников доброго бармена. Он равнодушно шмякнул на тарелку перед Лин что-то зеленоватое и бесформенное. Она с подозрением принюхалась. Пахло приятно. Отведав, одобрительно хмыкнула и принялась за завтрак.

Hide  
День последний  

Лин задыхалась. Вероятно,  крыша уже занялась. Значит, времени совсем не осталось.  Мокрая тряпка, которой она замотала себе голову,  больше не спасала от дыма. Где окна,  где дверь —  не видно было ничерта.  Густые белые клубы окутали все, в особенности оживленно произрастая со стороны книжного шкафа.  Учебники,  книги,  Платон —  все уже погибло в огне. 

 

Все,  что так любовно было выбрано, заказано и доставлено всего два месяца назад красиво обернутое в фирменную папиросную бумагу солидного книжного магазина с Ориона. У мужиков в городе потом неделю не было проблем с куревом, извели все запасы махорки. А двенадцать первых учеников новенькой школы раскрыв рты рассматривали картинки, обступив толпой везунчика с вымытыми руками.  
Это был день ее торжества.  Целый месяц она трудилась не покладая рук: договаривалась, торговалась, заказывала стройматериалы, руководила рабочими. Для начала пришлось арендовать мул, чтобы разведать окрестности. Как и ожидалось, холмы оказались безлюдными. У реки с гордым названием Ручей было организовано некое подобие фермы для лошадей и разведения скотины, но ею давно никто серьезно не занимался. На всем был заметен налет упадка. Ферму Лин в результате выкупила за копейки.  
Успела она и смотаться в два далеких города — Ред Уотер Крик и Нью Остин.  Там обстановка ничем особо не отличалась. Разве что порядка было поменьше.  Глория предпочитала грубо срезать углы в решении проблем, но в эффективности таких решений отказать было сложно. Саншайн-Рокс являл миру образцовую видимость порядка.  Конечно,  за этим фасадом что только ни укрывалось, и Лин столкнулась с изнанкой тихой нищенской жизни шахтеров практически сразу. 
Во-первых,  выяснилось,  что детям некогда учиться в школе, потому что они все работали.  Кто в шахте, кто в огороде, кто сидел с младшими братьями и сестрами, пока родители пытались заработать на хлеб. Так что хождение по домам с уговорами принесло мало результатов и в первый месяц ей достался только один ученик — тот самый, десятилетний туповатый сын Джастина, Зэн. Видно, отец окончательно махнул на него рукой. У Лин не было никаких сомнений: отправляли к ней ребенка ради прокорма. Ну, что же, спасибо и на том.
Поначалу паренек испуганно шарахался от странной тети, обзывавшей его котеночком и рисующей на бумажке непонятные палочки и кружочки, но скоро малость оттаял, избавленный от отцовских побоев и окруженный вниманием увлекающейся натуры чернокожей бонны, повеселел и научился писать три и два, а после даже и складывать простые числа в уме. Его личный учитель с каждым успехом котеночка ликовала и ломала голову, как бы переманить родителей других детей на свою сторону. Достаточно было убедить нескольких упрямцев. Ведь главное – положить начало.


Шагнула наугад и наткнулась на парты, упала на колени, что-то посыпалось. Парта опрокинулась. Ох, надо было выбираться. Ну хоть бы голос подал!
Вместо голоса откуда-то звон, будто железом бьют о железо. Или это уже в ее голове? Господи, если ты есть… перестань стучать!

Начало, как ни странно, положил сам факт строительства школы. Вернее, то было не строительство, а пристройка к добротному ничейному амбару на отшибе. Строительство, да еще скорое, означало работу — и неплохо оплачиваемую работу. Взялись за нее все, кто мог. И лояльность к школе быстро начала расти. Вскоре учеников было уже двенадцать. В общем-то это был значительный прогресс.
Он совпал с окончанием строительства, которое было весело отпраздновано тут же всеми взрослыми участниками, на пустыре перед школой. Зазвали даже Глорию Блейз. Были веселье, пиво, и конечно танцы. Джо наконец подфартило сплясать с Лин, после чего ей пришлось шлепнуть не слишком огорчившегося бармена по рукам и променять его на другого партнера по танцам - отца Зэна. Пока играла громкая музыка, сидевшие неподалеку два парня из ларца, помощники бармена, которых легко можно было отличить по кривому носу Тима, балагурили и что-то объясняли заехавшему в гости поставщику из Нью Остина. Когда музыка внезапно смолкла, Тощий еще кричал на ухо уже оглохшему мужику:
— Живет у Джо наверху. Как монашка. — И заржал.
— Сам ты монашка, — почему-то обиделась Лин, не обращая внимания на дружно грянувший следом хохот присутствующих. Тощий со своей глупой стрижкой под горшок смахивал на монашку значительно больше, чем вполне себе телесная Лин, разгоряченная, с веселыми кудряшками, приодевшаяся ради праздника, герой этого дня, давшая людям работу и славный повод выпить.
На следующий день она съехала из салуна и поселилась в школе. Повесила во дворе мишень и часто тренировалась бросать ножик.
Монро так и не прилетел. Это могло означать все, что угодно, и, зная неуемный нрав святого отца, можно было предположить, что он просто вершит благие дела, а потому путь его извилист и долог. Также можно было предположить и то, что с ним что-то случилось. Бесполезно было, в общем, что-то предполагать, но по прошествии месяца Лин начала ожидать его прибытия все с большим нетерпением. И недоумевать, что же могло его задержать.


— Зэээн, Зэн! Да где же ты? — в горле драло, будто она проглотила наждачную бумагу, выходил не крик, а сипение.
Надо пошарить под партами. Где они? Только что тут были. Парты. Лин шагнула и нащупала первую, сдвинула куда-то, прошла дальше, ко второй.


С того дня начались неприятности. Работа в целом завершилась, и денежный поток в карманы шахтеров иссяк. Поначалу все радовались заработанным купюрам, но вскоре они были потрачены. К Лин потянулась череда просителей одолжить, нанять и помочь. Она придумывала какие-то работы, но люди злились, обижались и хотели больше. В один прекрасный день ей пришлось сказать Нет.
Наутро в окно первого этажа кто-то бросил булыжник.
Богатая нанимательница судорожно придумывала, как бы начать уже строить больницу, но проекта пока у нее в голове не было, да и сначала надо было нанять врача, провести кучу предварительной работы, вникнуть. Не хотелось сляпать никому не нужный сарай. Планы буксовали по объективным причинам. Если бы не Глория с ее железной рукой, возможно, окна бы побили во всем здании Школы. А так ограничились нескрываемым разочарованием.
Лин изо всех сил старалась что-нибудь придумать. Переписывалась с возможными кандидатурами, ездила к поставщикам, уже что-то планировала. Так пролетели два месяца.
В этот день утром Зэн как раз приболел и она оставила его в школе после окончания уроков. Мать Зэна куда-то уехала, а отец при всей его симпатии к Школе все-таки был страшным балбесом и ничего не смыслил в лечении.
Пожар начался под вечер. Занялось сразу, внезапно. Можно было и не сомневаться, что поджог, но ей было не до догадок. Лин как раз отлучилась в город по делам, ожидался транспортник с оборудованием для фермы. А ребенок спал на втором этаже.


Она бы разрыдалась, но слез не было. Все пропало, Школы больше нет. Зэн забился в угол и умирает где-то в этом дыму. Огонь прорвался в комнату. Кислорода не осталось. Монро так и не приехал. И даже если и приедет, то она об этом уже не узнает.
В голове били по наковальне. Сознание гасло. Опрокидывая за собой деревянную парту, Лин упала на дымящийся пол и больше уже ничего не помнила.

Hide  
Изменено пользователем Meshulik
4 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эпилог Лин и Монро, последняя часть

Нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими: потому что это - доля его; ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него?   (Книга Екклезиаста. III, 22)

 

Друг - это другой я  

 

На Керри прибыли ранним утром. Монах в длинной чёрной сутане и худощавый паренёк с бледным лицом заполярника и в ватной фуфайке не по сезону. До Солнечных Камней добрались только к закату верхом на купленной в предместьях космопорта лошади. Гнедая кобыла, повидавшая на своём лошадином веку не мало, не торопилась, не смотря на понукания двух ездоков у неё на спине. Звали гнедую Стрекоза, что видимо, соответствовало истине на заре её давней молодости. Сейчас, она меланхолично прядала ушами, стараясь свернуть с дороги при любом удобном случае.
 
День выдался жарким. Пыльным и душным. Абориген снежно-тёмной Тортуги щурился от яркого степного солнца, то и дело, утыкаясь носом в спину святого отца, чтобы протереть слезящиеся глаза. Полуденный зной заставил его скинуть фуфайку и даже задремать всё на той же чёрной спине.
 
- Почти приехали, - поделился отец Монро со своим спутником, когда впереди замаячили огни поселения. За несколько оставшихся минут до въезда в город он рассказал парню о событиях почти полугодовалой давности, которые ознаменовались дерзким угоном элитной яхты, отправившейся в Уроборос. Лонни слушал, кивал и принимал откровения молча, как и подобает будущему священнослужителю.
 
От поселения тянуло гарью. Но с виду последствий пожара не наблюдалось. Только подъехав ближе, они увидели пепелище и сгоревший остов какого-то здания на окраине. Кажется, недавно отстроенного, судя по складированным неподалёку обрезкам бруса и множеству опилок. Мутное предчувствие всколыхнулось в подсознании, но святой отец постарался отбросить нечаянные мысли и отправил лошадь дальше, к центру посёлка.
 
Народ после рабочей смены лениво стекался к единственному месту увеселений, с той же потёртой вывеской, с теми же приветливо распахнутыми дверями. Уже на коновязи святому отцу рассказали местные новости – об издохших овцах, о свихнувшейся вдове, о скудных дождях, о неурожае рапса и о сгоревшей школе чёрной учительницы, которая пыталась выучить фермерского обалдуя. Постройка сгорела напрочь, обалдуя там не было, а учителку спасли. Правда, дыму наглоталась и теперь отлёживается у себя в номере.
 
Предчувствие не обмануло. И на второй этаж салуна Монро поднимался с всё нарастающим волнением. Подойдя к комнате чёрной постоялицы, он постучал в закрытую дверь и позвал:
- Лин...
 
Попытка резко сесть на кровати оказалась плохой затеей - в ушах зашумело еще больше. Закрыла на секунду глаза, проглотила комок жалости к самой себе.
- Монро?
И уставилась на входящего, не веря глазам.
 
Он вошёл, приблизился к кровати. Широкая ладонь коснулась плеча Лин:
- Прости. Я задержался, - тихо сказал Монро, повинившись. - Как ты?
Он присел на краешек кровати и с сочувствием посмотрел на подругу.
 
Действительно Монро. Живой. Порой ему удавалось создавать впечатление, что он просто бестелесная идея, как платоновская идея прекрасного, ну или идея безупречного.
Но сейчас его физическое присутствие в этой комнате подтверждало тепло руки, которое она ощутила сквозь тонкую ткань рубахи.
Справившись с желанием крепко обнять его и только впервые за эти дни улыбнувшись, Лин кивнула в сторону, откуда за стеной салуна до сих пор тянуло гарью.
 
- Ты ведь видел уже. Так вот дела. Не получилось ничего. Я дура. Думала, что осчастливлю сейчас тут всех.
Вздохнула.
- Наверно, и тебя зря на это подбила.
 
Он улыбнулся в ответ на её улыбку и с братской заботой успокаивающе погладил по плечу.
- Не всё так просто, как казалось, - умиротворённо произнёс он, не обвиняя и не сетуя. - На всё воля Божья. Люди везде одинаковы. Не все отвечают добром на добро. Не все хотят видеть благие намерения. А кто-то кроме зла ничего не видел в жизни и не может отличить чёрное от белого, кого-то гложет зависть, кто-то маловерен, кто-то бездействует, кто-то счастлив своим неведением.
Он немного помолчал, поправил съехавшее одеяло и вновь посмотрел ей в глаза:
- Не надо отчаиваться. Уныние - плохой советчик в делах созидания. Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости. Господь всегда рядом. И только он знает, что дОлжно быть сейчас и что допустимо потом. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Не надо отчаиваться, а принять испытание со смирением. Сделать выводы и исправить, - в спокойствии и тишине были слышны далёкие звуки музыки и голосов таверны.
 
Лин тихо рассмеялась. 
- Как же хорошо,  что ты все-таки прилетел,  Монро.  Как мне не хватало твоих слов.  Не то,  что слов,  -  она задумалась, -  а того,  как ты говоришь, сидишь вот и...
Запуталась.  Решила,  что объяснит как-нибудь потом.  Посмотрела на поправленный край одеяла. Выловила из утешений про врачевание:
-  Больницу-то мы еще и не начинали.
 
Он посмотрел в окно о чём-то задумавшись и вновь поймал её тёмный взгляд:
- Скажи мне только одно, Лин. Ты решила отступить от своей цели? Решила оставить надежды и мечты?  
Она не отвела взгляда,  а только сжала губы,  соглашаясь что легко не бывает.
- А что ты думаешь об этом? Что бы ты посоветовал, брат Монро? И... чего бы ты хотел? 
 
- Что я об этом думаю, - повторил он за ней, перебирая пальцами нить розария. - Я думаю всё о том же - люди везде одинаковые. И что сытый не разумеет голодного. Голод не залог созидания. Но накормить нищего сегодня совсем не то что указать ему цель на завтра. И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Всё дело в людях, Лин. В них нужно искать опору. В тех, кто не верит, в тех, кто ненавидит, в тех, кто завидует. Накормить всех - дать общую цель, открыть новые горизонты, показать, как можно упорядочить хаос. Здесь, в Саншайн Рокс, единственное производство - шахта, которая приходит в упадок. Мизерные зарплаты, воровство, убийства, беззаконие. Люди привыкли так жить. Но что если показать им, как можно по-другому. Вокруг города бескрайние степи и луга, столько дармовой земли, которая сама родит травы. Так почему бы этому краю не заняться животноводством. Если получится заинтересовать людей, показать на собственном примере, что можно по-другому, здесь будет и школа, и больница, и театр с академией. Не говорю, что создать коммуну вольных фермеров будет просто, но вполне возможно. Те, кто сейчас против и не доверяют, должны нас поддержать. Пусть не все, но большинство. Те, кто готовы честно трудиться и жить по совести. Таких не мало. Люди везде одинаковы. Работа, семья, достаток - не так уж и много нужно для человеческого счастья... Вот что я об этом думаю, - сказал он, улыбнувшись, и вновь обходя свои желания стороной.
 
- Ты будто читаешь мои мысли.  -  Лин кивнула,  соглашаясь.  -  Было бы глупостью снова упрямо пытаться делать то же самое.  Оттого я и не могу ответить на твой вопрос. 
О чем я мечтаю?  Построить школу или дать знания?  Дать знания или возможность прийти к пониманию?  Помочь прийти к пониманию или найти самой себе собеседника?  -  рассмеялась виновато,  это была уже шутка.  -  Или лучше такого,  чтобы понимал без слов? 
Именно такой человек в черной одежде сейчас сидел рядом и терпеливо слушал. Все-таки хорошо,  что Платон сгорел. А то так можно долго ловить обманчивую тень истины.
Несчастья приводят к пониманию. Это если не цепляться за прежнюю цель. Я думала о том же, что и ты.  Если наши желания истинны, хоть и могут меняться, то и желания местных жителей не менее истинны. 
Я, пока тут лежала,  думала о терраформировании. Но это долго, рискованно и, раз до сих пор не сделано, стало быть неосуществимо настолько, чтобы не пришлось все равно бороться с плохими условиями. Я как раз пришла в тупик. 
Но то, что ты говоришь, - это не тупик,  а начало. Ведь у нас есть река, есть семена и животные, которые пригодны для этого климата. 
 
Лин села,  не обратив внимания на этот раз на головокружение. 
- И есть сто тысяч. На проценты с них всего не сделать, а если не будет процентов, то не будет в будущем поддержки для школы и больницы. Но может быть...  если рискнуть,  то их найдется кому поддерживать? Ведь дело не в деньгах, а в людях. Значит ли это отказаться от цели,  брат Монро?
 
- Значит, мы попробуем, - кивнул он утвердительно, не отрывая взгляда от её глаз. - Только нужно верить и никогда не сдаваться. А начнём с малого.  Отремонтируем старый амбар, где можно жить и содержать животных. Пусть это будут десяток овец и лошадь, но они будут. Мы должны показать людям другие возможности существования без шахты. Найдём единомышленников и привлечём к общему делу. На первых порах не плохо бы заручиться поддержкой шерифа и заразить её нашими идеями. Попробую убедить в перспективности фермерской коммуны. И да, - Монро рассмеялся. - У нас есть Лонни. Помнишь, паренька с Тортуги, который снабжал нас информацией? Он со мной. Решил к духовенству примкнуть, как денег на поступление в семинарию накопит. А пока, нам поможет. Поговорит с людьми. Дар убеждения у него, как у РПГ.
 
- Хорошо, что ты прилетел,  Монро.  - повторила она снова другу.  - И кстати,  Глория...  Ох,  как бы она не явилась сама, чтобы пристрелить поджигательницу.  - Пожала плечами.  -  Мы для нее головная боль. А Лонни -  тот провожатый? Парень Эйса? Ох и носило же тебя,  Монро.  - Лин снова легла, приготовившись слушать.  - И кто такой РПГ? 
 
- Ты же не сама подожгла тобою созданное, - опроверг он притязания шерифа на скорую расправу. - А РПГ?.. - брат Монро сделал удивлённый вид, будто и не предполагал, что сестра в неведении. - Ручной противотанковый гранатомёт. Никогда не пробовала? Убойной силы. Такой же, с какой Лонни умеет убеждать, - почти серьёзно сообщил он.
 
- Ах да,  - притворно припоминала Лин.  - капеллан. Жаль, что мы не встретились чуть раньше, до того как мне осточертели пулеметы. А нет, постой, мы же и встретились! 
Разговор явно пошел на пользу здоровью, и она снова села.
- Лонни,  значит.  Хорошо,  что забрал.  Холодно там. 
Снова сжала губы.
- Ты про Ви ничего не слышал?
Капеллан бывший с пулемётами на "ты" лишь улыбнулся своевременности встречи.
 
- Про "Ви" не слышал, - ответил на вопрос без особого энтузиазма. – Надеюсь, у Шенли всё получилось, и он достиг своей мечты. А кто с ним остался?
- Верный Раид и наш рыжий доктор,  конечно!  Ах да, и Конте. Остальные сошли. Ну,  Генри-то еще на Канаане. Скотти хотел корабль себе купить. А Рю... мечи. Ну и к ним там еще "сет"  - магическое слово, которое Лин ни о чем не говорило. Как ты думаешь, все случилось так, как и должно было?
 
- Ну, по крайней мере, мы все достигли, чего хотели. Господь благоволил этому кораблю, - ответил Монро. - Все живы и вполне довольны. У некоторых исполнились мечты. Даже я не ожидал, что сигнал бедствия подали те, кто до сих пор жив. А ведь я почти оставил надежду, несмотря на то, что не имел на это права. Но шесть лет. Срок не малый. Они могли погибнуть.
 
- Тогда не помешает как-нибудь возродить мастерскую - на случай, если Ви все-таки прилетит. Ну это потом. А сейчас работы и так хватит. Для начала надо как-то пережить гнев мадам Блейз. Да, и найти еще один ничейный амбар!
 
- Думаешь, они когда-нибудь вспомнят про нас? Хотя, кто знает, как повернёт судьба. А гнев мадам Блейз будем переживать теперь вместе, - улыбнулся он и поднялся. - Тебе, наверное, нужно отдохнуть. А нам с Лонни как-то устроится.
- Джо будет рад постояльцам,  -  напутствовала товарищ по новым приключениям.
 
***
Прошло два года.
Не все их мечты сбылись, но кое-чего они достигли. Стараниями Лин поднималось хозяйство под чутким содействием её вдохновителя. Она занималась торговлей и экономикой, он - строительством и привлечением заинтересованных. Поголовье стада росло, строилась ферма и зернохранилище.  К "чёрной парочке" хотели примкнуть многие обедневшие шахтёры. Чёрная женщина и чёрный монах давали работу и помогали выжить в трудное время. Слухи быстро разнеслись по округе и многие решили попробовать новый вид деятельности, который окупал себя практически через год. Первый же приплод давал прибыль. Будь то лошади на продажу, баранина, шерсть или молочные продукты. Стоило приложить минимум усилий, и на вольных выпасах можно было делать кредиты круглый год. Благодатный климат и буйная степная растительность способствовали быстрому подъёму хозяйств. Они реализовали первый этап задуманного. Ещё через год можно было подумать о закладке фундамента небольшой школы и расширить госпиталь для увечных шахтёров, каковых за годы работы в шахте было предостаточно. Набрались и прихожане готовые жертвовать на благое дело. Всё шло своим чередом, не слишком гладко, иногда со скрипом, но шло.
 
У него была своя комната в пристройке около конюшни. Кровать, тумбочка, стул. Ничего лишнего. Прямоугольное пространство с минимумом обстановки, чем-то напоминающее каюту на "Виверне". Лин и Лонни обитались по соседству, как и несколько рабочих фермы.
 
День выдался бурным, домой с отдалённых пастбищ он приехал только под вечер. Расседлал лошадь, смыл дорожную пыль и предался молитве за полночь. Наверное, Лин и Лонни уже спят. Отложив Писание, святой отец, перевоплотившийся на время в честного фермера, вышел под звёздное небо. Глубоко вдохнул прохладный степной воздух с густым ароматом разгорячённого за день разнотравья и присел на ступеньке крыльца. Без привычного хабита, в одной лишь майке и штанах. Босиком и с розарием в руке.
Последнее время эта мысль напоминала о себе всё чаще. Он должен вернуться. Теперь, он готов. Дух, душа и разум в согласии. Тем проще принять будущее. Лонни поступил в семинарию и скоро уедет. А Лин... она справится. Но как ей сказать об этом? Он продолжал сидеть, рассматривать звёзды, выискивать знакомые созвездия и создавать новые. 
 
В этот день у Лин поначалу все шло по расписанию, просто удивительный день, если учесть, что самое горячее время: и выпас, и отел, а тут еще собралась рожать жена Джастина. Это-то не слишком примечательное для больницы событие и задержало Лин,  так как новый фельдшер умудрился застрять в Нью Остине - партия необходимых для расширяющейся больницы лекарств задержалась на Итаке из-за встречи транспортника с некрупным, но вредным астероидом. Так дела космических масштабов привели к тому,  что Лин пришлось засучивать рукава и помогать новому доктору - главному и единственному - принимать роды. Это был ее первый опыт, так что брела она по полю несколько...  отрешенная.
 
Спускаясь с холма к огонькам почти заснувшей уже фермы и глядя на безоблачный пронзительно глубокий звездный космос, она вспомнила, что как-то однажды, давным-давно смотрела уже здесь в небо. И тогда люди под холмом казались ей незначительными букашками по сравнению с великолепием разверзнувшейся одухотворенной вселенной.  Сейчас же, вглядываясь в огоньки под холмом, ее поразило, насколько там, внизу,  бездонны человеческие души, в таком маленьком пространстве ютящиеся рядом друг с другом.  И наверху, и внизу теперь перспективы ускользали в непостижимую разуму бесконечность.
На этом месте она прервала размышления,  наткнувшись взглядом на сидящего на ступеньках Монро. 
То есть сначала ей показалось, что она в темноте обозналась. Обычно в черной одежде монаха так просто в свете звезд-то и редких огней ночного освещения фермы фик разглядишь. 
Но потом, приблизившись, рассмотрела те странные татуировки. 
 
Она смутилась и нерешительно сбавила шаг. Но, кажется, была уже замечена.
- Стараниями миссис Финч, доктора Тори и моими у нас теперь на одного жителя города больше,  -  довольно сообщила Лин.  -  А этот новый доктор ничего.  Зря его в центральных мирах лицензии лишили. Зато нам свезло.
В конце концов она определилась и села на ту же ступеньку.
 
Он улыбнулся, как всегда тепло и искренне.
- Новый человек - это всегда хорошо. Ещё одна искра божья пришла в этот мир, чтобы согревать души своим теплом. Благослови и сохрани, Господи, раба твоего, - он замолчал вновь долго рассматривая звёзды с ней на пару и, наконец, проговорил: - Лин... я должен кое-что тебе сказать. Помнишь, ты спрашивала меня о моих желаниях? А я тогда ничего не ответил. 
 
Отчасти Лин села на ступеньку,  чтобы избавиться от искушения попялиться, но такой поворот заставил ее воображение споткнуться и пойти рябью.
Она повернулась и вгляделась в его лицо. 
- Помню. Хотя это было очень давно.
 
- Я... - подбирая слова, он всей кожей ощущал её тепло рядом и пристальное внимание, - я хочу вернуться, Лин, - решился он. - На Санто. В Орден. Там моё место. Там я должен искупить свою вину. Я не могу отказаться. Отказаться - значит, предать свою веру. Предать того, кому посвящена моя жизнь.
Он отвёл от неё взгляд и опустил голову, машинально перебирая узлы розария.
- Здесь, я всё равно более не буду полезен, чем уже есть. А у тебя я хочу попросить прощение за то, что должен уйти. Прости.
 
Она замерла и какое-то время так и смотрела. Наконец, кажется, кончился кислород.  Вдохнула.
- Я знала, что когда-нибудь ты это сделаешь. Если сказал, то... Но столько времени прошло.
Вздохнула, открыла рот и задумалась. Помолчала. И спросила тихо то, что пугало больше всего:
- Что с тобой будет?
 
Он посмотрел в её тёмные, цвета ночного неба, глаза и ответил:
- Будет то что дОлжно... – с умиротворённым спокойствием ответил он. - Я никому этого не говорил. Я убил невинных, Лин. Тех, кого обязан был защитить. Сделал выбор, который не имел права делать. Погибли двенадцать человек. Трое из них дети. Я сжёг заложников огнемётом заживо вместе с террористами. Они не смогли взорвать космопорт. Ценой жизней двенадцати человек. Я помню их всех. До одного. Я должен отдать им долг. Покаяться и принять...
Он не договорил и снова уставился на звёзды.
 
Лин кивнула.
- Я не знаю,  кто может судить человека за то, что он сделал все, что мог, для спасения других. Человек не всесилен. И небезупречен.  -  Она пожала плечами, мол, не понимает,  как это. - Ты самый безупречный живой человек, какого я встречала. И почему-то именно тебя судят чаще других.
Я знаю, что твое решение, твой выбор был человеческим. И я также знаю, что и сегодня ты делаешь выбор. Очень важный для тебя.
Мне не за что прощать тебя. Ты помог мне задуматься о том, что я делаю. Найти себя. И найти друга. О моих чувствах ты знаешь. Ты подарил мне больше, чем я тебе. Это ты прости меня: за то, что все это говорю, и за то, что не смогу никак облегчить твоей участи. 
 
- Всё хорошо, - он улыбнулся. - Мне уж точно не за что тебя прощать. Ты очень хороший человек, Лин. И я хотел бы, чтобы таковым ты и оставалась. Скорее всего, мы никогда больше не увидимся. Скорее всего. Но если запутаешься, а рядом не будет друга, то слушай свою совесть. Это глас Божий. И он дарован каждому. Он не обманет, не причинит зла, не предаст. Каждый носит искру Истины, свет которой ведёт нас во тьме. И... - по губам святого отца скользнула лукавая улыбка. Он легонько толкнул  плечо Лин своим плечом, - не будь одна. Негоже такой статной даме быть одной. Хотя, это и не моё дело, - он предупредительно вскинул ладонь, словно боялся получить подзатыльник, как нашкодивший подросток, и рассмеялся.
 
Лин и не хотела, а закатила глаза.
- Да далось вам всем... 
Легонько толкнула в ответ, мол,  отстаньте. Видно было, что Монро не первый одарил ее этой свежей идеей.
Добродушно хмыкнула и улыбнулась. 
 
- Ладно, - сказал он поднимаясь, - надо Лонни ещё проводить. Из него получится настоящий священник. Даже, без устава Ордена. Спасибо тебе за всё, Лин. За доброту и понимание. И за то, что ты просто есть. Если... мне суждено вернуться, я вернусь. И буду снова надоедать своими проповедями. Храни тебя Господь.
 
Но он не вернулся. Ни через месяц, ни через год, ни через два. Ждала ли она его? Надеялась ли? Верила? Только Богу известно.
 
***
Парень сидел на заборе и от скуки дразнил кошку.  До звонка было еще много времени,  но бежать к друзьям он не мог, потому что мать строго-настрого наказала не уходить,  пока... Наконец, у дверей появилась учителка. Черная. Когда его привели к ней, он сначала испугался, что от чтения тоже почернеет. Боялся, а когда признался, то удивленно слушал, как она долго и заразительно хохотала. 
- Мисс Джен, мисс Джен, мама велела передать, что ждет вас в воскресенье к обеду,  -  проорал он, не слезая с забора.
Лин оглянулась, подошла поближе.
- Чжан, это фамилия китайская, не имя, -  поправила она. -  Ну да запомнишь еще, беги к матери,  скажи, что буду.
Малец давно скрылся за углом конюшни. А Лин все еще прислушивалась к воспоминанию о давней истории, рассказанной как-то другу. 
Божественное дыхание ци коснулось ее своим крылом. Лин улыбнулась и мысленно попросила незнакомого бога не оставлять ее друга в пути.
 

Hide  
Изменено пользователем Meshulik
7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу