Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Hikaru

ФРПГ на BRC
  • Публикаций

    3 312
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    15

Hikaru стал победителем дня 21 ноября 2018

Hikaru имел наиболее популярный контент!

Репутация

15 054 Легендарная личность

12 Подписчиков

Информация о Hikaru

  • Звание
    Софи-Диана
  • День рождения 5 ноября

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Питер
  • Интересы
    четвероногие приятели - кот, собак, диван...

Посетители профиля

49 251 просмотр профиля
  1. и еще о погоде

    commentarii_06.jpg

    1. Ewlar

      Ewlar

      О, да! Бывает.

  2. demotivatory_28.jpg

    1. Ewlar

      Ewlar

      В точку! 

      PS: Это не врачам, это явлению.

    2. Meshulik

      Meshulik

      В Питере вообще много чего ...адского. А уж по области... :D

  3. Так вот ты какой, Конь-в-пальто!

    wtf_photos_30.jpg

    1. Doctor Harbinger

      Doctor Harbinger

      Да это ж Конь БоДжек.

    2. Free from fear
  4. На старой и хромой собаке В тумане скрылся Старый год. "Jingle Bels" просвистели раки, Водя под ёлкой хоровод. На борове приехал Новый И начал весело вещать, Что год мы жили бестолково, Пора все заново начать. Задорно взбрыкнувши копытцем, Свинья забацала канкан; Хотел я присоединиться, Да жаль, уже был в стельку пьян. С Новым годом!!!
  5. Все подъезды обвешали объявлениями: "Куплю рога оленя, лося, сайгака"

    Допустим, охотники у нас есть. Возможно, у них даже рога имеются - чай, лоси и олени водятся. Но вот откуда в Ленинградской области взяться сайгакам???

    1. Dmitry Shepard

      Dmitry Shepard

      Оттуда же, откуда в Калининградской области - китам, у нас в дополнение к этому перечню еще и китовый ус желали скупить)) Видимо, расчет на коллекционеров-плюшкиных, мало ли, что у них может быть в загашнике)

    2. Ewlar

      Ewlar

      В городе Ха то же самое. По всей стране кто-то рога скупает. Правда, у нас вместо сайгака изюбрь.

      PS: вот что за цель? Если из рогов что-то делать, то рога оленей от рогов сайгака отличаются кардинально.

  6. Хочу-хочу-хочу!

    dizain_17.gif

    1. Показать предыдущие комментарии  Ещё #
    2. Meshulik

      Meshulik

      А живут они вот там:

      Показать контент  

      49031521_2147310925530041_696991184035250176_n.thumb.jpg.0ef2e79b0e0264b48c75f0ce75832713.jpg

      Hide  
    3. Shellty

      Shellty

      Нет, там живут ОНИ

      000.png

    4. Ewlar

      Ewlar

      Совы прикольные, они и в реале-то игрушечные. Вот собаки и коты - это как-то не. 

  7. thousand_words_13.jpg

    1. Pawlinmawlin

      Pawlinmawlin

      А потом они вырастут и будут нами править.

    2. Thinvesil

      Thinvesil

      Не корми их больше! Они же лопнут!

    3. Hikaru

      Hikaru

      после сытного обеда полагается поспать

      gifs_21.gif

  8. Кошки это кошки)

    gifs_11.gif

    1. Показать предыдущие комментарии  Ещё #
    2. Ewlar

      Ewlar

      И звуки такие: Бдыщ! Бдыщ! Шмяк!

      Sorceress, и оно ещё показывает, где гладить )))

    3. Tanatos
    4. Hikaru

      Hikaru

      Кооотики))))

  9. Убиться тапком! Из ложек-вилок такая красота!

    gifs_07.gif

     

    1. Pawlinmawlin

      Pawlinmawlin

      Как далеко зашли ролевые игры...

    2. Hikaru

      Hikaru

      Это какую надо фантазию иметь, чтобы собрать тигриную маску из столовых приборов! Фантазия зашкаливает))

    3. Ewlar

      Ewlar

      Шикарно!

      PS: до меня сразу и не дошло, что это ложки-вилки.

  10. demotivatory_10.jpg

    1. Sqrat

      Sqrat

      И местами не перепутай!

  11. podborka_dnevnaya_05.jpg

    1. Bettie

      Bettie

      Бывает, выйдешь такой Пушкиным из дома, а вечером возвращаешься Достоевским. 

    2. Ewlar

      Ewlar

      Где Пушкин, это белые ночи, да?

    3. Hikaru

      Hikaru

      Люблю тебя Петра творенье, люблю твой строгий стройный вид - и дальше по тексту0

  12. У нас по каждой игре можно книгу забацать)
  13. Hikaru

    Dragon Age: "Vivat Imperium!"

    Тайны прошлого, надежды будущего. Часть 1 Выехать с самого утра, как планировалось, не удалось. Требовалось рассортировать и упаковать багаж, все лишнее отправить в Минратоус, захватив с собой только необходимые в дороге вещи и самые ценные ингредиенты, отправить вестового к тетушке Лариссе, с предупреждением о скором визите, запастись сухим пайком на два дня путешествия, дабы не тратить драгоценное время в ожидании трапез в придорожных харчевнях, и множество других дел. Пришлось наверстывать потерянное время на тракте, так что весь первый день Кристабэль и Сейферт практически не разговаривали – зато ночевали именно в той гостинице, которую наметила Крис. Поздний ужин; на десерт молодые люди с упоением целовались, так что разошлись поздно – и опять дорога. На сей раз решили пощадить лошадей; скорость перемещения снизилась, зато появилась возможность обсудить ближайшие планы. Впрочем, планы – это громко сказано: решили, что иллюзионист сперва осмотрится на месте, а уже потом можно будет решать что-то конкретное. *** Дорога до вечера тянулась долго. По пути, правда, сомниари вышел в Тень, чтобы доложить наставнику об успехах отряда мессира Красса. Новости об отравлении лагеря беженцев тот воспринял спокойно, даже похвалил их за находчивость и быстрое решение проблемы. Рамштиль очень хорошо понимал, чем всё могло обернуться, поэтому жертвы посчитал приемлемыми. А вот матримониальные намерения Сейферта его удивили. – Мir da'len somniari влюбился в альтуса, которая полюбила его, – усмехнулся старый маг. – Мастарна, значит... – Я знаю, что вы скажете, мастер. Проклятие рода, его финансовое положение и... – Любое проклятие можно снять, мальчик мой, – отмахнулся Рамштиль. – Вопрос времени и усилий. Я, по крайней мере, не знаю такого, что нельзя. Что до приданного... Она – умная и трудолюбивая девочка, это уже само по себе дивное, редкое приданное, которому можно позавидовать. Сейферт облегчённо вздохнул и улыбнулся. Его порадовало, что мастер разделяет его взгляды. Мастер же про себя тоже вздохнул, но с лёгким сожалением. Эйни питала тёплые чувства к молодому сомниари, старый маг был бы не против их союза, если бы молодому сомниари пришлось жить за пределами Тевинтера. Что ж, хорошо, что некоторые вещи улажены были раньше. – В принципе, хороший союз двух древних родов, один из которых вернёт, видимо, статус альтусов в скором времени. А ты думал, я против буду? – проницательно улыбнулся старый сомниари. – Ты хоть и был нашим проектом, но не стал нашей безвольной собственностью. И это хорошо. – Да. Просто помню истории о том, что всегда есть один мастер и ученик – и только так. А если ученик хочет стать мастером, то должен убить мастера, но это не всегда получится. – Сэй, мальчик мой, ты где такой ереси наслушался? – изумился Рамштиль. Молодой маг смутился. – Висхет! – Мняф, мырф, мфырр... – Висхет! – Что, Рамштиль? – сонно откликнулся дух. – Ты ему этой ереси в уши напел? – Сэй достаточно умён, чтобы сам такие глупости выдумать, – зевнул Висхет. – Боги... Рамштиль пообещал подумать над тем, что Кристабэль и Сейферту понадобится и подсказать потом. *** В Вирантиум маги прибыли уже за полночь. Как оказалось, сегодня их и не ждали, но комната для «гостя молодой госпожи» была готова. Впрочем, сколько Крис себя помнила, гостевые спальни второго этажа всегда содержались в отменном порядке, как и все остальные помещения – тетушка Ларисса, заправлявшая Башней, была строга и вела хозяйство железной рукой. Кристабэль не захотела подниматься на верхний, хозяйский, этаж и выбрала комнату по соседству. В таком выборе был и еще один плюс – Башня Мастарна хоть и была относительно невысока, всего пять этажей, но цветущие лианы до верхнего яруса не дотягивались, густо оплетая три нижних и уже начиная покушаться на четвертый. А как приятно утром, распахнув окно, наслаждаться птичьими трелями и тонким ароматом цветов! Наказав прислуге утром их не будить, девушка клюнула Сейферта в щечку и отправилась спать. Два прошедших дня сами по себе были нелегким испытанием, а назавтра предстояло знакомить гостя с обитателями Башни – дюжиной, или около того, скучающих незамужних тетушек. И да поможет им Создатель! Молодой сомниари чуть расстроился, что знакомство с Цветочной башней (её экстерьером) придётся отложить до утра. Хотя это дало им обоим возможность морально подготовиться к знакомству с заботливыми тётушками Крис. Сейферт улыбнулся потолку. Крис. Девушка без единой жалобы перенесла гонку, которую сама задала. Но всё равно устала. Снова улыбка при воспоминаниях. Хотя по негласной договорённости их отношения оставались достаточно целомудренными, нежности и страстности десертным поцелуям от огненной магессы это не убавляло. Завтра их ждала работа. Оставалось надеяться, что перед встречей с родными любимой им удастся поговорить. *** В Башне Мастарна совместные трапезы, за исключением ужина, не были приняты – каждый завтракал и обедал когда ему вздумается, достаточно велеть прислуге накрыть стол в любой из трех столовых – малой, вмещавшей не более дюжины персон, семейной, рассчитанной на застолье до пятидесяти членов семьи и их ближайших друзей или парадной, которой, впрочем, уже давно никто не пользовался. Можно было также сервировать столик в одной из множества уютных гостиных для приватной трапезы, пообедать в своей комнате, а то и на кухне, где любая еда почему-то особенно вкусна. Последнее, правда, считалось моветоном и старательно искоренялось строгими тетушками, к немалому огорчению маленькой Крис. Еще с вечера магесса распорядилась накрыть завтрак на двоих в Глициниевой гостиной, расположенной на том же втором этаже, рядом с гостевыми апартаментами; к ее удивлению, выяснилось, что в ней собралась почти половина обитателей Башни. Рассевшись на уютных диванчиках, тетушки Сибилла и Андреа вязали крючком бесконечные кружевные салфетки, тетушка Беладонна склонилась над пяльцами, тетушка Вероника листала орлейский дамский журнал (годичной давности, как мельком отметила Крис, глянув на обложку). Тетушки Марибэль, Люциана и Аманда попросту сплетничали, перемывая косточки знакомым. В эркере притулился скромный столик, накрытый на двоих. Кристабэль кашлянула, привлекая всеобщее внимание, и сделала легкий книксен. – Доброе утро, дражайшие тетушки. Рада вас видеть. – Криста, деточка! – воскликнула тетушка Марибэль. – А мы тебя ждем. Долго же ты спишь! – Да-да, – немного невпопад подхватила тетушка Беладонна. – Ты так давно не приезжала, деточка. – Мы соскучились, – хором заявили тетушки Сибилла и Аманда (к слову, близнецы, которых различали единственно по пристрастию Сибиллы к рукоделию, которое Аманда терпеть не могла, предпочитая заниматься садом). – А где молодой человек, с которым ты приехала? – Одна лишь бесхитростная тетушка Андреа решилась задать вопрос, который, без сомнения, интересовал всех. – Я счастлива, – холодно произнесла девушка, – но, если вы не против, хотела бы сперва позавтракать. Вместе с моим гостем. Мне приказать перенести трапезу в другое помещение? – Ну что ты, – обиженно поджала губы тетушка Вероника. – Мы просто хотели поздороваться. Глициниевая гостиная в вашем распоряжении. И тетушки гуськом потянулись на выход. – Но ты же не забудешь нас познакомить? – Все-таки не удержалась выходившая последней тетушка Андреа. – Мы подождем в Розовой гостиной, пока вы закончите завтрак. Крис едва сдержалась, чтобы не закатить глаза – похоже, тетушки не отступятся от своих намерений, каковы бы они не были (Розовая гостиная располагалась аккурат напротив Глициниевой, только коридор пересечь). – Ну хорошо, хорошо. Я вас представлю. Только не долго, мы приехали по делам. И, ради Создателя, больше никого не приглашайте, за исключением, разве что, тетушки Лариссы. – Ну конечно, дорогая, – мурлыкнула тетушка и поспешила за остальными. Оставшись одна, Кристабэль проверила сервировку, убедилась, что все в порядке, и дернула сонетку, вызывая служанку. Пусть узнает, проснулся ли гость, и, если проснулся, пригласит мессира Илиена к завтраку. Мессир Илиен проснулся давно и готовился к обороне. О количестве тётушек любимой он имел смутное представление до недавних пор, но Крис это со всем тщанием исправила, проинструктировав своего личного сомниари об именах и увлечениях каждой. Личный же сомниари от греха подальше их записал, потом, постеснявшись перед девушкой, под смех и исправления Рамштиля обсудил с ним актуальное состояние генеалогического дерева Мастарна. Не рискуя с утра непредставленными бродить по башне (и натыкаться на тех самых, наверняка любопытных, тётушек), они с Висхетом порешили обдумать планы по работе на день, любуясь периодически видом из окна и вдыхая запах цветов. Так его и застала служанка, проводившая гостя к молодой госпоже. – Леди Мастарна, доброе утро, – поклонился сомниари и, дождавшись уединения, поцеловал девушку в щёчку. – Аккуратность и красота сервировки выдаёт твою руку с головой. Крис просияла при виде любимого и поспешила пригласить его к столу, памятуя высказывание тетушки Розамунды «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок». (К слову, тетушка Розамунда, единственная среди обитательниц Цветочной Башни, была замужем. И даже не один раз. Пережив четырех мужей, она находилась в активном поиске пятого). «Какая же она хорошенькая», - с нежностью подумал иллюзионист при виде её улыбки. – Какие планы на сегодня? – поинтересовалась Крис, терзая вилкой омлет. После нашествия тетушек аппетит резко пропал. – Ты уже выглядывал в окно? Как тебе сад? – Выглядывал, – улыбнулся Сэй, наблюдая за страданиями омлета. Сам же он сначала занялся ароматным горячим чаем. – У вас такой шикарный сад, что работать хочется там, а не внутри. Да и вид из него на башню наверняка замечательный. Я бы предложил сначала заняться кинжалом твоего предка, Андреаса, подготовиться и заглянуть в Тень. С первого раза вряд ли всё сразу увидим, но там будет ясно. А потом можно будет сегодня отдохнуть и подумать. Сэй занялся попавшимся под руку фруктом. – Нервничаешь? У тебя вид немного усталый, хотя утро только началось. – Тетушки, – страдальчески вздохнула Кристабэль и неожиданно хихикнула: – Устроили на тебя засаду, хотят познакомиться. – Чрезмерно заботливые, чрезмерно любопытные, – понимающе кивнул сомниари. – Крис, как тебе лучше меня представить? Порция еды заняла рот мужчины, давая ему возможность обдумать лучше следующую фразу. Сложный, официальный вопрос. Совсем не романтичный. – Я не уверен, как это высказать красиво, поэтому лучше скажу прямо: я люблю тебя, Крис, и хочу с тобой прожить жизнь. Я не делаю предложение тебе потому, что мне кажется несправедливым к тебе, чтобы ты принимала это решение под гнётом проклятия и того письма от тёти. Вне зависимости от того, как всё разрешится, я сделаю тебе предложение о союзе. Официально, совсем в другой обстановке, как ты и того заслуживаешь. До того момента я буду с тобой. Это не очень романтично, да, но кроме самых нежных чувств к тебе есть и официальные вещи, – неловко закончил Сэй, накрыв ладонь девушки своей. – Поэтому я приму любое твоё представление меня твоим тётушкам. Моя любовь уже твоя, солнышко, независимо ни от чего. – Сэй! – Кристабэль вспыхнула, как ее огонь. – У меня нет слов... Я... Я... Девушка схватила молодого человека за руку и потащила в Розовую гостиную. – Милые тетушки! – громко объявила Крис. – Позвольте представить вам мессира Сейферта Илиена, моего жениха! Тетушки, все, как одна, отвлеклись от своих занятий и уставились на мага. После мгновенного замешательства раздались ахи, охи, поздравления, перемежаемые советами будущим новобрачным, в которых совершенно утонул робкий возглас тетушки Андреа «Создатель, что скажет Ларисса!». Крис сделала вид, что ничего не расслышала. Тетушка Марибэль попыталась изобразить обморок (видимо, от счастья), но весьма неубедительно. Зато своевременно – воспользовавшись поднявшейся суматохой, Кристабэль утянула Сейферта в сад, спасая от любопытных родственниц. Сэй не ожидал, что огненный вихрь, который он полюбил, не станет откладывать в долгий ящик знакомство с тётушками. Забыт завтрак и израненный омлет, забыты беспокойства и планы по снятию проклятия. В конторе мессира Красса, видимо, все были людьми, эльфами и полуэльфами дела. Увлекаемый магессой, он даже не успел удостовериться, что в их гостиной не вспыхнули портьеры. Да и во второй гостиной сомниари успел только поклониться и поздороваться, чтобы, подобно хрупкому домику в ураган, быть перенесённым в сад. *** Окружающий Башню сад был невелик, но прекрасен. Искусные садовники расположили дорожки таким хитрым образом, что изнутри он казался намного больше, чем снаружи. Арки и беседки были увиты цветущими лианами, полянки окаймлены рододендронами и камелиями, а бордюры окаймляли карликовые, по колено, декоративные яблони. – Ты на меня не сердишься? – спросила магесса, остановившись около небольшого искусственного водоема с золотыми рыбками. В крошечном прудике цвели ривейнские лотосы, а по его краям рос сегеронский поющий тростник. Ответом на вопрос девушки послужил слегка ошарашенный взгляд и негромкий смех. – Нет, не сержусь. Это несколько внезапное, но, пожалуй, самое эффектное знакомство в моей жизни. Вдох-выдох. Успокоить сердце, активно работающее на благо волшебников-бегунов. Угомонить радостную улыбку, никак не желавшую покидать лицо. Да, мужчины, агенты контрразведки тоже могут нервничать в делах сердечных. Хоть и показывать это не будут обычно. Но для них принятие любимой, её согласие – пусть и неофициальное – стать соратниками длиною в жизнь очень важно. Так же важно, как и женщине услышать это предложение. Голубой взгляд не без усилия оторвался от раскрасневшегося лица, на котором блестели радостью нефриты-глаза, нашёл что-то более безопасное. Он залюбовался прудом. Маленькие золотые рыбки, знаете, что сейчас тут происходит? Рядом с вами жених и невеста. Рододендроны, ваше буйное цветение прошло, вы ждёте прихода ласковой зимы. Сколько лет вам? Знакома ли картина вам? Как будущее двух людей, двух родов вершится рядом с вами. Быть может, с улыбкой ветками качаете сейчас, других людей припоминая? Чему довольно напеваешь, тростник с острова теперь враждебного? Шепчешь лотосам, созерцателям гармонии природной, о союзе дивном огня и духа, порыва искреннего, яркого и сна то скоротечного, то глубокого? Шепчи, сплетник сухой, шепчи. – И отлично подобран момент для отступления. Любовь моя, – добавил с улыбкой сомниари, целуя посреди родового сада невесту. – Не думаю, что мы спасены окончательно, но заслуженная передышка нам не повредит, – улыбнулась девушка, отвечая на поцелуй. – Пойдем, я покажу тебе родовой склеп, он как раз в конце этой аллеи. Маги подошли к небольшому холму, в котором зияло отверстие пещеры – тот самый склеп. Ничего похожего на вычурные монументальные гробницы, виденные ими ранее. Окованная бронзой дверь, массивная на вид, открылась неожиданно легко и без скрипа; спустившись по неширокой лестнице, молодые люди спустились в подземелье. Могила Андреаса Мастарна располагалась третьей от входа. Просторное мраморное надгробие, с вызолоченным девизом Андреаса: «Служение». На плоской плите лежит кинжал. Тот самый. Кинжал Андреаса Мастарны Hide – Что скажешь? – тихо спросила Кристабэль. Ей всегда казалось неловким разговаривать здесь в полный голос. Словно мертвые предки прислушиваются к каждому слову. Вот так от завтрака – к знакомству, от знакомства – к работе. Преимущество магов в том, что их главный инструмент всегда с ними. Скромный, утилитарный склеп. Может, не скромный, а такой... ненавязчивый, полный благородного достоинства рода, помнящего о своём статусе – и все это тоже знают, что отбрасывает нужду кому-то доказывать. Палец иллюзиониста скользнул по рукояти в форме дракона, почесал надбровные дуги застывшего в стальном сне дивного зверя. Тоже простой, но... Что-то в нём было. – Если ты хочешь чувствовать через меня образ своего предка, то тебе надо наложить на меня вариацию «Хозяина крови». Думаю, это не помешало бы, поскольку перед погружением в Тень нам всё равно себя лучше бы кровью связать, помнишь? Сомниари коротко объяснил модификацию заклинания и протянул свою чуть надрезанную возле запястья руку любимой. Похоже, он ни секунды не сомневался в Крис, раз позволял ей потенциально взять себя под контроль. Крис не любила магию крови, которая была практически бесполезна в алхимии, но другого способа связать ауры для погружения в Тень не знала. К тому же, она безмерно доверяла опыту сомниари: раз он сказал, что так надо, значит, надо. Пришлось воспользоваться ритуальным кинжалом предка – своего у магессы не было. *** Рука легла на руку, рана на рану. Прозвучали звучные слова заклинания на древнем тевине. И почти сразу же Крис почувствовала, что ее куда-то утягивает. Она хотела спросить у Сейферта, все ли правильно сделала, но, к своему ужасу, не увидела его. Себя девушка тоже не видела и не чувствовала, только ощущение полета, закончившееся в жутком, погруженном в беспросветный мрак помещении у подножия постамента, на котором возлежал спящий дракон. Крис чувствовала присутствие множества существ, беззвучно читающих молитву – она могла бы поклясться, что так все и было, хотя глазами разглядеть что-либо было совершенно невозможно, как и услышать непроизнесенные слова. «Хор Тишины», – подумала Кристабэль, и пришла в ужас от осознания того, что это может быть правдой. Вспыхнули факелы, расположенные по углам монумента, и на границе света и тьмы показались коленопреклоненные фигуры чтецов. Глубокие капюшоны скрывали лица, но магессе показалось, что один из них как две капли воды похож на Гериона Криспа, глубоко уязвившего девушку отказом предоставить документы для изучения. Она списала бы это на разыгравшееся воображение, но тут шевельнулся второй жрец и отблеск света лег на его лицо. Никаких сомнений – эти голубые глаза и гордый красивый профиль она узнала бы в любой обстановке, ведь портрет Андреаса Мастарна много лет украшает Галерею предков на четвертом ярусе Цветочной башни. Она и подумать не могла, что после смерти он стал жрецом Хора Тишины, считая предка приверженцем имперской церкви; в архивах не было ни словечка на его староверчество. Невольно Кристабэль подалась в сторону Андреаса. Потревоженный в своей молитве жрец медленно повернул голову, но тут дракон, которого Крис сочла статуей, зашевелился и открыл глаза. «Долг не оплачен!» – прогремел голос у нее в голове, совсем как в недавнем сне; багровые глаза древнего монстра полыхнули так ярко, что девушка непременно ослепла, если бы за мгновение до этого не потеряла сознание. *** Забавно, как сновидец, который силами во многом обязан магии крови, не очень хорошо ею владел. Наверное, большинство магов в конторах Криспа и мессира Красса, если не все, владели ею значительно лучше него. Но парочкой заклинаний он владел в совершенстве и теория... О, теорию магии крови Сейферт Илиен знал почти от и до. Сомниари хотел было предостеречь любимую от использования древнего кинжала, но не успел. Зазвучали чары в два голоса, и вот уже в его разуме вспыхнуло горячее присутствие леди-алхимика. Как и планировал, вышел в Тень, прощупывая кинжал магией духа. Вот свежий, яркий образ Крис, словно полотно художника, на котором только-только застыли краски. Но краски жили, переливались. Улыбка тронула губы. Столь знакомый образ. Столь любимый и известный за прошедшие недели, что он приглядывал за ней в Тени. Но отвлекаться не стал. Надо идти дальше. Что-то беспокоило. На самом краю сознания. Бесчисленные прикосновения других рук. Мимолётные, без каких-либо особо сильных эмоций. Снова улыбка. Юная рука, юная кровь. Совсем девочка, которой ещё только предстоит отточить своё алхимическое мастерство и стать очаровательной Кристабэль Мастарна. Но всё равно – Крис. Энергичная, живая. Дальше. Глубже. Тень стихала, но сконцентрировавшийся сомниари пропустил тишину мимо ушей. Нахмурился. Что-то знакомое ощущалось в кинжале. Что-то... Мужчина заскрежетал зубами. Крисп. Чёрная энтропия, чёрная, как глаза Максимуса Криспа. А вот это лучше. Кто-то похожий на Крис. Сэй торопливо отсекал ощущения остальных, кто касался кинжала, чья кровь могла его обагрить, впитывал очищаемый образ Андреаса Мастарны, выжигал его в памяти. – СЕЙФЕРТ! – разорвал тишину крик духа. – В чём де... – мгновенно сбросил концентрацию на клинке сомниари и ахнул. Вокруг бурлила вязкая, густая тьма. Не энтропическая. Другая. Но сквозь неё тянулись когти чернее угля. Кто-то древний. И... неживой? Сэй поспешно отсёк тьму от себя, ударил по когтям. Когти отдёрнулись, но к его изумлению не сломались. Задумчиво поскреблись за пределами защитной сферы и потянулись вновь. – Найди Крис, Сэй. Срочно. Я плохо чувствую её. Он тоже. Где-то вокруг него кружил ужас. Чем-то знакомый. В воспоминания предка девушки он ворвался уже ближе к концу. Он успел увидеть кого-то очень похожего на Гериона Криспа. Ещё одного мужчину, смотревшего на Крис и что-то хотевшего сказать. А потом на глаза попался алтарь. И он вспомнил. Вспомнил последнее проклятие Максимуса Криспа и тёмное, страшное присутствие, от которого при его жизни не найти было спасения. Думат. Мёртвый бог, тысячу лет как сражённый на Безмолвных Равнинах. Но столь силён был Древний Бог, что даже тень его в Тени наводит ужас. Подхватив дух Крис, сомниари бежал из этого участка Тени так, как никогда ещё в жизни. – Висхет, как? Как она могла оказаться здесь и без меня? – А я откуда знаю? Может, кинжал среагировал на кровь наследницы и ваши чары, потащив её за собой к... этому. – Голос духа мудрости дрожал, даже Висхет, главная непосредственность Тени, не решался вслух называть мёртвого бога. Не после пережитого. Чёрные нити тянулись к девушке, искали путь в её сердце. В реальности Сэй сел рядом с ней, поддерживая обмякшее тело. Успел ли он? Успел защитить от гнева этой твари? Тогда от мгновенной смерти Рамштиля, опытнейшего сомниари, мага крови, энтропа, спас тройной щит – собственный, Веридана и Эйны. Тут были только они с Висом. Но не было проводника его гнева, очередного Криспа, который мог бы направить чёрные силы на неё. – Fenedhis lasa. Помоги мне. – Сам он очищал её теневой облик от прикосновений тьмы. – А я что делаю? – огрызнулся взведённый дух. Закончив очищение в Тени от миазмов Думата, Сэй вернулся в реальность, бережно разжал пальцы, сжимавшие кинжал и водрузил его обратно. Подхватил девушку на руки и поспешно покинул склеп Мастарна. В сад. В беседку вдали от глаз и ушей, где на мягкой кушетке девушка будет приходить себя под его надзором в Тени и наяву. Hide
×