Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Niall

Посетители
  • Публикаций

    115
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

158 Очень хороший

1 Подписчик

Информация о Niall

  • Звание
    Уровень: 4

Посетители профиля

1 430 просмотров профиля
  1. Niall

    Наши Серые Стражи

    Мама сшила мне штаны из железной той коры, чтобы попа не потела, не кусали комары. Сие есть строго охраняемый секрет долийских мастеров! Или же тон трусов зависит от тона кожи, эта зависимость явно наблюдается у человеческих чародеек и их начальных мантий.
  2. Niall

    Наши Серые Стражи

    Выкачу-ка и я своих стражей. Джесера Махариэль Ставший после нескольких лет каноничным Стражем, из серии "Герой вопреки", каждый из которой был в определённом смысле подвержен одному из смертных грехов. Для Джесеры таковым стал гнев. Выросший в племени диких эльфов на рассказах о былом величии и горьких обидах, нанесённых людьми, молодой охотник глубоко проникся идеей "Никогда больше", а его отношение к миру за пределами клана можно охарактеризовать как агрессивный изоляционизм, но вместе с тем он хранил верность своему народу, и его отличало жгучее желание познать утраченные секреты эльфийской культуры. Потому он без страха последовал за Тамленом, перед этим хладнокровно застрелив троих зарвавшихся крестьян. То, что последовало далее, привело его в Орден серых стражей и большой мир людей, чему он всячески сопротивлялся благодаря воспетой внутри враждебности к человеческой расе. Держась отчуждённо, в остагарском лагере Джесера дал выход своему гневу, убив дезертира и солдата в Диких землях. Скверна, что разъедала его изнутри в течение нескольких дней, лишь распаляла бушующую в нём ярость. Но Посвящение в стражи долиец выдержал с достоинством, не выказав ни капли страха даже после гибели потенциальных братьев. Поражение при Остагаре и последовавшее за ним неожиданное спасение, поставили его перед выбором: бежать или бороться. И хотя сперва он почувствовал облегчение, осознание того, что от Мора нельзя по-настоящему скрыться в итоге поставили его на путь сопротивления тьме. В Лотеринге он творил и добро, и зло. Все романтики с большой дороги, алчные торгаши и посланники Логейна были уничтожены, а эльфы и дети одарены серебром, но служители культа Андрасте познали на себе жёсткий нрав долийца, который угрозами вынудил их выпустить великана-убийцу. Безумная монашка со второй попытки смогла увязаться с Героем, хотя лучше бы она этого не делала. На перепутье, после остановки в Лотеринге, выбор пал на дорогу к Башне Круга. Местный кризис был успешно решён, а маги спасены, но чародейке Винн не посчастливилось пережить его, ибо при встрече Джесера поддержал резкую позицию Морриган, что лучше умереть, чем жить рабом Церкви, на то он и долиец. Затем по совету Алистера, отряд повернул на юг, в Редклиф, где можно было обрести политическую поддержку крупного ферелденского аристократа. Однако обнаружив на месте лишь разброд и слабость, Джесера решил бросить деревню на произвол судьбы, стремясь вместо этого успеть перехватить своих долийских сородичей, пока те не откочевали на север. Клан тепло принял охотника, а тот всячески помогал им в их тяготах. И когда перед ним встал выбор разрушить проклятие и потерять старейшину своего народа, в распоряжении которого находился уникальный многовековой опыт, или истребить оборотней, он искренне поддержал Затриана. Возвращение в разрушенный Редклиф преподнесло сюрприз в виде уцелевшего и весьма разгневанного на эльфа Тегана. Тем не менее они смогли преодолеть разногласия и добраться до причины всех местных бед. Но несмотря на то, что Джесеру в определённом смысле даже тронула та забота и любовь, с коей Изольда стремилась защитить сына, он согласился на ритуал Йована. Так Коннор, а вместе с ним и замок были освобождены от власти тёмных сил. Миссию по поиску останков Андрасте, возложенную на него Теганом, Герой воспринял без энтузиазма, однако отступать было уже поздно. Преодолев все препятствия в Денериме, у Башни, и в Убежище, Джесера соблазнился силой драконьей крови, а уж когда призрак адрастианского стража посмел попрекать его смертью Тамлена, чаша терпения была переполнена, а участь Праха, а вместе с ней и Лелианы была предрешена. Исцеление эрла Эамона принесло свои плоды, и пока он разбирался с организацией оппозиции Логейну, Джесера направился искать помощи под землёй, в легендарном городе гномов, Орзаммаре. Местные политические хитросплетения были эльфу в новинку, а потому положившись на мнение Зеврана, он сперва начал помогать принцу Белену, однако крамольные слухи о братоубийстве не давали ему покоя, и после того как Белен уклонился от прямого вопроса по этому делу, Джесера предпринял попытку переметнуться к пожилому лорду Харроумонту. Рейд в Пыльный город оказался богатым на свидетельства сговора Белена с Хартией. Убийство родни было немыслимо для эльфа, видевшего в племени и семье свою главную опору и смысл жизни. Благо переход дался ему легко, так как он видел в гноме, пытавшемся сохранить культуру своего народа через изоляцию, единомышленника. Поход на Глубинные тропы одновременно ужаснул и закалил Героя. Именно там он в полной мере почувствовал всю пагубную мощь Мора.Бесчисленные орды порождений тьмы, громадные залы некогда величественных городов и извращения тьмы, выразившееся в появлении матки навсегда запечатлелись в памяти стража. После этого стенания Каридина о преступлениях прошлого померкли перед твёрдым убеждением остановить Мор во что бы то ни стало, а потому древний мастер был низвергнут, а вместе с ним пала и Шейла, рекрутированная незадолго до похода в Орзаммар. Харроумонт был коронован и подтвердил договор со стражами. Страж направился в Денерим, и пьянчужки Огрена не было с ним. Выборы короля гномов дали эльфу большой опыт. К борьбе с Логейном он подготовился основательно, добыв многие свидетельства его преступлений и заключив с дворянством и его собственной дочерью альянс. Но Джесерой была допущена роковая ошибка, рассчитывая на очевидную победу, он позволил себе несколько голословных заявлениях о верности Кайлану и крови Тейринов. В решающем голосовании, дворянин, чья позиция зависела от соглашения с Анорой, несмотря на её позицию, выступил против Стражей, Собрание разделилось ровно пополам, и началась кровавая бойня. Последующий поединок чести привёл тейрна к поражению, но мощная поддержка среди дворянства не позволяла просто казнить его. Был достигнут компромисс через Посвящение в стражи, Анора же была объявлена королевой. Интересное предложение поступившее от Морриган в одну из ночей незадолго до битвы при Денериме было принято, но воплощалось Логейном. Ведьма была важным соратником в борьбе с Мором, но страж опасался её, и вместе с тем ему не хотелось ни умирать, ни отдавать лавры Логейну, которого однако он в определённом смысле стал уважать, как способного на тяжёлые, но необходимые меры, а также искреннего патриота своего народа. После грандиозной битвы с Мором было покончено, но оставалось множество нерешённых проблем. Джесера был объявлен Героем Ферелдена и Командором Серых стражей Ферелдена, к исполнению обязанностей которого он усердно и принялся после победы. Всего через пару месяцев Джесера отдаст приказ о сожжении Амарантайна, на что Корона незамедлительно отреагирует чистками в эльфинаже. Ферелден ещё несколько лет будут сотрясать беспорядки. Непокорный стражу эрлинг Амарантайн, подвергнется раззорению порождениями тьмы, и лишь Башня Бдения будет процветать, благодаря охраняемым торговым путям. Геррины обозлившиеся на Стража за потерю Редклифа и возможности значительно влиять на ферелденскую полтику через Алистера, который ушёл в добровольное изгнание, будут строить козни против долийцев обосновавшихся во Внутренних землях, попутно восстанавливая народ против стражей. Недовольная знать поднимет бунт именем бастарда Тейринов, а западные границы утонут в крови стычек с гномами и Орлеем. Не имея желания участвовать в политических махинациях Джесера покинет Ферелден в поисках лекарства от Зова. Hide Анна Табрис Hide Разное Hide
  3. Niall

    Мередит / Meredith

    Так про то и речь, что реформы это всё наносное. Ибо не догмат, который предполагается менять, порождает страх, а естественный страх иррационального и непонятного со временем обрёл форму догмата. Кузнечный молот - это инструмент, боевой топор - это инструмент, а магия - нет. Инструмент понятен, его можно воспроизвести осознанно. Человек может стать кузнецом или солдатом, обучится ремеслу, и по своему выбору избавиться от инструмента. Магами же не становятся, а рождаются. При том, это чистой воды рандом, с некоторыми генетическими предрасположенностями. И маги сами до конца не понимают магию. Этот страх не глупость, и не выдумка ради укрепления власти. Он объективен, хотя и может использоваться власть имущими, однако это вторично. Вот при ситуации, когда все становятся (не)магами, появляется предпосылка для ликвидации страха, который лежит в основе конфликта, ибо все становятся равными по природе. В остальных случаях, это всё косметика, которая обвалится при первом же значимом прецеденте локальной\мировой магической катастрофы.
  4. Niall

    Мередит / Meredith

    Вы все снова ошиблись, а я Д'Артаньян. Определяете в качестве причины конфликта систему надзора, тогда как, в действительности, она является следствием/реакцией на первопричину конфликта, которая выражается в природном неравенстве между человеком и магом в потенциале воздействия на объективный мир, а также на время, как выяснилось. Пускай мир зол и несправедлив, а маги хороши, но они стали хороши только потому, что были физически изолированы от от мира в Кругах. И сделано это было из-за того, что Церковь признаёт в них людей, и как для всякого человека для них свойственно подверженность различным страстям. Если вы говорите, что они такие же люди, нельзя говорить лишь о жертвенности, сострадании и доброте, важно помнить и об алчности, властолюбии и амбициях. Выпуская их в мир, Церковь столкнулась бы с ситуацией перманентной пороховой бочки. Ведь сами говорите\подразумеваете о том, что среда влияет на личность. Не пора бы задаться вопросом в какой мир вы готовы их выпустить? Это мир жесткой сословной иерархии с культурой подчинения. Так почему же маги как сословие должны смирится с ролью вечных слуг, лекарей и аптекарей, когда их потенциал намного выше условных властителей-немагов. Благодаря пресловутому народному уважению? А может оно и не так нужно. То же, что даёт вам право говорить, о неизбежной деградации систем надзора, даёт мне право говорить о естественном стремлении к превосходству у магов, благо оно подкреплено природным основанием, стоит им только его осознать. Я подчёркиваю, что речь идёт об обществах с развитой социальной иерархией. Все примеры с дикими племенами эльфов и людей идут мимо, ибо они разрозненны и малочисленны. Страны не могут жить в таком формате. А образования вроде морталитаси ограничены господством Церкви, её военной мощью. Ключевой вопрос заложен в природном основании неравенства между людьми и магами, который неразрывно связан со статусом Завесы. Без решения этого вопроса, все остальные споры сводятся лишь к тому, кто будет угнетаем\изолирован и в какой степени. Я определяю на эту роль магов, ибо их намного меньше, и для них возможна организация во многом комфортной жизни. P.S. А Мередит во многом права, ибо осознала эту фундаментальную проблему.
  5. Niall

    Мередит / Meredith

    И Мередит не занимает трона. Она не реализует полномочия правителя, которые якобы узурпировала. Укажите, если не прав.
  6. Niall

    Мередит / Meredith

    Это одно из двух ключевых положений. Она не мешала мировым игрокам, и даже соседним полисам, ну и бог с ней. В перспективе может и задался кто этим вопросом, но не контексте мировой угрозы. Даже удивительно, что в Тедасе нет поселений под непосредственным управлением Церкви, вроде деревень вокруг крупных монастырей. Давайте разберёмся в чём выразилась узурпация. Во-первых, Мередит не объявила Киркволл городом Церкви. Администрация и местные органы правопорядка функционируют, их не заменили преподобные матери, канцлеры или кто бы ни было ещё из церковников. Во-вторых, они на что-то живут, значит казна города, а не кафедрального собора пополняется налогами, которые затем перераспределяются на их жалованье, а также восстановление города. Формальная должность главы города вакантна, и сделано это для того, чтобы закрепить за Мередит образ главного начальника, чтобы действия горожан осуществлялись с оглядкой на неё, что выражалось бы в поддержке тамплиеров, содействии в поимке отступников. Но она не вмешивается в хозяйственную деятельность города. Высокопоставленные храмовники при ней не заменяют знать в их особняках, но живут в казармах. В итоге узурпация именно ментальная, через присвоение образа Главного начальника. Сама по себе власть ей не особо интересна, но как средство для лучшего контроля над угрозой отступничества и всего с этим связанного. И у вас, наверняка появится вопрос: "А что после Мередит? Не станут ли реальностью те пункты теократизации Киркволла, которые при ней ещё не осуществились?" А я отвечу:"Даже если так, то и бог с ним, с этим Киркволлом". Это же захолустье, ничего в этом страшного нет. Мне кажется здесь уместной аналогия с эльфами. Если играть за Лавеллана, спасти клан и поставить за трон Бриалу. Вот у нас два масштаба: Виком и Орлей. Кто-то хоть почесался от того, что в небольшом городе на восточном побережье к власти пришли эльфы, там в совете есть люди, но за эльфами вся мощь инквизиции? Может быть, но явных последствий нет. Иное дело Орлесианская империя, где против Бриалы зрели мощные заговоры дворян, и до гражданской войны дело не дошло лишь благодаря Соласу, который развалил её, Бриалы, правительство. Церкви не под силу, да и не нужно устанавливать в больших странах своё непосредственное правление, ибо высокий статус, политическое влияние, десятину, её члены получают и так. И эта недоузурпация в Киркволле могла стать лишь маленьким, хоть и приятным, недоразумением.
  7. Niall

    Мередит / Meredith

    Этот момент с узурпацией был и остался довольно мутным. Под её руководством (или Брана) город восстановился после погрома кунари: упоминаний экономического коллапса нет, улицы чисты и нарядны. Войну соседям она не объявляла, торговым судам путь не перекрывала. Марке и всему миру плевать. Полис не стал изгоем. Поэтому опасность для города не очевидна. Это не прецедент для опасений, поскольку проистекает он прежде всего из чрезвычайной слабости местных элит, а не амбиций церковников. Мередит не приняла титула, не объявила теократии, заморозила ситуацию 34 года, что по сути значило лишь ликвидацию промежуточного звена в лице Думара, но разницы между 21 и 37 годом особой нет. По-прежнему функционирует администрация с Браном во главе. Местная знать вообще что-то сделала, чтобы изменить ситуацию? Им это нужно? Теперь к вопросу о поддержке. Поддерживать можно по-разному, зависит от отыгрыша. Мой Хоук шёл к власти. Он ввязался в авантюру Орсино, публично поддержав его, в особенности после категоричных слов Мередит на предложение Хоука занять кресло Наместника. После такого уже наконец зашебуршала знать, мелкий заговор которой Хоук также поддержал. Но далее ход событий принял иной оборот: похищение Бетани(страж), взрыв церкви, бывший шоком для Защитника. В итоге из смеси эмоций и расчёта у Хоука сформировалась идея сбросить Орсино, ставшего более обузой, чем подспорьем на пути к власти, в бездну. В этом прохождении особенно ярко и к месту звучали слова Мередит о том, что она видит гг насквозь, стремление арестовать, а затем и казнить. Ну ещё бы, участник дворянского заговора, имевший в любовницах отступницу-еретичку, не имеет право выйти сухим из воды. А потом... Я всё это к тому, что не обязательно быть(отыгрывать) отбитым фанатиком-магоненавистником, чтобы её поддерживать.
  8. Niall

    Мередит / Meredith

    Этот момент показал, что она в определённом смысле рациональна. Хоук поддержал её в ликвидации Круга, значит нет особых причин для того, чтобы он не казнил и Андерса. Для неё он не единственный виновник, а лишь один из, поэтому она не тратит на него время, а идёт организовывать осаду Круга, который представляет большую угрозу.
  9. Niall

    Мередит / Meredith

    Уничтожение Круга не так спонтанно и незаслуженно, как некоторые стремятся изобразить. Да, взорвал церковь Андерс, но этому предшествовало раскрытие заговора, в котором участвовали именно маги Круга, обратившиеся к магии крови. И Грейс со товарищи явно не собиралась передавать контроль Траску, а желали мести и полной свободы. И после того, как заговорщики на побережье были ликвидированы, Мередит требует у Орсино обысков в башне для выявления оставшихся. Он уходит в жёсткий отказ. Затем прогремел взрыв. В рамках логики Мередит, и любого непосвященного в план Андерса, это выглядит как закономерное продолжение заговора, в котором замешано в т.ч. высшее руководство Круга => он не подлежит исправлению. Параллельно с этим город поражён маг. преступностью. В верхнем городе в 3-ем акте орудует банда магов крови, а в Нижнем хозяйничают подручные демона. Позиция Орсино довольна занимательна, особенно в свете вышедшей относительно недавно предыстории. Лично у меня сложилось мнение, что он с самого начала работы на посту первого чародея занял пассивно-агрессивную позицию. Чем продиктован отказ в обысках? Лишь бы не как Мередит говорит? Если проходить квест о заговоре за Орсино, то в по его завершению он будет уверен, что вся ситуация была срежиссирована Мередит с целью его компрометации. Потихоньку начал сходить с ума, видимо.
  10. С ними "церемонятся". Иначе было бы как у кунари. Ничто не указывает на то, что система выпуска как изменится по сравнению с Кругом. То есть, если есть объективные причины для выхода в мир, то выпустят. Даже Ульдреда, несмотря на то, что известны его полит. предпочтения касаемо свободы магов, отпустили под Остагар, не говоря уже о Винн, Инес, Финне, Малькоме Хоуке и прочих, прочих, прочих. Нет, неверно. Маги, основным продуктом труда которых выступают трактаты, оставляют след в истории. На это указывают подписи в кодексах, (старший) чародей такой-то, первый чародей такой-то. Рабы же максимум оставляют на изделии клеймо "цеха", к которому принадлежат. Они лишь заменяемые винтики более крупной машины. Все преференции поступают владельцу "цеха". Проблема не в факте убийства, а в его характере. Тевинтер не должен сгорать дотла, но отношения власть-общество там несправедливы в большей степени, чем на юге, а потому следует использовать систему контроля, чтобы не допустить установления подобных форм. И я прекрасно осознаю, что формы самого контроля могут вырождаться в прямо угнетение, но это лишь подтверждает мой ключевой тезис о том, что основа проблемы магии лежит не в сфере оценочных суждений, но в природе этого явления.
  11. И в этом вся дегуманизация? А если бы детей на принудительное обучение волокли такие же маги, то это что? А если не захочет он\она сам(а) или родители, в особенности знатные? Нужно уважить их свободу выбора и признать, что обучение в рамках централизованной системы с опред. ценностями, обеспечивающими безопасность, хотя бы по магическому критерию, общества приоритетнее? Отношение к ним как к личностям доказывает уже только то, что они не сидят на цепях в загонах с зашитыми ртами, и им предоставляются права на бесплатное образование и реализацию себя в науке, будь то магия или ботаника или ещё что. В том, что это чистые абстракции. Маги не ходят параллельно с двумя разбойниками, убивая ровно по 5 крестьян, что затем остановиться и сказать: "Так, для примера Шмеля достаточно". Эти примеры настолько оторваны от, в том числе игровой, реальности, что как-то комментировать это не представляется возможным. Я понимаю, что они выражают вашу позицию относительно деяния, но в том то и дело, что они не согласуются с практикой. Контроль осуществляется, потому что преступное деяние мага (убийство), если оно совершается с помощью магии, всегда более разрушительно. От них за кротчайшие сроки страдают целые роды, деревни и города, при том, что для нанесения ущерба не требуется обладания высоким статусом и полномочиями, каким либо оружием, помимо магии, и временем. Потому там процесс дегуманизации прошёл успешно, и некоторые рабы уж точно, сами себя не полагают как личность, но лишь как инструмент господина. Это и нельзя уточнить, потому что такого никто не говорил.
  12. Это где такое сказано, что маги незнатного происхождения в Орлее могут убивать дворян? Утверждение, что гном это не человек, дегуманизация или признание различий? Маги в обществах под влиянием Орлейской церкви негуманизированы, иначе бы подобно магам кунари лишались языков, заковывались в цепи и назывались "опасными вещами". Ну так и у вас фантазии с этими разбойниками. Примеры лучше брать практические. Вот есть мальчик с магическими способностями и мальчик с вилкой, прости господи, тяжёлым мечом, который едва может держать. Вопрос: кто из них способен уничтожить население деревни? Или берём пример того, что у одного городского эльфа немага убили родственника и долийского мага та же трагедия? Кто из них способен обречь несколько поколений своих обидчиков на страдания в обличии полудиких существ?
  13. С Вивиен всё укладывается в соблазн силы и чувство превосходства. Чуть ослабили контроль (в тот момент тамлиерская система развалена) и полезло. Вопрос с эльфами иного порядка, он как раз таки зависит от отношения. Так, например, ферелденские банны осуждают работорговлю эльфами. Вопрос же отношения магов и остальных людей в сути своей заключён в ПРИРОДНЫХ различиях между ними. И поэтому решение его напрямую зависит от статуса Завесы, а не отношения.
  14. Согласен с Русалкой. И контроль должен осуществляться исключительно Церковью, единственной наднациональной организацией, способной ограничить разрушительный потенциал магии. Отдать Круг под юрисдикцию Корон - это огромный шаг навстречу ужасам Тевинтерской экспансии, когда властям выгодно стимулировать развитие боевых школ, чтобы обеспечить себе преимущество на поле боя. А вот низводить до абсурда с вилками хоть и весело, но довольно примитивно. Что до Орлея, то пускай элиту этой страны не назовешь образцом добродетели, и всё же её нравы несколько отличаются от тевинтерских в лучшую сторону. В Орлее публичное убийство немыслимо, опозорить да, но не убить. Что подтверждается и шоком от убийства Селины. Тогда как в Тевинтере убийство магистра на публичном мероприятии позволяет себе, по словам Дориана, Чёрный жрец. А это духовный лидер страны на секунду! Магистр также может позволить себе публичное убийство ради замысловатого фокуса, независимо от пола и возраста жертвы, не терпя при этом никакого осуждения (Данариус). При всей своей развращённости властью орлейская троица не позволяет себе такого. Важен не только факт насилия, но и его характер. Рамки дозволенного при власти магов явно шире, и причина этого в соблазнах силы, которая дарует чувство превосходства. Силы НЕОТЪЕМЛИМОЙ от мага иначе как через Усмирение, это к тому, что все аналогии с холодным, стрелковым и прочим оружием некорректны. Поэтому самое гуманное по отношению к магам и одновременно рациональное по отношению к остальному обществу решение - это система Круга, по типу киновий.
  15. Niall

    Белен Эдукан / Bhelen Aeducan

    Война гномов с Ферелденом это весьма значительное событие, чтобы просто взять и забыть о нём. Я придерживаюсь мнения, что данная строчка эпилога подверглась реткону, войны не было. Но даже если столкновения были, то это никоим образом не могло способствовать длительной изоляции города. Такова логика Тедаса, поставки лириума являются неотъемлемой частью функционирования как Ордена Храмовников, так и Тевинтера. Изоляция города = коллапсу крупнейших институтов поверхности. Идти на это ради ферелденских крестьян и эльфов? Глупость. Потому и обвинения в прекращении торговли несостоятельны. Это не может произойти, пока в мире людей существуют объединения магов.
×