Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

Рекомендуемые сообщения

(изменено)
Показать контент  
Hide  

sobor_svyatogo_petra_v_vatikane_2.thumb.jpg.607f4d89dedc3e05abed6cbe7c57af8a.jpg

11 июля 1923 года, собор Святого Петра, Рим, Италия.

Архитектор Донате Браманто, составляя подробный и детальный чертеж базилики, знал, что не увидит свой проект, свое "дитя", законченным, слишком уж коротка жизнь человеческая. Но это горькое знание не сломило его, а лишь подстегнуло к размаху, который термин "дерзновенный" даже не начинал описывать. Комплекс архитектурных чудес, носящий название собора Святого Петра, был задуман как олицетворение триумфа веры над любыми препятствиями и невзгодами, как монументальный символ торжества Господа над силами Зла. Что ж, спустя двести пятьдесят лет верующие со всего мира, глядя на собор снаружи и изнутри, могли с уверенностью сказать: "Да, это действительно божественно прекрасно!". Рафаэль и Микеланджело оставили частицы своего гения на расписных фресках, скульптурах и барельефах, направляя и вдохновляя сотни иных художников и скульпторов, задавая им планку качества, в точности, как дирижер ведет весь оркестр. Или полководец свою армию.

Однако, людям, прибывшим в город жарким июльским днем, распростершим над ними бесконечно чистую синеву неба, которую не дерзало нарушить ни одно, даже самое крошечное облачко, собор Святого Петра показали совсем с иной стороны, не той, парадной, видимой каждому.

Показать контент  

sobor_svyatogo_petra_5.jpg.3b5ed50b7f43ccf01d6c1692b535e1a1.jpg

Hide  

Всех и каждого из них радушно и заботливо встретили представители Инквизиции еще по прибытию в Рим, неважно, каким путем они добирались и сообщили о маршруте заблаговременно или нет. Всех и каждого доставили в один из стандартных домов Инквизиции, разве что, отличавшихся чуточку большим качеством и количеством убранства, чем их братья-близнецы из Лондона и меньшим количеством этажей. И наличием внутренних двориков с детьми, зеленью и фонтанами, с трех сторон защищенных стенами самих жилых блоков, словно хрупкий цветок жизни сильными ладонями воина. И даже дали три часа на отдых и приведение себя в порядок перед встречей с Его святейшеством, Урбаном Пятым.

Ровно через три часа к зданию, вызвав настоящий ажиотаж среди местных мальчишек, подкатили два электромобиля.

Показать контент  

498275036_.jpeg.3b72eca79ae008003eac0824a084d691.jpeg

Hide  

Места на заднем сиденье хватало на троих человек обычной комплекции, передние же два места были заняты суровыми немногословными мужчинами, не скрываясь носившими на лацканах своих пиджаков или поясных ремнях инквизиторские инсигнии.

Кавалькада (если можно было так назвать пару автомобилей) проследовала по улицам, постепенно заполнявшимся предвкушающим вечернюю прохладу людом, в направлении собора Святого Петра, но свернула на неприметную улочку задолго до того, как широкий проспект мог бы привести их на площадь, носящую то же название, что и сам собор. А потом и вовсе без лишней помпы въехала в какой-то дворик, ворота в который без вопросов открыли бдительные и вооруженные пистолетами-пулеметами люди. Въехала, чтобы сходу нырнуть в тоннель, ведущий под землю. Солнечный свет сменился искусственным электрическим светом плафонов под потолком. Тоннель, широкий и чистый, имел свои ответвления, показывая широкую и разветвленную сеть подземных сооружений, однако, водитель головной машины игнорировал любые повороты, продолжая двигаться прямо и, спустя пару десятков минут, привез своих пассажиров в просторное помещение, обстановка в котором резко контрастировала с серым бетоном стен, виденным всю дорогу.

Показать контент  

Petrusgrab_Petersdom_b.thumb.jpg.ca83d3281721504ca1413b0e07745787.jpg

Hide  

Здесь также присутствовала вооруженная и бдительная охрана, под предводительством ничуть не уступавшего всем уже виденным мужчинам в суровости начальника.

Показать контент  

760700007_PaoloMaldini.jpg.dc53d79f66a315fb567e07d8463ed46f.jpg

Hide  

- Паоло Мальдини, Инквизитор четвертого ранга, - представился он, оглядывая по очереди всех, выбиравшихся из машин. - Прошу идти за мной.

Также богато украшенные лестницы с мраморными ступенями и коридоры, выложенные мраморными же плитами с выстланными поверх мягкими и дорогими даже на вид коврами, вели дальше, вглубь комплекса, который мог (а может и нет), скрываться под собором Святого Петра. Судя по тому, что по пути им никто не встретился, маршрут движения не просто был продуман заранее, но и очищен от любых потенциальных свидетелей. Конечным пунктом назначения стала хорошо обставленная гостиная. На столике гостей уже дожидался поднос с чаем и сладким печеньем. Не была забыта и ваза с фруктами: яблоки, апельсины, груши.

Показать контент  

Morning-in-the-forest_-1350x900-1200x800.thumb.jpg.47d9277a84731ee6d38ec6fa18e7808c.jpg

Hide  

Из окон открывался вид на парковую лужайку, огораживавшая которую кирпичная стена почти терялась за росшими на ней зелеными лозами, видимо, за время пути гости Папы Римского успели покинуть подземелье и теперь, географически, находились на уровне первого этажа.

- Его Святейшество примет вас через двадцать минут, в своем кабинете. Пока прошу подождать здесь, - несмотря на вежливые слова и приятный баритон, властный холодок в голосе мужчины самым явным образом заявлял о том, что это не та просьба, которую можно отклонить. Коротко поклонившись, мужчина вышел за дверь, оставив гостей Папы Римского присматриваться к окружению и друг другу. Или просто пить чай, пока не позовут.

 

Гости Небесного Города:

1. Julia37 - Мортимер и Морин Смиты.

2. Nevrar - Освальд Итан Вуд.

3. Marikonna - Карла ди Фогна.

4. Meshulik - Николя Буджардини.

5. Stormcrow - Рафаль Солейн.

6. Rei - Алука Шеор.

Мастерские НПС:

1. Беатрис Блэк.

 

 

Дорогой приключений  

Глава 1. "Первые шаги".

1. Встреча с Папой Римским.

2. Прибытие в Грецию.

3. Волки!

4. Прибытие в Карию.

5. Встреча с ангелом.

6. Тайный ход.

7. Возвращение в Карию.

8. Возвращение на виллу.

9. Лес в свете Луны.

10. Ирония, оценить которую может не каждый.

Глава 2. "По ту сторону".

1. Город, которого нет.

2. Что Харрингтоны оставляют за собой.

3. Дневник разведки.

4. Место давнего боя.

5. Конец охоты.

6. Дом, который построил не Джек.

7. Особенная гостья.

8. Восемь на двенадцатом этаже.

9. По белому следу.

Глава 3. "Под сенью Светоча".

1. Прибытие в Санктум.

2. Откровения от Клариссы, стих первый.

3. Хлопоты и заботы в Санктуме. День первый.

4. Итоги первого дня.

5. Хлопоты и заботы в Санктуме. День второй.

6. Итоги второго дня.

7. Охота на ангела.

8. Донато, исцелись.

9. Новости хорошие и не очень.

Глава 4. "Добро пожаловать в Анклав".

1. Отбытие из Санктума и засада на полпути.

2. Необычный парламентер.

3. В гостях у Мирриам.

4. Планы и замыслы.

5. Мучительная красота.

6. Бесовские подарки.

7. Нападение на склад.

8. Неожиданная находка.

9. Адски светский прием.

Глава 5. "Во Тьму".

1. Возвращение в Санктум.

2. У последней черты.

3. Где ангел не решится сделать шаг.

4. Пора домой.

 

Hide  

 

Правила по прокачиванию характеристик  

Длительный (не менее получаса) спарринг позволяет обоим участвующем в нем персонажам сделать тест на НР. При успехе они могут добавить к НР +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня. Требуется взятая выучка с оружием.

Длительная (не менее получаса) практика в тире позволяет персонажу сделать тест на НС. При успехе он может добавить к НС +1. Требуется взятая выучка с оружием.

Длительное (не менее часа) времяпрепровождение в библиотеке или архиве позволяет персонажу сделать тест на Интеллект. При успехе он может добавить к Интеллекту +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня.

Длительное (не менее часа) времяпрепровождение в тренировочном зале позволяет персонажу сделать тест на Силу или Ловкость. При успехе он может добавить к Силе или Ловкости +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня.

За эти два дня можно выбрать тренировку по двум характеристикам из предложенных пяти.

Hide  
Квесты в Санктуме  

День 1.

1. Допрос демона-истязателя и поиск информации о Пустоте в библиотеке. (Мортимер - Беатрис)

2. Расследование убийств полукровок-суккубов.(Карла - Рафаль)

3. Сбор сведений о настроениях населения. (Морин - Освальд)

4. Осмотреть странную картину в местной галерее изобразительных искусств (Николя - Шери)

Hide  
Получение сведений в библиотеке  

Бросок на Интеллект +0 и потраченный час в библиотеке при успешном тесте позволяют узнать некоторые сведения общего характера о Городе и его истории. Бросок можно повторять каждый час, но не более трех раз подряд. Также, можно получить +10 к броску за каждые полчаса, добавленные к времени прохождения теста, но не более +40 (таким образом, получатся те же три максимальных часа нахождения в библиотеке). Потом следует сделать перерыв не менее чем на три часа, прежде чем делать новые попытки.

Hide  
Арсенал Санктума  

Имеются все позиции, перечисленные в списке оружия, качество Обычное.

Специальных боеприпасов можно взять не более трех обойм для пистолетов и револьверов, двух обойм для ручногооружия, Святых пуль - не более двух обойм в одни руки и только для одного оружия на выбор.

Дополнение:

Малый Сетемет

Класс: пистолет. Дальность стрельбы: 10 метров. Магазин: 1 выстрел сетью. Перезарядка: 1ПД. Свойство: Обездвиживающее. Вес: 1 кг.

Средний Сетемет

Класс: ручное. Дальность стрельбы: 20 метров. Магазин: 3 выстрела сетью. Перезарядка: 2 ПД. Свойство: Обездвиживающее, Громоздкое. Вес: 3 кг.

Снаряжение:

Все, имеющееся в списке, качество Обычное.

Есть защитные амулеты 2 уровня и универсальные амулеты.

Hide  
Бонус мастерской Санктума  

Оборудованная мастерская дает +30 к броску и снижает время работы над изделием на 1 час. Бонус применяется как к артефакторике, так и техническим и оружейным навыкам.

Hide  

Дайсрум

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Как говорил один мой соотечественник столетие назад: бойтесь первых порывов - они благородны.

В ответ на это сеньор Солейн смог разглядеть в глазах инквизитора признаки веселья, отдаленно напоминающее прежнее. Впрочем, потухли они быстро, как угли под проливным дождем.
- Не типично для меня, делать что-либо нормальное для нормальных людей, не так ли? - мистер Смит улыбнулся одними губами. - Наверное, я заболел.

Иначе чем еще объяснить подобное?

- Скажите, вы знаете, чем таким нас наделить хочет Мирриам?

Мортимер взглянул на  сангвинара, сконцентрировав на нем, наконец, свое расползающееся по темным углам подсознания внимание. 

- О да. Я знаю. Вам понравится. - он усмехнулся каким-то своим мыслям, обратив взгляд внутрь себя. - Хотите знать сейчас или пусть останется секретом?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Не типично для меня, делать что-либо нормальное для нормальных людей, не так ли? - мистер Смит улыбнулся одними губами. - Наверное, я заболел.

- Все мы люди. Просто иногда либо забываем это, либо стесняемся ими быть, - пожал плечами Волк Господень и улыбнулся: - Выздоравливайте. Впрочем, если надо будет полечить - например, напитком лечебным - или всё-таки надумаете поговорить о вере, то я к вашим услугам.

- О да. Я знаю. Вам понравится. - он усмехнулся каким-то своим мыслям, обратив взгляд внутрь себя. - Хотите знать сейчас или пусть останется секретом?

- Понравится? Что ж, раз понравится, то пусть останется секретом на радость Мирриам. Не лишать же синьору удовольствия лицезреть моё удивление, - усмехнулся маг, который ряд удовольствий ей всё-таки вчера ночью доставил.

Изменено пользователем Stormcrow

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Выздоравливайте. Впрочем, если надо будет полечить - например, напитком лечебным - или всё-таки надумаете поговорить о вере, то я к вашим услугам.

Мистер Смит чуть сощурился. 
А, впрочем, разве это было удивительно? Сангвинары чуют кровь, как акулы. Стоит только пролить каплю..

- Благодарю.

Мортимер поклонился.

- В таком случае жду вас вечером в хранилище. Мне, как и Мирриам, будет так же весьма любопытно взглянуть на вашу реакцию. 

Завершив беседу еще одним легким полупоклоном, инквизитор направился по галерее непристойностей примерно в сторону своих апартаментов. Или, быть может, в библиотеку. Если здесь таковая имеется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Галерея  "Где- то тут "

- Хорошего вам дня, Мортимер, - вернул полупоклон сангвинар и проводил взглядом удалявшегося инквизитора и его кровь.

Чуть потянулся. Где-то под камзолом грело перо.

- Коллеги, я готов выдвигаться, когда вам удобно, - сообщил аналитику и оперативнику маг.

Почесав плавник, решил ещё на некоторое время задержаться в галерее местного искусства. Для общего развития.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Белая роза на чёрном шёлке  

Охота на друга прошло успешно. Отзвенели колокола Светоча, звучавшие теперь тихой музыкой, какой-то особенно радостной. Хотя размышления на тему их вечерней прогулки и той многообещающей улыбки приводили на весьма приятные тропки, но и ибн Пустыня, и Белоснежка возле Светоча выглядели уставшими. Наверное, оба упрямца решили сами проделать дорогу к нему несмотря ни на что. Правда, потом с сожалением пришлось отложить встречу до следующего дня - необходимо было бдить при Донато.

Вчерашний (да и часть сегодняшнего) день он предвкушал этой прогулки. Не только из-за приятной компании на вечернюю прогулку. Прогулка обещала быть по достаточно тихим улочкам.

Дома такие прогулки... сопровождались взглядами. Дома всегда была инсигния на одежде и документы в кармане. И взгляды. Шёл ли он с сестрой (два коварных сангвинара!) или со Стеллой (Инквизиция задержала сангвинара!). Здесь... Здесь сангвинар и ведьма могли просто прогуляться, не афишируя ничего.

В десять часов вечера ровно он постучался в так полюбившемся ему голубом камзоле (но без бронежилета) в двери палаты своей проводницы по Санктуму. Ангельский меч был передан Алексу (который с энтузиазмом принял оружие в работу), а скьявону флорентийский француз уже забрал и решил тоже выгулять. С одним ножом он не хотел сопровождать одно из первых лиц Санктума по ночному городу, где совсем недавно её похитили.

Ей в качестве оружия вошедший сангвинар подобрал букет.

Показать контент  

Rozhy.png.13ba8876eae90cbf3d0f564c781ed8

Hide  

Ангелика уже ждала гостя, стоя посреди комнаты. Словно не сомневалась, что Рафаль придет и его ничто не задержит и не заставит передумать. Выглядела девушка куда лучше, чем у Светоча, хотя легкие тени, залегшие под глазами, говорили, что до полноценного восстановления ей еще далеко. Впрочем, похоже, Ангелика все равно собиралась приятно провести время и получить от вечера и компании Рафаля максимум возможного. Платье она подобрала себе, по меркам общества, весьма нескромное, позволявшее без труда любоваться на ее точеные плечи и изящные ножки.

Показать контент  

920.371x625.1346827176.jpg.6cc21cae4a7d2

Hide  

- Цветы, мне?! Как мило! - просияла улыбкой Ангелика при виде Рафаля. - Приятно получать знаки внимания от такого галантного и красивого кавалера.

 

Экскурсия началась с захватывающих дыхание моментов. Одобрительная улыбка и наслаждавшийся её красотой взгляд ясно говорили, что впечатление Ангелика произвела, хоть и маг не остолбенел при её виде.

- Кавалер всегда должен соответствовать своей даме. Хотя без зазрения совести признаюсь, что соответствовать красивой даме со столь тонким вкусом - очень непростая задача. Пожалуй, это лучше удастся именно цветам, совершенным от природы, - учтиво поклонился Рафаль, вручая букет Белоснежке. - Леди Мизере, вы очаровательны, как звёздный туман весенним вечером.

Эта невесомая, хрупкая красота манила к себе, обещала ласковую прохладу в жаркий день, раскрытие загадок, которые жемчужной ниткой ведут к новым тайнам. Чтобы навсегда остаться непознанной, горько-сладкой мистерией.

 

- Прекрасные комплименты, Рафаль, но разве мы не перешли на ты? - поднялась вопросительно точеная бровь блондинки. Цветы, впрочем, были приняты вполне благосклонно. - Давай забудем сегодня о том, кого мы представляем и будем просто собой. Мужчина и женщина, намеревающиеся приятно провести время вместе. Без обязательств и обременений.

С этими словами Ангелика непринужденно положила ладонь на грудь Рафалю и вопросительно взглянула ему в глаза, ожидая ответа.

 

Однако. Реакция на комплименты и флирт, который, казалось бы, доставлял удовольствие им ещё вчера, оказалась несколько... обескураживающей. Особенно для француза из пылкой Италии. Двух стран, где процесс, знаки внимания, ухаживания, тонкая дуэль подчас колкого, но всегда нежного внимания значила очень много. Где-то глубоко в разуме прозвенел звоночек-предупреждение, напоминание, что кроме интереса в её глазах часто мелькал и расчёт, оценка. Словно вместо свидания попал на экзамен. И пока ответы не сказать, что устраивали экзаменатора.
Что ж, возможно, ему это лишь кажется.
- Я всего лишь отдаю должное тебе, прекрасная проводница, - улыбнулся Рафаль и предложил даме локоть. - Пойдём, Ангелика?

 

Быть может, просто сама властность Ангелики накладывала определенный отпечаток на все, что она говорила и делала. Или, как другой вариант, она могла, внезапно для самой себя, волноваться и не мочь совладать до конца с предвкушением? Все-таки, Рафаль был живым и, хотя живущим второй раз ничто человеческое не было чуждо, неуловимая, возможно, выдуманная, разница все же ощущалась. По крайней мере, для Ангелики.

Предложенная рука была благосклонно принята, но прежде Ангелика привстала на цыпочки, чтобы дотянуться губами до уха Рафаля и перейти на интимный шепот, при этом как бы случайно коснувшись высокой грудью мужской руки. До обоняния Волка Господня донесся легкий цветочный аромат, за которым можно было уловить запах, присущий самой Ангелике, чистый, в чем-то белый, как и она сама, дразнящий скромностью и обещанием.

- Мне очень не хватало здесь именно таких комплиментов и восхищенных взглядов. Спасибо тебе за это, Рафаль. Пойдем.

Ангелика уверенно повела своего кавалера из комнаты и дальше по коридору, отослав охрану легким движением ладони.

- Я предупредила, что мы вернемся, но не сразу, - улыбнулась она.

 

Белоснежка пахла цветами. Сестра всегда говорила, что выбираемый запах много, очень много говорил о человеке. Как бы она оценила выбранный ею?

Цветы. Любовь к красоте и природе. Но не слишком сильный, не доминирующий. Тонкое обоняние, которое требовательно к запахам. Несмотря на высокую позицию ей необязательно всегда доминировать и властвовать. Она не давит и подавляет, предпочитает действия тонкие, аккуратные, выверенные. А лёгкий аромат ещё нужен, чтобы люди склонились к ней, чуть ближе.

Но сейчас она делала первый шаг в танце, шла навстречу свою сомневающемуся кавалеру. Тёплое дыхание так приятно грело ухо. Близкий шёпот чувственных губ, прикосновение груди будоражили чувство, напоминали о мыслях и желаниях, присущих живым. Стоило определённой выдержки не повернуться к ней, глаза в глаза, будто случайно поцеловав губы. Но если это станет неизбежным для них, то не приятнее ли откладывать дольше, чтобы губы касались губ жадно, как в стремлении жаждущего к источнику?

***

Первым местом их прогулки стали висячие сады. Стемнело и теперь скульптуры выхватывали из темноты зажженные факелы, фонтаны продолжали работать, блестя водяными брызгами в их теплом оранжевом свете. Дневные цветы закрыли бутоны и склонились к земле, вместо них навстречу восходившей Луне раскрывались иные, ночные цветы.

Вечернее представление давно закончилось и теперь в садах царила тишина, кроме Рафаля и Ангелики здесь сейчас была лишь еще одна пара, но ее было едва слышно с противоположного конца садов, а потом посторонние голоса и вовсе затихли.

Со стеклянного балкона открывался прекрасный вид на ночной Санктум, мерцали огоньки электрических светильников и факелов, лился свет Светоча через широкие порталы в верхней части здания, в котором помещалась душа Архангела. Свежий, но холодный ветер доносил с нижних улиц обрывки вечерних разговоров и музыки, кажется, кто-то играл на флейте, быть может, только для себя, но получалось так, что и для других тоже.

- Красиво, не правда ли? - вдохнула воздух полной грудью Ангелика. - Люблю приходить сюда в такое позднее время. Когда никого нет и можно позволить себе отступить от привычного образа властной дамы. И можно просто смотреть и наслаждаться.

 

Сады готовились подремать. Стелла рассказывала, что в детстве на курортах Италии после жаркого дня природа, здания, люди дремали под морским бризом, отдавались во власть первых прохладных прикосновений, чтобы набраться сил для ночной жизни, снять усталость изматывающего в своей пылкой любви к миру солнца.

Вот и сады набирались сил, прятали, накапливали воспоминания об этом дне. Там, где было много радости, нежные цветы будет цвести бойчее, радостнее. Там, где звенел смех, захочется задержаться подольше, словно сами камня хранят серебристое эхо счастья.

- Пока мы ехали на монорельсе, чем ближе подбирались к Санктуму, тем больше невероятных картин нам открывалось, - негромко поделился маг, пожирая глазами десятки огоньков, разбросанных как хрустальные капли, переливающихся своим светом. - Но даже так... Сколько всего Божья Воля может сотворить красивого вместе с трудолюбием человека.

- Кларисса думает, что облик Города, как таковой, определили мы сами. В смысле, все верующие, своими мыслями. А Господь всего лишь воплотил это видение, быть может, пропустив через собственное восприятие. Забавно. Если так, то, быть может, когда-то это был не Город, а вечный сад, каким представляют в Ветхом Завете Рай? - иронично улыбнулась Ангелика, развернувшись к своему спутнику и сделав выбор в пользу его лица и в ущерб панораме Санктума.

 

Он тоже променял виды Санктума на свою визави. Точнее, Ангелику на фоне садов, запоминая черты лица, пробивающиеся лучи Светоча. Аромат духов, который звучал обещающим шёпотом. И всё это под ласковое пение флейты, словно звавшей обнять Белоснежку в танце.

- Да, я слышал, что Город, кажется, способен улавливать желания своих жителей и исполнять их. Своеобразным способом, правда. А учитывая разницу в представлениях людей о посмертии, в желаниях, то я даже Городу немного сочувствую - всё это исполнить, - усмехнулся Рафаль.

- Ну, как-то он справляется, - усмехнулась в ответ Ангелика. - Хотя и не спешит выполнять индивидуальные просьбы. А еще никогда не знаешь, какой сюрприз он может преподнести. Те террасы, на которых мы выращиваем еду и разводим животных и рыбу, появились только после того, как Санктум оформился в виде общности людей, до этого мы жили обособленными группами. Причем это все возникло в одночасье, за утро. Помню, все затряслось так, будто случилось землетрясение, народ выскакивал на улицы, кто в ночных рубашках, кто полуодетым. Мы даже не сразу обратили внимание во всей этой суматохе, что вид на горизонт изменился, - Ангелика издала тихий смешок.

- Как интересно, - пробормотал маг. - Чем сложнее становятся связи между людьми, чем больше их, тем сложнее становится Город. Будто вы помогаете ему становиться сложнее, развиваться. Он и сейчас прекрасен...

Но каким же он может стать в будущем? Особенно если люди научатся хотя бы после смерти быть менее порочными. Стать менее людьми.

- Мне кажется, многое было заложено в Город изначально и, чем больше в нем людей и чем организованнее они становятся, тем больше функций нам становится доступно. Мне теперь любопытно, как Город будет отзываться на живого и незапятнанного Тьмой ангела, какие еще сюрпризы и неожиданности может преподнести нам Город, - поделилась своими мыслями Ангелика.

 

- Нелегко это? Быть дамой на высоком посту? Мужчины не очень любят, когда ими командуют, тем более когда командует женщина, что их умнее.

- Быть на высоком посту всегда нелегко. - Вопрос Рафаля заставил ее усмехнуться. - Необходимость принятия решений, ответственность за них, контрмеры против желающих тебя подсидеть, осторожность в личных отношениях: это все утомительно. Ну и да, мужчины очень не любят, когда ими командуют напрямую, без традиционных женских ухищрений в виде кокетства и многозначительных взглядов. Но со Старшей трудно спорить, так что и ко мне со временем привыкли. Да и с Одаренными проще, они видят ауру и сразу понимают, на что я способна. А ты сам, Рафаль? Позволил бы командовать собой женщине?

- Как-то так получилось, что очень часто моими руководителями становятся женщины. - Кажется, его не переставала удивлять эта мистика. А это была именно мистика, учитывая, что женщин пока мало принимали в Инквизицию на активные, оперативные позиции. Позиции власти. Позиции управления. - Исключая, правда, моего куратора во Флоренции. Даже тут Карла командует всеми в вопросах безопасности. Но и опыта этой работы у неё больше всех. А так... Меня не смущает принимать командиром женщину. Главное - опыт. Знания. Умение вести к цели и вызывать уважение. Я, если что, всегда стараюсь подсказать или помочь.

 

Ангелика с новым интересом взглянула на Рафаля.

- Интересная позиция. Разумная и взвешенная. Салах, вон, далеко не сразу привык к такой концепции, хотя жизненного опыта у него хоть отбавляй. Впрочем, иногда мне кажется, что Кларисса с легкостью заткнет его за пояс в этом вопросе, у нее особенный взгляд на вещи, который достигается только очень большой практикой.

- Мы все во многом дети наших эпох и культур, - улыбнулся Рафаль. - Салах - мужчина и воин жарких пустынь, где достоинство, независимость, сила мужчины играют большое значение. Думаю, ему очень непросто было принять верховенство женщины, даже такой, как госпожа Уайт. Меня жизнь научила... адаптироваться. С каждым десятилетием прогресс ускоряется, всё быстрее нужно успевать меняться.

Маг немного замолчал. Он знал, что уже не успевает меняться. Что мир меняется слишком быстро. Поэтому ему нравилось неспешное садоводство. Даже которое не сможет стать его профессией.

Новая улыбка, лукавая, заиграла на губах Ангелики, когда она подошла к Рафалю вплотную.

- А если женщина не только опытная и умная, но и красивая? Ее проще принять командиром?

На этот раз его тёплый шёпот коснулся ушка.

- Столь легко будет принять её, - руки легли на талию девушки, - что потом не захочется отпускать.

 

Рафаль говорил разумно и Ангелика согласно кивала головой, прогресс развивался быстрее, чем общество успевало на него реагировать, она на это насмотрелась еще при жизни, а теперь маховик развития и вовсе должен был крутиться с невероятной частотой. Она хотела добавить свое мнение, но ушко обожгло чужое дыхание и такой же жар побежал от мужских ладоней. Ангелика улыбнулась, маняще, предвкушающе. Она чуть повернула голову, оставляя между своими губами и губами Рафаля исчезающе малое, но все же пространство. Еще не поцелуй, но дыхание уже можно не делить на двоих, оно стало общим.

- Как и ей, - тихо добавила она и качнулась...назад, позволяя ставшему более жгучим, чем мексиканский перец, желанию, прибавить еще в остроте, стать почти нестерпимым, но не давая ему воли. - Мой дом недалеко отсюда. Выпьешь со мной чаю? Или, быть может, вина?

 

Её губы обещали удовольствие. Серые глаза блестели по-особенному. Как туман, скрывающий дивные сокровища. Нежный запах цветов, в уюте которого пряталась она сама, словно звала найти её в цветочном поле. Платье, дерзко подчёркивающее её красоту, её женственность. Открывающее узкие плечи, стройные ножки. Контраст её обычной сдержанности, секретов - и внезапной открытости, готовности впустить в свою жизнь. Пусть ненадолго, но поделиться теплом, которое прячется в хрустальной броне второй леди Санктума.

Она дразнили его так же, как он дразнил её. Флиртовала взглядом, вздохом, словом, движением тела. Шаг вперёд, чтобы быть совсем рядом. Полшага назад и обжигающий взгляд. Приглашение и проверка - пойдёт ли?

Как близко она. Он почти чувствовал след поцелуя на губах, которого не было. Тёплое дыхание холодной девушки. Дыхание живого единожды и живущей дважды.

Пойдёт.

- Это прекрасный вечер для бокала вина, - улыбнулся Рафаль прекрасной искусительнице, не отрывая янтарного взгляда от её глаз. - А какие вина тебе по душе?

Терпение. Обоим следовало проявить терпение. Ещё какое-то время.

 

Безусловно, она дразнила его. Проверяла на излом воли. И себя тоже. Сколько в этом было эгоистичного желания повесить на незримую стену новый трофей, а сколько - простая тяга к теплу, присущая любой женщине? Ангелика и сам не сказала бы. Главное, что, несмотря на всю свою холодность и властность, она всегда заботилась о том, чтобы хорошо было двоим, а не только ей одной.

- Белые, разумеется, - улыбнулась Ангелика, сжав ладонь Рафаля и потянув его за собой со смотровой площадки. - Мне нравится их сладость и то, как они слегка кружат голову. Также, как и поцелуи.

***

Идти было действительно недалеко. У дома уже никто не дежурил, но даже малейшие следы беспорядка были убраны и кто-то явно следил, чтобы пыль не скапливалась на ровных поверхностях. Достав из шкафа бутылку зеленого стекла и два изящных, стройных, как сама хозяйка дома, бокала, а также штопор, Ангелика с улыбкой поставила это все на стол в гостиной.

- Поухаживаешь за дамой, Рафаль?

 

Аккуратный, чистый дом. Зигфрид говорил, что в нём почти не было следов похищения. Только если знать, что Белоснежка - та ещё аккуратистка. Такой же аккуратный, как её кабинет. В этом, наверное, прелесть первых лиц - поддержание попядка, все мелочи и заботы поручить другим. Посвятить всю себя работе, не беспокоиться, есть ли дома сыр к вину, сливки к кофе, хрустящий утренней свежестью хлеб к нежному маслу. 

Зелёное стекло сосуда с жидкими поцелуями вызвало улыбку. Он бы не удивился, если бы и бутылка оказалась белой.

- Конечно. 

Сколько бутылок прошло через его руки? Столько же, сколько врагов пало в бою с ним? Наверное, всё-таки больше. Но мало вечеров проходило так, как сегодня. Хлопнула тихо пробка, словно не хотела шуметь. Белое вино, дальний родственник поцелуев, радостно поспешило в бокалы. Наверное, оно радовалось исполнить своё предназначение. 

Протянул бокал светлой визави. 

- Первый тост - от хозяйки дома? 

 

Ангелике всегда доставлял огромное удовольствие именно этот момент предвкушения. Когда все еще вполне невинно и куртуазно, но мыслями, о, мыслями они оба уже не здесь, а этажом выше, в спальне, срывают друг с друга одежду, вознаграждая себя за столь долгое терпение. Приняв от Рафаля бокал, Ангелика улыбнулась и легонько коснулась его краем края бокала мужчины, без звона. Посмотрела ему в глаза, не скрывая больше ни одного из своих желаний.

- За ночь, полную волшебства и утро, что не станет обыденностью, - предложила она.

- Могу только полностью поддержать, - улыбнулся сангвинар телепатке, не отрывая взгляда от её серых глаз. И не требовался дар телепатии, чтобы понимать сейчас желания друг друга, становившееся уже потребностями.

 

Искренность. Он ценил в людях искренность. Даже если это только влечение и, может, немножко человеческого симпатии и интереса, Белоснежка сейчас показывала свои искренние чувства. У девушек тоже есть вполне определённые желания, только ханжа будет это отрицать. И он видел только хорошее в том, что два человека в круговерти жизни и смерти могут доставить друг другу удовольствие, согреть друг друга.

Это была его несколько своеобразная интерпретация "возлюби ближнего твоего, как самого себя".

- Чудесный букет, - отметил Рафаль. Пальцы любовно скользили по ножке бокала, пока он любовался своей стройной визави. - С момента, как покинул Италию, так и не бывало возможности соблюсти оба правила: приятная компания и хорошее вино.

 

Ангелике определенно нравилось то, что она видела в таких необычных глазах сангвинара, доставлял удовольствие огонь желания в них. Сильный не только телом, но и волей, Рафаль обещал ей действительно волшебную ночь.

- Было только что-то одно, или компания, или вино? - вопросительно приподняла бровь Ангелика, делая глоток вина и возвращая бокал на столик. - В любом случае, я рада, что сегодняшней ночью совпали все необходимые условия. Пойдем наверх?

Можно было ошибиться и принять последний вопрос за внезапную робость, но нет, Ангелика всего лишь спрашивала у Рафаля, хочет он ее здесь и сейчас или же может потерпеть еще немного. Самую малость.

 

- Только компания.

Компания Шляпки ему в целом нравилась, но вот головная боль у неё после неправильного вина - совсем нет. После хорошего вечера до́лжно утром с приязнью вспоминать при виде товарища по алкогольной философии, а не мучиться.

Снова так близко. Точёный профиль. Изящные открытые плечи. Приоткрытые зовущие губы. Аромат духов. Многообещающая нежность тонких рук.

Снова так близко. Когда они совсем одни. Когда ничьи нескромные глаза не следят за ними. 

Ещё один глоток вина, прежде чем второй фужер составит на столике компанию другому. Чтобы не так одиноко.

Руки легли на стройную талию. Удержать от соблазна прижать к себе. Удержаться от соблазна коснуться этих губ. Потому что после не будет никаких мыслей о "пойдём наверх". Они пойдут. Обязательно. Губы коснулись белоснежной шейки, где чувствовался зов крови. Она так рядом. И медленно поднялись поцелуйной лесенкой к ушку.

- Да. Пойдём.

- Я так и думала, - улыбнулась Ангелика. Вино забыто и точно также оставлены за порогом все дневные заботы, остался лишь взаимный соблазн и горящее в крови желание. Она не удержала страстного, грудного стона, ощутив мужские губы на своей нежной коже, заботливые, ласковые, истязающие соблазном. И потянула Рафаля за собой, наверх по лестнице, в спальню, где сангвинара мог ждать сюрприз, потому что, если шелковых простыней он наверняка ожидал, то вот цвет их был не белым, а черным, намеренно, чтобы подчеркнуть контраст белых волос и белой же кожи.

 

Стоило двери спальни затвориться за ними, как Ангелика нетерпеливо развернулась к Рафалю и прильнула к нему в поцелуе, несдержанном и лишенном всякой стыдливости, обняла мужское бедро своей изящной ножкой, провоцируя на столь же горячий ответ. В серых глазах царила чистая, незамутненная страсть, на какую способна далеко не всякая, даже искренне любящая женщина. И пусть даже на одну ночь, но здесь и сейчас ближе и дороже Рафаля у Ангелики не было и не могло быть никого другого.

 

Её кровать напоминала ночное небо. Безлунное. Беззвёздное. Шёлковое небо, скучающее по своей белой розе Санктума. Белоснежная страсть была встречена ответным огнём, больше не сдержанным прочными оковами извечной вежливости и веры. Если быть с прекрасной, страстной женщиной, то брать и отдавать целиком, без остатка. Лучше одну ночь королём, чем жизнь нищим.
Им не суждено полюбить друг друга. Белоснежка и Волк Господень были из разных, слишком разных миров. Из разных сказок. Но иногда… Иногда, бывает ночь, когда люди из разных миров могут найти друг друга.
На одну ночь. Очень долгую. И даже немножко счастливую.
Счастье на одну ночь.

Только одну...

Hide  

Dmitry Shepard & Stormcrow

Изменено пользователем Stormcrow

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Я свободна в любое время, - Карла как будто случайно потеребила собственное ухо, намекая на рацию. Наверняка Освальд поймет, - до часа "икс", разумеется, - хмыкнула она. Кивком попрощалась с присутствующими и вышла в коридор.

Карла ожиданием не обманулась, Освальд понял и кивнул, принимая такую размытую формулировку о временных рамках, как готовность отправится в любой момент. Только сам, по всей видимости, к этому готов не был, его походка в коридоре говорила о том, что он ищет место присесть, а вытянутые из нагрудного кармана часы, о том, что удобный час ещё предстояло выбрать. 

За этим занятием его и застал голос Рафаля, крышка нагрудных часов в руках аналитика щёлкала с натягом и скрипом, такой была плата за то, что некогда стальная и сугубо практичная, она приобрела индивидуальный подплавленный вид. 

- Коллеги, я готов выдвигаться, когда вам удобно, - сообщил аналитику и оперативнику маг.

-Как насчёт минут через двадцать? - Спросил он, мысленно сосредоточившись и на Карле. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Поразмыслив, Карла решила, что узнавать дорогу к "запасному контакту" им бы в любом случае пришлось у случайных прохожих. Так она и решила поступить, не откладывая. Оперативник она, или кто? Ей ли бояться вступать в контакт с обычным населением трущоб и злачных мест? Быстрым шагом она вышла из дворца, и, отойдя от него метров на двести по центральной улице, цепким опытным взглядом выловила среди всего многообразия рогатых или не очень, бегущих по своим делам или бесцельно ошивающимся в ожидании непонятно чего, относительно безопасно выглядевшую полусуккубу, которая, вроде бы, была не против поговорить с незнакомым человеком. По крайней мере, любопытство на ее лице превалировало над желанием сразу же схватиться за оружие, шмякнуть по темечку, или удрать куда подальше.

Разговор то и дело перемежался со скабрезными шуточками, а то и откровенно пошлыми комментариями, но список "самых интересных" увеселительных заведений в округе, не без труда, но выяснить удалось. Среди этого весьма богатого, надо сказать, списка, нашлось и искомое заведение. Видимо, полусуккуба оказалась большим специалистам по данному вопросу. Повезло, наверное... потому что выяснять дорогу к трем-четырем из списка, для маскировки, оказалось тем еще испытанием. За этой частью работы и застала ее ожившая рация.

- Коллеги, я готов выдвигаться, когда вам удобно, - сообщил аналитику и оперативнику маг.

-Как насчёт минут через двадцать? - Спросил он, мысленно сосредоточившись и на Карле. 

- Идет, - ответила итальянка, игнорируя удивленно уставившийся на нее нее взгляд собеседницы, - дорогу узнала, буду ждать возле центрального выхода.

Карла искренне надеялась, что оставшихся двадцати минут ей хватит, чтобы относительно вежливо отмазаться от горячего желания полусуккубы проводить ее в любое из указанных заведений лично, и вернуться во дворец. Или даже не в заведение, а сразу к ней домой. Или сначала устроить вояж по всему Анклаву, а потом - домой. Или сначала вояж - а потом в заведение на выбор. Эх, тяжелая эта работа, контакты с местным населением.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

-Как насчёт минут через двадцать? - Спросил он, мысленно сосредоточившись и на Карле. 

- Идет, - ответила итальянка, игнорируя удивленно уставившийся на нее нее взгляд собеседницы, - дорогу узнала, буду ждать возле центрального выхода.

Маг, взглядом натолкнувшийся на картинку двух дев, исполнявших наказ возлюбить ближнего своего, с трудом подавил усмешку. Учитывая, какой интерес Шляпка вызвала у Анжелики, то разговор на эту тему мог быть с местными у неё интересным. Радует, что он в тот момент тут, а не там. А то бы ещё местные задавались бы вопросом о том, кого из них наказывать.

- Хорошо, я как раз экипируюсь.

Ноги уже понесли его мимо фреск, где демонстрировались поистине акробатические и гимнастические способности, когда взгляд приковало одно изображение. Двух девушек и одного мужчины. Светловолосой и темноволосой. Разум сам услужливо подкинул подходящую картинку, и сангвинар поперхнулся, куда - к кому - радостно примчались мысли.

- Однако, здравствуйте, - прошептал Рафаль, с удивлением отмечая жар на щеках. И что мысль-то интере...

Нет. Работа.

В означенное время он воссоединился с представителями Инквизиции у входа.

Изменено пользователем Stormcrow

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Освальд появился у центрального входа почти вовремя, минута туда, минута сюда, юркими мышами они сбежались в стаю небольшого опоздания, видимо ставшего платой за смену амплуа. А человеку несколько не привыкшему долго думать над такими вещами, это оказалось несколько сложнее чем предполагалось. Из предложенной ему одежды, можно было выделить изысканные, если не сказать кричащие костюмы, и нечто из черной дублённой кожи с таким обилием нашитого железа, что должно быть заменяло демонам броню. И всё это ему не слишком то подходило, или во всяком случае он считал что так, что только усложняло выбор того в чём он мог бы не привлекать внимания в толпе. 

Остановился на компромиссном варианте, в котором даже энфилд за плечом не смотрелся чужеродно. 

-Могу задать личный вопрос? - Сразу обратился он к Рафалю. 

Показать контент  

Нечто такое. 

55000bbd048712b1a160f2474f55ccc0.jpg

Hide  
Изменено пользователем Nevrar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

-Могу задать личный вопрос? - Сразу обратился он к Рафалю. 

Сангвинар одобрительно кивнул выбору одежд аналитика, вставая по другую руку от него. Очень удачно впишется в местную публику. Интересно, правда как на такую странную троицу посмотрят в районе заведения, куда они шли. Может, сочтут, что это два телохранителя важного человека?

- Конечно, мистер Вуд. А то у нас за всё это время так и не выпало удобной возможности пообщаться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Лицо аналитика выразило извинение, после всего через что они вместе прошли, пообщаться с Рафалем действительно как-то не получалось, а когда наконец возможность представилась, темой для разговора он выбрал вовсе не знакомство. 

-По правде, я хотел поинтересоваться состоянием сэра Смита, меня оно сильно обеспокоило, он что-нибудь вам сказал?.. 

Свои догадки на счёт возможных причин он конечно не озвучил, во всяком случае пока. Но как бы он сам к этому не относился, и как бы не сложились вообще их отношения, такое его состояние его и правда волновало. 

Изменено пользователем Nevrar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Прошу прощения, неправильно понял, - лишь вежливо улыбнулся сангвинар.

Вопрос действительно личный, просто не о нём. Что ж, состояние Мортимера теперь стало предметом беспокойства всего отряда. И вот что отвечать? Он, как и все мужчины, тоже порой сплетничал, но в оочень узком кругу, включавшем обычно двух его дорогих волчиц. Формально, его не связывала тайна "доктора-пациента", ведь он таковым не являлся и близко. Официально, конечно.

"А вот неформально... Неформально - все вы мои пациенты".

- Нет, о причинах своего болезненного вида Мортимер не говорил, - покачал головой маг и чуть понизил голос, чтобы слышать могли только мистер Вуд да Шляпка: - Он мне отдал перо Донато. Одно из двух. И пошутил, что заболел, должно быть, раз раздаёт реликвии. Хотя доля правды в этой шутке значительная, на мой взгляд. Возможно, Анклав, близость к демонам - чистокровным, к тому же - сильно влияют на него, вызывают недомогание из-за... сами понимаете. Вы не спрашивали у Беатрис или мисс Морин? Они-то лучше его знают.

Мортимер действительно не говорил.

Изменено пользователем Stormcrow

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

-Морин не меньше меня была взволнована и растеряна. -Покачал головой Освальд с выражением тех дум на лице, когда в них прячут что-то, что-то помимо сожаления и обеспокоенности, которые и так были сильны. Не так уж и плохо было Мортимеру физически, в сравнении с теми муками что грызли его изнутри, и вот ещё перо отдал... Ручаться он, конечно, не мог, но по его мнению это было не совсем в его привычке. Но похоже что Рафаль предполагал нечто иное

-Ладно, благодарю, Беатрис и Морин не откажут ему в помощи, понадеюсь и помолюсь чтобы всё наладилось. 

Изменено пользователем Nevrar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Разочарование - страшная вещь. Когда кто-то хотел от тебя того, чего ты никак не мог дать, и даже не обещал, и не собирался, но от тебя почему-то этого ждали... Наверное расстроенные глаза случайной полусуккубы запомнятся Карле надолго.

Во дворец она все же умудрилась прийти почти вовремя. И даже не столько вошла в огромные центральные двери, сколько ввалилась в них, чуть ли не утирая пот на лбу одной рукой, другой приподняв для этого шляпу. С бездомными и беспризорниками, малолетними преступниками или их старшими коллегами, разговаривать оказалось куда проще. Как бы сильно ни был обозлен на весь мир любой из них, каждый по своим причинам, все-таки это было проще, ведь и у нее были свои. Что так или иначе роднило ее с этой самой низкой, презираемой частью населения, и та это родство каким-то образом чувствовала. И даже многолетняя принадлежность к инквизиции не смывало с нее это интуитивно ощущаемое пятно принадлежности к самому дну, и она это знала.

Но вот что находили в ней эти суккубы, лежало за гранью ее понимания.

Кивнув обоим спутникам, Карла пошла чуть впереди, чтобы показывать дорогу, но невольно прислушалась к разговору. Как вежливый человек, Рафаль, очевидно, говорил правду. Но не всю. То, что, Мортимер отдал перо ангела было не только неожиданно, но и серьезно  настораживало. А вот почему на него должна была влиять близость демонов - она не поняла. Потому что он инквизитор? Но тогда и Беатрис должно быть не по себе. Надо будет узнать по возвращении.

- Путь не близкий, часа два займет, - сказала она, когда диалог затих, - на самой границе территории Мирриам. Но проблем по дороге быть не должно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Путь не близкий, часа два займет, - сказала она, когда диалог затих, - на самой границе территории Мирриам. Но проблем по дороге быть не должно.

-Ты уже узнала место? - Карла оказалось очень расторопной в этом отношении, что хоть немного Освальда порадовало, вот только видимо сказанное ране он прослушал.  -А я планировал узнать по пути у случайных прохожих, теперь не придётся, спасибо. Вот только я всё равно думал заглянуть по пути в пару мест, чем больше тем лучше, с трудом я верю в такое благородство наших союзников. 

 

Изменено пользователем Nevrar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Анклав, заведение "Мучительная красота", 13.00

По дороге проблем действительно не возникло, те, кто по какой-либо причине заинтересовывался троицей прохожих, дальше оценивающе-раздевающего взгляда не пошел, сочтя, что, добыча, конечно, хорошая, но уж больно зубастая.

Фасад нужного дома

Показать контент  

fecb2f63a0fdc77993bc0724358020a7.jpg.cd1629e8b4a512a5c441c11af21cc3a5.jpg

Hide  

дополнялся скромной, золотом по черному полю, вывеской, обходившейся без всяких намеков в виде инструментария или потеков бутафорской крови. Похоже, в дополнительной рекламе данное заведение не нуждалось, мол, кому надо, те и так все знают.

Интерьер внутри, однако, несколько отличался по стилю.

Показать контент  

gotika_v_interjere-16.jpg.2b717b0151c4382f41dd98f182e36a6f.jpg

Hide  

В кресле, обращенном ко входу, демонстрируя великолепно развитую мускулатуру, сидел разоритель-полукровка, видимо, игравший здесь роль вышибалы. Пара клиентов, люди и почти люди, сидели на высоких стульях вдоль барной стойки, потягивая заказанные напитки или вежливо (и даже почтительно) разговаривая с барменшей, посмотреть на которую стоило.

Показать контент  

a97a84a1d4168b24f6781baaa0b30e1f.thumb.jpg.a961410af88b0d54a2149c346336f33b.jpg

Hide  

На новых гостей покосились, но от пристальных взглядов воздержались, барменша так и вовсе, похоже, собиралась игнорировать их, пока ей не будет задан прямой вопрос, для чего нужно было пройти через весь холл, к центральной секции бара.

Броски внутри  

Бдительность +10 Карле и Рафалю

Бдительность +0 Освальду

Магическое чутье +0 Рафалю на барменшу

Hide  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Первый вечер в Новом Пандемониуме. Около 22:00

- ...знаешь, что странно. Она не испытывает неприязни к инквизиторам. - задумчиво Морин потерла пальчиком подбородок и подошла к окошку, одному из трёх, прорезанных в стене, обитой плотной темной тканью с тиснеными огромными цветами. 

Показать контент  
 krasivyj-fasad-gostinoj-v-goticheskom-stile-foto.thumb.jpg.5122b139e999a8a347b946106633df82.jpg.381090867da7cb370f9685e931b70b62.jpg
Hide  

Диван напоминал зыбучие пески. Попав в его объятия однажды, вырваться было почти невозможно. Мортимер со стоном наслаждения раскинул руки и запрокинул голову назад.

- Ну разумеется. - невозмутимо сообщили с дивана, длинный день и тяжёлый бой давали о себе знать, что, впрочем, ничуть не отразилось на самодовольстве этого молодого джентльмена. - Я ведь само очарование. 

- Да нет же! - чуть раздражённо отозвалась ведьма, теребя себя за воротник. 

Вид за окном соответствовал. Темные, наползающие друг на друга, крыши. Темное, без звёзд, небо. Дым застилал созвездия. 

- То есть, ты, конечно, очарователен, но я имела ввиду другое. Она уже имела дело с инквизицией и воспоминания у нее остались приятные. Только представь!

Тяжело вздохнув, мистер Смит всё-таки встал на ноги, и принялся отделываться от брони, от нее адски ныли плечи.

- Полагаю, она пережила изгнание. - поделился он своей гипотезой. - По крайней мере, изгнанные из человеческих тел демоны могут попадать сюда.

- Но как изгнание может оставить приятные воспоминания? - поразилась Морин, отворачиваясь от окна.

- Понятия не имею. Спрошу у нее. - беззаботно решил братец уже на пороге ванной комнаты.

- Ты что, пойдешь?!

- Да, а что такое?

- Она же суккуба!

- Спешу тебя заверить, я заметил. - с холодком отозвался Мортимер. 

- Неужели тебе не страшно? - почти шепотом спросила ведьма, глядя ему в спину большими глазами.

Мортимер молчал, наверное, с минуту.

- Немного. - признание далось не так уж просто. - Но ведь подумай, быть может, такой возможности у меня в жизни больше не будет! Я не могу ее упустить.

И в самом деле, подумать об этом стоило. Ведь лучше сожалеть о том, что было, чем о том, чего так никогда и не случилось.

***

Невинная экономика 

легкое R

Спустя полчаса мистер инквизитор со своим бессменным спутником на эти дни, паукообразным амулетом, скрывающим его подлую в глазаъ демонов сущность, облаченный в свежие, сменные поддоспешные одежды, постучал в дверь, за которой по его расчетам, должна была обосноваться Беатрис.

 

Комнаты им выделили, надо признать, роскошные, но Беатрис все время казалось, что стоит ей только отвернуться и откуда-нибудь из под кровати вылезет горничная-суккуба, которая очень даже не прочь помочь разложить вещи из рюкзака по шкафам, а потом еще и расслабиться излишне зажатой девушке. Но, к счастью, ничего такого не случилось и единственным, что вызвало у Беатрис смущение, оказалось содержимое тех самых одежных шкафов. Таких фасонов она просто не могла себе представить, настолько смелых и откровенных, что даже дух захватывало.

Она как раз спорила с самой собой, стоит ли даже прикасаться ко этой коллекции соблазнения шелком и кружевами, когда в дверь постучали, заставив ее вздрогнуть и поспешно закрыть дверцу шкафа.

- Войдите! - ответила она. Текущий ее наряд украшениями не блистал, грубая, но надежная армейская рубашка и такие же брюки. И, разумеется, кобура с пистолетом, с которым, похоже, она намеревалась не расставаться даже в постели.

 

В дверь скользнул невыносимый кузен, в костюме почти точь-в-точь, как у самой Беатрис, с волосами, которые чуть закурчавились от влаги, и неизменной улыбкой сфинкса на губах.

- Ждала меня? - вопросил личный демон, плотно прикрывая за собой дверь и мерцая синими глазами.

 

То ли сама атмосфера дворца Мирриам так действовала, то ли эхо фантазий, что посетили ее темноволосую голову при виде откровенных нарядов, но Беатрис вдруг отчаянно, до жаркой дрожи, захотелось прижаться к Мортимеру, ощутить его не просто рядом, а в себе, стоило ему улыбнуться своей загадочной улыбкой. Она тихо вздохнула, шагнув к нему ближе и загоняя желания поглубже.

- Ждала, - коротко подтвердила Беатрис, скользнув к кузену-любовнику в объятия. - Но не так рано. Думала, что ты сначала пойдешь к Мирриам.

 

Мортимер обнял кузину за плечи, и удовлетворённо вздохнув, щекой прижался к ее волосам. Этот тонкий, едва ощутимый аромат, он не знал даже, чувствует его на самом деле или только воображает себе.

- Да, я думал о том, чтобы пойти к ней, но зашёл, чтобы... - коварный любовник не договорил, запнулся.

Пальцами коснулся ее точеного подбородка, чуть приподнял лицо, заглянул в глаза.

- А как ты... почему ты решила, что я к ней пойду? Я ведь, кажется, ничего не говорил об этом.

Уголки его рта приподнялись. Неужели она так быстро научилась читать его, как открытую книгу?

 

Беатрис эхом повторила вздох Мортимера, в его объятиях ей было хорошо и спокойно, по домашнему уютно. Серые глаза встретили синие весельем, искрящимся в них.

- Родной, я ведь видела, как ты отреагировал на Мирриам, стоило ей только подойти к тебе поближе, - пояснила Беатрис со смешком. - Понять было несложно. Я тебя даже приревновала. Чуть-чуть. И заволновалась. Сходим к ней вместе? Не хочу отпускать тебя одного к ней. Не потому что боюсь, что ты поддашься соблазну. Потому что может поддаться она. Инквизитор, живой, настоящий и такой дьявольски красивый. Будь я суккубой, точно не устояла бы.

 

Дьявольски красивый. 

Кузен расплылся в улыбке, даже не пытаясь сдержаться.

- Ты и так не можешь устоять перед моими чарами. - заметил он, касаясь губами краешка ее рта.

Так, как когда-то сделала она. В первый раз.

- Но меня немного пугает твоя проницательность.

Сложно сказать, серьезен он был или шутил. 

- Ты, может быть, знаешь, зачем я здесь сейчас? - продолжая невинно и самозабвенно исследовать губами изящно очерченную скулу, постепенно смещаясь к шее. - Уже прочла мои мысли?

 

Это была чистая правда, Беатрис уже таяла в сильных руках Мортимера и под его поцелуями, грубая ткань рубашки заволновалась, отражая участившееся дыхание девушки. Ее личный демон. Ее персональное искушение. Ее любимый.

- Когда ты так делаешь, у меня самой мысли путаются, куда мне читать твои, - проговорила она с тихим, блаженным выдохом. - Но я рискну предположить. Ты пришел, потому что на мне возмутительно много одежды и ты хочешь это исправить?

 

Бесстыжий любовник тихонько засмеялся. Пуговки на ее рубашке сами собой выскочили из петель. С губ сорвался чуть несдержанный вздох, когда ладони, наконец, коснулись нежной кожи, очертили плечи, спустились по рукам, вернулись к тому месту, с которого начали.

- Ты видишь меня насквозь. - пробормотал он, жадно припадая к выступающей ключице, на мгновение сгребая кузину в охапку так сильно, что и вдохнуть ей было бы трудно.

Но мгновение прошло, объятия ослабли, он взял ее за руку и повел в спальню. Огромная постель, заправленная черным шелком, просто жаждала быть смятой как можно скорее.

- Впрочем, есть ещё кое-что. И если ты будешь послушной, - любовник игриво улыбнулся. - я расскажу тебе, что именно.

 

Жадные ласки и поцелуи, объятия, от силы и страсти которых так сладко пресекается дыхание. Мортимер, словно решив показать кузине, что не только она видит его насквозь, давал именно то, чего Беатрис так хотелось прямо сейчас. Послушно следуя за ним в спальню, она не переставала улыбаться, чувственно, соблазнительно. Не став отвечать сразу, Беатрис с ногами забралась на кровать и по особенному взглянула на Мортимера.

 
Показать контент  

35879476.jpg.6a1559686b452327c4fd0a0c441451d8.jpg

Hide  

- Я буду такой, какой ты хочешь, чтобы я с тобой была, - загадочно ответила она наконец, поманив кузена к себе.

 

Ему нравился этот взгляд. По правде говоря, он был без ума от него. 

Спустя несколько томительных секунд гость уронил хозяйку этих комнат на постель. Теплым дыханием очертил вертикальную линию от нежной шеи вниз. По следу дыхания прошли бессовестные губы. Медленно, ещё медленнее, испытывая терпение на прочность. Ей пришлось быть очень-очень послушной в этот раз. И в награду все ее желания были исполнены.

В свое время.

***

Мортимер лежал на спине и смотрел в потолок. Утомленный, словно собранный заново, только лучше, чем был прежде. Сколько раз это уже было с ними? Даже если бы он задался целью подсчитать, давно сбился бы со счета.

А сколько ещё было впереди... так значит в этом и состояло преимущество женитьбы? Он нашел первое. Может, будут ещё?..

Любовник закрыл глаза и улыбнулся.

- У меня кое-что есть для тебя. 

 

Беатрис, зацелованная и обласканная сверх всякой меры, лежала рядом, как и всегда, прижимаясь к любимому, желая продлить их близость к друг другу еще чуть-чуть. Сладкая истома и счастье заполняли ее целиком, заставляя блаженно жмуриться и довольно улыбаться. Она действительно была в этот раз кротка и послушна, отзываясь на малейшее желание Мортимера и находя в этом чувственную радость.

И не могла не задуматься, а как было и есть это у папы с мамой? Они жили удивительно мирно, душа в душу, очень редко споря по какому-нибудь поводу. И теперь, удобно устроив голову на груди любимого, Беатрис была уверена, что такие моменты интимного уюта играли в этом не последнюю роль. Потому что это было нечто большее, чем простое удовлетворение низменных желаний или сладострастия. Словно акт познания. На таких глубинных уровнях, что лучше узнать друг друга можно, наверное, только в смертельном бою, стоя спина к спине.

Голос Мортимера вырвал Беатрис из размышлений, она сонно моргнула, приподняв голову и с улыбкой взглянув на кузена.

- Да? И что же это? - с пробудившимся любопытством спросила она.

 

Если бы Мортимера спросили, он бы ответил, что это нравится ему намного больше, чем смертельный бой. Хотя, конечно, этот последний был весьма неплох.

Он повернул голову, взглянул на кузину и поборол искушение тянуть интригу дальше, а просто потянулся рукой к своим вещам. 

Через секунду на свет показался тот самый хрустальный шарик, от которого исходило приглушённое сияние. Серебряную цепочку он зажал в кулаке и небольшая сфера, которую легко было спрятать в ладони, покачивалась, гипнотизируя, из стороны в сторону.

- Небольшой подарок. - улыбнулся инквизитор, наблюдая, как в бесконечном танце вихрится внутри алая жидкость.

- Освящённый присутствием Архангела хрусталь с заключённой в нем кровью. Видишь? - указательным пальцем он тихонько постучал по прозрачной поверхности. - Он гонит ее от себя, потому что в ней есть и демоническое начало. Поэтому она станет кружиться так всегда. По крайней мере, мне так обещали.

Мортимер помолчал немного, а потом сказал задумчиво.

- На Земле такого не найти. Исключительная вещь. 

Показать контент  
983608651_.thumb.jpg.d1029d7ba0a9596b11f2945b66b2541c.jpg
 
Hide  

Беатрис приглушенно ахнула, увидев, что за "кое-что" приготовил ей кузен. Да, подарок был исключительным и не только благодаря уникальному исполнению и материалам. А потому что до этого в плане подарков Мортимер ограничивался или поздравительными открытками на Рождество, или какой-нибудь незначительной мелочью на день рождения, в основном, подарками Беатрис обменивалась с Морин, но не с ее братом. И тут, внезапно, он по собственному почину дарит ей не какую-нибудь безделушку, а явно дорогую и наполненную особым смыслом вещь.

- Очень красиво, - восхищенно проговорила Беатрис и крепко обняла любимого, не забыв и про благодарные поцелуи. - Мне очень нравится твой подарок, любимый, - добавила она чуть погодя, просто светясь от счастья. - Наденешь его на меня?

 

Расслабленный, кузен-эгоист принимал все проявления благодарности, как должное и улыбался. Ему нравилось выражение ее лица, определенно, нравилось делать ее счастливой.

Любовник аккуратно защелкнул замочек, как бы обняв ее за шею. Излучающий тепло, свет и спокойствие, шарик с наперстком жидкого порока внутри, занял положенное ему место на груди прекрасной дамы.

- Частичка меня теперь всегда будет с тобой. - романтическая фраза не вязалась с совершенно беспардонным разглядыванием украшения и обрамляющих его прелестей, не успевших ещё скрыться в грубой рубашке.

Он поднял глаза к ее лицу.

- Символично, не правда ли?

 

Беатрис, любовавшаяся кулоном сверху вниз, ахнула второй раз. Она-то подумала, что внутри кровь какого-нибудь демона-полукровки, а не самого Мортимера.

- Очень символично, - согласилась она, ласково коснувшись хрустального шарика, также, как обычно касалась щеки Мортимера. - И романтично. Я буду беречь его, как зеницу ока, - заверила она кузена-любовника, склонившись к нему, чтобы благодарно поцеловать. - Даже не знаю, как тебя благодарить, родной. Но я что-нибудь придумаю, - многообещающе улыбнулась Беатрис.

Предельно личный и очень романтичный подарок - это было очень непохоже на Мортимера, каким его знала кузина, но от вопросов, почему он вдруг решил так поступить, Беатрис воздержалась, просто снова просияв счастьем в серых глазах и осыпав любимого поцелуями. Пожалуй, внести пару авансов в счет ответной благодарности она могла прямо здесь и сейчас, способом, который Мортимер определенно найдет приятным.

 

Авансы мистер Смит так же принимал с удовольствием. Как и устраивал обмен, молчаливый торг, и иными способами активно участвовал в экономике на двоих.

- Между прочим.. - проворковал он, в процессе снова опрокидывая Беа на спину и бессовестно наваливаясь на нее всем телом. - эта Анжелика, кажется, она положила на тебя глаз. 

 

Сталкиваясь с нательным крестиком, кулон издавал щелкающий звук, но Беатрис, наслаждавшейся такой приятной торговлей, было не до того, даже слова Мортимера не сразу продрались сквозь дымку набирающего силу желания.

- Ох уж эти суккубы, - издала Беатрис тихий смешок. - Мне стоит чувствовать себя польщенной, как ты думаешь? Хотя, полагаю, любимый, мы можем согласиться, что у нее хороший вкус, не так ли?

 

Кажется, кое-кто уже успел перенять от своего возлюбленного манеру хвалить себя вслух. 

Мортимер беззвучно рассмеялся.

- О да. Мы, несомненно, можем. - многозначительно шевельнув бровью, согласился молодой инквизитор, смещаясь несколько ниже. А потом ещё.

- Но я всё равно ревную. - поставили в известность мисс Блэк откуда-то из-под одеяла, где она не могла ничего видеть, зато отлично чувствовала.

 

Кажется, Мортимер задался целью загнать свою любовницу в огромные долги перед собой, не оставив Беатрис даже малейшей возможности для сопротивления. Которого, впрочем, даже не предполагалось. Видеть довольную улыбку на ее лице кузен не мог, но, со всей определенностью, слышал все, что Беатрис хотела ему сказать. Очень ясно.

***

- Так я всё-таки схожу к госпоже Мирриам. - безмятежно сообщили кузине спустя полчаса. - Ты все ещё хочешь пойти со мной?

 

Беатрис, после всего, хотелось уже просто уснуть, желательно, в объятиях любимого, но при этих его словах она встрепенулась, усилием воли прогоняя усталость подальше.

- Конечно, хочу, - привстала она на кровати, опираясь на локоть и прикидывая что-то в уме. - Встретимся в коридоре через... полчаса?

 

Мортимер уже потянулся за своим нехитрым гардеробом, но замер, обернувшись и, кажется, тоже что-то прикидывая в уме.

- Двадцать минут. - изрёк он, коротко и крепко целуя кузину в губы. - Больше я не выдержу. 

Усмехнулся. Поправил свой подарок, чтобы лежал ровнее и принялся очень быстро одеваться.

Какой мог быть сон, когда впереди был разговор с такой женщиной? Впрочем, принарядиться следовало получше.

 

- Хорошо, двадцать, - вздохнула Беатрис, похоже, вычеркнув несколько пунктов из мысленного списка и, не став одеваться, двинулась в сторону душа, напоследок позволив Мортимеру полюбоваться собой.

Hide  

***

Порочная геометрия
 

Ровно через двадцать минут кузена в коридоре ждал сюрприз. Как оказалось, Беатрис все-таки не устояла перед искушением и взяла с собой то самое, так понравившееся ей платье.

Показать контент  
7127911abd71bdc299ddaf1d14d5dc33.jpg.b4c38855d4d932dd8c49532ca5f5341f.jpg
 

Только теперь место знакомого Мортимеру крестика занял хрустальный шарик на цепочке, с точки зрения Беатрис оказавшийся удачной заменой, учитывая обстоятельства. Все же, провоцировать демонов святым символом не стоило. Где прятался артефактный паучок, скрывавший ауру экзорцистки при этом, оставалось только гадать.

 

Судя по тому взгляду, которым встретил в коридоре свою кузину молодой инквизитор, прямо сейчас он как раз вспоминал то самое зрелище напоследок.

Мортимер облачился так же сообразно случаю. Привычных белых рубашек не нашлось, зато нашелся вполне подходящий ему классический парадный костюм, состоящий, правда, исключительно из иссиня-черных компонентов.

Все, от галстука до ботинок, было одного и того же траурного цвета. Только перчаток не было. Впервые за долгие годы. Он был словно закован в броню из тьмы, отчего сильнее выделялись светлые волосы и синие глаза.

- Тебе идёт. - резюмировал любовник, поискав обозначенного паучка в декольте пристальным взглядом, не уточняя, что имеет в виду, платье или скорее хрустальный шарик с блуждающей кровью. 

После чего официальным жестом предложил даме руку, дабы проводить ее до дверей, как полагается.

 

- Спасибо, - просияла улыбкой Беатрис. - Решила, что стоит взять его с собой. Местный выбор нарядов, кхм, слишком откровенен. А ты, как и всегда, настоящий джентльмен. И очень хорош в этом костюме, черный тебе к лицу.

Рука была принята с благосклонностью и пара отправилась в путь по длинным коридорам.

 

- Я знаю. - нахальство было неотъемлемой чертой невыносимого кузена.

Обольстительная улыбка на черном фоне так же смотрелась очень неплохо.

***

Первую дверь, украшенную позолотой и абстрактными фигурами, никто не охранял, однако внутри, в приемной, уже была охрана, из двух вооруженных до зубов истязателей-полукровок и составлявшей им компанию миловидной секретарши, суккубы-полукровки. Все трое взглянули на Беатрис и Мортимера с изрядным любопытством.

- Здравствуйте, господин и госпожа, меня зовут Мия. Могу я узнать цель вашего визита? - кокетливо строя глазки сразу обоим, поинтересовалась суккуба.

 

В приемной их ожидало целое общество.

- Господа. Леди. - с самой очаровательной улыбкой поприветствовал троицу мистер Смит.

- Мы явились по приглашению. Госпожа Мирриам, вероятно, ждёт нас. - и склонившись чуть ближе в полусуккубе, более доверительно попросил. - Не будете ли вы так добры, мисс Мия, узнать у нее, примет ли она нас?

Вместо полагающейся любой секретарше коробки конфет, Мие досталась ещё одна, персонально для нее, улыбочка.

 
Показать контент  

1968520_original.thumb.jpg.526afe15e577d23e6f0de950f0dfa61f.jpg

Hide  
 

- Эм, да, конечно, - кивнула Мия, проявив вполне женский интерес к обладателю такой особенной улыбки.

- Можете представить нас как Мортимера Смита и Беатрис Блэк, - добавила Беатрис, держа собственную ревность под строгим контролем. В конце концов, кузен просто развлекается, не лишать же его этого невинного маленького удовольствия?

Секретарша, скрывшаяся за дверью, вернулась буквально через пять минут.

- Госпожа Мирриам примет вас обоих. Оружие прошу оставить охране, - сообщила секретарша, сделав знак одному из охранников.

- Хорошо, - с некоторой неохотой рассталась Беатрис с ангельским пистолетом, на который охранник, державший ящик для оружия, посмотрел также, как какая-нибудь барышня викторианских времен на королевскую кобру, со священным ужасом.

За двумя дверями и коридором пару ждал женский и весьма уютный будуар.

 
Показать контент  

123567265_15.jpg.77c1bfd2285647acaa131d3e27910382.jpg

Hide  
 

- Мортимер, Беатрис, входите, - поприветствовала их Мирриам, комфортно устроившаяся с ногами на диване, что стоял торцом к входным дверям и с улыбкой смотревшая на пару. - Присаживайтесь. Если желаете вина или чего-нибудь покрепче, то в шкафчике слева от вас мини-бар. Я рада, что вы решили не откладывать визит ко мне, это очень мило с вашей стороны.

- Миледи, - вежливо поклонилась Беатрис.

- Ах, оставьте эти этикетные завитушки, зовите меня просто по имени, хорошо? - немедленно отмахнулась от поклона Мирриам.

 

Мортимер, похоже, и впрямь не собирался отказывать себе в маленьких удовольствиях такого рода. Он игриво подмигнул Мие и очень нехотя расстался со своим мечом. Не то чтобы он чего-то опасался во время аудиенции, просто не смог заставить себя забыть его в апартаментах.

Охраннику, в дополнение к "ядовитой гадюке", достался очень долгий взгляд. После чего инквизитор пропустил даму вперёд и вошёл в будуар к госпоже.

Мирриам задала для беседы совершенно неформальный, практически интимный, учитывая ее форму одежды, тон. И мистер Смит перестроился мгновенно.

Конечно, разговаривать с полностью обнаженной, не считая фигового листка, женщиной, с которой не собираешься делить постель, не было для него делом привычным. Но, учитывая, что у этой женщины имелись рога, хвост, копыта, напоминающие туфельки, и чуть заметно мерцающая в приглушённом свете ламп чешуйчатая лиловая кожа, нагота Мирриам была наименьшей из проблем.

Мистер Смит расположился на диване и непринужденно улыбнулся.

- О, благодарю, нет. Но, быть может, вам что-нибудь налить, Мирриам?

Взгляд синих глаз скользнул по остроугольным пластинам, издали похожим на костяные наросты на руках и ногах суккубы, но вблизи оказавшиеся чем-то вроде очень откровенного фасона брони. Впрочем, тут госпожа явно руководствовалась эстетическими соображениями, не вопросами безопасности.

И эта кожа, с крошечными фиолетовыми чешуйками... Ах, да, ведь один из ее родителей был истязатель.

- Я не простил бы себе упущенного шанса говорить с вами. - комплимент в ответ на признательность.

Он взглянул на кузину, сдержанно счастливый одним лишь предвкушением этой беседы и безапелляционно заявил.

- И мисс Блэк совершенно разделяет мою точку зрения. Поэтому мы сейчас здесь. Надеюсь, мы не оторвали вас от дел?

 

- О, не утруждайте себя, - подкрепила слова жестом ладони Мирриам. - Обойдемся без алкоголя тогда.

Она чуть-чуть поменяла позу, склонив голову набок и с интересом посмотрев сначала на Мортимера, а потом на кивнувшую, подтверждая слова кузена, Беатрис.

- Инквизитор, желающий поговорить с суккубой, да еще и без применения пыточного арсенала и молитвы. Воистину, это возможно только здесь, в этом Небесном Городе. Что ж, я бы тоже не простила себе, если бы упустила шанс поговорить с вами. И не волнуйтесь насчет времени, у меня хорошие помощники, поэтому моим делам ущерба не будет. И, знаете, если вы испытываете дискомфорт, смотря на мой истинный облик, то я могу его сменить на человеческий. Это особенность чистокровных суккуб и инкубов. Не совсем иллюзия, не совсем оборотничество, но, за вычетом ауры, я буду казаться самой обычной девушкой. Красивой, естественно. Часа на четыре. А вот Люциус, о, мой дорогой друг может ходить так по полдня. Итак, что скажете? - вопросительно взглянула Мирриам на Мортимера, так как Беатрис сделала то же самое, явно оставляя решение за ним.

 

Мортимер лучезарно улыбнулся, словно это ему только что сделали персональный комплимент. Всё-таки он склонен был приписывать случившееся не только фантастической атмосфере Города, но и своей особенной во многих смыслах персоне. Например, ему, совершенно точно, не грозила смерть от скромности.

- Ваш истинный облик прекрасен, госпожа. - с жаром заверил ее гость и поправился. - Мирриам.

Она и правда была прекрасна. Как завораживающее своей опасностью извержение вулкана. Глаз не оторвать.

- Видите ли, я много лет посвятил изучению демонологии, но, по понятным причинам, исключительно в теоретической плоскости. Город предоставил мне исключительную возможность получить немного... практики. Не сочтите за оскорбление, но это не дискомфорт, это.. любопытство. И восхищение, конечно.

Он снова позволил себе взгляд вскользь.

- И я вижу, в роду у вас были истязатели, не так ли? - с удовольствием продемонстрировал гость некоторую часть своих знаний, жестом указав на обнаженное плечо.

Мельчайшие чешуйки делали лиловую кожу похожей на парчу, тогда как кожа чистой суккубы должна была напоминать китайский шелк. Впрочем, поранить ее или разрезать все равно оставалось задачей куда более сложной, чем если бы это была человеческая кожа.

Это Инквизиция выяснила опытным путем.

- Так что, отвечая на вопрос, нет, ваш облик не доставляет мне неудобств, скорее напротив. Но я с большим удовольствием посмотрел бы, как происходит перемена. Как происходит выбор внешности? От чего зависит длительность? Видите ли, мне интересно решительно все..

Поняв, что, кажется, чересчур увлекся, инквизитор кашлянул в кулак и замолчал, смущённо улыбнувшись.

 

Беатрис продолжала держаться в тени обаяния Мортимера, стараясь не смотреть прямо на Мирриам, но, нет-нет, да и скользила мимолетно взглядом то по костяной детали "одежды", то по фактурной лиловой коже или же ловила краем глаза изгиб рогов, венчающих голову суккубы. "Интересно, как она спит с такими украшениями на голове?" - подумала она.

- О, Мортимер, вы знаете, как заставить даму таять от удовольствия, такой комплимент от инквизитора многого стоит, ими хвастаются на светских раутах, - довольно рассмеялась Мирриам. - И вы очень наблюдательны и обладаете многими знаниями о нас, - кивком подтвердила она догадку инквизитора. - Знание - сила, и в этом аспекте вы сильны и опасны, Мортимер. Вы, люди, вообще, на удивление любопытны и пытливы, такой целеустремленностью и изобретательностью обладают далеко не все демоны. И вы быстро учитесь. Как хорошему, так и плохому. Особенно плохому.

- Простота искушает, - не выдержала и отреагировала Беатрис на это, заработав полный любопытства взгляд фиолетовых глаз.

- Вы правы, Беатрис, зло творить проще, чем добро. Но только до определенного предела, потому что потом в дело вступает естественная социальная защита, общество начинает реагировать тем сильнее, чем большее зло совершено. И тогда уже злодею придется прятаться и прилагать огромные усилия, чтобы не попасться. С добром все наоборот. Поначалу это трудно и сложно, но чем большую репутацию и больший масштаб приобретают твои дела, тем проще становится их делать.

В ответ на это Беатрис не нашла, что возразить, поэтому кивнула, принимая сказанное.

- Что ж, в этом вы правы, Мирриам.

- Я рада, что мы видим хотя бы некоторые вещи под одним и тем же углом, - улыбнулась в ответ суккуба, возвращая свое внимание Мортимеру.

- Так что, отвечая вопрос, нет, ваш облик не доставляет мне неудобств, скорее напротив. Но я с большим удовольствием посмотрел бы, как происходит смена облика. Как происходит выбор внешности? От чего зависит длительность? Видите ли, мне интересно решительно все..

Поняв, что, кажется, чересчур увлекся, инквизитор кашлянул в кулак и замолчал, смущённо улыбнувшись.

- Что ж, Мортимер, я готова пойти вам навстречу и провести демонстрацию этой особенности суккубов и инкубов, - обольстительно улыбнулась Мирриам, сев на диване прямо. - Смотрите внимательно.

Суккуба изящно повела плечами, а потом плавно подняла и опустила руки, проведя ими вдоль тела сверху вниз и, где-то на середине движения неуловимо изменилась, вся разом, человеческий глаз мог отметить лишь отдельные детали превращения, как сменила цвет и фактуру кожа или как растворились в воздухе рога. Через пару секунд на диване сидела уже вполне человеческого вида женщина.

 
Показать контент  

ss.thumb.jpg.f79de32c817be73ba905e2146b15cd7a.jpg.db54a636e033fc760185517019fdef24.jpg

Hide  

- Нравлюсь? - невообразимо мягким, бархатным голосом осведомилась дама, непринужденно снимая с рук и ног детали костяных накладок, которые, видимо, сочла теперь лишними. - Выбор облика, несмотря на изложенное в ваших книгах, не подстраивается под тайные желания соблазненной жертвы, мы не можем его менять по своему желанию, он индивидуален для каждого из нас и не зависит от вашего влияния.

Беатрис вдруг подалась вперед, вопросительно взглянув по очереди на Мирриам и на Мортимера.

- Могу я... прикоснуться? - спросила она не то у суккубы, не то у своего любимого. Или у них обоих?

 

Знание всегда манило его. Этот невообразимо притягательный процесс постижения тайны... и созерцания. Он мог бы сидеть так бесконечно. 

В процессе метаморфозы копытца-туфельки вдруг дрогнули и смазались, как смазывает изображение раскалённый воздух в пустыне, заставляя умирающего от жажды путника видеть то, что существует, но находится неизмеримо далеко, давая ложную надежду.

Не оборотничество, не иллюзия, а нечто посередине - мираж. В самом деле, мираж?..

Под небольшими искажениями пространства всё-таки можно было заметить, как одна форма как бы перетекает в другую, и становится иной.

Наверное, Мортимер ещё несколько секунд провел бы в невежливом молчании, если бы не кузина.

- Потрясающе...

И сидящая перед ним молодая, но уже искушенная белокурая женщина, и это превращение. Особенно превращение.

Мортимер поймал взгляд кузины, и потрясение слегка усилилось, он никогда бы не подумал, что Беа попросит о таком, но ведь и правда! Разве он мог оставить это тайной? Разве мог не узнать?

- А можно... мне тоже? - волнуясь, попросил молодой инквизитор. 

Копытца-туфельки все ещё волновали его воображение.

Он вернется и напишет книгу. По которой демонологию будут преподавать одаренным во всех академиях мира! Хотя, конечно, в этой книге он не станет писать о некоторых вещах. Их он сохранит только для себя.

 

Мирриам, в новом облике, польщенно улыбнулась и в качестве ответа, протянула им обоим руки. Кожа ее на ощупь была теплой и мягкой, ухоженной, как и положено быть рукам умеющей и знающей как о себе позаботиться, женщине.

- Вы так замечательно реагируете, что мне становится очень хорошо от одного вашего вида, - доверительным тоном поделилась своими ощущениями Мирриам.

- Это ведь не наваждение, да? - спросила Беатрис.

- О, это точно не иллюзия, - ответила Мирриам с улыбкой, ответно проведя изящными пальчиками по тыльной стороне ладони Беатрис и заставив ту покраснеть от смущения. - Видите, ощущения вполне реальные. И это не сокрытие, если вы коснетесь моей головы или ног, вы не нащупаете рогов или копыт. Вместе с тем, моя магия и аура по-прежнему остаются при мне, как и способности.

 

Мортимер склонился вперёд, и осторожно взял в свои руки узкую ладошку, жадным взглядом провожая собственные кончики пальцев, скользящие по тыльной стороне ладони Мирриам.

- Поразительно!

Полное преображение.

- Это что-то... вроде третьего тела? Истинный облик, астральная проекция и... это?

Он вопросительно взглянул на демоницу, а потом повернул голову и как раз застал тот момент, когда та коснулась Беатрис и на щеках кузины вспыхнул столь привлекательный для него румянец.

Мортимер деликатно отпустил ручку хозяйки, выпрямился и чуть поправил галстук. От этого зрелища, а больше от того, куда галопом ускакало его воображение, дышать становилось несколько труднее, чем обычно. Хорошо, что Карлы тут не было. Она могла бы принять это за сигнал.

Он никак не мог решить, чего в нем больше, радости от того, что нельзя вот так просто прочесть чужие порочные мысли, что мысли эти ещё не являются физическим воплощением греха, или жгучего желания, чтобы каким-то образом мысли эти стали известны и воплотились.

Мистер Смит моргнул, изгоняя из своей головы абсолютно неуместные на деловой встрече образы.

- Вы позволите ещё вопрос, Мирриам?

 

- Да, действительно, - согласилась Беатрис с кузеном, при прикосновении Мирриам ее охватила приятная дрожь, так что пришлось приложить усилие, чтобы не дернуться и не отступить поспешно назад, подальше от искушения. Да, определенно, эта дама умела соблазнять не только и не столько демонической магией. И потому была очень опасна. Но стоило Беатрис взглянуть на Мортимера и ее ждало второе потрясение: ее любимый смотрел на нее так, что Беатрис немедленно стало очень жарко. Смутившись еще больше, девушка неловко села на краешек дивана, не зная, куда теперь девать глаза и руки.

- Считается, что это третья грань нашей души, все, что осталось в нас от заложенного изначально ВсеОтцом, - ответила Мирриам. - Но я вам не смогу сказать, насколько это верно. И, знаете, иногда я думаю, что мы настолько уже другие, что для демонов из Пандемониума будем чужаками. Это место дало нам тела, созданные по своему лекалу, а не демоническому, изначальному. И вроде бы кровь оранжевая, и магия демоническая, но что-то не так. Но, простите, я отвлеклась. Что вы хотите узнать, Мортимер? - имя инквизитора она произнесла как-то по особенному тепло, да и сама улыбка была самую малость ироничной, похоже, суккуба, в полном соответствии со своим описанием, почуяла, какие мысли бродят в голове у Мортимера.

 

Мортимер снова взглянул на кузину, ее стыд лишь подливал масла в огонь.  Следовало как-то отвлечься. Вообразить, чем мог бы закончиться этот вечер, он успеет позже. 

Наедине с собой.

- О нет, продолжайте. - попросил мистер Смит, улавливая те особые интонации в голосе хозяйки, когда она назвала его. - Третья сторона души? Но истязатели и разорители лишены ее? И потом... это место, оно особенное. Быть может.. - он чуть помолчал, задумавшись, ощущая мощнейшую ауру столь безобидно выглядящего демона перед ним.

Даже его слабое чутье здесь не было помехой.

- ..именно это и есть изначальный, неискаженный образец? Быть может, здесь вы именно такие, какими должны были быть изначально? 

Он дёрнул краешком рта вверх, неосознанно барабаня кончиками пальцев по подлокотнику.

- Я хотел бы спросить обо всем, о чем вы только пожелаете рассказать. - страстно признался ученый-демонолог. - Но мое любопытство с первой беседы терзает один вопрос. Вы были на Земле, Мирриам? И.. как это? Быть внутри другого существа. Судя по тому, что вы сказали, вы пережили ритуал изгнания, но Морин сказала, что вы совершенно не держите зла на Инквизицию. И даже более того..  Как так вышло?

Вопрос получился, разумеется, не один, так что, когда их поток временно иссяк, мистер Смит счёл нужным добавить:

- Надеюсь, мои вопросы не оскорбительны. Я, видите ли, мало смыслю в демоническом этикете.. - он беспомощно улыбнулся и развел руками. - Если так, прошу меня простить.

 

Вечер, впрочем, еще не закончился, так что воображать на тему его окончания было несколько преждевременно. Мирриам благосклонно улыбнулась Мортимеру и откинулась на подушки, сцепив ладони на коленки закинутой одна на другую изящной ножки. Менять нижнее белье на что-то более скромное и прикрывающее больше идеальной кожи, она определенно не собиралась.

- Быть может и так, но никто этого не знает доподлинно, - пожала она плечами. - Но да, истязатели и разорители так... превращаться не умеют, только суккубы. И только чистокровные, у полукровок так не получается. Может, мы просто ближе всех к тому образу и подобию, по которому Бог создавал вас, людей?

Мирриам улыбнулась еще раз, вспоминая давние, но хорошо сохранившиеся события.

- Я бывала на Земле, несколько раз. В Пандемониуме есть особые дома, в форме пирамид, гигантские. Но главное скрывается под ними, само здание служит лишь фокусирующим артефактом, мостом, по которому наше астральное тело путешествует до Земли. Мы проходим внутрь и размещаемся в центре специальной пентаграммы, наше тело как бы застывает в летаргии на время, что мы попадаем в человеческое тело. Это вы и называете одержимостью. Это было, пожалуй, лет двадцать или даже чуть больше, назад. Я тогда попала в опалу и меня собирались вселить в какую-то горничную или крестьянку, я особо не интересовалась, не до того было тогда. А вместо этого попала в тело слесаря, мужчины! Он работал в котельной какой-то психушки. Ну и скучный же он был тип! Никакой фантазии, включая эротическую, - хихикнула Мирриам, шаловливо посмотрев на Мортимера и Беатрис. Та скупо кивнула в ответ, задумчиво смотря на суккубу. Да, такие случаи бывали, им рассказывали про них в Академии, когда демон вселялся в тело противоположного пола. Это случалось где-то в трех случаях из ста. И редко заканчивалось хорошо.

- Ну, я прикидывалась мужчиной, развлекалась там понемногу, а потом меня нашли там двое - инквизитор и экзорцистка. Он, здоровый, словно разоритель, а она пушинка рядом с ним, роза под охраной медведя, ни дать, ни взять. Казалось бы, они наши враги, но мне они понравились. Очень хорошо дополняли друг друга. И любили. Нам, суккубам, это заметно, - хитро посмотрела Мирриам на своих слушателей. - Я им даже позавидовала. И пошла на ритуал экзорцизма добровольно, хоть святость и жжет нас, как огнем. А когда, ну, летела обратно, очнулась уже здесь, в Городе. Даже не знаю, что с моим телом там, в Пандемониуме, сталось. Может, его сбросили в канализацию, когда все сроки возвращения прошли? Или, быть может, я всего лишь копия... и живу тут, а настоящая Мирриам открыла глаза и пошла по своим делам, интриговать, соблазнять и предавать? Не знаю. И не хочу знать, по большому счету.

Мирриам вздохнула и встрепенулась, снова постаравшись улыбнуться, но в ставших черными глазах плескалась грусть.

- Мортимер, Беатрис...могу я попросить вас об услуге? Вы вправе отказаться и подумать обо мне что угодно, я не обижусь. В моем арсенале есть настоящая драгоценность - несколько комплектов ангельской брони. Настоящей. Я передам вам их в любом случае, на операцию вы пойдете защищенными, но... вы можете дать мне взамен нечто очень важное, что мне не купить и не получить насильно. Человеческое тепло и любовь, отданные добровольно. Пусть даже на одну ночь, это будет вполне равнозначная ценность за то, что я вам отдаю.

Беатрис тихо вздохнула, потрясенная таким предложением, но все же всмотрелась в суккубу пристальнее. К ее удивлению, та, похоже, не лгала. Ни в одном слове или взгляде. Это было настолько поразительно, что даже обезоруживало, и потому Беатрис в замешательстве посмотрела на Мортимера, не зная, что ответить и как поступить. Они любят друг друга и ей, с одной стороны, не хотелось делиться им ни с кем, но сейчас Беатрис вспомнились слова, сказанные Рафалю этим вечером, про цель и средства. А тут речь шла об ангельской броне. Самое то против оружия Люцифера и любого другого.

 

Мортимер слушал, затаив дыхание. Сколько бы он не узнал, новые вопросы снова роились в светлой голове. Фокусирующие артефакты в форме пирамид над залами вселения! Летаргия пустого физического тела. Да, пожалуй, его и впрямь могли выбросить куда-нибудь, когда душа, если это можно было так назвать, не вернулась. А что если... быть может люди тоже так могли? Вот бы добыть технологию и попробовать, какие возможности для разведки!

Но все эти очень инквизиторские мысли разлетелись сухими листьями, когда Мирриам сказала, чего хочет. Сердце пропустило удар. Она знала. Ну разумеется. То, что было между ним и Беа, очевидно для такого создания. И эти чувства, как бы они ни назывались, манили ее, притягивали, как освещенное окошко в ночи манит смертельного уставшего путника. Когда вокруг тьма, холод и дождь, столько лет подряд, и уже нет надежды на что-то иное...

Мирриам не лгала, и действительно собиралась совершить эту сделку, даже если оплаты не будет. Более того, где-то в глубине черных глаз таилась какая-то... обречённость. Как если бы отказ содержал в себе определенную опасность. Не для них, для суккубы!
Это поражало воображение, и ему было жаль ее, и она была так красива и беззащитна...
Может быть, именно в этом и состояла хитрость? Зная природу человеческого сердца, быть предельно честной, не использовать насилия, что неизбежно вызывает сопротивление, но воззвать к другим чувствам. Сделать так, чтобы человек пожелал это сам.

И, о да, он желал.
Так сильно.
И волновался. Несмотря на все его приключения с женским полом, такого у него никогда ещё не было. Сразу две женщины! Невозможно красивые, одна из которых обожает его, а вторая знает об искусстве любви столько, сколько им обоим и не снилось.
И они могли бы впустить Мирриам в их тесный тандем, всего на одну ночь, почему нет? Это был бы.. их с Беа секрет. Не измена, не что-то дурное, ведь они будут здесь вместе, а просто ещё один невероятный момент, который навсегда останется здесь, в этом небесном городе.

И это обезопасило бы Мирриам от нападок ее подданных, которые, узнав, что госпожа отдала бесценную вещь даром, могли решить, что она слишком слаба для трона, который занимает. 
Так почему они должны отказываться? Почему бы не убить двух зайцев сразу, не получить этот незабываемый опыт, и не помочь ей сохранить лицо?
Ведь он хочет этого, хочет.

А Беатрис?
Мортимер повернулся, взглянул кузине в глаза, готовый увидеть там ужас и отвращение, но мисс Блэк, их чопорная экзорцистка, снова поразила его.
В ее глазах он увидел лишь смятение. И смущение. А ещё страх... за него? Или быть может это был страх потерять его? И в самой глубине, очень глубоко, запертый под семью замками, чувствовался порочный интерес и к самой суккубе, и к ее предложению.

Он всегда знал, что в омуте ее всегда таких спокойных и приветливых глаз таится нечто, сильно контрастирующее с избранной ею с детства линии поведения.

Мортимер постарался унять уже идущее вразнос сердце, взял Беа за руку и с мягкой покорной улыбкой поцеловал тонкие пальчики.
Он хотел, он очень хотел бы увидеть ее в объятиях Мирриам, а потом и сам принять участие в этой невероятной фантазии, но...
- Я откажусь, если ты этого хочешь.

 

Да, это было искушение. Настоящее, истинно демоническое, пусть даже оформленное совсем не так, как можно было бы ожидать. И тонко играющее на подспудных желаниях Беатрис. Принять решение которой проще не стало после того, как Мортимер предоставил право окончательного выбора ей. И она видела, что несмотря на то, что ему очень хочется увидеть их обоих в объятиях (и Беатрис была достаточно честна с самой собой, чтобы не отворачиваться от знания, что у нее самой Мирриам в человеческом образе вызывает постыдный отклик), он поймет и примет, если она откажется. По-настоящему, не притворно. Но все равно, Беатрис сомневалась. Не в Мортимере, а в том, к чему согласие сейчас может привести в будущем. Не захочется ли им подобного опыта еще раз? Не приведет ли это, пока что маленькое отступление от правил, тихая тайна на троих, в бездну порока их обоих? Боязливая осторожность советовала отказаться и вечно сожалеть о том, что могло, но не случилось. Ведь озвученная награда так и так им достанется.

Беатрис тихо вздохнула и еще раз взглянула на Мортимера, ласково коснулась его волос ладонью. Затем перевела взгляд на с замиранием сердца ожидавшую ответа Мирриам, улыбнулась ей.

- Мы согласны, Мирриам. Одна ночь. Не более того.

Это все могло быть коварным планом суккубы, безусловно. Но могло и не быть, и тогда, быть может, Мирриам таким, логичным для демонессы-искусительницы, способом, найдет в себе что-то, пробуждению чего Город способствовал в полукровках? Беатрис не могла упустить этот шанс изменить хотя бы одну демонессу к лучшему. А может, она просто обманывала саму себя и потакала своей и Мортимера греховной страсти. Не попробуешь, не узнаешь.

- Мы согласны, - повторила Беатрис и Мирриам тихо выдохнула, с легким неверием смотря на них обоих.

- Я прикажу охране никого не пускать, - улыбнулась суккуба. - И, не волнуйтесь, с вашей душой и жизнью ничего не случится. Я обещаю.

 

Секунда на принятие решения растянулась до бесконечности. Неизвестность - худшее из зол.

И когда все внутри уже натянулось до предела, он услышал "мы согласны".

Мы согласны!

Мортимер сдержал вздох, словно он вовсе и не поражен, и даже не ожидал иного. С многообещающей улыбкой он почтительно приложился к ручке суккубы.

- Полагаю, охрана не станет болтать? Мы хотели бы сохранить все в тайне как можно дольше. 

К чему ронять на ровном месте и так невеликий авторитет?..

- Они не скажут ни слова, - заверила Мирриам инквизитора. - А я не буду вдаваться в детали, когда спросят,  почему я отдаю вам такое сокровище. Ответа, что цена за них уже уплачена, вполне хватит. И, так как это чистая правда, рисковать моим неудовольствием и настаивать дальше никто не будет.

- А если бы мы отказались, плату пришлось бы имитировать и кто-нибудь мог бы понять, что вы говорите неправду, - кивнула Беатрис.

- Да, мне пришлось бы пойти на этот риск, - коротко подтвердила Мирриам, прежде чем выйти за двери.

 

Когда Мирриам отправилась предупредить телохранителей, он повернулся к Беа, с секунду смотрел на нее, а потом жарко поцеловал в шею.

- Такой подарок... - прошептал он, чувствуя, что от волнения не может ровно дышать. 

 

Поцелуй любимого обжигал также, как и предвкушение в его невероятно синих глазах, совершенно невозможным жаром, выдержать который без стона было делом безнадежным.

- Наслаждайся, - улыбнулась Беатрис, ласково коснувшись щеки кузена-любовника. Она до сих пор до конца не верила, что согласилась, но воображение уже раскручивало свой маховик, пока неясными, но полными будоражащей чувственности, образами.

***

RRR 

Вернулась Мирриам и, улыбнувшись Мортимеру и Беатрис, повела их в спальню.

 
Показать контент  

krovat.jpg.dec1bd75e2e43ea1fca834813adc2fb1.jpg

Hide  

Приглушенное освещение, позволяя видеть, куда идти, оставляло достаточно полутонов тьмы и света, создавая то самое неуловимое ощущение открытой сокрытости, когда ты одновременно видишь и не видишь то, что осязаешь. Повернувшись к Беатрис, суккуба обольстительно улыбнулась и всего несколькими грациозными жестами избавилась от той немногой одежды, что еще оставалась на ней, вопросительно приподняв бровь, когда взглянула на пару своих любовников. Похоже, им настоятельно предлагалось поступить точно также.

Беатрис пришлось приложить усилие, чтобы оторвать взгляд от этих невозможно женственных и соблазнительных линий женского тела, что рождали такие неприличные желания внутри нее самой. Мортимеру достался приглашающий взгляд, кому, как не ему разворачивать подарок, ведь он так хорошо знаком с устройством этого самого платья?

 

Это была спальня королевы. И ложе, на котором не только предавались любви, но и заключали договора, совершали сделки, выплачивали дань.

Багровый полог обрамлял алые простыни, бархатные покрывала, подушечки и подушки..

Мортимер с трудом оторвал взгляд от абсолютно нагой и абсолютно незнакомой, так теперь ему казалось, светловолосой девы. Взгляд синих глаз соскользнул с изящного плеча и с должным вниманием проследил контур идеального тела. Поймал взгляд Беатрис и мягко улыбнувшись ей, без лишней поспешности освободил бесценный подарок от обертки. 

С благородным хрустом та упала на роскошный ковер, обнажая не менее стройные, чем у Мирриам, ножки. Вскоре к платью присоединился и иссиня-черный мужской костюм. Сегодня они с Беа и впрямь были, как Адам и Ева перед лицом змея.

Только в этой истории яблоко взял мужчина. И уж потом соблазнил женщину попробовать.

Он обнял Беа за талию одной рукой, вторая потянулась и скользнула по спине демоницы, привлекая ее ближе. Порочным обычно нарекается круг, но здесь, без сомнений, имелся весьма порочный треугольник.

Три нагих тела так близко, что от жара плавится кожа, а разум, не выдержав, уже растаял. Три пары рук, три пары глаз...

И захлестывающее с головой волнение, судорожное дыхание на губах, припадающих к знакомым, а после к незнакомым, но не менее прекрасным, губам.

В своей книге он не станет об этом писать. Но сохранит в памяти до самой смерти.

 

Только когда платье легло на мягкий ковер спальни, стало понятно, где прячется второй паучок, он притаился над пупком Беатрис, удерживаемый тонкой цепочкой, опоясывающей живот. Стоило определенного труда, чтобы не прикрыться руками, когда на нее взглянула Мирриам, почти также жадно и жарко, как это делал сам Мортимер. Лишь отчаянно загорелись смущением щеки девушки.

В спальне было, пожалуй, даже прохладно, но Беатрис ощущала себя так, словно оказалась в центре доменной печи, два других тела, соблазнительно красивых, обдали ее чувственным пламенем, от которого стало трудно дышать. И все равно, она еще колебалась на краю этой сладкой пропасти, пока ее не подтолкнул полный желания голос Мирриам и поцелуй Мортимера.

- Одна-единственная ночь. Насладимся ею сполна.

Отбросить все запреты, опустить все барьеры, отдать все и принять все, без остатка и дальнейших сомнений. Единственная, неповторимая ночь, память о которой все трое сохранят, как величайшую драгоценность.

Hide  

 

Время, еще недавно тягучее и вязкое, остановившееся и ставшее неважным, кажется, снова возобновило свой бег, убыстряясь по мере того, как Беатрис приходила в себя. Сброшенное на пол покрывало и смятые простыни, а в уголках спальни до сих пор еще жило эхо их общих криков и стонов, несдержанных, искренних. Мысли все еще текли лениво, неспешно и, удивительно, но вид прижавшейся к другому мужскому боку женщины не вызвал вспышки ревности, лишь нежность. И странную гордость - несмотря ни на что, он мой мужчина. И остался моим.

- За мои сто двадцать лет жизни у меня не было ничего, подобного этой ночи, - тихо проговорила Мирриам, потянувшись и ласково накрыв ладонь Беатрис своей. - Вы не пожалели своего тепла для одной суккубы.

 

Эхо сладострастных стонов на три голоса жило не только в спрятанных за портьерами уголках алой спальни, оно не отзвучало ещё и в его голове. 

Два часа демонической оргии прокатились по его молодому и сильному организму, словно каток. Медленно. Неумолимо. 

Мирриам не притронулась к его магическим силам, и все же он был совершенно обессилен. И даже две обнаженные молодые женщины не слишком волновали его сейчас. Мистер Смит нежно обнимал обеих, слушая их дыхание.

Суккуба заговорила и он тихо, почти беззвучно засмеялся. О да. Ничего подобного - лучшие два слова для того, чтобы выразить невыразимое.

- Вы бесподобны, Мирриам. - прошептал окончательно павший инквизитор, прикрывая глаза.

После всего, после того, чтобы они друг с другом делали, обращение на "вы" и впрямь было смешным.

- Вы обе. Бес-по-доб-ны.

И эта демоница, она знала о плотской любви такое.., о некоторых вещах британец лишь размышлял, а о некоторых даже понятия не имел. И это было.. бесподобно, да. Именно так. 

Вот он и стал, как его отец. Даже хуже.

- Сто двадцать для демона... это много или мало? 

Даже сейчас Мортимер просто не мог не задавать вопросов. Самое время, когда женские ладошки, две, двух разных женщин, скользили по его груди.

 

- Мы все бесподобны, - обменявшись улыбками с Мирриам, уточнила Беатрис, приподняв голову и чмокнула Мортимера в щеку. То же самое проделала и суккуба, все еще остававшаяся в человеческом обличье. Но не остановилась на этом и поцеловала и Беатрис тоже, прямо в губы, без всепожирающей страсти, но с большой нежностью.

- Сто двадцать для демона... это много или мало? 

- И много, и мало, наверное, - отшутилась демонесса. - Я себя сейчас чувствую совсем молоденькой суккубой, такой наивной и счастливой. Вообще, чистокровные демоны живут от трех до пяти сотен лет. Но к Аристократии это не относится, разумеется, они вещь в себе. А здесь, похоже, над нами время и вовсе не властно, так что я не знаю, сколько проживу. Надеюсь, достаточно, чтобы влюбиться в кого-нибудь. И чтобы влюбились в меня.

 

- Первая треть жизни. - задумчиво протянул инквизитор. - Когда молодость переходит в зрелость, а впереди ещё много времени. Прекрасный возраст.

Не желая быть безучастным наблюдателем ревниво потянулся получить поцелуи и для себя. 

- Самое время встретить кого-нибудь... - мистер Смит улыбнулся своей демонической улыбкой, ввернув невинную шуточку. - ..не такого красивого, как я.

Двести лет. Вряд ли больше.

Так сказала его покойная тетка. Выходит, он прожил лишь десятую часть. И так много было впереди..

Нет, всё-таки, он не такой, как его отец. Не такой идиот. В Городе все по-другому. Другие правила. И демоны здесь совсем другие. Надо лишь молчать об этом там, на Земле. А это он умеет лучше многих.

- У меня есть ещё один вопрос, клянусь, что последний. 

Мортимер поднял ту руку, которой обнимал Беа, так, словно и правда клялся. После чего прижал кузину к себе плотнее и взглянул Мирриам в лицо. Теперь, вероятно, поздно было вспоминать о недопустимости зрительного контакта? После того, как они вступили в контакт, пожалуй, всеми возможными способами.

- Видели вы... сатану? Его вообще кто-нибудь видел? Богословы так и не смогли определиться, существует он, как материальный объект, или нет.

 

Ревность, учитывая все, уже произошедшее в спальне, была сейчас весьма забавной концепцией. Впрочем, все требуемое Мортимер получил и, пожалуй, это был наиболее эффективный способ заставить его не задавать вопросы. Какое-то время.

- Или двоих, - мечтательно проговорила Мирриам, заставив Беатрис смутиться. Чуть-чуть, самую малость. - Но это еще сложнее, я думаю. Не просто полюбить, но и быть готовым полюбить еще раз.

Суккуба тихо вздохнула, но грустить не стала, не в такой компании. Обещание Мортимера заставило ее рассмеяться, озорные искорки так и заплясали в темных глазах.

- Слишком серьезный вопрос для такой фривольной обстановки, ты не находишь? Но я отвечу. Его дворец, размером с треть Пандемониума, парит над Городом, но что происходит там, знают, пожалуй, даже не все Аристократы Ада, а самого Властителя мы не видели сотнями лет. Нет, Он вроде как рассылает приглашения, проводит встречи, руководит нами, да и ежегодный сатанинский бал никто не отменял, но на фотографиях и репортажах показывают что угодно, но только не Его. Он сам запретил, так нам сказали. Что видеть его - привилегия, которую надо заслужить. Мой род попал в опалу, когда попытался выяснить, что стоит за официальными заявлениями. При том, что мы даже не взялись за дело всерьез, реакция последовала уже после первых наших шагов. И затронула буквально всех и каждого.

Беатрис задумчиво посмотрела на погрустневшую суккубу и ободряюще коснулась ее плеча ладонью, провела по матово блестевшей в полумраке коже, испытав отзвук уже давно утоленного, но все еще теплившегося внутри желания.

- И так ты попала сюда. Получила шанс на свободный выбор. Встретилась с нами, в конце концов.

 Мирриам издала тихий смешок и ласково коснулась тыльной стороны ладони Беатрис губами.

- Наверное, можно сказать, что все, что ни делается, все к лучшему, да?

 

Действительно, получил, что хотел и временно удовлетворился, бессильно уронив голову на подушки. 

Этот день дал его воображению пищи столько, сколько не давали тысячи страниц по крупицам собранных знаний в особых архивах инквизиции. Борьба за власть. Интриги.

Ежегодный сатанинский бал!

Выходит, когда-то, очень-очень давно, его все-таки видели.. 

Губы шевельнулись, но инквизитор удержался от нового вопроса. Все-таки обещал. Шевельнулись и изогнулись в особенной, многозначительной улыбке.

- Все, что ни делается, все к лучшему. - повторил Мортимер, глядя вверх и как бы невзначай зацепляя взглядом никак не желающие иссякать невинные ласки. 

- Думаю, это так.

Hide  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Всю дорогу Освальд себя морально готовил к тому что увидит в демоническом борделе, выходило правда так себе, мысли то и дело соскакивали на другое, но всё равно крутились вокруг демонов. И вот, он толком опомниться не успел как оказывается, что они уже пришли. 

"А тут хорошо" Скорей ощутил он, чем подумал, ибо после обилия камня и мрамора в интерьерах Города, здесь предпочтение отдавалось дереву и стилю похожим на его родной английский. Не было тут ничего предосудительного, во всяком случае в стенах, он даже подумал, что они ошиблись дверью и оказались в какой-нибудь довольно приличной питейной, вот и барная стойка... 

...И тут он замер на долгие секунды, когда увидел ту что стояла за ней. Его взгляд просто не мог не пройтись по её фигуре, по бёдрам столь соблазнительно изогнутым, как будто просили они прикосновения руки, а тонкая талия - притянуть её к себе. Но не это, далеко не это задержало его взгляд, но вопрос... 

Она стояла голой?

Или это была такая... одежда?

Или нет? 

Он никак не мог разобрать где одно, а где другое, и едва не задал этот вопрос вслух, желая разрешить эту мучительную загадку, и того как эта женщина видит, и как красота человека может сочетаться с этими омерзительными наростами и рогами, это просто ломало его картину восприятия. 

У него даже в голове мелькнула мысль что их можно снять. Что эта такой... наряд, и он поймал себя на желании его снять. Скорее из какого-то подобия милосердия, чем из вожделения, ибо последнее начисто было заглушено, когда взгляд его коснулся её рук. Руки в его представлении были неотъемлемо важной частью женской красоты, где-то на третьем месте. А эти его просто пугали. 

На них он и решил смотреть когда наконец надумал пройти вперёд и привлечь внимание этой волнующей девы. 

-Доброго дня, мисс?.. Эта заведение мне посоветовала одна близкая знакомая, сказала что тут можно найти нечто специфическое... 

Последнее он сказал почти шёпотом и беспокойно с лёгким раздражением огляделся вокруг где было слишком много посторонних глаз и ушей, что он не преминул выразить жестом. 

Не хотелось чтобы кто-то услышал кодовую фразу. Не слишком уж та была обыденной, разве что только яшма тут действительно товар хороший... Кажется Шери находила некоторое очарование в нём когда сравнивала его глаза именно с этим минералом. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А я планировал узнать по пути у случайных прохожих, теперь не придётся, спасибо. Вот только я всё равно думал заглянуть по пути в пару мест, чем больше тем лучше, с трудом я верю в такое благородство наших союзников

Лёгкое пожатие плеч, как обычно, стало первым ответом. "Не за что. Это просто работа" - должно было оно говорить хоть немного знающему Карлу человеку. Остальное, правда, требовало более традиционного способа общения.

- Для маскировки? На случай слежки? Да, можно. Но займет больше времени. Адресов подобных заведений я узнавала несколько, с этой же целью. Можем завернуть в пару из тех, что будут не сильно далеко от дороги. Но думаю, слежку за такое приличное расстояние я должна буду заметить.

Очевидно, Освальд очень сильно не доверял заполученным демоническим союзникам. В этом не было ничего странного - пойди ещё найди человека, который вчера жил в обычном городе, обычной, или около того, жизнью, но в любом случае о демонах знал не больше, чем позволяла знать инквизиция. А теперь видит их вокруг десятками и вынужден заключать сделку, цена которой приближается к цене целого мира. 

Недоверие было понятно и не скрывалось даже, проблема была не только в этом.

Всю дорогу Освальд то ускорял шаг, то останавливался и оглядывался, он казался погруженным в себя, чем-то расстроенным и даже разозленным, и это "что-то" мало относилось к делу. Когда же речь заходила о союзниках, то в отношении к ним слышалось не только недоверие, но и небольшое, старательно скрываемое презрение, или даже недовольство. Такое странное сочетание эмоций, которые сам их хозяин считал неправильными.

Все это было не слишком заметно на собрании, но сейчас, во время долгого пешего пути, словно просилось наружу.

***

Анклав, заведение "Мучительная красота", 13.00

"Интересно, а если у разорителя нет оружия, его кулаки тоже покроются огнем перед нападением?" - подумала Карла, глядя на развалившегося в кресле вышибалу. Такую позу могли позволить себе только очень уверенные в своих силах бойцы, такие, какие могут  вступить в жестокий бой из любого положения в пространстве. Холодок опасности проскочил между лопаток, но виду Ратто не подала.

Каких-либо ловушек или скрытых сигнализаций в заведении не было, что, наряду с отсутствием оружия у работников, ещё раз подтверждало, что кроме этого бойца в качестве охраны заведение более ни в чем не нуждалось.

А вот барменша оказалась забавной. Ну, хотя бы своими бутафорскими рогами и наплечниками. Только когти и чешуя были свои, настоящие. Как и то внимание, с которым она отслеживала только что вошедшую троицу, внешне оставаясь к ним совершенно равнодушной.

У них вроде бы есть пароль? Карла коротко глянула на спутников, словно спрашивала, кто будет отвечать за переговоры. Их стоило начать как можно скорее. И, кажется, их начал Освальд.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Этюд в багровых тонах
 

Утро перед собранием

Тягучие, на пределе гибкости, движения, напряжение мышц, судорожные вздохи, переплетение человеческих тел.

Лихорадочно блестящие глаза, приоткрытые алые губы - так близко. Заострённые нечеловеческие зубки впиваются в плечо:

"Мы вкусим его плоти!"

"Выпьем его до дна!"

Вместо пытки просто вырвать кусок мяса из живого ещё человека, как течет по белой коже красная кровь. Хлещет полноводным ручьем, заливает все вокруг.

Весь мир тонет в крови.

***

Вспышка боли пронизала тело, да так, что позвоночник погрозил треснуть, выкручиваясь дугой. Мортимер захлебнулся, задохнулся, отшвырнул от себя мокрую подушку и резко сел.

Темно.

Сердце колотилось в горле, плечо горело огнем.

Снова чертов кошмар, будь они неладны..

Беатрис? Ах, да. Беатрис сказала ему "Останься", и... он не смог отказать. Не после того, что в этот день случилось.

Дыхание постепенно успокаивалась, в висках стучал вовсе не паровой молот, а лишь небольшой молоточек часовщика.

Только вот.. боль все никак не уходила. Кажется, она становилась даже сильнее.

 

Беатрис проснулась не сразу, лишь когда ей в бок второй раз ткнулся локоть беспокойно ворочающегося во сне Мортимера, она открыла глаза и попыталась понять, что не так. Рывком севший и отбросивший в сторону подушку любовник заставил ее вздрогнуть и сесть самой, совершенно машинально призвав шар света. И сразу же Беатрис приглушенно ахнула, прикрыв рот ладонью. В намеренно неярком жемчужно-янтарном свете казалось, что Мортимер покрыт кровью весь, с головы до ног, разом открылись все, до этого полностью и без следа зажившие, язвы. "Неужели...неужели опять?! Это из-за меня?!" Беатрис решила, что это именно ее решение, ее согласие провести ночь с суккубой дало такие последствия. К горлу подступил комок, но она не дала воли слезам, немедленно взяв себя в руки.

- Родной, погоди, я сейчас, - проговорила она, собираясь обратиться к своему Дару.

 

Мертвенно-бледный, он повернулся к ней, по красивому лицу пробежала судорога.

Беа реагировала на него как-то не так. Как-то..

- Что? - раздражённо переспросил он, оглядывая себя и холодея.

Кровь.

И его руки. И эта невыносимая сверлящая боль...

Мортимер попятился от занесённый руки так, словно Беатрис задумала ударить его.

- Нет.. нет-нет-нет..

Соскочив с кровати, как был, он судорожно сгреб в кулаки простынь, где только что лежал. Разжал руки и посмотрел на них с каким-то тупым выражением.

Все в крови. Уродливые язвы пробурились в плоть. Или, быть может, вырвались наружу, все это время таясь, ожидая своего часа. И дождались.

- Не трогай!

На негнущихся ногах инквизитор побрел в ванную, включая все светильники на своем пути. Он должен был это увидеть своими глазами.

 

Беатрис соскочила с кровати и бросилась за Мортимером как была, в мало что скрывавшем пеньюаре, не обращая внимания на то, что тонкая ткань и белая кожа испачканы в темно-алом. Случившееся с Мортимером выбило ее из равновесия, заставило волноваться за него, пожалуй, даже сильнее, чем когда он был ранен в бою.

- Хорошо, не буду, - не стала спорить она, слова вышли приглушенными, с трудом пробившись через комок в горле. Но и оставлять Мортимера одного, без внимания и утешения, она не собиралась тоже.

 

Зеркало сияло, как портал в иной мир. И если подойти поближе, достаточно близко, то можно было бы узреть одно из существ, его населяющих.

Отраженный в нем молодой мужчина выглядел плачевно. Все еще потихоньку змеящиеся по груди тоненькие струйки крови, неестественно-розовые края язв, сутулые плечи и белое, как полотно, лицо, на котором, как две капли берлинской лазури, неестественно светились глаза.

Это не может быть. Просто не может.

Они ведь... ушли? Их не было целых.. 

Мортимер сглотнул подступивший к горлу ком и пересчитал. Три дня. Жалкие три дня! Они были с ним с одиннадцати лет, ушли на трое суток, и он решил, что навсегда.

Господи. Какой ИДИОТ!

С самого начала все это выглядело, как фарс. Чья-то злобная шутка. Уж он-то, циничный лгун, должен был понять, но нееет. Он поверил. Поверил, потому что до смерти хотел верить именно в это. Что будет, наконец, здоров. Что перестанет сочиться кровью на ответственных мероприятиях, на работе, дома. Перестанет пачкать постель и одежду. 
Перестанет жить с болью.

Он коснулся особенно уродливого свища на плече. У отражения, так мало похожего на знакомого всем Мортимера Смита, дрожали пальцы. Он оперся на раковину руками, как делал, после допроса, и тяжело надрывно дышал.

Поверил. Он - поверил!

И теперь, как Икар, воспаривший самонадеянно к солнцу на скрепленных воском крыльях, лежал на камнях, разбитый.

 

Не только Мортимер поверил, что этот, отмеченный капельками крови путь, наконец-то прервался. Беатрис тоже поддалась мысли, что все закончилось и ей не придется осторожничать при каждом объятии, даже самом невинном. И чувствовала какую-то дремучую, злую обиду, только не знала, кого винить, кроме себя самой.

- Морти, родной мой, можно я тебе помогу? - голос Беатрис дрожал, в нем отчетливо слышались слезы, хотя глаза кузины оставались сухими. - Ну, пожалуйста.

Она потянулась осторожно обнять любимого, хоть как-то утишить его боль, дать понять, что он больше не один, не будет наедине с этой горечью.

 

Ладони, коснувшиеся его, чтобы утешить, почувствовали, однако неуместные сотрясения, в народе именуемые как смех.

Это был странный, с ознобом, неконтролируемый приступ беззвучно хохота.

- Ни за что. 

Так же внезапно, как начался, он оборвался.

- Я согрешил и теперь наказан. Ты что, собираешься противостоять божьей воле?

Вопрос адресовался в основном отражению Беатрис, такому же бледному и слегка испачканному кровью.

 

Новый тихий вздох и Беатрис ласково коснулась губами плеча любимого, прежде чем ответить, когда она снова взглянула на Мортимера, в серых глазах стояли слезы, все-таки нашедшие себе дорожку.

- А может, это наказание мне? И если бы я не согласилась, с тобой все было бы в порядке? - возразила она его отражению в зеркале, озвучив свой страх. - Морти, дай мне попробовать. Я сильнее сейчас, чем была за последние десять лет. И, если и не исцелю тебя окончательно, то хотя бы смягчу твою боль.

 

Мортимер застыл, как громом пораженный. 
- Тебе? Наказание тебе?.. О, мне сразу же стало легче! - горьким ядовитым сарказмом отомстил вселенной глубоко несчастный мистер Смит. В голове вертелась история про французского прокаженного, который так и не смог исцелиться.

С каждым годом история эта казалась все занимательнее и занимательнее, не так ли?

Он отступил на шаг, выпутываясь из рук. Ему казалось, что даже эти легчайшие прикосновения причиняют боль. Он весь был сплошная кровоточащая рана.
- Я сказал "нет", Беа. - с трудом размыкая челюсти, выговорил он, прикрывая лицо ладонью. Пальцы не просто тряслись, они ходили ходуном, вместе с бешеным дыханием. - Уйди. Пожалуйста

Еще немного, и он просто не выдержит.
- Оставь меня одного.

 

Беатрис вздрогнула, как если бы он ударил ее наотмашь. К жгучей обиде на все мироздание прибавилось еще и ощущение полного бессилия, ведь она ничего, вот ровным счетом ничего не могла больше сделать и каким бы отчаянным не было ее желание помочь, утешить, Мортимер отметал любые попытки. Она шагнула было вперед, к нему, чтобы обнять, наперекор всему, что он говорил, но застыла, словно натолкнувшись на невидимую стену, стоило ему попросить. Плечи девушки поникли и она кивнула.

- Хорошо. Пойду перестелю пока постель, - ответила Беатрис и вышла из ванной комнаты, не оглядываясь и аккуратно закрыв за собой дверь. Если он хотел побыть один, что ж, она не будет ему мешать.

 

То же самое опустошающее бессилие, мучавшее кузину, сковало все его члены. Деревянно переставляя ноги, Мортимер закрыл за Беа дверь, защелкнул на задвижку и с минуту пустым взглядом таранил стену.

Уперся в скользкую плитку ладонями, ткнулся в нее лбом и замер, подавляя желание вместо этого просто разбить себе голову. Плечи, в которых он ощущал буквально каждую клеточку, вздрогнули. Потом снова. Еще и еще. 
По гладкой стене вниз медленно ползли крошечные, прозрачные капли, словно кто-то брызнул на нее водой.

Все эти годы он злился, говорил гадости, острил, чтобы хоть как-то выплескивать то, что внутри, чтобы справляться.

Но в этот раз.. сил больше не было. Он прошел через отрицание, излил на Беатрис гнев, одновременно погружаясь в пучины черной печали, и, наконец, спустился на последнюю ступень: внутри стало пусто.

Наверное такой бывает великая Пустота, что таится между мирами.

***

Занимаясь привычным, обыденным делом, Беатрис постепенно успокаивалась и возвращала себе утраченное душевное равновесие. Обиду вытеснило беспокойство, напрочь отказываясь уходить и нетерпеливо постукивая ножкой в отдалении, согласное подождать, только пока руки девушки чем-нибудь заняты. Беатрис сменила простыни, дважды взбила подушки, мокрой тряпкой стерла капли на полу...и все это в одной и той же ночнушке, которую напрочь забыла сменить. Минутная стрелка часов на стене за это время успела отсчитать уже два десятка делений и Беатрис, не выдержав, подошла к по прежнему запертой двери ванной комнаты.

- Морти? Как ты там? - спросила она, осторожно постучавшись.

 

Несколько секунд на стук никакого ответа не было, может быть не слышал за шумом воды? А впрочем..
- Минуту. - равнодушным голосом отозвался кузен.

Прошло, правда, минуты три, не меньше, но дверь все-таки открылась. Похоже, часть этого времени мистер Смит посвятил не только душераздирающим мыслям, но и вполне практичным занятиям. Он смысл с себя кровь и теперь держал смоченное в холодной воде, скомканное полотенце на язве возле шеи. Она всегда причиняла ему больше всего неудобств, и кровоточила сильнее и больше, чем все остальные.

Выглядел он вполне спокойным, хотя нездоровая бледность и бросалась в глаза.
- Наложишь мне повязку? - спросил Мортимер, не глядя на нее, и стоя вполоборота. 
Надо было спросить. Вдруг Беа не захочет?

 

В день, когда Беа не захотела бы чем-то помочь Мортимеру или поухаживать за ним, тому стоило всерьез задуматься, не подменила ли ее какая суккуба, перенявшая ее облик.

- Конечно, - ответила кузина, подходя ближе и потянувшись обнять Мортимера, хоть так показать ему, что он больше не один, черт бы его побрал, что она может и хочет поддержать его. Он стоял к ней не слишком удобно для подобных вещей, но разве могло это остановить Беатрис?

 

Женские ручки скользнули по животу и спину, и от этого прикосновения Мортимер вздрогнул. Кольцо объятий на поясе, однако, все равно замкнулось, Беа щекой прижалась к плечу, волосами собирая редкие капельки воды.

Он стоял неподвижно, ссутулясь и глядя куда-то вперёд и вниз, позволяя обнимать себя столько, сколько потребуется.

 

Ну, он, по крайней мере, не стал ее отталкивать, что уже можно было счесть хорошим знаком, решила Беатрис и, мягко потеревшись о его плечо щекой, через несколько минут разомкнула объятия.

- Пойдем, - потянула она его в сторону кровати, где уже все было готово для перевязки. Хотелось сказать еще так много, что она любит его, что будет рядом, всегда, столько, сколько потребуется. Но ведь он и так это знал.

Наверное.

Hide  
.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шляпка была как всегда бдительна и организована. Всё узнать, всё проверить, всё разузнать. Он бы не удивился, если утро она начала с тира. И вчерашний вечер. А, нет. Вчерашний вечер она должна была приглядывать за Николя. Учитывая вполне спокойную обстановку на утренней встрече, то всё прошло без шероховатостей. Вот она, опытная оперативница. Тихо зашла, тихо проследила, тихо обеспечила безопасность - тихо ушла, будто никогда и не было. Прямо как живая вырисовывалась картина гуляющего под чёрным небом Николя с полусуккубой под ручку, как они о жизни и смерти беседы ведут. А в тени тут и там мелькает шляпа и блестит револьвер, отгоняющий назойливую демоническую, полудемоническую и совсем не демоническую шушеру.

Заведение было вполне приличным, даже элегантным. Очень приятным глазу. Маг обратил внимание на мускулистого полукровку. Вот ты как выглядишь, стабильность и безопасность малого предпринимательского субъекта. Мускулисто.

Поскольку его задачей в первую очередь было обеспечивать безопасность и запоминать всё, что заметит, то в инициализацию контакта он решил не вступать. Этим занялся профессионал-в-очках. И, наверное, правильно сделал. В таких заведениях люди в очках должны, просто должны вызывать уважение! Люди-в-очках - бойцы интеллектуального фронта. Респектабельного. Умеющие видеть многое и планировать сильно вперёд в переговорах, ставить маленькие ловушки, проверять и договариваться так, чтобы все стороны оставались довольны. Более или менее.

Даже пусть он не в костюме-тройке, но вы видите эти внушающие уважение очки, синьо...

О.

Кхм. Да. Он же на задании. Слушать, запоминать. Смотреть. Внимательно смотреть янтарными волчьими глазами. Он внимательно смотрел. Какая у них тут интересная мода. Летний сезон? Может, уже даже купальный? Весьма... смелая мода.

А как бы в этом костюме выглядела...

Кхм. Да. Смотреть. Необязательно глазами. Надо отвлечься. Сангвинар обратил своё внимание на ауру. Полукровка. Очевидно, да. Средней руки маг. Может, чуть послабее мисс Морин. Хотя та вполне могла набраться сил за время путешествия. Могла. Как же. Она испепелила взмахом руки полдюжины Искажённых. И того монстра, с которым сражался Мортимер во время захвата Донато.

Хм. Может, и не полукровка. Аура скорее человеческая, с сильной примесью демонического.

Что ж, посмотрим, какие новости им принесёт агентурная сеть госпожи Клариссы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

На них он и решил смотреть когда наконец надумал пройти вперёд и привлечь внимание этой волнующей девы. 

-Доброго дня, мисс?.. Эта заведение мне посоветовала одна близкая знакомая, сказала что тут можно найти нечто специфическое... 

Последнее он сказал почти шёпотом и беспокойно с лёгким раздражением огляделся вокруг где было слишком много посторонних глаз и ушей, что он не преминул выразить жестом. 

Не хотелось чтобы кто-то услышал кодовую фразу. Не слишком уж та была обыденной, разве что только яшма тут действительно товар хороший... Кажется Шери находила некоторое очарование в нём когда сравнивала его глаза именно с этим минералом. 

- Зовите меня Нивена, - холодно и равнодушно отозвалась дама, отложив в сторону начищенный до блеска хрустальный бокал для вина. Вблизи стало заметно, что повязка на глазах имеет множество небольших проколов, незаметных издали, но, видимо, предоставлявших достаточный обзор, чтобы не собирать лбом углы помещения. - В нашем клубе действительно можно найти особенное обхождение и специфичные услуги. При совпадении двух условий: рекомендации члена клуба и наличии денег, чтобы оплатить время моего персонала. Вам придется предоставить и то, и другое, мистер.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Когда философия всё-таки без конфитюра 

Замок Мирриам. День прибытия в Анклав. 23:00

Оставив в отведённой спальне теперь уже всё, кроме мечей, сангвинар шёл демоническими коридорами к госпоже замка. Что она могла хотеть от него? Как быть в этой ситуации? Ему претила сама мысль демонической сделки. Даже с учётом того, что сказала Темновласка.

"Простишь ты меня, Господи?".

Остановился у кабинета. Несколько раз вздохнул. Поправил тёмно-зелёный с золотом шейный платок, одёрнул камзол. Они всё-таки оба в некотором роде аристократия, ему стоит выглядеть соответствующе. Постучал в дверь.

Простит ли он себя?

 

Открыл дверь тот самый мужчина, Люциус, несмотря на позднее время выглядевший посвежевшим. За его плечом можно было увидеть просторную комнату, напоминавшую приемную, со столом сбоку, за которым сидела миловидная молодая суккуба в неожиданно строгой деловой одежде, как и сам Люциус. Имелась в приемной и охрана, в лице двух истязателей-полукровок, вооруженных автоматическими карабинами.

- Доброй ночи, мистер Солейн, - похоже, инкуб уже получил от Мирриам или же по иным своим каналам базовую информацию о новых и очень важных гостях. - Проходите. Вы к Мирриам?

- Добрый вечер, синьор Люциус, - вежливо склонил голову сангвинар. - Прошу прощения, не знаю вашей фамилии.

 

Он даже не знал, есть ли они у демонов, в общем. Хотя у Шери была. Но она полукровка. Как же сложно всё с вами, демоны!

Мужчина привлекал к себе внимание. Он из тех, кого глаза женщин ищут снова и снова. Из-за кого машинально наматывают локоны на пальцы или облизывают пересохшие губы. Из-за кого глаза приобретают особый, чуть влажный блеск. Хорошо, что нет здесь Дани или Стеллы.

Возмутительно, нахально привлекательный мужчина.

 

- Всё верно. Госпожа хотела встретиться с каждым. - Перевёл взгляд с нахально привлекательного на... ассистентку?.. и обратно. - Она свободна? - Покосился на полукровок с оружием, немного похожим на пулемёт мистера Вуда. Он хорошо помнил его разрушительную мощь. - Оружие сдать, наверное?

- Обращайтесь ко мне по имени, если вам не трудно, - улыбнулся мужчина. - Не люблю упоминать свою фамилию. Слишком длинная и слишком много с ней связано неприятных для меня воспоминаний. Подождите здесь, я уточню у Мирриам, может ли она вас принять сейчас.

Вернулся Люциус буквально через десять минут.

- Госпожа примет вас. Оружие, если желаете, можете сдать мне. Обещаю, что ничего с ним не сделаю, - заверил демон Рафаля.

 

Короткий кивок на всё сразу: и имя, и ожидание. Интересно, что за воспоминания? Если этот инкуб попал сюда с Земли, то, видимо, оттуда воспоминания?

Как оказалось, кивок и на оружие тоже.

- Спасибо. Второй меч со святой аурой, - предупредительно заметил сангвинар. Не хватало ещё дипломатический скандал из-за святых ожогов устроить случайно.

- Понял, спасибо, - аккуратно достал из кармана пиджака платок Люциус, прежде чем взяться за ножны клинков. - Я буду осторожен.

***

За еще двумя дверями и коридором скрывался, наверное, лучше всего подходило слово "будуар".

Показать контент  

123567265_15.jpg.612a93696fb437d1b96c576

Hide  

- Рада, что вы решили меня навестить, Рафаль, проходите, садитесь, - радушно улыбнулась мужчине Мирриам, вольготно лежавшая на диване, опираясь на подушки и посмотрев на сангвинара поверх руки, устроенной на мягком подбое диванной спинки. Сесть, видимо, предполагалось, на соседний, меньшего размера, диван. - Желаете вина?

 

Рабочий кабинет суккубы-всея-Анклав интерьером до боли напоминал о чём-то из детства. Даже заставлял задуматься, не в гостях ли у визитёров с адского плана бывал маленький Рафаль? Правда, столь одновременно опасных и соблазнительных женщин в его детстве не было. И в юности. Да и позже. Пожалуй, это даже хорошо. Что-то слишком много опасных женщин искусительниц в ней стало.

- Добрый вечер, - поклонился маг.

Вино - это хорошо и он бы с удовольствием, но лектор Мортимер говорил о своеобразных добавках в него. Испытывать свою волю испытанием организма он не планировал.

- Благодарю, госпожа Мирриам, но сегодня был длинный день и завтра мне понадобится с утра свежая голова, поэтому вынужден отказаться. Но если вдруг обстоятельства сложатся более спокойным образом, то с удовольствием составлю вам компанию в следующий раз.

Он не удивится, если она обо всём догадается, но, кажется, отказ оформлен достаточно дипломатично. Присел на предложенный диван.

- Признаться, я немного удивлён, что властительница вашего статуса захотела поговорить с каждым из нас отдельно.

 

Мирриам в ответ на вежливый отказ лишь улыбнулась, не став настаивать или обижаться.

- Разумный подход. Мне это нравится. Зрелость, особенно мужская, доставляет куда больше удовольствия, чем юношеская горячность.

Выдав эту сентенцию, Мирриам вдруг рассмеялась.

- Прошу прощения, я не удержалась от небольшой шутки. Меня очень забавляет стереотип, что все суккубы могут думать лишь о сексе. Впрочем, в случае с совсем юными особами это может быть даже правдой, они горят желанием применить свои способности хоть на ком-нибудь. Понимание, что истинная суккуба использует свою природную магию лишь в крайнем случае и должна быть способна обольстить кого угодно сама по себе, приходит куда позже. Но простите мне эту невольную лекцию, Рафаль. Я лишь хотела сказать, что не буду пытаться залезть вам в мозги. И, если вдруг вам понравлюсь, это будет исключительно ваше личное впечатление, не навязанное извне.

Благосклонно взглянув на Рафаля, демонесса продолжила.

- Нет ничего удивительного в том, что я захотела с вами поговорить. Вы новые люди здесь и, смею заверить, очень особенные. Есть вокруг вас такая аура...привлекательности. Это делает вас очень интересными собеседниками. Кроме того, мне всегда интересно, на что обращают внимание те, кто попадает сюда впервые. Поэтому, Рафаль, я буду очень вам признательна, если вы поделитесь своими впечатлениями об Анклаве. Что вас удивило, что возмутило, что оставило равнодушным. И, не буду скрывать, мне очень интересно, какое впечатление на вас произвела я сама.

 

Сангвинар даже на мгновение растерялся, когда суккуба столь откровенно выразила свой интерес. А потом оказалось, что она, похоже, действительно всё поняла и посмеялась над ним. Наверное, если оценивать оценивать его уровень "демонической окультуренности", то вполне можно назвать в этом вопросе деревенщиной. А потом ещё коротко объяснили про особенности суккуб взрослых и заметили, что они в принципе не против, если ими немножко повосхищаются.

Да. Демонессы - сложные.

- Госпожа, вы своей высокой позицией в Анклаве решительно подрываете этот стереотип для любого, кто проявит недальновидность и недооценит вас, - чуть улыбнулся маг, стараясь не столько не всматриваться в Мирриам, сколько не концентрировать внимание на одной точке и лице слишком долго.

Главное теперь не создать впечатление, что он разглядывает её. А разглядывать там было что, она это прекрасно знала. Хотя с её притягательностью сложно было спорить, но было в ней и что-то, что всё естество шептало: держи дистанцию.

- Впрочем, - лёгкое лукавство пробилось в выражении лица француза, - политику вполне можно назвать сексом, но сексом для ума и сильной воли.

Он не надолго замолчал, собираясь с мыслями. Она задавала неожиданные вопросы. И она хотела именно ответов на них. Её интересовало, что он, человек, думает об Анклаве. Её Анклаве?

- Анклав живёт на осадном положении. Люди на Земле, - тихий вздох, - дома, стараются как-то адаптироваться к окружающему миру.

Ему очень не хватало этого самого дома. В этом странном мире ему не хватало стабильности. Знакомого хоть немного.

- Хотя нет. Адаптировать его под себя, под своё видение жизни, уничтожая порой парки и леса ради материалы или рощи ради дороги. Но при этом стараются сохранить по возможности природу. Создают заповедники. Анклав... Когда я только увидел стены... Он уничтожает всё вокруг себя. Он ощущается чужеродным Городу. Он даже сам себя считает чужеродным, поэтому подавляет не только вокруг себя. Он подавляет всех внутри себя. Оставляет людям чувство жестокой безысходности. Люди выживали и выживают благодаря сотрудничеству и даже какой-то доли альтруизма. Я не отрицаю грехов рода, к которому принадлежу, госпожа, - поднял руку маг. - Но в целом люди как-то сотрудничают, благодаря этому создают в искусстве, технологии. Здесь... Ваш замок прекрасен, госпожа, но сколько людей и полукровок в Анклаве могут похвастаться, что у их стола полный комплект ножек? Что у них есть уверенность в своём завтрашнем дне? В том, что у них будет кусок не чёрствого хлеба на обед? Что их не убьют и не изнасилуют перед ужином? Это место жестокой неопределённости.

Задумчиво посмотрел на их хозяйку.

- Я не встречался до этого с чистокровными демонами и не в обиду будет сказано, госпожа, но я несколько иначе представлял вас. Да, - маг обезоруживающе честно улыбнулся, - я не скрою, что опасаюсь вас. Потому что помню, что ваш народ сделал с моим миром. Я сталкивался с демоническими культами. И убивал культистов. Многих. Потому что Церковь и Инквизиция учит опасаться демонов. Потому что вы - из совсем другого народа, с другой культурой. Подчас неизвестной, подчас - смертельно опасной. Но вы, госпожа, отнеслись к нам весьма... миролюбиво. По-деловому. Вы, бесспорно, пользуетесь возможностью, которую мы представляем. Но при этом готовы помочь нам. Причём, - Рафаль покачивал головой, взвешивая, - полагаетесь на наши слова и помощь предлагаете весьма нам необходимую. Это заставляет... задуматься.

 

Мирриам рассмеялась, легко и открыто, услышав от Рафаля сравнение политики с сексом, но слушала его затем вполне серьезно и внимательно. И, похоже, ему удалось подобрать правильные слова, на лице суккубы легко можно было прочитать удовольствие от беседы и даже полемический азарт.

- Все так, жизнь в Анклаве жестока к слабым и ежеминутно проверяет нас на излом, давая место под солнцем лишь тем, кто готов завоевать и отстоять его. Но и награждает за это сполна. Однако же, разве не также и на Земле? Когда кто-то может позволить себе за один поход в ресторан потратить сумму, на которую семья углежога могла бы месяц жить и считать, что ни в чем себе не отказывает? В этом наши миры не так уж и отличаются, не находите?

Демонесса сменила позу, наклонилась ближе к Рафалю, намеренно или случайно открывая отличный вид на свое декольте и демонстрируя совершенно нечеловеческую грацию.

- Впрочем, вы правы в том, что Анклав отгораживается от Города. Не уверена, было это сделано намеренно или инстинктивно, но это действительно так. Я родилась в настоящем, огромном, как сам этот Город, Пандемониуме, образ жизни которого это место повторяет также, как реальный образ кривое зеркало. И если там жизнь в борьбе была вполне привычным, естественным делом, то здесь находятся те, кто более не считает такое положение дел приемлемым. И даже уходит в Санктум. Видите ли, я думаю, что это место что-то делает с нами всеми. Дает, не знаю, чуточку большую широту мышления. Кому-то как раз этого и не хватает. Кому-то вовсе не нужно что-то менять. А большинство...просто боится изменений, не зная, как они ударят по ним.

Еще одно обольстительное движение и Мирриам снова придвигается ближе, на этот раз, сев на диван рядом с Рафалем и с интересом заглядывая ему в глаза.

- Вы очень откровенны, Рафаль, мне это нравится. Я не виню вас за то, что вы убиваете тех, кто поклоняется...нам. Это ваше право на защиту, также как и их - на нападение. Победителей не судят и они же будут писать историю и назначать хороших и плохих. Но сейчас я прошу вас проявить еще немного откровенности со мной. О чем же вы думаете, Рафаль, в свете сказанного вами и когда смотрите на меня?

 

- Вы очень хорошо осведомлены о ценовой политике, госпожа, - заметил сангвинар. - И правы: жить среди людей не значит жить в справедливом мире. Да, признавать этот разрыв между богатыми и бедными неприятно. И есть люди, которые находят красивые объяснения, почему работяга зарабатывает меньше банкира. Но есть и разница между вами и нами: вы признаёте эту разницу нормой и принимаете её, считаете, что всё зависит от индивидуальных способностей. Это разобщает или заставляет сбиваться в стаи, где правит сильнейший. Мы хотим верить, что каждое поколение будет жить чуточку лучше. Дети не трудятся в угольных шахтах или на соляных рудниках. На опасных производства стараются использовать автоматоны. Магов не побивают камнями. Разрыв между людьми вряд ли исчезнет. Но мы верим и стремимся к тому, чтобы дать каждому новому поколению чуть больше возможностей.

Да, этой женщине необязательно пользоваться демоническими чарами, чтобы вскружить голову. У неё есть чары женщины, прожившей десятилетия (столетия?), учившейся на своих и чужих ошибках, соблазнявшей мужчин и женщин, знавшей психологические игры, знавшей политику так, как мало какой человек сможет за свою жизнь. Умевшей подать себя так, чтобы заинтриговать собеседника своими мыслями, создать мосты взаимопонимания - или хотя бы взаимоуважения. А уже потом - вторгнуться мягко, но неоспоримо в личное пространство. Сначала - уважение, любовь разума. Затем - влечение, плотская любовь. Чем сильнее мужчина, тем больше его будет влечь к сильной женщине, которая бросает ему вызов.

Рафаль слишком хорошо знал себя, не питал иллюзий насчёт силы своего ума или политических способностей. Демонессе при желании не составило бы труда обхитрить его, обыграть на поле, где она сильнее и опытнее, хоть и говорит с ним, как с равным. Он принимал её присутствие. Её грацию. Приятный глазу вырез. Интонации, от которых волновалась кровь. Чувственный аромат, в котором прячется запах серы. Запах урождённой угрозы, просто потому что с демонами так. Принимал - и позволял быть, проходить мимо.

- Да, находятся те, кто решаются покинуть Анклав. - Они со Шляпкой даже встречались с такими. С двумя милыми, но страшно убитыми белоснежными полусуккубами. - И есть такие, кому это очень не нравится, и они основывают культ в Санктуме. Например, "Новый Вавилон".

Она не судит его. Как мило. Маг чуть улыбнулся. Демонесса не судит Волка Господнего, который выбрал себе быть инструментом во Славу Его и безопасность других. Господу и Его слугам судить раба грешного Солейна, а не демонессе, чьи поклонники приносили в жертву других, обманывали. Но этими словами он не станет гневить хозяйку.

- Я думаю о неоднозначности всего, что увидел и узнал в Городе, госпожа Мирриам. В Городе, Санктуме и Анклаве. О том, как мало знал и понимал. - Маг негромко рассмеялся, не встречаясь взглядом с подсевшей Мирриам. Чуть потянулся, используя эту возможность, чтобы невинно увеличить дистанцию между ними на узком диване. - И о том, что, оказывается, теперь знаю и ещё меньше. Как говорил - да и до сих пор наверняка говорит - когда-то один ректор: чем больше человек узнаёт, тем больше он понимает, как мало знает. Я пока не могу сколько-то уверенно говорить о вас, госпожа. Но мне хочется в видеть в вас хрупкий, как листочек платана, дрожащий на суровом осеннем ветру, шанс. Возможность, что в Городе с его двумя - тремя - Светочами у людей и демонов может быть... нейтралитет. Мне сложно поверить в союз, хотя вы все могли и не просто так здесь оказаться. Но, может, нейтралитет взаимовыгодный.

 

- Время покажет, получится это у вас или нет, - улыбнулась суккуба доброжелательно. - И, быть может, очередной визитер расскажет мне о чудесном мире, в котором смерть от голода и холода осталась лишь на страницах остросюжетных романов. И вы правы. Санктум предоставляет альтернативу нашему образу жизни, дает возможность реализовать те подспудные желания иного, что в ином случае не нашли бы выхода, - согласно кивнула Мирриам. - Не удивлена, что были предприняты попытки любыми средствами помешать исходу жителей Анклава в Санктум. Впрочем, зная Клариссу, думаю, без ответа с ее стороны эти действия не остались.

В голосе суккубы явно слышалось вполне конкретное знание и, кажется, даже одобрение, как один сильный лидер мог бы одобрить действия другого, в контексте "я бы поступила также". При виде того, как аккуратно отодвинулся от нее Рафаль, губы Мирриам изогнулись в еще одной улыбке, на этот раз ироничной, но, похоже, она не обиделась на такую осторожность со стороны мужчины.

- Быть может, все закончится нейтралитетом. Быть может, нейтралитет перерастет в нечто большее. Кто знает, - изящно пожала плечами Мирриам и в фиолетовых глазах зажглось озорство. - Рафаль, а хотите узнать обо мне чуточку больше? Я вижу, что мой облик вас немного смущает. И я могу сменить его на более привычный для вас, людей. Это будет очень познавательный опыт, уверяю вас.

 

Эта демонесса открывалась с неожиданных сторон. Нет, он не про это грациозное движение плеч, которое ещё больше открывало малоприкрытую полную грудь. В её голосе слышалось противопоставление остальным демонам. Нежелание, чтобы её ассоциировали с другими, рождённое из гордыни? Или она действительно чем-то от них отличается? Той самое перспективой, подаренной Городом и нашедшей воплощение в сотрудничестве с госпожой Уайт? И уважение к своей визави из города на водопаде. Если отбросить внешность - глаза зацепились за верх её... вечернего платья, разум напомнил, что отбрасывать его не стоит - то этот практичный подход мог быть... человеческим.

Все эти грациозные движения были лишь поддразниваниями. Пока. Хотя она бы не отказалась, наверное, от продолжения. Маг поднял взгляд ненадолго на лицо суккубы при смене темы. Достаточно, чтобы увидеть огоньки в нечеловечески красивых глазах.

"Ох, озорующая суккуба. Чем же это закончится?".

- Что поделать, госпожа, ваша экзотическая привлекательность - испытание для воли любого человека, - улыбнулся маг. Правду говорить легко. - Учитывая, что я не инквизитор, как Мортимер, то вряд ли мне доведётся ещё раз повстречать такую неповторимую собеседницу, как вы. Поэтому да, мне было бы интересно узнать о вас немного больше. Тем более, потому, что вы отличаетесь очень.

 

Кажется, упоминание Мортимера в контексте разнообразия встреч с демонами и демонессами изрядно развеселило Мирриам. Отсмеявшись, суккуба мило улыбнулась Рафалю.

- Ну, тогда, рекомендую не отводить взгляда и не моргать, если не хочешь пропустить что-нибудь, - предупредила Мирриам собеседеника и плавно повела ладонью вдоль тела, сверху вниз. Демонический облик замерцал, размылся, словно между Рафалем и Мирриам поставили искажающую линзу и вдруг все вновь пришло в норму, только рядом с сангвинаром, неизвестно когда успев придвинуться поближе, сидела уже женщина. И лишь аура осталась прежней, с дымными нотками серы. Ну и, разумеется, соблазнительность в облике и жестах.

Показать контент  

ss.thumb.jpg.f79de32c817be73ba905e2146b1

Hide  

Мирриам, снимая костяную декоративную броню и небрежно бросая ее деталь за деталью на соседний диван, весело и одновременно вопросительно посмотрела на Рафаля, живо интересуясь его реакцией.

 

Чем вдруг он вызвал веселье Одной из Трёх, мыслей не было. Но это, наверное, хорошо? Лучше когда сильные мира того улыбаются и смеются в твоём присутствии, чем грозно хмурятся или страшно молчат. Он не знал, и дразнит ли его суккуба снова предложением смотреть или нет. Поэтому приходилось держать волчьи ушки на макушки. Вряд ли она сделает что-то, что приведёт к его смерти. Но это не означает, что он сам потом не будет жалеть об этом произошедшем "что-то".

Сангвинар изумлённо выдохнул. Секунды назад рядом с ним сидела самая что ни на есть всамделишная суккуба-соблазнительница. Сейчас же рядом (более рядом, чем было, более рядом, чем спокойно сердцу!) улыбалась молодая женщина. Привлекательная. Весьма привлекательная, но человеческой привлекательностью. Светлые волосы и глаза. Совсем другая. Костяные наросты оказались бронёй, которую Мирриам сейчас посчитала лишней. Элемент за элементом молодая женщина, нет, демоническая соблазнительница сбрасывала с себя, открывая всё больше и больше для взгляда янтарных глаз, в которых волей-неволей мелькало восхищение прекрасной метаморфозой и женщиной перед ним.

- Невероятно, - прошептал Рафаль, подавив совсем неуместное желание коснуться светлых волос, сменивших тиару рогов. Вздохнул, восстанавливая дыхание, но позабыв от изумления снова отодвинуться. - Если мой вопрос не слишком бестактен, то вы можете принимать разные облики? Или эти возможности ограничены?

- Нет, облик всегда лишь один, у каждого он свой. У меня вот такой, - оглядела себя Мирриам, - у Люциуса облик вы уже видели. И время нахождения в нем тоже разное. У меня это не более четырех часов, а вот Люциус может и полдня ходить без обратного перехода. И это не иллюзия или наваждение, если вы сейчас коснетесь меня, Рафаль, вы ощутите то, что видят ваши глаза, - добавила Мирриам тихо, склонившись поближе к Рафалю, чтобы подчеркнуть доверительность тона. Парфюма на ней явно не было, но был свой собственный запах, тот самый, что во все времена заставлял мужчину терять сопротивление женским чарам, если попадал в правильные ноздри.  - Мои ноги - без копыт, а голова - без рогов. Но, смею надеяться, я все также очаровательна. И еще аура остается прежней и способности.

 

Близость чистокровной суккубы - это испытание. Искушение. Необычайно сильное, когда пред тобой не рогатое и хвостатое, а молодая женщина. Привлекательная. С демоническим обаянием. Умеющая пользоваться женскими чарами. Его влекло к ней. Его тело откликалась на её близость.

Он - Волк Господень, лишивший жизни не одну сотню людей. Людей, выбравших смертные грехи своим кредо. Его веры и воли хватит, чтобы справиться и с демоническим искушением. Маг прикрыл глаза. Обычная женщина с сильной, очень сильной демонической аурой. Прекрасный облик и демоническая сущность за ним. Как легко ими соблазниться. Как хочется.

Только вот падать глубоко. Слишком глубоко, откуда выкарабкиваться, соскальзывая и царапая когтями гладкие скалы, слишком долго и тяжело. А ещё он видел две пары родных глаз, в которые смотреть не сможет уже никогда.

- Изумительно, - произнёс уже громче маг. - Я не чувствую в вашей ауре отличий по... существу от ауры Анжелики. Исключая, конечно, вашу индивидуальность и бо́льшую силу. Магическую и даже личности. Не чувствую иллюзии вокруг вас. И не ощутил даже тени внушения, а я не очень гипнабелен. Это похоже на настоящую метаморфозу внешности при сохранение всех индивидуальных черт личности. Простите моё любопытство, а эти способности в большей или меньшей степени есть у всех чистокровных инкубов и суккубов?

 

- Такие способности есть у всех чистокровных инкубов и суккуб, да, - охотно пояснила Мирриам, с интересом наблюдая за Рафалем. Похоже, ей польстила его реакция как на ее облик, так и на близость к ней. - У тебя сильная воля и разум, Рафаль. Так что, я тоже могу сказать тебе "изумительно". Впрочем, волноваться не стоит, я не буду применять свои таланты на тебе. Знаешь, это ведь тоже искушение. Когда нужно только поманить и этот демон, могучий, с ладной мускулистой фигурой и горящими похотью глазами пойдет за тобой куда угодно, сложно удержаться и не применить свои чары. Потом понимаешь, что не все так просто и это сработает далеко не на всех. И, позднее всего, уже с опытом, приходит понимание, что лучше всего работают не демоническое волшебство обольщения, а то, которым наделена любая красивая женщина. Но, должна тебе признаться, смотреть, как сильный мужчина сопротивляется соблазну прикоснуться ко мне, желать меня, овладеть мной, о, в этом есть свое наслаждение.

Мирриам рассмеялась, мягким бархатистым смехом и отодвинулась назад чуть-чуть, восстанавливая между ними более-менее приличное расстояние.

- Впрочем, если тебе действительно захочется, Рафаль, достаточно просто дать мне понять. Уверяю, ни твоя душа не пострадает, ни жизнь.

 

Маг помолчал, обдумывая слова хозяйки замка.

- Да, вы правы, госпожа. Внешнему привнесённому воздействию человек или демон будет сопротивляться, насилие над волей будет не так эффективно, как следование по велению сердца. Ну, или чего-то другого, - весело усмехнулся Рафаль. - А вы - дальновидный лидер.

Чуточку легче вздохнул, когда дистанция увеличилась. Даже сейчас он ощущал эхо влечения к ней, острого желания.

- Да, я думал, с вами в человеческом облике будет проще бороться с искушением, но нет, - рассмеялся маг. - Госпожа, благодарю за лестное предложение. Уверяю, что если бы не некоторые мои личные правила, то я бы с большим удовольствием принял бы дар, который такая женщина, как вы, не каждому предлагает

 

Не нужно было быть дальновидным лидером, чтобы опознать огромными, подсвеченными неоном буквами сложенное в конце вежливой фразы отрицательное "Но". Мирриам понимающе улыбнулась.

- Но не примете, - закончила она фразу за сангвинара, снова перейдя на "вы", раз уж ее деликатная просьба перейти на "ты" также была отклонена. - Я уважаю ваше решение, Рафаль. И благодарна, что вы были со мной откровенны. В нашем обществе это редкость. По понятным причинам. Что ж, быть может, вы хотите еще что-нибудь узнать у меня или обо мне, Рафаль? - вопросительно приподняла Мирриам изящную бровь.

 

Не примет. Если бы события последних дней сложились иначе, то вряд ли бы он поручился за крепость своего духа. Но... но они сложились именно так.

- Наверное, моё любопытство на сегодняшний вечер вы удовлетворили в полной мере. Спасибо и вам за интересную беседу. Думаю, её я не забуду. Доброй ночи, Мирриам, - поклонился Рафаль. 

- Как и вы - мое, Рафаль, - улыбнулась Мирриам доброжелательно. - Спасибо, что дали мне почувствовать себя по настоящему желанной. Это многого стоит. И я заранее прошу прощения, если сон ваш будет беспокойным по моей вине, - не удержалась суккуба от легкого поддразнивания.

 

Рафаль немного смутился, но потом весело рассмеялся.

- Постараюсь насладиться отдыхом в любом случае.

Только вернувшись в свою спальню, он долго выдохнул и прижался разгоряченным лбом к зеркалу в ванной. Легко бросать вызов злу, когда перед тобой мускулистый и страшный демон. Или демоница с двумя отравленными клинками, обещающая смерть.

Он по-прежнему ощущал жар желания. Влечение к ней. Ослабевающее, но... часть него задавалась вопросом: как это? Быть с ней?

Совсем другое дело - бросать вызов и ненавидеть зло, наделённое красотой и умом.

 

Hide  

Dmitry Shepard & Stormcrow

Изменено пользователем Stormcrow

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

-Вуд. - Добавил и представился он с коротким вежливым поклоном, чуть прикрыв глаза. -Разумеется, Нивена, у меня есть и то и другое.  

Он огляделся ещё раз по сторонам, ему не нужно было играть лёгкое официальное смущение от первого визита подобного заведения, оно было вполне себе настоящим, и сама хозяйка тут заложила не мало причин для этого. С одной стороны, он видел кое-что и намного лучше, и намного ужасней, с этой стороны Нивена была крепким середнячком, но вот в соотношении того и другого она его несколько шокировала.  

Карла и Рафаль же пока не подавали никаких тайных знаков и сохраняли спокойствие, значит всё было нормально, а это было прекрасной причиной чтобы взять себя в руки. 

-Мы нашли в Городе немного яшмы, и хотели бы обменять её на особое обслуживание. -Сказал он очень тихо, потянувшись в карман, будто там действительно лежали или рекомендации, или яшма, но лежали деньги, вот только с островов Альбиона. Он сам не знал зачем продолжал всюду таскать с собой кошелёк, можем по привычке, может с ним ему всюду было спокойней. А может он надеялся, что найдёт коллекционера, что сочтёт настоящую монету с "Большой Земли" большой редкостью и ценностью... Корыстные мотивы в этом отношении ему были не чужды, и даже демоны анклава не были тому причиной. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Библиотека. 10:30 - 13:00

Галерея непристойностей сменилась вполне приличным по оформлению коридором. Благородное золото сочеталось с обсидиановой чернотой, потолок нёс на себе причудливые узоры, двери хранили мудрое молчание.

Ноги привели его в библиотеку.

Ну разумеется.

Место, где всегда можно было отдохнуть душой. Массивные стеллажи из темного дерева, узкие окна с незамысловатыми витражами, через которые падают пестрые снопы света, и тихо, как в церкви. Храм знания.

Мортимер с минуту стоял неподвижно, осматриваясь. Кажется, в это время суток желающих сорвать плод с древа познания больше не было. Что к лучшему. Он достал с ближайшей полки пару томов, но это оказались пошлые истории о любви, представляющие интерес лишь постольку, поскольку их иллюстрировал идейный последователь оформителей упомянутой галереи. Он потратил на перелистывание минут пять и вернув литературу на место, полез на верхний ярус. По опыту, именно там всегда пряталось самое интересное.

***

Вырисовывалась высокохудожественная картина.

Демоны практически всегда находили себя в окрестностях Анклава, в отличии от людей, которых выбрасывало в городе совершенно бессистемно. Этот факт, а так же то, что несмотря на весь свой агрессивный индивидуализм, существа эти чрезвычайно легко объединялись против какой-либо общей угрозы, позволил Анклаву зародиться куда раньше, чем сама мысль об общине появилась у достаточного количества людей.

Стайный инстинкт в демонах работал четче, в очередной раз подчеркивая двойственную природу всего живого.

Ангелы тоже были существами иного порядка и так же, скорее всего, имели определенное место тяготения в Новом Иерусалиме. Выходило, что территория эта расположена как раз вокруг Престола, занятого Тьмой, что лишало несчастных и малейшего шанса избежать заражения ангельской чумой.

Во время оно, Гарратус Кош, чистокровный разоритель и основатель Нового Пандемониума скончался при обстоятельствах не самых кристально ясных, и, наверняка, подстроенных его заклятыми доброжелателями. Началась предсказуемая грызня за власть, завершившаяся в итоге воцарением Триумвирата.

Этому последнему невольно поспособствовал уже известный Мортимеру римский легат, предшественник Клариссы. Почуяв со стороны людей угрозу, демоны очень быстро забыли обо всех разногласиях и молниеносно поделили власть. Треугольник, как известно, фигура наиболее устойчивая, так что Триумвират дошел до нынешнего дня практически в неизменном состоянии.

Обложившись рукописями, некоторые из которых были заложены в наиболее интересных местах, иные же, как скучные, отложены на край стола, Мортимер с увлечением перелистнул еще страничку и услышал вздох. Поднял глаза и увидел сестру, что сидела напротив него, подперев голову кулачком.

- И давно ты тут сидишь? - осторожно поинтересовался он.

Легкость и хрупкое душевное равновесие растворялись на глазах. Как это бывает после сна. Человек просыпается, чувствуя себя счастливым, но потом вспоминает, что случилось вчера. И ощущение непоправимого наваливается снова.

- Не знаю. - она пожала плечами. - Может быть, час? 
- Я немного увлекся.

Мисс Морин, легкомысленная ведьма, встала, взяла свой стульчик и переставила его совсем рядом с братом. Устроилась на нем и заглянула в зеркально синие глаза.
- Что с тобой случилось?

Мортимер попытался вдохнуть, но не смог. В груди закололо. Сопротивляться ей было очень сложно, да и... стоило ли?

Не в этот раз.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...