Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

FOX69

ФРПГ на BRC
  • Публикаций

    2 891
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    105

FOX69 стал победителем дня 5 октября

FOX69 имел наиболее популярный контент!

Репутация

25 622 Легендарная личность

Информация о FOX69

  • Звание
    пандо

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Город
    Кузбасс
  • Любимые игры BioWare
    DA:O, DA2, DAI, МЕ, ME2, МЕ3, MEA, Jade Empire

Посетители профиля

79 988 просмотров профиля
  1. FOX69

    Постоялый двор "Перекресток"

    Нууу вооот... закончилось. По крайней мере, для меня. Эта история. Давно не было такой ломки от потери персонажа. Но всё когда-то заканчивается и это хорошо, потому что надо двигаться вперёд. Надо убирать авку и раскиданные папки с рабочего стола, отвыкать от Тевинтера, забывать о магистрах, их деяниях и нахлынувшей любви власть держащих. Да *ищет картинко с пандой*. Господа Агенты! Вы прекрасны в своём коварстве, неотвратимы и бескомпромиссны. Я восхищён каждым. Вы смогли, вам удалась с лёгкостью воссоздать тот Тевинтер, о котором я мечтал, ту имперскую атмосферу интриг и политических сражений, которые мне представлялись. Вы тонко почувствовали и подхватили. Спасибо вам огромное! Надеюсь, Красс вознаградил каждого по заслугам. Он старался. Попутно отхватив себе в не малой степени. Кто бы сомневался.) Мессир Оптат - мне, как всегда, вас было мало. Восхитительный образ истинного аристократа и тевинтерца. Противостояние с вами хочется продолжать до бесконечности.)) =^.^= Элька-мод. Миледи Борза - не умаляйте свои заслуги перед Отечеством! Ваша холодность притягательная, а коварство сокрушительно. Вы истинная дочь Тевинтера! И некий Кафпар Фульц меффает о фоеф мифефи Сфифилифс.^^ Он покорён бесповоротно! Мессир Силенсио - а вы как думали? С демонами заигрывать опасно.^^ Потому и служба у вас сложнее, чем у других. Спасибо, Ямби, что продержался сколько мог. Мессир Илиен - для трибуна вы стали абсолютной Левой рукой (и Правой - для мастера!), ибо для вас не существует неразрешимых задач (Шторм, твои чёткие планы действий были бесценны). И не надейтесь, что вас отпустят. Только отпуск, мессир, только отпуск. Миледи Мастарна - взрывная и милая отравительница, искусительница и карьеристка. Ваш непосредственный начальник готов вам содействовать во всём! Просите! Мой милый Серый Страж... - Красс капитулировал и признал своё полное поражение. Наконец-то! Свершилось. Теперь, ваше стражество, от вас не отстанут, что бы там Урд не плела.)) Мешуль, спасибо тебе огромное за Пола. ^^ Он... он неповторимый и единственный. Красс ничего не скажет, он просто в наглую забрал себе.>_> Даже не знаю, что будет с тем, кто покуситься на его эльфов. :D Я буду скучать... PS. Вполне возможно, у Триумвирата "Рыцаря, принцессы и дракона" появится будущее. Следите за анонсами.^^ Пока им надо отдохнуть и насладиться друг другом. PPS. Ребята, всем СПАСИБО! Вы лучшие в который раз! Всех люблю.) Ваш пандо-мастер в реалиях "Сабнаутики". ^^`
  2. FOX69

    Постоялый двор "Перекресток"

    Как раз наоборот. Миледи очень яркой получилась и запоминающейся. Может, немного времени не хватило, чтобы её раскрыть.
  3. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    ЭПИЛОГ «Кассус кровавый» – так назовут жители оккупированного Марнас Пелл двенадцатый месяц, 33 года, века Бурь. Это сражение с беспрецедентными наземными и морскими боями войдёт в историю Тедаса. Десять легионов, укомплектованных лучшими магами Тевинтера, будут противостоять кунарийскому антааму. Земля будет гореть, плавиться камень, дома и поля превращаться в пепел, каменная брусчатка улиц не сможет впитать всю кровь, а груды мёртвых тел заполонят окрестности. Тяжёлые бои продолжались месяц. На суше и на море. Здесь, под Марнас Пелл, кунари ощутили всю мощь запрещённой церковью магии. На сторону имперцев вставали духи, демоны, одержимые и мертвецы. Энтропия ввергала в смертоносный хаос, крушили Стихии и Дух, и Магия Крови несла разрушительные по силе последствия. Кунари дрогнули на третьей неделе наступления. Они бросали укреплённые районы и отступали к морю, где на просторах Нокена их ждал тевинтерский флот, объединившийся с пиратами Боэрика. В четвёртую неделю рогатые сбегали, а имперцы добивали редкие очаги сопротивления. 7 веременсиса, 34 года, века Бурь была объявлена полная и окончательная победа. Имперцы закрепились в портах побережья и взяли в плен последних сопротивленцев в городе и предместьях. Жертв было столько, что Завеса истончилась и над развалинами то и дело вспыхивали разрывы, и потусторонние сущности проникали в мир. На месте битвы был оставлен вновь сформированный легион из свежих сил, рабов и наёмников, которым предстояло заняться укреплением Завесы и восстановлением. Акваторию надёжно прикрывал флот, отражая любые провокации. Церковь обязали вытравить остатки учения Кун с имперских земель, взяв под контроль всех виддатари. Правление нынешней власти подходило к концу. Это знал архонт, это знала оппозиция, это знал народ. Все ждали последний шаг, последний решающий взмах меча, который отсечёт старое. И первого плуитаниса, накануне праздника Проводов Зимы на башнях альтус и лаэтан поднялись по традиции церкви не стяги с жёлтым солнцем, а древние щиты и штандарты с изображением Уртимиеля. Дракона Красоты, которому и был ранее посвящён праздник в начале зимы. Как акт победы магии над многовековой кабалой церкви. В порыве радости от избавления войны и кунарийской чумы, простой народ – торговцы, ремесленники, крестьяне и даже рабы – поддержали господ. Изображения драконов начёрканные известью и углём появлялись во всех районах Минратоса. И пока, на Арене Испытаний готовились праздники в честь победы имперских магов, принесших долгожданный мир, в Imperial quarter, в башне Сената, архонт Донатус и Первый Советник Номаран принимали отчёт главнокомандующего южным фронтом. По такому случаю в зале заседаний собрались не только члены Магистериума, но множество знатных домов столицы, преторианские гвардейцы и жандармы, даже Чёрный Жрец со жрецами Синода занял одну из трибун. Все напряжённо ждали. Дуэль двух политиков подходила к концу. С язвительной улыбкой Донатус взирал на Номарана, в ожидании своего свержения. Вооружённый переворот сделает из него очередного мученика. Но последний козырь был не у него. Под протяжные звуки триумфальных труб в зал сената, на ораторскую арену, вошла центурия ветеранов во главе с легатом Гаем Октавианом Корвусом. Рядом с ним шествовал в армейском плаще латиклавия Доминик Квинт, державший на пике рогатую голову Катабана – военачальника кунарийского флота. Он остановился перед троном архонта и вместо того, чтобы положить трофей к ногам правителя, опустил свою ношу перед Первым Советником Номараном, демонстрируя всем, кто одержал решающую победу в затяжной войне. - Имперские маги принесли Тевинтеру победу! И закончили Священный поход! Сам Создатель выбрал себе оружие! Магию! – возвестил бывший приближённый архонта. Воцарилось гробовое молчание. Около тысячи человек затаили дыхание в одном волнительном ожидании. - Но-ма-ран! – вдруг, проскандировали с рядов. – Но-ма-ран! – подхватили следом. – Но-ма-ран! - Это имя языками неистового пламени прокатилось по трибунам под всеобщее ликование. - Ты проиграл, мой друг, - теперь на лице противника архонта заиграла победоносная улыбка. Донатус встал и под неистовые крики, сошёл с трона, оставив у подножия Корону Архонтов. Кольцо Перевозчика он вручил добровольно своему приемнику. Это было безоговорочное, позорное поражение изжившей себя бессильной власти. - Архонт Номаран! Vivat! – кричали гвардейцы и легионеры, им вторил дружный гражданский хор. – Vivat Imperium! Да, здравствует архонт Номаран! Vivat! Так официально закончилась эра Трансфигураций милостивого Гессариона, принесшего Тевинтеру новую веру в Пророчицу, десятки тысяч смертей магов, истребление сомниари, их преследования и гонения. Наступали другие времена. Времена, когда Тевинтер окончательно избавился от гнёта Южной церкви. Когда страна свободной магии поднялась в полный рост и расправила плечи. Первый Священный поход против кунари для Тевитера был закончен. И до 52 года века Бурь кунари не предпринимали попыток отбить побережье у имперцев. «И всё же Империя держится. Благодаря мечу ли, магии ли, но Тевинтер остаётся силой, с которой приходится считаться. Минратос осаждали люди, кунари, даже сама Андрасте, но взять его не удалось никому.» — Брат Дженитиви, «В поисках знания: Путешествия Церковного ученого» Vitae benefarial
  4. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    "Я люблю тебя, Серый Страж" В который раз тебя будит запах кофе в трибунском номере, ферелденский отступник? Ты не считал. Я тоже. Потому что не заметил время, пролетевшее так быстро. Но уже завтра я вспомню каждый день. И каждую ночь. Оставлю их в копилке памяти, как драгоценные осколки. Я буду помнить. Нежность, заботу и страсть. Тепло твоих глаз и искренность чувств. Единственный эльф, который способен наполнить жизненную чашу до краёв, взбудоражить опасные стихии и успокоить за миг. Я буду помнить ушки. Бело-розовые с кисточками. Только для меня. Кофейный аромат тянется к эльфийскому носу тонкой вуалью запаха. Магистр сидит рядом со спящим и держит чашку с кофе. Он обнажён, а волосы на голове топорщатся. Полуприлёг и дразнит просыпающегося бархатистым шлейфом свежего напитка. А за окном первые лучи осеннего солнца стучатся в стекло крохотными "зайчиками" через кружевные кроны желтеющих дубов и вязов. Сегодня будет ясный день. — Мессир, ваш кофе, — доносится до спящего. — Когда ещё тевинтерский магистр принесёт вам в постель кофе? Пользуйтесь случаем. Мессир, — к щеке припадают тёплые губы.  Кофе… запах и его касание. Нет нужды размыкать веки, чтобы по дыханию угадать его присутствие. А ведь оборотень не собирался этой ночью спать. Под утро сморило. Ему казалось, что вот только-только закрыл на минутку глаза. Утренний свет уже проникал в окна. Заспанно сощурился и сдержал тяжелый вздох. Улыбнулся, потянувшись не к чашке, а к груди. Неловко приподнялся на локтях, коснулся носом ключицы. И откинулся на подушку. Раньше Пол не любил кофе. Но за эти дни привык. До этого путешествия, принеси ему кто-нибудь в постель чашку с чем бы то ни было внутри, он бы сначала очень бы удивился, а потом немедленно бы её опрокинул. Сегодня он любит и кофе, и этот странный ритуал, и особенно того, кто его с ним исполняет, присутствуя здесь со своим запахом, своим дыханием, немного с запахом Пола и следом от его же поцелуя у ключицы. «Сидит, понимаешь ли, голый в постели, не раздеваясь… одет в меня, а я хожу в нём… Творец, нет, только не стихи». Эльф улыбается шире и протягивает смело руку к горячей чашке. Сегодня, да, сегодня ещё не завтра. — Ммм… а где же твой? — Ну, у меня с кофе особые отношения, — магистр ложится и пристраивает голову на бедре эльфа, как на подушке. — Интимные и страстные. Я им овладеваю, как только вижу. Вы с ним похожи. Он смеётся и утыкается носом, куда-то в эльфов бок, совсем не заботясь о целостности напитка в чашке, который может расплескаться. На время замирает и смотрит снизу вверх на серые глаза. — Я буду скучать.  Эльф успел сделать глоток, несколько капель пролилось на плечо. Улыбка стала печальной. Конечно. Я тоже. За ночь он невольно перебрал в уме множество возможных вариантов встреч, общих дел или развития событий… Всё упиралось в репутацию трибуна, которая уже сейчас находилась в опасности. А когда Тео достигнет того величия, ради которого была предпринята эта их успешно на сегодня оконченная работа, там уж, верно, всё станет только хуже. — Я тоже, — он нежно касается его плеча, утешая и себя и его в последний раз. Вчера время предложений, кажется, истекло. Сегодня пришло время прощания. — Не знаю, что будет дальше. Но я сохраню кристалл. Если только пожелаешь… как только пожелаешь… Я придумаю что-нибудь. Есть эта комната, десять дней до столицы, это достаточно далеко для соблюдения всех приличий и предосторожностей... Пол откинул голову на подушку и вздохнул с досадой. Кажется, он снова пытается уговорить судьбу что-то изменить. Уговорить Тео и себя, что всё будет хорошо. Он поднимается вверх, дотягивается до его плеча, ложится рядом и обнимает. Лоб касается седого виска. — Будем мотаться друг к другу через полконтинента? — голос притихший и обречённый. — Можно встречаться в Тени. Но это всего лишь сон. Мне нужна не только иллюзия магии. Мне нужен ты. Здесь, под рукой. Из плоти и крови. Живой и тёплый. Примерно вот такой живой, да. Рука магистра давно в том месте эльфа, которое с утра довольно оживлённо себя ведёт. — Куда поедешь? Сразу в Ферелден? — Да, надо… — рука с кофе кажется лишней. — Надо понять, что там происходит… Чашка чудесным образом, вероятно, не без помощи добрых духов, оказывается на прикроватной тумбочке, сохранив нерасплёсканными остатки кофе. Напоить эльфа кофе… Руки заняты. Он шепчет обещания: — Что-нибудь придумаю. Подберу себе замену, обучу, найду дело в Минратосе. Не знаю… не знаю какое. Он пока ничего ещё не знает, но будет искать, среди вороха возможных поворотов судьбы подбирать, бессознательно притягивать то, что будет приближать их друг к другу. Только бы это не заняло слишком много времени. Седой эльф осыпает поцелуями лицо своего тоже седеющего возлюбленного и обещает вернуться. Только примешь ли ты его, когда он вернется? Но кажется, это уже и не важно. Ещё один час близости. Последний. Не иступлённой страсти, не мучительной жажды. Нежных объятий, лёгких поцелуев и созерцания. Запомнить, раствориться и впитать друг друга. Их встреча неизбежна. Но когда и где, и при каких обстоятельствах им неизвестно. Эли постучится ровно в восемь. Как и просили. А они, забыв о времени, будут забирать у настоящего драгоценные секунды. — Пора. Магистр поднимется первым. И уже через час спустится во двор гостиницы, где его будут ждать три запряжённые лошади: вороная, рыжая и гнедая. Эли будет держать в поводу всех трёх, а магистр, натягивая чёрные кожаные перчатки, — поглядывать на выход и ждать. Их дороги разойдутся от порога гостиницы. Магистр и верный раб отправятся на север, ферелденский отступник — на юг. В своем ярком камзоле с вызывающе высоко поднятой головой, опираясь на посох, эльф вскоре показался в дверях. Часа хватило на всё, да и всего этого было не так чтобы много. Сумки приладил, посох устроил, успевая поглядывать то на трибуна, то на Эли. Прошедшая ночь подарила надежду. Пока и её было довольно. — Готовы? — он оглянулся на гостиницу, словно прикидывая, простоит ли та до его возвращения в далёком будущем. Вгляделся в синие очи Красса. Магистр последовал примеру и тоже удостоверился в надёжности строения "Джаггернаута". Элька улыбнулся. Кажется, эти двое хотели прихватить с собой на память, если не здание целиком, то кровать уж точно. — Нет, — отрицательно мотнул головой Тео. Ведь он так и не сказал ему. Он сделал шаг к оборотню и заключил в объятья. Эли предусмотрительно заставил рыжую переместиться и прикрыть крупом опрометчивые действия магистра. Он крепко сжимает его плечи, касается щекой щеки и шепчет: — Я люблю тебя, Серый Страж. Вот теперь всё. Теперь готовы. Он отстраняется, принимает повод и с лёгкостью вскакивает в седло вороного. Осаживает лошадь, нетерпеливо перебирающую ногами: — Береги себя. Элька взлетает в седло Рыжухи следом: — До встречи, Пол. Оборотень немного замешкался. Раскрыв рот, с колотящимся сердцем замер, растерянно снизу вверх уставившись на сидящего уже в седле трибуна. Позабыл про гордую осанку и что там ещё. Наконец, лицо озарила счастливая улыбка и просиявшее тепло свинца. Взялся за повод, но промазал. Отвлёкся. Вскочил в седло, поднял руку в прощальном жесте. — До встречи, Эли. Последний раз улыбается Тео и обещает одними губами, только ему: — Я вернусь. Но он не может развернуть коня. Сейчас, услышав о его любви, он не готов первым повернуться спиной и начать этот долгий путь назад к тому, кого видит сейчас последние секунды.  На помощь этим замершим немного невменяемым статуям приходит Эли. Он пришпоривает рыжую кобылку, и та мотает мордой, наседая на вороного. Вороной недовольно ржёт и срывается с места. Магистру остаётся лишь бросить прощальный взгляд на оборотня и выровнять уже бегущего коня. Hide
  5. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    — Хоть… он никогда мне этого не говорил, — усмешка становится наглой. — Я ведь и сам не могу остаться. Так что… - плечи дергаются мальчишески непокорно. — Это предательство взаимно, если тебе угодно. Улыбка ложится на губы магистра. Он поворачивается и любуется эльфийской грацией, серыми глазами и изящным профилем. Ладонь невольно тянется к щеке покрытой валласлином, а пальцы отводят седые пряди к обрезанному уху. - Тогда, тем более, не будем забывать о предательстве, - вторая рука обхватывает эльфа за торс и притягивает к себе, а губы накрывают губы.
  6. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Спина. Трибуна, полководца, властителя и имперца. Тео... какой же ты родной. И твоя холодность не отпугнет того, кто однажды уже не забыл. - Ты ведь не забудешь, - ты ведь понимаешь, тевинтерец, что обречен на эту память? По крайней мере сейчас эльф в том уверен. Может быть, эта уверенность от слишком близкого всматривания. Может быть, что-то - какое-то спасительное магическое заклинание принесет забвение. Ты ведь не забудешь. - Что мне сделать, чтобы ты забыл? Он оборачивается. И снова ловит серый, тёплый взгляд. - Я не хочу забывать. Я должен знать, что где-то там в ферелденских лесах есть тот, кто меня по-настоящему любит... любил. Синие глаза возвращаются к далёкому неспокойному морю. Голос магистра тих: - Кому уж забывать об очередном предательстве, так это тебе.
  7. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Он долго смотрел в его глаза. И не видел в них фальши. Искренняя любовь, безграничное доверие, чистая совесть не обременённая страхом. Он предлагал быть вместе. Всегда. Пожертвовать всем ради любви. Он отдавал себя без остатка, но и забирал всё, не оставляя ничего, что было дорого, ради чего жил этот тевитерец. Рука остановилась и бессильно опустилась вниз. Магистр поднялся. Тяжёлый сон. Язык и мысли парализованы. Он отошёл к окну. Вдали шумело море, и прохладный штормовой ветер напоминал о скорой зиме. - Нет, - холодный, отрешённый голос. - Я не оставлю Тевинтер.
  8. я буду твоей феей^^ Hide
  9. А уборку сделать в чулане? >_> Паутину смести, пыль стряхнуть. Скучаю по ведьмаку, наверное.
  10. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    - Так... я тебе больше не нужен?  - В качестве агента - нет, - ладонь осторожно ложится на спину и тянется к плечу. - И в качестве раба... тоже. Пол... милый мой... Рука добирается до плеча, пальцы щекочут и гладят шею под белым волосом. - Ну что мне сделать? - голос магистра дрогнул. - Выжечь тебе на лопатке клеймо Дома Красс? Поселить в Нижнем городе и бегать к тебе каждую ночь, компрометируя себя? Или бросить всё, чего я достиг, и уехать с тобой в лес? Что мне сделать, чтобы мы были вместе?
  11. @Ribka, а ты не думала про длц к своему витчеру?^^
  12. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Ещё одна ночь. В гостинице. В прежнем составе группы. Наутро они разъедутся. Людям нужен отдых. Следующая встреча агентов будет в Минратосе. Возможно, для координации последнего этапа переворота, когда понадобятся все силы. А пока, на арену борьбы выходит легат Гай Корвус и Марнус Пелл, который ждёт освобождения. Столица замерла и наблюдает. От исхода этой грандиозной битвы будет зависеть многое. Ждёт, изжившая себя власть, надеющаяся на чудо, ждёт жизнеспособная, готовая к действиям, оппозиция. Пройдёт полтора месяца и в начале кассуса, когда истерзанную взрывами землю прикроет первый снег, начнётся наступление. Оно продлится до верименсиса и закончится полным разгромом кунарийских войск и флота. Город будет освобождён, а враг сметён магической мощью Тевинтера. 17 фрументума, 00:00 => Сегодня он не спешил. Дождался, когда все покинут место сбора, и они останутся вдвоём. Сегодня будет тот самый разговор, от которого он так настойчиво отгораживался, который не будет лёгким, который принесёт боль. Он не мог позволить себе любить, не мог позволить изменить Тевинтеру, но и отпустить его почти невозможно. В который раз переступить через себя, через него и двигаться дальше. Достигать одной цели и стремиться к новой. Это не кончится никогда, пока бьётся сердце тевинтерца, пока существует Тевинтер. Да и ты. Ведь ты не изменишь своим целям, ферелденский отступник. За пределами Тевинтера ты можешь влиять на мир. В Минратосе тебя превратят в ничто. - Пол... - слов не было. Только его свинцово-серые глаза, словно с укором взирающие на синеву. Я не знаю, что сказать. Ты сам всё понимаешь. Он подошёл. Сел рядом. Бок о бок. Чтобы чувствовать его тепло. - Я расторгаю контракт, - сказал, не поднимая глаз. - Ты больше ничего не должен Империи, заданий не будет. За Маркуса не переживай. Я прослежу за ним и обеспечу всем. Кристалл... оставь себе... если хочешь, - вздох тихий и прерывистый, а где-то в горле ком.
  13. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Элахиль сидел на том же подоконнике и рассматривал далёкий Минратос, всплывший в памяти. Он хорошо знал город и сейчас воссоздал картинку со всеми подробностями. Башни знаменитых домов, мост Девайна, акведуки, район знати и Imperial quarter, лестницы Восхождения, здание Сената, Великая библиотека и Серебряный шпиль, рынки, Колизей, академии, храмы, театры и район бедноты. Где-то здесь вход в эльфинаж, в который он никогда бы не хотел возвращаться. Но кто знает, как сложится жизнь. Он посмотрел на трибуна. Коснулся синих глаз. Уставших и задумчивых. До Минратоса десять дней пути. Ты отдохнёшь, чтобы в столице собрать все силы для последнего рывка. Будут новые задания, дела, интриги, игры. Минратос не даст скучать и думать не о нём. А пока, ты смотришь на седого эльфа. И мысли твои далеки от имперских дел. Тео...
  14. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Сейферт кивнул и разложил посох. - Пойдёмте, Урсула. У вас будет шанс искупить свои грехи.  Она не противилась. Не важно кем её считали - простой целительницей из рыбацкой деревушки или спасительницей мира, она знала - с Империей не спорят. Сегодня на алтарь Тевинтера положили несколько сотен живых душ, завтра положат тысячи, и не ей сопротивляться предназначенному. Уже через полтора часа, когда агенты будут подходить к "Джаггернауту", в Шираз прибудет инспекция магов с представителем из столицы. Место мора оцепят, трупы вывезут и сожгут, проверят на целостность Завесу и исцелят оставшихся в живых заболевших. По палаточному лагерю вновь пронесётся слух о благодетельных магистрах, прибывших на помощь страждущим и об отступнице, которая оказалась ведьмой и малефикаром. Её поймают и отправят в Минратос на суд в сопровождении двух гвардейцев, один из которых будет иметь не слишком здоровый вид. Глава 6 Итоги 16 фрументума, 23:00 Трибун вернулся поздно. Их миссия была завершена. Осталось поблагодарить своих людей и распустить на отдых, а самому поспешить в Минратос на помощь Номарану. Но прежде... прежде... - Благодарю вас, господа, - сказал Красс, собрав группу на последнем собрании. - Мы справились. И вы получите свои награды. Новая Империя о вас не забудет. О тех, кто стоял у её истоков. О тех, кто рисковал и верил. Мы победим. Остался последний шаг. Vivat Imperium!
  15. FOX69

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Пол приблизился к толпе как раз в разгар истории с туманом. Плечо оборотня легонько потормошили: - Уходим, Пол. За его спиной стояли Элахиль и Оптат. - Чтобы не вспыхнула гражданская война, сестра Урсула. - Сомниари устало сел на поваленное бурей дерево. - Вас либо использовали бы как знамя, вторую Невесту и повели бы обездоленных людей на столицу, либо убили бы, сделали мученицей - и всё то же самое. Тысячи смертей, уничтоженные города, бунты. И кунари. У нас не оставалось времени, чтобы распутать этот клубок мягко. Она мотнула головой. - Это всё моя гордыня, - грязные руки закрыли лицо. - Я возомнила себя мессией. Хотела посвятить жизнь людям. Возгордилась... Руки безвольно упали на подол платья, а серые глаза уставились вдаль. - Андрасте... это наказание мне, за то что уподобилась Пророчице. Столько смертей. Элька появился внезапно, пока целительница каялась. Вынырнул из кустарника. Поглядел на "андрасте", на сомниари и снова на "спасительницу". - Надо уходить. Скоро здесь будут жандармы. И... трибун, - он бросил многозначительный взгляд на Сейферта и на его пленницу. - Если мы хотим... ну... чтобы с ней ничего не случилось, надо уходить. Уводить.
×