Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Ребята, мы все в курсе происходящего. Однако наш форум не является местом для публичного обсуждения политических вопросов.
FOX69

Dragon Age: "Vivat Imperium!"

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

193366161_-2.thumb.png.243cbae85c5355bf6e1de1d7e2dbab56.png

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия". Никола де Шамфор  

Это был неспокойный год. Год надежд, насыщенной работы, интриг и компромиссов, год, суливший перемены в ближайшем будущем. На востоке продолжалась война. Священный поход двух Империй, начавшийся восемь лет назад, принёс ожидаемые плоды.

 

Север вернул восточное побережье и Каринус, а Юг утвердился в Ривейне. Но война продолжалась. Кунари по-прежнему удерживали Сегерон, а учение Кослуна встало непреодолимой преградой для взаимопонимания местного населения и освободителей под эгидой Пророчицы. Годы оккупации и насаждения кунарийской идеологии выжгли в сознании свободолюбивых ревейнцев новые догмы и цели, претившие далёкому, чужому Югу. Кунари принесли на полуостров иллюзорное равенство. Орлей же возвращал прошлое, принимая в штыки варварские законы.

 

От Марнас Пелл, где до сих пор гремели взрывы, до забытых Создателем и Думатом предместий арлатанского леса, на всём восточном побережье закрепились войска девайна. 

Год назад десятый легион полностью освободил предместья Каринуса и теперь стойко удерживал позиции на окраинах города и в порту. Но кунари не сдавались. Береговые обстрелы были регулярными, как и жертвы с обеих сторон. Орлей сражался за Ривейн с попеременным успехом, отражая бесконечные атаки кунарийских дредноутов. Поход превратился в затяжное противостояние.

 

Война изматывала. Состояние фронтов из-за скудного финансирования больше напоминало тихое болото. И если Орлей теперь воевал на два фронта, укрощая местное население и кунари, то Тевинтер распылял силы на протяжённое побережье. Глухая оборона вела к экономическому краху. Тевинтер слабел, единичные дома наживались, с подачи его величества девайна Донатуса. В воздухе столицы носилось недовольство, Магистериум гудел стаей недовольных ос, братства магов делили сферы влияния. Бездействие угнетало массы, и заставляло действовать оппозицию. Архонт, опираясь на жречество синода, отстаивал наследие Гессариона и ограничивал присутствие магии в любых сферах. Вторую заповедь чтили, как никогда, стараясь удержать ослабевшую власть любыми способами, что негативно отражалось на ведении боёв. Сенат погряз в лени и снобизме, и пользовался вялотекущей войной себе на благо. Пока вся страна пыталась выжить, Серебряный Шпиль отводил свой величественный взор от собственных легионов. Народ устал ждать обещанной победы и многие покидали обжитые места. Присутствие свежей крови у власти было жизненно необходимо. Сломить остатки кунари, закончить поход, укрепить границы и начать мирную жизнь – всё, чего хотели жители страны свободной магии. Удобный момент наступил, и грех было им не воспользоваться.

 

***

Заседание малого совета состоялось 25 матриналиса 33 года Штормов. Оно было тайным и не первым за последнюю неделю. В кабинете Первого Советника архонта присутствовали: глава Тайной канцелярии – Верховный канцлер магистр Герион Крисп, глава корпуса контрразведки магистр Теодор Красс-Шармаль и главнокомандующий Южным фронтом  – легат Гай Корвус.

 

- Что ж, господа, время настало, - проговорил Номаран, оглядев присутствующих. – Его Величество девайн Донатус соорудил достаточно высокий помост из сухих поленьев для собственного сожжения. Нам осталось поднести факел. И пусть он ещё пытается удержать власть с помощью союзников, его дни сочтены. Лишив его поддержки, мы основательно польём хворост маслом.

 

Номаран поднялся из-за стола и снова оглядел совет. Его бархатно-чёрная мантия, отороченная серебром, мягкими складками ниспадала с высокой широкоплечей фигуры. Для своих пятидесяти лет он выглядел моложаво, и даже сеть морщинок у глаз и седая борода не напоминали о возрасте, а лишь подчёркивали стать советника архонта.

- Мы дадим народу империи долгожданный мир и закончим Священный поход, сместив приоритеты на Сегерон, - продолжал Номаран. – Наследие Гессариона достаточно паразитировало на истинных традициях нашей страны. Пора отдать власть тем, кто её заслуживает по праву сильного, тем, кто не побоится перемен, кто знает цену себе и своим способностям. Время полумер прошло. К концу года мы должны подготовить почву передачи власти достойным. Замечу «добровольной передачи». Нынешний девайн не должен стать ещё одним мучеником в благочестивых рядах Спасительницы. Свою недееспособность он признает сам. Нам не нужен переворот и революция. Нам нужна демонстрация ущербности нынешней власти. Итак…

 

Советник заложил руки за спину и посмотрел в распахнутое окно. Холодный солёный бриз тронул седой волос и принёс йодистый запах моря.

- Во-первых, нам нужна демонстрация силы на любом из фронтов. Победа любой ценой. Победа, о которой будут говорить, и которую будут помнить. Поэтому, с сегодняшнего дня, взяв на себя ответственность, как доверенное лицо архонта, я официально разрешаю применять на фронтах любые виды магии от некромантии до демонологии. Я снимаю запрет на использование Sanguinem magicae. Отныне тяжёлые уровни стихийной и духовной магии в приоритете. Все церковные кафедры на фронтах должны быть упразднены. Пора вспомнить об истинном смысле второй заповеди для Империи Тевинтер.

 

Номаран замолчал. Взгляд его синих глаз из-под сдвинутых бровей был решителен и суров. Вступать с ним в спор не имело смысла. Этот лидер слишком долго ждал, чтобы сейчас упустить шанс пройтись ураганом по стране и смести всё старое и ветхое.

 

- Во-вторых, - он обратился к канцлеру, - последние опоры, я бы даже сказал костыли, моста удерживающего нынешнюю власть, нам необходимо окончательно выбить.

- Вы имеете в виду Дома на стороне девайна, мессир? – осторожно поинтересовался Герион Крисп.

- Именно, так, мессир Верховный канцлер, - ответил Номаран, нисколько не сомневаясь в сказанном.

Магистр с тяжёлым неприятным взглядом чёрных глаз долго смотрел на будущего правителя и всё же уступил. Он отвёл взгляд в сторону и сказал:

- Мы не можем компрометировать себя, мессир. Смерти аристократов такого уровня…

- Дорогой мой Герион, - остановил канцлера советник, - разве я говорил о столь радикальных мерах?

И снова долгий взгляд.

- Восходить на трон архонта по трупам? Увольте.

- Но…

- Мы уничтожим их, но так чтобы эти имена не превратились в иконы с невинными ликами. Мы обезглавим их Дома и вытащим на свет всю грязь, которая накопилась за несколько веков. Компрометирующей информации у нас хватит. Конкуренты сейчас опасны. И мы должны приложить все силы к их краху. Прошу внимания. Я назову людей, которые не имеют права на будущее в этой стране.

 

Номаран сделал паузу, чтобы посмотреть на каждого из присутствующих и назвал пять имён:

 - Дом Максимус. Дом Страбо. Дом Муций. Дом Сикстус. Дом Сулла.

 

Пять домов. Пять сильных мира сего. Пять имён, которые вот уже несколько десятков лет произносили вместе с именем девайна. Именно, они стояли на пути перемен, поддерживая изжившую себя власть.

- А как же Верховный Жрец, мессир? – подал голос трибун Красс. – Он на стороне нынешнего архонта. С его благословения ужесточён отбор в Магистериум, состав которого требует кардинального пересмотра.

- Жрецу мы предоставим выбор, трибун. Менять его я бы не хотел. Не сейчас. Веру и единственную надежду народа нельзя предавать в столь смутное время. Жрец – символ. Усомниться в нём мы не имеем права. Но поставить его перед выбором, после перераспределения сил, мы обязаны. И, я больше чем уверен, он не откажется принять нашу сторону. Позднее мы переизберём Жреца, выдвинув кандидатуры исключительно из Совета чародеев.

Трибун согласно кивнул, а советник продолжил:

- Мессир Корвус.

Мужчина в пурпурной мантии легата чуть заметно качнул породистой скуластой головой кадрового вояки:

- Внимательно, мессир.

- Вы обеспечите нас победой. Марнас Пелл. Этот город давно её ждёт. Вышвырните кунари за пределы суши, покажите тварям, что такое настоящая Магия. И не стесняйтесь отдавать приказы от моего имени. Всю ответственность я беру на себя.

- Ваша воля, мессир, - легат склонил голову, принимая приказ.

- Мессир Крисп.

Канцлер не отводил пронизывающего холодного взгляда проклятого.

- Вы наведёте порядок на севере. Здесь, в столице. За вами два Дома. Максимус и Страбо.

- Как вам будет угодно, мессир, - покорно кивнул канцлер.

- Мессир Красс. Вы займётесь оставшимися кандидатами за пределами Минратоса. И ещё. Проверьте слухи о живом воплощении Спасительницы в предместьях Вал Дорма. Только нам второй Андрасте сейчас не хватало. Если инцидент имеет место, то должна появиться лже-пророчица. Перед тем, как умереть, - добавил советник и окинул своё преданное окружение:

- Я займусь перераспределением сил здесь, в Серебряном Шпиле, и заручусь поддержкой преторианской гвардии. Час настал, господа. Мы долго шли к этому моменту. Сейчас нельзя медлить. В наших руках будущее Тевинтера.

 

Hide  
Агенты оппозиции  

1. Демонолог - мессир Салем Силенсио (Yambie)

2. Алхимик - миледи Кристабэль Феникс Мастарна (Hikaru)

3. Оборотень - Серый Страж Полихроний (Meshulik)

4. Энтроп - миледи Калинда Борза (Ribka)

5. Иллюзионист - мессир Сейферт Илиен (Stormcrow)

6. Некромант - мессир Сетус Талрассиан Оптат (Rеi)

Hide  
Карта Тевинтера  

657682704_.thumb.jpg.110680b847367e525c576216835fe0b0.jpg

Hide  
Главы оппозиции  
Первый Советник Архонта Донатуса чародей Номаран  

50/175/70

815ed6cee178e40d4250d7a5dcb894cb.jpg.e93113ce8df51c11d7d5b9d4fe704631.jpg

Hide  
Верховный Канцлер и глава Тайной Канцелярии Герион Крисп  

43/185/80

784973322.thumb.jpg.0eb21b841b2c336da383f69b8183e00d.jpg

Hide  
Консулярный трибун и глава контрразведки Теодор Красс-Шармаль  

36/170/70

877979378_.JPG.3af5d5aac9e15acef0807e09351dee61.JPG

Hide  
Легат Гай Корвус, почётный сенатор Магистериума и главнокомандующий Южным фронтом  

40/187/90

2183d64411ef5ee469697426c9594ca2.thumb.jpg.8981165987174ae9ebe6d063a3eef191.jpg

 

Hide  
Элахиль, Эли  

19/160/50

1064727522_.thumb.jpg.ad5dc49deb6517894333831a944f496c.jpg

Hide  

 

Hide  

Карточки агентов

Дополнительная информация

Комната: Vivat Imperium!

Кратко о боевых плюшках 

Энтроп: эффекты при удачном броске – 1) -1/2хп, 2)пропуск хода, 3) -1/2 от атаки, 4)смертельное проклятье, мгновенная смерть.

Оборотень: Паук – отравление и смерть через 1 ход,  Медведь – 30хп, урон 2в10+6,  ....

Магия Разрушения: +3 от холода к урону у кунари

Демонолог: одержанный самоубивается, перед этим нанося урон рандомно двоим

Некромант: может наслать ужас смерти и обездвижить противника на раунд, поднять труп или взорвать его, нанося урон всем окружающим 1в10

Мастер иллюзий: полный контроль над одним противником – бросок на спецу без штрафа, сразу на всех противников – штраф -30

Боевой маг: 2в10+(ВХО) + бонусы от эффекта стихии самого меча

Массовые: ужасы, параличи, сон – со штрафом -30

Hide  
Будни кураторов  
Hide  

 

 

Изменено пользователем FOX69
  • Like 9
  • Happy doshik 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ещё одна ночь. В гостинице. В прежнем составе группы. Наутро они разъедутся. Людям нужен отдых. Следующая встреча агентов будет в Минратосе. Возможно, для координации последнего этапа переворота, когда понадобятся все силы. А пока, на арену борьбы выходит легат Гай Корвус и Марнус Пелл, который ждёт освобождения. Столица замерла и наблюдает. От исхода этой грандиозной битвы будет зависеть многое. Ждёт, изжившая себя власть, надеющаяся на чудо, ждёт жизнеспособная, готовая к действиям, оппозиция. Пройдёт полтора месяца и в начале кассуса, когда истерзанную взрывами землю прикроет первый снег, начнётся наступление. Оно продлится до верименсиса и закончится полным разгромом кунарийских войск и флота. Город будет освобождён, а враг сметён магической мощью Тевинтера. 

17 фрументума, 00:00 =>

Сегодня он не спешил. Дождался, когда все покинут место сбора, и они останутся вдвоём. Сегодня будет тот самый разговор, от которого он так настойчиво отгораживался, который не будет лёгким, который принесёт боль. Он не мог позволить себе любить, не мог позволить изменить Тевинтеру, но и отпустить его почти невозможно. В который раз переступить через себя, через него и двигаться дальше. Достигать одной цели и стремиться к новой. Это не кончится никогда, пока бьётся сердце тевинтерца, пока существует Тевинтер. Да и ты. Ведь ты не изменишь своим целям, ферелденский отступник. За пределами Тевинтера ты можешь влиять на мир. В Минратосе тебя превратят в ничто.

- Пол... - слов не было. Только его свинцово-серые глаза, словно с укором взирающие на синеву. Я не знаю, что сказать. Ты сам всё понимаешь. 

Он подошёл. Сел рядом. Бок о бок. Чтобы чувствовать его тепло. 

- Я расторгаю контракт, - сказал, не поднимая глаз. - Ты больше ничего не должен Империи, заданий не будет. За Маркуса не переживай. Я прослежу за ним и обеспечу всем. Кристалл... оставь себе... если хочешь, - вздох тихий и прерывистый, а где-то в горле ком. 

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

В некотором царстве, в ферелденском государстве жил-был король-серый страж без королевства...

- Так...

Пол шумно выдохнул, хлопнул себя по коленям, оперся локтями, обхватил лоб тонкими пальцами. Красс видел его спину, но что скажешь по спине. 

Эльф тоже не знал, что сказать. Всё, что он мог бы сказать, приведет к новым словам, они будут путаться и бродить кругами. Наконец, они забудут, с чего начали, а Пол перестанет понимать, что сказано от сердца, а что - только чтобы подергать другого за ниточки, которые пока еще так прочно их соединяют. Ты хочешь? Это так сладко - когда кто-то тебе небезразличен. Когда больно - это тоже. Сладко. Слаще, чем когда никак.

Показать контент  
Hide  

- Так... я тебе больше не нужен? 

Изменено пользователем Meshulik
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Так... я тебе больше не нужен? 

- В качестве агента - нет, - ладонь осторожно ложится на спину и тянется к плечу. - И в качестве раба... тоже. Пол... милый мой...

Рука добирается до плеча, пальцы щекочут и гладят шею под белым волосом.

- Ну что мне сделать? - голос магистра дрогнул. - Выжечь тебе на лопатке клеймо Дома Красс? Поселить в Нижнем городе и бегать к тебе каждую ночь, компрометируя себя? Или бросить всё, чего я достиг, и уехать с тобой в лес? Что мне сделать, чтобы мы были вместе?

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Он обернулся и серьезный свинцовый взгляд не оставлял сомнений в том, что предложение сделано на полном серьезе:

- Поехали со мной?

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Он долго смотрел в его глаза. И не видел в них фальши. Искренняя любовь, безграничное доверие, чистая совесть не обременённая страхом. Он предлагал быть вместе. Всегда. Пожертвовать всем ради любви. Он отдавал себя без остатка, но и забирал всё, не оставляя ничего, что было дорого, ради чего жил этот тевитерец.

Рука остановилась и бессильно опустилась вниз. Магистр поднялся. Тяжёлый сон. Язык и мысли парализованы. Он отошёл к окну. Вдали шумело море, и прохладный штормовой ветер напоминал о скорой зиме.

- Нет, - холодный, отрешённый голос. - Я не оставлю Тевинтер.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Спина. Трибуна, полководца, властителя и имперца. Тео... какой же ты родной. И твоя холодность не отпугнет того, кто однажды уже не забыл.

- Ты ведь не забудешь, - ты ведь понимаешь, тевинтерец, что обречен на эту память? По крайней мере сейчас эльф в том уверен. Может быть, эта уверенность от слишком близкого всматривания. Может быть, что-то - какое-то спасительное магическое заклинание принесет забвение. Ты ведь не забудешь. 

- Что мне сделать, чтобы ты забыл?

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

"Сэй, слушай".

"Слушаю. Что на этот раз?".

"Ты чего такой недовольный?".

"Я нормальный. Более того, радуюсь, что ты мне задаёшь вопросы не посреди разных интересных снов".

"Ты так и не рассказал, кто из них тебе снился".

Молчание.

"Ну и ладно. Так вот, я с вопурросом".

"А, я думал, ты уже задал, заботился в кои-то веки о моём состоянии".

"Я всегда о нём забочусь, неблагодраный ты мальчишка!".

"Может, "неблагодарный"?".

"Неблагодраный! Так вот. У вас всегда совещания так проходят? Повиват-имперились, сказали слова и разбежались?".

"Мессир Красс - человек дела, лишних слов не любит говорить".

"Ну ладно".

Удовлетворив любопытство духа, сомниари вышел следом за Кристабэль.

- Как ты смотришь на полночный чай, леди? - с самым серьёзным видом поинтересовался Сэй. Только глаза тёплые. - Или другие пожелания?

Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Спина. Трибуна, полководца, властителя и имперца. Тео... какой же ты родной. И твоя холодность не отпугнет того, кто однажды уже не забыл.

- Ты ведь не забудешь, - ты ведь понимаешь, тевинтерец, что обречен на эту память? По крайней мере сейчас эльф в том уверен. Может быть, эта уверенность от слишком близкого всматривания. Может быть, что-то - какое-то спасительное магическое заклинание принесет забвение. Ты ведь не забудешь. 

- Что мне сделать, чтобы ты забыл?

Он оборачивается. И снова ловит серый, тёплый взгляд.

- Я не хочу забывать. Я должен знать, что где-то там в ферелденских лесах есть тот, кто меня по-настоящему любит... любил. 

Синие глаза возвращаются к далёкому неспокойному морю. Голос магистра тих:

- Кому уж забывать об очередном предательстве, так это тебе.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Удовлетворив любопытство духа, сомниари вышел следом за Кристабэль.

- Как ты смотришь на полночный чай, леди? - с самым серьёзным видом поинтересовался Сэй. Только глаза тёплые. - Или другие пожелания?

- А горячего шоколада нет? - Поинтересовалась леди с совершенно серьезным лицом, и только глаза лукаво заблестели. - Ну тогда, пусть будет чай.

Девушка присела в благовоспитанном реверансе: - Благодарю вас, мессир Илиен.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А горячего шоколада нет? - Поинтересовалась леди с совершенно серьезным лицом, и только глаза лукаво заблестели. - Ну тогда, пусть будет чай.

- Увы! - вздохнул сомниари. - Нет. Пока нет.

Мессир в ответ поклонился.

"Благодарю за честь, леди Илиен", - подсказал ехидный дух.

- Благодарю за честь, леди Ил... Мастарна, - спохватился слегка смутившийся иллюзионист. И негромко спросил, предлагая леди локоть: - К тебе или ко мне? Веранду не предлагаю, холодно и разные уши.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Благодарю за честь, леди Ил... Мастарна, - спохватился слегка смутившийся иллюзионист. И негромко спросил, предлагая леди локоть: - К тебе или ко мне? Веранду не предлагаю, холодно и разные уши.

- Тогда ко мне, - решила Крис, вспомнив, что одна конфета из подарка Сэя у нее еще осталась.

  • Like 2
  • Haha 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Кому уж забывать об очередном предательстве, так это тебе.

Нет. Не сейчас, мой хороший. Сейчас я не поплыву по уютному течению забвения, которое ты мне так великодушно даришь. Прости меня. Я оценил, но не принял твоего дара. Эта боль слишком уж сладка.

— Предпочту верить, что где-то в Тевинтере один человек любит меня.

Он неспешно поднялся и подошел почти вплотную, с грациозностью, граничащей с ленью. Кусая губы. Бледная улыбка и огонь в глубине радужки, или свинец отражает чужое великолепие стихии?

— Хоть… он никогда мне этого не говорил, — усмешка становится наглой. — Я ведь и сам не могу остаться. Так что… - плечи дергаются мальчишески непокорно. — Это предательство взаимно, если тебе угодно.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 Тогда ко мне, - решила Крис, вспомнив, что одна конфета из подарка Сэя у нее еще осталась.

Попавшийся по дороге слуга, наверное, в восторге не был от задания приготовить молодым полуночникам в столь позднее время чайник лучшего чай и ягодного варенья, что есть в этом заведении, но виду не подал. Хорошо работать в энтураже трибуна. Расходы сразу оплачиваются казной, никаких тебе дурацких авансовых отчётов или подтверждающих документов. Как там их... знакомый интендант-то называл... "Закрывашек", вот.

Уже в номере, пока чай спешил на своих ножках через всю гостиницу, Сэй первым делом истребовал материальное воплощение того дневного воздушного поцелуя.

- Спасибо тебе, - шепнул сомниари и пояснил: - В первую очередь за тот фиал с волшебным туманом, который ты мне дала в первый день. Он сегодня очень пригодился.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

— Хоть… он никогда мне этого не говорил, — усмешка становится наглой. — Я ведь и сам не могу остаться. Так что… - плечи дергаются мальчишески непокорно. — Это предательство взаимно, если тебе угодно.

Улыбка ложится на губы магистра. Он поворачивается и любуется эльфийской грацией, серыми глазами и изящным профилем. Ладонь невольно тянется к щеке покрытой валласлином, а пальцы отводят седые пряди к обрезанному уху.

- Тогда, тем более, не будем забывать о предательстве, - вторая рука обхватывает эльфа за торс и притягивает к себе, а губы накрывают губы. 

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис

- Спасибо тебе, - шепнул сомниари и пояснил: - В первую очередь за тот фиал с волшебным туманом, который ты мне дала в первый день. Он сегодня очень пригодился.

Вот зря он это сказал. Забыв про чай, леди-алхимик сразу стала допытываться у испытателя о проценте затемненности и стойкости дымового облака, сопутствующих эффектах, коэффициенте рассеивания и прочих безумно важных для нее, как изобретателя, вещах, но на которые, почему-то, никто не обращает внимания. Особенно, в условиях приближенных к боевым.

  • Haha 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис

Ассистент-испытатель леди-алхимика как мог отвечал на вопросы, но, конечно, коэффициентами леди не ограничилась.

Да, он хранил фиал в защищённом от солнечных лучей помещении. Ну и что, что ни мантия, ни плащ не помещения! В защищённом от детей помещении? У него нет детей! 

«У Рыжика уточни на всякий случай», - продолжал ехидничать дух. Ему показалось, будто он чем-то солёненьким захрустел. Да нет, духи не едят. Кажется. 

Да, температурный режим и влажность вроде соблюдены. 

Взбалтывал ли он перед применением, как она учила? Ну, так чуть-чуть.

Прервало допрос появление слуги, чая и ягодных варений. И если он ожидал застигнуть молодых людей менее одетыми, чем в коридоре и посплетничать с другими или сообщить подробности за звонкую монету спутникам молодых людей, то его ждало разочарование. Всё к его - и висхетову - разочарованию было благопристойно, леди лихорадочно делала записи в тетради. 

Со вздохом слуга удалился, Сэй же занялся чаем, решив сегодня не упоминать, что зелье выносливости тоже употреблено. 

  • Like 2
  • Haha 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

— Бабушка Урд, так что там со сказкой? — спрашивают дети.

Старуха вытирает слезы, шумно сморкается в большой клетчатый платок.

— Ой, в могилу вы меня сведете сказками этими, — причитает рассказчица. — Не знаю я. Говорю же. Зарубил он ту королевну…

Слезы непрошеным дождем капают на волчьей шерсти шаль. А дети сидят, недоумевая, отчего вдруг прервалась почти рассказанная история.

Герой открыл глаза и увидел всё вокруг — так, как оно есть. И эта последняя ночь укрылась от глаз престарелой сказочницы. Ночь, когда Серый страж, вовсе не король, целовал тевинтерского магистра, словно в последний раз, в оконном проеме большого постоялого двора в городе, где началась его тевинтерская история. И где она, вероятно, кончалась.

Пускай это будет радостная ночь. Пускай старухи плачут.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис

Со вздохом слуга удалился, Сэй же занялся чаем, решив сегодня не упоминать, что зелье выносливости тоже употреблено

- Чай чуть теплый, безобразие! - возмутилась Крис, рассеянно отхлебнув из своей чашки. Двадцать минут, в течение которых она рисовала в блокноте схемы и высчитывала коэффициенты, алхимик не заметила.

Отчитав вызванного слугу, недоумевающе хлопавшего глазами, но не решившегося спорить (к своему счастью), леди торжественно достала блюдечко с последней шоколадной конфетой и коробочку с останками композиции из засахаренных фиалок.

- Хотела сохранить на память, - смущенно сказала девушка, - Но они такие вкусные...

  • Like 2
  • Haha 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Номер Крис

Слуге достался от сомниари слегка сочувствующий взгляд, но и только. Чай и правда чуть тёплый, а всё остальное - частности. 

 Хотела сохранить на память, - смущенно сказала девушка, - Но они такие вкусные...

- Какая же ты хорошенькая, Крис - улыбнулся Сэй, ласково проводя кончиками пальцев по изящной девичьей ладони. - И когда увлечённо работаешь, и когда смущаешься. Ешь. На память останутся воспоминания, а вкусностей я тебе ещё привезу.

И подал пример, отщипнув фиалковый лепесток. 

Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис

Какое-то время молодые люди молча пили чай, поглядывая друг на друга и поедая сладости. Потом Крис не выдержала и спросила: - Сэй, какие у тебя планы на отпуск? Не передумал ехать со мной в Вирантиум?

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис 

Хорошо было после бурь последних недель вот так просто посидеть и попить чай. 

 - Сэй, какие у тебя планы на отпуск? Не передумал ехать со мной в Вирантиум?

- Я не передумаю ни быть с тобой, ни помогать тебе всем, чем могу, - серьёзно откликнулся сомниари. - Если по времени мы укладываемся и ты готова, то тогда поехали. Заодно посмотрю на Цветочную Башню и город, где ты выросла.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Номер Крис

- Я не передумаю ни быть с тобой, ни помогать тебе всем, чем могу, - серьёзно откликнулся сомниари. - Если по времени мы укладываемся и ты готова, то тогда поехали. Заодно посмотрю на Цветочную Башню и город, где ты выросла.

 

- Тогда с утра пораньше надо выезжать.Если поспешим, туда доедем за два дня, лучше отдохнуть дома, чем лишний раз ночевать в придорожных гостиницах. Неделю положим на дела... обратная дорога... - Крис быстро произвела расчеты и радостно объявила. - Если ничто не помешает, то у нас еще останется три или четыре дня, которые мы сможем провести вместе в Минратоусе. Я тебе покажу свои любимые места, а ты мне свои, хорошо?

...продолжение следует...

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
"Я люблю тебя, Серый Страж"  

coffee11.JPG.9b51912b5f55fb97fc696b26f56c1b60.JPGВ который раз тебя будит запах кофе в трибунском номере, ферелденский отступник? Ты не считал. Я тоже. Потому что не заметил время, пролетевшее так быстро. Но уже завтра я вспомню каждый день. И каждую ночь. Оставлю их в копилке памяти, как драгоценные осколки. Я буду помнить. Нежность, заботу и страсть. Тепло твоих глаз и искренность чувств. Единственный эльф, который способен наполнить жизненную чашу до краёв, взбудоражить опасные стихии и успокоить за миг. Я буду помнить ушки. Бело-розовые с кисточками. Только для меня. 

Кофейный аромат тянется к эльфийскому носу тонкой вуалью запаха. Магистр сидит рядом со спящим и держит чашку с кофе. Он обнажён, а волосы на голове топорщатся. Полуприлёг и дразнит просыпающегося бархатистым шлейфом свежего напитка. А за окном первые лучи осеннего солнца стучатся в стекло крохотными "зайчиками" через кружевные кроны желтеющих дубов и вязов. Сегодня будет ясный день.

— Мессир, ваш кофе, — доносится до спящего. — Когда ещё тевинтерский магистр принесёт вам в постель кофе? Пользуйтесь случаем. Мессир, — к щеке припадают тёплые губы.

 

Кофе… запах и его касание. Нет нужды размыкать веки, чтобы по дыханию угадать его присутствие. А ведь оборотень не собирался этой ночью спать. Под утро сморило. Ему казалось, что вот только-только закрыл на минутку глаза.

Утренний свет уже проникал в окна. Заспанно сощурился и сдержал тяжелый вздох. Улыбнулся, потянувшись не к чашке, а к груди. Неловко приподнялся на локтях, коснулся носом ключицы. И откинулся на подушку.

Раньше Пол не любил кофе. Но за эти дни привык. До этого путешествия, принеси ему кто-нибудь в постель чашку с чем бы то ни было внутри, он бы сначала очень бы удивился, а потом немедленно бы её опрокинул. Сегодня он любит и кофе, и этот странный ритуал, и особенно того, кто его с ним исполняет, присутствуя здесь со своим запахом, своим дыханием, немного с запахом Пола и следом от его же поцелуя у ключицы. «Сидит, понимаешь ли, голый в постели, не раздеваясь… одет в меня, а я хожу в нём… Творец, нет, только не стихи».

Эльф улыбается шире и протягивает смело руку к горячей чашке. Сегодня, да, сегодня ещё не завтра.

— Ммм… а где же твой?

 

— Ну, у меня с кофе особые отношения, — магистр ложится и пристраивает голову на бедре эльфа, как на подушке. — Интимные и страстные. Я им овладеваю, как только вижу. Вы с ним похожи.

Он смеётся и утыкается носом, куда-то в эльфов бок, совсем не заботясь о целостности напитка в чашке, который может расплескаться. На время замирает и смотрит снизу вверх на серые глаза.

— Я буду скучать.

 

Эльф успел сделать глоток, несколько капель пролилось на плечо. Улыбка стала печальной. Конечно. Я тоже. За ночь он невольно перебрал в уме множество возможных вариантов встреч, общих дел или развития событий… Всё упиралось в репутацию трибуна, которая уже сейчас находилась в опасности. А когда Тео достигнет того величия, ради которого была предпринята эта их успешно на сегодня оконченная работа, там уж, верно, всё станет только хуже.

— Я тоже, — он нежно касается его плеча, утешая и себя и его в последний раз. Вчера время предложений, кажется, истекло. Сегодня пришло время прощания. — Не знаю, что будет дальше. Но я сохраню кристалл. Если только пожелаешь… как только пожелаешь… Я придумаю что-нибудь. Есть эта комната, десять дней до столицы, это достаточно далеко для соблюдения всех приличий и предосторожностей...

Пол откинул голову на подушку и вздохнул с досадой. Кажется, он снова пытается уговорить судьбу что-то изменить. Уговорить Тео и себя, что всё будет хорошо.

 

Он поднимается вверх, дотягивается до его плеча, ложится рядом и обнимает. Лоб касается седого виска.

— Будем мотаться друг к другу через полконтинента? — голос притихший и обречённый. — Можно встречаться в Тени. Но это всего лишь сон. Мне нужна не только иллюзия магии. Мне нужен ты. Здесь, под рукой. Из плоти и крови. Живой и тёплый. Примерно вот такой живой, да. 

Рука магистра давно в том месте эльфа, которое с утра довольно оживлённо себя ведёт.

— Куда поедешь? Сразу в Ферелден?

 

— Да, надо… — рука с кофе кажется лишней. — Надо понять, что там происходит…

Чашка чудесным образом, вероятно, не без помощи добрых духов, оказывается на прикроватной тумбочке, сохранив нерасплёсканными остатки кофе. Напоить эльфа кофе… Руки заняты. Он шепчет обещания:

— Что-нибудь придумаю. Подберу себе замену, обучу, найду дело в Минратосе. Не знаю… не знаю какое.

Он пока ничего ещё не знает, но будет искать, среди вороха возможных поворотов судьбы подбирать, бессознательно притягивать то, что будет приближать их друг к другу. Только бы это не заняло слишком много времени. Седой эльф осыпает поцелуями лицо своего тоже седеющего возлюбленного и обещает вернуться. Только примешь ли ты его, когда он вернется? Но кажется, это уже и не важно.

 

Ещё один час близости. Последний. Не иступлённой страсти, не мучительной жажды. Нежных объятий, лёгких поцелуев и созерцания. Запомнить, раствориться и впитать друг друга. Их встреча неизбежна. Но когда и где, и при каких обстоятельствах им неизвестно.

Эли постучится ровно в восемь. Как и просили. А они, забыв о времени, будут забирать у настоящего драгоценные секунды.

— Пора.

Магистр поднимется первым. И уже через час спустится во двор гостиницы, где его будут ждать три запряжённые лошади: вороная, рыжая и гнедая. Эли будет держать в поводу всех трёх, а магистр, натягивая чёрные кожаные перчатки, — поглядывать на выход и ждать. Их дороги разойдутся от порога гостиницы. Магистр и верный раб отправятся на север, ферелденский отступник — на юг.

 

В своем ярком камзоле с вызывающе высоко поднятой головой, опираясь на посох, эльф вскоре показался в дверях. Часа хватило на всё, да и всего этого было не так чтобы много. Сумки приладил, посох устроил, успевая поглядывать то на трибуна, то на Эли. Прошедшая ночь подарила надежду. Пока и её было довольно.

 — Готовы? — он оглянулся на гостиницу, словно прикидывая, простоит ли та до его возвращения в далёком будущем. Вгляделся в синие очи Красса. 

 

Магистр последовал примеру и тоже удостоверился в надёжности строения "Джаггернаута". Элька улыбнулся. Кажется, эти двое хотели прихватить с собой на память, если не здание целиком, то кровать уж точно.

— Нет, — отрицательно мотнул головой Тео. Ведь он так и не сказал ему.

Он сделал шаг к оборотню и заключил в объятья. Эли предусмотрительно заставил рыжую переместиться и прикрыть крупом опрометчивые действия магистра. 

Он крепко сжимает его плечи, касается щекой щеки и шепчет:

— Я люблю тебя, Серый Страж.

Вот теперь всё. Теперь готовы. Он отстраняется, принимает повод и с лёгкостью вскакивает в седло вороного. Осаживает лошадь, нетерпеливо перебирающую ногами:

— Береги себя. 

Элька взлетает в седло Рыжухи следом:

— До встречи, Пол.

 

Оборотень немного замешкался. Раскрыв рот, с колотящимся сердцем замер, растерянно снизу вверх уставившись на сидящего уже в седле трибуна. Позабыл про гордую осанку и что там ещё. Наконец, лицо озарила счастливая улыбка и просиявшее тепло свинца.

Взялся за повод, но промазал. Отвлёкся. Вскочил в седло, поднял руку в прощальном жесте. 

— До встречи, Эли. 

Последний раз улыбается Тео и обещает одними губами, только ему:

— Я вернусь.

Но он не может развернуть коня. Сейчас, услышав о его любви, он не готов первым повернуться спиной и начать этот долгий путь назад к тому, кого видит сейчас последние секунды.

 

На помощь этим замершим немного невменяемым статуям приходит Эли. Он пришпоривает рыжую кобылку, и та мотает мордой, наседая на вороного. Вороной недовольно ржёт и срывается с места. Магистру остаётся лишь бросить прощальный взгляд на оборотня и выровнять уже бегущего коня.

 

Hide  
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
До новых встреч, lethallin
 

17 фрументума, 8:30

 

Сэй проснулся рано. Он чувствовал себя отдохнувшим и в ожидании перемен. Приятных перемен в жизни, в которой коллега стала любимой. Наверное, удобнее будет вместе жить в столице, раз у Крис там лаборатория. Она говорила, у её семьи там особняк. Особняк или башня Илиенов? Работать, наверное, всё равно будет у себя, не перетаскивать же всё оборудование?

 

Собирать ему не так много вещей было. Вряд ли миледи Борза или мессир Оптат горели желанием попрощаться лично, поэтому им он оставил вежливые письма о благодарности за совместную работу.

 

А вот Полихроний... С интересным оборотнем можно и попрощаться лично. Настоящие леди без лишней необходимости после длинной ночи вряд ли прямо уж рано отправятся в дорогу, поэтому сомниари постучался в дверь номера эльфа.

 

Дверь открыл сам эльф. Судя по полуодетому в дорожные шмотки виду, его сборы были как раз в разгаре. Через полчаса трое покинут "Джаггернаут", но пока седой оборотень удивленно наткнулся на Сэя, будто ожидал увидеть кого-то другого. Хоть и удивленно, но обрадованно:

 

- А, мессир Илиен, а я... - тут он немного приврал, хоть судьба  или сам Сэйферт и помогли ему не сожалеть после о своей забывчивости, но сам-то он, конечно, подзабыл. - Я как раз хотел с тобой попрощаться. Э... Да заходи, заходи.

 

Пол посторонился, пропуская урочного гостя в покидаемое скоро обиталище.

 

Кажется, не он один был ранней... птичкой? Интересно, какая форма была наиболее близка Подснежнику?

 

- Доброе утро. Ты тоже отправляешься? Куда труба зовёт?

- Э... - эльф замялся. Вообще-то остальные агенты через месяц должны были увидеться снова и вернуться к работе. А вот Пол...

- Я уезжаю домой, Сэйферт. В Ферелден. Пока не знаю даже, когда снова увидимся. Много дел там и... жизнь, в общем.

 

Черный кристалл оправился в поясную сумку. 

 

- Но связаться со мной, если вдруг... хотя кому... 

 

Он остановился, поглядел на Сэя и рассмеялся, протягивая руку:

 

- Да вообще, выходи как-нибудь на связь. Как там... антикварный дом? Если когда захочешь открыть дом похоронных услуг в Минратосе... в общем, дай знать.

- В Ферелден? - искренне удивился орлейский агент. Если через Орлей, то туда месяца два. Если через Марку, то поменьше, наверное. - Значит, ты не планируешь в столицу и нужнее дома. Жаль, - улыбнулся сомниари, пожимая руку. - Меня можно найти через кристалл или пиши в "Антикварный дом "Дорха" или в башню Илиенов столице. Думаю, я через месяц там часто буду мелькать.

 

Подумав, вспомнил кое-что.

 

- Ещё два момента. Не бери корабль через Киркволл. Сейчас пираты разошлись снова, прошёл слух, что пиратский капитан Хирол вернулся и зверствует. И, если не очень секрет, как звали того сновидца, о котором ты говорил в таверне? Тогда, перед атакой кунари на таверну.

— Пираты? — эльф покачал головой. — Мало кунари, так еще и падальщики слетелись. Перевешают их, надеюсь, когда с кунари...

 

Он осекся. Его забота о судьбе империи и северных земель была неподдельной и не то чтобы естественной для того, кто покидает их и «нужнее дома».

 

- Э… в общем… Что? — темно-серый свинец застыл,  вглядываясь в невозмутимое выражение лица. Ах вот зачем Сэй пришел. Ну конечно, не прощаться. Это же Пол уезжает,  остальные-то слава драконам, смогут разве что немного отдохнуть друг от друга. Но Сэю зачем-то приспичило задать вопрос… И это не праздное любопытство. Уж слишком невозмутим иллюзионист, слишком уж внимательный острый взгляд голубых умных глаз… Ему нужен зачем-то Ро. Или такой, как Ро…

 

Сэй спрятал удивление на острую реакцию коллеги. Сам же упоминал про сновидца, а это редкость большая. Какому магу, интересующемуся древними искусствами, не интересно будет?  Сомниари уже хотел было извиниться перед Подснежником, раз вопрос неуместный, но отвёт всё-таки пришёл.

 

Эльф отложил сумку, присел на подлокотник кресла, потер переносицу:

— Я не знаю, зачем тебе это нужно, Сэй, но… за эти дни ты показал себя человеком честным и здравомыслящим. И поэтому знанием этим, думаю, распорядишься так, чтобы тот, о ком ты спрашиваешь, не пострадал. Он… понимаешь, он и сам нуждается в… себе подобных. Звать его Роальд Прудо. И ни единая душа в Ферелдене, кроме очень близких ему людей, не знают о том, что он маг. И пусть так это и останется. 

- Зачем нужно? Древние секреты - интересно, а меня учили по возможности развивать взаимовыгодное сотрудничество. Спасибо за доверие, Пол. Обращайся, если что понадобится. У Антиквара и его ученика контактов самого разного толка много в Тедасе. И не переживай: секреты сомниари хранятся в Тевинтере очень надёжно и бережно.

- Древние секреты, да, - Пол усмехнулся. И правда древние. - В Ферелдене это называется отступничество и малефикарство. А Прудо мне как брат.... Ну да... разберетесь. Спасибо, Сэй. Может, и обращусь. Не знаю, как повернется. А только кажется мне, что эта наша встреча не последняя. Будь счастлив. И да не оскудеет твой антикварный дом.

 

Пол с беспокойством взглянул на сумки, снова поднял немного печальные глаза на утреннего гостя. Вздохнул:

- Мне, кажется, пора.

- Я буду рад новой встрече и новым разговорам. Dareth shiral, Polychronios, - улыбнулся сомниари, покидая его номер.

 

И оборотни бывают печальны. Не хотел, наверное, расставаться со своим старым другом, мессиром Крассом. Боевое братство не распадается. Надёжный он коллега, на такого положиться в деле можно со спокойной душой. У мессира трибуна хороший глаз на агентов.

 

Полихронию оставалось только гадать, из почтения ли к эльфу использовал мессир Илиен слова прощания на эльфийском языке или по какой-то своей, личной причине...

 

(продолжение следует)

Показать контент  
Hide  
Hide  
Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 3
  • Thanks 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ЭПИЛОГ

1746788790_.png.24cc81727e87ef10a6e235af316bea57.png

«Кассус кровавый» – так назовут жители оккупированного Марнас Пелл двенадцатый месяц, 33 года, века Бурь. Это сражение с беспрецедентными наземными и морскими боями войдёт в историю Тедаса. Десять легионов, укомплектованных лучшими магами Тевинтера, будут противостоять кунарийскому антааму. Земля будет гореть, плавиться камень, дома и поля превращаться в пепел, каменная брусчатка улиц не сможет впитать всю кровь, а груды мёртвых тел заполонят окрестности.

 

Тяжёлые бои продолжались месяц. На суше и на море. Здесь, под Марнас Пелл, кунари ощутили всю мощь запрещённой церковью магии. На сторону имперцев вставали духи, демоны, одержимые и мертвецы. Энтропия ввергала в смертоносный хаос, крушили Стихии и Дух, и Магия Крови несла разрушительные по силе последствия. Кунари дрогнули на третьей неделе наступления. Они бросали укреплённые районы и отступали к морю, где на просторах Нокена их ждал тевинтерский флот, объединившийся с пиратами Боэрика. В четвёртую неделю рогатые сбегали, а имперцы добивали редкие очаги сопротивления.

 

7 веременсиса, 34 года, века Бурь  была объявлена полная и окончательная победа. Имперцы закрепились в портах побережья и взяли в плен последних сопротивленцев в городе и предместьях. Жертв было столько, что Завеса истончилась и над развалинами то и дело вспыхивали разрывы, и потусторонние сущности проникали в мир. На месте битвы был оставлен вновь сформированный легион из свежих сил, рабов и наёмников, которым предстояло заняться укреплением Завесы и восстановлением. Акваторию надёжно прикрывал флот, отражая любые провокации. Церковь обязали вытравить остатки учения Кун с имперских земель, взяв под контроль всех виддатари.

 

Правление нынешней власти подходило к концу. Это знал архонт, это знала оппозиция, это знал народ. Все ждали последний шаг, последний решающий взмах меча, который отсечёт старое.

762694219_.jpg.0de5a0903d224019ba33cbaa2500ab5e.jpg

И первого плуитаниса, накануне праздника Проводов Зимы на башнях альтус и лаэтан поднялись по традиции церкви не стяги с жёлтым солнцем, а древние щиты и штандарты с изображением Уртимиеля. Дракона Красоты, которому и был ранее посвящён праздник в начале зимы. Как акт победы магии над многовековой кабалой церкви. В порыве радости от избавления войны и кунарийской чумы, простой народ – торговцы, ремесленники, крестьяне и даже рабы – поддержали господ. Изображения драконов начёрканные известью и углём появлялись во всех районах Минратоса. И пока, на Арене Испытаний готовились праздники в честь победы имперских магов, принесших долгожданный мир, в Imperial quarter, в башне Сената, архонт Донатус и Первый Советник Номаран принимали отчёт главнокомандующего южным фронтом. По такому случаю в зале заседаний собрались не только члены Магистериума, но множество знатных домов столицы, преторианские гвардейцы и жандармы, даже Чёрный Жрец со жрецами Синода занял одну из трибун. Все напряжённо ждали. Дуэль двух политиков подходила к концу. С язвительной улыбкой Донатус взирал на Номарана, в ожидании своего свержения. Вооружённый переворот сделает из него очередного мученика. Но последний козырь был не у него.

Под протяжные звуки триумфальных труб в зал сената, на ораторскую арену, вошла центурия ветеранов во главе с легатом Гаем Октавианом Корвусом. Рядом с ним шествовал в армейском плаще латиклавия Доминик Квинт, державший на пике рогатую голову Катабана – военачальника кунарийского флота. Он остановился перед троном архонта и вместо того, чтобы положить трофей к ногам правителя, опустил свою ношу перед Первым Советником Номараном, демонстрируя всем, кто одержал решающую победу в затяжной войне.

- Имперские маги принесли Тевинтеру победу! И закончили Священный поход! Сам Создатель выбрал себе оружие! Магию! – возвестил бывший приближённый архонта.

Воцарилось гробовое молчание. Около тысячи человек затаили дыхание в одном волнительном ожидании.

- Но-ма-ран! – вдруг, проскандировали с рядов. – Но-ма-ран! – подхватили следом. – Но-ма-ран! - Это имя языками неистового пламени прокатилось по трибунам под всеобщее ликование.

- Ты проиграл, мой друг, - теперь на лице противника архонта заиграла победоносная улыбка.

Донатус встал и под неистовые крики, сошёл с трона, оставив у подножия Корону Архонтов. Кольцо Перевозчика он вручил добровольно своему приемнику. Это было безоговорочное, позорное поражение изжившей себя бессильной власти.

- Архонт Номаран! Vivat! – кричали гвардейцы и легионеры, им вторил дружный гражданский хор. – Vivat Imperium! Да, здравствует архонт Номаран! Vivat!

 

Так официально закончилась эра Трансфигураций милостивого Гессариона, принесшего Тевинтеру новую веру в Пророчицу, десятки тысяч смертей магов, истребление сомниари, их преследования и гонения. Наступали другие времена. Времена, когда Тевинтер окончательно избавился от гнёта Южной церкви. Когда страна свободной магии поднялась в полный рост и расправила плечи. Первый Священный поход против кунари для Тевитера был закончен. И до 52 года века Бурь кунари не предпринимали попыток отбить побережье у имперцев.

 

«И всё же Империя держится. Благодаря мечу ли, магии ли, но Тевинтер остаётся силой, с которой приходится считаться. Минратос осаждали люди, кунари, даже сама Андрасте, но взять его не удалось никому.»

— Брат Дженитиви, «В поисках знания: Путешествия Церковного ученого»

 

Vitae benefarial 

  • Like 4
  • Knife 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...