Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
DAO занят кемто другим :)

Инкубатор

Название и баннер  

8 проголосовавших

  1. 1. Название и баннер

    • Баннер с биотиком + название "Адепты эффекта массы"
      6
    • Баннер с биотиком + название "Mass Effect team"
      3
    • Баннер с биотиком + название "Normandy (BRC) team"
      1
    • Баннер Normandy + название "Normandy (BRC) team"
      3
    • Баннер Марсианин + название "Mars Effect"
      1


Рекомендуемые сообщения

(изменено)

Тут предлагаю выкладывать черновые работы (и проводить их обсуждения), избранные из которых будут отправляться в тему работ перед тем, как будут официально опубликованы на конкурсе. Шапка темы и опрос будут меняться в зависимости от того, что у нас будет стоять на повестке дня.

 

Архив

Выбор баннера

Mass Effect Человек-адепт. Автор: Mor-Mor

h_1459648786_7045666_5f7a68a049.jpg

 

h_1459670021_4619212_6574579685.jpg

 

Normandy. Автор: Mor-Mor

h_1459667200_5767315_7264e3c754.jpg

 

h_1459671251_7801895_d5fcd15882.jpg

 

Марсианин. Автор: DAO

martianin.jpg

 

martianin2.jpg

 

martianin3.jpg

 

Evolution of life. Автор: Meleniia

657971a67e82.jpg

 

Млечный Путь. Автор: Meleniia

32b83311fa38.jpg

Изменено пользователем DAO занят кемто другим :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Спасибо еще раз большое, Mor-Mor! Теперь сразу видно, что это сумеречный эффект :)

Предлагаю в разделе "авторы" к данной работе указать еще и Mor-Mor!

Да не за что! Обидно было бы, если бы такой арт не был бы оценен по достоинству из-за такого пустяка, как оформление.

нененене, ты что, какое "авторы", идея полностью твоя, работа полностью твоя, я только, считай, подправила и систематизировала объяснения (которые изначально, опять же, твои ^^).

Так что максимум - это бета(ээээ... не знаю, знакома ли ты с понятием беты, в общем, это типа "редактор")

Изменено пользователем Mor-Mor

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

нененене, ты что, какое "авторы", идея полностью твоя, работа полностью твоя, я только, считай, подправила и систематизировала объяснения (которые изначально, опять же, твои ^^).

Так что максимум - это бета(ээээ... не знаю, знакома ли ты с понятием беты, в общем, это типа "редактор")

 

Идею мне DAO подкинула, ей тоже спасибо :)

Без хорошей редактуры работа осталось бы непонятой и неполной, так что тяжелый труд, я считаю (тем более для меня, как для человека, который от фотошопа и прочих редакторов шарахается, все эти манипуляции со шрифтами и цветами кажутся просто чудом).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не спорьте, укажите двух авторов.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Название: «Большой переполох в маленьком Бом'бее»

Автор: Bertha

Задание: «Ни минутки без шутки»

Размер: мини

Персонажи: Грюнт, Лиара, Рекс, ОС

Жанры: юмор и стёб с вкраплениями детектива

 

spoiler_down.png  Большой переполох в маленьком Бом'бее              Скрытый текст --Нажмите для просмотра--

— Я только что думал…
— Очаровательное занятие, мой друг. Не гнушайтесь им и впредь.
(Агата Кристи, «Загадка Эндхауза»)

 

История сурова к шутникам. Мало кому известно, например, что император Нерон поджёг Рим исключительно из любви к экстравагантным розыгрышам. Благодарные сограждане — те, кому посчастливилось не превратиться в кучку золы посреди дымящихся руин — шутку оценили, но Нерона решили на всякий случай выпотрошить, чем немало удивили и раздосадовали весельчака императора. В более поздние времена один из множества Людовиков захотел на практике проверить справедливость формулы «комедия — это трагедия плюс время» и с этой целью посадил самого злостного из своих недругов в сырую и тесную подземную камеру. Заключённый провёл долгие годы, тщетно пытаясь вникнуть в смысл шутки, и умер, по всей видимости, от умственного перенапряжения. Когда об этом сообщили Людовику, тот пришёл в самое бодрое расположение духа, потому что своим примером невезучий недруг лишний раз доказал превосходство королевского интеллекта и чувства юмора над схожими качествами у подданных.

Учёные мужи тратят немало времени и сил, с хирургической точностью удаляя даже малейшие следы забавного из организма Истории и заменяя здоровое стремление правителя или полководца как следует посмеяться сотнями других мотивов, звучащих более солидно, — жестокостью, жадностью, ревностью, безумием, перемежающейся лихорадкой, плохим пищеварением, верой в знамения и так далее. Когда же это не удаётся, и описание некоего происшествия по-прежнему вызывает улыбку, его стыдливо называют «историческим анекдотом».

Одним из таких анекдотов стал визит молодого, но подающего надежды кроганского полевого командира Урднота Грюнта на Сур'Кеш с дипломатической миссией. Грюнт имел весьма туманное представление о том, что должен делать посол доброй воли, но исполнять свои обязанности намеревался с тем же рвением, с каким вёл в бой отряд «Аралах», что неминуемо привело бы к бедствию окологалактических масштабов. К счастью для высоких договаривающихся сторон, роль ассистента уважаемого полномочного посла взяла на себя Лиара Т'Сони. Её долгом было напоминать Грюнту, что скопление саларианцев в его поле зрения — это население Сур'Кеша, а не атакующая армия. Политики из разных уголков Млечного Пути, попытавшись узнать о личности ассистента, все как один потерпели неудачу, глубоко задумались и заподозрили, что кроганский новичок не так уж прост. Как известно, удачно притвориться опытной акулой — уже заявка на успех в среде дипломатов, а потому визит Грюнта имел все шансы оказаться плодотворным. Серый Посредник в лице Лиары, выдавая информацию тщательно дозированными порциями и пресекая самостоятельные поползновения заинтересованных лиц, позаботился об этом.

Но ни один план не выдерживает столкновения с реальностью, а в этом случае он начал рассыпаться на части в самом начале — и, как бы дико это ни звучало, процесс этот запустила доктор Т'Сони.

— Что это ты там читаешь? — спросила она, неловко поёрзав на неудобном сидении челнока.

Грюнт оторвался от инструметрона и скорчил страдальческую мину, которую можно было принять за гримасу неуправляемой ярости.

— Энциклопедию саларианских обычаев и традиций, — он обречённо вздохнул. — Шепард приказала. Она говорит, что когда едешь в гости к другой расе, то не стрелять в их сторону — это только первый шаг. Так ведь я же к ним только на один день, а не…

Кроган мотнул головой и собрался было снова погрузиться в чтение, не закончив мысль, но Лиара озадачила его новым вопросом.

— Кто главнее — Рекс или коммандер Шепард?

Бесстрашный предводитель отряда «Аралах» заметно растерялся, словно ребёнок, у которого спросили, кого он больше любит — папу или маму. После долгой паузы и почёсывания затылка Грюнт наконец выдал:

— Рекс главнее. Он командует многими кланами, а Шепард — только «Нормандией».

Было видно, что такое признание досталось молодому крогану немалой ценой, и он бы предпочёл немедленно захватить какую-нибудь обитаемую планету и передать её в безраздельное пользование коммандеру Шепард, лишь бы никогда больше не повторять столь кощунственных слов. Лиаре стало его немного жаль, но времени на успокоение совести Грюнта не хватало.

— А если я скажу, что для твоего вождя и клана будет лучше, если ты не станешь читать эту саларианскую муть?

Грюнт вздрогнул от неожиданности, после чего уставился на азари с таким благоговением, будто узрел лик могущественной богини. Казалось, он был почти готов рыдать от умиления и восторга. Но воинская выучка, заложенная Окиром, пока ещё брала верх.

— Приказы надо выполнять, — заявил он, хотя и без особой твёрдости в голосе. Возвращаться к чтению он не спешил, что не преминула отметить Т'Сони.

— Надо, — легко согласилась она. — Но в этот раз всем будет действительно лучше, если ты не выполнишь. Я точно знаю, а ты знаешь, почему я знаю.

— Ты всегда всё знаешь, — подтвердил Грюнт, с заметным облегчением выключая инструметрон. — Шепард тебе доверяет, и я тоже поверю.

— Вот и хорошо.

Лиара мягко улыбнулась. Её бывшие сокурсники с факультета археологии без труда определили бы, что означает эта улыбка: доктор Т'Сони что-то замышляла.

***

С высоко и гордо поднятой головой молодой кроган прошествовал между рядами саларианских таможенных служащих, которых собралось в порту так много, что это походило на фестиваль в честь дня таможенника. Грюнт ухмылялся, поглядывая на их кислые физиономии: саларианцы явно были не в восторге как от гостя, так и от необходимости встречать его здесь с утра пораньше. В конце живого коридора с выражением бесконечного смирения, причудливо смешанного с презрением, стояла далатресса-градоначальница в народном костюме — бесформенной чёрной хламиде, расписанной красными, зелёными и золотистыми флористическими узорами. На вытянутых руках она держала большой поднос, на котором буйным многоцветьем полыхало местное экзотическое блюдо. Форму ему придавали маленькие металлические шампуры — на них были нанизаны разнокалиберные куски овощей и мяса, обильно приправленные и политые соусом. Согласно древней саларианской традиции, гости должны были разделить трапезу с далатрессой, тем самым временно становясь почётными гражданами и получая право на защиту и покровительство со стороны местных властей.

— Приветствуем гордого сына Тучанки на саларианской земле! — громко пропищала далатресса и протянула тяжёлый поднос ещё дальше от себя, отчего её тонкие руки напряжённо задрожали.

— Будь здорова! — ответно поприветствовал Грюнт, разом исчерпав все скудные запасы вежливости. Протянув лапищу к подносу, кроган одним движением сгрёб шампуры, закинул их в рот вместе с едой и принялся усердно жевать прежде, чем кто-либо успел испугаться.

Лиара сохраняла на лице таинственно-безмятежную улыбку и ничего не говорила, саларианцы беззвучно паниковали, металл шампуров звенел в зловещей тишине, явно сдаваясь под натиском могучих челюстей. Секунд через десять Грюнт, удовлетворившись произведённым эффектом, выплюнул искорёженные железяки. Их падение на бетон космопорта было подобно грому.

— Мяса бы здесь надо побольше, — заключил кроган с видом эксперта.

— Добро пожаловать в Бом'бей, гражданин, — заученно произнесла далатресса слабым голосом.

Ей было уже тридцать пять, и до отставки оставалось всего две недели.

«Пожалуйста, — взмолилась она неизвестно кому, — только не сегодня».

Эта интермедия, не лишённая своеобразного очарования, как мы уже знаем, стала возможной благодаря доверчивости Грюнта и странному поведению Лиары Т'Сони. Однако летопись будет неполной, если не упомянуть в ней Урднота Рекса. Именно он сделал Грюнта послом доброй воли, хотя не мог не понимать, что для едва вошедшего в возраст воина слово «дипломатия» означает «предложи им сдаться, а потом сразу стреляй — достойный враг никогда не бросит оружия, а с трусом и говорить не о чем». Необычному решению предшествовало исцеление расы кроганов от генофага. По крайней мере, предполагаемое исцеление: издалека распылённое в атмосфере лекарство больше всего напоминало колоссальную глыбу сухого льда, пропущенную через дробилку для дерева чрезвычайно непрактичной конструкции. Саларианцы, тем не менее, оживились. Внезапно обнаружилось, что в их обществе давно исподволь зрели идеи сродни тем, что высказывал покойный Мордин Солус: создание генофага было необходимо, но в долгосрочной перспективе — ошибочно. Руководствуясь этим утверждением, лучшие умы Сур'Кеша в сжатые сроки разработали мощный катализатор, который должен был полностью раскрыть потенциал лекарства и ускорить его распространение.

Рекс, хотя и обрадовался новостям, слишком хорошо помнил о давней вражде. И когда далатресса Линрон — сама далатресса Линрон, неутомимая противница всего кроганского! — пригласила его на Сур'Кеш для передачи новоизобретённого катализатора, бывший наёмник почуял неладное и обратился за помощью к Серому Посреднику. Вскоре после этого между вождём клана Урднот и доктором Т'Сони состоялся прелюбопытнейший разговор, при котором, к сожалению, не присутствовал ни один историограф. С уверенностью можно лишь утверждать, что Рекс сначала слушал с напряжённым вниманием, потом ударил кулаком по столу не менее двух раз, расколов при этом массивную плиту из цельного камня, а в конце воскликнул: «Шутки шутить вздумали? Так и я тоже с юмором!»

Ведущий актёр в комедии дель арте на тучанский лад, задуманной Рексом, справлялся неплохо. После сцены в космопорте Грюнт не стал почивать на лаврах, а с апломбом потомственного аристократа потребовал экскурсию по городу.

— Почётным делегатам полагается экскурсия, — пояснил Грюнт.

У далатрессы задёргался глаз, и она с плохо сдерживаемой ненавистью посмотрела на Лиару, которая первой намекнула о культурной программе и персональном гиде. Азари без труда отразила атаку всё той же благодушной улыбкой и нанесла ответный жестокий удар.

— Ещё мы хотели бы посетить легендарную бом'бейскую филармонию. Я слышала, что вашим музыкантам нет равных, — сказала она с невыносимой светскостью в голосе.

— И ресторан, — добил далатрессу Грюнт.

— И ресторан, — повторила саларианка с интонацией, свидетельствующей о надвигающемся тихом помешательстве.

Беседа продолжалась в таком духе ещё пять минут. Далатресса вяло, но с неугасимой надеждой пыталась убедить гостей отказаться хотя бы от одного запланированного мероприятия, ссылаясь на неотложные дела и войну со Жнецами. Полномочный посол и его ассистент в различных выражениях предлагали ей перестать торговаться, как на базаре. Грюнт даже потихоньку начал выходить из себя, но тут подоспел гид.

Впрочем, слова «подоспел» недостаточно для описания этого момента. Гид почти что разорвал время и пространство, сошёл на бренную землю из чрева общественного аэрокара, потрясая устои Вселенной великолепным в своём безвкусии костюмом цвета фуксии и зелёной панамой с торчащим вверх белоснежным пером. Для саларианца он был необыкновенно тучен, и эта особенность в сочетании с эксцентричным нарядом оставляла ему столько же шансов затеряться в толпе, сколько их было бы у раскалённого метеорита, доведись ему рухнуть в центре города.

— Ларкин Йорик к вашим услугам! — провозгласил гид. — Фирма «Ларкин Йорик и сыновья». Я лучший гид в Бом'бее. Да что там в Бом'бее, в Бассейне Аннос и сопредельных областях! Любой, кто скажет вам иначе, — наглый лжец, и я плюю ему в глаза! А вы, очевидно, наши глубокоуважаемые гости, Грюнт из клана Урднот и доктор Лиара Т'Сони. Мы ждали — вас обоих! — с нетерпением!

— А где «и сыновья»? — спросил Грюнт, сразу проникшийся к Ларкину симпатией.

— Один в университете, другой пока ещё в проекте, — быстро ответил Йорик. — Не называть же контору просто «Ларкин Йорик» — не звучит. Но не будем об этом. Я пришёл, чтобы показать вам великолепие Бом'бея! Вы ведь уже видели космопорт? Несомненно! Жемчужина среди подобных сооружений! В нём есть индивидуальность. А площадь, на которой мы стоим? Этим камням без малого тысяча лет! Колоссально, не правда ли?!

— Потрясающе, — согласилась Лиара, невольно заразившись манерой гида выражать мысли.

— Фе-но-ме-наль-но! — раздельно произнёс Ларкин, воздев указательный палец к небесам. — Следуйте за мной, друзья мои, путь к чудесам в этом направлении!

Йорик энергично махнул рукой в сторону широкого проспекта и зашагал с поразительным при его телосложении проворством. Лиаре и Грюнту пришлось почти что перейти на бег, чтобы поспевать за ним. Ларкин не умолкал ни на секунду, обильно уснащая свою речь восклицательными знаками и жестикулируя так, будто хотел уподобиться ветряной мельнице.

Насчёт «чудес» гид если и преувеличил, то не сильно. В Бом'бее действительно было чем полюбоваться. Небольшой, плотно застроенный город на первый взгляд был нелепым и угловатым, но бурлящая в нём жизнь всему придавала красоту, свойственную молодости и здоровью — а ведь Бом'бей был стар, очень стар. Однако, насколько хватало глаз, нельзя было заметить признаков увядания и упадка. Город был подобен пчелиному улью в разгар лета, и улей же отчасти напоминал — беспорядочным с виду движением аэрокаров, близко расположенными зданиями и непрекращающейся активностью, хаотичной ровно настолько, чтобы не мешать всеобщему процветанию. Нижние уровни города были особенно живописны: не полагаясь на скудный солнечный свет, их обитатели возвели уличное освещение в разряд искусства. Именно эту часть Бом'бея с энтузиазмом показывал гостям планеты Ларкин Йорик, чей неудержимый оптимизм возрастал и возрастал по мере приближения к Гвоздю Программы, коим был…

— Рынок! — торжественно объявил гид, сопроводив это короткое слово всеохватывающим жестом. Он впервые за всё время замолчал, будто ввёл посетителей в древний храм и теперь ждал, когда они насытятся созерцанием каких-нибудь священных фресок. Неожиданный пиетет Ларкина мог показаться неуместным, но рынок — Рынок! — был поистине сердцем Бом'бея и полностью заслуживал почтительного к себе отношения. Он был квинтэссенцией понятия «рынок», идеальным платоновским объектом, неведомо как проникшим в несовершенную реальность. Прилавки со специями и киоски с уличной едой соседствовали с развалами всевозможной техники и частей к ней, а те, в свою очередь, гармонично уживались с магазинами оружия и левитирующими над мостовой нелегальными трансляторами, передающими в эфир новинки кинопроката. Даже игорные притоны и прочие «нехорошие» места смотрелись естественно, как цветные камешки в мозаике — удали их, и глаз будет некомфортно спотыкаться о зияющие пустоты. Лиара с восхищением осмотрела салон подержанных аэрокаров, вписанный в объём пространства, явно недостаточный для пятидесяти машин, ожидающих покупателя на стоянке. И тем не менее салон существовал, гордо опровергая законы классической геометрии — или создавая убедительную иллюзию, что опровергает их.

Вскоре, однако, азари опомнилась и с некоторым усилием заставила себя мыслить, как Серый Посредник. Для него здесь была работа, в то время как нужды и маленькие слабости Лиары Т'Сони могли подождать.

— Идите дальше без меня, — сказала она, склонившись над одним из прилавков и притворяясь, будто осматривает товары. — Я хочу кое-что купить, а вы ж знаете, как это бывает.

— Не заблудитесь? — заботливо спросил Ларкин. — Я буду уничтожен — абсолютно уничтожен! — если вы потеряетесь в Бом'бее. Электронные карты здесь почти бесполезны: наш город непостижим! Только бом'беец может по-настоящему узнать Бом'бей.

— Находить дорогу в незнакомой местности — часть моей работы, — ответила Лиара, улыбнувшись.

— Точно! Космоархеолог! Как я мог забыть? Замечательно, просто замечательно! — просиял Йорик и без перехода обратился к Грюнту. — Идёмте же! Я должен — обязан! — показать вам бом'бейский фонтан, нашу гордость и символ.

— Отлично, — воодушевился Грюнт. — Мне давно пора помыться.

Дождавшись, когда пятно цвета фуксии, увлекающее за собой крогана, исчезнет за поворотом, Лиара активировала инструметрон. Её лицо стало жёстким и непроницаемым — именно такой Т'Сони знали на Иллиуме, где информационный брокер должен был прятать истинные эмоции не только от других, но часто и от себя, не надевая маску, а становясь ею.

— Глиф, код три-пять-восемь, «Бом'бей». Дай мне место проведения церемонии.

— Выполнено. Проложить кратчайший маршрут? — осведомился ВИ.

— Я возьму такси. Продолжай отслеживать маячок на Грюнте и включай тревожный сигнал, если его жизненные показатели изменятся.

Ларкин Йорик не врал, говоря о непостижимости города. Даже общественные аэрокары содержали крайне примерную и неточную карту Бом'бея и с очень большой натяжкой могли именоваться «такси». Лиара вела машину осторожно, стараясь придерживаться широких магистралей и с содроганием вспоминая стиль вождения Шепард. Несмотря на замедляющие факторы, азари уже через четверть часа добралась до пункта назначения. Улица была перекрыта на земле — отрядами полицейских — и в воздухе — боевыми дронами. Лиара медленно, без резких движений, подошла к блокпосту: саларианская полиция была известна своей суровостью.

Серокожий, похожий на гранитную статую лейтенант скучающе посмотрел на Т'Сони.

— Дальше нельзя, — объяснил он очевидное. — Обходите через соседний квартал, тут всё перекрыто.

— Я понимаю, — покладисто отозвалась Лиара. — Я освещаю церемонию в честь Дня Дружбы между саларианцами и кроганами для экстранет-издания.

— Мне с журналистами говорить не положено.

— Я и не собираюсь вам докучать. Скажите мне имя организатора, и я свяжусь с ним.

— Так Ларкин Йорик же, как журналист такое не знает?

Вместо ответа Лиара сокрушённо развела руками. Лейтенант тем временем продолжал:

— Йорик теперь большая шишка, если где большой приём — это на нём.

— Теперь? А раньше? Он называет себя лучшим гидом Бассейна Аннос.

Гранитный офицер усмехнулся.

— С пару месяцев назад у него контора была в полторы комнаты, и клиентов было столько же — в хороший месяц. А потом к нам приехала сама Линрон и потребовала, чтобы её сопровождающим во время визита был Йорик. Вот прямо по имени и назвала, говорят. «Подать мне Ларкина Йорика». Сперва все думали, это сорт бренди или мазь от роговых вшей. Никто о нём ничего не знал — далатресса всего Сур'Кеша знала.

— Недурная карьера за пару месяцев.

Лейтенант чуть прикрыл глаза и наклонил голову, словно прислушиваясь к чему-то.

— У нас не азарийский век, приходится быстро жить и быстро делать карьеру. Я ещё год назад в сержантах ходил.

— Конечно, — стушевалась Т'Cони. — Прошу прощения. Спасибо, что уделили время.

Серокожий саларианец кивнул и вернулся к бдительной бездеятельности. Лиара в задумчивости пошла к аэротакси. Её правую руку окутало слабое биотическое свечение, и азари рассеянно поигрывала с ним, меняя интенсивность поля и создавая почти гипнотическое мерцание.

— Это уже два, — пробормотала она, вновь становясь Серым Посредником. — Ты ходишь по краю, Йорик.

В этот момент ожил Глиф.

— Получена новая информация, которая может вас заинтересовать, доктор Т'Сони, — раздался голос услужливого рободворецкого. — Параметр — «наглое враньё Ларкина Йорика», создан вами семьдесят шесть стандартных часов назад. Воспроизвести запись?

— Да, Глиф. Начни с отметки минус сто восемьдесят секунд. Мне нужен контекст.

Забравшись в аэрокар и закрыв дверь, Лиара принялась внимательно слушать. Голоса Ларкина Йорика и Грюнта вели пламенную дискуссию на тему «Прилично ли послу с другой планеты купаться в исторических фонтанах». Грюнт с отчаянием побеждённого отстаивал точку зрения, что, буквально прикоснувшись к саларианской культуре, он стал больше её ценить; энергичный гид сыпал наречиями и, судя по надрыву в голосе, находился в глубокой печали, посыпал голову пеплом и сулил кары осквернителям. Понять это из его бессвязных тирад было решительно невозможно. Тем не менее Грюнт, чувствуя за собой вину, пытался по мере сил загладить её, преувеличенно восторгаясь бом'бейской архитектурой и расспрашивая Ларкина о каждом здании.

— А что это у вас здесь? — спросил молодой кроган, фальшиво растягивая слова «что» и «здесь».

— Склады, — коротко ответил Йорик, несколько смягчаясь. — Первоклассный кирпич! Местная выделка! Видите текстуру? Такой текстуры и на Иллиуме не сыщешь! В Бом'бее — сколько угодно! Восхитительно? Несомненно!

— Что там хранится? — продолжал допытываться Грюнт.

— Кирпичи, оставшиеся от постройки складов.

— Вы храните кирпичи на складе, построенном из этих же кирпичей?

— Кирпичей привезли с избытком. Бом'бей — родина изобилия!

— Прямо как на Тучанке! — восхитился Грюнт, не распространяясь о причинах такого сравнения.

— Видите? Родство между народами! И не надо купаться в фонтанах.

Запись оборвалась, и разум Серого Посредника быстро обработал услышанную информацию.

— Кому на самом деле принадлежат склады, Глиф? Есть данные в открытом доступе?

— Здания зарегистрированы на фиктивную фирму «Бом'бейская биохимическая». Она получает финансирование от МОНИИЯГА.

— МОНИИЯГА? — нахмурилась Лиара.

— Международного Объединённого Научно-Исследовательского Института Ядовитых Газов и Аэрозолей. Находится под прямым контролем Совета.

— А легальный представитель «Бом'бейской биохимической»?

— Фирма «Ларкин Йорик и сыновья», учредитель и единственный владелец — Ларкин Йорик.

— Спасибо, Глиф, — сказала Лиара. — Бедный Йорик. Это уже третий прокол. Линрон наверняка собирается выбросить его, как мусор, едва он перестанет быть полезен. Но не раньше, чем я его в этот мусор превращу.

***

— Ого, сколько места! — взревел Грант, войдя в просторный зал филармонии вслед за Йориком. Эхо гулко прокатилось по пустому помещению. — На что вам столько, саларианцы? Вы же мелкие, как козявки.

— Наша гордость, — сообщил Ларкин Йорик, тряхнув пером на панаме. — В этом роскошном зале проходят самые лучшие культурные мероприятия города. Однажды здесь даже пел сам Мордин Солус! — голос гида задрожал от торжественного трагизма, но тут же пришёл в норму, насколько это понятие можно было применить к Йорику. — Выбирайте любое место, дорогой наш, золотой, бриллиантовый Урднот Грюнт, сегодня всё для вас, всё для вас. И вы, уважаемая доктор Т'Сони, не стесняйтесь.

Лиара, успевшая присоединиться к Грюнту перед самым входом, слегка отвыкла от общества гида и чувствовала себя не в своей тарелке. Ларкин, едва завидев её, ринулся в полуминутную атаку, в течение которой успел рассказать о достопримечательностях, осмотренных в её отсутствие, поинтересоваться, как «уважаемая доктор Т'Сони» провела время, и диким галопом пробежаться по истории барельефов в зале филармонии. Несмотря на обуявшую её дурноту, Лиара всё же смогла устроиться на узкой, обитой бархатом скамье с присущим ей изяществом.

Грюнт же, чуть присев, тут же заёрзал и недовольно вскочил.

— Тесно.

— Это мы не учли, — задумался гид, но тут же взгляд его озарился. — Ребята! — позвал он рабочих сцены, каждый из которых был лет на пять старше его.

Кряхтя, «ребята» соединили несколько скамеек, и кроган, опробовав новое усовершенствованное сиденье, остался доволен.

— Ну, теперь можно выступать, — разрешил он и сосредоточенно уставился на сцену.

Местная самодеятельность возражений не имела. Погас свет, поднялся занавес, и под медленную чарующую музыку на сцену плавно вышел серьёзный саларианец в широких пёстрых шароварах. Вокруг его рогов были повязаны длинные голубые ленты, свисающие вниз до самого пола. В руках артист нёс высокую плетёную корзину. Он поклонился в зрительный зал, поставил свою ношу посреди сцены, а сам сел прямо на пол сзади неё, замысловато подогнув ноги. Музыка стихла. Грюнт хрюкнул, предвкушая.

Откуда-то из шаровар саларианец извлёк губную гармошку и, томно прикрыв глаза, заиграл. Под красивую мелодию, чем-то напоминающую земной блюз, из корзины высунулось длинное извивающееся нечто ярко-жёлтого цвета, похожее на голый стебель.

— Что это? — шёпотом спросила Лиара, наклонившись поближе к Йорику.
— Растение. Реагирует на звуки. Уникально! Можно найти только на Сур'Кеше. Поразительно? Вы смотрите, смотрите!

Мелодия ускорилась, и стебель зашевелился быстрее, из него полезли тонкие побеги, разветвляясь и вибрируя под музыку. Растение танцевало, образуя причудливые хитросплетения всё множащихся побегов, распускающихся острыми листочками. Гармошка издала резкий протяжный звук — и на вершине главного стебля мгновенно распустился жёлтый цветок с огромными лепестками.

Лиара зачарованно наблюдала за происходящим, а Грюнт склонился к Ларкину:

— Здесь есть буфет? Пора подкрепиться.

— Всенепременно! — гид вскочил с места, словно подброшенный пружиной, и взвыл: — Еды сыну Тучанки, почётному гражданину Бом'бея!

С этим боевым кличем он умчался, как торнадо цвета фуксии и травяной зелени — неостановимая стихийная сила сферы обслуживания.

Артист, привычный ко всему, спокойно закончил играть, отчего растение тут же схлопнуло все свои цветы и побеги и нырнуло обратно в корзину. Откланявшись и получив заслуженные аплодисменты от Лиары, серьёзный саларианец удалился за кулисы.

Заиграла новая музыка, и, кружась, на сцену выкатилась танцевальная группа — десяток саларианок и одна азари в длинных розовых облачениях. Выкатилась — потому что каждая танцовщица была обута в кеды на маленьких колёсиках. Они начали демонстрировать чудеса синхронного катания по сцене, их яркие костюмы и непрерывное мельтешение чуть было не усыпили Грюнта, но он резко взбодрился, когда по залу зашуршал саларианец, толкающий перед собой тележку, полную еды.

— Наконец-то! — воскликнул Грюнт и, вскочив, подбежал к тележке. Он строго отодвинул саларианца и сам довёз тележку до своей скамьи, после чего принялся за ланч, уже не обращая внимания на сцену. Лиара тоже потеряла интерес к представлению, но по другой причине: Ларкин Йорик так и не вернулся из своего великого пищевого похода. Пришло время для решительных действий.

— Мне надо отлучиться, — сказала она. — Саларианцев не ешь, они нам ещё нужны.

— Ага, — буркнул с набитым ртом Грюнт, не отвлекаясь от священного процесса насыщения.

Лиара выбежала из зала и поспешила к громадной лестнице, ведущей в обширное фойе.

— Глиф! Есть сигнал от второго маячка?

— Сильный и чёткий, доктор Т'Сони. Субъект только что покинул здание. С вероятностью более семидесяти процентов…

— Потом, Глиф!

Азари во весь дух устремилась к выходу. Участие в бесчисленных боях, биотических и обычных, закалило её и позволило без труда нагнать полного саларианца, который успел избавиться от своего нелепого наряда, но не ушёл достаточно далеко, чтобы затеряться на улицах города. Бешеная энергия покинула его: гид, без сомнения, употреблял стимуляторы, чтобы игнорировать ограничения своего чересчур массивного тела.

— Ларкин, куда же вы? У меня ещё столько вопросов о саларианской культуре, — язвительно произнесла Лиара.

Спина Йорика напряглась, и он медленно повернулся. На лице его сияла улыбка, но это была всего лишь маска, которую он носил так долго, что почти стал ею.

— Разумеется! — воскликнул лжегид. — Сегодня всё для вас, доктор Т'Сони! Какой у вас был вопрос?

— Знают ли саларианцы разницу между катализатором и ингибитором? Между лекарством и ядом?

— Я не совсем понимаю…

— Ты совершил три серьёзные ошибки, Йорик. Первую — когда сказал, что ждал Грюнта и меня, хотя о моём намерении посетить Сур'Кеш знали только те, кто работает на Серого Посредника. Я всегда подозревала, кто именно собирает информацию в Бом'бее, но теперь знала наверняка. Вторая ошибка — использовать имя Линрон как карьерный трамплин. Если бы ты этого не сделал, мне было бы сложнее увязать вместе ваши имена, потому что об этом не болтал бы каждый полицейский из оцепления.

— Вы знаете, как трудно заключить брачный контракт с хорошей семьёй, когда работаешь гидом в мелкой фирмочке, где ты сам себе начальник и подчинённый? Когда ты — толстый неудачник, служащий на потеху раззявам-туристам? А, доктор Т'Сони? — тихо спросил Ларкин и продолжил, не дожидаясь ответа. — У меня ведь на самом деле нет сыновей. Даже того, который якобы в университете. Это была просто мечта. Линрон одним словом сделала так, что на следующий день после нашей встречи я стал видным кандидатом для шести очень влиятельных семейств! Шести! Я бы не увидел своих детей, конечно… у саларианцев семьи функционируют иначе. Но они бы унаследовали моё дело. Я был намерен оставить им что-нибудь, чем можно гордиться. Память обо мне, которую стоит сохранять.

Будь перед Йориком та Лиара Т'Сони, что была знакома всем её друзьям — мягкая, скромная, добросердечная, он бы получил прощение. Но предатель не заслуживал такой Лиары — и её глазами смотрел Серый Посредник, сила, пробудившаяся в азари после многих испытаний и не способная терпеть слабость в других.

— Третья ошибка, — холодно произнесла она, — прибегать ко лжи, когда было бы достаточно правды.

С этими словами она подняла Йорика в воздух, создав вокруг саларианца непробиваемое биотическое поле, которому позавидовали бы иные матриархи.

— Вы за это ответите, доктор Т'Сони! — пропищал предатель. Барьер надёжно гасил большую часть звуков.

— Ах да, этот очаровательный ритуал эпохи Разделённых Колоний. «Вкусивший пищу с далатрессой — гражданин мира, покуда ноги его стоят на саларианской земле». Вы всегда забываете упоминать в присутствии гостей, что с правами они получают и обязанности, а за серьёзные проступки, совершённые во время визита, их вправе застрелить на месте патруль любой колонии на любой саларианской планете. Но я не отведала ритуальное блюдо, поэтому даже в худшем случае должна буду избегать разве что Бом'бея. Зато Урднот Грюнт стал десятикратным гражданином или кем-то в этом духе, а его можно обвинить разве что в дурных манерах за столом. Совет на будущее, которого у тебя осталось совсем чуть-чуть: никогда не связывайся с азарийскими историками.

Лиара внесла Ларкина в переулок, постояла несколько мгновений в раздумье и, приняв решение, телекинетическим рывком откинула крышку канализационного колодца. «Подвесив» Йорика над чёрным провалом, из которого доносились вполне ожидаемые ароматы, азари посмотрела своему бывшему агенту прямо в глаза.

— Серый Посредник просил передать сообщение. Вот оно — «с возвращением в родную стихию».

Прежде чем саларианец смог оценить едкую иронию, он уже лежал на дне вонючего колодца с переломанными ногами, а массивная крышка над его головой закрылась, отрезав единственный путь к спасению и погрузив импровизированное узилище во тьму. Канализация Бом'бея была стара, как сам город, и очень глубока. Лжегида могли найти, но только по чистой случайности, если б кому-то пришла фантазия пуститься в путешествие по туннелям и открыть один из люков. Ещё через час Ларкин Йорик, окончательно охрипнув, нашёл рядом с собой дамский пистолет с одной пулей, оставленный Серым Посредником. Воспользовался ли он им — неизвестно, так как его останки не были найдены.

Лиара вернулась на своё место в зале филармонии как раз к концу концерта. Придвинув к себе тележку с остатками еды — объевшийся и порядком осоловевший Грюнт нисколько не возражал, — она подцепила какую-то бесформенную, остро пахнущую закуску и мрачно вгрызлась в неё, капая вокруг жиром и привлекая неодобрительные взгляды саларианцев. Биотический спектакль для одного зрителя, состоявшийся за филармонией, отнял у неё немало сил.

— Хе-ге-ге-е! — одобрительно хохотнул командир отряда «Аралах», не победивший бы сейчас даже в бою с земляным червяком. — Я всегда говорил, что ты знаешь, что почём.

— Я на четверть кроган всё-таки, — отозвалась Т'Сони, продолжая жевать. — И не знаю насчёт тебя, а я после концерта пойду вытряхивать из далатрессы обещанный ужин в ресторане.

— Я пас, — с оттенком печали сказал Грюнт. — А где этот реактивный клоп, который нам город показывал?

— Он вдруг решил уйти и переименовать свою фирму. Теперь она называется «Из князей в грязи и половина коленной чашечки».

— Саларианцы… — проворчал Грюнт, помотав головой.

***

— Не могу сейчас всего рассказать, это всё-таки военный канал связи. Даже я не могу занимать его голосовой связью в реальном времени дольше, чем на несколько минут. Потом вышлю тебе полный отчёт. Но если коротко — Грюнт был великолепен, у меня теперь нет гнилых агентов в Бом'бее, план Линрон разрушить будущее кроганов провалился — к добру или худу, — говорила Лиара, сидя на кровати у себя в каюте и болтая ногами.

— К добру, — твёрдо произнёс Урднот Рекс. — Время бессмысленных войн прошло. Я не стану покупать планеты за кровь моих бойцов и каждому в голову вдолблю, что это плохая идея. Рад, что саларианцам понравился Грюнт.

Рекс жизнерадостно рассмеялся, но тут же посерьёзнел.

— А про катализатор, значит, всё от первого до последнего слова — дерьмо престарелого варрена… Жаль. Мой народ исцеляется, но медленно, а терпение — не их сильная сторона. Пока что.

— Я бы не стала так быстро отступаться — сказала Лиара. — Все учёные, работавшие над катализатором, исчезли, но это не значит, что до всех добралась Линрон. У меня не так уж много свободных агентов, но обещаю, все они будут искать.

— Знаешь, я почти рад, что встретил тебя и Шепард так поздно в своей жизни. Будь у меня такие друзья лет триста-четыреста назад, я бы горя не знал, но никогда бы не стал вождём. Но мне пора. Не стану занимать старческой болтовнёй военный канал. До встречи, Т'Сони.

— До свидания, Рекс, — хотя кроганский вождь не мог видеть её лица, Лиара тепло и — впервые за день — искренне улыбнулась.

Позволив себе несколько мгновений блаженного ничегонеделания, доктор Т'Сони потёрла уставшие глаза и открыла консоль инструметрона.

— А теперь время для моей маленькой шутки, — прошептала она, набирая кодированное сообщение. Оно гласило…

Но это уже совсем другая история, требующая другого рассказчика.

Ведь известно, что ни одна летопись не может состоять целиком из побасёнок, не заслуживающих доверия.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не спорьте, укажите двух авторов.

указала себя как бету, потому что - ну не автор же ))) добавила в заготовку )

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Народ, шкурный вопрос, у нас сегодня ближе к ночи будет онлайн кто-нибудь из руководящего состава? Я попробую-таки что-нибудь принести, но не уверена, что смогу закончить раньше 23:00.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сроки переносят, у всех есть уникальная возможность всё-таки успеть что-то притащить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Название: "Мирного гета в каждый дом"

Автор: Doc. 69

Задание: "Они сражались за..."

Использованные материалы: проволока и проводочки, шерстяные нитки, лоскуты ткани, акриловая краска, гелевая ручка, маленькая гитара.

 

"Мы сражались за мир. За мир с создателями... и с самими собой". 

 

А-ля хиппи :)

DSCN1028.JPG

 

DSCN1032.JPG

 

А это, чтобы разглядеть получше:
DSCN1057.JPG

 

DSCN1050.JPG

post-44268-0-32808800-1464018978_thumb.j

post-44268-0-56478100-1464018989_thumb.j

post-44268-0-36268500-1464018997_thumb.j

post-44268-0-27077800-1464019004_thumb.j

Изменено пользователем Doc. 69
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кажется, я знаю,  кто снова всю команду вытянет  :D

а гитарка откуда?)) 

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кажется, я знаю,  кто снова всю команду вытянет   :D

а гитарка откуда?)) 

Давнооо друг из музыкалки подарил.) 

Это зажигалка на самом деле, только бензин кончился.)

Кстати, можно потереться о гета и получить статическое электричество :D Шерстяной же.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гет обалденный, только ручка всё же гелевая, а не гелиевая : )

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гет обалденный, только ручка всё же гелевая, а не гелиевая : )

Спасибо :D Впопыхах писала всё это.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Название:  Take Omega back!
Автор: I'am'Pain
Задание: Они сражались за...

Форма: Рисунок
Персонажи: фемШепард, Ария Т'Лоак

 

konkurs1_by_revercetti-da4bbcp.jpg

 

full size

Изменено пользователем I'am'Pain
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не успеваю сделать что-то действительно достойное, однако, помочь родной команде очень хочется  :yes3:
Пусть это будет наша внеконкурсная работа. Но если вдруг работ у нас будет мало, может быть, и конкурсная... Пусть капитан решит :)
 

Название: Мир
Автор: Paper Tigers
Задание: Они сражались за...

Персонажи: Джейн Шепард в образе древнегреческой богини мира Эйрены

Скан_20160529.jpg

 

 

 

post-44860-0-01381000-1464533699_thumb.j

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не успеваю сделать что-то действительно достойное, однако, помочь родной команде очень хочется  :yes3:

Пусть это будет наша внеконкурсная работа. Но если вдруг работ у нас будет мало, может быть, и конкурсная... Пусть капитан решит :)

 

Название: Мир

Автор: Paper Tigers

Задание: Они сражались за...

Персонажи: Джейн Шепард в образе древнегреческой богини мира Эйрены

По-моему, если рисунок как-то завершить, то надо точно кидать в пятёрку основных. Просто смотрится, словно эскиз.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не успеваю сделать что-то действительно достойное, однако, помочь родной команде очень хочется  :yes3:

Пусть это будет наша внеконкурсная работа. Но если вдруг работ у нас будет мало, может быть, и конкурсная... Пусть капитан решит :)

 

Название: Мир

Автор: Paper Tigers

Задание: Они сражались за...

Персонажи: Джейн Шепард в образе древнегреческой богини мира Эйрены

Конкурс.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

По-моему, если рисунок как-то завершить, то надо точно кидать в пятёрку основных. Просто смотрится, словно эскиз.

 

Да мне и самой этот рисунок в более законченной форме виделся, но дедлайн подкрался незаметно :(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот, прошу. Закинул так, надеюсь таким образом можно закидывать. Прошу прощения за долгое бездействие.

Записи на поврежденном инструментроне.

Пролог.

Бекенштейн. Когда-то, это была богатая, очень богатая планета. Люди здесь богатели, люди здесь возвышались, люди здесь находили свое счастье. Люди здесь жили, люди здесь наслаждались жизнью. Но сейчас… сейчас люди здесь пытались лишь выжить, не больше. Не умереть от обезвоживания, или от заражения крови, от голода, от отсутствия медицинской помощи. Раньше, на Бекеншетейне был весьма высок процент смертей по неосторожности: застрелился, когда чистил семейный пистолет, потерял управление каром… да мало ли. Сейчас же… сейчас же на Бекенштейне самая распространенная смерть – от рук монстров, что породили Жнецы. Баньши, налетчики, твари… Бог его знает, что еще. Вся их суть сводилась лишь к одному – уничтожению. Смерти, убийству, если хотите. И сейчас, одна из жертв хасков лежала, погребенная под грудой обломков. Когда это было… да какая разница, что это было. Может, ресторанчик, может, офис. Сейчас – это лишь гробница для еще одной жертвы Жатвы. На руке жертвы, погребенной под грудой обломков, был инструментрон. Был он поврежден, мерцал. То он есть, то его нет. Похоже… да, похоже, на нем была какая-то запись. Верно, запись. Голосовая запись человека. Может, это сделал тот, кто лежит сейчас под обломками? Возможно. А может, это был чей-то другой уни-инструмент и этот бедолага его просто… позаимствовал. Так или иначе, но несмотря на смерть и разрушения, Бекеншетейн был обитаем, хоть эти обитатели и несли лишь хаос. Звуки, помехи, издаваемые уни-инструментом, привлекли одного из хасков. Тот издалека услышав помехи, кинулся к источнику этих шумов. Бездумная жертва богоподобных существ ворвалась в руины, рыская взглядом, пытаясь найти то, что издавала звуки. Вот, он, вот! Хаск кинулся на руку, где мерцал инструментрон. Набросившись на труп, он подчинялся лишь инстинкту – разрывать, разрушать! И волею ли случая, или же провидения, но на уни-инструментроне активировалась запись…

Запись 1

14 дней... 14 дней назад, я, простой репортер с Бекенштейна, даже и не думал, что отправлюсь на войну. На самую настоящую войну с бомбежками, ранеными и приказами. Я был беспечен и без заботлив – насколько это возможно для репортера в таком мире, как наш – и тут меня отправляют на передовую. Но, как говорят в дешевых романах, обо всём по - порядку.

Сидя на своём рабочем месте, в редакции газеты «Бек Кроникл», я думал лишь об одном – как мне заставить своего информатора разговориться. Да, понятно, он боится, жутко боится – да и не мудрено, когда речь идет о таких суммах – но, черт возьми, его же защитят! Для чего по-вашему существует программа защиты свидетелей? Как раз для таких случаев. Но нет, он не верит. Что же с ним делать...

-Кинг! Ко мне, быстро!

То был наш редактор, старая акула Синг. Вообще-то, его звали Монманах Хамид Синг, но вся газета звала его просто Синг. Невысокого роста, седовласый смуглый индиец был известен своей бульдожьей хваткой и редким умением устраивать фантастические разносы своим подчиненным. Но вместе с тем он всегда защищал, прикрывал и выгораживал нас, если мы вляпывались во что-то. Как про него метко высказались ребята из бухгалтерии: «Он вытянет из вас душу, повесит у себя в кабинете и будет любовно сдувать с неё пылинки». Проходя весь путь от моего стола до кабинета Синга, я лихорадочно думал, что же я такого натворил. И признаться, не мог вспомнить ничего такого.

-Садись, Кинг. Как продвигается дело с Чейзом?

Чейз... Аберфорт Чейз, один из самых богатых промышленников планеты, и одновременно с этим первоклассная сволочь. Хотя кто не был ею в наше непростое время... Своего богатства он достиг стандартным, для людей того типажа что он, путём – спекуляции, взятки, игры на бирже. Разорял конкурентов, внедрял промышленных шпионов на заводы, вбрасывал инсайдерскую информацию – джентельменский набор, короче говоря. Я не раз задавался себе вопрос – какого крогана я стал копать на Чейза? И ответ мне лично приходил такой – слава. Да-да, самая обыкновенная, тривиальная слава. если всё выгорит, то это будет моей историей. Историей, с которой я смогу подняться на журналистский Олимп.

-Медленно, шеф, но продвигается. Работаю сейчас с информатором. Наклевывается кое-что интересное.

-Очень хорошо. А теперь слушай сюда: что ты знаешь об альянсовских морпехах?

Признаться, этот вопрос поставил меня в тупик. Морпехи? А что я мог о них знать? Ну морпехи, парни с пушками. Оттуда вроде Шепард вышел, разве нет?

-Эээ... Костяк наземных подразделений Альянса. Обученные, крутые. Парни с пушками. Вроде Шепард был оттуда... Всё.

-Не густо. Что же, поздравляю! Тебе представился шанс поближе узнать доблестную морскую пехоту Альянса Систем. Ты присоединяешься к 1-му батальону 7-ого кавалерийского полка. Будешь военкором, освещать тяжелые будни морпехов. Поздравляю!

Я?!! К морпехам??? Да как же так?! У меня же история! Наклёвывается! У меня информатор, он вот-вот расколется! Какие морпехи, о чём вы вообще???

-Шшшефф... Кх! Ккакие морпехи?! Почему морпехи?! Почему сейчас, и почему, ворка дери, меня?!!

-С газетами всей планеты связались вояки, попросили прислать репортеров, для освещения деятельности вооруженных сил. Тебе выпала честь представлять нашу славную газету. И да, опережая твой вопрос, почему тебя. Ты у нас единственный без семьи, поэтому ты извини, может это и цинично, но...

Синг не закончил, хотя я уже понял, что он имеет ввиду. У меня нет семьи, и оплакивать меня некому. На минуту меня взяла такая злость, что хотелось разнести всё к чёртовой матери. Но... С другой стороны, и на этом тоже можно сделать историю. Пусть и  не такую, какую можно сделать с погрязшим в махинациях промышленником, но... слезовышибательную историю можно соорудить.

-Чёрт с вами... Когда ехать?

Запись 2

Не буду описывать как я собирался, как документы готовил к отъезду. Так или иначе, я оказался на крейсере «Йоханессбург», корабле на котором базировался 7-й кавалерийский полк. Кстати, на счет полка. Я тут поискал в экстранете, и вот какая интересная деталь выяснилась. 7-й кавалерийский полк был уничтожен в мохнатом году на старушке-Земле, какими-то аборигенами. При чем именно это уничтожение почему-то вошло в историю. Мдааа, спасибо Синг, большое тебе спасибо. Ну ладно, хватит сопли распускать, военкор Кинг! Ты в армии теперь, так что соберись, тряпка! Покажем этим солдафонам, как ведут себя репортеры! И вот с такими размышлизмами я и отправился к полковнику Тарковскому, командиру 7-ого кавалерийского полка. Разговор с ним вышел коротким. Выглядело это так: я зашел в каюту к полковнику, он меня выслушал, затем сказал, где находится командир 1-ого батальона, и выгнал меня. Я не стал возмущаться, или требовать к себе уважительного отношения. На столе у полковника лежал пистолет, и как-то мне подумалось что пусть уж лучше он на столе и лежит. Сам же я отправился в один из ангаров, где и находился временный штаб батальона. Командиром 1-ого батальона оказался капитан Стерлинг, у которого самой запоминающейся частью внешности были его абсолютно фантастические усы, напоминающие моржовые.

-Так значит вы и есть Джордж Кинг, репортер из «Бек Кроникл»?

-Ага, это я... То есть, так точно капитан, это я.

-И значит, вы и есть тот самый репортер, который будет освещать наши суровые будни?

-Приложу максимум усилий, чтобы морпехи выглядели на высоте положения, сэр.

-Это хорошо. Это очень хорошо. А знаете ли вы, куда мы направляемся?

-Нет, не в курсе. То есть, никак нет, не знаю.

-Направляемся мы на границу с системами Терминуса. У батарианцев какая-то возня по ту сторону границы, и это не нравится командованию на «Арктуре». И они выбрали нас для того чтобы в случае если мы дали отпор батарианцам.

-Вы думаете что Кхар’шан может начать открытую войну?

-Этого никто не знает. Однако, мы должны быть ко всему готовы, так что нам повезло – у нас места в первом ряду.

Повезло... Что же это получается – высока вероятность того, что я могу попасть под раздачу?! Ну Синг, ну спасибо!!! Убью. Если выживу...

 

Запись 3. День 1:

Итак, день 1-ый. Наш полк десантировали на Элизиум. На ту самую планету, которая раньше была целью  пиратов, которых науськивали батарианцы. Расположились мы рядом с небольшим городком Провинс-Сити. Народу там жило немного, всего тысяч 12, где-то так. Наш лагерь – хотя больше походило на полноценную базу -  был обнесен стенами, с башнями, двумя воротами. 1-й батальон расположился в нескольких типовых бараках, которых уже обживали морпехи. Меня определили в барак 3-й роты, на складе выдали полное обмундирование, кроме разве что оружия, хотя я лично не настаивал на нём – зачем оно мне? Как говаривали в старину, «слово - моя шпага». Морпехи хоть и не лезли с расспросами, но их интерес чувствовался. Раскладывая свои вещи по койке и шкафчику, я услышал, как один из парней подошел ко мне, и прямо спросил:

-Это ты Карандашный Стрелок?

Да, теперь я Карандашный Стрелок. Это прозвище я получил, как только стало широко известно, что я присоединюсь к полку. Что же, не такое уж и обидное прозвище, обижаться не на что.

-Да, это я. А что?

-Да ничего. Ты должен писать про нас?

-Да, есть такое дело. Хочешь, чтобы я про тебя написал?

-Про меня?

-Да, про тебя. Как тебя зовут?

-Рядовой Финн.

-Ну всё. Значит напишу и про рядового Финна.

Морпех, что говорил со мной – рыжеволосый, веснушчатый парень – усмехнулся.

-Эй, народ, слышали?! Он и про меня напишет.

-Да быть не может. Кому ты можешь быть интересен?

Это сказал женский голос. Пару секунд спустя я увидел другого морпеха, или вернее, другую. Светлокожая, с короткой стрижкой темных волос, она встала рядом с Финном, уставившись на него насмешливым взглядом.

-Ну, похоже я интересен тебе, Красовски.

-Что?? Мне?! Да я лучше в монастырь пойду, чем на твою рожу смотреть буду!

Неизвестно, что хотел ответить Финн, но тут их всех прервал мощный окрик.

-Смирррноо!!! Стройся!!  Шевелитесь, сукины дети, бегоом!

Финн и девушка-морпех словно испарились. Все бойцы, что находились в бараке, побросали свои дела, тут же кинулись к своим койкам. Я хоть и не был военным, но подумал, что стоит всё же подчиняться общим правилам. Я встал рядом со своей койкой, хоть и не вытянулся, но стоял прямо. Я скосил глаза, дабы увидеть того, кто же построил морпехов. Это был здоровенный детина, еле помещавшийся в свою броню. Темнокожий, с бритой головой, с глазами, готовыми испепелить тебя, он смотрел на нас, словно мы были самым большим недоразумением с момента рождения Вселенной.

-Слушай внимательно, сосунки, и может быть, вы доживете до следующего отпуска. Я скажу вам, чем мы будем заниматься всё то время, пока будем находиться на этом комке грязе. Мы будем бегать кроссы, чистить снаряжение, заниматься стрельбами. Рядовой Глостер, ты чем-то не доволен?!

-Никак нет, сержант Грант! Я абсолютно всем доволен! Жду не дождусь, когда смогу проломить пару батарианских голов, сэр!

-Отлично, Глостер, отлично. И ещё, соплячьё. Среди нас есть гражданский, мистер Джордж Кинг, репортер с Бекенштейна. Он будет преображать ваше безделье в героические посупки, так что повежливее с ним, всё понятно?!

-Так что, сержант Грант!!!

-Отлично. Через 5 минут построение на плацу, шевелитесь. Это всё. Вольно!

Дальше морпехи 3-й роты бегали кросс вокруг базы, занимались разнообразными упражнениями, и стреляли на стрельбище. Обратно в барак они вернулись достаточно уставшими, и я решил не испытывать судьбу. Мало ли, с горяча могу и по морде дать.

Запись 4. День 2:

Ничего особенного не произошло. Ну кроме того, что я обошел всю базу, вернее ту часть куда можно проходить гражданским. Всё-таки эти «Мако» - шикарная вещь! А размер этих колес... вот уж действительно, «для прохождения по пересеченной местности». Надо будет договориться, чтобы разрешили мне прокатиться на нём.

Запись 5. День 3:

Чееерт… И какого лешего я попросился в транспорт, в этот проклятый «Мако»!!! Всё болит… Голова состоит из шишек и синяков, потому что я на ней стоял большую часть путешествия – хотя какое путешествие, экзекуция, не иначе -, руки-ноги болят потому, что ими я упирался в борта машины, дабы не улететь в какой-нибудь угол и не свернуть себе шею. Хорошо ещё без перелома обошлось. Капрал Ноубл, который вёл машину, сказал мне что это будет «легкая прогулка.». Шутник… Еле доковыляв до барака, ещё час выслушивал зубоскальства Финна о «непрочных штатных сооружениях». Остряк, мать его…

Запись 6. День 4:

Жизнь определенно имеет смысл, должен вам признать! Сегодня на стрельбище, где морпехи тренируются в уничтожении голомишеней, мне дали пострелять из штурмовой винтовки М-8 «Мститель». Что называется новый жизненный опыт. Однако, мой жизненный опыт состоял из 30 выстрелов, из которых 20 ушли в «молоко». Когда на мониторе высветились результаты, заведующий стрельбищем лейтенант Павлов отобрал у  меня винтовку и сказал «Иди-ка ты лучше статьи писать, там ты хоть в цель как-никак попадаешь». И ещё, когда я уходил, краем глаза заметил, как некоторые морпехи, друг другу что-то передавали. Они что, ставки на меня делали, попаду я или нет?! Вот наглость! Там ведь и моя доля есть!

Запись 7. День 5:

Какое-то странное оживление в лагере. Не понятно. Я попробовал было спросить бойцов, но они сами не знают, чего это все забегали. Им приказали повысить боеготовность и бдительность. По слухам, по ту сторону границы у батарианцев что-то происходит. Большое скопление кораблей, причем не только военных, есть и гражданские. Странно… Они что, собираются атаковать, а потом колонизировать Элизиум??? Бред, даже для батарианцев. Даже если и так, то в любом случае Альянс встретит их во всеоружии. Такое количество стволов нет, наверное, на самом «Арктуре». Но лучше всего по этому поводу выразился всё тот же Финн, хотя из всего того что он сказал, более менее цензурным было только слово «четырехглазые».

Запись 8. День 6:

Всё такое же оживление, нездоровое оживление. Словно перед грозой. Вроде знаешь, что что-то должно произойти, но не имеешь ни малейшего понятия, когда оно должно произойти. Морпехам хорошо – у них хоть какое-то занятие было. Как и обещал им Грант, они бегали кроссы, чистили и чинили снаряжение, занимались на стрельбище. А что делать одинокому военному корреспонденту, который и не знает, что ему делать? Писать заметки? Пишет заметки. Знакомится с разными людьми, записывая их слова? Вот тут проблема. Из-за повышенного уровня боеготовности, все стали как ошпаренные, все заняты, и даже поговорить не с кем. Хотя, было тут одно событие… Поздно вечером, когда до отбоя оставалось где-то минут 15, я столкнулся на выходе из столовой с офицером. Всё бы ничего, но а) я его не знал, а я успел познакомиться с подавляющим большинством офицеров полка, и б) на его броне было написано “N7”. Спецназ? Они-то что тут делают? Хотя, почему бы и нет. Ведь если ожидаются боевые действия, то соответственно для этого могут понадобятся специалисты своего дела.

-Ох, простите сэр, не заметил вас. Не ушиблись? “Да-да, знаю. Но главное завязать разговор, а там видно будет…”

-Нет, рядовой, всё в порядке…

Тут спецназ замолчал, пытаясь определить моё положение в военной табели о рангах. Не найдя ничего, никаких обозначений, он нахмурился, и я решил прийти на помощь. Протянул ему руку и сказал:

-Джордж Кинг, специальный корреспондент «Бек Кроникл». Освещаю будни морской пехоты Альянса Систем.

-Вот оно что, неужели? Коммандер Трумэн, фрегат «Аляска».

-Рад знакомству, коммандер. Позвольте, я вас угощу, эээ… вкуснейшей концентрированной бурдой по эту сторону Терминуса.

На это спецназ усмехнулся, и согласился, чтобы я его угостил. Сказать по чести, весь следующий разговор был в стиле «я-вам-ничего-не-скажу». Но, должен признать, из недомолвок я понял кое-что – там, по ту сторону границы, против нас могут выступить не только батарианцы. Уже находясь в бараке, и пытаясь заснуть, я всё думал над этим, пытаясь понять – кто же может выступить против нас? Турианцы? Азари? Саларианцы? Кроганы? Кто?

Запись 9. День 7:

Слухи множатся, и один нелепее другого. Знакомый из штаба полка поведал мне, что на отдаленные провинции Турианской Иерархии напали какие «механические жуки», которых не берет ни одно оружие. Бред какой-то… Какие жуки?? Единственные жуки-переростки, которые приходят мне на ум, это рахни. Но они вроде были разгромлены кроганами, ведь так?

Запись 10. День 8:

Появилась новая информация. Вернее даже не информация, а одно слово, которое произносят шепотом. Словно боятся чего-то… Жнецы. Раса древних как время разумных машин, которые с определенной периодичностью уничтожают всю органику в Галактике. Абсолютная чушь. «Повелитель» же был единственным в своём роде, и Шепард, вместе с флотом Альянса сделал из него решето несколько лет назад, ведь так? Так. Спрашивается  - какие ещё Жнецы, вы что перегрелись?! Их нет, сказки всё это. Был последний, его разобрали на кусочки. А может это геты мутят воду? Построили огромных металлических жуков, и теперь решили завоевать всех и вся. А что, пару лет назад на пару с тем же «Повелителем» им это почти удалось. И геты вроде тоже от органики не в восторге. Так что геты это, точно геты. Или может не геты?

Запись 11. День 9:

Просочилась информация, что в Кроганской ДМЗ появились эти самые металлические жуки. Это же вроде далековато от Вуали Персея, разве нет? И вообще, чего там жуки забыли, кем бы они ни были? Кроганов хоть и не много, но дать сдачи они смогут. Вот бы узнать, как они выглядят… До сих пор ни одного изображения жука нет. Хотя, может есть, но, наверное, вояки изучают каждый штришок, чтобы знать, куда стрелять если они к нам заявятся. Интересно, как они выглядят?

Запись 12. День 10:

Пересылал кое-какие статейки в газету, как прямо посередине пересылки связь вдруг оборвалась. Попробовал перезагрузить терминал, но без толку, связи не было. И вот что интересно – похоже, не только у меня одного такие проблемы были. Странно, но у всех, кто был в бараке, где расположился центр связи, были такие же проблемы. У кого-то прекратилась передача данных, у кого-то прервалась связь с орбитой, у кого-то связь с семьей. Это что же, неполадки со спутниками экстранета? Со всеми, даже с военными?? Я попробовал со своего инструментрона зайти в сеть – фигушки, нет соединения. Странно… Очень странно.

Запись 13. День 11:

Флот на орбите приведен в полную боевую готовность. Это мне один из флотских высказал, когда с орбиты шаттл прилетел нагруженный боеприпасами. Как он сказал, «в системе были замечены неопознанные корабли неизвестного противника, но перехватить их не получилось». Вот оно что… Получается, и к нам скоро нагрянут гости, так что ли? Надо будет сходить на стрельбище, попрактиковаться в стрельбе. Мало ли, вдруг пригодиться…

Запись 14. День 12:

Было где-то 5 часов ночи, когда по всей базе разнеслась сирена. Все морпехи тут же соскочили со своих коек, одевая броню и ругая командование. Я хоть и морпехом не был, но то же оделся, и выбежал из барака. То, что я увидел, заставило меня оцепенеть: на орбите были вспышки света! Значит вот оно, вторжение?? Но кто, кто?? Батарианцы? Геты? Рахни? Эти ваши металлические жуки? Кто, черт возьми палит по нашему флоту наверху?! Я бегу в центр связи, и там кроме штатных связистов, которых похоже тоже выдернули из коек пять минут назад, с ошалевшими глазами пытаются понять, с кем они воюют. И насколько я мог понять – пока меня не выставили из центра, ибо «гражданским тут не место» - связи с орбитой всё ещё нет. Вот это уже плохо… Очень плохо. Это значит, нет координации, а ещё это значит, что никто не узнает о необходимости эвакуации раненых и прочем. Хотя, не всё так плохо – связь потеряна только с орбитой, со всеми наземными подразделениями связь вроде имеется. Бегу в барак, и тут меня тормозит Финн.

-Эй, Карандаш! Нас в город перебрасывают, приказали занять позиции. Хочешь с нами?

-Не думаю, Финн, я вам только мешать буду. Ты главное, смотри во все глаза – я у тебя потом интервью возьму.

-Замётано, Карандаш!

И убежал к своим товарищам. Что же, очень надеюсь, что он вернётся и расскажет мне, с кем Альянс имеет дело. Пока же я пошел в штаб полка. В конце концов, если хочешь быть в курсе событий – ты должен быть или в таком месте где эти события происходят, или в таком месте где принимаются решения относительно событий. Я выбрал второй вариант, он был более безопасным. Да, я хоть и военный корреспондент, но это не значит, что я должен лезть под пули, верно? Хотя, может и значит, но я на подобное не подписывался. Тем временем, в штабе полка творилось то, что обычно творится в местах, где принимаются решения – бардак. Хотя, делая поправку на то, что это было всё такие военное учреждение, тут был контролируемый бардак. Похоже, я пришел в самый интересный момент, потому что начальник штаба полка, майор Стерлинг – скажу честно, я понятия не имею, как его понимали подчинённые. Его стандартный английский был чудовищен. Вот именно так, чудовищен. Однако, как-то он умудрялся доносить свою мысль до нижестоящих, а те ухитрялись его понимать. Не иначе в магии дело. Я не хотел попадаться ему на глаза, а потом постарался сделаться максимально невидимым, и вообще, не привлекать к себе внимания. Направлялся я к своему информатору, если так можно выразиться. Капрал Ли сидел у терминала и обрабатывал какие-то данные. Какие – я если честно, не понял. В штабе полка он занимался чем-то под название «структурирование и рационализация данных». Но кроме этого, Ли любил играть в карты, в покер, если точнее. А когда он проигрался у меня пару раз, я предложил ему быть моими глазам и ушами...

-Ей, Ли! Что делаешь?

-Кинг! Что ты здесь делаешь?! Гражданским сюда запрещено входить, ты не должен…

-Успокойся, поборник правил. Я военкор, не забыл? У меня есть пропуск и всё такое. Но хватит обо мне. Лучше ответь – что происходит? Связь с орбитой есть?

Тут Ли сжал губы и отвернулся от меня.

-Я не должен этого говорить тебе. У тебя нет допуска, и ты гражданский.

-Ты это серьезно? Я почти военный, так что можешь мне сказать, что твориться наверху.

-Нет, не могу! Меня арестуют и под трибунал отправят, если я тебе хоть слово скажу!

-А если ты мне сию же секунду не ответишь, я расскажу кому не надо о твоих азартных увлечениях. Так что давай колись, Ли.

Ли ещё несколько секунд боролся с самим собой, но, похоже, страх за азартные игры оказался сильнее трибунала.

-Чёрт с тобой… По-прежнему нет связи. Только помехи. Ни с одним кораблём, ни с одной станцией! Словно их там и нет вообще.

-Может они есть, их просто глушат. Такое ведь возможно?

-Да, но…

Тут мимо нас пробежал один из офицеров, совершенно не обративший на нас внимание. Мы тут прервали разговор, сделав вид, что пытаемся разобраться в той мешанине, что высвечивалась на экране. Как только он прошел, я продолжил прерванный разговор.

-Но что?

-Даже если каналы глушат, всегда есть аварийные каналы, и даже через заглушку связи можно прорваться. Но там совершенно ничего нет. Только помехи, ничего более!

-Только помехи говоришь?... Слушай, а ты не в курсе, фрегат «Аляска» есть на орбите?

-«Аляска»? Не знаю, в первый раз слышу… Слушай, ты уже узнал что хотел, иди отсюда! И никому не говори о…

Ли замолчал, и красноречиво дал мне понять глазами, что он имеет ввиду. Я несколько снисходительно улыбнулся, и похлопал по плечу капрала.

-Расслабься. Твой секрет я унесу с собой в могилу.

После этих слов я вышел из штаба полка, чтобы хоть немного обдумать свои действия – в основном это состояло из поиска ответа на довольно простой, на самый простой вопрос во Вселенной: “Что же делать??” – как буквально в двух шагах от входа в штабной барак столкнулся с бойцом.

-Ох, извини, при… коммандер Трумэн? Вы здесь?!

-Ааа, мистер Кинг. Да, я здесь. А что, вы против?

-Ээ… нет, что вы! Я просто немного удивлен, что вы находитесь именно здесь. Мне казалось, спецназ Альянса всегда или на передовой, или в тылу противника.

-Мистер Кинг, по-моему, ваше представление о частях специального назначения Альянса несколько отличается от истинного.

-Ну что я могу поделать, мне не приходилось ранее сталкиваться с вашим братом. Может быть, вы просветите меня?

-Боюсь не сейчас, мистер Кинг. Меня ждут в штабе полка…

Он уже собирался было уходить, но отпускать его просто так, я не собирался.

-И всё же, коммандер, пару слов для прессы! Вам наверняка известно, что нет связи с орбитой. Скажите, у вас есть какие-либо соображения, почему так произошло?

-Не могу знать, мистер Кинг. Однако, могу вас заверить, что над проблемой уже работают лучшие специалисты.

-Такое по всей планете происходит?

Тут спецназ немного промолчал, и осторожно ответил:

-Да, к сожалению подавляющее большинство наших частей, расположенных на планете, не могут связаться с орбитой.

Мы уже подходили к штабу, и мне надо было «доить» его быстрее, а N7 не спешил расставаться с секретами.

-Скажите коммандер, а чем это может быть вызвано? Диверсия батарианцев?

-Почему вы решили, что батарианцев?

-А разве мы ждём кого другого?

Тут Трумэн замолчал, и не ответил на вопрос. Видя, что он не особо горит желанием продолжать разговор, я решил брать быка за рога. Остановив его, я прямо спросил.

-Трумэн, против кого сейчас сражается Второй Флот? Кто глушит их связь, да так, что ни они, ни мы не можем связаться ни с кем? Кто это? Батарианцы? Геты? Жнецы?

На последнем слове коммандера словно подменили. Глаза его сузились, и весь он словно напрягся. В точку, приятель, ты попал в самое яблочко…

-У вас очень богатое воображение, мистер Кинг.

Собственно, он был мне больше не нужен. Оставив меня, он скрылся в штабе, а я сам отправился в барак, чтобы хоть как-то привести мысли в порядок. Итак, значит всё-таки Жнецы… Выходит, «Повелитель» не был единственным в своём роде? И получается у нас теперь вторжение насекомоподобных машин. Я начал припоминать все события, связанные с битвой за Цитадель, случившейся несколькими годами ранее. Не многое вспомнил, но то что, удалось найти в памяти, мне не понравилось: для того, чтобы уничтожить «Повелителя» понадобился скоординированный огонь всего Пятого Флота Альянса. И что Пятый Флот тогда потерял много, много кораблей. Ещё я вспомнил, что со Жнецами тогда, несколько лет назад, были и другие твари. Как их там звали… Хекски? Хиска?... Хаски! Да, точно хаски. Переделанные Жнецами люди… Но их вроде можно убить, по крайней мере, они не настолько непробиваемы, как Жнецы. Надо бы где-нибудь раздобыть оружие. Казалось бы, ты в военном подразделении, уж что-что, но оружия тут полно. Однако… А может… Может стоит поехать в Провинс-Сити? Там наверняка будет оружейный магазин. Хотя бы пистолет смогу купить. И термозаряды. Много термозарядов. В конце концов, стрелок из меня не ахти… Но не всегда бывает так, как ты хочешь. Поспрашивав своих информаторов в штабе, я узнал, что следующий транспорт в город отправляется только вечером следующего дня. Что же, завтра вечером так вечером…

Запись 15. День 13:

Поздний вечер. В Провинс-Сити никого нет, город эвакуирован, теперь тут правят бал военные. Части полка расположены в городе, занимали необходимые при обороне города ключевые позиции. Водитель высадил меня у городской ратуши, где расположился полевой штаб, и укатил куда-то. Оглядываясь, я везде замечал морпехов: вот патруль, вот «Мако», вот какое-то орудие… Но нигде нет гражданских. И тут до меня дошло, что раз гражданских нет, значит и магазины закрыты. А если магазины закрыты, значит и оружейный магазин закрыт. Мда-а-а… Ты влип Кинг, ты влип. Ты находишься на линии фронта, и ты не вооружен. Молодец. Браво. Осталось только мишень на спине нарисовать. В сложившихся обстоятельствах, возникает древний, как сама Вселенная вопрос: что делать???... И так бы и стоял я, у городской ратуши, как идиот высший пробы, если бы один из морпехов истошно бы не заорал:

-ВОЗДУХ!!!

При таком крике я вздрогнул, тут же задрал голову, и увидел… метеорит. Ну да, походило на метеорит. Или на обломок, или на сорвавшийся со своей орбиты спутник. Второе – учитывая что на орбите скорее всего кипит бой – было более возможным. Он падал не один, вместе с ним падали ещё три таких же небесных тела. Так или иначе, нечто быстро приближалось к поверхности. Несколько мгновений, которые я провел в оцепенении, словно прирос к асфальту, и громкий грохот столкновения. Эти штуки, чем бы они ни были, упали буквально в паре кварталов от ратуши, и, я, как уважающий себя журналист, тут же побежал на место падения. Занятно, но я вдруг понял, что очень хочу, чтобы это была хотя бы спасательная капсула вражеского корабля, чтобы, черт возьми, окончательно узнать, с кем мы воюем. Добежав до места, я заметил там патруль морпехов, который уже прибыл к месту падения. Двое солдат уже заходили в дом – осколок врезался в него, как оказалось, хотя выглядело это как дом только внешне, стоял лишь фасад – когда из здания донесся громкий рёв, после которого прозвучали выстрелы. Я тут же спрятался за находящимся рядом «Гризли». Стоило мне это сделать, как из дома, выломав часть стены, вышла… вышло нечто. Теперь-то я знаю, что это был каннибал, но тогда… Я увидел огромную горбатую фигуру, с синими лазами и каким-то утолщением на руке. Тварь тут же открыла огонь по «Гризли», ей ответили два морпеха, до этого находящихся в транспорте. Всадив в тварь добрый десяток пуль каждый, они выскочили из машины, как тут из того же здания вышло ещё две твари. Они не успели открыть огонь - их смело орудие, установленное на транспорте. Бойцы забежали в дом, и через несколько минут вышли, неся на плечах своих раненых товарищей. Я тем временем вышел из-за машины, с поднятыми руками, а то ведь и пристрелить могут.

-Не стреляйте! Не стреляйте! Я журналист, не стреляйте!

Из «Гризли» выбежал водитель и наставил на меня свою винтовку.

-Сука, на колени, живо!!!

Я тут же опустился на колени.

-Я журналист, прикомандирован к 7-му кавалерийскому полку. У меня есть разрешение, хотите, покажу?!

-Журналист?!! Карандашный Стрелок??

Похоже, прозвище ко мне приклеилось окончательно…

-Да-да, это я , я Карандашный Стрелок! Может не будешь в меня стрелять???

-Вставай, и залезай в машину! Живо, пока ещё твари не показались!

Второй раз мне повторять не надо, и вот уже через пару секунд мы на всех парах покидаем место первого наземного боя людей и Жнецов. Ухватившись за поручни, я поглядел на морпехов, которые мне показались слишком смирными и тихими, для раненых, а потому я спросил одного из бойцов, что тащил их на себе.

-Как они?

-Готовы…

Что же, тут нечего объяснять. Не бывает войны без потерь… «Гризли» тем временем, затормозил у ратуши, и я понял, что мне пора выходить. Без лишних слов я вышел, и, закрыв люк, транспорт тут же поехал дальше. Я услышал звуки стрельбы, но она была далеко, и я чуть-чуть расслабился. Но стоило мне поднять голову, как увидел, что с неба буквально сыплются метеориты. Хотя, какие это метеориты… Теперь я знал, что каждый такой «метеорит» содержит минимум троих тварей, очень опасных тварей. Предъявив своё удостоверение военкора, я прошел в ратушу и решил найти капитан Стерлинга, командира 1-ого батальона. В нашу первую встречу он мне показался нормальным человеком, не военным до мозга костей, так что можно рассчитывать, что он не выгонит меня.

-Знаете, Кинг, я не удивлен, что вижу вас здесь.

-Не могу сказать того же, сэр. Я лично очень удивлен тому факту, что нахожусь здесь.

-Интересно… И что же мне с вами делать?

-Может, вы ответите на один вопрос, сэр?

-Ответить на один вопрос? Что же, всегда уважал людей, готовых выполнять свою работу при любых условиях. Спрашивайте.

-Это ведь Жнецы, так?

-Да, Жнецы.

И словно в подтверждение этому с небес раздался оглушительный грохот, словно одновременно ударили тысячи пушек. Стерлинг кинулся к окну, секундой позже я был рядом с ним. Мы увидели ночное небо, и тучи, да-да тучи, серые, тяжелые тучи, ползущие по небосводу, и разряды молний, что иногда исходили из них. Но самое невероятное было другое. Через несколько минут из туч показался Жнец. Самый что ни на есть настоящий, огромный, устрашающий, подавляющий своими размерами Жнец. Сел он на окраину города, и через несколько мгновений издал жуткий, утробный звук, словно известив всех о своём прибытии. Несколько секунд он смешно переступал своими ногами-щупальцами, а затем из него вырвался толстый красный луч, который прошелся по городу. Сразу же раздались несколько взрывов, а Жнец пошел дальше, направляясь к центру города. То, что произошло в течение следующих нескольких часов, я буду вспоминать в самых жутких снах. Мне никогда не забыть воя хасков, мне никогда не забыть звук, с которым они разрывают человеческое тело. Мне никогда не забыть каннибалов, никогда не смогу забыть то бессилие, которое ты испытываешь, после того как всадил в него не один десяток патронов, а он ещё жив и стреляет в тебя. Мне никогда не забыть Жнецов, не забыть этот жуткий рёв, что слышится каждый раз перед открытием адских врат. Мне никогда не забыть, как я тащил на себе рядового Финна, с оторванной ногой, я никогда не забуду хватку его пальцев, вцепившихся в моё плечо, не забуду его последнюю просьбу. Я не забуду то чувство, с которым я взял в руки его винтовку, заляпанную чьей-то кровью. Я не забуду то чувство, когда узнал, что полковник Тарковский вызвал огонь полковой артиллерии на свои позиции, дабы дать время эвакуировать раненных и ополченцев. Я не забуду то чувство, когда видел горстку морпехов, под командованием капитана Стерлинга, что удерживали посадочную площадку, давая последним раненым зайти на корабли. Для них места не было, да они и не просились на борт. Я никогда не забуду то чувство, когда мы покидали Элизиум. Чувство безысходности, чувство злости, чувство ярости, чувство отчаяния, чувство безнадежности. Мне никогда этого не забыть.

 

Запись 16. День 14:

Добирался я до Бекенштейна на разных кораблях, но когда я оказался на планете, я первым делом пошел в оружейный магазин и купил пистолет «Палач» и много, много термозарядов к нему. Придя домой, я залез в душ, и несколько часов не вылезал из него, пытаясь осмыслить всё то, что произошло со мной за последние 14 дней. Более-менее придя в себя, я хотел уже направиться в редакцию, когда мои глаза случайно зацепили небо. Оно было серым, тяжелым, затянутым тучами, из которых били по серому небу молнии. В оцепенении, в тупом ожидании неизбежного я ждал его. И вот, он явился. Много больше, чем тот, что был на Элизиуме. Приземлившись, он издал утробный, тяжелый рёв, объявив Бекенштейну об его участи. Повернувшись, я пошел к своей сумке, в которой лежал «Палач». Не обращая внимания на крики соседей, на взрывы, я зарядил пистолет, повесил сумку с термозарядами на плечо, накидал туда всех припасов, каких смог найти у себя дома, и пошел на войну.

 

Эпилог.

Хаск, казалось с недоумение слушал эту запись. Какие-то звуки, какие-то непонятные слова. все это казалось ему смутно знакомым, словно ритм забытой мелодии, словно слова забытой песни. Ты силишься их вспомнить, но они где-то глубоко-глубоко, похоронены в твоем сознании, ты не можешь найти их, не можешь до них добраться, не можешь… Все мысли, все зачатки мыслей в примитивном мозгу были похоронены тяжелым, грубым гулом, прозвучавшем в разуме хаска, словно похоронный набат. Хозяева напоминали о себе, утверждали свое господство. Хаск глухо зарычал и резким движением – оторвал руку вместе с инструментроном, отбросив её в угол на кучу мусора. Он бы и дальше копал, разрывал бы тело на куски, разбрасывал бы обломки – как вдруг улицу прорезал далекий крик боли и отчаяния – и порождение Жнецов ринулось в сторону очередной жертвы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×