Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
julia37

Dragon Age: Реквием

Рекомендуемые сообщения

(изменено)
заставка.jpg

Прошло немногим больше четырех лет. Много это или мало? За эти годы могли бы подрасти дети, начаться и закончиться опустошительная война, крестьянин мог бы снять урожай восемь раз...

Наши старые знакомые продолжали мирно заниматься своими делами, решать насущные проблемы, но, однажды, отмеченные судьбой, они уже не могли стать обычными людьми.

В один не слишком счастливый день, каждого, кто, в свое время, видел эльфийского сомниари в Тени, настигла некая "болезнь", названия которой не знали ныне целители и лекарства от нее не было.

Неизвестно, с чем именно было связано ее появление, но неудобств оно доставляло массу. Примерно столько, сколько может доставлять неудобств разрыв Завесы и рвущиеся в этот мир демоны, казалось, только и ждущие момента, чтобы вырваться наружу. Возникающие неожиданно, в любое время суток, сначала маленькие, легко уничтожимые, затем все больше и больше, эти прорехи в Тень беспокоили наших героев все больше. Тончайшая ткань бытия расползалась подозрительно часто и всегда в присутствии кого-то из путников, пробравшихся в сердце Арлатанского леса. Сперва они решили, что это лишь случайность, затем окрестили совпадением, но через некоторое время поняли - это закономерность. Демоническая закономерность, разрушающая все планы и каким-то таинственным образом связанная с каждым из них в отдельности. А возможно и со всеми вместе. Настал момент, когда терпеть уже не было сил.

Нужно было что-то делать...

Тем временем, для в тысячелетней Империи за этот ничтожный промежуток времени ничего не изменилось, кровь текла по алтарям, магистры спорили за власть и деньги. Мрачный сосед ее - пустынный Андерфелс все так же проклинал предателей, бросивших их на растерзание порождениям тьмы, вульгарный в своей напыщенности Орлей становился сильнее, гордыня возносила его на гребень политической волны, вполне возможно, только затем, чтобы уронить очень, очень глубоко. Отношения между этими тремя державами, традиционно напряженные, сейчас могли накалиться до предела, нужен был лишь незначительный повод.

В северных морях буйствовали пираты, а казна Империи была практически пуста, благодаря многочисленным бунтам, совсем недавно спалившим до тла несколько крупных городов и порядком расшатавших экономику великой державы. Не нужно было быть провидцем, чтобы сказать, и этого более чем достаточно, но ведь беда никогда не приходит одна.

Кто-то, пессимистично настроенный, сказал бы, что это закат великой державы, Реквием мирной жизни, но кое-кто мог бы и не согласиться...

Биографии

Боевая система

Кубикобросатель

Комната : Реквием

Ходы

Ход 1: Добраться до Минратоуса

Часть первая. Libera me

Ход 2: Плыть к островам

Ход 3: Бой

Ход 4: Перебраться на другую сторону острова

Ход 5: Разработать план

Ход 6: Посетить остров Крк

Ход 7: Промежуточный

Ход 8: Сойти на берег

Часть вторая. Lacrimosa

Ход 9: Осада

Ход 10: Выяснить местонахождение жезлов

Ход 11: Бой

Головоломка

Ход 12: Активировать джаггернаутов

Ход 13: битва за Минратоус

Ход 14: Бал

Часть третья. Maledictis

Ход 15: Равнины Андерфелса

Ход 16: Прибытие в Вейсхаупт.

Ход 17: Ужин

Ход 18: Бой с порождениями тьмы

Ход 19: Хоссберг

Ход 20: Пустыня. Бой

Ход 21: Исследовать пещеры Ока Талло.

Ход 22: Обвал. Бой

Ход 23: Знакомство

Бой с Рэмиусом

Ход 24: Побег

Ход 25: Продолжать путь

Аура Хонорис

Часть четвертая. Hostias

Ход 26: Дыхание Славы

Ход 27: Замок. Бой

Ход 28: Бой с Бегрезом

Ход 29: Предчувствие бури.

Ход 30: Бой в ущелье

Часть заключительная. Dies Irae

Ход 31: День Гнева

Эпилог

post-28857-0-20687500-1362938263_thumb.j

Изменено пользователем julia37
  • Like 15

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Элайя

Молодая эльфийка в "интересном положении" сидела за столом и щипала корпию для перевязки очередного пациента, которого как раз лечил ее муж, не забывавший время от времени посматривать и на нее. Заметив, что его помощница в очередной раз прекратила работу, глубоко уйдя куда-то в свои мысли, врач ненадолго оставил больного и подошел к жене.

- Эля, очнись!

Доминик слегка потряс Элайю за плечо, тут же с участием заглянув в затуманенные зеленые глаза. - Тебе опять плохо?

- Что? - Долийка не сразу вернулась из мира грез в реальность. - Прости, я задумалась...

Она возобновила свое нехитрое занятие.

Доми забрал готовую корпию и вернувшись к пациенту закончил перевязку.

- Мастер Варен, уж спасибо так спасибо; уж если вам чего понадобится - да вы только скажите, а уж мы уж... - зачастил тот.

- Иди, иди, милейший, - отмахнулся Доми. - И впредь старайся не попадаться на глаза магам в подпитии.

Выпроводив говоруна, он вернулся к Элайе и, опустившись на соседний табурет, нежно обнял.

- Милая, что с тобой творится в последнее время? Ты словно сама не своя.

Элайя задумалась, не зная, как начать.

- Помнишь, я рассказывала тебе, как была Разрывом и меня охранял Дух Волка?

- Да, но ведь ты говорила, что...

- Мне кажется, что Разрыв опять открылся, - перебила его эльфийка. - Каждую ночь я попадаю в Тень, и там полно демонов, которые чего-то ждут... Доми, мне страшно! - она уткнулась лицом в плечо мужа.

- Может, ты ошибаешься? В любом случае, тебе надо посоветоваться с мессиром Криспом.

- Ни за что! - взвилась магесса. - Я и так знаю, что надо делать! Ты мне поможешь?..

Огромные зеленые глаза с мольбой заглядывали в серые.

- Ну конечно, родная, разве я могу хоть в чем-нибудь тебе отказать...

***

Следующие несколько месяцев прошли относительно спокойно. Элайя принимала все более деятельное участие в лечении больных и жизни эльфинажников, уважение которых они с Домиником давно заслужили. Соседки наперебой давали ей советы по ведению домашнего хозяйства и облегчению тягот ее положения и грядущих родов; она же всерьез увлеклась медициной и перечитав все учебники, которые нашлись у Варена, часто вспоминала роскошную библиотеку Башни, сожалея, что все эти книги теперь ей недоступны - ведь она поклялась не обращаться к Люциусу, пока он сам не вспомнит о своей бывшей ученице. Доминик втайне надеялся, что этого никогда не произойдет, но все его надежды пошли прахом, когда перед их скромным домиком остановилась закрытая карета - неслыханное дело в эльфинаже! - и слуга-эльф в ливрее Черной башни протянул Элайе конверт, запечатанный личной печатью Криспа.

***

несколькими месяцами ранее

- Ну вот и все...

Маг перевернул последнюю страницу, захлопнул книгу и, прикрыв глаза, устало откинулся на спинку дивана. Когда он открыл глаза, Элайя уже стояла рядом, протягивая учителю бокал его любимого красного вина.

- Налей себе и садись сюда, - велел Крисп, жестом показывая место рядом с собой. - Мы, наконец-то, полностью разобрались с твоей руной - это надо отметить!

Эльфийка послушно наполнила второй бокал и присела рядом.

- Я пока ничего не чувствую... - рассеянно сказала она. - Когда распечатывалось новое заклинание, это всегда было как... - она замялась, подыскивая сравнение. - ...как прилив в море - магия заполняла меня и требовала немедленного выхода. А сейчас - ничего подобного...

Магистр поморщился, вспомнив, как они распечатывали "Силовую клетку" - последнее, и самое мощное заклинание магии Духа. К тому времени юная магесса уже научилась направлять энергию в нужное русло, а не спонтанно, но вот соразмерять свои силы... От "подопытного" преступника осталось мокрое место. В прямом смысле.

- Сейчас мы не расшифровывали руну, а стирали ее. Думаю, через некоторое время она совсем исчезнет.

Элайя тут же задрала рукав. Действительно, отпечаток на ее коже значительно побледнел, словно выцвел, в некоторых местах контуры рисунка едва угадывались. И только там, где были головы вытатуированных драконов, еще сохранялось небольшое воспаление, отчего казалось, что их глаза злобно сверкают красными отблесками.

Люциус допил вино и встал.

- Пожалуй, отмечать мы будем завтра - уже довольно поздно. Зато у тебя будет время придумать, какой ты хочешь получить подарок в знак успешного завершения работы. Может, новое платье по последней орлейской моде? Или лошадь? Все, что только захочешь...

Он направился к двери, но Элайя, вскочив, остановила его, схватив за руку.

- Не уходи, пожалуйста! Я уже выбрала. Давно выбрала...

Глаза эльфийки потемнели, как ночная листва. Привстав на цыпочки, она обняла мага за шею и, сперва робко, а потом все более настойчиво, прильнула к его губам.

Крисп подумал, что погорячился с обещанием, но отступать было не в его правилах.

***

Под утро, вслушиваясь в ровное дыхание спящего рядом мужчины, долийка размышляла над тем, как теперь изменится ее жизнь. Ей было очевидно, что продолжения отношений с Люциусом быть не может - связь магистра и эльфийки для Тевинтера вещь абсолютно немыслимая, и если бы не столь неосмотрительно вырвавшееся у Криспа обещание...

"А вдруг он решит меня отослать... Ведь расшифровка дневника закончена - может, ему больше неинтересно будет со мной возиться. Что, если утром он обо всем пожалеет? Что же мне делать?.."

Сама она ни о чем не жалела - разве что о том, что ночь была слишком короткой. "Это была самая чудесная ночь в моей жизни! По сравнению с Люцием, Доминик... О, боги! Доминик! Я совсем о нем забыла! Хотя мы и не любим друг друга, но все равно по долийским законам мы муж и жена. Что же делать? Я не хочу его обманывать; но я больше не смогу быть с ним вместе. И расстраивать его я тоже не хочу... Так что же мне делать?"

Так ничего и не придумав, она выскользнула из постели мага и неслышно прокралась в свою комнату.

***

В этот день все валилось у магессы из рук: она пыталась заниматься магией - но никак не могла сосредоточиться; пробовала читать, но вскоре поймала себя на том, что не помнит ни слова и только впустую перелистывает страницы, прислушиваясь к звукам, доносящимся из коридора. Внезапно на нее обрушилась невыносимая усталость. Отбросив книгу в сторону, девушка бросилась на кровать и уставилась в потолок ничего не выражающим взглядом.

Долгое время Элайю никто не беспокоил. Потом дверь скрипнула, впуская в комнату Доминика.

- Вот ты где, - обрадовался юноша, - А я повсюду тебя искал, но даже не догадался заглянуть сюда, пока Ниала не сказала, что ты еще не выходила.

Эльфийка не ответила, продолжая апатично рассматривать трещинки на потолке.

- Эй, ты чего - магистр совсем тебя загонял, пока меня не было? - весело пошутил Доми, присаживаясь на край кровати и взяв девушку за руку.

- Какие у тебя холодные руки, просто лед! - встревожился он. Это было так не похоже на обычное поведение живой и любопытной эльфийки. - Ты не заболела?

Он поцеловал девушку в лоб, проверяя температуру. Элайя вздрогнула и вышла из транса.

- Я... Наверное, я перезанималась... - сказала она, отводя взгляд.

- Тебя даже на несколько дней нельзя оставить без присмотра, - шутливо проворчал молодой маг.

Элайя вспомнила, что действительно уже недели две не видела своего приятеля.

- А где ты был? - вяло поинтересовалась она.

- У миледи Амины. Я же тебе говорил, разве ты не помнишь? У малыша Неро резались зубки и он стал более... беспокойным, чем обычно.

- Не помню... - Элайя виновато улыбнулась.

- Я соскучился... - шепнул ей на ушко молодой целитель, одной рукой обнимая девушку, а другой теребя застежку на ее мантии. - К тому же у меня есть такая новость!..

- Какая новость? - Магесса попыталась отстраниться, но Доминик словно не заметил этого.

- Магистр купил дом в эльфинаже, и теперь у меня будет своя клиника!

- Как здорово! - Долийка обрадовалась не меньше самого целителя, она знала, что открыть клинику для лечения эльфов было заветной мечтой целителя. - А когда...

Доми не дал ей договорить, заткнув рот поцелуем. Он справился, наконец, с застежкой и теперь его руки вовсю шарили под мантией, заставляя тело девушки отзываться на каждое прикосновение, словно струны под рукой опытного музыканта. "Скорее, не опытного, а настойчивого" - мелькнула и тут же испарилась мысль, перед тем как Элайя окончательно потеряла голову.

Спустя какое-то время, приводя себя в порядок перед зеркалом, она вспомнила, о чем хотела спросить молодого мага.

- Доми, а когда будет готова твоя клиника, ты будешь жить там, или здесь, в Башне?

- Она уже готова, - Доминик неохотно оторвался от созерцания подруги и, что называется, спустился с небес на землю. - На самом деле, я зашел попрощаться - я переселяюсь туда сегодня же... - Он смущенно кашлянул.

- И ты только сейчас об этом говоришь?! - возмутилась долийка, запустив в эльфа первым попавшимся под руку флаконом с туалетного столика. - А как же я?

- Таково желание магистра. - Философски пожал плечами маг, без труда поймав метательный снаряд. - Еще он сказал, что ты можешь пойти со мной, если захочешь...

Кажется, он даже перестал дышать в ожидании ее ответа.

Элайя покачала головой.

- Я не могу... Доми, ты мой самый лучший друг. Если тебе нужна будет моя помощь, ты только позови, но...

- Не надо, не продолжай. Глупо было затевать этот разговор.

На миг он посерьезнел, но тут же скорчил хитрую рожицу и подмигнул девушке. - Я буду приходить время от времени, так что я не прощаюсь - мы еще увидимся!

Чмокнув Элайю в макушку, эльф поставил флакон на столик и быстро вышел, чтобы долийка не успела заметить, как подозрительно блеснули его глаза. Эльфийка, опомнившись, выскочила за ним, но мага уже и след простыл. Вместо Доминика, она едва не столкнулась в коридоре с Криспом, в сопровождении Андреаса Мастарна. Девушка замерла, не зная как себя вести.

-Элайя, - голос Люциуса был обманчиво мягок. - Почему ты пропустила сегодня урок?

Как она могла забыть! Элайя виновато потупилась.

- Я жду ответа. - В голосе магистра появились металлические нотки. - И не отводи глаза!

- Я забыла... - Элайя никак не могла оторвать глаз от пола, не решаясь взглянуть на учителя.

Мастарна, казалось, наслаждается замешательством девушки.

- Во время гона ушастые забывают про все на свете, - вполголоса произнес он, намекая на Доминика, недавно пронесшегося по коридору, и даже не заметившего магистра и его ученика.

С таким трудом восстановленное душевное равновесие рухнуло в один миг. Словно дикая кошка долийка набросилась на Андреаса, с явным намерением выцарапать тому глаза.

- Прекратить! - Командный голос подействовал как ведро воды, вылитое за шиворот. Нервы эльфийки окончательно сдали; отпрянув от молодого мага (лицо которого украсилось заметной царапиной под глазом), она бессильно опустилась на пол и зарыдала. Чтобы прекратить истерику, Криспу пришлось усыпить магессу. Приказав слугам позаботиться о девушке, он увел пострадавшего в свой кабинет.

Утром, когда долийка проснулась, она почти ничего не помнила о вчерашнем скандале. Ниала, всю ночь дежурившая у ее постели, не преминула помочь девушке восстановить пробелы в памяти, заодно изложив сплетни слуг о событиях, свидетельницей которых она ну никак не могла быть - в частности, о том, что молодой маг всю ночь провел с хозяином в его кабинете, покинув Башню только под утро.

- Неправда, ты все это выдумала! Люций не мог!..

- Я иду к нему. - Элайя вскочила, но тут же покачнулась и упала обратно на кровать.

- Ничего я не выдумала, - обиженно поджала губы служанка. - Мне Тавис рассказал - он провожал молодого господина до дома, а когда вернулся зашел меня навестить, тогда и рассказал. И нечего тут скакать, хозяин все равно уехал.

- Как уехал? Куда?

- Никто не знает, даже миледи Юлия. Господин велел оседлать Астера и надел зачарованную броню. А еще... - Эльфийка продолжала о чем-то щебетать, но Элайя больше ее не слушала. Все говорило о том, что хозяин Черной Башни уехал надолго, по крайней мере на несколько недель.

***

Магистр отсутствовал больше месяца. Все это время долийка не находила себе места. А еще, ее все больше беспокоили внезапные перепады настроения, которые становилось все труднее скрывать от окружающих; приступы бурной деятельности сменялись затяжной апатией, иногда она по нескольку дней не вставала с кровати, что ранее было ей абсолютно несвойственно.

Иногда в Башне появлялся Доминик, но Элайя пряталась от него - отчего-то ей не хотелось встречаться с молодым целителем.

Потом из поездки вернулся Крисп, и жизнь снова вернулась в привычное русло. Словно сговорившись, оба вели себя так, словно между ними ничего не было.

Каждую неделю магистр устраивал очередной урок магии для Андреаса и Элайи. Как ни обидно это было для долийки, Энтропия ей не давалась, тогда как Мастарна в этой школе магии преуспевал. Он осваивал всё новые заклинания, тогда как Элайя, как ей казалось, топчется на одном месте. Чем больше сближались учитель и ученик, тем дальше отдалялись друг от друга магистр и его ученица. Это заставляло эльфийку все больше нервничать; она никак не могла сосредоточиться, путала слова заклинаний, без конца роняла предметы.

- Элайя, останься! - строгим голосом велел Крисп после очередного занятия. Андреас вопросительно приподнял бровь, но магистр отрицательно покачал головой, показывая, что хочет поговорить с эльфийкой наедине. Ученик тут же поспешил откланяться, не преминув заметить, что идет засвидетельствовать свое почтение миледи Юлии - на тот случай, если его услуги еще понадобятся. Кивок головы и короткое "позже" - Элайя поспешила сделать вид, что ничего не заметила.

- Малыш, что с тобой происходит? - спросил Люций, едва за Андреасом закрылась дверь. - Ты уже месяц не можешь освоить простейший "Паралич", а сегодня еще и вазу разбила.

От этого "малыш" долийка едва не расплакалась. Хлюпнув носом, она поспешно отвернулась.

- Ну, успокойся... - Неправильно истолковав причину ее слез, Крисп усадил девушку в кресло, а сам устроился на его ручке. - Ничего страшного не случилось. Вот, держи! - Он вручил ей большой носовой платок и погладил по голове, совсем как в былые времена.

- Тебя что-то беспокоит? Или кто-нибудь обидел?

- Нет.. То есть, да... - Элайя постаралась взять себя в руки. - То есть, никто меня не обижал, но... Я боюсь... с моей магией что-то произошло.

- Может, тебе просто не дается магия Энтропии - ты ведь и со Стихиями не со всеми смогла справиться.

- Нет, это что-то другое! Это не только с Энтропией - с другими заклинаниями то же самое. Вот, смотри! - Эльфийка установила свечу на край каминной полки, отошла на несколько шагов и "выстрелила" молнией. Фитилек свечи загорелся. Элайя почти рухнула в кресло.

- Ну и что? - не понял магистр. - Я знаю, что ты умеешь прекрасно дозировать свою магию.

- Чтобы просто поджечь фитиль, я истратила почти половину маны, молния такой силы должна была попросту испарить свечу... - Голос магессы был еле слышен, руки дрожали, на лбу выступила испарина.

- Да ты же больна! Сейчас, подожди... - Крисп быстро подошел к двери, распахнул ее и приказал кому-то: "Доминика ко мне, срочно!"

- Не надо!.. - запротестовала эльфийка. - Это сейчас пройдет.

И действительно, силы возвращались на глазах. Не прошло и пяти минут, как странная слабость исчезла.

- Вот, выпей! - Люций протянул девушке бокал красного вина. - Почему ты раньше молчала? И давно это у тебя?

- Месяц, или два. Я не сразу обратила внимание, но... оно становится сильнее с каждым разом. Похоже на порчу, но это не она.

- Конечно, это не порча! - фыркнул Крисп. - Любой маг в этом доме почувствовал бы негативную ауру, да ты и сама без проблем можешь развеять любое проклятие. Меня больше беспокоит состояние твоего здоровья. Где этот лекарь!

- Я в полном порядке и ничем не больна!

Элайя попыталась встать, но Люциус силой усадил ее обратно.

- Сидеть! Я не выпущу тебя, пока твой приятель не подтвердит мне, что ты здорова.

- Но я действительно здорова! Слабость появляется только если я пытаюсь усилить заклинание - может, это зависит от количества израсходованной за один раз маны? - она задумалась.

- А ты не пробовала усилить заклинание при помощи магии крови?

- Нет, ни разу... - Магесса рассеянно улыбнулась. - А ведь и верно, как я сама до этого не додумалась?

Девушка вытащила из под платья ритуальное лезвие-подвеску - подарок Люция, с которым она никогда не расставалась. Ловким движением она рассекла запястье, но не успев произнести и нескольких слов заклинания потеряла сознание. Маг едва успел подхватить ее на руки. Уложив эльфийку на кровать в соседней, смежной с кабинетом, комнате, он прижал порез, останавливая струящуюся кровь, и едва почувствовав слабое биение пульса под своими пальцами, сразу же понял истинную причину ее недомогания: биению сердца девушки эхом вторило биение маленького сердечка.

Появившийся спустя всего пару минут после происшествия Доминик, осмотрев бессознательную долийку без тени сомнения подтвердил "диагноз": "Элайя беременна. Три с половиной месяца." Уверенность целителя его удивила. Получалось, что зачатие произошло в ту самую ночь, когда они были вместе - а этого никак не могло быть, ведь он предпринял все меры, чтобы этого не произошло.

- Ты не ошибся? Я точно знаю, что с того дня, как открылась клиника в эльфинаже - как раз три с половиной месяца назад - вы не виделись, и не меньше двух недель до этого тоже.

- Я был с ней в тот день, - признался Доми. - Я не мог уйти не попрощавшись, а там... оно само как-то получилось. - Он с вызовом посмотрел в глаза магистру. - Я хотел, чтобы она пошла со мной, даже наврал, что вы разрешили...

Люций молча залепил наглецу пощечину.

- Она отказалась, - закончил Доминик, потирая щеку.

- Почему вы не предохранялись?

- Элайя не хотела детей, она говорила, что эльфы в Тевинтере рабы, а эльфы-маги - рабы вдвойне. Сперва я был с ней согласен, но потом...

- Что потом? Из тебя клещами нужно тянуть каждое слово?

- Потом я влюбился в Элю, по-настоящему. Я подумал, что если у нас будет ребенок, это сблизит нас, и тогда она тоже полюбит меня.

Помолчав, он добавил: - Я хочу жениться на Элайе.

- Ты уверен, что она согласится?

- Ей придется, ради ребенка.

- А ты так уверен, что это твой ребенок? - вкрадчиво поинтересовался Крисп.

Эльф недоуменно посмотрел на магистра. - Конечно.

"Он не знает."

В кабинет, слегка пошатываясь, вошла долийка.

- Зачем ты встала! - Доминик тут же бросился к девушке и бережно усадил в кресло.

- Как ты себя чувствуешь? - Люциус тоже был обеспокоен ее состоянием.

- Хорошо, только голова кружится. А что случилось?

- Ты ничего не помнишь? - нахмурился Крисп.

- Я хотела усилить "Молнию" магией крови, воспользовалась подвеской... а потом проснулась в той комнате, услышала ваши голоса и пришла. Все.

- Ты потеряла сознание, когда стала читать заклинание. Все это очень странно, но каким-то образом связано с твоим положением.

- Ты беременна. - Встрял Доми, предупреждая очередной вопрос. - Срок - три с половиной месяца. Помнишь нашу последнюю встречу?

Элайя прекрасно помнила этот день. И предшествующую ночь тоже.

- Как это может быть?.. - Ее взгляд беспомощно перебегал с одного мага на другого.

- Доминик, распорядись, чтобы вещи Элайи собрали и отправили в клинику. Она переезжает, прямо сейчас. И можешь не спешить со сборами - мне надо с ней поговорить.

Обрадованный маг тут же скрылся за дверью. Элайя, напротив, выглядела очень расстроенной.

- Я не могу... не хочу... Я избавлюсь от этого ребенка!

- Я не позволю тебе! - твердо сказал Люций. - Ты ведь не можешь точно сказать, кто отец?

Эльфийка потерянно замолчала.

- До родов будешь находиться под постоянным присмотром Доминика. Ему помощь травницы тоже пригодится. И постарайся воздерживаться от магии.

- Ты не хочешь больше меня видеть? - прошептала эльфийка.

- Дурочка... - Магистр обнял ее за плечи и слегка взъерошил волосы. - Поверь, так будет лучше для всех. Ребенок, кто бы ни был его отцом, ни в чем не виноват.

- Иди, тебя ждут, - он легонько подтолкнул Элайю в сторону двери, где уже пританцовывал от нетерпения счастливый Доминик.

***

В приоткрытую дверь кабинета просунулась ушастая белокурая головка и некоторое время наблюдала, как магистр, устроившийся в глубоком кресле, перелистывает контрабандную книгу со странным названием "Гаатлок". Половина сего произведения вызвало у Криспа улыбку и сочувствие к сумасшедшему автору. Он отложил четырёхугольник, обтянутый серой кожей на край стола, и только сейчас заметил гостя. Вернее гостью.

- Элайя, - Люций поднялся и подошёл к эльфийке. - Заходи, малыш.

Он втащил её в комнату, заключил в объятья и поцеловал в макушку. То что было между ними несколько месяцев назад никак не отразилось на отцовских чувствах магистра к маленькой эльфийке. Он подарил ей ночь - не более. Хотя, в его жизни эта ночь тоже была особенной. В первый раз тевинтерский магистр позволил себе сблизиться с эльфом, потенциальным рабом, нахождение которого рядом со знатными особами уже считалось непристойностью. А значит, милая девочка с острыми ушками была для малефикара не только расходным материалом для ритуалов.

Он предложил ей расположиться в кресле.

- Ну, рассказывай, - улыбнулся Люций, словно давней лучшей подруге. - Как жизнь в эльфинаже? Работа. Доминик. Не надумала вернуться?

- Я думала, ты не хочешь меня видеть, - притворно надулась эльфийка, но радостно сияющие глаза выдавали ее с головой.

- Почему же? - не понял магистр. - Я был бы рад, если бы ты вернулась. Но в Башне, ты чахнешь. Тебе не хватает свободы. По крайней мере, мне так кажется. Или я не прав?

- Ты всегда прав, - вздохнула Элайя. - И когда отправил меня с Домиником, тоже. Знаешь, когда я жила в Башне, то и не подозревала, что все настолько плохо. Я про то, как живут эльфы здесь, в Минратоусе. Больница открыта днем и ночью, но мы не в силах помочь всем. Даже спасти им жизнь не всегда удается. - Она помолчала. - К этому невозможно привыкнуть; я даже стала изучать медицину, чтобы лучше помогать Доми в клинике. Ой, чуть не забыла! Можно я потом поработаю в библиотеке? У нас там пациентка с очень необычными симптомами - может, я найду чем ее лечить.

- Вам нужны деньги? - предложил Люций. - Конечно, ты можешь пользоваться библиотекой когда тебе нужно. К сожалению помочь этим бедолагам я больше ничем не смогу. Ранг Советника Архонта... - он осёкся, не считая нужным рассказывать эльфийке о чём ему приходится говорить на приёмах у Девайна. - В общем, Империя остаётся Империей. Тевинтер, как и сотни лет назад немилосерден к эльфам. Изменить систему пока невозможно. Когда-то придёт время, но не теперь. Пока мы можем лишь негласно облегчить страдания жителей эльфинажа. Моё отношение к эльфам считают причудой старовера и прощают эту слабость. Но если появится закономерность и другие хозяева сделают своих эльфов отпущенниками, Империя тут же пресечёт подобные попытки подрыва благополучия системы.

Люций присел на диван и увлёк за собой Элайю.

- Ну хватит о грустном, - улыбнулся маг. - Когда появится малыш?

- Еще почти два месяца... Но пинается он так, словно ему уже не терпится, - поморщилась долийка.

- Имя ещё не придумали?

- Доминик сказал, что согласится с моим выбором, но ведь мы еще не знаем, кто у меня будет, поэтому не думали как его назвать. Или её. Поможешь мне выбрать, когда ребенок родится?

- Я ничего не смыслю в эльфийских именах, малыш, - улыбнулся магистр. - Эльфа не след называть тевинтерским именем. Это совсем плохая идея.

Люций немного помолчал, не зная, как начать разговор, и неуверенно сказал:

- Послушай меня, девочка, - он взял её хрупкие ладошки в свои. - Только не отказывайся сразу. Может, вам с Домиником уехать из Тевинтера? В Тедас. К долийцам. Ты со своими способностями принесёшь много пользы своим соотечественникам. А здесь, твой дар сгинет среди боли, страданий и грязи. У долийцев ты сможешь в полной мере раскрыть себя и помочь своему народу. Милосердие в эльфинаже - это благородно, но ты создана для большего. Я не верю, что воля Думата была столь примитивной.

- Наверное, ты и в этом прав, но... Можно, я не буду торопиться? Я еще не готова к такому шагу.

На самом деле, вопреки очевидному, Элайя все же надеялась, что отец еще неродившегося ребенка Люций, а не Доминик.

Откуда было ей знать, что опытным магам крови подконтролен состав любой жидкости в собственном организме и беременность наступает лишь по их воле.

- Я не тороплю, а прошу подумать и принять верное решение, - ответил Люций. - Вы, конечно, с Домиником и здесь счастливы, но всё же... - он не договорил.

Элайя перебила наставника, впрочем, как обычно. Люций всегда потакал её горячности и непосредственности, и сейчас, лишь улыбнулся на непреднамеренное пренебрежение всеми его регалиями.

- Когда мы с Домиником переехали в эльфинаж, мне снова стали сниться странные сны: я была в Тени и кругом были демоны, они чего-то ждали; а потом словно что-то порвалось, и все демоны устремились в наш мир. Сперва я испугалась, а потом вспомнила, как ты закрыл Разрыв, который был во мне и подумала, что он почему-то снова открылся, и тогда я отправилась в Тень и повторила тот ритуал, который ты тогда делал. Доми мне помогал. А еще я вызвала Хранителя, и теперь у меня в Тени всегда будет спутник, который ни одного демона близко не подпустит - только это не Волк, а Ирбис. Здорово, правда? Я в своей книге прочитала, как его вызвать.

- Здорово, - повторил вслед за ней Люций, осмысливая новую информацию. Что-то до боли знакомое виделось ему в этом рассказе, но сложить факты вместе он так пока и не смог. Но Элайя затараторила вновь:

- Разрыв действительно был, только маленький - через него и утекала моя магия, а теперь я снова могу колдовать как раньше и в обморок больше не падаю! - похвасталась она.

- Это хорошо, - проговорил Люций. - А с Домиником вы ещё не обвенчались?

- Зачем? - не поняла долийка. - Все и так знают, что мы муж и жена.

- Не знаю, как это у эльфов, но кажется, браки заключаются на небесах. И в эльфинажах в конце фрументума, после уборки урожая, эльфы играют свадьбы. Или я что-то путаю?

Элайя вздернула носик.

- Не знаю, как у них принято, я признаю только долийские законы! И вообще, Доминик не просил меня стать его женой.

- А что, долийцы сбегаются, как пара волков, и живут без обязательств, - возразил Люций. - Впрочем, вам с Домиником виднее.

Эльфийка обижено засопела.

- Неправда, у нас есть очень красивый обряд - его проводит хагрен, а весь клан поет венчальную песню в честь жениха и невесты. А потом все танцуют и поздравляют молодых...

Её глаза слегка затуманились.

- Помнится Доминик говорил мне о женитьбе. Значит, ты медлишь? Тебе не кажется, что уже поздновато раздумывать? - Люций посмотрел на круглый животик эльфийки.

- А мне не говорил! - упрямства Элайе было не занимать.

- Ты не хочешь за него замуж? - Люций не мог понять чего так заортачилась бывшая ученица. - Неужели у тебя совсем никаких чувств к нему нет.

- Я... я уже сама не знаю... - неожиданно призналась Элайя. - Раньше я считала Доми только другом, но за последнее время все так изменилось... Иногда мне кажется, что я... - Она чуть не сказала "люблю его", но в последний момент исправилась - ...могла бы его полюбить.

"Но тебя я все равно люблю больше" - явственно читалось в зеленых глазах эльфийки.

- Малыш, - он взял её лицо в свои ладони, с отцовской нежностью посмотрел в изумрудные глаза, и словно прочитав мысли, сказал: - Я тоже люблю тебя. И всегда буду любить. И что бы не случилось, знай, я помню о тебе и буду ждать.

Люций прижался губами к светлой кромке волос на её лбу и крепко прижал хрупкое тельце к чёрной ритуальной мантии.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Люций и Амина. Черная Башня

- Мессир, - на пороге кабинета магистра возникла молодая девушка с рыжей копной вьющихся волос, уложенных в строгую причёску. Алая мантия подчёркивала бледность её кожи и напоминала об огненной стихии, которой эта юная магесса владела в совершенстве. Пол года назад она закончила последний цикл в Круге, и теперь была полноправным чародеем в иерархии магов. - Я бы хотела поговорить о вашей фаворитке.

- А что случилось? - Люций оторвался от составления торговой хартии с отдалённым тейгом глубинных троп Орзаммара.

Женщина подошла к столу магистра. Голова горделиво поднята, в глазах лёгкая тень аристократической надменности, как и положено знатной тевинтерской даме и жене Советника Архонта.

- Мне кажется Неро на неё плохо влияет, - сказала Юлия.

- В каком смысле? - Люций откинулся на спинку кресла и сдвинул со лба чёрные пряди волос.

- Доминик не всегда может уследить за матерью и ребёнком, - ответила магесса. - Проклятья малыша дают о себе знать.

- И что ты предлагаешь? - свою малолетнюю суженую Люций видел насквозь, мысли, желания, капризы. И, сейчас, её навязчивой идеей стало избавление от фаворитов мужа. Первой в поле зрения законной жены попала, конечно, же Амина, которая родила первенца.

- Нужно отправить Неро в интернат Круга, - посоветовала она.

- А если Тибериуса отправить в интернат Круга? - вопросом на вопрос ответил Люций. Он сам вырос в Круге и знал, каково это жить без тепла семьи.

- При чём здесь Тибериус? - вспыхнула Юлия. - Я переживаю только за Амину. Неро убивает её.

- Как, как ты сказала? - улыбнулся Люций. Жестокость в обрамлении наивности выглядела похуже иных заклинаний на крови. - За кого ты переживаешь?

Рыжеволосая смутилась, и густой румянец покрыл её бледные щёки:

- За Амину, - тихо проговорила она.

- За кого ещё из моих фаворитов ты переживаешь? - голос мага стал жёстким, а взгляд чёрных глаз прошивал холодом насквозь.

Юлия молчала. Её уловка не удалась. И надеяться на милость мужа теперь не стоило. Обмана он не прощал.

- Ты свободна, - сказал магистр, поднимаясь. - Более я тебя не держу.

- Но Люций...

- Иди, - настойчивое, не терпящее возражений.

Женщина повиновалась. Покорно прошуршали складки платья, и она удалилась.

Поверх багровой камизы, заправленной в чёрные штаны с серебристым поясом, он накинул длинный домашний халат из антиванского бархата и отправился в апартаменты Амины - несколько огромных комнат на третьем уровни Чёрной Башни.

Он нашёл её в спальне за туалетным столиком, не слышно подошёл сзади и обхватил женские плечи широкими ладонями. Губы коснулись светлой макушки и скользнули к бледной щеке.

- Ты хорошо себя чувствуешь, солнышко? - спросил Люций, видя подтверждение опасений своей юной супруги.

- Конечно. Почему ты спрашиваешь? - легкая улыбка тронула ее губы, Амина не повернулась, она рассматривала их с Люцием отражение в зеркале. Ее волосы были убраны в незамысловатую, но элегантную прическу. Светло-рыжие волосы и серые глаза оттеняло серебристо-голубое платье по последней моде. Такой она выглядела вполне достойно рядом со своим любовником. Теперь ей было уже тридцать один. Внушительный возраст для женщины. У глаз и в уголках рта залегли морщинки, а Люций.... он совсем не изменился и теперь выглядел моложе ее.

Рука осторожно коснулась ладони, лежавшей на плече.

- Я рада, что ты пришел.

Он присел на краешек туалетного столика напротив неё, сдвинув многочисленные флакончики и коробочки в сторону. Тёплые подушечки длинных пальцев коснулись её скулы и подбородка, у губы на короткое мгновение прильнули к губам.

- Ты принимаешь зелья? - спросил магистр. - А Доминик, он постоянно между тобой и Неро?

- Разумеется, - ее голос был вполне убедительным, впрочем она и не лгала, Доминик постоянно присутствовал в комнате, иногда это неимоверно бесило и хотелось одиночества. - Я делаю все, как ты сказал.

Серые глаза на несколько секунд поймали взгляд темных, а затем вновь вернулись к созерцанию отражения.

- Почему ты спрашиваешь?

- Потому что мне кажется, иногда Доминик не успевает снимать проклятья, - ответил Люций. - Эта болезненная бледность тебе идёт, ты как всегда прекрасна. Но Неро растёт, его способности усиливаются. Настанет такой день, когда он научится убивать взглядом, и первой на его пути окажешься ты. Он постигает основы и скоро сможет контролировать себя. Но пока... я боюсь за тебя, - он сделал паузу, наслаждаясь красотой любимой. Он по-прежнему не видел в идеальных чертах её лица ни одного изъяна. И даже прошедшие годы не были властны над ней.

- Мне остается лишь надеяться, что к тому моменту наш сын будет вполне отдавать себе отчет в действиях. Он очень усердно учится. - Амина перевела взгляд с поверхности зеркала на магистра, который присел на краешек стола, заслонив собой большую часть отражений. Она даже мысли не допускала, что ее могут разлучить с малышом. - Ты говорил, что когда Неро подрастет, необходимость в постоянном надзоре исчезнет. Ему уже почти четыре года. Я думаю, Доминику пора уже заняться чем-нибудь другим. А тебе стоит прогнать страх, - тут орлесианка позволила себе мимолетное шутливое выражение голоса, а глаза блеснули лукавством. - Разве пристало магистру бояться?

- Пока я не уверен в нём. Иногда, на фоне бурных эмоций он не может сдержать свой дар. Поэтому все меры предосторожности, пока в силе. Магистру не пристало бояться за себя. Но, являясь предметом одухотворённым, несмотря на стойкое убеждение всего Тедаса о бездушии тевинтерских монстров, магистры живые люди, которые бояться за своих родных и любимых. А тебе нужно почаще бывать на солнце, в новом парке.

- Ты такой милый, когда начинаешь объяснять мне, что магистры тоже живые люди.. Снова и снова.. - Амина поднялась со своего места, ткань платья приятно зашуршала, а ее руки легли на плечи мага. - И я бываю на солнце, мы с малышом гуляем, как только выдается случай. Видел бы ты, как он любит собирать цветные камушки! Но все же... - она испытующе заглянула ему в лицо, - когда? Неужели нужно ждать его совершеннолетия? Мне надоели няньки.

- Я буду объяснять это хоть тысячу раз, если кто-то сомневается, - улыбнулся Люций, притягивая к себе серебристо-голубое платье одной рукой, а другой - ослабляя шнуровку на спине, чтобы освободить женскую грудь. На вопросы он не ответил, сорвав дыхание с её губ и погрузившись в глубокий омут поцелуя.

- Люций! Это не честно! - вяло сопротивляясь возмутилась Амина, когда смогла наконец оторваться от мага. - Ты уходишь от ответа!

- Я никуда не ухожу, - он уткнулся в ложбинку грудей, когда шнуровка и крючки платья уступили его опытным пальцам. Слабый стук в приоткрытую дверь нарушил их уединения, и робкий голос прислуги произнёс:

- Мессир, миледи Юлия просила передать…

- Договорить слуге не дали:

- Зайди сюда, - приказа магистр.

В комнату шагнул молодой парнишка лет двадцати.

- Миледи Юлия… - повторил он, заливаясь краской.

- Иди к Гаюсу, - снова перебил его Люций. – Пусть даст тебе расчётные. С сегодняшнего дня ты у меня не работаешь.

- Но мессир… - попытался возразить лакей. – Миледи…

- И передай миледи, что не выполнил её поручение. Пошёл вон! - взгляд чёрных глаз магистра заставил человека в дверях беспрекословно повиноваться.

Люций поднял голову и посмотрел на Амину:

- Так на чём мы остановились?

Амина густо покраснела и едва успела поймать сползающий лиф платья, чтобы немного прикрыться. Когда несчастный, наконец, вышел из ее комнаты, она подтянула его выше и отступила на несколько шагов.

- Зачем ты это делаешь? - глухо спросила женщина, ее мучил стыд и раздражение.

- А что я делаю? - осведомился Люций, поднимаясь вслед за Аминой, и сам же ответил на вопрос. - Наказываю идиота, который не справляется со своими обязанностями, и ставлю на место зарвавшуюся девчонку.

Он подошёл к открытому окну, заложил руки на груди и проговорил, не считая этот инцидент чем-то значимым в своей жизни:

- Странно. Снег в начале лета. За свою бытность в Минратоусе, я вижу такое явление первый раз.

Прохладный ветерок гладил его длинные волосы, чуть касался гладко выбритых скул, а солнечный свет выхватывал из смолистой черноты волнистой гривы густую седину на висках.

- И для реализации этих твоих планов обязательно демонстрировать меня голой перед слугами? - Амина резкими движениями зашнуровала платье и заправила за уши выбившиеся пряди волос, затем вновь села за туалетный столик, несколько секунд молчала, чтобы взять себя в руки и продолжить уже абсолютно спокойным вежливым голосом, которым не грех было бы приветствовать гостей на светском рауте. - Ты же прекрасно знаешь, как я к этому отношусь. Или тебе настолько все равно?

- Они всего лишь слуги, - Люций повернулся к ней. - Или ты стыдишься этого стенного шкафа? Слуга, который мешает интимной жизни хозяина по меньшей мере глуп. А если он выполняет поручение моей юной супруги, то он глуп вдвойне. Зачем мне такая прислуга? Или советник Архонта должен объяснять свои действия перед каждым крестьянином?

Амина подавила досаду, другого не стоило и ждать. Обсуждать "юную супругу" Люция она не собиралась, поэтому пропустила слова о девчонках, которых надо ставить на место и прочее мимо ушей. Конечно, Юлия не хочет ее здесь видеть! Это было известно ей с самого начала, еще до того, как она ступила на порог Черной Башни. Люций тешил себя мыслью, что это дитя будет совершенно покорным, но немного повзрослев и почувствовав власть, магесса обязательно попытается что-нибудь предпринять. Судя по словам мага, его жена уже приступила к выполнению задуманного. Впрочем, Амина отвечала девочке полной взаимность и даже более того...

- Просто в другой раз запри дверь, сделай мне одолжение. Я не желаю обнажаться перед очередным твоим слугой или гостем или кем-то еще, кого ты решишь поставить на место. Для этого придется найти другой способ.

- Хорошо, - согласился Люций и снова приблизился к Амине. Опёрся локтями о спинку кресла, в котором сидела женщина, и посмотрел на отражение в зеркале. - Кстати, о прогулках. Я купил пару белых вилдервельских с аукциона. Стоят в конюшне башни. Они твои.

-Вторая лошадь, надеюсь для тебя? - уточнила Амина, не надеясь впрочем, что Люций выделит на это время.

Магистр хотел промолчать, но огорчать любимую не стал:

- Я постараюсь.

- Мама, мама, - послышался чистый голосок Неро. - А дядя Вариус уже привёз нас из Круга. Занятия отменили из-за снега.

Малыш подбежал к матери и запрыгнул на колени.

- Из-за снега... - Люций вскинул тёмные брови. - Что за ерунда?

- Первый и старшие чародеи заняты, - ответил малыш, то что знал.

- Интересно, - с сарказмом проговорил магистр. - Ищут объяснения в "Погребальных песнях" или в заповедях Создателя. Непроходимые глупцы. Поражает самоотверженность тевинтерцев, методично втаптывающих истинную веру в грязь. Ну да, Думат им судья.

В комнату вихрем ворвался Неро и моментально взобрался ей на колени.

Амина нежно обняла малыша и поцеловала в лоб, ладонью убрав растрепавшиеся светлые кудряшки и обратилась к магистру.

- Почему сразу такие мрачные предположения, может быть, они плавят лед в водостоках? Так и представляю...

Люций рассмеялся, привычно сдерживая эмоции:

- Я бы хотел на это посмотреть, - ответил старовер.

- Мама, - Неро потеребил складку серебристо-голубого платья. - А Тебериус сказал, что ты от нас скоро уедешь. Я не хочу чтобы ты уезжала.

По лицу магистра пробежала мрачная тень недовольства:

- Мама никуда не уедет, Неро, - сказал Люций.

- А ещё он сказал, что я буду жить в Круге, - обиженно пролепетал мальчишка.

- Только изредка, пока не научишься полностью подчинять свои способности, - магистр нахмурился. Молодая супруга самоуверенно переходила дозволенные границы. - Что-то меня начинает утомлять её инициатива, - зло проговорил маг.

Амина вздрогнула, когда ее сын принялся рассказывать, что говорит ему его сводный брат. Конечно, малыш Тибериус говорил это с подачи своей драгоценной матушки..

- Создатель... Люций, кажется, ты никогда не был наивен? - ее отражение в зеркале саркастически приподняло одну бровь. - Неужели, ты ожидал чего-то иного?

Орлесианка посчитала ниже своего достоинства напоминать, что четыре года назад говорила ему, что не хочет жить с законной супругой с одном доме, потому что будут лишь проблемы и неприятности. Вот они и начались..

- Малыш, - мать прижала сына к себе покрепче. - Если я куда-то поеду, то только с тобой.

- Я ожидал от неё соблюдения тевинтерских традиций и уважения к мужу, - раздражённо бросил Люций. - А не ежедневных беспочвенных истерик.

Широкими шагами он пересёк комнату по направлению к дверям и внезапно остановился.

- Мессир, - на пороге стояла рыжеволосая супруга магистра.

- Что ты здесь делаешь? - после некоторой растерянности с возмущением проговорил Крисп.

- Мы искали вас с Тибериусом, - ответила женщина. За широким подолом её платья прятался черноволосый сынишка.

На лице магистра не дрогнул ни один мускул, только чёрные глаза наполнились негодованием и злобой.

- Иди сюда, малыш, - он вытащил Тибериуса за ручонку и отправил в сторону Амины. - Иди к Неро.

Мальчишка повиновался отцу и убежал к брату.

Он долго смотрел на склонённую голову супруги, испытывая её терпение, и наконец, сказал:

- Разве я не говорил тебе, никогда не подниматься на этот уровень? - его холодный тон, казалось, замораживал заживо.

- Но почему? - смела дерзнуть женщина.

- Потому что я так сказал! - повысил голос Люций.

- Я тебе совсем не нужна, - вздрогнув, тихо проговорила Юлия. - Ты не замечаешь нас с Тиберием и предпочитаешь общество фаворитов.

- Не ты ли собралась меня учить? - с презрением усмехнулся маг. - Что ж, я разрешаю тебе покинуть Чёрную Башню и объяснить родным и знакомым по какой причине ты покинула мужа, магистра, Советника Архонта и владельца Южного лириумного синдиката. Кем назовут тебя на первом же светском рауте главы правящих Домов? Капризной девочкой? Склочной женой? Или может быть шлюхой? Ты свободна, я тебя не держу. Ах, да, но в первую очередь, сообщи отцу причину, по которой ты отсюда уходишь.

Магистр обогнул свою суженую, намереваясь выйти из комнаты.

- Ты меня совсем не любишь, - сквозь слёзы проговорила Юлия.

Он задержался лишь на мгновение, чтобы сказать:

- Нет, - и скрылся во тьме коридора.

Слёзы сами покатились из глаз, тевинтерка отвернулась к стене и беспомощно зарыдала.

Положим, Амина вовсе не считала "истерики" Юлии беспочвенными, а вот тевинтерские традиции всегда вызывали у нее серьезные вопросы, однако ничего ответить в прежнем саркастическом тоне женщина не успела.

В покоях фаворитки разыгралась сцена, которой она втайне желала и стыдилась теперь этого.

Дети прижались к ней, и испуганно, во все глаза, уставились на отца. Конечно, Люций не позволял себе кричать, но тон его голоса был достаточно угрожающим.

Если бы... если бы маг сказал это ей, она ни секунды бы не задержалась под крышей этого дома, и даже ребенок не смог бы ее удержать... Но думать о таком не хотелось.

Амина никогда не была жестокой, поэтому, вместо ожидаемой радости и торжества, чувствовала лишь горькую жалость. Да, ей было жаль рыжеволосую девочку, у которой никогда не было выбора, за нее всегда решали или отец или муж. Однако, она не намерена была показывать эти чувства, поэтому замерла молча и неподвижно, обхватив руками малышей.

- А ты, ты счастлива с ним?! - заливаясь слезами, почти крикнула юная магесса в сторону своей соперницы.

Амина задумалась на мгновение.

- Я не знаю... - действительно, она даже как-то не задумывалась над этим, - Я люблю его. Это почти всегда больно. Но, по крайней мере, я сама сделала этот выбор.

- Но я ведь, тоже его люблю, - всхлипнула магесса. - А он... он даже не замечает меня последнее время. А этот... этот Мастарна, Андреас. Он просто живёт у него в кабинете, - пожаловалась она фаворитке, словно давней подруге. - Ну, чем я хуже? Меня выдали замуж в четырнадцать лет. И тогда казалось, он будет только моим... - она закрыла лицо руками и снова заплакала.

Слова эти резанули ножом по сердцу, но внешне Амина лишь немного побледнела, чего почти не было заметно на ее белой коже.

Каждый шаг боль...

"А чего ты хотела?!"- спросила она сама у себя, а вслух сказала:

-Я не хочу обсуждать это.

По правде говоря, женщина старалась не покидать своих комнат и не искала Люция в его кабинете, ждала его у себя, как раз, чтобы не видеть...не знать.

Избегать этого знания удавалось не всегда.

- А эта эльфийка Элайя, он же... - Юлия, словно не слышала Амину, договорить ей не дали.

- Девочка моя, - раздался знакомый голос и на пороге возник тесть Люциуса Криспа собственной персоной. - Не плачь, моя дорогая, - Вариус Фульгинас вытер слёзы со щёк дочери белоснежным кружевным платком, - иди к себе. Не огорчай Люция... и меня заодно. Иди, - настойчиво подтолкнул он её.

Погружённая в своё горе женщина скрылась, даже забыв о малыше Тибериусе.

- День добрый, миледи, - поприветствовал Вариус Амину. - Как башенное житие, не напрягает?

"Создатель милосердный! - Амина была почти в отчаянии. - Он что, спит со всем, что движется!?"

Ей едва удавалось сдерживать себя, чтобы не нагрубить Вариусу и не убежать.

- Неро, пойди, поиграй с Тиберием. - орлесианка легонько подтолкнула сына в соседнюю комнату и любезно улыбнулась Фульгинасу. Впрочем, улыбка вышла не слишком дружелюбной.

- Ничего нового, мессир Вариус, ничего нового, - пожалуй, женщина действительно преуспела в притворстве. - Как ваши дела?

- Значит, на пользу башенный этикет, - съязвил Вариус, видя нарочитое лицемерие Амины. Он прошёл в комнату и прислонился к тому же окну, где недавно стоял Люций. Снег уже растаял, и солнце согревало холодный утренний воздух. - Люций сообщил, что собирается уехать из Минратоуса?

Сарказм мага не возымел на Амину никакого эффекта. Вариус снова вломился к ней без приглашения, но она уже привыкла к его наглости.

Довольно долго женщина молчала, размышляя, а не ошиблась ли она тогда? В Вейсхаупте? Или может, просто слишком много на нее сегодня свалилось?

- Нет, ничего не говорил, - равнодушно ответила она после длительной паузы. - Куда он едет?

- В Ривейн, - как-то по-будничному просто сказал магистр, словно Крисп собирался в Высокие холмы на отдых в виноградники, а не через всю страну, на другой конец Тедаса.

- Значит, надолго, - тут Амина позволила себе вздохнуть.

Оставаться в башне без Люция не хотелось, ведь здесь она была не нужна никому, кроме него и... Неро, но мнение малыша вряд ли могло иметь вес.

- Он просил меня позаботиться о вас, - Вариус улыбнулся и загадочно посмотрел на орлесианку. - В частности сопровождать на прогулках.

Пожалуй, Вариус мог уловить, как на секунду ее лицо стало кислым.

- Вы так любезны, - впрочем, может, это не так уж плохо? Хотя бы отвлечься...

- А как хорошо вы ездите верхом, мессир? - спросила Амина с неподдельным любопытством.

- Ну, скажем так, миледи: мой зад едет на лошади до тех пор, пока не почует рядом присутствие кареты. А что? - оживился он.

Ответ мага почему-то обрадовал Амину.

- Люций сегодня подарил мне двух лошадей, которых приобрел совсем недавно, и я с удовольствием опробовала бы их под верхом. И раз уж вы вызвались составить мне компанию на прогулке...

- С огромным удовольствием! - искренне обрадовался Фульгинас такому предложению. - Я видел этих лошадок. Впечатляют. Что ж, проводим вашего мужа, миледи, и отправимся на прогулку, - лукавый взгляд голубых глаз игриво скользнул по тонкой талии Амины.

- Вы хотели сказать, мужа вашей дочери? - Амина пыталась, но не смогла удержаться, чтобы не ответить небольшой колкостью Фульгинасу, взгляд же его она предпочла не заметить.

- Кстати, когда он уезжает?

- Да?! – Вариус сделал такую гримасу, словно сегодня впервые узнал, что его дочка замужем за Криспом. – Конечно, конечно. Проводим вашего любовника, если вам так будет угодно. Я не настаиваю.

Амина не выдержала и расхохоталась, хоть ее вопрос остался без ответа. Вариус был гремучей смесью вопиющей наглости и непринужденного чувства юмора.

- Ну так я буду ждать вас на конюшне, когда Люций уедет. - напомнила орлесианка, все еще улыбаясь почти против воли.

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Элайя и Амина

Элайя сидела в библиотеке третьего яруса и что-то выписывала из толстенного медицинского трактата. Скрипнувшая дверь и престук каблучков за спиной не отвлекли ее от этого утомительного занятия, и только упавшая на книгу тень вошедшего заставила поднять голову.

- Амина!

- Ты здесь? - удивилась орлесианка. - Я думала, ты переехала к Доминику?

- Да, просто воспользовалась случаем немного поработать в библиотеке, раз Люциус пригласил меня для беседы, - ответила долийка, поспешно закрыв книгу. Она тяжело поднялась и слегка переваливаясь направилась к стеллажу, чтобы вернуть том на место. Несмотря на просторную мантию и относительно небольшой живот, ее беременность была очень заметна.

- Ты ждешь малыша? - улыбнулась Амина - Поздравляю. Тебя и Доминика.

Вид эльфийки напомнил ей о том, как она сама не так давно носила под сердцем младенца...

Сама Элайя испытывала по этому поводу смешанные чувства.

- Я не хотела ребенка, но Люций запретил от него избавляться, - призналась она, умолчав о том, что на самом деле ее удержал не запрет, а призрачная, почти безумная надежда, что отцом будущего малыша является сам магистр - иначе она не понимала, к чему этот запрет.

- Почему ты не хочешь ребенка? - удивилась орлесианка, подходя ближе и садясь напротив. - Это же замечательно, когда у тебя есть малыш...

- Ты не понимаешь! - Вспыхнула Элайя. - Твой ребенок - человек, он всегда будет защищен, его учат магии лучшие учителя, а мой всегда будет изгоем или рабом, даже если ему повезет родиться полукровкой...

Она поспешно прикусила свой язычок, но слово уже вылетело.

- А разве он может родиться полукровкой? - голос Амины замерз, как вода зимой, она вся стала словно изо льда.

- Ну, чисто теоретически... - Элайя отвела глаза в сторону, чувствуя, как предательски заполыхали кончики ушей.

Из неловкой ситуации ее спас слуга, доложивший, что экипаж для "леди Варен" подан.

- Извини, Амина, меня Доминик уже заждался. Рада была повидаться... - эльфийка поспешила к выходу.

Кажется, Элайя даже задела ее, выходя из библиотеки, но Амина не заметила. Она стояла, не живая, не мертвая, и смотрела в одну точку. Этот сконфуженный вид, красные уши, обрывки фраз...

Не желая верить в это, женщина все же не могла не признать, что ее догадки не так уж невероятны, а уж после слов Юлии...

Не успев подумать, зачем делает это, Амина схватила с ближайшего столика графин с водой и швырнула его в стену.

На раздавшийся грохот в дверь заглянул слуга-эльф.

- Госпожа?

Орлесианка резко развернулась и полы дорогого светло-серого платья взметнулись немного выше обычного, она не ожидала, что будут свидетели ее слабости.

- Я... - голос дрожал. - я выронила его... случайно.

Едва договорив, женщина вылетела за дверь, предоставив слуге разбираться с беспорядком.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Минратоус. Чёрная башня.

bashnya.jpg

- Люций.

- Лилит… - магистр вскинул голову, оторвавшись от составления текста договора о заключении контракта на перевозку обработанного лириума тейга Хортаг. Эти поставки залатают многие дыры обоих Домов Криспов и Фульгинас и принесут дополнительные прибыли.

- Не ждал? – демоница щёлкнула хвостом и уселась на стол для зачарования рун.

- Какого демона ты здесь сделаешь без призыва? – Люций отложил перо и в замешательстве уставился на полуобнажённую девицу.

e69cda5fe830.jpg

- Сама не знаю, - она толкнула копытом изогнутую спинку изящного орлесианского стула. – Вдруг, так легко стало. И амулет почти не держит. Только – ты.

- Этого не может быть. Амулет цел. Ритуал нерушим. Заклятье на крови Первого не снять. Что происходит? – с недоумением спросил Люций.

- Говорю же, не знаю, - фыркнула демоница. – Есть факт. Разбирайся сам. Кстати, смотри…

Лилит протянула когтистую руку в сторону и вытащила за шкирку из тёмного угла кабинета низкоуровневого демона. Тот трепыхался у неё в плену и истошно верещал.

- Висп… - Люций был ошарашен. – Это невозможно.

Демоны, утратившие силу, никогда бы не рискнули появиться рядом с сильнейшими источниками магии. Они глупы, но не настолько чтобы сунуться на добровольную смерть под заклинание тевинтерского магистра.

- Это, по-твоему, не очевидно? – она спрыгнула на пол и шлёпнула виспа о крышку рабочего стола магистра.

Тот взвизгнул и, следуя своей агрессивной природе начал атаковать слабыми разрядами молний, но тут же получил ответный удар и рассыпался в прах. Люций нервно стряхнул остатки мерцающей маны с пальцев и взял исчезающий пепел виспа в ладонь.

- Это абсурд, словно рядом разрыв в Завесе… - в задумчивости проговорил магистр.

- Кажется, ты прав, - подтвердила Лилит и вытянула из шкафу, сопротивляющегося берескана. – Ваша праздность, мессир, прячется в шкафу, - звонко засмеялась демоница. – Поменьше бы ты работал, Люций.

Проклятье ложится на медведя из Тени, «Конус холода» замораживает, а «Молния» добивает. На месте исчезнувшего демона остаётся большой аметист.

- Думат Властитель, да что же происходит? – Люций испытал беспомощность. Бесконтрольное появление демонов в Башне нонсенс. Сотни лет проклинатели рода справлялись с тварями из Тени и последний из них не исключение. Ни один из них не стал одержимым. Проклятые сами вместилище негативной энергии. Им проще бороться с соблазнами демонов, ведь, по сути, их дар это небольшая частица демона внутри.

- Может, кофе заварить? – с ухмылочкой спросила Лилит.

- Зачем? – не понял маг.

- Погадаешь, что происходит?

Люций достал из поясной сумки ритуальное лезвие.

- Наконец-то, здравая мысль, - одобрила демоница. – Жду тебя по ту сторону, - и исчезла.

Пределы Тени. Здесь нет ни начала, ни конца. На горизонте вечный Чёрный Город. Он виден из каждой точки Тени. Недосягаемый и опасный. Там самые могущественные демоны и страдающие души.

0ed897ef6092.jpg

Люций ступил на зыбкую поверхность Тени, словно сошёл на гладь озера, подёрнутого рябью. И в тот же миг его обступили демоны. Низкоуровневые: голода, праздности и гнева, а за ними толпа одержимых.

- Что за парад уродов? - не потеряв самообладания, разражено проговорил Люций, вскидывая руку, покрытую кристалликами изморози.

Но демоны не нападали. Наоборот, при виде готового сорваться заклинания, они отступили подальше от мага.

- Что это значит? – почти возмущённо сказал Люций. Такого ему видеть ещё не приходилось. Демоны, какими бы они не были, обязаны нападать на всё живое и пытаться владеть. Эти же толпились, как стадо овец, тихие и покорные.

- Оглянись, - толкнула его под бок Лилит.

Поворот головы назад, и магистр приходит в ужас. Он видит перед собой свой кабинет, своё тело безвольно лежащее в кресле, недописанный договор и книжный шкаф, откуда недавно вылез берескан. Всё подёрнуто дрожащей мутью, словно кто-то повесил между реальным миром и Тенью рваную ткань.

- Завеса прорвана… - прошептал Люций.

- Пока повреждена.

- Но в Чёрной Башне такого быть не может. Все уровни устойчивые, я сам проверял. И почему, вдруг, в моём кабинете? Это самый спокойный этаж. Здесь, даже убийств рабов никогда не было.

- Всё намного хуже, мессир, - заметила демоница.

Люций непонимающе воззрился на демона.

- Отойдём, - Лилит манит его за собой.

Они перемещаются, демоны тянуться следом, а разрывы в Завесе плывут за ним, словно привязанные.

- Я провоцирую Разрыв! – от осознания происходящего Люциусу стало не по себе. Чего он только не повидал за свою жизнь в Тени, но нынешний факт поставил в тупик могущественного магистра. – Ничего не понимаю. Я не одержим. Сделок не было. Демоны не активны… Да что происходит-то!

- Я бы тоже хотела знать! – в тон человеку с сарказмом возмутилась демоница.

Люций не обратил внимания на усмешку. Рука застыла в характерном жесте, а с губ готово было сорваться заклинание выхода из Тени, но прежде чем покинуть Запределье, толпящихся демонов накрыло «Облако смерти» и поочерёдно два конуса ледяной и шоковый. Низкоуровневые твари взвыли и превратились в пыль.

- Это не на долго, - демоница указала за призрачную линию горизонта, от которого отделилось тёмное пятно, вскоре превратившееся в новую толпу демонов…

* * *

Прошло пол года. Он часто бывал в Тени. И каждый раз видел одну и ту же картину. Десятки демонов и одержимых, окружающих его. Изредка, они спонтанно появлялись рядом, но магистр без труда справлялся с нашествием. Пока в один из дней…

- Мессир! Мессир! На третьем уровне демон!

- Амина, - сердце оборвалось в груди при мысли, что ей грозит опасность.

Он влетел в комнату, тяжело дыша, и застал любимую с увесистой вазой в руке, победно возвышающейся над кучкой демонического праха. На кровати сидел Неро и просто таки источал энергию проклятий.

Люций бросил к Амине, обнял и прижал к себе.

- Жива, - маг уткнулся в светлые локоны, ощущая родное и близкое тепло.

- Пап, мы с мамой убили его, - пролепетал Неро.

- Я уж вижу, - сказал Люций, отстраняясь от Амины, которой, по всей видимости, от проклятья сына тоже досталось. – Неро, принеси маме развеивающее зелье.

Малыш послушно принёс флакончик и снова забрался на кровать, рассматривая дымящийся холмик.

После того случая, третий уровень, на котором жила фаворитка, превратился в огромную ловушку для демонов. На каждых дверях, на каждой лестнице висели изгоняющие и заключающие руны, и регулярно дежурила пара магов из Круга.

Но, несмотря на все предосторожности, демоны продолжали появляться, именно, в тех местах, где присутствовали магистр и его фаворитка. Впору было задуматься о причинах и закономерностях.

* * *

- Что думаешь? – спросил Крисп, не отрываясь от созерцания кровавых блик в бокале вина.

- Не знаю, Люций, - Вариус всматривался в темень ночи открытого настежь окна. Комнату под сводом башни освещала пара канделябров и затухающие угли камина. – Хоть я и сомниари, но я не всесилен, - стихийщик повернулся к другу. - Блокировать нечего. Ты сам источник. Ты притягиваешь их. По какой причине, я не знаю.

- Меня беспокоит их качество, - в задумчивости сказал Люций, рассматривая дрожащее пламя свечей через бокал. – Пол года назад это были випспы, демоны праздности и голода. Но неделю дня назад появился демон гнева, сегодня снова. Что дальше? Желание? Гордыня? Или более могущественные существа из Тени, с которыми я не справлюсь?

Вариус молчал. Просить помощи не у кого. Они сами – верх магической иерархии. Дальше только Архонт и Боги.

- Маги моего уровня притягивают демонов, - размышлял Люций. – И, в конце концов, становятся одержимыми. Если это произойдёт, я даже боюсь представить…

- Ты всю жизнь сражаешься с ними в Тени, с самого детства. Ради забавы старик Валериус таскал нас с собой. И ты, и я, достаточно устойчивы ко всем видам демонов. Нет. Здесь, что-то другое.

- Если демоны не справляются со мной, то что за ерунда творится? – Люций отпил из бокала искрящееся пламенем вино. – Я боюсь, Вариус. За женщин и детей. Недавно тварь появилась у Амины в комнате. Они справились с Неро, но согласись такие испытания не для немага и ребёнка. И мне страшно сознавать, что причиной их смерти могу быть я.

- Зачем же так пессимистично, - Вариус искренне пытался поддержать друга, но ни причин проблемы, ни выхода из неё не видел.

- Мне надо уехать из Башни, - совсем тихо сказал Люций. – Только так семья будет в безопасности.

- Это не решение проблемы, - попытался возразить Вариус.

- А что ты предлагаешь? Остаться и каждый день подвергать их опасности? К тому же, есть причина уехать.

- Ты про «красный песок», который утопили?

- Да. Про судно Торнадо. Не верю, что Каэди мог меня кинуть. Надо разобраться на месте, что там случилось. Корабль затонул. Был пожар. Почти никто не уцелел. Но очевидцы, которые наблюдали с берега, говорят, что видели странных пылающих существ на борту перед катастрофой. А если это демоны?

- Думаешь, «твои» демоны и ривейнские как-то связаны?

- Я не знаю, что думать, - Люций поставил недопитый бокал на винный столик. – Ривейн славится своими провидцами, попробую обратиться к ним.

- Это путешествие может быть опасным, - сказал Вариус. – Я не могу отпустить тебя одного.

- Но и ДомА оставлять нельзя без присмотра.

- Возьми с собой Андреаса.

- Ещё и мальчишку подставлять под демонов? – с сомнением проговорил Люций.

- Не такой уж он и мальчишка. Боевой маг. Мощный стихийщик. Твой ученик. Чем не попутчик? И защитить сможет и развлечь, - чуть заметная лукавая улыбка коснулась губ Фульгинаса.

- Он только ученик, - отрицательно покачал головой Люций. – Я и не думал его приближать. До магистра он поднимется и без моей постели.

- Ууу, - с усмешкой протянул Вариус. – Стареешь. Четыре года рядом с тобой такая конфетка. Слюни не текут?

- Конфет мне хватает, - парировал Люций.

- Но, если серьёзно, бери его и поезжай. Тогда я буду спокоен. В столице пока всё благополучно, я справлюсь один.

- За Аминой присмотри.

- Присмотрю, - согласился Фульгинас и добавил. – Очень внимательно буду присматривать.

- Поаккуратней, мессир, с чужими фаворитами. Прокляну, - вполне серьёзно предупредил Люций.

- Конечно, мессир, конечно, - поспешил успокоить его Вариус.

post-28321-0-01302300-1363459883_thumb.j

post-28321-0-01451500-1363459984_thumb.j

post-28321-0-39308300-1363460090_thumb.j

  • Like 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Люций и Амина. Перед отъездом

Амина не стала докучать магистру своим присутствием, хоть ей и хотелось его увидеть перед отъездом. Что-то удерживало ее, может обида, может... что-то еще? Сегодня она услашала столько... потеряла самообладание. Хорошо, что Элайя уезжает и Люций не узнает об этом. Так и не определившись, чего хочет больше, утонуть в объятиях мага, ударить его или никогда больше не видеть, орлесианка уложила сына и сама легла спать.

Уже перед отъездом, когда до отплытия "Думата" оставалось немногим больше часа и всё необходимое было собрано, Люций отправился на третий уровень. Не проститься с Аминой он не мог. Хотя бы посмотреть, почувствовать тепло, ощутить дыхание и биение сердца.

Раннее утро. В вертикальные окна башни сквозит свежий ветерок и приносит солёный запах морского прилива. Сонный рассвет лениво золотит горизонт, напоминая о скором дне. Через несколько часов он будет далеко от Минратоуса. И чем закончится его путешествие неизвестно. Хорошо, что она не догадывается об истинных причинах отъезда.

Люций осторожно приоткрыл дверь в спальню Амины, прокрался к кровати и опустился рядом со спящей женщиной. Рука коснулась распущенных волос. Он наклонился над ней. Тёплый родной запах. Она прекрасна. Губы коснулись обнажённого плеча женщины и воспоминания затопили память. Но он нашёл в себе силы отстраниться и встать.

Материнский сон чуток. Малейший звук или прикосновение развеивают его, как дым.

Амина сразу открыла глаза, будто бы и не засыпала и села на постели, завернувшись в одеяло. Ее глаза скользнули по дорожной одежде, свежему лицу давно уже бодрствующего человека. За последние несколько дней ей пришлось нелегко. Выслушивать жалобы Юлии, намеки Элайи...

Вариус говорит ей, что Крисп скоро уедет, но она не знала когда и не стала выяснять это. Раз он не сказал ей сам, значит не хотел, чтобы она приходила. Однако, вот магистр здесь, пришел попрощаться, это ясно по его наглухо застегнутой мантии и решительных складках в уголках губ.

- Ты решил все-таки зайти перед отъездом. - полувопрос - полуупрек и тщательно скрываемая тоска в голосе - как она будет здесь без него?

- Да, через час отплытие, - сказал Люций, намеренно проигнорировав недовольный тон Амины. - Я не знаю, когда вернусь.

Его пальцы коснулись тёплой щеки, медленно протянулись до подбородка и заставили женщину посмотреть в чёрные глаза.

- Я буду скучать, - Люций наклонился и на несколько секунд прильнул к розовым лепесткам её губ.

Амина поцеловала мага в ответ, а когда он отстранился, спросила. Вдруг, послушав ее доводы, магистр передумает? Впрочем, ей было изветсно лучше, чем многим в этом доме, что магистр не меняет своих решений. И все же...

- Но почему? Я думала, после того, как в Башне появились демоны, ты никуда не уедешь... Что если они появятся снова?

Он лишь вздохнул. "Солнышко, если бы я мог ответить на твои вопросы?"

- Башня хорошо защищена. С тобой остаётся Вариус и маги из Круга. К тому же, я надеюсь... - он чуть не проговорился, кто является истинной причиной возникновения аномалий с Завесой, - хотя это не важно.

- Прощай, моя девочка, - он снова её поцеловал и добавил, разряжая гнетущую обстановку. - И скажи, Фульгинасу, если будет на тебя пялиться, то облысеет, когда я вернусь.

Его рука скользнула по её щеке, и магистр растворился во предутреннем сумраке бесчисленных коридоров Башни.

- "Да что мне Вариус?!" - хотела воскликнуть она, но не стала, это ничего не изменило бы.

- Я тоже буду скучать... - раздалось вслед магу, но он уже не мог этого слышать, а губы женщины предательски задрожали.

  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Люций и Андреас

- Вызывали, учитель?

На пороге кабинета появился молодой маг. Легкий полупоклон, как всегда, являл точно выверенную смесь учтивости и дерзости. Впрочем, пронзительный взгляд синих глаз, направленный на магистра, был внимателен и серьезен. Как всегда.

Краем глаза Крисп оценил стройную мужскую фигуру в строгой мантии, благородные черты лица, ухоженные темные локоны ниже плеч и светлые синие глаза. Привычная маска наивности и непосредственности, за которой лишь ожидание будущих привилегий. Этот мальчик методично идёт к цели, и отдать ему должное, продвигается не плохо, несмотря на скромный статус своих родителей.

Люций продолжил дописывать контракт на поставку, стараясь оставить Вариусу, как можно меньше «хвостов».

- Присаживайся, Анри, - сказал Люций, не отвлекаясь от работы. – Подожди пару минут.

Он давно сократил «Андреаса» до родственно-дружеского «Анри» в приватной обстановке, чему молодой маг никогда не противился.

Наконец, магистр закончил и, оставив на гербовой бумаге оттиск перстня с печатью Советника Архонта, свернул документ в рулон. Отложив контракт в сторону, он в задумчивости откинулся на спинку кресла, не зная с чего начать. Сцепил руки в замок и пристально посмотрел на ученика, словно пробуя его выдержку на прочность пронизывающим чёрным взглядом.

- Дело в следующем, - начал магистр. – В скором времени мне предстоит поездка. Дальняя поездка. В Ривейн. Сопряжённая, так скажем, с некоторыми трудностями и риском, где твоя помощь была бы не лишней. Но… - Люций сделал паузу. Не предупредить молодого мага о возможных неприятностях он не мог. – Это путешествие, мало того, что имеет весьма неопределённую цель, оно может быть опасным. Ты должен знать, что это не обычная прогулка. Также ты должен знать, что в случае отказа, претензий с моей стороны не будет и это никак не отразится на моём отношении к тебе и протекции в Совете. В любом случае, ты получишь мою поддержку и покровительство. Ещё ты должен знать, что длительный срок отсутствия может повлечь определённое недопонимание со стороны твоей невесты. И я бы очень не хотел стать причиной твоей размолвки с будущей леди Мастарна.

Люций замолчал, прикидывая все ли факты, препятствующие путешествию Андреаса, он озвучил и вскоре добавил:

- Вообще, не знаю, зачем я тебе всё это говорю, наверное, потому что Вариус попросил, - причин следовать за ним на другой конец Тедаса у Андреаса и впрямь не было. Он ничего не теряет, а вот приобрести может только проблемы. – В общем, забудь обо всём. Ты свободен. Более я тебя не задерживаю. Продолжим наши занятия, когда я вернусь.

Люций склонился над столом, пытаясь вникнуть в смысл очередного документа торговой гильдии Орзаммара.

Забыть? Вот еще! Упускать такой шанс Андреас не собирался. Довольно того, что эта остроухая дрянь оттеснила его с места первого ученика на унизительное второе место. И даже когда Мастер наконец-то разобравшись, что она из себя представляет, выставил эту шваль из Башни, он не спешил приблизить ставшего единственным ученика, полностью увязнув в делах, которым не было конца.

- Мессир, - молодой маг рискнул нарушить сосредоточение своего учителя, - Я готов ехать, когда вы только скажете. хоть сегодня. К длительным и небезопасным путешествиям мне не привыкать - Маг-Воин это не пустой звук, дядя подтвердит. Что же до моей так называемой невесты - это целиком и полностью затея матери, которой взбрело в голову непременно породниться с Домом Романус. Сам я к этому браку никогда не стремился, и даже если он состоится, то это произойдет когда я решу, а женщины должны знать свое место.

Люций отложил перо и поднял глаза. Такое рвение ему понравилось. И всё же:

- Анри, твоё желание угодить, мне понятно. Хотя, я уже сказал, что лицемерие здесь ни к чему. Моего покровительства ты не лишишься в любом случае. Но меня интересует причина, по которой ты отправишься в сомнительное, опасное предприятие, которого опять же, ты можешь безболезненно избежать. И мне не понятны твои мотивы, такого скоропостижного решения.

- Лицемерие свойственно мне не более, чем излишняя откровенность; думаю, за столько времени вы уже хорошо изучили все мои недостатки. - Мастарна позволил себе улыбнуться уголком губ. - Быть может, совместное путешествие поможет раскрыться моим достоинствам?

- И много у тебя достоинств, о которых я не знаю? - Люций изобразил притворное удивление, а в глубинах его бездонных глаз промелькнула пара игривых демонов. Он выжидательно замолчал, вынуждая на обещанную откровенность, но испытав парня минутой молчания, сказал: - Анри, а если серьёзно. Я ведь, туда еду не достоинства твои выявлять. И если ты рискуешь, то должен это делать осознанно. Скажи мне. Ты будешь сопровождать меня ради карьеры, удовольствий или чтобы помочь?

Синие глаза отразили взгляд черных.

- Дядя всегда учил меня не путать дело и удовольствие, а совмещать одно и другое. - И тут же, без всякого перехода, молодой маг продолжил серьезным тоном, без всякого намека на улыбку: - Мессир, я глубоко уважаю Вас, не только как своего учителя и выдающегося энтропа, но и как личность; что заставляет вас усомниться в моей готовности помогать в осуществлении ваших планов? Поверьте, что я мог бы сделать карьеру более простым и быстрым способом, чем на службе у дяди или став вашим учеником.

- Но это не значит, что делая карьеру, помогая учителю, я отказываюсь от удовольствий, - В его глазах заплясали чертики.

- Хорошо, - Люций был удовлетворён ответом молодого мага. - "Думат" отходит послезавтра в четыре утра. Надеюсь этого времени тебе достаточно для сборов. Я буду ждать на пирсе, - не отрываясь от синих глаз, Люций сделал паузу и добавил: - И... надеюсь, твои скрытые способности тобой не преувеличены. Не смею больше задерживать.

Еще один полупоклон скрыл мелькнувшую искорку торжества. Посчитав, что все необходимое уже сказано, Андреас скрылся за дверью.

***

msg-28321-0-50698800-1363461139_thumb.jpg

В назначенное время, Андреас с дорожной сумкой в руках маялся на причале. Собственно, вот он, Думат, на котором они с магистром Криспом вот-вот должны отправится в неблизкое путешествие, но заходить на борт раньше учителя было как-то неправильно, а сам Люциус почему-то запаздывал. Утренний ветерок пробивал до костей и Мастарна поплотнее закутался в плащ.

В кармане плаща неожиданно он обнаружил какой-то предмет. Медальон, на крышке которого был искусно вырезан герб Мастарна в окружении роз и драконов. Что это и как попало ему в карман? Открыв безделушку, маг, не сдержав эмоций, выругался - внутри оказался портрет его невесты, Розы Драго Романус. Наверняка это дело рук его заботливой матушки, леди Оливии, которую весьма огорчало нежелание единственного сына вернуть ей то положение в обществе, которое она занимала до замужества.

Отведя душу, Андреас размахнулся, чтобы закинуть эту гадость подальше в море, но был остановлен ироничным голосом Люциуса.

Его он увидел ещё издали. Длинный дорожный плащ, тёмная мантия и зябко ссутуленные плечи. Ночной бриз в последнее время пробирал до костей жителей южных широт, а недавний снег, покрывший цветущие сады, ломал устоявшиеся законы природы субтропиков. Что-то странное происходило вокруг. В его жизни, в Минратоусе, во всей Империи.

Магистр зябко поёжился, плотнее прижимая к подбородку высокий ворот чёрной зачарованной мантии и ступил на доски поскрипывающего пирса. За ним шла пара эльфов с багажом, половина вещей в котором лишь для привычного комфорта. Он давно не путешествовал и предоставил собственные сборы в ведение сенешаля Гаюса, забившего три сумки неизвестно чем. Впрочем Люций не слишком переживал по этому поводу. Таскать с собой этот груз не придётся, кроме аптекарской сумки и посоха.

- Доброе утро, Анри, - поприветствовал магистр ученика. - Ничего не забыл? Или набрал лишнего? - Крисп кивнул на медальон в руке молодого мага, который тот намеревался только что выбросить.

- Магистр... - молодой маг смутился, будто собирался совершить нечто непристойное. - Леди Оливия никак не может смириться, что ее матримониальные планы в очередной раз отодвигаются на неопределенный срок. Видимо, в наказание, она подложила мне это... эту... - Мастарна почувствовал непреодолимое желание еще раз покрепче выругаться, чего определенно не стоило делать в присутствии Советника Архонта и замолчал.

- Но ведь не навсегда откладываются, - улыбнулся магистр, остановившись напротив молодого мага. - Стоило мне отправить ей извинения с нарочным, - Люций бросил заинтересованный взгляд на медальон с родовым гербом. - Отчего же в наказание? Есть какие-то преграды для этой партии?

"Легко ему говорить, имея такую жену и такую фаворитку", подумал Андре, мысленно представив Юлию и Амину.

- И юридически, и финансово партия неплохая , - неохотно признал он. - Если б только не мне предстояло на ней жениться. Полагаю, вы лично не знакомы с дочерью магистра Романуса? Вот, полюбуйтесь - Раскрытый медальон перекочевал в руки магистра. - Будущая леди Мастарна, если за время нашей поездки не произойдет какого-нибудь чуда, о чем я не перестаю молить Создателя. Это ей художник еще польстил.

431_photoshop_14.jpg

Люций взял золотой медальон:

- Видишь ли Анри, иногда, жертвы необходимы, - сказал старовер, откидывая инкрустированную крышечку. - Иногда, ради благополучия До...ма... о... - изображение леди привело магистра в некоторое замешательство. Он вскинул тёмные брови, безмолвно сочувствуя парню, но всё же продолжил ради соблюдения некоего светского приличия. - Природа так непредсказуема, иногда, а жертвы такие несправедливые, - Люций захлопнул медальон, дабы не насиловать свой взор редкостным экспонатом и передал владельцу. - К тому же в этом есть свои плюсы. Идём.

Он ступил на сходни и поднялся на борт.

Андреас поспешил следом за учителем, не забыв "случайно" уронить в море напоминание об ожидающей его участи.

Через час трёхмачтовый фрегат "Думат" был далеко от пристани Минратоуса. Магистр и ученик расположились в гостевых каютах средней палубы. Заботливые слуги разобрали багаж, а Советник Архонта отправился к капитану судна. О чём-то долго беседовал на корме с седовласым шкипером и отдавал распоряжения десяти боевым магам из команды корабля.

После того, как курс был определён, бушприт смотрел точно на восток, а белоснежную парусину гротов резво натянул упрямый ветер, магистр позволил себе расслабиться. Он приказал принести в укромный уголок на корме судна столик с нероминеанскими винами с западного берега лагуны и фруктами. Погрузился в широкое кресло под навесом и стал бесцельно любоваться рубиновыми бликами в бокале. Думать ни о чём не хотелось. Путь до Ривейна долгий. Команда надёжная и этот район Нокена ему подконтролен. А дальше... Все проблемы он будет решать по мере поступления. Сейчас, он хотел обо всём забыть и насладиться морской прогулкой.

msg-28321-0-09015200-1363461157_thumb.jpg

Андреас, опершись о борт, вглядывался в далекую линию горизонта. Ему редко доводилось путешествовать с таким комфортом; большую часть своих поездок он проводил, по несколько дней не слезая с седла или в тесноте общей каюты. На этот раз было все по другому.

- Скучаете, мессир? - молодой маг рискнул нарушить уединение магистра.

- Присаживайся, - предложил Люций молодому магу, указывая на низкое канапе со спинкой, стоящее рядом. - Вина? Неплохой урожай "5:01". Говорят в тот год виноград Неромениана пах по особому. Тебя тогда ещё и не было.

Люций позволил себе более пристальный взгляд, который задержался на широком поясе мантии Андреаса и скользнул немного ниже по бёдрам. Неопределённость и покой. Это состояние полупрострации тевинтерскому магистру нравилось.

Мастарна без тени смущения встретил этот оценивающий взгляд и с грацией молодого хищника переместился от борта на предложенное ему место.

- Прекрасное вино, - тоном знатока заметил он, сделав небольшой глоток и любуясь рубиново-красными отблесками.

Люций сделал глоток и провёл ленивым взглядом по далёкому горизонту:

- А что в Круге нынче интересного? - спросил он, втягивая тонкий аромат лесной земляники из бокала. - Что нового, кроме того, что магессы среднего цикла ничего не носят под мантиями, а храмовники никогда не снимают латных перчаток?

Пара расхожих баек в Круге, которые эксплуатировались разными шутниками ещё с прошлой эпохи. Распутные маги и суровые храмовники были притчей во языцех на всех уровнях иерархии магов.

Андреас пожал плечами.

- Разве в Круге может что-то измениться, кроме учеников? Это же не "Лебедь", где всегда предложат что-то новенькое.

Невзначай упомянув один из самых роскошных и дорогих борделей столицы, он продолжил потягивать вино, с интересом ожидая реакции наставника.

- И что же новенького предлагают в столичном "птичнике"? - лукавая улыбка застыла на губах магистра, а глаза с любопытством и азартом смотрели на ученика, хотя, на лице не дрогнул ни один мускул. - Давно я там не был. А ты завсегдатай?

- Не так, чтоб очень, - явно поскромничал молодой человек, - но случается захаживать. Из новинок... Хасинд, настоящий дикарь - но это на любителя. - Он слегка поморщился. - Вот антиванские близнецы, Рива и Марко, это нечто. Их "особый антиванский массаж" просто бесподобен!

Магистр скромно рассмеялся, пряча улыбку за багровым напитком в бокале. Но вскоре снова стал серьёзен и лишь вздёрнутые уголки губ красноречиво говорили о его игривом настрое. Мальчишка явно хвастался своими "достижениями" перед высшим тевинтерским чином, по мановению руки которого исполнялись любые желания.

- Ну, а что, насчёт демонов? - с тщательно скрываемой иронией спросил Люций.

- В "Лебеде"? - "удивился" Андреас. - Откуда бы им там взяться?

- Ну, а откуда им, к примеру, взяться здесь? - и Люций указал на демона праздности, сонно выползающего прямо из палубы корабля.

Плешивый берескан вытянул когтистые лапы из строганных досок, зевнул и направился прямиком к магам.

С демонами молодой маг встречался только на занятиях по демонологии в Круге, но на удивления и раздумья времени не было. Молния, сорвавшаяся с его пальцев, заставила демона зареветь от боли, а уже в следующее мгновение Андреас, выхватив меч, бросился на зверя, на ходу начитывая "Пылающее оружие".

Но перед тем, как боевому магу вонзить в берескана пылающий меч, с губ Люция слетело заклинание паралича. Теневой медведь застыл на месте, удивлённо вытаращив глаза на Андреаса.

Убедившись, что порождение Тени, рассыпавшееся прахом после удара мечом, более опасности не представляет, Мастарна убрал меч в ножны и вернулся к учителю.

- Мессир, что происходит?

- Я же предупреждал, что путешествие опасно и непредсказуемо, - сказал Люций, не пошевелившись в кресле. За последние полгода он настолько привык к постоянным визитам демонов из Тени, что иногда упускал низкоуровневых из вида. Он пригубил сладко-терпкое вино, смакуя на губах виноградно-земляничный вкус и добавил. - Наличие демонов - это лишь одна неприятная сторона. Так что всегда будь наготове. Знаю, что справишься. Иначе, не звал бы тебя с собой.

"Хорошо, что я не оставил меч в каюте, как собирался", - подумал Андре. Вслух он притворно посетовал: - Это что же, теперь придется денно и нощно таскать броню? Я бы предпочел скинуть все лишнее.

- Ты и без брони прекрасно справишься. Демоны несколько заторможены, - он чуть не сказал "от моего присутствия рядом". - Можешь не бояться, - заверил маг и не удержался. - Я бы тоже предпочёл, чтобы ты скинул всё лишнее, - сказал магистр намеренно подчеркнув "всё". Его чёрные глаза придирчиво осматривали стройную мужскую фигуру и мысленно раздевали этого юного соблазнителя.

Андреас понимал, что магистр его просто дразнит, но охотно включился в предложенную игру. Легкая полуулыбка скользнула по губам:

- Раз все так опасно и непредсказуемо, я мог бы охранять ваш спокойный сон, мессир...

А это уже была прямая, ничем не прикрытая, попытка залезть в постель к Советнику Архонта. Причём залезть просто так, не преследуя корыстные цели. Или юноша желает непременно получить статус фаворита знаменитого магистра?

«Почему ты не приблизишь его?» - звучал в голове настойчивый вопрос Вариуса.

«А, правда, почему? - спрашивал у себя Люций. – Мальчик искушён, раскован, приятен в общении, от его синих глаз невозможно оторваться, а под тёмными складками мантии ожидает не один сюрприз. Чем не достойное развлечение? К тому же, он сам не против. Одним фаворитом больше, одним фаворитом меньше».

- Что ж, - вполне серьёзно сказал Люций, - я буду ждать тебя вечером, после восьми склянок.

- Сочту за честь, мессир. Могу я удалиться?

Люциус лениво махнул рукой.

С изящным поклоном юноша исчез из под навеса, оставив магистра в одиночестве наслаждаться вином, неопределенностью и покоем.

продолжение следует...

post-27524-0-09959400-1363461633.jpg

post-27524-0-37259300-1363461633.jpg

  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Люций и Андреас

Корабельные часы пробили восемь склянок, и тут же раздался осторожный стук в дверь.

"А он пунктуален", - улыбнулся магистр.

Дверь Люций не запирал. Да и от кого? Никто из команды не смел потревожить покой хозяина судна.

Каюта Советника хоть и называлась "гостевой", но мало чем напоминала отдельные комнаты, призванные лишь обеспечить постояльца всем необходимым.

Апартаменты магистра представляли собой небольшой зал для приёма важных особ в Чёрной Башне. Кожаные диваны, орлесианские ковры, шкуры животных, изящные столики из венадаля, множество канделябров и свечей.

msg-28321-0-56973200-1363357921_thumb.jpg

В длинном бархатном халате магистр восседал на широком диване с книгой в руках.

- Входи, - разрешил Люций, не сомневаясь в своём полуночном госте.

Дверь слегка скрипнула, впустив молодого мага. Вместо обещанной кирасы, на нем были только легкие бриджи и тонкая батистовая рубашка, в руках Андреас держал меч.

cheriffortini0320.jpg

- Вы сказали быть всегда наготове, мессир, - прозвучал ответ на невысказанный вопрос. - На всякий случай я проверил корабль, демонов нигде нет.

Увидев голубоглазого красавца с длинной львиной гривой и распахнутой на груди рубахой, рука магистра застыла на весу, переворачивая страницу книги. "Хорош, - отметил придирчивый взгляд. - Посмотрим, чего ты стоишь".

Люций отбросил книгу, подошёл к гостю и затворил за ним дверь.

- Наверное хватит окольных путей? - он пристально всмотрелся в бездонную синь глаз Андреаса и отвёл гарду меча в сторону. - Красивый меч, под стать хозяину. Но сейчас аудиенция не у него.

Он тонул в черных глазах. Не в силах отвести взгляд, Андре на ощупь отстегнул пояс с мечом и повесил его на первый попавшийся выступ. Кажется, это была какая-то статуя. А, впрочем, какая разница...

Ждать Советник не любил, впрочем, как не горел желанием долго обхаживать своих любовников. С дамами магистр мог некоторое время флиртовать, но лишь до тех пор пока ухаживания не становились утомительными. С юными мальчиками он намеренно опускал фазу долгих реверансов и расшаркиваний, считая её излишней для настоящих мужчин.

Эротика м+м, рейтинг: R

л+а.jpg

Он заставил парня отступить назад, с каждым шагом всё плотнее прижимаясь к его напряжённому телу. Ладонь легла на широкий пояс с боку, поползла вниз по бедру, ощупала упругую ягодицу, переместилась к паху и ненавязчиво коснулась шнуровки гульфика. Мальчишка был явно возбуждён, застёжки его брюк с трудом справлялись с желанием.

Кожаная шнуровка, серебряные застёжки, пояс и завязки нижнего белья уступили опытным пальцам магистра, не дав ни единого шанса на сопротивление. Лёгкую обувь Андреас скинул сам, попутно перешагнув через свои вещи.

- Мм… какой ты горячий, - проговорил Люций, лаская напряжённую плоть ученика. Второй рукой он откинул длинные локоны, обхватил любовника за шею и притянул к своим губам. Немного грубо, заставляя того почувствовать боль, прокусил нижнюю губу и слизнул багровую каплю крови. Вынудил Анри сделать то же, и они погрузились в плен долгого кровавого поцелуя малефикаров.

Голова шла кругом, кровь дракона опьяняла, словно они выпили самого крепкого вина. Страсть поглотила и утопила в бездне вожделения. Сильные руки обхватили широкие плечи молодого мага и в мгновение переместили того к столу. О кровати Люций даже не подумал. Взять прямо здесь, сгорая от похоти, без остатка отдать всю силу и мощь, заставить кричать от наслаждения и самому сойти с ума.

Он опрокинул его на стол. Разведённые бёдра любовника, бесстыдно демонстрировали нагое тело готовое к любым прихотям. Свой пояс и брюки сдались за пару секунд. Он наклонился над ним, втягивая будоражащий тёплый запах размётанных по столешнице волос, подхватил под ягодицы, заставляя положить ноги себе на плечи.

А потом… целый лириумный объём, светящимся потоком растекающийся по промежности парня… кровь на губах… разгорячённые тела, сгорающие от жажды… бурлящая мана в крови… и высший пик наслаждения, который могут испытать лишь два сильных мага...

Люций успокоил дыхание. Провёл ладонью по тёмным локонам, коснулся губами раскрытых мягких губ и отстранился от любовника. Поднявшись, протянул тому руку.

Андреас легко, почти не касаясь руки, поднялся на ноги. В отличие от своего более опытного наставника, он с трудом переводил дух; ему не впервой было дарить и принимать ласки другого мужчины, были среди них и маги, но поцелуй малефикара с магом такой силы - старовером, пьющим кровь драконов, усиливающую чувства - он не испытывал никогда. "Чтобы еще раз испытать такое, не жаль ничего", - мелькнуло в голове.

Люций отпустил влажную ладонь, застегнул пояс на брюках, завязал халат и вернулся на диван, где пол часа назад читал книгу. Разлил по бокалам бардовое вино и кивнул Андреасу на место рядом с собой.

Наскоро натянув и приведя в порядок одежду, молодой маг поспешил присоединиться к магистру. Одним глотком осушив бокал, он наконец-то справился с собой и вопрошающе взглянул на любовника.

- Экзамен зачтен?

- Если перефразировать вопрос, он будет звучать, как: я теперь ваш фаворит? - улыбнулся Люций поспешности молодого мага после первой же близости.

Он отпил из бокала, испытывая терпение парня и при первой тени разочарования и обиды в голубых глазах, сам ответил на вопрос:

- Да. И дядя твой давно меня об этом просил, - вдруг, лицо магистра стало серьёзным, он отставил вино на столик и сказал: - И коли уж ты теперь в круге приближённых, я хотел бы сказать правду...

И Крисп поведал молодому магу обо всём, что случилось за последние пол года: демонах, разрыве в Завесе, опасности, грозившей семье пока он не уехал и о причине инцидентов, которой является он сам.

- Поэтому, в данный момент я просто бегу из дома, - он вспомнил, что четыре года назад точно также покидал Минратоус. - А в Ривейне мы будем искать утонувший корабль и капитана Каэди. Расследовать причины катастрофы и стараться понять не кинул ли наш с Фульгинасом синдикат хитрый корсар. Попутно я попробую встретиться с ривейнскими провидцами. Может, это единственный шанс понять, что со мной происходит.

Такого молодой маг никак не ожидал. История с демонами и разрывами Завесы была настолько необычна, что если бы ее рассказал кто другой, он бы попросту не поверил рассказчику. Впрочем, Андреас давно понял, что рядом с Криспом ничего обычного быть не может.

Чтобы показать, насколько он ценит доверие наставника, Андреас опустился на одно колено и рассек себе ритуальным лезвием запястье, принося старинную клятву на крови; нарушить слова этой клятвы и остаться в живых было невозможно.

- Мессир, вы можете располагать мной так, как вам будет угодно, не опасаясь что я вольно или невольно предам ваше доверие.

Синие глаза внимательно и серьезно смотрели в самую глубину глаз черных.

- Спасибо, мальчик, - искренне поблагодарил Люций. - Твоя преданность мне пригодится.

Он провёл по длинным прядям Анри, мысленно восхищаясь идеальными чертами лица молодого любовника, скользнул по гладко выбритой скуле и взялся за подбородок. Его губы тронули губы Андреаса и прошептали:

- Но жить мы будем в разных каютах. Но... все твои желания теперь исполняю я, также, как и ты мои. Двери моей каюты для тебя всегда открыты, если я не занят, - Люций снова поцеловал открытые в ожидании губы. - А сегодня ты останешься здесь. Потому что эпизод на столе, всего лишь начало.

* * *

Огромная синяя чаша моря где-то на почти неразличимой линии горизонта сливалась с такой же точно чашей ослепительно лазурного послеполуденного неба, и в самом центре этой гигантской чаши болтался трёхмачтовый фрегат "Думат" - крохотная песчинка среди бескрайних просторов этого моря-неба.

Маги расположились на корме под тентом, наслаждаясь послеобеденным отдыхом и нероминеанским вином. Легкое покачивание корабля и бессонная ночь сделали свое дело - Андреас чувствовал, что ему все труднее удержаться и не начать клевать носом; из этого состояния его вывел неожиданный вопрос Люция.

- Кстати, откуда ты знаешь обычаи староверов?

- Это вы о Клятве? - молодой человек не без труда стряхнул остатки сонливости. - Кроме нее я почти ничего и не знаю. Еще будучи учеником в Круге, прочел одну книгу - кажется, она называлась "Кровь драконов", сейчас уже точно не помню. Тогда я мало что понял, но вот текст Клятвы на крови врезался в память навсегда. Не думал, правда, что когда-нибудь сам ее принесу . - признался он с кривой усмешкой.

- Решил позабавить старовера? - с незлобивой едкой иронией спросил магистр.

Молоденький юнга принес на корму две новые бутылки вина.

- Теплое! - поморщился Мастарна, дотронувшись до одной из них. Он вполголоса произнес заклинание, и под небрежным касанием его пальцев бутылка покрылась легкой изморозью. Юнга, молоденький светловолосый парнишка лет 15-16 вытаращил глаза.

- Ты думаешь, тебе к лицу это выражение легкого идиотизма? - язвительно поинтересовался у него маг. - Лучше откупори бутылку!

Мальчишка кинулся исполнять приказание молодого лорда, поглядывая то на хозяина, то на гостя. Нарваться на недовольство господ не хотелось. Шкипер и боцман за такое по головке не погладят.

- Извините, мессир, - он покорно склонил голову, ставя открытую бутылку на столик.

Люций со снисходительной улыбкой наблюдал за фаворитом. "А из него получится настоящий магистр", - подумал Крисп, ожидая ответа на свой вопрос.

Ирония магистра неприятно уязвила Андре, хоть он и постарался не показать этого.

- Решил, что вы достойны этой клятвы, мессир. - Голос все же прозвучал суше, чем молодому магу хотелось бы. Взмахом руки отослав юнгу, он продолжил. - Я ведь знаю, что клятва не пустой звук и помню о последствиях этого шага; не надо считать меня легкомысленным идиотом...Люциус.

Пользуясь тем, что никто не мог подслушать их разговор, Андреас впервые назвал своего наставника по имени, подчеркнув этим, что клятва как таковая не только налагает определенные обязательства, но и тесно связывает обе стороны: принесшего клятву и принявшего ее.

- Мне известны условия ритуала, - улыбка не покидала губ магистра. Раздражение Андреаса на него никак не повлияло. - Мне не понятна твоя жертва. Можно уважать своего мастера, боготворить, даже любить, но отдать за него свою жизнь... Ты не находишь это несколько глупым? И твоё рвение мне не понятно. Ничего не зная о староверах, их традициях, культе Первого, ты так походя прощаешься со своей свободой и вполне возможно жизнью. А, вдруг, я упокоюсь раньше, чем кончится срок клятвы?

Молодой маг действительно почувствовал себя идиотом, похоже, о последствиях он знал далеко не все. "А что тогда будет?", чуть не брякнул он, но сумел сдержать вопрос, не хотелось потерять лицо в глазах наставника, особенно после громкого заявления, что он "все знает".

- Значит, я должен сделать все, чтобы этого не случилось. - Попытался отшутиться Андреас.

- Видимо, должен, - рассмеялся Люций, но тут же вернулся к тени прежней улыбки на лице и решил просветить своего фаворита. - Видишь ли, мальчик, если бы эта клятва была дана не староверу, она бы не имела силы и выглядела, как акт показного самопожертвования. Но поскольку моя кровь наполовину разбавлена кровью драгонлигов, заклятье вполне работоспособно. При моей кончине, твой труп будет следующим. Святость уз Первому священна. Думат заберёт того, кто поклялся кровью его наследников. Заклятье, которое ты произнёс нерушимо. Но к счастью, оно имеет ограниченный срок действия. Поскольку ты не старовер, это будет короткий промежуток. Какой? Этого я сказать не могу. Ведомо лишь Первому, - Люций пригубил из своего бокала, разглядывая безоблачный небосвод и задумчиво произнёс. - И всё-таки, я тебе благодарен за такую жертву... котёнок, - магистр посмотрел на любовника. Этот мальчишка определённо начинал ему нравиться. - А на мои россказни не обращай внимание. И вообще, выглядишь ты, словно всю ночь не спал, - снова засмеялся Люций. - Иди отдохни.

- А вы разве не хотите отдохнуть? - От откровений старовера сонливость как рукой сняло.

Впрочем, Анри не жалел о своем шаге и не считал клятву жертвой. Еще до того, как дядя представил его Криспу, он был весьма наслышан о причудах прОклятого магистра, как называли его многочисленные завистники и недоброжелатели. Сильнейший энтроп, родившийся с даром проклятий; последний из полностью истребленного рода, сумевший не просто выжить, но и практически в одиночку возродить Черную Башню, вознеся Дом Криспов и дружественный ему Дом Фульгинас на недостижимую высоту. Служить ему - что может быть достойнее для тевинтерского мага, пусть даже на кону стоят жизнь и свобода. Андреасу не раз приходилось рисковать жизнью, выполняя поручения дяди, а свобода... А была ли у него когда-нибудь эта свобода? Сперва мать (так и не смирившаяся с тем, что выдав замуж за представителя нижестоящего Дома, отец лишил ее того положения, к которому она привыкла) навязывала ему и всем окружающим свою волю; потом обучение в Круге, где он должен был во всем потакать не только своим наставникам, но и соученикам, стоявшим выше него на социальной лестнице; служба двоюродному дяде тоже в какой-то мере была вынужденным шагом. А уж предстоящая женитьба и вовсе отравляла его существование; по сравнению с его невестой... Нет, лучше вообще об этом не думать.

- Последнее время я привык не спать по ночам. То дела, то демоны... - сказал Люций. - Пожалуй, сегодняшней ночью отосплюсь. Хотя... - он скользнул взглядом по бёдрам Андреаса, - ...может и нет.

- Можно и не ждать ночи, - задумчиво проговорил Андреас, - Сиеста самое лучшее время для ...отдыха.

По его губам скользнула несколько двусмысленная улыбка.

- А что скажешь про Джакомо? - Люций кивнул в сторону убежавшего юнги и вопросительно глянул на Андреаса. Причём во взгляде магистра нельзя было уловить и тени намёка на непристойность.

Маг вопросительно приподнял одну бровь.

- В каком смысле? Особо смышленым его не назовешь, но своими обязанностями, вроде, справляется.

- Ты прав, - Люций изобразил несведущий вид и добавил, как бы между прочим. - Если у паренька есть желание познакомиться поближе, не стесняйся. Только без принуждения. А я пожалуй, последую твоему совету и прилягу.

Магистр поднялся, предоставив фавориту самому сделать выбор, и отправился в свою каюту. Скинув верхнюю одежду, он опустился на прохладный атлас покрывала и прикрыл глаза. Приятный плен послеполуденной истомы, жара и лёгкое головокружение от выпитого вина. Не хватало лишь изысканных ласк. Магистр прикрыл глаза и попытался задремать.

post-28321-0-41305600-1363496222.jpg

post-28321-0-10591500-1363497377.jpg

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Море Нокена. "Думат"

Оставшись в одиночестве, Андре принялся наблюдать за снующими по вантам матросами. Несколько раз в поле его зрения попадал юнга, снующий по палубе в разных направлениях, выполняя разнообразные поручения. Подозвав мальчишку, маг жестом приказал ему убрать со стола вино и остатки фруктов.

- Тебя зовут Джакомо?

Мальчишка вздрогнул и испуганно взглянул на молодого лорда, тут же отведя глаза в сторону. Сильная рука взяла его за подбородок, заставив поднять голову.

- Смотри на меня и отвечай, когда спрашивают!

- Джа... Джакомо, мессир... - еле слышно пролепетал юнга, уронив блюдо. Фрукты покатились по палубе в разные стороны. - Нне ннадо меня за... заколдовывать...

"Слишком глуп!", раздраженно подумал Андреас.

- Нужен ты мне, - проворчал маг, отталкивая мальчишку. - Делай свое дело и убирайся!

Он встал и подошел к борту. За спиной раздался негромкий смешок.

- Не сердитесь на парнишку, мессир. Наслушался глупых баек про магов от матросов, а те и рады стараться.

Повернув голову, Андре обнаружил неслышно подошедшего моряка, своего ровесника. Тот не без интереса рассматривал молодого малефикара.

- Феликс, первый помощник, - представился подошедший.

- А ты, значит, ничего не боишься? А вдруг Джакомо прав и я тот самый злобный маг, заколдовывающий всех направо и налево? - лениво поинтересовался маг.

- Да зачем вам меня заколдовывать, - хохотнул Феликс. - К тому же я видел, как ловко вы вчера разделались с этим чудовищем. Для мага уж больно ловко вы с мечом управляетесь.

- Что ты говоришь... - в свою очередь усмехнулся Андреас, заставив появиться в руке магический огонь.

- Ого! - его собеседник не только не испугался, но, наоборот, подошел ближе. - А вы, оказывается, всамделишный маг; по одежке-то и не скажешь. Мы думали, может просто сопровождаете его светлость, ан вот оно как... И магией, и мечом... - Феликс задумчиво почесал подбородок.

- Испугался? - поддел его маг.

- Что? - взвился старший помощник. - Да я ничего не боюсь! Думат побывал не в одной передряге, и хоть кого спросите - Феликс в любой драке первый!

- Тогда как на счет небольшого спарринга? - поинтересовался Андреас.

- Да хоть сейчас!

2684.jpg

Через минуту на палубе зазвенело оружие - меч малефикара против длинной абордажной сабли моряка. Соперники хищно кружили, выискивая слабые места в обороне друг друга, время от времени обмениваясь пробными ударами. Маг первым добился успеха - кончик меча прочертил длинную царапину на предплечье старпома. Выругавшись, тот сделал ответный выпад, но Анри ловко уклонился от удара. Зрители - матросы на вантах, принялись криками и свистом поддерживать своего. Воодушевленный их поддержкой, Феликс снова бросился в атаку, на этот раз успешно - распоров рубаху, кончик сабли чиркнул по боку Андреаса.

- Один - один, - резюмировал маг.

Следующие десять минут противники с переменным успехом атаковали друг друга, каждый из них получил по две-три неглубокие царапины, но реального преимущества не получил ни один, пока Феликс, применив какой-то хитрый финт, не сумел обезоружить соперника. На вантах раздался радостный рев, и тут же воцарилось испуганное молчание - в руках мага появился шар магического огня.

- Ничья? - великодушно предложил Мастарна. - Но ты должен научить меня этому приему.

- Ничья! - согласно выдохнул старший помощник, в пылу схватки совершенно забывший, что сражается не просто с воином, а еще и с магом.

Они обменялись рукопожатием и Андреас, подобрав оружие, отправился отдыхать до вечера.

Проходя мимо каюты Люция он прислушался. За дверью царила полнейшая тишина. Решив, что наставник спит, молодой фаворит не стал тревожить его сон.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Море Нокена. "Думат"

"Люций".

"Отстань. Дай мне поспать. Без снов, просто выспаться".

"Люций! - голос Лилит был как никогда настойчивым. - Андрасте тебе и Песню Света каждый день!" - гаркнула демоница.

От такого окрика полузабытье разбилось на мелкие осколки, а Люций подскочил на кровати. Но его недоумение длилось лишь доли секунды.

- Мессссир, - прошипел сиренево-розовый демон желания, а на мага уставилась непроницаемая чёрная пустота глаз.

Он лихорадочно выдохнул, вместе с воздухом накрывая демона заклинанием паралича. Пара мгновений и маг с посохом в руке, вскидывает ладонь в предупредительном жесте. Рогатая голова поворачивается, но в следующую секунду замирает с искажённой гримасой от комбинации "Усыпления" и "Ужаса". "Кошмарный сон" демоницы длится больше минуты, она извивается и корчится в бреду кошмаров, и за это время тевинтерский магистр вытягивает всю жизненную силу из посланницы Тени. Она падает на кровать и испускает последний вздох.

- Демон Желания, - проговорил Люций, всё более осознавая нарастающую угрозу. Демоны из Тени поднимались в иерархии Зла по нарастающей. Следующим будет Гордыня. А после... думать не хотелось. Однажды отец показывал ему за пределами Чёрного Города блуждающую огромную Тварь. С сотней глаз, множеством рогов, невероятных размеров и такой же магической силы. Вряд ли ему удастся самому справиться с таким экземпляром. А если подобное потустороннее существо вырвется из Тени, то можно будет только молиться всем известным богам.

Он присел на кресло и опустил посох к своим ногах. Мана понемногу восстанавливалась, но две третьих объёма заклинания сожрали. На Гордыню уйдёт весь запас. Нужна будет определённая тактика и посох. Хорошо, если Анри будет рядом.

Труп демоницы переливался искорками и не собирался растворяться в материальном мире.

"Достаточна сильна, чтобы овладеть слабым магом или немагом", - подумал магистр. - Кажется, я становлюсь по-настоящему опасным".

Изменено пользователем FOX69
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Море Нокена. "Думат"

Он уже почти засыпал, когда почувствовал, что за стеной что-то происходит. Враг. Сильный.

Навык Выживания не раз спасал жизнь Андреаса во время его путешествий по Тедасу. Не раздумывая, он вскочил и бросился в каюту Люция, не тратя времени на поиски одежды и обуви.

th1.jpg

И все же он опоздал. Люциус обессиленно полулежал в кресле, а на его кровати...

- Демон Желания?! - не поверил собственным глазам маг.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Море Нокена. "Думат"

- Демон Желания?! - не поверил собственным глазам маг.

Люций окинул усталым взглядом полуобнажённого любовника и улыбнувшись с иронией заметил:

- Что-то много вас развелось. Демонов Желания, - то ли привычка, то ли врождённый иммунитет к злым духам, но особого ужаса магистр не испытал. Он кивнул на труп и сказал Анри: - Распорядись, чтобы выбросили за борт рогатую тушку.

Изменено пользователем FOX69

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Море Нокена. "Думат"

- Распорядись, чтобы выбросили за борт рогатую тушку

Кивнув, Анри отправился выполнять поручение, задержавшись на пару минут, чтобы накинуть тунику и натянуть сапоги.

Первым, кого он встретил на палубе, был его новый знакомец.

- Феликс! - подозвал его маг.

- Что, второй раунд? - обрадовался было тот, но заметив серьезное выражение лица Андреаса спросил: - Что случилось?

- Пришли пару человек прибрать в каюте магистра, только не из болтливых и не таких суеверных, как ваш юнга. Есть у тебя такие?

- А как же! Да что случилось то?

- Да, и пусть сменят постель. - Распорядился фаворит, намеренно игнорируя вопросы старшего помощника и, повернувшись к нему спиной, поспешил вернуться к Люциусу.

Надо отдать должное расторопности Феликса - через десять минут ничто в каюте не напоминало о недавнем нападении. Сгорающий от любопытства Феликс сам руководил процессом. К его разочарованию, посвящать в подробности происшествия его никто не собирался; вежливо, но твердо Мастарна выставил Феликса из каюты и закрыв за ним дверь повернулся к магистру.

- И что теперь?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Лломерин

Детская лапка дернула подол платья. Эспер с мягкой улыбкой обернулась к сыну. Тот выжидательно смотрел на нее, хлопая непомерно длинными ресницами.

- Мам.

- Что такое, солнышко?

- Ты расскажешь мне еще историю про капитана Торнадо?

- И про Эльяру Храбрую, и про долийку Элайю. Но вечером, как и всегда.

- Но я хочу сейчас!

- Сейчас мама занята, - улыбнулась Эспер и потрепала Берта по лохматой голове. Темноволосый, сероглазый, с тонкими чертами лица, выдающими эльфийское происхождение. Когда он делает умоляющие глазки, отказать ему невозможно. И вот сейчас, сейчас...

Прежде чем он успел состроить умильную мордочку, Эспер вернулась к прежнему занятию. А именно...

Пальцы скользили по струнам, выводя знакомую мелодию. Берт - другой Берт - когда-то давно научил ее играть на гитаре, но с тех пор она почти никогда не возвращалась к этому занятию. Но память тела сильнее любой другой.

Вместе с музыкой возвращались воспоминания об Антиве. Еще немного - и, кажется, услышишь шум моря и крики чаек...

Берт замер, вслушиваясь в звуки гитары. Задумчивое выражение, обычно ему не свойственное, на его детском лице выглядело очень странно.

Послеобеденная жара накатывала на Лломерин. То самое время, когда не хочется заниматься ничем важным и конкретным. Расслабленные часы покоя и тишины. В такое время хорошо прилечь отдохнуть и немного подремать. Ленивые переливы музыки только этому способствовали. Берт неулюже плюхнулся на пол рядом со стулом, на котором сидела Эспер, и обнял ее ноги.

- Милый, не сиди на полу, - не отрываясь от игры, заметила эльфийка. Мальчик, впрочем, очень скоро отлип от нее - было жарко. Он с ногами забрался в кресло, на котором по вечерам любил посидеть его отец, и свернулся клубочком, закрыв глаза. Эспер улыбнулась, глядя на него. Маленький ангел.

Оставив гитару в углу комнаты, Эспер вышла в сад, благоухающий розами. Последние четыре года она разводила их, самые разные - темно-алые антиванские, черные тевинтерские, нежно-розовые орлейские... И местные, у крупных бутонов которых был ослепительный красный цвет. Одну из таких роз она и взяла в руки, любуясь переплетением лепестков.

red-rose-2.jpg

Сухой ветер лениво перебирал ее волосы и заставлял слегка щурить глаза от пыли. Эспер недовольно поморщилась и прикрыла лицо рукавом. В последнее время она стала обращать внимание, что от уголков глаз у нее разбегаются маленькие морщинки. Да и кое-где мелькают седые прядки в волосах - на ее темно-каштановых они очень заметны.

Течение времени не остановить.

Какое-то время Эспер меланхолично разглядывала цветок, мягко поглаживая его кончиками пальцев. Может, стоит тоже пойти прилечь?

Ветер бросил в лицо очередную порцию пыли. Бормоча проклятия, Эспер принялась протирать глаза.

Из-за угла внезпано высунулась рыжая голова Райкьюлана, Первого лломеринского клана долийцев.

- Вот вы где, - радостно улыбнулся эльф и зачем-то помахал рукой, - андаран атиш'ан, моя госпожа.

- Я тебе сто раз говорила не называть меня так, - несколько раздраженно ответила ему Эспер, - я ничья не госпожа, и уж тем более - не твоя.

- Обижаете, - надулся парнишка, - это просто вежливость.

Эспер срезала несколько роз для того, чтобы поставить их дома и обернулась к нему.

- Что привело тебя сюда?

- Ну я, вот, то есть, Хранительница просила передать, чтобы Берт завтра пришел. Она хотела бы приступить к новому уровню тренировок. Базовый дался Берту очень легко. Он талантлив, - Райкьюлан широко улыбнулся и внезапно потупил взгляд, - а я в его возрасте... да я вообще. Плохой из меня будет Хранитель. Лечить не умею, магией древних не владею, только стихиями. А кому это надо? Разве что от бандитов и пиратов отбиваться.

- Ну уж... - усмехнулась Эспер, вручая ему один цветок, - ты сам так не думаешь. Все будет хорошо.

- Хотелось бы верить, - безрадостно ответил Райкьюлан и заправил розу за ухо. Красный цветок ужасно не гармонировал с его рыжими волосами, - в общем, вот. Завтра мы ждем его, и...

Откуда-то потянуло гарью. Прежде чем Эспер успела понять, что происходит, Первый вдруг побледнел, увидев что-то позади нее, и оттолкнул ее в сторону. В следующую секунду он выхватил посох, до этого преспокойно висевший у него за плечом, просто вопящий о том, что его обладатель - маг. Правда здесь, в Ривейне, это никого не волновало.

Не андрастиане же.

Обернувшись, Эспер увидела выгибающегося огненной дугой демона гнева. Рядом, прямо из земли, оставляя после себя дыру с обожжеными краями, поднимался второй.

Кинжалы привычно легли ей в ладони. С недавних пор она постоянно носила с собой оружие. Демоны появлялись рядом, словно другого места на земле не было. Что еще хуже, они появлялись чаще, когда рядом был Тайтус, и со временем - непрошенные гости становились все сильнее и сильнее.

Первыми были виспы. Один из них напал на Берта, но мальчик с легкостью отбился от него, даже не поняв, что красивый огонек способен был поранить его. Затем стали появляться демоны голода, а затем и праздности...

Теперь же дошла очередь до гнева.

Демон выпустил Пламенную вспышку в них, заставив эльфов отпрыгнуть в разные стороны. Ледяная хватка моментально сковала нападавшего, и Эспер рассекла его кинжалами напополам. Лезвия вязли в пылающей туше демона. Они раскалились, светясь тусклым красным светом, но кожаная обмотка рукоятей защищала руки Эспер.

Тем временем огонь, расходящийся во все стороны от демонов, заставил загореться розовые кусты. Пламя неожиданно быстро принялось пожирать нежные растения. Эспер горестно вскрикнула - ничего сделать сейчас она не могла, только лишь смотреть как погибают четыре года заботы и труда.

Первый тем временем обрушил свой посох на второго демона. Лезвие на конце оружия увязло в теле противника, и долиец едва успел уклониться от ответного удара. Благоразумно решив выпустить посох из рук, Райкьюлан отпрыгнул подальше и снова сотворил Ледяную вспышку, а Эспер прикончила гостя из-за Завесы.

Огонь тем временем разгорелся не на шутку. Эспер умоляюще посмотрела на Первого. Тот кивнул и потушил огонь Конусом холода.

Только цветам от этого легче не было. Холод убивал их также, как и огонь.

- Откуда здесь демоны? - непонимающе спросил Райкьюлан, опускаясь на корточки рядом с кучкой пепла, оставшейся от врага, - тем более такие сильные?

Эспер не ответила. Знала бы она сама...

Ее сад погиб. Только черные тевинтерские розы уцелели - они стояли особняком от остальных, потому что не терпели рядом других цветов...

tumblr_mdfth4qfLZ1r6vfd8o1_500.jpg

post-34602-0-87375900-1363505643.jpg

Изменено пользователем Alish
  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Море Нокена. "Думат"

- И что теперь?

- Всё то же, Анри, - учитель откинулся на спинку широкого кресла. - Идём в Ривейн.

Ривейн. Лломерин

За последующие три недели, пока они добирались до места назначения - северного побережья Ривейна, где затонула "Стрела" знаменитого капитана Торнадо - демоны появлялись регулярно,и у магистра и молодого фаворита уже вошло в привычку убивать непрошеных гостей, которых всё чаще разбавляли высокоуровневые демоны Желания.

Наконец, спустя двадцать пять дней с момента отплытия, "Думат" пришвартовался в порту. Сотни морских миль по морю Нокена, проливам Винтозуса, морю Утверждения, Северному проливу и вот он, Амарантайнский океан. Беспредельная свобода и бушующие на горизонте шторма. Но "Думат" свернул в спокойные воды к побережью Ривейна и бросил якорь у пирса Форт-Риалто. Рыбацкого поселения на северном конце полуострова, одноимённого антиванскому Риалто, но ничем не похожего на большой портовый город. Именно, здесь чуть больше полугода назад затонул корабль капитана Каэди. Со всей командой и ценным грузом. Сам же шкипер пропал бесследно и последний раз его видели в порту Лломерина, куда и отправился "Думат" после короткой стоянки.

Люций всё ещё надеялся найти следы капитана и узнать о подробностях катастрофы, связанной, теперь он уже не сомневался, с демонами. Потому что очевидцы тех событий, подробно описывали горящих существ на борту.

Они прибыли в Лломерин поздней ночью. Сошли на берег, прихватив всё необходимое, и отправились в портовую гостиницу, чтобы больше никогда не увидеть трёхмачтовый "Думат".

Утром магистру сообщат, что корабль пропал. Растворился в воздухе, словно дым на ветру, без видимых повреждений вместе с командой, которая даже не подавала признаков жизни перед исчезновением.

В лёгком замешательстве Люций стоял на пирсе и вглядывался в далёкий горизонт. Нет, его не слишком беспокоила пропажа корабля, хотя это и был его любимый фрегат. Его убивал сам факт исчезновения. "Судно растворилось в воздухе". Мыслимо ли такое?!

"Лилит", - обратился к демонице магистр.

"Люций, - отозвалась она и тут же продолжила. - Он в Тени".

"Корабль в Тени?! Как такое возможно?!"

"Ты у меня спрашиваешь?"

"Это... это цирк какой-то!" - возмутился магистр.

"Кто-то решил явно заняться твоим досугом", - захихикала Лилит.

"Изыди", - раздражённо бросил магистр.

Жизнь преподносила ему сюрпризы. Один за другим и останавливаться, видимо, не собиралась. Потому что зафрахтовав в порту лучший на тот момент корабль некоего Иоганна Сольвейга, магистр и фаворит вернулись в гостиную и узнали интересные подробности из жизни портового города, произошедшие вчера в полдень.

На улице и на постоялом дворе судачили о том, что у капитана местной стражи Тайтуса Пуло что-то там сгорело и перед пожаром горожане видели... пылающих существ. Это уже не могло быть случайностью. И Люций с Андреасом двинулись на поиски имения бывшего тевинтерского храмовника.

Изменено пользователем FOX69
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отступница и капитан.

Проблемы возникли еще через четыре дня путешествия. Катарина по-прежнему ехала вдоль побережья на север. У нее почти не осталось денег «Как? Как храмовники собирались жить три недели на эти крохи? Думали питаться подножным кормом?». Зато она была одета в новенький костюмчик, новенькие сапожки, а в походном мешке лежали две книги весьма познавательного характера – одна очень толстая о Тевинтерской империи, куда твердо решила попасть Катарина, вторая – гораздо тоньше, но не менее интереснее, орлесианская, весьма фривольного характера, текст Катарина правда пока не читала, но иллюстрации были прелюбопытнейшими. В общем-то на эти покупки, совершенные в одном из прибрежных городков, и ушли почти все имеющиеся в наличии деньги, а еще на провизию и теперь в ее кошельке скупо позвякивали оставшиеся монеты.

Империя была все также далеко и как добираться туда одной, Катарина не представляла. Опасностей в пути хватает, а ей даже нечем защитить себя. Ну, разве что залечить врагов до смерти. Можно, конечно, попробовать найти корабль, идущий в Тевинтер, но вот чем за него платить? Время тоже было против отступницы и Катарина все чаще спрашивала себя «Что делать?».

Проблема как всегда разрешилась самым неожиданным образом. Поздним утром она выехала на стоянку контрабандистов, недалеко от берега стоял на якоре корабль, а куча мужиков что-то споро грузила в лодки. Заметив ее, последние приостановили свой нелегкий труд, но грозный окрик еще одного мужика в красной бандане заставил их трудиться дальше. А так как мужик в красной бандане лишь отдавал приказы, то Катарина логично предположила, что он тут самый главный. В голове снова всплыла мысль о корабле до Тевинтера, и девушка, не мучая себе размышлениями о разумности поступка, направила у нему лошадь.

- Привет! – улыбнулась Катарина своей надежде на скорое отбытие в Империю. Ее желтые глаза обежали мужскую фигуру снизу вверх. Она продолжала сидеть верхом, надеясь, что в случае опасности ее флегматичная кобылка не растеряется и спасет свою наездницу. – Ты капитан корабля, - то ли вопрос, то ли утверждение. – Куда поплывете?

Сольвейг с трудом обуздал свою злость, глядя за ходом работы пиратов, а затем, мигом взглянув на чёрт-его-дери-откуда появившуюся особу. Мужчина пренебрежительно фыркнул – будто это каким-то образом могло утихомирить пыл кэпа - и подошёл к молодому парню, кои являлся юнгой:

- Тобиас аккуратней, - спокойным, но, не скрывая раздражения, тоном сказал мальчишке Иоганн, - не дворянскую девку несёшь. Держи крепче.

Мальчишка хотел что-то сказать в ответ капитану скорее знак согласия. Но, то ли от страха, что его могут оставить на суше, быстро понёс ящик на борт. Тем временем особа погарцевала на своей лошади к Иоганну, и тот сделал вид, что не сразу увидел её:

- В Лломерин, - негромко сказал мужчина, а затем взглянул на женщину, прищурив глаза пытаясь разглядеть личико, - а ты, кажется, ошиблась – мы не берём проходимцев. И уж тем более с личным грузом, - он кивнул на лошадь.

Проходимка с личным грузом перестала улыбаться и сникла:

- Жаль, мне надо в Тевинтер.

Мужчина хотел было сказать, что после в Минратоус, но успел подавить мелочное желание. Негоже – как он считал – брать какого-то проходимца, да и вдобавок женщину. Он и так рискует двадцатью шкурами, перетаскивая этот груз на виду, и Иоганн хотел было уже забраться на борт, когда оставалось всего несколько ящиков и один бочонок с элем, как пришла – ей воздуха мало что ли – Реветта.

Женщина лет за сорок с тёмными - как у Иоганна - волосами с едва заметными седыми прядями. Вглядываясь в её черты лица, можно было сказать, что в молодости она была красавицей. Реветта кивнула женщине, а потом посмотрела Сольвейга, скривившего негодующую гримасу:

- В Минратоус? – поинтересовалась женщина, вновь посмотрев на незнакомку.

Уже тронув лошадь, чтобы ехать дальше, Катарина снова натянула поводья и улыбнулась новой надежде на скорое отбытие в Империю:

- Можно и в Минратоус. Но ваш капитан сказал, что вы в Лломерин плывете, нет? – она заинтересованно смотрела на женщину, ожидая ответа.

Иоганн открыл рот, хотел было возразить, что только в Лломерин. Чтобы она ехала куда подальше, но Реветта опередила его, шагнув вперёд и дружелюбно улыбнувшись незнакомке:

- В Ллломерин, а потом в Минратоус, - она мельком взглянула на Иоганна, и физиономия его только смешила, - Иоганн – капитан корабля, - говорила женщина, - плывёт в Тевинтер, дабы… впрочем, это не так важно. Если и вам туда необходимо, то Иоганн может подвезти и вас..

- Что?! – выкрикнул мужчина, а затем, закатив глаза, отошёл от женщин на пару шагов, сложив руки за голову.

Реветта, не отрывая взгляда от Сольвейга, сказала: - Он не будет против.

- Мне туда просто жизненно необходимо, - улыбка отступницы стала еще шире. Спрыгнув с лошади, она протянула руку женщине, представляясь. – Катарина. Я буду весьма признательна и вам и вашему капитану за помощь.

Реветта пожала руку Катарине, сохраняя дружелюбное выражение лица:

- Мы будем рады помочь, но боюсь, - женщина посмотрела на лошадь путешественницы и сказала более печальным тоном: - Боюсь без вашего «спутника», если не возражаете.

Катрина сняла свой походный мешок и с силой ударила по крупу успевшую задремать кобылу. Та возмущенно всхрапнула и потрусила прочь. А девушка с улыбкой повернулась к собеседнице:

- Проблема решена. Когда отплываем?

- Прошу, - Реветта отошла в сторону, указав рукой на корабль, мол, приглашая женщину на борт, - ты как раз вовремя – мы уже собирались отплывать, как соберём последний груз.

Иоганн злобно посмотрел на рыжеволосого пирата, который нёс на спине бочку с элем. Как будто это его вина была, что Реветта позволила незнакомке поехать с ними. Наверно он чем-то не угодил этой упёртой женщине, но вот только бы догадаться чем именно..

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Корин Трес. Три человека в одном теле.

"-Ненавижу, ненавижу, ненавижу...

- Да брось, ты нас ненавидишь больше.

- Я согласен с этим мнением, несмотря на наши достаточно крупные разногласия по вопросам...

-Заткнитесь, цель идет. Главное, чтобы эти демоны больше не появлялись. И чтобы здесь не было големов. Ненавижу." - подумал Корин Трес. Он был одним из тех людей, которые хоть и ничего не имели против магов в целом, несколько раздражала магия. И на это он имел все права, ибо столько происшествий с ним случилось, что магии в нем было больше, чем в любом маге. А это привлекало демонов, которые и так шли из разрывов Завесы, которые всегда возникали рядом с ним. И теперь намеревался с этим разобраться.

Для этого ему нужен был "билет" на корабль, который направляется в Минратоус. А "билетом" были деньги. И для вора достать их было не очень трудно.

Целью был купец, в данный момент чуть обогнавший свой телохранителей. И, как всегда, очень не внимательный. И задача облегчалась неимоверно.

В целом, Трес потратил на это три минуты. Причем две из них было связано с тем, что в одном переулке появился незадачливый демон, который вскоре наверняка об этом пожалел. Сумасшедшим ведь Корин быть не перестал. И даже существам из Тени стоило его опасаться, ибо он еще был творческой личностью и ученым. В общем, он был тем, кто с радостью взорвал бы полмира ради того, чтобы посмотреть на такое красивое зрелище. А потом бы придумал решение проблемы исчезновения некоторой массы мира и миллионов людей.

Как ни странно, цель Корин в Минратоусе имел. Это был Крисп. Он слышал, что он также в Лломерине, но искать его было немного лень.К тому же, эффектные появления были в графике Треса. Поэтому он решил подождать, пока Люциус выберет корабль и вместе с ним отплывет. И попугает его. Немножко. В конце концов, если бы Криспа здесь не было бы, Корин отправился бы в его башню и все там бы взорвал. Просто так, из любопытства, ибо магические материалы более устойчивы к урону, так?

Изменено пользователем Корин
  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Путь в Лломерин

Не хватало слов, чтобы описать всё очарование и изысканность Ривейна. Да если надумаешь здесь осесть – особенно являясь из ряда разбойников – долгое время будешь чувствовать себя не в своей тарелке. И, тем не менее, Иоганн питал к Ривейну восхищение, которое было бы трудно кому-либо объяснить. Впрочем, тем и лучше. Мужчина держал эти чувства при себе, как оберег, и наслаждался потоком в одиночку как барон, пересчитывая своё необъятное богатство.

Люсьен крупный тёмнокожий мужчина – посему близкий друг Сольвейга - был родом из Лломерина и Сольвейг находил в этом иллюзорное преимущество, несмотря на то, что перевозили контрабанду. Но сейчас капитана волновало кое-что другое… кое-что, что носило поверх тёмную мантию, и вежливо была приглашена на борт «Охотника»:

- Знаешь Люсьен, - начал Сольвейг придав себе как можно убедительный вид, - верно говорят: женщину на борту – к беде.

Сложив верёвку пополам, Люсьен бесстрастно посмотрел на кэпа:

- По-моему эта поговорка читается не так.

- Что? – Иоганн мгновенно зыркнул на гиганта и вновь вернул взгляд к морю. – Задница Создателя, какая разница? Главное я передал смысл.

- Какой смысл? – не унимался Люсьен.

Он, конечно, был человеком недалеким, но и объяснять ему своё негодование Иоганн не хотел. Иначе пропустишь что-то важное, объясняя мужику с внушающими габаритами, что вся беда от женщин. Да и тут, пожалуй, Иоганн потерпел бы фиаско, невзначай упомянув Реветту.

Сольвейг ни коем-случае не пустил бы незнакомку на борт. Пусть он не в курсе нынешних событий на суше, но опасался, что возьмёт не того «пассажира». Не какого-нибудь детоубийцу или дезертира, а именно мага-отступника. Как говорили они причина сорванной Завесы. Ворот, откуда вся нечисть стремится прорваться в реальный мир и захватить живое или мёртвое тело. Иоганн дорожил экипажем, но в какой-то мере доверился чутью Реветте, когда та пустила незнакомку на борт и немного успокоился. Была она тут исключительно из-за своих ораторских навыков, но Иоганн считал, что они даже в могиле не понадобятся:

- Неважно, - негромко сказал Иоганн, - главное отвести груз. А потом засунуть кляп в рот одного из уважаемых магистров и пинком отправить в Тевинтер.

Люсьен весело улыбнулся, обнажив белоснежные зубы, а Иоганну видать не до веселья было – натянул уголок губ в полуулыбке:

- Знаешь Люсьен, я думаю отправиться в Сегерон.

- Они созвали собрание? – поинтересовался гигант.

Иоганн покачал головой:

- Нет. Я хочу с ними обсудить…

- Знаете, капитан! – неожиданно прервав разговор Иоганна и Люсьена, воскликнул Тобиас, который держал во рту хлеб с говядиной, отчего сказанное слышалось как: «шнатче шапитан». В обеих руках он держал ту же сухомятку. Иоганн вспомнил, что попросил Тобиаса принести перекусить что-то, но визиту его не обрадовался:

- Знаете, для андерфельца с орлесианскими корнями вы прямо бравый капитан тевинтерской стражи, - превеликое спасибо этому «кляпу» подумал Сольвейг или его ухмылка стала причиной смерти.

Тобиас сузил глаза, когда заметил, как капитан на него смотрит и чуть замешкавшись, протянул хлеб с говядиной:

- Сейчас кто-то получит в лоб, - прошипел Сольвейг, схватив с рук мальчишки сухомятку и протянув её Люсьену который по виду был уверен, что ничего страшного не случится.

Иоганн схватил вторую сухомятку с руки Тобиаса и мальчишка, наконец, откусив кусок от говядины и хорошенько разжевав, хотел что-то сказать капитану, но тот звонко стукнул ему ладонью по лбу:

- Ай-ай! – вскричал Тобис, прикрыв обеими ладонями лоб.

Хлеб с говядиной упал на его ноги:

- Брысь отсюда, - негромко сказал Сольвейг, нахмурив брови. Ему явно сейчас было не до чужого внимания.

Тобиас с опаской взял свою сухомятку в руки и ушёл прочь от капитана.

Люсьен осторожно без скрываемого удовольствия ел хлеб с говядиной:

- Я слышал, говорили люди – в Орлее хотят сделать каменную землю.

Иоганн посмотрел на закуску и поморщился:

- Лучше поинтересовался: одобряют ли в Орзамарре рабство.

- Так что же вы хотели обсудить, кэп?

- Ммм, нет. Ничего. Я как-нибудь позже расскажу.

Мужчина похлопал гиганта по плечу, – для этого пришлось поднять руку, – а затем поднялся на верхний ярус корабля. Стоявшего возле руля пирата Иоганн попросил уйти, а сам взялся за штурвал.

Изменено пользователем Yambie
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Откуда здесь демоны? - непонимающе спросил Райкьюлан, опускаясь на корточки рядом с кучкой пепла, оставшейся от врага, - тем более такие сильные?

Эспер не ответила. Знала бы она сама...

Ее сад погиб. Только черные тевинтерские розы уцелели - они стояли особняком от остальных, потому что не терпели рядом других цветов...

На следующий день к полудню к кованой ограде с ажурными воротами, от которых вела дорожка вымощенная тротуарной плиткой прямо к двухэтажному дому из ракушечника, подошли два человека.

Любой сторонний наблюдатель мог принять их за иностранцев. А мужчину в чёрной мантии с серебристым шитьём - за тевинтерца. Более того, за имперского аристократа и скорее всего магистра. На его лице лежала печать высокомерия и благополучия. И своего положения в обществе и тевинтерского происхождения, тот не скрывал к немалому удивлению горожан.

Перстень с печатью Советника Архонта открывал перед его владельцем любые двери (кому нужны политические проблемы с проклятым Тевинтером), но железные воротца пропускать не желали.

Люций оглядел двор с цветником. Вернее с тем, что от него осталось. Слухи не лгали. Здесь, вчера действительно был пожар.

Андреас просунул руку через решётку и дёрнул за щеколду. Ворота отворились и маги двинулись к дому.

По пути им то и дело попадались прожжённые проплешины на потрескавшейся земле, а поодаль от основного цветника магистр приметил до боли знакомые цветы. Чёрные имперские розы. Лишь они уцелели в хаосе магического пожара. Как знак и напоминание о нерушимости Древней Империи.

Он чуть толкнул Анри под локоть, заставляя обратить внимание на частичку родины в этой отдалённой провинции Тедаса.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Чёрные имперские розы. Лишь они уцелели в хаосе магического пожара. Как знак и напоминание о нерушимости Древней Империи.

Он чуть толкнул Анри под локоть, заставляя обратить внимание на частичку родины в этой отдалённой провинции Тедаса.

Цветы мало интересовали Андреаса, хотя сам факт их присутствия в таком захолустье был весьма примечателен. Куда интереснее были видневшиеся тут и там следы недавнего демонического присутствия.

- А ведь здесь был не просто пожар, - вполголоса заметил маг, указывая рукой на трещины в земле, в обрамлении потухших углей и сажи. - Что скажете, мессир, - Демоны Гнева?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Цветы мало интересовали Андреаса, хотя сам факт их присутствия в таком захолустье был весьма примечателен. Куда интереснее были видневшиеся тут и там следы недавнего демонического присутствия.

- А ведь здесь был не просто пожар, - вполголоса заметил маг, указывая рукой на трещины в земле, в обрамлении потухших углей и сажи. - Что скажете, мессир, - Демоны Гнева?

- Похоже на то, - задумчиво проговорил магистр, больше интересуясь розами, нежели присутствием демонов. А это были, именно, они - демоны гнева. Очевидцы в таверне говорили о "пылающих существах". - Красивые цветы, - Люций направился к дальней клумбе и залюбовался идеальным сочетанием формы и цвета.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Люций направился к дальней клумбе и залюбовался идеальным сочетанием формы и цвета.

Фаворит последовал за ним, внимательно осматривая окресности. "Интересно, что стало с хозяевами?"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Путь в Лломерин был... скучным. Ее благодетельница больше не появлялась. Катарина пыталась было приставать с расспросами о море и корабле к матросам, но суровый взгляд капитана, красноречиво свидетельствующий о размышлении через какой конкретно борт выкинуть навязчивую девицу в море, остудил ее пыл. А потому отступница нашла себе солнечное местечко на каких-то ящиках и углубилась в чтение. Пожалуй, кое о чем она все же жалела, покинув Круг — о прекрасной библиотеке и тех книгах, которые не успела в ней прочитать. Удивительно, но морская болезнь совершенно не донимала магессу. Время от времени Катарина отвлекалась от чтения на волны или чаек. Смотрела на капитанский мостик, но, увы, капитан все-также был на месте, а значит не стоит и пытаться вновь донимать его команду расспросами. И Катарина послушно возвращалась к книге.

Время было против отступницы. Вот и сейчас она совсем не приближалась к намеченной цели. Возможно, стоило поискать другой корабль, следующий прямо в Империю. Но вряд ли Создатель оказался бы настолько добр, что беглого мага взяли бы за спасибо на его борт, даже не поинтересовавшись личностью. А значит, Катарина все сделала правильно. Впрочем, пока она наслаждается морскими видами, храмовники ее не достанут. Пока это главное. А что она будет делать дальше? «Ну, что-нибудь придумаю».

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Фаворит последовал за ним, внимательно осматривая окресности. "Интересно, что стало с хозяевами?"

И вдруг, мирное созерцание флоры прервало злобное рычание. Люций обернулся. Мабари. Огромная псина с акульими зубами и телом, как у породистого жеребца. Через пару веков люди из южной страны сделают этих псов основой культа - собачники, как будут называть их гномы Орзаммара. Но сейчас, это недоокультное существо с незавершённой селекцией угрожало тевинтерским гостям на полном серьёзе.

Магистр вскинул посох и руку, а с губ слетело привычное заклинание паралича. Мабари замер, истекая слюной.

- Как думаешь, на нас обидятся хозяева, если мы порешим кобелька? - спросил Люций у Андреаса.

Изменено пользователем FOX69

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Как думаешь, на нас обидятся хозяева, если мы порешим кобелька? - спросил Люций у Андреаса.

- Нападение на Советника Архонта карается смертью. - Без тени улыбки ответил Мастарна, доставая меч и занося над неподвижной псиной для смертельного удара.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×