Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "И пришел паук": Игра

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

post-15085-0-24983700-1451917788.jpg

 

 

 

Если бы кто-нибудь мог заглянуть в будущее, а потом оценить настоящее, то таковой гипотетический Видящий остался бы недоволен тем, насколько буднично обставлено начало событий, потрясших всю Метрополию. Ни мрачных предсказаний, ни массовых смертей птиц, ни дождя из жаб на худой конец. Нет, все было очень и очень заурядно. Лондон, поздний вечер, туман и цокот копыт четверки лошадей, запряженных в неприметный экипаж без опознавательных знаков, везущий своего пассажира в сторону, ах, далеко не в сторону королевского дворца, вовсе нет. Однако же, по мнению многих и многих людей, Уайтхолл был настоящим мозгом Британской Империи, так что можно было не огорчаться, что встреча с коронованными особами не состоится. В какой-то мере это действительно было так. Но, в данном конкретном случае, конечной точкой маршрута было Адмиралтейство, а точнее, одно из неприметных зданий, примыкавших к нему на задворках. Работавшие там люди хоть и были всецело преданы Короне, но вовсе не желали какого бы то ни было внимания к своим персонам или делу, которым они занимаются. Таковы принципы разведки, а уж контрразведки и подавно. Особенно в таком неспокойном мире, где до очередного Прорыва демонов из Ада осталось чуть больше ста лет (по словам римских богословов и Инквизиции, которым не верить нет оснований). Не очень много, не так ли?

 

Лондон, столица и сердце Британской Империи, Владычицы морской и воздушной, давно уже перерос свои рамки и неумолимо расширялся разом во всех направлениях, не забывая перестраивать и улучшать самое себя, пуская под манипуляторы строительных паровых машин целые кварталы кривобоких домов и домиков трущоб, выдавливая живший там люд, словно гной из раны, на окраины, в еще более страшные условия. Город стал бурлящим котлом, где на рубеже двух эпох выковывались новые взгляды, мысли и традиции, причудливо переплетаясь с уже существующими. Итак, 9 мая 1898 года, день, когда все Началось. Как уже упоминалось, началось буднично и заурядно, с беседы двух давних друзей, пошедших по совершенно разным жизненным путям и имевшим разный возраст, но никогда не забывавшим друг о друге.

 

Экипаж завернул в открытые ворота и въехал в небольшой внутренний дворик. Кучер, дождавшись, пока пассажир выйдет и даже не попрощавшись, направил экипаж в тоннель, ведущий куда-то вглубь здания, а может и под него. Лондон постоянно перестраивался и не только на поверхности земли, строители с упорством муравьев вгрызались в землю, строя сложные и запутанные сети тоннелей знаменитой "подземки" и технических коммуникаций. Великое зловоние многому научило власть предержащих, которые больше не смогли закрывать глаза на проблемы канализации. Естественно, что многие проекты на муниципальных картах вовсе не были обозначены должным образом, случайно ли или по осознанному умыслу. Но путь пассажира, молодого мужчины с умным взглядом и немного резкими жестами,

 

 

лежал на второй этаж пятиэтажного здания, в кабинет капитана воздушного флота Ее Величества Королевы Виктории, Джорджа Мэнсфилда, руководителя секретной разведывательной службы Адмиралтейства. Поздний вечер подразумевал отсутствие на привычном месте секретарши, так оно и оказалось. Обозначив себя вежливым стуком в дверь, мужчина дождался энергичного "Войдите!" и только тогда зашел внутрь.

- Здравствуй, Джордж. Или мне лучше называть тебя М.? Мне не терпится узнать, что послужило причиной такого необычного приглашения. Мог бы просто прислать записку с нарочным.

 

 

Старая шутка, как и все подобные, с немалой долей правды в ней. Впрочем, Мэнсфилд остался серьезен.

- Садись, Бен. Хочешь чаю? Настоящий. цейлонский. Разговор будет долгим, не помешает.

Взгляд вошедшего мужчины тут же стал цепким и настороженным, из него ушло всякое веселье.

- Что случилось, Джордж? - с нажимом повторил Бенедикт, впрочем, заняв место в кресле напротив стола и не заставляя Джорджа стоять.

- У Хэмиша украли дочерей. Всех троих.

- Что?! Когда? В газетах об этом ни слова!

- Прошлой ночью. Мы придержали информацию, но в утреннем выпуске "Таймс" это уже будет. Тебе поручено собрать следственную группу для расследования этого в высшей степени запутанного дела.

- Стоп. Джордж, я ведь занимаюсь особо тяжкими и серийными убийствами, а тут похищение. Или...кого-то из девушек нашли? Мертвой?

- Всех трех, - поморщился мужчина в ответ. - В разных частях города, но убиты они определенно ритуальным образом. Кроме того, сам способ похищения однозначно указывает на применение запретной магии. Инквизиция уже направила своих представителей, инквизитора, экзорциста, мага крови и ведьму. От тебя нужен криминалист, оперативники и артефактор. Я уверен, что нужные люди на примете у тебя есть.

- Да, это не проблема. В отличие от самого дела.

- Я знал, что тебе понравится. А чтобы добавить делу проблемности, добавлю, что оно на личном контроле у Королевы. Как оказалось, старшая дочь графа Хэмиша, пэра Палаты Лордов, тайно встречалась с сыном королевы Виктории, Эдуардом. Вот такие вот пироги с котятами, Бен.

Бенедикт Блэк, лучший сыщик Королевской сыскной Канцелярии по особо важным делам, только хмыкнул в ответ, но зажегшийся в глазах огонь уже было не скрыть. Дело. Настоящее. Предвкушение уже заставляло сердце биться сильнее и быстрее гнать кровь по жилам.

- Утром я соберу своих людей. Инквизиторских направь ко мне. Десять утра.

- Спасибо, Бен, я....

- Не благодари. Дело грязное и я пока не знаю, куда оно выведет. Но не остановлюсь на полпути.

- Я знаю, Бен. Потому и предложил это дело тебе.

- Что ж, тогда я пошел. Увидимся.

Блэк давно ушел, а Мэнсфилд все смотрел в закрывшуюся за другом дверь и о чем-то размышлял, судя по мрачности мужчины, предмет размышлений был не слишком радостным. Опытный разведчик всем своим существом чувствовал - надвигается буря, которую со всем правом можно будет назвать Бурей Столетия...

 

10 мая 1898 года, 9:50

 

 

 

Детектив по особым делам Бенедикт Блэк задумчиво рассматривал присланные с курьером личные дела своей новой следственной группы и терпеливо  ждал, пока все соберутся, письма с приглашениями были разосланы еще вчера, так что это было лишь вопросом времени. Скоро, уже очень скоро шестеренки сложного механизма под названием "производство следствия" закрутятся на полной скорости.

 

 

Информация для игроков.

Вступление: Итак, 10 мая 1898 года, 10 утра, набережная Виктории, Скотленд-Ярд, второй этаж, кабинет 342. Прошу всех явиться на наш

первый брифинг. Опаздывать или нет, решайте сами 

 

Информация по следствию

Лица...

Показать содержимое  

Кларисса - кроат, Первая, основной подозреваемый. Жива.

Мелисса - кроат, Старшая, Смотритель Лондонского Сада Камней. Жива.

Ирисса Блэк - кроат, экзорцист-ведьма, супруга Бенедикта Блэка. Жива.

Джон Хэмиш - граф, вдовец. Жена - Эмили Хэмиш, умерла при родах. Жив.

Диана Хэмиш - старшая дочь Джона Хэмиша, фаворитка принца Эдуарда, жертва первого ритуала.

Элизабет Хэмиш - средняя дочь Джона Хэмиша, жертва второго ритуала.

Летиция Хэмиш - младшая дочь Джона Хэмиша, жертва третьего ритуала.

Джошуа Лафайетт - капитан Ордена Рыцарей Круглого Стола. Жив.

Альфред Пенниворт - мастер-артефактор, создатель артефактной защиты на особняке Хэмишей. Жив.

Годрик Майлс - маг, основатель Академии магии в Соммерсете, учитель знаменитой Айлейны. Мертв.

Герхард Нойс - инквизитор, куратор проекта по выращиванию Сердец для летающих дредноутов. Жив.

Бартоломеус Файн - инквизитор четвертого ранга, Наказующий. Жив.

Александр Монро - артефактор, ученик мастера Пенниворта, с семьей: Клара (жена) и Мюриэль (дочь). Живы.

Огастус Хиллс и Мия Кортано - чета артефакторов, участники проекта Замочная Скважина.

Доктор Самуэльс - близкий друг графа Хэмиша, семейный доктор. Жив.

Беатриса Майлс - кроат, маг крови и ведьма, супруга Лорда-Инквизитора. Жива.

Глория Хилл - патентованный маг крови, жила этажом выше квартиры доктора Самуэльса. Мертва.

Майкл Стоун - инквизитор пятого ранга, целитель, сопровождал беременность миссис Хэмиш. Мертв.

Джон Кармайкл - заместитель руководителя Скотланд-Ярда, подозревается в связях с Иллюминатами. Жив.

Грегори Кросс - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Алекс Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Далила Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Виктория Белл - рыцарь Ордена, состоит в Братстве. Мастер-артефактор. Жива.

Маргарита Линн - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Мертва.

Адам Кросс - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Жив.

Капитан Генри Прайс - рыцарь Ордена, один из лучших командиров спецподразделений.

Сэм Пиглз - сын миссис Пиглз. Мертв.

Диана Пиглз - дочь миссис Пиглз. Мертва.

Роберт Гладстон - богатый промышленник, владелец сталелитейных заводов, поставщик Флота. Жив.

Сюзанна Гладстон - старшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Абигаль Гладстон - средняя дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Алисия Гладстон - младшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Hide  

...и места

Показать содержимое  

Особняк Хэмишей - Воксхолл, улица Годинга, 2.

Место первого ритуала - станция метро "Западный Кройдон".

Место второго ритуала - Центральная библиотека Кройдона.

Место третьего ритуала - Приход церкви Святого Петра, Сейнт-Питер роуд.

Квартира Бенедикта Блэка - Шелтон-стрит, дом 9, квартира 5.

Мясная лавка "Лэндинг" - Тайерс Террас, 22.

Дом мастера Пенниворта - Ислингтон, Олд-стрит, 34.

Квартира Монро - Ливерпуль-роуд, 147, квартира 26.

Представительство Инквизиции и архивы - Кенсингтон, Кромвель роуд.

Проклятый магазин Яворского - Тайерс Террас, 45.

Штаб-квартира Рыцарей Ордена Круглого Стола - Хатфилд.

Королевская служба статистики - Вестминстер.

Бедлам, он же Королевский госпиталь Бетлем, на Монкс-Орчард роуд - возможное место проведения ритуала.

Жилой дом на Кройдон-роуд 27 - место шестого ритуала (Пустота).

Станция метро Митчам - место четвертого ритуала (малефики).

Колледж Орчард Хилл на Вудкоат роуд - место пятого ритуала (Продавшиеся).

Квартира Прайса - Арлингтон-роуд, 34, квартира 16.

Окружная грамматическая школа Воллингтона - возможное место проведения ритуала.

Школа для сирот имени Джона Витгифта  - возможное место проведения ритуала.

Особняк Гладстона, Окс-роуд, 9 - место похищения новых жертв.

Королевский Ботанический Сад - место активности Иллюминатов.

Бордель "Белая Роза", Ковент-Гарден.

Hide  

Таинственные символы

Показать содержимое  

430385177.jpg

Hide  

 

 

Важные моменты

Начало брифинга  Данные на Хэмиша  Особняк Хэмишей  Вскрытие Дианы Хэмиш  Киносеанс в особняке  Особняк Хэмишей: краткие итоги  Вскрытие Элизабет Хэмиш  Первый ритуал  Второй ритуал  Вскрытие прислуги Хэмишей  Третий ритуал  Вскрытие Летиции Хэмиш и визит Ириссы Блэк  Краткие результаты по всем вскрытиям  Конверт и его содержимое Ирландский кофе Дневник Он движется Наблюдение за звездами и содержимое дневника Исчезновение констеблей (место первого ритуала) Исчезновение констеблей (место второго ритуала) Констебли найдены Кто-то из них врет Разговоры внутри третьей пентаграммы Второй брифинг Мясная лавка "Лэндвич" 

Повторный осмотр места первого ритуала  Повторный осмотр места второго ритуала  Прибытие в Тилфорд  Выводы судмедэксперта по убитым констеблям
 

Ферма в Тилфорде  Вскрытие крыс  Изучение дневников дочерей Хэмиша  

 

 

 

 

Игроки:

Криминалист-эксперт Шандор Рид SHaEN

Судмедэксперт Кай Мёрфи  Gonchar

Оперативник  Джек Льюис Firiat

Оперативник Эдмунд Грейвс  ABAL

Инквизитор Патрик О'Коннелл julia37

Патентованный маг крови Кето Йелич Rei

Патентованная ведьма Камея (Кей) Рид Beaver

Экзорцист-целитель  Кьяра Бирн Grey_vi_ory

Мастер-артефактор Герта Нойман  Элесар

Патентованный ведьмак Феликс Хонеккер Nevrar

16 мая 1898 года

 

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 18

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- В таком случае, я п-предлагаю - Патрик внимательно выслушал все, что рассказали коллеги, и теперь, заложив руки за спину, слегка покачивался. Перекатывался с носка на пятку и обратно. Он так и ходил с непокрытой головой, а еще от него, почему-то, неуловимо веяло лекарственными запахами с примесью мяты.
- ...предлагаю поступить так. Отряд капитана Лафайетта возьмет на себя доки Святой Катарины, по крайней мере, они будут сопоставимы с врагом по численности, в отличии от нас. Мистер Рид, мисс Нойман, мистер Грейвс и мистер Коннекер могли бы взять доки Шад Темза, как я понял, там нет слишком уж многочисленной охраны. А мы с вами, мистер Блэк, навестим бункер под Королевским садом. П-полагаю, ваша супруга захочет сказать сестре несколько слов. Если мы ударим одновременно, то они вряд ли оправятся. Логично думать, что девицы Хирш находятся по одному из этих трех адресов. Вряд ли Кларисса халатно подошла к вопросу их охраны.
Сам Патрик думал, что она держит их подле себя, но.. возможно, он и ошибался.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кьяра, не выказывающая интереса к ужину, прислушивалась к беседе. Заметив очевидное - а именно, то, что она стала негласным дополнением к инквизиторскому "мы" - англичанка презрела дальнейшее вникание в тактику и передислоцировалась к леди-артефактору, которая пока тоже не выказывала желания вклиниться в дискуссию.

- Мисс Нойман, можно вас отвлечь? Я слышала, артефакторика может концентрировать энергию, снижая риск срыва заклинания и укрепляя плетение. А мы уже видели, что противник страхует себя от святой магии. Если это не нарушит ваших планов, я попросила бы вас об изготовлении подобного. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бенедикт ставил перед ними весьма необычные задачи. По крайней мере, для мистера Рида, и он был уверен, что для ведьмака с артефактором тоже. Инквизиции сражения не в новинку, причём, с существами гораздо более жуткими, чем целый отряд военизированной охраны склада. Но Шандор устыдился своей слабости, вспомнив о том, что надвигается Апокалипсис, и нужны все силы, чтобы его предотвратить. Он, по крайней мере, умеет пользоваться оружием, хоть и не верит в собственную избранность для данной миссии, как утверждает некий неизвестный источник. Шандор не был праведником, но он верил в Бога и в то, что силам зла, способным на человеческие жертвоприношения, истязания женщин, детей ради “великой" цели необходимо противостоять до последнего вздоха.

- Я согласен с вами, мистер О’Коннелл, - сказал он, рассудив, что более опытный в боевых действиях инквизитор понимает в расстановке сил лучше.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мисс Нойман предпочла сосредоточиться на ужине, пока остальные обменивались информацией и теориями. Единственного приёма пищи ранним утром, определённо, оказалось недостаточно чтобы поддерживать в организме необходимый уровень энергии на протяжении всего дня и потому девушка сейчас его в экстренном порядке (пусть и не теряя достоинства) восполняла. Предложение инквизитора не вызвало от неё никакого отклика: сказывалась не только усталость, но и полная некомпетентность в области военной стратегии. Если остальные считали, что в бункере особого назначения не понадобится помощь артефактора, значит так тому и быть.

- Мисс Бирн, конечно, - коротко кивнула Герта, откладывая приборы в сторону и промокая губы матерчатой салфеткой. Девушка внимательно выслушала просьбу экзорцистки и ответила после длительных раздумий - пришлось как следует напрячь память в поисках нужной информации.
- Такие артефакты действительно существуют, но действуют они как проводники магии. То есть их должна надеть... или получить иным способом, цель заклятия, а не заклинатель, - произнесла немка, слегка качнув головой. О заказе мистера О'Коннелла она предпочла в разговоре не упоминать на случай, если Патрик захочет собственноручно вручить зачарованную пуговицу Кьяре.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- В таком случае, я п-предлагаю - Патрик внимательно выслушал все, что рассказали коллеги, и теперь, заложив руки за спину, слегка покачивался. Перекатывался с носка на пятку и обратно. Он так и ходил с непокрытой головой, а еще от него, почему-то, неуловимо веяло лекарственными запахами с примесью мяты.
- ...предлагаю поступить так. Отряд капитана Лафайетта возьмет на себя доки Святой Катарины, по крайней мере, они будут сопоставимы с врагом по численности, в отличии от нас. Мистер Рид, мисс Нойман, мистер Грейвс и мистер Коннекер могли бы взять доки Шад Темза, как я понял, там нет слишком уж многочисленной охраны. А мы с вами, мистер Блэк, навестим бункер под Королевским садом. П-полагаю, ваша супруга захочет сказать сестре несколько слов. Если мы ударим одновременно, то они вряд ли оправятся. Логично думать, что девицы Хирш находятся по одному из этих трех адресов. Вряд ли Кларисса халатно подошла к вопросу их охраны.
Сам Патрик думал, что она держит их подле себя, но.. возможно, он и ошибался.

Бенедикт думал не долго, больше ожидал предложений от остальных членов группы. Ирисса беспокойно шевельнулась при упоминании Клариссы в контексте родни, но промолчала. После того, что та сделала, вопрос, сможет она или нет поднять на нее руку в ответ, на повестке дня вообще не стоял.

- Так и поступим, мистер О'Коннелл, - в итоге согласился детектив с предложенным планом действий. - Надеюсь, сегодня мы покончим с этой угрозой навсегда. Господа, дамы, даю вам полчаса на подготовку и мы выступаем. Я извещу Лафайетта, чтобы его люди тоже были готовы к бою.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Такие артефакты действительно существуют, но действуют они как проводники магии. То есть их должна надеть... или получить иным способом, цель заклятия, а не заклинатель, - произнесла немка, слегка качнув головой. О заказе мистера О'Коннелла она предпочла в разговоре не упоминать на случай, если Патрик захочет собственноручно вручить зачарованную пуговицу Кьяре.

- Жаль, - легко улыбнулась экзорцистка, пребывавшая в благом неведении относительно заказа Патрика. - Спасибо за консультацию, мисс Нойман.

Просчитать в уме pro et contra было просто. Доставить проводник к цели можно было единственным способом - пулей, каждую пулю артефактору пришлось бы зачаровывать отдельно, и ценность её была бы велика. И не со стрелковыми навыками экзорцистки пытаться использовать эту возможность. 

От идеи проводника для своих она отказалась так же быстро, даже не стала спрашивать немку, насколько узконаправленно действие таких усилителей. Кто знает, насколько они облегчат магическую атаку противнику. 

- Так и поступим, мистер О'Коннелл, - в итоге согласился детектив с предложенным планом действий. - Надеюсь, сегодня мы покончим с этой угрозой навсегда. Господа, дамы, даю вам полчаса на подготовку и мы выступаем. Я извещу Лафайетта, чтобы его люди тоже были готовы к бою.

Совещание окончилось довольно быстро, а проверять в своём снаряжении Кьяре было особо нечего. Главным её орудием являлась она сама. 

Теперь, когда сроки последней, наверное, атаки были чётко очерчены, Кьяра удивилась тому, что ничего не чувствует. Ни нетерпения, ни охотничьего азарта, ни даже адреналина - впрочем, этот наверняка догонит непосредственно перед высадкой. Только легкое досадливое облегчение от того, что это, наконец, закончится. Тем или иным образом. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Что ж, раз мы все решили... - Патрик легонько пристукнул кулаком по столу, от чего чернильница слегка подскочила и сделал несколько шагов по направлению к артефактору. - Мисс Нойман, можно вас на минуту?

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Всегда пожалуйста, мисс Бирн, - улыбнулась собеседнице Герта, однако возвращаться к трапезе или переключать своё внимание на других она пока не собиралась. За время недолгой беседы немка успела просчитать несколько вариантов и потому решила сама обратиться за помощью к экзорцистке. - У меня к вам ответная просьба. Вы можете произнести молитву над моими марионетками, на тот случай если нам предстоит встреча с демоническими созданиями? 

- Что ж, раз мы все решили... - Патрик легонько пристукнул кулаком по столу, от чего чернильница слегка подскочила и сделал несколько шагов по направлению к артефактору. - Мисс Нойман, можно вас на минуту?

- Конечно, мистер О'Коннелл, - быстро согласилась девушка, поворачиваясь к инквизитору, но пока дожидаясь ответа Кьяры.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Долго ждать ответа ей не пришлось. 

- Разумеется, мисс Нойман. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Так и поступим, мистер О'Коннелл, - в итоге согласился детектив с предложенным планом действий. - Надеюсь, сегодня мы покончим с этой угрозой навсегда. Господа, дамы, даю вам полчаса на подготовку и мы выступаем. Я извещу Лафайетта, чтобы его люди тоже были готовы к бою.

Эдмунд пожал плечами и направился в арсенал, где пополнил свои запасы, а так же вновь прихватил с собой динамит.
Теперь он был готов к новой операции.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Инквизитор терпеливо ожидал, когда дамы закончат.
Сам он лишь собирался, наконец-то, одеть свой личный парадный доспех. Не торжественности ради, а безопасности для. Тем более, таиться теперь, скорее всего, не было никакого смысла.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Перед совещанием в столовой

Пока отдыхайте, коллеги, ночь будет беспокойной, а день после нее и того хуже.

- Вы оптимист, мистер Блэк, - улыбнулась Кьяра. Временно попрощавшись с супругами и Смитом, у которых, несомненно, ещё оставались дела, англичанка осталась наедине с Патриком. 

- Вам нужно поесть, мистер О'Коннелл, - уверенно изрекла девица. - А мне...

Тон стал менее уверенным, взгляд, поднявшийся было к голубым очам инквизитора, снова опустился к помятой юбке. Сон в трясущемся на проселочной дороге экипаже плохо сказывался на внешнем виде.

- А мне - привести себя в порядок.

Пригладить перья, иными словами. Да не так, как в прошлый раз.

Патрик огляделся. Они и в самом деле, были наедине. Строгая линия губ в очередной раз преобразилась, на сей раз в невеселую усмешку. Мистер О'Коннелл. Ну надо же!

- Как скажешь. - после длинной паузы, потребовавшейся на тщательное изучение лица официальной мисс Бирн, изрек инквизитор своим густым басом.

Кьяре не стоило обманываться. Покладистый муж вовсе не собирался оставлять ее без ужина. Ни под каким видом.

- Мне зайти к тебе через час? - стоило уточнить, не будет ли его присутствие лишним, каким было, похоже, в данный момент. Льдистые глаза всматривались в малейшую складочку, выискивали тень на челе, что угодно, любой знак.

Стоило ей обманываться или нет, в данный момент именно этим уроженка Эксетера и занималась. Рассчитывала пропустить ужин, ибо кусок в горло не лез. Буквально. Даже довольно бедный кислородом воздух помещения с трудом выполнял эту задачу. 

- Когда закончишь. - Кьяра пожала плечами, в изломанной линии которых ясно угадывалось "если захочешь". 

 

Она снова это делала.

Душила себя,  выкручивала себе руки, собиралась страдать в одиночестве. Не хотела подпускать его к себе.

-  Я п-приду через двадцать минут. - инквизитор смирился с ее желанием, но смирение давалось ему нелегко. Бесцветные глаза потемнели, рукоять трости испытала совершенно ненужное в данный момент усилие. В грозовой пелене радужки отчётливо сверкнул подавленный гнев.

Патрик развернулся и зашагал прочь. Редкие и тяжёлые шаги его ещё какое-то время разносились по коридору.

 

Выпускнице приюта и десяти минут более чем хватало, чтобы вернуть себе вид, подобающий благовоспитанной женщине. 

Впрочем, озадаченный её поиском обнаружил бы лишь запертую дверь выделенных экзорцистке апартаментов. А проявив некоторое мастерство, привитое, к примеру, инквизиторам-Наказующим, обнаружил бы маленькую англичанку в тренировочном зале.

Облаченная в свежий чёрный наряд, с волосами, чопорно затянутыми в узел, оставляя свободу единственной непокоренной пряди, сняв перчатки, медичка... исступленно колотила чучело, на котором полагалось, в теории, отрабатывать удары бойцам Ордена. То есть, в принципе, использовала неординарный предмет интерьера по назначению.  

И оставалось лишь догадываться, кого или что она представляет на месте соломенного тюфяка, обтянутого грубой мешковиной. И сколько ещё выдержат порченые работой обнаженные руки,  которым жестокие удары дались ценой пламенеющих на бледной коже ссадин. 

 

Фигура инквизитора, словно мрачная гора, возвышалась у раздачи в столовой. Дурное настроение, подкрепленное не только ситуацией в расследовании, не только допросом, но и тем, что мисс Бирн недвусмысленно отослала его от себя, на аппетите не отразилось. Связь между этими двумя вещами была весьма  слабой. Пожалуй, в расстройстве Патрик начинал есть больше, чем обычно, но сейчас у него не было времени.

Закинув в паровозную топку объём, необходимый для поддержания жизни в могучем теле в ближайшие несколько часов, ирландец вновь собрал разнообразные яства с собой в бумажный кулек, они уезжали и когда снова случится поесть, никто не знал.

***

Комната была заперта. 

Никто не узнал, каких усилий мистеру О'Коннеллу стоило сдержать себя и не высадить ее к чертовой матери. Он знал, что там внутри никого нет, но с каждой минутой безопасность любой двери в штабе очищенного огнём и мечом ордена становилась все более призрачной.

К счастью для казенного имущества, нареченная нашлась довольно скоро. И когда Патрик, наконец, увидел ее, увидел, чем она занимается...

В каких-то несколько шагов инквизитор приблизился, без лишнего шума, молча перехватил бушующую девицу рукой поперёк живота и как котёнка, оторвал от земли, оттащил от чучела прочь.

О, Патрик как никто другой, знал, что иногда просто нужно что-то сломать, разбить в кровь руки или чужое лицо, выплеснуть эту ярость наружу. Ярость, что скрывалась под слоем воспитания и привычки маленькой мисс, как видно, была весьма велика. Благоверный уже некоторое время силился и не мог понять, за что же она так себя ненавидит? За что наказывает?

Несмотря на благотворный в каком-то смысле всплеск темперамента, Патрик не собирался стоять и смотреть, как она ломает себе пальцы. Не собирался впредь позволять ей ненавидеть себя. Да в конце концов, не она ли сама пыталась объяснить, как важно держать себя в руках? Что есть другой выход? Альтернатива насилию.

- Кьяра. - позвал он, когда до чучела уже нельзя было дотянуться, впрочем, вместо манекена она вполне могла использовать его.

Свёрток и трость, зажатые под локтем другой руки, выпали на тренировочные маты. Он даже не посмотрел, есть ли здесь кто-то, кроме них. Ему было плевать.

- Кьяра, п-поговори со мной. - инквизитор вновь, непростым усилием подавил свой гнев и просил смиренно, хоть удавалось это не слишком хорошо.

 

Кьяра успела размахнуться и на прощание хорошенько садануть тюфяк в "голову" сжатой в кулачок левой рукой. Мимолётно блеснуло обручальное кольцо, обиженно хрустнула сухая солома внутри уже изрядно потрепанного манекена. 

В руках Патрика, вопреки возможным ожиданиям, экзорцистка повела себя смирнехонько. Без единого протеста позволила себя оттащить и только после того, как Патрик дважды назвал её имя, подала признаки жизни.

- Пусти меня сначала. Никуда не денусь.

Голос звучал привычно ровно и спокойно. Выдавали только немного сбитое дыхание и отсутствие знакомой Патрику напевности.

Несмотря на сказанное, Кьяра всякий раз умудрялась деваться. Пряталась в свою раковину и как же хотелось Патрику выломать и эту метафорическую дверь! Но здесь он был бессилен.

Не сразу, но он отпустил ее, обошел, взял исцарапанную руку в свои и несколько секунд внимательно изучал нанесенные в порыве гнева повреждения. Вдруг его в жар бросило от мысли, что когда-нибудь он вот так же увидит, как она снова режет свои запястья, по старым шрамам, от боли, которую нельзя унять. Или, может быть, от боли, которую он ей причиняет.

Патрик поднял глаза, пристально посмотрел ей в лицо, его голос прозвучал непривычно мягко.

- В чем дело?

Под пристальным взглядом Кьяра опустила глаза, к узкому запястью, заключённому меж ладоней инквизитора. Уголок губ дрогнул, как будто ей физически трудно было выговорить это. Впрочем, такое предположение было не столь далеко от истины. 

Экзорцистка с присущей ей решительностью подняла взгляд. Вода в зимнем ручье, застывшие отчаяние, затравленность, злость на саму себя, сводящий с ума стыд.

- Я хотела убить её. 

Патрик, который даже задержал дыхание, напряженно ожидая, что же она скажет, выдохнул. В этом вздохе слышалось и облегчение тоже. В этот поздний час они были одни в сумрачном пустом зале. Орденцам было сейчас не до поддержания формы, но даже будь это не так, ничего не изменилось бы.

Инквизитор притянул Кьяру к себе, по-медвежьи обнял, грубовато стиснул хрупкие плечи в своих руках, коснулся губами темно-русой макушки.

- Я тоже хотел. Я часто хочу кого-нибудь убить. - напомнил он ей, тревожа дыханием волосы. Патрик не только хотел. Временами, убивал. Или калечил. - Помнишь, ты говорила мне. Неважно, чего мы хотим. Важно - что мы делаем. Ты п-помнишь, любовь моя?..

Ему хотелось забрать все это из ее головы, заставить исчезнуть эти царапины, эти шрамы, и не только на руках. От бессилия сделать это, как-то помочь, Патрик прижал ее к себе ещё плотнее. Бессмысленный жест защиты от враждебного мира. То малое, что он может дать ей.

Патрик хотел оправдать её. Утешить. Она не заслуживала подобной заботы. Коснулись широких плеч и бессильно повисли руки. 

- Будь у меня возможность, я бы и сделала, - призналась экзорцистка, прижимаясь щекой к жестковатой ткани инквизиторского сюртука, пользуясь милосердно дарованной ей возможностью говорить, не глядя в глаза. Ирландцу достался нелегкий крест - выслушивать исповедь, сбивчивое, негромкое вскрытие той самой пресловутой раковины. 

- Словно это могло бы оправдать случившееся. Если бы она и её ребёнок были уничтожены. 

Кьяра отстранилась, пристально глядя в лицо нареченного. 

- Прежде... прежде я стремилась не судить и приговаривать, а исправлять. Искать выход. Для всех. Во что меня превращает это ###### дело?!

Ругательство не стало последним свидетельством сломавшегося под грузом последних дней и событий самообладания. Слеза проложила блестящую дорожку на бледной коже, заставив англичанку растерянно моргнуть. 

Словно не ожидая от себя такого предательства, Кьяра коснулась щеки и мгновение изучала влажный след на кончиках пальцев. Взгляд ушёл вниз, сжалась и выпрямилась кисть, не найдя подходящей мишени, подчиняясь очередному усилию вернувшейся воли. Наверное, оставляя следы ногтей на ладони. 

 

Услышав неприличное слово, Патрик на мгновение смутился. Нет, он разумеется, слышал и не такое, да и сам говорил вещи куда хуже, просто... странно было слышать это от нее.

Странно и неприятно.
Впрочем, он и сам был отнюдь не человек без недостатков. Именно поэтому, инквизитор снова поймал маленькие расцарапанные ладошки в свои, поцеловал пальчики, прижал маленькую бунтарку к себе. Опять.

Выцветшие глаза проводили по короткой дорожке маленькую соленую каплю. На его памяти, единственную, которую сдержанная мисс позволила себе в его присутствии. Кьяра готова была в ярости колотить стену, разбивая руки, но не плакать. 

Женщины всегда плачут, почему же она не такая?..

- Так бывает. - тихо произнес он, глядя поверх нее, в стену. - Я п-понимаю.
Он не просто понимал. Он очень хорошо знал, как это бывает. 
- Скоро все закончится. Забудь об этом. 

- Ты прав, - вздохнула Кьяра. - Скоро все закончится. 

Женщина всегда плачет, мужчина всегда знает лучше. И в правоте своей бесконечной предложил простое решение - забыть. 

Захотелось вцепиться в воротник, хорошенько тряхнуть,  как он в экипаже, который вёз их из приюта. Перед мысленным зрением ясно стала картина: мраморная судорога пальцев, голос, срывающийся в крик, визг, алые пятна истерики на скулах: "Я хотела убить нерожденного ребёнка! Это для тебя ничего не значит?!"

Картина эта вызвала презрительную брезгливость, так иные люди могли бы взглянуть на раздавленное насекомое. 

- Прости. Я не должна была...

... давать себе волю, в очередной раз. Патрик любил в ней тихую добрую женщину с нежным и мягким голосом, а не это. 

Мисс снова ощутила на себе тот, настоящий взгляд инквизитора. В нем было что-то от хищной птицы. Может, даже, от демона. А раз так, то почему бы и не мелькнуть в прозрачных глазах отражению ада, своего, личного, на один короткий миг? Она что, правда думала, что он не понимал, не разумел скрытого в скупых словах подтекста?
Они с нею были так похожи... Наверное, со стороны это было страшно. Патрик слышал свой собственный голос. Он не мог все время молчать, как Кьяра, и он говорил тогда: "Я убил ее. Голыми руками. Для тебя это ничего не значит!?"

Женщина, что стояла перед ним, сказала, что это все равно. Так почему, черт побери, ему должно быть дело до того, что она не святая?! Почему? Он любил ее. Да, понимал и недостатки, но любил всю, целиком. Так за что же?.. Зачем же напоминать?..

Они двое слишком, чудовищно похожи. Смиту стоит беспокоиться не о ребенке с осьмушкой дьявольской крови. 
- П-перестань. - его пальцы сомкнулись на предплечьях, затянутых в черное, пожалуй, слишком сильно.
Патрик наклонил голову, ломая линию глаза в глаза. Усилием воли заставил себя разжать пальцы, чтобы не сделать больно.
- Ты же совсем не то хотела сказать. - она снова пряталась от него, через секунду после. - Богу вполне достаточно твоего раскаяния. Не надо мучить себя.

Инквизитор хотел сказать что-то еще, но замолчал.

- Именно это я и говорю себе с детства, - невесело усмехнулась Кьяра. - "Перестань". Как видишь, не особенно хорошо помогает. 

Англичанка покачала головой, заправила за ухо чёртову прядь и отошла к деревянной скамье, на которой тряпичной грудой валялся чёрный плащ. 

- Ты ведь меня не слышишь. - Патрик проводил ее глазами и стиснул зубы. Через секунду повторил снова то, что мисс пропустила мимо ушей.
- Ты совсем не то хотела сказать.- гнев набирал силу. - Я не желаю быть одним из тех, к кому ты поворачиваешься, словно луна, только одной стороной! Ты наступаешь себе на горло всякий раз... ради чего?! Чем ты думаешь испугать меня? Меня, па-тен-то-ванного убийцу!

Задышав, как лошадь, после затяжной скачки, он сжал и разжал кулаки. Отвернулся. Но через секунду снова смотрел на нее.
- Ненавижу, когда ты пытаешься сбежать от меня. Прячешься.
Хоть в ванную комнату, хоть из дома, хоть в собственный разум. Все равно.
- Не могу. - отрывисто бросил он, мотнув головой и прикрыв глаза.

- Думал, п-привыкну. Но нет. Не могу.

 

- Испугать? Нет, - Кьяра иронично дёрнула бровью. Она не знала ничего, что могло бы испугать его. Сама мысль эта казалась смешной. Девушка сделала шаг в сторону, когда ледяные глаза закрылись и отпустили её. Ещё один. Ещё. Развернулась и пошла в обратном направлении. Как будто говорить, сосредотачиваясь на необходимости переставлять ноги, было легче.  

- Я терпеть не могу себя в таком состоянии, мне мерзко, стыдно. Ты и так знаешь обо мне все, Патрик, так зачем, зачем требуешь ещё и это? Это жестоко. 

Безжалостно было заставлять её до конца обнажать сознание до последней мысли перед его взглядом. 

Кьяра напоминала сейчас маятник. Неприкаянная, она ходила туда и обратно, не приближаясь к нему, словно невидимая стена разделила их. Эти ее медлительные метания сдавливали сердце. 
- А ты хочешь иначе? - в его тягучем голосе прорезались невероятные в своей наивной убежденности детские нотки. - Ты будешь говорить не то, что думаешь, а то, что п-положено. Я... - она ведь помнила, что его очень трудно обмануть? - ...я буду делать вид, что ничего не замечаю. И так день за днем. Годами.

Жестокий инквизитор сделал шаг в ее сторону, потом еще один, не выпуская беглянку из поля зрения ни на секунду. Теперь, она проходила мимо совсем близко. Можно было рассмотреть болезненный румянец гнева и стыда, не до конца еще оставивший алебастровые щеки и ломкие кончики непослушных волос.

- Я думал.. - медлительно продолжил он, будто вновь испытывал проблемы с речью. - у нас с тобой все будет по-другому. Не так, как у всех этих людей. Не так, как у...
Он опустил голову и помолчал.
- Я говорю глупости?

Кьяра остановилась, заметив, наконец-то, сократившееся расстояние. 

- Я не хотела тебя обманывать! - горячо возразила она. - Никогда не хотела. Я думала... надеялась, что см-могу не быть такой эгоисткой. Быть лучше, быть такой, как ты заслуживаешь. 

Экзорцистка робко коснулась мужниной руки. 

- Ты никогда не говоришь глупости. 

Пальцы прошли сквозь пальцы. Патрик посмотрел на свое маленькое, мятущееся в приступе перфекционизма совершенство. 
- Мне не надо лучше. - просто ответил инквизитор. - Мне нужна только ты

Он потянул ее за руку за собой. К скамье. Выудил из многочисленных карманов баночку, светло-зеленую. За эти дни он почти выучил, где что находится в ее плаще.
- Эта? - уточнил ирландец на всякий случай и усадил Кьяру рядом с собой.
Молча Патрик брал ее руку, разворачивал ладонью вверх и медленно подушечками грубых своих пальцев втирал в поврежденную кожу, в каждый ее дюйм, исследовал каждый точеный сустав. От кончиков ногтей до изрезанного когда-то запястья.
- Я не хотел быть жестоким. - глядя вниз, на тонкую ручку, тихо и виновато произнес он. - П-просто... мне притворства хватает и на службе. С тобой - и тени его не хочу.
Он замер, согревая ладонями душистую от мази руку мисс Бирн и снова отрицательно качнул головой, подтверждая в очередной раз серьезность своих намерений в том, что касалось хотя бы малейшей утайки или невинной лжи. 

Кьяра только кивнула, несколько растерянно глядя, как инквизитор примеряет на себя непривычную роль врачевателя. 

Тающая под тёплой рукой мазь источала травяной запах с мятными нотами. Когда сеанс лечения закончился, экзорцистка прижалась щекой к плечу ирландца. 

- Я всегда с тобой откровенна. Всегда-всегда, - с тем же детским максимализмом заверила она. 

 

Вторую ладошку постигла та же участь, терпкий запах мяты распространился по всему тренировочному залу. Все царапинки были давным давно обработаны, но привычные лишь к грубой работе пальцы кузнеца все еще осторожно, будто вслепую, двигались по белой коже. 

Экзорцистка прислонилась к его плечу. Патрик молчал. Он осторожно покрутил ободок обручального кольца, сжал ладошку своей рукой. Прикоснулся к тыльной стороне шеи, скрытой за строгим воротником- стойкой. Подвинулся, коснулся губами виска, где под тонкой кожей пульсировала синяя жилка. 
Кьяра могла осязать его улыбку.
- Так о чем мы тогда сп-порим?.. - бархатно прошелестел его голос.

Источающие запах лекарства руки завладели его ладонью, и англичанка поцеловала тыльную сторону запястья. 

- Мы не спорим, - в звучании ответа дивным и совершенно логичным образом сплетались упрямство, смущение и улыбка. - Я не могу с тобой спорить. 

Метнулся любящий, самую малость лукавый взгляд снизу вверх, и экзорцистка уступила, сдала позиции, признав очевидное. 

- Во всяком случае, долго. 

Патрик развернул ее к себе за плечи. Гнев не оставил ни следа на его лице. Приподняв личико спорщицы за подбородок, он коснулся ее губ своими. 
- Ты собиралась привести себя в порядок. Думаю, самое время заняться этим, у нас есть еще полчаса. 
Теперь лукавство перекочевало от экзорцистки к инквизитору.
- Я не стану тебе надоедать. - успокоил он супругу. - Обещаю.

- Ты выбираешь странные выражения, - пробормотала Кьяра, едва поцелуй оборвался. - И чтобы снова завязать волосы, мне хватит пары минут. 

Вернувшийся на плечи англичанки плащ был отчищен от дорожной пыли, а от разгоряченной её яростным порывом кожи ещё исходил запах мыла. 

- Но ты главный.

Патрик неопределенно пожал плечами, так и не отстранившись толком. 
- Значит, остальное время мы будем отдыхать. 
Инквизитор взял свою маленькую спутницу за руку и повел в гостевое крыло. Он ведь главный или нет?
***

В комнате ирландец и в самом деле повел себя смирно, как обещал. Только сгрузил с себя оружие и прислонился могучим плечом к стене, рядом с зеркалом, с самым безобидным видом. 
Очевидно, он собирался наблюдать за причесыванием с самой близкой дистанции.

- Как скажешь, - отозвалась Кьяра.

Нельзя сказать, впрочем, что она упорно трудилась сегодня. Так, побыла бесполезным грузом в поездке. И на допросе. 

При мысли о допросе по лицу пробежала незаметная тень. Англичанка очень, очень надеялась, что уж Лилит нет повода навещать её во сне. 

***

Исправление причёски и правда заняло совсем немного времени. Едва упали на плечи уже отросшие со времени последней стрижки волосы, как девица подхватила неровные пряди и, обнаружив немалый в этом деле опыт, закрутила их в узел. Стальная шпилька, которая могла при желании и стать орудием убийства, смирно погрузилась в русую спираль, не давая ей распасться. 

Патрик лениво отлепился от стены и подошёл совсем близко. Критическим взглядом покинул прическу. Придраться было не к чему, пучок за затылке был приличным до зубной боли.

- Я думаю, надо переделать его ещё разок. - вдруг заявил он, уже из-за спины леди, деланно серьёзным тоном.

И... похитил шпильку в свою собственность. Русые волосы рассыпались по плечам.

В зеркале отражалась странная парочка. Отражение мужчины не влезало целиком, но видно было, как его лицо сдержанно улыбается, а пальцы коварно путаются в распущенных волосах подруги жизни.

Женское лицо, природой предназначенное для счастья и улыбок, но чаще выражающее печаль или острое раскаяние, помещалось на фоне мужских плеч. Бледное и спокойное.

Патрик склонился, прижался губами к русой макушке. Упокоил руки на плечах Кьяры и замер. Пахло мылом, все ещё - вербеной и розмарином. Хотя, может, это ему только казалось. Пахло ею.

- И давно ты стрижешь их? - спросил коварный обольститель туда же, в затылок. Он уже задавал ей этот вопрос? Впрочем, какая разница.

 

- Патрик, что ты... - вопрос оборвался вздохом, выражавшим смирение мисс перед её ирландской судьбой. 

Расслабились под руками плечи, Кьяра отклонилась, узкая спина встретила опору в лице воплощенного Везувия сзади. Теперь её равновесие зависело от него и физически тоже.

- Хулиган, - покачала головой экзорцистка, пряча улыбку, но изгнать смешливость из голоса, выразившего порицание, она не особенно старалась. 

Она смотрела на него в зеркало.

- Давно. 

 

Физическое равновесие мисс было в такой же безопасности, как если бы она прислонилась к скале в родном Девоншире. Только у скал не билось в груди сердце.

- Хулиган. Давно. - с рокочущим смешком согласился ирландец. 

Мягкие, пушистые волосы, нарочно распущенные, струились сквозь пальцы. Инквизитор завороженно наблюдал за процессом. Прядки заканчивались неровными кончиками, ладонь освобождалась, и тут повторяла все снова. И снова. Значит... когда-то они были длинными. Давно.

Хрустко шуршала плотная ткань чёрной блузы на плече, у локтя, у воротничка. Наверное, он уже успел пересчитать все многочисленные пуговки. И даже скрывшиеся под блузкой крючочки корсета.

- Я не слишком... досаждаю тебе? - промурчал в ушко огромный ирландский кот, потихоньку продолжая хулиганить. 

 

- Всегда, - с лёгкой улыбкой закончила Кьяра. Она сомневалась, что со временем инквизитор утратит эту жадность до ощущений, эту нетерпеливость, это собственническое, не признающее контроля  отношение к миру. И к ней тоже. 

Пальцы расчесывали её волосы, жаркая ладонь скользила по руке, ирландская бледность кожи контрастом выделялась на чёрной ткани. Она все наблюдала за отраженным двойником инквизитора, птица, очарованная мягкостью тяжелой кошачьей лапы.

- Нет. Мне нравится. Продолжай. 

Это ... успокаивало? Пожалуй, слово было бы не совсем точным. В его руках она могла быть безмятежной. 

Продолжай.
Это слово красной нитью через последние несколько дней.
Патрик стиснул в медвежьих объятиях тонкую талию, затянутую в корсет, прижался щекой к виску пленницы, медленно выдохнул и, склонив голову, припал губами к шее.
Минуту-другую стояла тишина, прерываемая лишь слабым шелестом ткани и не прерываемая беззвучными нежными касаниями.
А потом инквизитор тяжело вздохнул и чуть ослабил тиски рук.
- П-прости. Но времени нам не хватит. - покаянно сообщил он. 

Не нужно было смотреть на часы, чтобы знать. 
- П-рости. - снова с запинкой повторил Патрик.
Конечно, он помнил, что маленькая мисс сердится на него за это, но ничего не мог с собой поделать. Не мог заставить себя не прикасаться к ней. 

 

Кьяра воспользовалась небольшой дозой свободы, чтобы повернуться и обнять шею ирландца. Привстав на цыпочки, запечатлела на бледной щеке поцелуй и прошептала на ухо:

- Я не всегда имею в виду именно это. 

Экзорцистка бережно разомкнула объятия, отступила на шаг и с улыбкой протянула руку ладонью вверх. 

- Верни мою шпильку. 

Патрик улыбнулся одними глазами, выпуская пленницу из рук.
- А я - почти всегда. 
Нехотя он сунул руку в карман и вернул похищенное.

 

Кьяра не покраснела, но возвращённый аксессуар был прекрасным поводом опустить глаза. 

Волосы, длина которых вызывала неизменный интерес инквизитора, вернулись в прежнее состояние, сухо щёлкнули металлические застёжки плаща. На руки, так и не почувствовавшие боли после сомнительной терапии насилием - не в последнюю очередь благодаря Патрику, снова были надеты вечные перчатки. 

Закончив, англичанка ещё некоторое время наблюдала за супругом, и в лице её он мог бы увидеть краткую борьбу с собой. Проигранную. 

Скупо прошуршал в движении плащ, девушка порывисто обняла мраморную статую ирландского происхождения. Нерастраченная в коротком, но пылком поцелуе нежность отражалась в серых глазах, говоря куда больше, чем мог тихий голос.

- Я тебя люблю. 

Это было неожиданно, и от того невыносимо, пронзительно, безумно мило...

Инквизитор обнял супругу снова. Нежно и осторожно. Он поцеловал ее в ответ, спрятал лицо у плеча и какое-то время стоял вот так, неподвижно.

- Ты... будь осторожна сегодня, хорошо. - хрипло попросил он, прижимая Кьяру к себе сильнее.

Совсем крепко.

Этот короткий поцелуй, это признание... он снова ощутил это. Остро и беспокмпромиссно. Не заслужил ее, маленькое строгое счастье.

- Береги себя для меня.

Кьяра кивнула, отпустив, наконец, мужа. 

***

Уже в коридоре Патрик продемонстрировал жене многострадальный сверток и скупо улыбнулся.
- Тебе все же придется поесть. Немного. Не хочу, чтобы ты была голодной.

Экзорцистка подчинилась, чуть смущенно поблагодарив. Патрик не позволял ей небрежностей по отношению к себе. Берег её. 

Как ни странно, на запах ужина к ним не сбежались мохнатые вымогатели, и забота инквизитора досталась маленькой единоличнице рядом с ним.

Скрыть

 

Изменено пользователем julia37
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Долго ждать ответа ей не пришлось.
- Разумеется, мисс Нойман. 

- Очень вам признательна, мисс Бирн. Загляните в мастерскую когда появится время, я буду ждать вас там, - поблагодарила экзорцистку Герта, коротким кивком встретив окончательное утверждение плана операции детективом Блэком и уже безмолвно рассуждая о том, что именно она успеет за эту получасовую отсрочку. Как ни крути, в столь короткий промежуток времени выходило ужать совсем немного полезных дел, однако некоторые улучшения в конструкцию марионеток девушка внести всё-таки сумеет. Леди-артефактор извинилась перед собеседницей и отошла из-за стола к ожидавшему её поодаль инквизитору. Тема разговора не вызывала у мисс Нойман сомнения и потому она сразу же протянула Патрика зачарованную белую пуговицу.
- Вот, мистер О'Коннелл, как вы и просили, защитный амулет. Выдержит одно-два попадания средней силы, прежде чем плетение разрядится.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Артефакт ещё покрутился немного на ладони, как маленькая юла, прежде чем обрести равновесие. С секунду Патрик смотрел на радужные нити, а потом поднял глаза а лицу Герты.

- Благодарю. - он слегка поклонился. - Весьма обязан.

В самом деле, сколько нервов сэкономит ему эта небольшая вещица? 

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Экзорцистка сдержанно кивнула и сразу направилась к мастерской. Мисс Нойман её догонит, когда освободится. Немке и ирландцу достался лишь мимолетный взгляд с долей любопытства. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Артефакт ещё покрутился немного на ладони, как маленькая юла, прежде чем обрести равновесие. С секунду Патрик смотрел на радужные нити, а потом поднял глаза а лицу Герты.
- Благодарю. - он слегка поклонился. - Весьма обязан.
В самом деле, сколько нервов сэкономит ему эта небольшая вещица? 

- Не стоит, мистер О'Коннелл. Это меньшее что я могу для вас сделать, - улыбка тронула губы леди-артефактора, хоть девушка мысленно пребывала уже совсем в другом месте и по затуманенному взгляду это было прекрасно заметно. Видимо, для ускорения работы, мисс Нойман решила посвятить тщательному обдумыванию дальнейших действий даже время беседы.
- А теперь позвольте вас покинуть. Удачи в предстоящей операции, - пожелала инквизитору Герта, слегка склонив голову в прощальном жесте. Надежда на благополучный исход, при котором мисс Бирн не придётся испытывать зачарование на прочность, была понятна и без слов.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Совещание подошло к концу вместе с ужином. И общий сбор был назначен раньше, чем Шандор ожидал. Но уточнять время он не стал - полчаса на подготовку вполне достаточно. Тем более, для того, кто имел весьма смутное представление о том, как готовятся к таким судьбоносным миссиям. Оружие оставалось при мистере Риде, боеприпасы он не расходовал с момента последнего пополнения в арсенале, а в более тяжёлой броне, чем та, что была на нём сейчас, криминалист не сможет двигаться. Он вышел из столовой, намереваясь передать листки, исписанные таинственными символами через одного из дежурных орденцев для мисс Йелич, забрать кое-что из своего профессионального набора и вернуть чемоданчик в криминалистическую лабораторию. Послание удалось отправить менее, чем за минуту: один из молодых рыцарей с удовольствием вызвался выполнить поручение. Шандор спустился в мастерскую, у двери едва не споткнувшись через материализовавшуюся со своими кошачьими нежностями Шади. Он присел, провёл ладонью по спине кошки, взял её на руки и вошёл в царство леди-артефактора.

х

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

К тому времени как криминалист появился на пороге технической лаборатории, мисс Нойман уже успела посетить арсенал и раскладывала на одном из столов позаимствованные у ордена артефактные линзы. В отличие от хозяйки, стрекоза не умела "видеть" магическую энергию и Герта собиралась в самые короткие сроки это исправить. Конечно, далеко не факт, что на складе их ожидает нечто сверхъестественное, но подготовиться стоило к любым неожиданным. Как раз в рамках одного из таких приготовлений, над марионетками сейчас читала молитву Кьяра - интересно насколько эта идея окажется полезной и эффективной.
- Мистер Рид. Вы что-то хотели? - приветствие получилось немного холоднее, чем изначально планировала девушка. Где-то в подсознании вертелась мысль о том, что криминалист вполне может попытаться отговорить её от участия в рискованном предприятии. С лёгким хлопком возле немки материализовался Анхель и немигающим взглядом уставился на рыжую спутницу Шандора.

Изменено пользователем Элесар
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шади напряглась под прямым взглядом, который у кошачьих выражал отнюдь не дружелюбие, и Шандор принялся  перебирать пальцами рыжую шёрстку за её ушками. Криминалист также ощутил холодок в голосе мисс Нойман, но здесь ласковые почёсывания не помогут. Она сердится, а он виноват. Не зря говорят, что дорога в ад вымощена благими намерениями.

- Прошу прощения за вторжение, леди, - улыбнулся он, посмотрев на обеих дам. - Я оставил здесь свой чемоданчик и хотел бы его забрать. Во всём должен быть порядок, - снова улыбнулся мистер Рид, но взгляд его теперь был направлен только на Герту.

Нет, Шандор вовсе не собирался отговаривать мисс-артефактора от опасного мероприятия. Он не супруг, не брат, чтобы иметь на это хоть какое-то право, пусть и жалеет об утраченной традиции считать участие в боевых действиях исключительно мужским делом.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В последнем утверждении Герта могла обнаружить немалую долю иронии, особенно при учете того, что ей довелось лицезреть в каком именно порядке криминалист хранит свои рабочие вещи. Однако, мисс Нойман не собиралась влезать в дела Шандора ровно по тем же самым причинам: не имела законного права, да и не испытывала желания.
- Конечно. Лучше убедиться в наличии всех инструментов заранее, - изобразила вежливую улыбку девушка и лёгким взмахом руки указала на саквояж, хоть хозяин и прекрасно представлял, где именно находится его собственность. Анхель же так и продолжил изображать неподвижное изваяние, коим он, в некотором роде, и являлся.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

По крайней мере, мистер Рид всегда знал, где найти ту или иную вещь в своём кабинете. В бытовых вопросах было сложнее, главным образом, потому что хозяйство в его доме вели женщины, имеющие собственное, непоколебимое представление о порядке.

Шандор проследил за изящной ручкой, в тысячный раз отметив то, насколько подчёркнуто женственным было любое движение Герты. Неужели, его можно осуждать за естественное мужское желание уберечь  нежность и красоту от грубых, извращённых, жестоких проявлений человеческой природы. Но мисс, похоже, посчитала это посягательством на свою личную свободу, право на которую он ни коем случае не хотел ограничивать.

Мистер Рид забрал чемоданчик, но к двери направился не самой короткой дорогой - мимо стола, над которым колдовала Герта.

- Мисс Нойман, сегодня в доках я весьма неуклюже пытался оградить вас от опасности, проявляя неуместное рвение в данном вопросе. Мне не хотелось, чтобы вы думали, что считаю женщин менее способными в какой-либо деятельности на благо общества или даже недостойными её. Я сожалею, если у вас создалось подобное впечатление и прошу меня извинить.

Он выглядел несколько забавно с рыжей кошкой в одной руке и чемоданчиком в другой, смущённый, но снова настойчивый, теперь уже в желании развеять исходивший от Герты холодок, который причинял весьма ощутимый дискомфорт. Шади мурлыкнула, поёрзала, тронула рукав пиджака криминалиста коготками, но Шандор отпускать её не собирался, поэтому кошка не придумала ничего лучше, как исчезнуть, чтобы тут же снова материализоваться у ног мисс Нойман с намерением привычно начать тереться о них, но наткнулась на Анхеля и с недовольным фырканьем ретировалась под стол.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кьяра не отвлеклась от творения молитвы, когда в мастерскую вошёл мистер Рид. Пожалуй, мисс экзорцист была слишком поглощена сплетением слов с теплом и светом, которые до капли вобрали странные, немые, равнодушные, но все же живые - в некотором смысле - творения.

И только закончив, удовлетворившись достигнутым, она обратилась к присутствующим. 

- Мисс Нойман, сделала все, что могла. Впрочем, желаю вам не иметь повода воспользоваться этим. Мистер Рид, - англичанка вежливо кивнула криминалисту и покинула мастерскую, не вслушиваясь, как и прежде, в диалог этих двух. 

***
 
Рыцарь и оруженосец

Получив свой артефакт от мисс Нойман, Патрик поблагодарил ее и тоже, хоть и с небольшим опозданием, отправился под двери мастерской. Ждать Кьяру.

- Ты уже закончила? - мисс появилась в коридоре через десять минут. - Пойдём. Есть ещё кое-что.

И без тени сомнения зашагал по коридору, в направлении лестницы на второй этаж. Маленькая мисс всегда была очень послушной, так что он не оборачивался.

 

Кьяре казалось, что она ещё чувствует запах металла и легкий, едва уловимый - машинного масла, исходивший от марионеток прекрасной уроженки Германии. Патрик в очередной раз огорошил её. 

"Ну пойдём", подумала экзорцистка, не проговорив это вслух. Молча последовала за мужем, который снова вёл её к жилым апартаментам. 

 

В комнате инквизитора было чисто и прибрано. Но, в основном, благодаря расторопности персонала, обслуживающего штаб и того простого факта, что он ночевал в этой комнате лишь ночь через две.

Единственным немым свидетелем коротких визитов в гостевую спальню оставался парадный доспех бывшего Наказующего, сиротливо пристроившийся в своём углу. Не было времени прибрать его как следует.

Патрик подошёл, взял Кьяру за руку, развернул ее ладошкой вверх, а в следующую секунду в нее упало что-то маленькое и круглое.

- Ты обещала мне беречь себя. - вкрадчиво напомнил рокочущий, как морской прибой, голос.

В руке мисс оказалась нарядная белая пуговица, вся опутанная сияющими артефактными нитями.

- Конечно, п-против магии оно бессильно, но от любого удара, от случайной пули - защитит. - он заглянул ей в глаза, не оставляя шансов отказаться. - Так мне будет спокойнее.

 

Мгновение экзорцистка смотрела на маленький круглый предмет, лишенный красок, лежавший на раскрытой ладони. Сжались пальцы, а ещё через мгновение талисман отправился во внутренний кармашек плаща - тот самый, где в случае необходимости находило приют тонкое золотое колечко. 

- А кто из нас всегда принимает удар на себя, - качнула головой англичанка. В словах прозвенело беспокойство. 

Нет, конечно, она знала наперечет все аргументы супруга-инквизитора: опыт, крепость, сложность его убийства, так далее, тому подобное. Но стоило ей лишь подумать на эту тему, как все логические цепочки замыкало и способность рассуждать с треском и искрами сгорала. 

- Спасибо. С нами все будет хорошо, вот увидишь.

Легкомысленное обещание, но никто не запрещал надеяться, что вечное сочетание слова, взгляда и жеста сработает и на сей раз.

 

Патрик склонился немного и поцеловал кончики ее пальцев.

- О себе я тоже позабочусь. - инквизитор улыбнулся и кивнул в сторону захламленного угла, где под темно-серым, из какого-то странного сплава, шлемом, скопилось множество частей составного доспеха, собирать который нужно было, как конструктор.

- И потом, у меня есть твой подарок. 

Ирландец отступил на пару шагов и принялся расстегивать сюртук и рубашку. Вскоре, на шее в самом деле блеснул чёрный, как провал в пустоту, крест с тонкой золотой полоской и серебро инсигнии.

 

Кьяра кивнула, следуя за взглядом инквизитора к груде металла в углу, но не отказала себе в слабости созерцания, когда тканевые узы сюртука и рубашки покинули античного образца торс. 

- Я... могу помочь тебе? - застенчиво уточнила экзорцистка. 

Крепления лёгкой брони, которую носил инквизитор, требовали немало возни, а этот доспех, судя по его внешнему виду, был ещё и тяжелее, и из большего числа составных. 

 

Патрик сгреб в охапку всю кучу, общим весом не менее сорока фунтов и теперь раскладывал все на постели.

Застенчивый вопрос вызвал к жизни улыбку - бледное подобие теснившей сердце нежности.

- Конечно. Если тебе этого хочется. 

Наверное, это напомнило ему о старых сказках про короля Артура. Рыцарям из древних времён положен был расторопный помощник, чтобы облачение в воинские доспехи происходило быстрее. И здешний орден носил имя рыцарей круглого стола. Странное совпадение.

Конечно, мисс Бирн вряд ли обладала достаточной сноровкой в подобных делах, но... кому какое дело? У них было ещё минут пятнадцать и инквизитор уже ждал с нетерпением, когда почувствует прикосновение нежных пальчиков к коже.

Он выпрямился и рассеянно вновь принялся за застежки, только теперь, почему-то, привычные к ним руки справлялись куда как хуже, чем прежде.

 

К паре мужских рук, внезапно утративших сноровку, присоединилась пара женских, освобождая воина от остатков его облачения. На оруженосца, верного рыцарского слугу, который носил за господином его копьё и помогал готовиться к битве, Кьяра и впрямь не тянула. Не только и не столько от дефицита опыта, сколько от чересчур ласковых прикосновений пальцев, нет-нет, но дающих себе волю ладоней, скользящих по коже. Но в целом она справлялась, не причастилась губами вулканического жара, не затянула в эгоизме любящей ни на минуту. 

Грудь с двумя святыми символами, исчерченную шрамами спину, геркулесовы руки укрыла мягкая, плотная ткань надеваемой под доспех рубахи. Проходит время, мир горит клеймами Адского Прогресса, плетёные кольчуги сменяются пластинами сверхпрочных сплавов, но принципы... принципы остаются теми же. 

- У греческого героя Ахиллеса был друг Патрокл, - заговорила англичанка, не отрываясь от дела. Просто чтобы отвлечься. - В отличие от Ахилесса, он рвался как можно скорее принять участие в битве с троянцами. Герой внял его мольбе, и одолжил другу свои доспехи, чтобы  его вид устрашил врага. Патрокл погиб,  латы забрал себе принц Трои, Гектор, а искусный бог кузнечного дела Гефест отковал Ахиллесу новые, лучше прежних. 

Экзорцистка опустилась на колени, чтобы помочь мужу снять сапоги.

- Впрочем, и они его не спасли. 

- Пат-рокл - дурак. Или п-просто мальчишка. - заметил инквизитор, склоняя непокорную шею перед любимой женщиной, чтобы облегчить ее труды.

На грудь приятной безопасной тяжестью легли широкие чешуйчатые пластины, спрятанные в плотную ткань. Внахлест на боках, затянуть ремешки. Все же эта броня ему нравилась. Многие жаловались на тяжесть, но Патрик ее почти не чувствовал.

Странно было с его стороны осуждать юношеский пыл античного героя, но... будучи в трезвой памяти сам, инквизитор не испытывал никакого желания учинять массовое смертоубийство за чью-то неверную жену. Или за избалованного царевича. Впрочем, он плохо помнил, что им преподавали из истории Древнего Мира.

Легли на своё место тяжелые наплечники, раздельные пластины прикрыли ноги. Открытым осталось только лицо, но и это ненадолго.

- Что стало с Гектором? Ты помнишь? - с чего вдруг она заговорила об Ахиллесе?

У него было слабое место.

 

- Гектор погиб от руки Ахиллеса, и грек волок его труп по лагерю, привязав к колеснице, на глазах скорбящих троянцев, глядящих со своих безопасных стен, - продолжила мрачный рассказ мисс, сопроводив его ироничной усмешкой. - Ахиллес очень горевал по своему другу. Впрочем, сам он скоро погиб, потому что такова была судьба, которую он выбрал. А его соратники затеяли тяжбу за чудесные доспехи. 

Кьяра поднялась на ноги, оглядывая фигуру инквизитора, из-за доспеха казавшуюся ещё более массивной. 

- Люблю читать греков, - усмехнулась она, словно извиняясь за неуместное воспоминание. - У них была ведьма, которая помогла герою добыть сокровище и вернуть себе трон. Ради этого она покинула родину и убила брата. А герой, в которого она влюбилась, посватался к другой. 

- А тебе идёт, даже без плаща, - улыбнулась медичка, резко сменив тему. Волна ткани, очевидно, не пришедшаяся супругу по вкусу, так и осталась лежать рядом.

 

- Во всей этой истории, только Гектор п-повел себя, как мужчина. - резюмировал инквизитор.

Очевидно, он всё-таки помнил, что Гектор сражался за свой родной город, а со стен на его посмертное унижение смотрел не только царь Трои, его отец, но и жена, и сын.

- Ну почему? - возразила Кьяра. - Тогда считалось, что отказаться от дома, семьи, своего полиса, чтобы героически сдохнуть в бою - очень даже мужской поступок. 

Патрик повёл шеей, никак не выразив своего отношения к социальным нормам древности. Поправил ещё раз не слишком удобно лежащие на плечах бронированные щитки. Он сидел теперь на краю постели и теперь тщательно проверял, заряжены ли его пистолет и ружьё, запасные обоймы, фонарики, ампулы и прочие мелочи, отправлялись по многочисленным кармашкам разгрузки.

- П-путается под ногами. - объяснил он про плащ, подняв голову. - Для парада годится, в бою мешает.

Потом, держа на коленях любимый меч со львиной головой на рукояти, с минуту молчал, глядя на маленькую мисс снизу вверх. Словно обдумывая что-то.

- На парадной форме наказующих эмблема Инквизиции отшита серебряной нитью. Знаешь, почему?

 

Пояснение насчёт плаща мисс приняла кивком. Хотя уж ей как женщине не нужно было привыкать к массе ткани, струящейся у ног. Небольшие вольности в области одежды она позволяла себе лишь в отчем доме, когда никто не видел. 

На вопрос инквизитора экзорцистка ответила лишь изогнутой бровью и устроилась у кровати, снова став ниже супруга. Англичанка питала неизъяснимое пристрастие к сиденью у мужниных колен, и оставалось лишь догадываться, связано это с его личностью или леди стремится быть ближе к земле по другой причине. 

- Скажи мне. 

Ей хотелось послушать его объяснение, его голос. Не так часто Патрик баловал её рассказами.

 

Теперь инквизитор снова смотрел на нее сверху вниз. Всякий раз, когда Кьяра усаживалась у его ног, или, как сегодня, вздумывала помогать ему с обувью, будто служанка, его одолевало странное чувство, прораставшее на смущении, на подспудной правильности подобного распределения ролей, живущей в сердце всякого викторианца. Это было и лестно, и желанно, и стыдно. Определить точное название этого явления не смог бы и профессор филологии, не то что грубый солдафон.
Патрик отложил клинок в сторону, прогнав лишние мысли прочь.

- Считается, что те монеты, которые Иуда получил за п-предательство, были из серебра. А мы - под "мы" он понимал Наказующих, разумеется. - караем п-предателей. - закончил он, упрямо сжав челюсти, но в следующую секунду жестокие черты смягчились. - Ты знаешь это и без меня, конечно. 

Патрик натянул перчатки. Это были странные перчатки, с отрезанными на треть пальцами, чтобы ни в чем не ограничивать чувство осязания.

- Этому герою не следовало злить ведьму. И Клариссе... не следовало поступать так со своей семьёй.

Патрик помолчал немного. А потом кончиками пальцев прикоснулся к щеке супруги, устроившейся у его колен. Касанием очертил контур любимых губ, приподнял за подбородок ее головку.

- Так значит, тебе нравится? Как я выгляжу. - уточнил он с улыбкой.

 

А золотое шитьё на плащах Надзирающих символизировало ценность Божьего Дара. 

То, что Патрик уже не был Наказующим - формально - забывалось очень легко. 

Кьяра молча смотрела, как меняется выражение дорогого лица, затрагивающее, кажется, и цвет глаз. От солнечной глади до безжалостного шторма, за миг. Он удивлялся тому, что она не боится... 

Мисс почтительно, словно перед ней был Иерарх, приняла протянутую руку в ладонь, коснулась губами обнаженных кончиков пальцев. Этот жест, да движение ресниц, вот и все подтверждение. 

 

Целованные кончики пальцев задержались на губах дольше, чем следовало. Патрику хотелось касаться ее, настойчиво, временами даже грубо. Бесцветные глаза вновь потемнели, но не от гнева. Маленькая мисс уже должна была выучить это сосредоточенное выражение назубок. Ладонь скользнула по щеке, к шее, несильно сдавила узкое плечо.

Он сдержался.

- Что ещё тебе нравится... - голос вновь сел, с усилием, Патрик заставил себя смотреть себе под ноги, а не в Кьярины доверчивые глаза. -...из греков?

 

Гладкая щека по-кошачьи потерлась о руку на плече. Патрик отводил взгляд, а Кьяра смотрела и не могла насмотреться. Как будто впервые... но главным было то, что не в последний раз. Она свято верила, что не в последний. 

- Из греков?.. - англичанка могла бы рассказать, что ей нравится в том, кому она отвечала. Впрочем, этот разговор следовало отложить. 

- Мне нравилось то, что от древнейших авторов к поздним их божества теряли звериное обличье и становились более близкими к людям. Чем мудрее люди, тем прекраснее их боги. 

- Пожалуй, мне нравилась Одиссея. Знаешь, Одиссей единственный из царей, участвовавших в осаде Трои, не хотел ехать. А потом погибли многие, прежде чем он увидел сына, которого никогда не знал. 

Экзорцистка рассмеялась.

- О язык Гомера можно сломаться, пока не привыкнешь. 

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который,

Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен,

Многих людей города посетил и обычаи видел,

Много и сердцем скорбел на морях, о спасенье заботясь

Жизни своей и возврате в отчизну сопутников...

- Сейчас такое и не услышишь. Даже старые английские сказки звучат по-другому. Оно и хорошо, я думаю. Но я совсем тебя заболтала, - с виноватой улыбкой окончила мисс.

 

Патрик молча слушал древние стихи, уперевшись локтем в колено и головой в свою ладонь, словно Роденовский мыслитель в доспехах.

Вторая рука осторожно перебирала оборки воротника, касалась тыльной стороны изящной женской шеи, затылка, русых волос, собранных в пучок.

Поэзия, литература.. он всегда был к ним равнодушен. Бесполезно для дела. Так говорил урожденный ирландец себе, во время учёбы и после. Но теперь готов был слушать часами. Потому что она читала эти стихи, она произносила давно вышедшие из обихода слова.

- Ещё минуту. - попросил он. - Одну минуту и п-пойдем.

 

Экзорцистка с улыбкой покачала головой, как будто уступала ребёнку, который просил ещё одну конфету. 

Она пристрастилась к литературному наркотику во время учебы. Книги были лучшими друзьями юной Одаренной. Дружба с другими детьми упорно не складывалась. 

- Я так и не дочитала тебе "Алису" тогда, - заметила она. 

Впрочем, в ней ли была суть? Найдись на полках Мэтта Теккерей или Бронте, итог был бы один.

 

Патрик молчал не больше минуты. Внутренние часы были точны. Он поднялся на ноги, перехватил рукоять со львиной головой левой рукой, правую рыцарь от сохи подал даме сердца, чтобы помочь ей встать.

- Мне обязательно нужно узнать, чем закончится та история. - серьёзно заметил инквизитор.

Ещё один повод беречься опасностей сегодня.

- Идём?

 

- Договорились, - словно вместо книжки они обещали друг другу нечто совсем иное. Например, остаться целыми - необходимое условие для совместного чтения... совместного чего бы то ни было.

- Идем, - маленькая чёрная кисть легла в предложенную ладонь, и англичанка легко поднялась на ноги. 

 

Hide  
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Квинс Гарденс, Кройдон, полночь

Из штаб квартиры выехал вместительный экипаж, запряженный вороной парой и стремительно помчался в сторону Лондона. За козлах сидела весьма внушительных размеров мужская фигура.
Трем инквизиторам и одному детективу следовало прибыть к логовищу Клариссы возможно более скрытно. Поэтому, а еще потому, что дредноут Ордена был занят другими делами, оставались лишь лошади, чему Патрик был рад.

***

Небольшой парк возле старой кройдонской ратуши выглядел так, словно был здесь всегда. Инквизитор О'Коннелл вскинул бровь, привязывая лошадей к коновязи возле небольшого полицейского участка, с другой стороны зеленой зоны. Он прекрасно помнил, что каких-то пятнадцать лет назад здесь была железнодорожная станция. 

Теперь от нее осталась лишь в полтора человеческих роста внушительной толщины кирпичная стена, увитая еще не успевшим как следует позеленеть плющом, да невесть еще сколько помещений под землей, а остатки железной дороги послужили хорошим входом на новую станцию метро.

Патрик окинул взглядом большие деревья. Молодые листья тихо шелестели. Немало труда было положено, чтобы посадить их тут сразу взрослыми. В темноте еле виднелся одноэтажный домик смотрителя. Туда-то им и нужно было попасть. В подвале находился спуск в подземный бункер.

Бенедикт открыл замаскированную дверь универсальным ключом, полученным от Лафайетта и им открылась винтовая лестница. Пахнуло сыростью, плесенью, грибами.

Патрик сделал знак, что пойдет первым и достал меч.

***

Внизу их встретил хорошо освещенный коридор, бетонный, широкий. На стене напротив висели два вполне мирных указателя: "Кухня" под зеленой стрелкой влево и "Генераторная" под синей стрелкой вправо.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Квинс Гарденс, около полуночи

Дорога до пункта назначения прошла в молчании. Патрик, как обычно, потеснил водителя на козлах, Кьяра пользовалась свободным сиденьем напротив четы Блэков и медитативным одиночеством. 

Пара вороных, подгоняемая умелой рукой, мчалась, словно пыталась воплотить выражение "на крыльях ночи". 

***

Ироничное выражение инквизиторского лица ничего не сказало экзорцистке, пятнадцать лет назад она настырно грызла гранит науки в Соммерсете. Могла лишь заметить, что молодая поросль кустарников и живых изгородей довольно странно контрастирует с деревьями, которые очевидно были гораздо старше. Но сейчас в этой загадке не было смысла - так, зацепка для праздного ума в ожидании дела. 

Бенедикт провёл их через двери (каждая дверь мечтает быть открытой, всплыло в голове непонятно откуда), и группа оказалась в хорошо освещённом коридоре. Впрочем, судя по пыли, тем путём, которым пришли они, давно никто не пользовался. 

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Возможно, и не каждая дверь мечтает быть открытой, но они четверо определенно собирались проделать это со всеми встреченными на пути дверьми, даже и не желающими такой судьбы.

В коридоре было натоптано, словно в присутственном месте в полдень. Им явно часто пользовались. В обе стороны змеились цепочки следов.

- Женские туфли. - вполголоса констатировал Патрик, вернувшись к остальным после краткого осмотра. - Армейские ботинки, большой размер. Кроме т-того.. - инквизитор понизил голос на полтона. Здесь часто ходила женщина. И мужчина. И еще кое-кто. - следы.. животных. Очень больших животных.

Он огляделся. Следов собак такой величины до сих пор ему видеть не приходилось. По прикидкам, каждая такая тварь была размером с теленка! Хотелось думать, что она тут только одна. 
И ползучая гадина, широкий след от брюха которой тянулся по коридору, хотелось верить, тоже одна. Надежда эта таяла с каждой секундой.

- Сера. И П-пустота. Там- он указал вправо. Пахло демонами. Пустота в стороне Генераторной пульсировала, сразу напомнив о сердце на демоническом алтаре. Еще он отчетливо чувствовал ауру Первой. - Ваша сестра, - Патрик посмотрел на Ириссу. - ходила здесь годами. 
Он помолчал немного, перехватив меч-трость поудобнее.
- Я пойду первым.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×