Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Gella

Мафия 073: Герои Античности

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

Роли розданы! Если вы не получили ЛС с ролью, вы - мирный!

scale_1200

Показать контент  

Средь пшеничных полей и шумных оливковых рощ Пелопоннеса раскинулась солнечная Элида. Щедро одарила Элиду великая Деметра полноводными реками и плодородными землями. В процветании и благоденствии жили и трудились её обитатели, ведь даже черенок от мотыги, воткнутый в эту благословенную землю, был способен зацвести и дать обильный урожай.

Правил тем краем мудрый и благочестивый Оксилид. Жил он в прекрасном дворце в городе Альтисе, что славился беломраморными храмами, улыбчивыми жителями и шумными праздниками во славу богов.

Тиха и размеренна была жизнь в Альтисе, пока однажды не отправился Оксилид в святилище вознести жертву Зевсу кувшином молодого вина.

Достигнув храма, воскурил архонт священные травы и приготовился вознести молитву. Но лишь поставил он кувшин на алтарь, как влетел в святилище могучий орёл. Описав круг, спустилась птица к алтарю и рассекла кувшин мощным клювом. Алое как кровь вино потекло по беломраморным плитам из разбитых черепков. Орёл же отпил три глотка прямо с алтаря и взмыл в воздух. И тут же сморил Оксилида глубокий сон.

И приснился архонту табун прекрасных разномастных коней, резвых и игривых. И будто кормит он с рук тех прекрасных коней отборным овсом, заплетает им гривы, пасёт и объезжает их на заливном пастбище к югу от Альтиса. Кони скачут, играют друг с другом, прыгают через ручей, взвиваются на дыбы с громким ржанием, гарцуют и мчатся галопом. И кружат над пастбищем сотни птиц, наблюдая за зрелищем. И парит в небе гордый орёл и взирает с высоты, и нравится ему увиденное.

И тотчас же очнулся Оксилид. Ни следа от разлитого вина и разбитого кувшина на алтаре не увидел он, но лежала на алтаре золотая оливковая ветвь.

И снизошло Оксилиду озарение, что сам Зевс являлся ему в образе того орла. И что выбрал он Элиду для великого празднества, равных которому не было доныне. Величайшие герои Эллады будут состязаться в умениях, недоступных простым смертным, ибо покровительствовали им сами боги. И что быть ему надлежит гостеприимным хозяином и распорядителем на предстоящих играх во имя богов.

Окрылённый видением, вернулся Оксилид во дворец. И тотчас же приказал он освободить и приготовить для приёма самых желанных гостей лучшие дома на юге Альтиса.

Затем оседлал он верного коня и отправился дальше к югу, туда, где лежала обширная равнина в тени оливковых рощ, что приснилась ему. Ровной и гладкой была земля, устланная изумрудным ковром, и ничего лучше нельзя было сыскать для состязаний. Доволен остался увиденным Оксилид, и лишь одна мысль тревожила его: как же успеет он управиться со всем? Ведь праздник уже скоро, день к вечеру клонился, а предстояло сделать многое: украсить празднично дома, накрыть столы для трапез и симпосий перед действом, расчистить поле от травы и возвести вокруг него трибуны для зрителей, хотя бы и из дерева.

Но не опечалился Оксилид. Велел поставить он вокруг поля алтари для жертвоприношений. И обратился мудрый правитель к жителям Альтиса, и наказал им: прежде, чем отправиться в объятия Морфея нынче ночью, принести жертвы всем богам, почитаемым в Альтисе, во всех храмах и на жертвенниках вокруг поля, и попросить их о милости.

И выполнили альтисианцы волю его. 

И проснулся наутро Оксилид и не поверил глазам своим.

Показать контент  

391100123_.jpg.30821b64848c3c127a68fe0ba

Hide  

Ровное полукружье стадиона было засыпано золотистым песком. Вокруг него, опоясывая, высились трибуны из белоснежного мрамора, сверкая на солнце. Была и ложа для судей, и спортивные снаряды, и палатки для отдыха под трибунами. Позади палаток высился ангар для золочёных колесниц, а рядом конюшня с чистокровными скакунами.

И понял Оксилид, что удалось ему умилостивить богов, и те явили свои дары к предстоящим Олимпийским играм. Сама Афина возвела амфитеатр, златокудрый Аполлон возвёл шатры, лучезарный Гелиос принёс в дар золотые колесницы, а Фауна прислала лошадей.

Дорогу же к месту проведения игр явно мостила Геката. На каждой миле перекрёсток трёх дорог, и все вели к одной и расходились в одном Богине ведомом порядке.

В самом Альтисе Флора увила дома диким плющом и виноградником, и украсила окна благоуханными цветами. Сама Кулина праздничные столы накрыла угощениями из фруктов, подаренных Деметрой, и дичи, присланной Артемидой. Кувшины доверху были наполнены вином, подарком Диониса. Чистейшей воды для питья и омовений прислали наяды, а Эвфрон соорудил дворы для упражнений.

И понял Оксилид, что всё готово к самому великому празднику богов и людей. И принёс он тогда в жертву лучшего своего быка в храме Зевса. И как только бычья кровь залила жертвенный алтарь, послышался звук приближающейся колесницы – то приближался праздник.

***

Показать контент  

1160864444_2.thumb.jpg.c46bb38c899de5176

Hide  

И настал день великих состязаний. На Олимпе крылатая Ника уже заняла своё место в ложе по правую руку Зевса, наблюдающего с вершины. Терпеливо дожидалась богиня победы своего часа, покрывая золотом солнечной пыльцы лавровый венок, предназначенный победителю.

Хитроумный Гермес занял место по левую руку отца своего, чтобы представить ему лучших из лучших, кому выпала великая честь сразиться пред взором самого Громовержца.  

И принёс свой дар Прометей, и подношением своим разгневал он Зевса. Держал титан в руке факел, и высотою тот факел был в рост человеческий. Углядел в том насмешку великий Громовержец и напоминание о былой вражде. Но вступилась Гера за сына и уговорила Зевса не гневаться, а выслушать речи его.

Показать контент  

1493471262_.jpg.cd55fb2d28fd166a0325af11

Hide  

Присмотрелся тогда к подношению Зевс, и заметил он красоту и искусность работы. Ажурные листья дубовых и оливковых деревьев, венком опоясавшие факел, литьём своим не посрамили бы Гефеста, а россыпь цветов из каменьев драгоценных, притаившихся в золоченых ветвях, завораживала гармонией и блеском, словно сама Геката выбирала их.

- Прими же мой дар, бог Грома и Молнии, - молвил Прометей, воздев руки к подножию трона, - пусть олицетворяет он честную борьбу за победу, чистые помыслы и горячие сердца. Пусть будет зажжён он к началу Олимпийских игр, и пусть огонь в нём пылает вечно в знак мирных состязаний во имя славы богов и людей.

Понравилась Зевсу речь титана, учтивая и пламенная. Милостиво простёр он длань, и факел, драгоценными каменьями сверкающий, взмыл над амфитеатром, ослепляя красотою людей, а после врос в землю позади него, но так, что был всем виден.  

Гермесу же было велено представить Зевсу избранных богами героев.

И исполнил повеление Гермес. Поведал он прежде всего о мудром и честном герое, как уверяли Эак, Минос и Радамант, что ратовали за него. По их словам, сей муж искусством своим разрешать споры снискал себе славу средь людей и милость богов. Звался тот герой Пирром.

И явил тогда Зевс волю свою через верного Оксилида: быть Пирру арбитром в грядущем состязании. И коль несправедливым окажется судейство, то быть тому Пирру отныне мыловаром. Но прежде, чем сесть в судейскую ложу, должен Пирр доказать умение своё.  А посему велел Зевс выдать Пирру яблоко золотое. И надпись сделать на яблоке: "Прекраснейшей". И надлежало Пирру выбрать прекраснейшую из трёх богинь: Афины, Артемиды и Афродиты, и вручить его той богине, что сочтёт он наиболее достойной.  И коли  справедливо рассудит он, а это значит, угадает мнение самого Завса, то признает его Зевс как самого справедливого судью.

Представил далее Гермес другого героя, что звался Эсиопусом.

 То прежде раб был, но сам Пан, услышав, как тот раб играет на свирели, подарил ему флейту свою и освободил из неволи.

Молния сверкнула в руке Зевса, как узнал он, что посмел Пан привести пред очи его раба. И молвил он тогда в гневе великом, что если не заставит этот раб игрой своей эринию безжалостную уронить слезу, а Ареса вложить меч в ножны, то превратит он его в чудище морское, дабы невидим и не слышен был он сквозь пучину вод вовеки.

И представил Гермес ему третьего героя, прекрасного юношу, что звался Пеоном.

И поведал вестник богов, что юный герой не знает равных в искусстве виноделия, и что сам Дионис учил его возделывать лозу.

И углядел Зевс, что залюбовалась Гера красивым юношей, и молния сверкнула в очах его. Молвил он тогда, что не место виноградарю там, где состязаются воины. Но правила Олимпийских игр уже определил он. И тогда изрёк Громовержец повеление, что если выстоит Пеон-винодел своим искусством против могучего льва, то признает его он, и дар его.

Тем временем, представил ему Гермес четвёртого героя. Удивлён был великий Зевс, ведь славу Тесей снискал и без Олимпийских игр своими подвигами по всей Элладе. Неужели тщеславие столь обуяло прославленного героя? Или вздумал он с богами потягаться? Но не желал Громовержец ссоры с Посейдоном, приславшим сына своего. И изрёк тогда Зевс волю свою: надлежит Тесею безоружным выйти против марафонского быка и укротить его на арене, оседлав. Тогда окажется достоин он своей славы.   

И представил тогда Гермес ему двух прекрасных дев, Кассандру вещую и вещую же Тисифону. Удивлён и разгневан был Зевс, что на состязание среди великих мужей за звание величайшего девы явились, но красота оракулов Аполлона и Кроноса смягчила его.

 Передал он тогда своё повеление каждой: предсказать, кто из оставшихся героев победит в испытаниях своих. Той же, что вернее напророчит, он явится и сам вручит награду.

И попросил тогда Громовержец Гефеста для состязания пророчиц выковать из хрусталя воздетую руку, и украсить ту руку золотым перстнем с изображениями богов.

Лёгкая усмешка тенью пробежала по губам Гермеса, и представил он ещё одну деву, столь же прекрасную, как и предыдущие две. Взгляд же волоокой гетеры таил в себе силу, манящую и тёмную.

И узнал Зевс, что хитроумная и взбалмошная дочь его, Геката, была покровительницей юной Мирто, и одарила её искусством колдовства и тёмной ворожбы. Опасный дар, но тем он был полезней, если использовать его на своей стороне. Но личность сильная и мудрая должна стоять за колдовством, иначе дар этот суть проклятье.

И повелел Зевс прислать в подарок деве котёнка. Коль выдрессирует его и заставит ходить на задних лапках, признает он её искусство, ведь известно, что кошки к ворожбе обычно безучастны.

И вновь прекрасную гетеру представил ему Гермес. Арахну, что в своём искусстве ткать самой Афине бросила вызов и победила. Но как в бою её искусство может пригодиться?

И передал Зевс своё повеление: если сплетёт Арахна сеть, что сдержит натиск Минотавра, признает он её достойной Олимпийских игр.

И следующий герой предстал пред очами Громовержца: рогатый и козлоногий, но не сатир, слепой, но не баснописец. Поведал Зевсу Гермес, что юноша – сирен, единственный в своём мужском роде. Зовут его Локусом, а покровителем ему речной проказник Ахелой, что наделил его лютню волшебным даром воспламенять души и чресла с невероятной силою, коей позавидует и Эрот.

Усмешка тронула губы Громовержца. И изрёк он следующее: коли возымеет власть игра сего музыканта над Ураном, оскоплённым отцом его, то признает Зевс его искусство и включит в свиту Асклепия.

Следующим пред взором Зевса предстал Деимос. В красках описал Гермес со скрытым восхищеньем плута процесс над сим подопечным слепой Фемиды.

И задумался великий Громовержец, но недолгими были колебания. Велел он к испытаниюгероя выставить на арену ванну и до краёв наполнить её водой. Деймосу же надлежит в неё с головой погрузиться. И коли выйдет герой из воды сухим, признает Зевс его великое искусство.

И ещё одного героя представил Гермес, то был суровый сын Ареса и смертной гетеры. И звали его Арей. Славился Арей неуязвимостью своей в бою, за что прозвали его Ахиллом из Гелы.

Зевс молвил на это, что у всякого Ахилла есть пята. И велел к испытанию Арея принести на арену улей с пчёлами. Коли выстоит Арей против роя пчёл, и ни одного укуса не будет на нём, признает Громовержец его силу.

И  предстал затем пред очи великого бога Ипполит, что славился умением ладить с животными.

И повелел Зевс доставить к испытанию самую буйную из кобылиц Адмета. Если удастся Ипполиту укротить дикую кобылицу и проскакать на ней круг по стадиону, уверится Зевс в его искусстве. 

И представил Гермес героя, что звался Эндимионом, и что славился чарующими речами своими.

И молвил тогда Зевс, что если очарует Эндимион статую Ареса при входе на стадион, признает Громовржец его искусство.

Последним же, но не в последнюю очередь, представил Гермес Зотикоса. Ни статью, ни уменьями не славился сей муж, но наградила его Гея-покровительница редким даром выживания и редкой же ненасытностью.

И молвил Зевс, глядя на славного героя, что признает силу его, если до заката Солнца съест он целую коровью тушу, что зажарят на огне его рабы.

Коли получится, признает Зевс могущество Всебога Зотикоса и допустит его до состязаний.

 Наконец, все богоизбранные герои прибыли в Альтис и все были представлены. И повелел Зевс начать состязания. И зажёг тогда Прометей факел, и озарил тот факел всё вокруг волшебным сиянием.

И молвил тогда Оксилид:

- Пусть же начнутся Олимпийские игры во славу богов! Явите же искусства и умения, покажите себя, сыны и дочери Греции, - громовыми раскатами зазвучал глас его, обращённый к смертным, и каждый смертный его слышал. – Победителя ждёт вечная слава и милость богов. Пусть победит сильнейший!

Hide  
Роли:

Оппозиционеры:

Приближённый/босс мафии. Главарь смертных, чьи боги поддерживают Тифона в его борьбе за власть на Олимпе. Бог-покровитель наделил его невидимостью для прозорливых жрецов Зевса.

Ревнитель/ревнивец. Не признаёт олимпийских богов. Считает Палача Гефеста своим личным врагом и не гнушается ничем, от колдовских ритуалов до банальной слежки, чтобы найти Палача и обезвредить. Если ему повезёт обнаружить Палача за работой – убьёт на месте и его, и его цель. (Технически: ищет ЦЕЛЬ стервы. Если найдёт – убивает сразу и цель, и стерву.)

Радикал/мафия. Рядовой мафиози без особых способностей.

Хитрец/маньяк. Воспользовался суматохой, чтобы извлечь выгоду для себя. Как известно, боги дерутся, а у рабов чубы трещат. Ходит через день, ему необходимо восстанавливать силы. Стерва и шерифы видит его как обычного тёмного. Выигрывает при соотношении 1 к 2.

Жрецы Зевса/шерифы. Преданные Зевсу смертные, наделённые волшебным даром: отличать правду от лжи. Вот только способность эта проявляется лишь раз в сутки и лишь к одному смертному.

Палач Гефеста/стерва. Блокирует свою цель. Жертва не может проявить свои способности (если таковые имеются). Не застрахована от ошибки и может парализовать действия своих соратников. В случае попадания в одного из Оппозиционеров парализует деятельность всей группы, так как нарушает схему взаимодействия между ними. Аналогично – с шерифами. Не рискует дважды подряд повторять вмешательство с одним и тем же игроком.

Подопечный Асклепия (доктор). Великая миссия возложена на него, и он полностью её осознаёт. Лечит от ходов мафии, ревнивца и маньяка. Себя лечить может через раз, повторяться с ходами может через раз.

Дитя Зевса/Мэр  -  выборный персонаж. Выбирается общим голосованием в первый день после раздачи ролей, имеет 1,5 голоса на Линче и неуязвимость в первый день.

Олимпионик - победитель Олимпийских игр, имеет 1,5 голоса в первый день Линча и неуязвимость в этот день. Если его выберут мэром, то голоса не суммируются.

Очередность ходов и правила по времени:  

Суд Линча -> ход стервы -> ход ревнивца -> мафия -> маньяк--> шерифы -> доктор.

Ходы всех активов два раза подряд не повторяются.

Голос не проголосовавшего вовремя становится голосом против себя. Два подряд пропуска - вылет из игры.

При равенстве голосов никто не выбывает.

  • Ходы активов - строго до 21:30.
  • Голосование мирных длится до 22:00. Сменить голос можно до 21-30.
  • Итоги голосования и итоги дня - в 23:30 +/- 30 минут
Hide  
Hide  
Изменено пользователем Gella

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

671832271_.thumb.jpg.3a9e400b043bd6dce244f1cccd2182b5.jpg

Бездонная Бочка Данаид

И видел весь Аид, как мятущаяся душа Арея из аутсайдеров скакнула к победе! Вот эта несгибаемая воля к жизни!

А теперь Владыка, борясь со скукой смертной, смертными же и навеянной, велит огласить промежуточные итоги:

Сизифов труд преодолели трое! Арей с 80 попытки, Локус с 48 и Деймос с 46!

Муки Тантала нипочем Деймосу и Арею! 3 попытки и фрукт уже в руках.

И наконец, последнее... финальное испытание!

Кто осмелиться наполнить бездонную бочку любимиц Владыки - мужебийц-Данаид! 49 дочерей уже целую вечность не могут справиться, может у наших участников получится?

А состязание Аидских игр подходит к концу, кто же тот счастливчик, что волшебным пинком под зад из Царства Мёртвых будет вознаграждён?

Кидаем кубик 3D20-50, смотрим ,что получилось. Бочка бездонная, поэтому ноль и отрицательные числа это проигрыш. Но как только получится положительное число, бочка будет заполнена! Как всегда, количество попыток бесконечно!

Славим Аида, игры приносящего!

@Beaver .

@DiK @DAO занят кемто другим :) @Плюшевая Борода

Изменено пользователем Dart Ph

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

И хотя большинство состязаний Аидских игр Мирто благополучно пропустила по причине излишней живости на момент проведения, к наполнению бездонной бочки она приступила с должным в подобного рода делах энтузиазмом. То бишь абсолютно без него. Но поскольку ей хотелось всё-таки покинуть мрачное царство брата Зевса и вернуться на поверхность, особого выбора у неё не было.

Ведро за ведром Мирто упрямо таскала воду, но та исчезала в недрах бочки без следа. Так окончились семь попыток. Но на восьмую треклятая тара всё же наполнилась. Мирто не верила своим глазам, но куда больше дивились не достигшие успеха за целую вечность Данаиды.

  • Like 2
  • Haha 2
  • Happy doshik 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Несмотря на то, что Деимосу везло в предыдущих испытаниях, последнее задание оказалось непростым для трикстера. 69 - вот та поза, в которую поставил героя Аид. Только с 69-й попытки удалось наполнить бездонную бочку.

Когда-то Деимос давным давно слыхал от богов о невиданных существах, похожих на человека, но рыжих и волосатых, и с очень длинными руками - орангутангах. Сейчас Деимос думал, что похож на них - так после испытания его руки тянулись к земле.

  • Like 2
  • Haha 2
  • Soon 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Повеление Аида!

maxresdefault2.thumb.jpg.374cd5608e91fbec0b423f52d36b2415.jpg

Славьте Аида, игры приносящего!

Деимос из позиции 69 наполнил бочку до краев! А Мирто, - сразу видно ученицу Гекаты, с 8 попытки забила бочку до отказа! Всего с 8 попытки то, что Данаиды отчаянно пытаются сделать целую вечность!

Это было поистине...нескучное зрелище. А теперь нас ждет грандиозный финал!

***

- Ага, вот эти ребята, возмутители моего спокойствия, - небрежно кинул Аид Посейдону.

К Трону Аида привели несколько теней.

Показать контент  

ACOD_DLC2_1559032385.2Hades_screen_190603_12pm_CET_s.thumb.jpg.2173fa32b370737be976b2bc1a6987ca.jpg

Hide  

- Арей, Локус, Деймос, Мирто. Даешь им задание, а они его выполняют! Это совершенно невыносимо. После их "подвигов" Сизиф, услада глаз моих, что столетиями фитнесс поднимал в моих владениях, вознамерился камень свой донести и бросить спортивную карьеру. А Тантал?! Диетолог от богов, нынче неприлично разжирел и нещадно уничтожает мои запасы! А Данаиды? Представляешь себе, устроили забастовку, требуют уважительного к себе отношения, и вообще назвались фа..фу..фи...феминистками, во! И ладно бы только они, так других девок подбивают, МиТувцами друг друга называют. 

Аид пригрозил с трона кулаком своей загробной пастве.

- Ну что будем делать с ними? - Владыка в великой печали подпёр кулаком щеку.

Показать контент  

maxresdefault.thumb.jpg.36e21128c0f582b1cb77b0b2099905ce.jpg

Hide  

- Если меня кто и утомляет, так это незваные гости. Такое неуважение к Аиду терпеть никак нельзя, брат. Отправлю я их в Тартар, и дело с концом, - Аид щелкнул пальцем.

- Погоди, Аид, - остановил брата Посейдон. - Негоже такой исполнительности пропадать. Слышишь, как наверху уже гремит? Раз надоели, отправь их в самую гущу боя.

- Хммм...ну, допустим, этих я отправлю. А прихвостень тифонов? - Аид указал носком крепидов на Локуса.

- Ахелоя я уже наказал, так что волен Локус выбрать сторону в той битве. Пойдет ли он против воли хозяина или к Тифону приползет? Поставим на это.

- Очередное пари? Я в деле, - развеселился Аид. - А что до вас, тени... Арей, Локус, Деимос, Мирто, отправляйтесь-ка пинком отсюда...в бой с Тифоном! И не вздумайте проиграть, не жду я вас в Аиде в ближайшее время.

Махнул Владыка подземного мира ногой, словно пнул кого-то, и открылась узкая тропа, что вела из Аида на землю. И пройдя её, усопшие герои попали в самую гущу битвы с могучим чудовищем.

***

Славься Аид, Аид милосердный! Поистине царская награда свалилась в руки наших участников! Сама Жизнь! Поздравим же участников и восславим нашего Владыку!

И на этом первые в истории Аидские игры объявляются закрытыми. Возвращаемся к мукам, страданиям и боли! Слава Аиду!

maxresdefault1.thumb.jpg.99dbc5da7bf1e32334e8b4b2d8f97a28.jpg

@Beaver @DAO занят кемто другим :) @DiK @Плюшевая Борода

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Τυφάων

И не было равных великим героям в той битве легендарной. Нещадно теснил их Тифон, надёжно защищённый волшебным доспехом матери-Геи, но чем сильнее был его натиск, тем отчаяннее и храбрее бились герои, ни пяди не уступая коварному гиганту. Сами боги были на смертных стороне и вдохновляли их, как могли. Бок о бок со смертными сражалась меднокрылая Эвриала, разя и раня чудовище острыми как бритва перьями, а взглядом своим каменным сдерживала натиск огненных змей тифоновых. От мощных ударов дрожала земля по всей Греции, где в каждом святилище приносили обильные жертвы богам, моля их о благополучном исходе великой битвы.

Силён и могуч был Тифон как никогда прежде. Облачённый в мощный доспех, предвкушал он уже скорую победу над ничтожными смертными, что послал Зевс в свою защиту. В мыслях своих он уже низверг Громовержца с Олимпа, и лишь лёгкая тень удивления мелькала в мыслях его, от того, что жалкие черви всё не хотят умирать и оказывают серьёзное сопротивление. Храбро бились смертные, как львы, и понял Тифон, наконец, что в лице их имеет он достойного врага. Достойного врага, но все же смертного. "Когда-нибудь они устанут и тогда я их прихлопну", - думал Тифон. Но не все были смертными.

Хоть не была Геката ни великим воином, как Арес или Афина, ни  лучницей меткой, как Артемида, но держа в руках копье зевсово, чувствовала богиня мощь невероятную. 

Словно знала она куда надо бить и как бить.

Отбросив страх недостойный перед Тифоном, ринулась Геката в бой. И разила она змеиные головы и руки титана в великом их множестве, словно сам Зевс направлял копьё, словно сам он бился с восставшим чудовищем ни на жизнь, а на смерть.

С помощью Эвриалы верной подобралась Геката поближе и ударила метко в тело тифоново, доспехом защищенное, своим сияющим копьем.

Показать контент  

orig.gif.612dd87d22c25c9039a783692104a3b2.gif

Hide  
И дрогнул тогда Тифон. Хоть и защитился он от атаки смертельной, но росток сомнения закрался в душу титана.

Понял он, что может проиграть в этой битве.

"Но мать-Гея на моей стороне! Им не пробить мой доспех! - взъярившись, отбросил он всякие сомнения. - Не видали они ещё всей моей мощи!"

И обратил тогда Тифон всю мощь свою на героев. С грохотом обрушился потолок грота тайного от гнева титана, все звезды и Селена узрели его!

И с новой силой принялись рубить герои руки и змей тифоновых, но на их месте все новые и новые появлялись. Отчаянье едва не овладело воинами храбрыми, но поняла Геката, как победить титана могучего.

Узрела богиня, что есть маленький, совсем крошечный изъян в несокрушимой броне Геи. Туда и следовало ей бить.

Показать контент  

EaFJuu.gif.df22a9f74c68e439a40d219a061e17a9.gif

Hide  

Но чем больше она атаковала Тифона, пытаясь попасть в уязвимое место, тем искусней разъяренный Тифон блокировал её удары, а смертельные выпады гигант с легкостью контратаковал.

Хорошо гигант запомнил бой с Зевсом, теперь ясно видел Тифон в Гекате своего смертельного врага и просчитывал её атаки наперед.

- ВО ИМЯ ЗЕВСА! УМРИ! - Трёхликая богиня, подгадав момент, вложила всю свою клокочущую ярость в удар, но коварный Тифон снова отбил удар и в ответ серьезно ранил Гекату, вгрызясь клыками в плечо ей правое.

Показать контент  

Ktqv.gif.2146dd30283cc7e3f572408b8d755afd.gif

Hide  

Отступила раненая Геката. Копье выпало из руки раненой. Спала лямка, обнажив залитую кровью грудь богини. А волосы все растрепались.

- Он... он слишком силен, - тяжело дыша, сказала Геката Эвриале, которая на лету подхватила копье зевсово и вернула его владелице. 

- А, богиня, готовишься разделить со мной ложе? - хмыкнул гигант. - Давай помогу, согрею.

Ударил Тифон об пол грота, и разверзлась земля, выпустив бурные потоки обжигающей лавы. И хлынул огненный поток на героев, но загородила собой Геката подопечных своих.

- Берегитесь, герои! - с невероятным усилием отклонила она разрушительную атаку Тифона, хоть и досталось ей сильно.

Сбросила богиня обгоревший пеплос с себя, оставшись в одном коротком хитоне.

Припала на одно колено и устало посмотрела на героев.

Показать контент  

Troy-Film-73742.gif.69c9d8b8c929ea6f80354903ba943ceb.gif

Hide  

- Силен Тифон, сильнее в тысячу раз. Не победить мне... 

Упала духом бессмертная. Слезы бессилия навернулись на её очи. Ощутила богиня страх смерти, что лишь смертным присущ.

Показать контент  

c8f5850dad1617a57ed075178a8cc068_w200.gif.26cec28db1d5877cf3b7ae2717b31da1.gif

Hide  

- Так вот, что чувствуют смертные? - она поглядела на свою кровь, сочащуюся из ужасной раны.

Впервые раны её не заживали, словно была она простым человеком. Простой смертной женщиной.

- Мне не победить. Не победить... - И несмотря на отчаяние, вдруг вспомнилась ей битва Отца с Тифоном. Как в страхе бежала она с многими богами в Египет далекий. И как мало бессмертных помогали Зевсу в битве той.

И тут её осенило.

- Одной... не победить одной?! Но мы...

Она воздела руки к небу.

- Мы не одни! Теперь с нами весь Олимп!

И взмолилась Геката тогда всем богам-Олимпийцам, чтобы вложили свою силу они в решающий удар и направили копье.

И зазвенело копье в руках богини. Три великих брата, Владыки неба, воды и подземного мира поделились своей силой. А за ними потянулись и другие боги.

- Почувствуй мощь всего Олимпа! - воскликнула Геката.

И полетела она к гиганту, словно на крыльях Гермеса, отбиваясь от змей огненных, словно Арес или Афина. И все боги так или иначе помогли ей преодолеть путь к Тифону, всего 5/6 стадия, но какая!

Почувствовал тогда Тифон опасность близкую, но ни огненные змеи, ни многочисленные руки, ни стена лавы не остановили Гекату.

Подлетела богиня трёхликая к Тифону, облаченному в непробиваемый доспех, и ударила. Сама Гера направила сокрушительный удар в уязвимое место.

Показать контент  

y3jObM.gif.02c64963ac1b4f7c99da53961a592c37.gif

Hide  

Рассмеялся Тифон, поначалу не понявший, что именно произошло.

- Что это, дщерь Зевса? Комарик укусил? Я разочарован... Гха! - гигант внезапно пошатнулся.

Доспех его, доселе непробиваемый, с диким гулом затрещал и оглушительно разлетелся на тысячу кусков.

- Невозможно! - взревел Тифон и свалился оземь, словно подкошенный. - Мать, ты обещала...

Но Гея была не причем. Сотворила она для сына действительно несокрушимый доспех. Но одно маленькое место, одно маленькое неприметное место, за которое она держалась, пока творила броню, не впитало в себя всю вкладываемую мощь. Но ни Зевс своим перуном, ни Посейдон трезубцем, ни Аид своим двузубцем не смогли бы попасть в это место. Только смертные и те, кто подобно смертным, почувствовал холодную хватку Таноса, смогли бы уязвимое в неуязвимом пробить.

- Отправляйся в Тартар! - произнесла Геката и нанесла смертельный удар прямо в сердце титана.

Показать контент  

860318355_.gif.4104644963d781cdf68b7d02565dee11.gif

Hide  
Посмотрел гигант на богиню, но во взгляде не было у него страха, а только удивление.

- Побежден? - с сожалением спросил он и тут же испустил дух. Низвергнули боги его в Тартар.

Так закончилась легенда о Тифоне Сокрушительном.

И упала рядом Геката обессиленная. Осталась лежать лишь оболочка, а сама она вознеслась к Отцу. А тайный грот окончательно разрушился, и поглотило его море.

Забрал сам Гермес героев из логова Тифона и перенес их к трону Зевса-Громовержца. Владыка неба щедро наградил каждого. И отпустил с миром на землю. Ведь не пробил их час еще.

Геката же не просила ни славу себе, ни почета. Упросила она отца устраивать женские игры, подстать Олимпийским, которые назвали Герайи, в честь и славу Геры, направившей удар решающий. Но не забыли подвиг Гекаты, отныне и вовек все девушки-участницы бежали с распущенными волосами и носили короткие хитоны, но при этом у каждой были открыты правое плечо и правая грудь и бежали они те самые 5/6 стадия.

А как же сложилась жизнь остальных героев? Что уготовили им Мойры, расскажут они сами. И на этом наш миф подошел к концу!

 

Игра закончена победой мирных! Всем спасибо!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эпилог Алексиоса и Арахны

Показать контент  

- Кажется, они почти добрались до Тифона, - Алексиос посмотрел как недобро сгущаются на небе тучи. - Мы должны им помочь, почтим же богов наших жертвой достойной, чтобы благословили воинов наших битвой удачной. Ведь не только за себя бьются, но и за всю Грецию.

"И чтобы с Арахной ничего не случилось", - подумал про себя воин.

Облачились вся оставшаяся на берегу команда в одежду праздничную. Украсил Алексиос быка белоснежного венком из цветов, подвел к алтарю и после чего заколол, дабы почтить богов Олимпийцев. Сожгли они тушу жертвенную, а сами взяли по сочному куску мяса.

- Боги приняли дар! - Алексиос торжественно поднял воздел ладони к небу, увидев, что ветер внезапно притих, и дым пошел прямо к небу.

"Теперь дело за героями", - подумал воин.

Но едва люди закончили с жертвоприношением, как земля начала ходить ходуном, толчки шли из глубины острова.

- Уходите с берега! Прячьтесь в глубине острова! Бой с Тифоном начался! - скомандовал Алексиос.

И прав был он, вскоре берег накрыла волна недобрая, вызванное землетрясением сильным.

Но и в глубине острова было как несладко, земля проваливалась чуть ли не под ногами, многовековые деревья падали, словно засохшие саженцы.

- Если у нас такой ужас творится, что же у них? - Алексиос увернулся от падающего дерева. - Страшна битва богов!

Долго и страшно земля гневалась, ветер зазывал, как бешеный, не всем удалось пережить разгул стихии. И кажется, не было конца и краю гневу Геи, но вскоре люди услышали удар страшный. И внезапно стихия успокоилась.

- Победили? - Алексиос выбрался из под обломков.

Тучи мрачные разошлись, и засиял ослепительно Гелиос на небе.

- Победили... 

Последние минуты, а может, часы сражения — всё плыло и ускользало, когда Арахна, совершив всё, что могла, отступила, с трудом удерживая сознание от спасительного ничто. Всё же, как ни старайся, не стать воином за несколько дней. Победа казалось далёкой. Слишком уж силён враг. Почти недосягаем для смертного. Ведь известно, что случается, когда смертный думает потягаться с богом. Выходит обычно либо дерево с подозрительно похожими на руки ветвями, либо камень, твой вдруг, перестает закатываться, куда положено, и так целую вечность.

Но в этот раз сломилось что-то в основании самого мира. Ибо побежден был Тифон ее соратниками. Смертными! Невиданное свершилось. Будто палка вдруг полыхнула греческим огнем ни с того ни с сего… провисев с год на стене…

Сам Зевс встретил их. И наградил. В ладонь Арахны вложен был клубок чудесных нитей. Но слов сказано не было, словно видел громовержец нечто в будущем, что само завьёт ту нить, начало которой сегодня оказалось в тонких пальцах мастерицы.

Дым рассеялся. Тучи разбежались. А дева узрела то, чего не гадала уж видеть: знакомый берег, знакомый силуэт корабля. И знакомые фигуры у жертвенника. И среди них того, о ком зарекалась уж думать.  Разве только не в день, когда мир перевернулся и чудо свершилось, какого и в сказках не сказывают, ни в балладах своих не поют, даже тех, что звучать от зари до зари и пять раз по столько, а не кончаются.

— Победили, — голос дала ей не иначе Афина, ибо после Арахна смогла, только прокашлявшись хорошенько, повторить это вновь. Приблизившись. И еще на шаг к тому, чтобы протянуть руку. Но не протянула. Не сводя лишь взора с изрядно покрытого пылью лица славного воина.

Встал воин, пеплом и землей покрытый, отряхнулся и обнял деву, словно Одиссей обнимал Пенелопу после долгой разлуки.

- Арахна! Какое счастье! Не сомневался я в победе вашей! Но боялся, что в битве той, не все выживут, - он провел нежно ей по волосам.

Выжившая команда пентеконтора начала собираться вокруг воина с девой.

Алексиос отпустил деву из объятий и обратился к людям.

- Слушайте все! Герои победили! Тифон повержен! А Греция спасена! Слава Гекате! Слава Арахне! Вечная слава всем, кто участвовал в походе!

Команда внезапно подхватила деву и подбросила к небу.

- Арахна! Арахна! - победно скандировали мужчины, радости их не было предела.

- Ну все-все, спускаем на землю, - скомандовал Алексиос.

Осталось лишь смеяться.

Взмывать в небо, ощущая невесомость. И единение со всеми. Земля принимала в свои объятия. Земля отпускала в объятия зефира. Люди ликовали. И с ними ликовала дева, смеясь озорно, совсем не по-геройски. А когда стопы вновь обрели под собой твердость почвы, родящей плоды, покачнулась, шагнув нетвердо. 

Легкий звон в ушах напоминал о прошлом. О молитвах в храме и вознесении благовоний. Это едва слышно звенит натянутая нить лунного света, соединяющая смертных с богами, к которым взывают они о помощи или о милости. И вокруг жертвенника такие нити пели о милости Афины, покровительницы искусств.

- Вечная слава всем вам, о славные мужи! - воскликнула Арахна. - Ибо каждый внес лепту в эту победу, и те кто начал путь, и те, кто его завершил. Слава вашему предводителю, направившему могучий корабль к цели по воле богов. Клянусь соткать для его корабля парус с Гелиосом и семью звездами на охровом поле. Такой, чтоб ловил ветер попутный в самый знойный штиль. Примешь ли ты в дар эту клятву, Алексиос?

- Великая честь - принять такой дар из рук твоих, Арахна. Но один раз я уже упустил доброго человека, больше я такой ошибки не совершу.

Алексиос взял её за руки ласково, поцеловал ей пальчики и произнес:

- Приму я такой дар, но из рук любимой супруги своей.

Притянул он к деву к себе и заглянул в её очи прекрасные.

- Согласна ли ты?

Изумление отразилось в тех глазах. Но припомнила тут Арахна слова Гекаты. Вздохнула легко, не отвела глаз, улыбнулась и ответила сначала загадочно:

- А может, и не упустил. 

А после обвила его шею нежно руками и кивнула:

- Соглашусь, если только простишь мне мой обман. 

И тут Арахна поведала о чудесных плодах Гекаты и благих намерениях по велению ее собственного сердца. Но как-то не чувствовалось в голосе ее большого раскаяния. Казалось, повернись время вспять, она бы и вновь так поступила. Лукаво улыбнулась лишь и крепче обняла возлюбленного.

- О, женщины! Имя им коварство! - воскликнул изумленный мужчина, но не отстранился, а только покрепче обнял деву.

- Я удивлен несказанно, но в одном уверен точно, чувства мои к тебе не лгут. Прощаю я тебя, ведь люблю я тебя, дева прекрасная, всем сердцем.

Закончил он свои слова дивным поцелуем в жаркие уста девичьи.

***

— Ну что там?

У жертвенника в храме Афины на шерстяном молитвенном коврике, подношении заботливой дочери и послушной  прихожанки, по-домашнему, запасшись жареной кукурузой и кувшином кислого вина, расположилась немолодая женщина с благостным выражением на чистеньком личике.

Богиня взирала на эту даму со смутным ощущением затравленности.

«Почему я должна отвечать ей? Я что, желтая пресса какая-нибудь?»

И между тем  матушка Арахны определенно имела свой особый подход к богине-покровительнице. Не зря всё-таки в конечном итоге, как бы ни были искусны дщери федровы, а избрана была её девчонка.

Кстати о ней…

«Дочь твоя  станет достойной супругой война, благословленного олимпийскими богами» — нехотя, но торжественно разнеслось под сводами храма.

Дама встрепенулась, поудобнее облокотилась о жертвенник и деловито уточнила:

— Благословение абонементное или разовое? И если разовое, то на сколько лет даете гарантию?

«О отец мой Зевс, как же назойлива эта женщина. А между тем, по справедливости, у нее не отнять, что поделать: она энергична и подает пример почитания получше какого-то тщедушного Федра. Пользы от нее больше, но иной раз я и сама не уверена, чья воля вершится, моя или этой пронырливой особы, — размышляла Афина, пригубляя в своих чертогах третью чашу амброзии. — Распустила сети своего влияния по всему краю. Плетет интриги, затуманивает мой взор сладкими подношениями и благовониями… Ох-ох-ох… Надо превратить ее в кого-нибудь. Только еще пока не придумала, в кого»…

«Пожизненная гарантия» — сухо отозвалось над жертвенником. Вранье, конечно, и Афина о нем еще пожалеет. Ну или к тому времени все же придумает, как избавиться от назойливой матроны.

— О великая! Благодарю тебя! — воскликнула матушка Арахны и пала ниц, мысленно уже прикидывая, к кому из богов пристроить свою среднюю дочь.

***

Люди Алексиоса, собравшиеся вокруг, верно, ликовали, глядя на счастливую парочку, а может, даже громко что-нибудь кричали, дабы выразить своё одобрение такому повороту дел. Но слышали ли двое что-нибудь, замечали ли вокруг движения, когда накричавшись и насмотревшись, занялись наконец члены команды своими делами и приготовлениями к праздничному пиршеству? Трудно сказать.

Да только вскоре после начала пира ускользнули Алексиос и Арахна из освещенного кострами веселящегося лагеря и так до утра никто их и не видел. Только звезды далекие, да сова любопытная.

Отпраздновав победу и почтив всех богов, как следует, греки отправились к берегам острова.

Хоть и сильно потрепала стихия пентеконтор, но уцелел корабль, хоть и починка требовалась. Но недостатка в лесах корабельных остров не испытывал. А менады, освободившиеся от влияния Тифона, помогли грекам подобрать дерево получше, да покрепче. Да и ночами грели мужчин, на дневную работу вдохновляя.

Задержались на какое-то время моряки, но вскоре корабль был готов отплыть. Принесли жертву обильную Посейдону, простились с менадами, и отправились домой греки.

Обнял покрепче свою любимую женщину капитан Алексиос и отдал команду:

- На весла! Отплываем домой!

***

Годом позже...

Солнце вставало из-за гор, освещая горизонт, сливающийся с цветом неба. И там, на границе небесной сини и сини морской, показался сияющий еще одним золотым солнцем желтый парус, словно навстречу Гелиосу всходило новое светило. То прославленный корабль возвращался домой. 

Его уже ожидали. На пристани собралось не много людей. В основном жены и матери тех смельчаков, которые пустились в очередной поход под предводительством Алексиоса, по слухам, благословленного богами. Верны были те слухи или нет, но не могли они удержать трепет сердца молодой женщины, стоящей чуть поодаль, в светлых нарядных одеждах, осторожно прижимающей к груди недавно родившееся дитя. 

Все эти дни она высматривала это самое обещанное ей мужем золотое солнце, встающее на западе. И хоть бы сотня благословений прозвучала, но волнение ее только сейчас сменилось  радостью предстоящей встречи.

Хоть и не хотел Алексиос расставаться надолго с женой любимой, но долг воинский часто призывал его в походы дальние.

Ожидал воин встретить свирепых циклопов в далекой Сицилии, но встретил племя хитрых сиканов. Взяв город Камик, Алексиос покончил с войной и вез добычу славную домой. Но милее Алексиосу был теперь не звон стали на поле боя или блеск золота, а голос жены прекрасной. 

Летел корабль по волнам, словно быстроногая лань по полю. И наконец. вошел в гавань родную.

- Арахна, любимая! Я вернулся! - ступив на землю твердую, бросился воин в объятия жены. - О, боги! Сын? Дочь?

Радости мужчины ставшего отцом не было предела.

- Муж мой, - воскликнула Арахна и улыбнулась, словно третье солнце озарило скромную пристань. - Как же, оказывается, сладка встреча, венчающая ожидание! Ты прибыл как раз вовремя, чтобы выбрать подобающее имя своему сыну. 

А про себя подумала, что их знакомство началось с разговора о верных женах, ждущих мужей и занятых достойными их делами. Как же незначительны теперь кажутся им эти дела в сравнении с тем, что связывает их прочнее самых надежных нитей.

- Отпускай же свою дружину и иди со мной в дом. Там ты будешь рассказывать о твоих странствиях, а я сотку об этом новое полотно, которое превзойдет все прежние. Поглядит на это полотно странствующий по дорогам сказитель и сложит новую балладу. И потомки наши услышат ее однажды, сидя у подножия разрушенного храма, от его потомков.

Но то будет после, а пока приподнялась Арахна на цыпочки и коснулась своими губами губ супруга. Пока будут ночи и дни, наполненные счастьем, о котором песни не сложишь.

Сладок был поцелуй после долгой разлуки. Слаще приторного инжира финикийского.

- Элпидий! - сказал Алексиос, когда наконец оторвался от сахарных губ жены.

Взял воин на руки сына и поднял перед собой.

- Смотрите, мой первенец! Мой Элпидий! - был Алексиос итак счастливым человеком, а стал еще и счастливым отцом.

- У капитан родился сын! Слава Зевсу! Слава Афине! - команда загудела на всю гавань, начали славные воины поздравлять своего капитана.

- Ох, любимая, закатим пир на весь мир... но завтра, а сегодня вся ночь только наша! - нежно обнял он жену любимую и пошли они все вместе домой.

Еще многое ожидало их в будущем и хорошего и плохого. Но это уже совсем другая история...

τέλος

maxresdefault33.thumb.jpg.6f3f5a31da3fd7948bdbbed78bd3c284.jpg

Hide  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...