Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Shellty

Модераторы
  • Публикаций

    5 260
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    84

Shellty стал победителем дня 19 января

Shellty имел наиболее популярный контент!

Репутация

25 630 Легендарная личность

Информация о Shellty

  • Звание
    Wine O'Clock
  • День рождения 24.10.1988

Контакты

  • Сайт
    http://www.last.fm/user/Shellty

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Интересы
    белые кроссовки джекса теллера

Посетители профиля

37 627 просмотров профиля
  1. Shellty

    Reading Challenge 2019

    14. Современный ретеллинг сказки The Child Thief by Brom Показать контент Очень "темный" ретеллинг всеми любимой книги Барри про озорного социопата Питера Пэна. В послесловии Бром объясняет, что его собственное восприятие истории Питера перевернула одна-единственная фраза из оригинальной книжки Барри - та, где говорится, что время от времени Питер "прореживает" число мальчишек, живущих в Нэверленде, избавляясь от слишком выросших. Эта фраза, пользуясь определением Нила Геймана (другого большого любителя своеобразных сказочных пересказов - если вы не читали его "Снег, зеркало, яблоко", то идите и сделайте это прямо сейчас), стала ядом, вошедшим в систему и навсегда отравившим задорную сказку про не желающего взрослеть проказника. Поэтому Бром взял и написал своего собственного Питера Пэна, с насилием, убийствами и жестоким обращением с детьми. Питер в его версии - двухтысячелетнее волшебное существо, рыжеволосый сын лесного духа и смертной женщины, хлебнувший за свой долгий жизненный путь такого говна от людей и повидавший такой мерзости, на которую представители человеческой расы способны, что ничего, в общем-то, удивительного, что психически (не)молодой человек несколько нестабилен. Обаятельный социопат выслеживает попавших в беду подростков из неблагополучных семей - ненужных, забитых, озлобленных, сбежавших из дома, вынужденных выживать на улицах Нью-Йорка любыми средствами - и обманом и сладкими обещаниями уводит их на умирающий Авалон - последний оплот волшебства в этом мире, скрытый смертельно опасными туманами остров, где живет Леди Озера. Надо ли дополнительно объяснять, что и на Авалоне настрадавшихся тинейджеров не ждет особо ничего хорошего. Бром ловко сплавляет известную сказку с кельтской и скандинавской мифологией, артурианским циклом и таинственностью Америки времен первых поселенцев, и получает действительно самобытную и оригинальную историю, угрюмую, кровавую и неуютную, но захватывающую. Заставляет по-новому взглянуть на пересыпанные сахаром диснеевские версии "Питера Пэна" тоже - I mean, почему меня никогда раньше не настораживала идея супер-подозрительного подростка, по ночам стучащегося в окна чужих домов и выкрадывающего оттуда детей? Почему?.. Теперь настораживает. Hide 49. Слишком Красивая Обложка An Enchantment of Ravens by Margaret Rogerson Показать контент Посмотрите на эту обложку. Ну вы только посмотрите на нее. У нее не было никакого, я повторяю, никакого права быть такой красивой и ложно завлекать наивного читателя (меня) в сети крайне... разочаровывающей книжки. Семнадцатилетняя Изобель - гениальный художник, необыкновенно одаренный портретист, чьи услуги пользуются невероятным спросом среди ветреных и капризных фэйри, жадных до любых плодов ремесла смертных, от изящно выпеченных пирожных с марципаном до бессмертных произведений искусства (фэйри бессмертны, но не могут созидать - сам акт создания чего-либо способен обратить их в пыль, поэтому они алчно ищут плодов человеческого труда). Изобель вместе с теткой и двумя "сестричками" (которые никакие ей не сестрички, а пара козлят, случайно превращенных в человеческих детей подвыпившим фэйри, которому это в тот момент казалось хорошей идеей) живет в Причуде - странном волшебном месте между реальным миром и миром фэйри. В Причуде царит вечное лето, запрещено холодное железо (единственное, что может навредить народу фэйри, согласно всем мифам) и каждый житель мечтает о прогулке к Зеленому Колодцу, который, согласно молве, способен превратить смертного в фэйри. Ведь фэйри такие красивые, стильные, богатые, беззаботные и бессмертные - кто не хочет быть одним из них? Велп, не Изобель, для которой перспектива Зеленого Колодца - самый страшный кошмар из всех возможных. Однажды девушка получает заказ на портрет от загадочного принца Осеннего Двора, которого в Причуде никто не видел вот уже несколько столетий. Принц по имени Рук (Rook, Грач) оказывается dashing молодым джентльменом с аметистовыми глазами, от одного взгляда которых у Изобель (которая лайк полтора предложения тому назад хвасталась собственными Выдержкой, Дисциплиной, Интеллектом, Осторожностью и как уж она-то всеееооо про коварную натуру фэйри поняла) намокают трусы, подгибаются колени и отказывает мозг. После пары недель интенсивных портретных сессий (нет, это не эвфемизм) Гениальная Художница убеждает себя в том, что она смертельно влюблена в принца и жизнь ее имеет довольно мало смысла без его аметистовых глаз. Но ох! Горе! Согласно древнему закону, смертные и фэйри не имеют права любить друг друга, это особо тяжкое преступление, карающееся смертью всех вовлеченных, поэтому Чувство Изобель обречено остаться скрытым, невысказанным и навечно похороненным в ее истерзанной душе. Изобель заканчивает портрет, с тяжелым сердцем прощается с Любовью Всей Своей Жизни (в книге нет ни полслова, объясняющих, почему и за что главная героиня влюбилась в Рука и почему тот - вроде бы - готов был ответить ей взаимностью. только описания томления, многозначительных взглядов и напряжения в воздухе. я виню во всем аметистовые глаза) и тихо страдает пару недель в одиночестве, пока однажды ночью Рук внезапно не врывается обратно в ее жизнь, пунцовый от ярости, выплевывающий угрозы и очень готовый, кажется, порубить томящуюся деву в шиш-кебаб. Выясняется, что причина его недовольства в том, что Изобель посмела нарисовать его слишком реалистично, отобразив в его глазах печаль - чувство, присущее только смертным и глубоко порицаемое всем приличным фэйри-обществом. Поэтому принц решает, что лучшим выходом из ситуации будет похитить художницу в страну фэйри и заставить предстать ее перед уважаемым судом Осеннего Двора. Чтобы, вы знаете, ответить за свои преступления. (где-то в этот момент Изобель отчетливо понимает, что, возможно, она не так уж и влюблена в Рука. скорее всего, вообще не влюблена!) Отсюда начинается вроде бы СЮЖЕТ. Я не шучу сейчас, все вышеизложенное - это своеобразное вступление для "основных событий" книги. И, иронически, лучшее, что в этой книге было вообще. Я не поняла, о чем была эта книга и зачем она была в принципе. После вступления в сюжете - который, согласно всем законам сторителлинга и базового здравого смысла, должен развиваться - не происходит ровным счетом ничего. Рук и Изобель куда-то идут, с кем-то сражаются, на полпути решают, что им надо в другое место и меняют направление, идут туда, потом приключается ряд довольно невнятных, плохо мотивированных и довольно бессмысленных инцидентов, и оп! - финал. По всем этим, мягко говоря, слабо впечатляющим событиям размазана любовная линия, похожая на жидкую овсянку на воде - такая же пресная и тошнотворная. Почему Рук влюбился в Изобель? Почему Изобель влюбилась в Рука? Когда это произошло? Зачем? Во имя чего?.. ¯\_(ツ)_/¯ Любая ваша догадка будет здесь столько же уместна, как и моя, даже если вы книгу не читали. Потому что я не имею ни малейшего представления, а автор мотивирует все происходящее в книге железным и незыблемым Почему Изобель с самого детства не доверяет фэйри, ведь все вокруг нее восхищаются ими, а у нее нет никакого личного опыта? because of reasons Почему она так резко против идеи Зеленого Колодца, ведь она (и никто из живущих в Причуде вообще) никогда не сталкивалась с последствиями? because of reasons Почему Рук нитакой-как-остальные-фэйри? because of reasons Это продолжается и продолжается. При этом всем, у автора чувствуется потенциал (ох уж этот потенциал). У нее приятный легкий слог, в сеттинге заложена возможность быть любопытным (если бы он был чуть более прописанным. в имеющемся виде похож на замок из говна и палок) и персонажи могли бы получиться чуть интереснее картофелин, если бы она потрудилась прописать им ну хоть какую-то мотивационную базу и привязать предыстории и их собственным действиям. An Enchantment of Ravens уже, конечно, никакая работа над ошибками не спасет, это весьма скверная книжка, которую только набело переписывать. Но следующую книгу Роджерсон я, пожалуй, прочитаю (возможно, что только для того, чтобы покряхтеть в очередной раз про потраченные возможности). Hide
  2. ночь улица фонарь аптека Я понадеялась, что прокатчики не осрамятся и сделают название еще хуже, чем уже, и они не подвели меня.
  3. Shellty

    Reading Challenge 2019

    Это как лакмусовая бумажка, проявляющая все пороки разом и безошибочно делящая людей на тех, кто прискорбно близко знаком с означенными романцами, и тех, кто чист от этого греха. Да это не попытки в вычурный стиль, это попытки добавить протагонисту дополнительного изюму (я не против - нет ничего скучнее, чем ОБЫЧНЫЙ главный герой в фантастической литературе). Но очень уж забавно иногда. Ладно бы горчичные глаза, отправившие вагонетку моей мысли по ложной ассоциативной дорожке. А вот спаниель вкуса шоколада уже нешуточно меня крипанул (не еш спаниеля подумой).
  4. Shellty

    Reading Challenge 2019

    Добралась наконец-то до пеховского "Созерцателя" (посматривала на эту дилогию since forever примерно). Пехов наградил местного протагониста синестезией - мужик чувствует цвета на вкус. Такая себе оригинальная особенность. Исключительная черта. Неординарная причуда, делающая и без того особенного главного героя (c'mon, это же Пехов) еще более особенным. Омерзительно хрюкаю от смеха всякий раз, когда в тексте случается очередное "Его глаза вкуса молодой горчицы усмехались". глаза вкуса молодой горчицы Все это придает происходящему отчетливый оттенок бабского романа в мягкой обложке, где трепещущих героинь с локонами цвета корицы на каждом шагу поджидают герцоги с глазами цвета теплого виски. (от книги, впрочем, получаю изрядное удовольствие, вы не подумайте)
  5. Shellty

    Muzz Chat

    Наш чудесный британский мальчик пишет дебютный альбом, и от этой новости отступили болезни, порозовели щечки и улучшилась карма не только у меня, но и у всех моих соседей в радиусе пары километров примерно
  6. Shellty

    Игра Престолов / Game of Thrones

    Это давно уже никакой не Мартин, опомнись.
  7. Shellty

    Игра Престолов / Game of Thrones

    Развели тут дискуссию про подходящих правителей. В сериале все тупые и стремные, и Вестеросу поможет только ядерный удар с орбиты.
  8. huh Показать контент Hide Какой удачный косплей.
  9. Отечественные прокатчики, ваш ход. Испортить это название переводом будет крайне непросто (потому что куда ж дальше-то портить, господи иисусе), но я верю в вас.
  10. Shellty

    Зал ожидания

    Переадресую вопрос, ведь это ты парой постов ранее оценочные суждения - по постановочному фотосету - этой мимике выдавала.
  11. Shellty

    Зал ожидания

    Сейчас бы оценивать актерскую мимику по постановочному фотосету.
  12. Shellty

    Сопартийцы

    Што.
  13. Shellty

    Reading Challenge 2019

    у меня все еще фэйри, don't mind me 47. Книга, действие которой занимает несколько десятилетий (uhhh, три?.. три) Thomas the Rhymer by Ellen Kushner Показать контент Прекрасный, как пара десятков рассветов (каждый верхом на радуге), ретеллинг шотландской баллады про Томаса-Рифмача. В балладе менестрель Томас (молод, хорош собой, талантлив, с удачно подвешенным языком и ловкими пальцами) на свою беду - или счастье, с этими фэйри никогда не поймешь - привлекает внимание эльфийской королевы, которая является на белоснежном скакуне и на семь долгих лет увозит Тома в страну фэйри, где тот, отведав волшебного яблока, оказывается наделен "языком, который не может лгать" и даром предвидения (мировой подарок, надо сказать, потому что все просто ОБОЖАЮТ пророков, которые вещают неудобную правду нон-стоп 24/7). Баллада не особенно распространяется на тему того, что случилось с Томасом по возвращению из Фэйри, но ей и не надо - за дальнейшими событиями мы всегда можем обратиться к Исторической Правде (тм) - баллада основана на личности жившего в XIII веке лэрда Томаса Лермонта, широко известного как "Честный Томас" за его склонность рубить сермяжную правду прям в лица просителей. Спойлер: все у него было хорошо и он не только стал одной из центральный фольклорных фигур Шотландии, но и косвенно поучаствовал в происхождении еще как минимум одного хорошего поэта - наш собственный Михаил Юрьевич Лермонтов генеалогией восходит к тем самым шотландским Лермонтам (это чистая правда. т.е., ну, насколько можно доверять всем этим генеалогическим древам. вон, Фассбендер, согласно их семейному древу, приходится родственником тому самому Майклу Коллинзу, например). А "как минимум" там потому, что Байрон тоже заявлял себя томасовым потомком, но вы знаете этого Байрона, ему дай только что-нибудь позаявлять. ТАК ВОТ КНИГА Эллен Кашнер взяла шотландскую балладу (со всей ее красотой и поэтичностью, а также со всей пустотой и прозрачностью - логика, мотивация и проработанные характеры никогда не были сильной стороной фольклора) и наращивала на тоненький фольклорный костяк те самые логику, мотивацию и сложные интересные характеры до тех пор, пока из свистящей на ветру пустотелой легенды это не превратилось в полнокровную историю про людей, таких же живых и настоящих, каким когда-то был реальный Томас Лермонт. Она подарила Тому-Рифмачу личность, удивительно объемную, яркую, притягательную, но с невероятным количеством изъянов - как побитый молью роскошный гобелен или тронутое ржавчиной замысловатое ювелирное изделие. Она наделила его прошлым, мечтами и людьми, жизни которых оказались переплетены с жизнью Томаса и перевернуты его внезапным исчезновением - и каждый из этих людей ничуть не уступает титульному персонажу в том, что касается объема и реалистичности характера. В книге четыре рассказчика: Гэвин и Мэг - немолодая пара, которые становятся для Томаса кем-то вроде приемных родителей (лучшая разновидность семьи - не та, с которой мы связаны кровью, а та, которую мы выбираем сами), Элспет - девушка, которой суждено стать любовью всей смертной жизни Тома, и, собственно, сам Томас-Рифмач. И каждый из этих рассказчиков обладает настолько уникальным голосом и манерой изложения, что просто диву даешься - у меня возникают постоянные терки с книгами, где больше одного "протагониста", потому что слишком часто авторы не справляются с собственными персонажами и все. они. звучат. одинаково. До такой скулы сводящей степени, что без дополнительных пометок перед каждой главной невозможно понять, от лица которого персонажа сейчас будут излагаться события. Но Кашнер вытягивает четырех центральных героев с пугающей легкостью, и невозможно ни на секундочку принять мысли грубоватого добросердечного пастуха Гэвина за серебристую струящуюся речь барда Томаса. Автор изящно вплетает в историю элементы других известных мифологических сюжетов, от прямого упоминания милого "Сэра Орфео" до невесомых штрихов артурианского лора, остается верна народной традиции в том, что - вопреки ханжеской христианской морали - фэйри, как и смертные, испытывают сексуальное желание и не стыдятся этого, но главная ее заслуга, конечно в том, как мастерски она превратила призрачные образы из баллады семнадцатого века в людей, за которых искренне переживаешь - даже, в общем-то, зная развязку заранее. Hide
  14. Shellty

    Новобранец/ The Rookie

    "- Значит, это не Нью-Йорк в 4000 году? - Еще хуже! Ты в Лос-Анджелесе. - Но на меня нападали 10-летние дети с пистолетами! - Естественно, ты же в Лос-Анджелесе. - Но здесь все гоняются друг за другом и стреляют! - Это Лос-Анджелес!" (с) "Футурама"
  15. Shellty

    Музыкальные новинки

    Мои любимейшие стилистически невыразимые братья Барнетты записали новую пластинку и бог ты мой, я не до конца верю, что это реально случилось (после инди-дума (с) Field of Reeds прошло шесть (!) лет). Кое-где новый альбом даже покруче Hidden будет, который я до этого момента честно считала их творческим пиком. These New Puritans - Inside the Rose Показать контент Hide
×