Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "И пришел паук": Игра

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

post-15085-0-24983700-1451917788.jpg

 

 

 

Если бы кто-нибудь мог заглянуть в будущее, а потом оценить настоящее, то таковой гипотетический Видящий остался бы недоволен тем, насколько буднично обставлено начало событий, потрясших всю Метрополию. Ни мрачных предсказаний, ни массовых смертей птиц, ни дождя из жаб на худой конец. Нет, все было очень и очень заурядно. Лондон, поздний вечер, туман и цокот копыт четверки лошадей, запряженных в неприметный экипаж без опознавательных знаков, везущий своего пассажира в сторону, ах, далеко не в сторону королевского дворца, вовсе нет. Однако же, по мнению многих и многих людей, Уайтхолл был настоящим мозгом Британской Империи, так что можно было не огорчаться, что встреча с коронованными особами не состоится. В какой-то мере это действительно было так. Но, в данном конкретном случае, конечной точкой маршрута было Адмиралтейство, а точнее, одно из неприметных зданий, примыкавших к нему на задворках. Работавшие там люди хоть и были всецело преданы Короне, но вовсе не желали какого бы то ни было внимания к своим персонам или делу, которым они занимаются. Таковы принципы разведки, а уж контрразведки и подавно. Особенно в таком неспокойном мире, где до очередного Прорыва демонов из Ада осталось чуть больше ста лет (по словам римских богословов и Инквизиции, которым не верить нет оснований). Не очень много, не так ли?

 

Лондон, столица и сердце Британской Империи, Владычицы морской и воздушной, давно уже перерос свои рамки и неумолимо расширялся разом во всех направлениях, не забывая перестраивать и улучшать самое себя, пуская под манипуляторы строительных паровых машин целые кварталы кривобоких домов и домиков трущоб, выдавливая живший там люд, словно гной из раны, на окраины, в еще более страшные условия. Город стал бурлящим котлом, где на рубеже двух эпох выковывались новые взгляды, мысли и традиции, причудливо переплетаясь с уже существующими. Итак, 9 мая 1898 года, день, когда все Началось. Как уже упоминалось, началось буднично и заурядно, с беседы двух давних друзей, пошедших по совершенно разным жизненным путям и имевшим разный возраст, но никогда не забывавшим друг о друге.

 

Экипаж завернул в открытые ворота и въехал в небольшой внутренний дворик. Кучер, дождавшись, пока пассажир выйдет и даже не попрощавшись, направил экипаж в тоннель, ведущий куда-то вглубь здания, а может и под него. Лондон постоянно перестраивался и не только на поверхности земли, строители с упорством муравьев вгрызались в землю, строя сложные и запутанные сети тоннелей знаменитой "подземки" и технических коммуникаций. Великое зловоние многому научило власть предержащих, которые больше не смогли закрывать глаза на проблемы канализации. Естественно, что многие проекты на муниципальных картах вовсе не были обозначены должным образом, случайно ли или по осознанному умыслу. Но путь пассажира, молодого мужчины с умным взглядом и немного резкими жестами,

 

 

лежал на второй этаж пятиэтажного здания, в кабинет капитана воздушного флота Ее Величества Королевы Виктории, Джорджа Мэнсфилда, руководителя секретной разведывательной службы Адмиралтейства. Поздний вечер подразумевал отсутствие на привычном месте секретарши, так оно и оказалось. Обозначив себя вежливым стуком в дверь, мужчина дождался энергичного "Войдите!" и только тогда зашел внутрь.

- Здравствуй, Джордж. Или мне лучше называть тебя М.? Мне не терпится узнать, что послужило причиной такого необычного приглашения. Мог бы просто прислать записку с нарочным.

 

 

Старая шутка, как и все подобные, с немалой долей правды в ней. Впрочем, Мэнсфилд остался серьезен.

- Садись, Бен. Хочешь чаю? Настоящий. цейлонский. Разговор будет долгим, не помешает.

Взгляд вошедшего мужчины тут же стал цепким и настороженным, из него ушло всякое веселье.

- Что случилось, Джордж? - с нажимом повторил Бенедикт, впрочем, заняв место в кресле напротив стола и не заставляя Джорджа стоять.

- У Хэмиша украли дочерей. Всех троих.

- Что?! Когда? В газетах об этом ни слова!

- Прошлой ночью. Мы придержали информацию, но в утреннем выпуске "Таймс" это уже будет. Тебе поручено собрать следственную группу для расследования этого в высшей степени запутанного дела.

- Стоп. Джордж, я ведь занимаюсь особо тяжкими и серийными убийствами, а тут похищение. Или...кого-то из девушек нашли? Мертвой?

- Всех трех, - поморщился мужчина в ответ. - В разных частях города, но убиты они определенно ритуальным образом. Кроме того, сам способ похищения однозначно указывает на применение запретной магии. Инквизиция уже направила своих представителей, инквизитора, экзорциста, мага крови и ведьму. От тебя нужен криминалист, оперативники и артефактор. Я уверен, что нужные люди на примете у тебя есть.

- Да, это не проблема. В отличие от самого дела.

- Я знал, что тебе понравится. А чтобы добавить делу проблемности, добавлю, что оно на личном контроле у Королевы. Как оказалось, старшая дочь графа Хэмиша, пэра Палаты Лордов, тайно встречалась с сыном королевы Виктории, Эдуардом. Вот такие вот пироги с котятами, Бен.

Бенедикт Блэк, лучший сыщик Королевской сыскной Канцелярии по особо важным делам, только хмыкнул в ответ, но зажегшийся в глазах огонь уже было не скрыть. Дело. Настоящее. Предвкушение уже заставляло сердце биться сильнее и быстрее гнать кровь по жилам.

- Утром я соберу своих людей. Инквизиторских направь ко мне. Десять утра.

- Спасибо, Бен, я....

- Не благодари. Дело грязное и я пока не знаю, куда оно выведет. Но не остановлюсь на полпути.

- Я знаю, Бен. Потому и предложил это дело тебе.

- Что ж, тогда я пошел. Увидимся.

Блэк давно ушел, а Мэнсфилд все смотрел в закрывшуюся за другом дверь и о чем-то размышлял, судя по мрачности мужчины, предмет размышлений был не слишком радостным. Опытный разведчик всем своим существом чувствовал - надвигается буря, которую со всем правом можно будет назвать Бурей Столетия...

 

10 мая 1898 года, 9:50

 

 

 

Детектив по особым делам Бенедикт Блэк задумчиво рассматривал присланные с курьером личные дела своей новой следственной группы и терпеливо  ждал, пока все соберутся, письма с приглашениями были разосланы еще вчера, так что это было лишь вопросом времени. Скоро, уже очень скоро шестеренки сложного механизма под названием "производство следствия" закрутятся на полной скорости.

 

 

Информация для игроков.

Вступление: Итак, 10 мая 1898 года, 10 утра, набережная Виктории, Скотленд-Ярд, второй этаж, кабинет 342. Прошу всех явиться на наш

первый брифинг. Опаздывать или нет, решайте сами 

 

Информация по следствию

Лица...

Показать содержимое  

Кларисса - кроат, Первая, основной подозреваемый. Жива.

Мелисса - кроат, Старшая, Смотритель Лондонского Сада Камней. Жива.

Ирисса Блэк - кроат, экзорцист-ведьма, супруга Бенедикта Блэка. Жива.

Джон Хэмиш - граф, вдовец. Жена - Эмили Хэмиш, умерла при родах. Жив.

Диана Хэмиш - старшая дочь Джона Хэмиша, фаворитка принца Эдуарда, жертва первого ритуала.

Элизабет Хэмиш - средняя дочь Джона Хэмиша, жертва второго ритуала.

Летиция Хэмиш - младшая дочь Джона Хэмиша, жертва третьего ритуала.

Джошуа Лафайетт - капитан Ордена Рыцарей Круглого Стола. Жив.

Альфред Пенниворт - мастер-артефактор, создатель артефактной защиты на особняке Хэмишей. Жив.

Годрик Майлс - маг, основатель Академии магии в Соммерсете, учитель знаменитой Айлейны. Мертв.

Герхард Нойс - инквизитор, куратор проекта по выращиванию Сердец для летающих дредноутов. Жив.

Бартоломеус Файн - инквизитор четвертого ранга, Наказующий. Жив.

Александр Монро - артефактор, ученик мастера Пенниворта, с семьей: Клара (жена) и Мюриэль (дочь). Живы.

Огастус Хиллс и Мия Кортано - чета артефакторов, участники проекта Замочная Скважина.

Доктор Самуэльс - близкий друг графа Хэмиша, семейный доктор. Жив.

Беатриса Майлс - кроат, маг крови и ведьма, супруга Лорда-Инквизитора. Жива.

Глория Хилл - патентованный маг крови, жила этажом выше квартиры доктора Самуэльса. Мертва.

Майкл Стоун - инквизитор пятого ранга, целитель, сопровождал беременность миссис Хэмиш. Мертв.

Джон Кармайкл - заместитель руководителя Скотланд-Ярда, подозревается в связях с Иллюминатами. Жив.

Грегори Кросс - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Алекс Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Далила Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Виктория Белл - рыцарь Ордена, состоит в Братстве. Мастер-артефактор. Жива.

Маргарита Линн - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Мертва.

Адам Кросс - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Жив.

Капитан Генри Прайс - рыцарь Ордена, один из лучших командиров спецподразделений.

Сэм Пиглз - сын миссис Пиглз. Мертв.

Диана Пиглз - дочь миссис Пиглз. Мертва.

Роберт Гладстон - богатый промышленник, владелец сталелитейных заводов, поставщик Флота. Жив.

Сюзанна Гладстон - старшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Абигаль Гладстон - средняя дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Алисия Гладстон - младшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Hide  

...и места

Показать содержимое  

Особняк Хэмишей - Воксхолл, улица Годинга, 2.

Место первого ритуала - станция метро "Западный Кройдон".

Место второго ритуала - Центральная библиотека Кройдона.

Место третьего ритуала - Приход церкви Святого Петра, Сейнт-Питер роуд.

Квартира Бенедикта Блэка - Шелтон-стрит, дом 9, квартира 5.

Мясная лавка "Лэндинг" - Тайерс Террас, 22.

Дом мастера Пенниворта - Ислингтон, Олд-стрит, 34.

Квартира Монро - Ливерпуль-роуд, 147, квартира 26.

Представительство Инквизиции и архивы - Кенсингтон, Кромвель роуд.

Проклятый магазин Яворского - Тайерс Террас, 45.

Штаб-квартира Рыцарей Ордена Круглого Стола - Хатфилд.

Королевская служба статистики - Вестминстер.

Бедлам, он же Королевский госпиталь Бетлем, на Монкс-Орчард роуд - возможное место проведения ритуала.

Жилой дом на Кройдон-роуд 27 - место шестого ритуала (Пустота).

Станция метро Митчам - место четвертого ритуала (малефики).

Колледж Орчард Хилл на Вудкоат роуд - место пятого ритуала (Продавшиеся).

Квартира Прайса - Арлингтон-роуд, 34, квартира 16.

Окружная грамматическая школа Воллингтона - возможное место проведения ритуала.

Школа для сирот имени Джона Витгифта  - возможное место проведения ритуала.

Особняк Гладстона, Окс-роуд, 9 - место похищения новых жертв.

Королевский Ботанический Сад - место активности Иллюминатов.

Бордель "Белая Роза", Ковент-Гарден.

Hide  

Таинственные символы

Показать содержимое  

430385177.jpg

Hide  

 

 

Важные моменты

Начало брифинга  Данные на Хэмиша  Особняк Хэмишей  Вскрытие Дианы Хэмиш  Киносеанс в особняке  Особняк Хэмишей: краткие итоги  Вскрытие Элизабет Хэмиш  Первый ритуал  Второй ритуал  Вскрытие прислуги Хэмишей  Третий ритуал  Вскрытие Летиции Хэмиш и визит Ириссы Блэк  Краткие результаты по всем вскрытиям  Конверт и его содержимое Ирландский кофе Дневник Он движется Наблюдение за звездами и содержимое дневника Исчезновение констеблей (место первого ритуала) Исчезновение констеблей (место второго ритуала) Констебли найдены Кто-то из них врет Разговоры внутри третьей пентаграммы Второй брифинг Мясная лавка "Лэндвич" 

Повторный осмотр места первого ритуала  Повторный осмотр места второго ритуала  Прибытие в Тилфорд  Выводы судмедэксперта по убитым констеблям
 

Ферма в Тилфорде  Вскрытие крыс  Изучение дневников дочерей Хэмиша  

 

 

 

 

Игроки:

Криминалист-эксперт Шандор Рид SHaEN

Судмедэксперт Кай Мёрфи  Gonchar

Оперативник  Джек Льюис Firiat

Оперативник Эдмунд Грейвс  ABAL

Инквизитор Патрик О'Коннелл julia37

Патентованный маг крови Кето Йелич Rei

Патентованная ведьма Камея (Кей) Рид Beaver

Экзорцист-целитель  Кьяра Бирн Grey_vi_ory

Мастер-артефактор Герта Нойман  Элесар

Патентованный ведьмак Феликс Хонеккер Nevrar

16 мая 1898 года

 

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 18

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Просто не будет. - оскорбленное достоинство проводили взглядом, в котором лениво плескалась вулканическая лава.

Да, вот так. Подальше от опасного места. Вдвойне опасного последние полминуты.

Инквизитор повернулся к Кьяре.

- Не пущу. - отрезал он и пусть только попробует ослушаться. - Ты единственный целитель. Я сам войду туда, если ты объяснишь, что нам это даст. Только вот - ничего.

Сейчас это не даст ничего, кроме бессмысленных потусторонних повреждений

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я сам войду туда, если ты объяснишь, что нам это даст. Только вот - ничего.

 

- Можете бросить инсигнию так внутрь круга, - послышалось слегка насмешливое по своей сути с другой стороны. - А потом палочкой достать.

Гречанка, обнимая локти, посмотрела на Шандора как на свидетеля небыалого цирка Одарённых, где каждый мнил себя лучшим и самым умным. И она сама не исключение.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Инквизитор повернулся к Кьяре.

- Не пущу. - отрезал он и пусть только попробует ослушаться. - Ты единственный целитель. Я сам войду туда, если ты объяснишь, что нам это даст. Только вот - ничего.

Сейчас это не даст ничего, кроме бессмысленных потусторонних повреждений

- Думаешь, я соглашусь, чтобы кто-либо принял урон, который могла понести я? - едва слышно для стоящего рядом Патрика спросила экзорцистка. Нет, испытывать пределы терпения брата она не собиралась. Вполне довольно было взрывов для этого весеннего утра. О'Коннелл был не совсем прав. Незаменимых нет, и это истина. Но что касается прочего - нежелания терять члена группы, соизмерения важности потери и получаемой информации - здесь он был в своём праве.

- Хорошо, - обычным тоном, даже более покладистым, нежели обычно, ответила девушка. - Я не буду испытывать терпение неизвестного стража. Мисс Нойман занималась созданием марионетки - может быть, с ней нашему новому знакомому разрешат поиграть. Но вопросы остаются прежними. Почему была одна реакция на магию крови и другая - на святую магию. Что произойдёт на сей раз. Была ли та сущность под присмотром, когда мы исследовали знак впервые, и есть ли закономерность.

Все ещё - слишком много вопросов.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Патрик скрипнул зубами. Ну что за детский сад?

- Медик в первую очередь бережет себя. - медленно, словно ребёнку, втолковывал он целительнице. - Потому что без него остальные обречены.

Неужели это не было очевидным? Нет? Только для тех, кто участвовал в боевых действиях?

- Не вздумай другой раз рисковать собой. - он склонился ближе к лицу упрямицы, сопротивление которой удалось преодолеть. Хотя и временно. Дистанция была ещё приличной, но уже на грани.

- А с тобой - Патрик повернулся к дерзкой насмешнице. - я после поговорю.

Х

Изменено пользователем julia37
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Достаточно, - заговорил молчавший до этого Бенедикт. - В пентаграмму никто больше не пойдет. По крайней мере, пока мы не будем знать больше, чем сейчас и иметь надежный способ защиты. Нам следует собрать группу воедино и вернуться на второе место ритуала, в библиотеку. Необходимо всесторонне изучить новые обстоятельства и тела констеблей.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Патрик скрипнул зубами. Ну что за детский сад?

- Медик в первую очередь бережет себя. - медленно, словно ребёнку, втолковывал он целительнице. - Потому что без него остальные обречены.

Неужели это не было очевидным? Нет? Только для тех, кто участвовал в боевых действиях?

Вот только ирония в том, что она понимала. Ещё больше иронии было в том, что и с медиком пострадавшие могли быть обречены. Сколько раз, читая отходную тем, кто не получил от неё достаточно сил, целительница думала: "Лучше бы я". Нет ничего хуже беспомощного ожидания, лишенного смысла и выбора. Предпочтительнее было забрать всю боль на себя. Эгоистично. Но кто из живущих совершенен?

Каждый носит крест, сбитый по его личной неповторимой мерке.

Не вздумай другой раз рисковать собой. - он склонился ближе к лицу упрямицы, сопротивление которой удалось преодолеть. Хотя и временно. Дистанция была ещё приличной, но уже на грани.

Ответа Патрик точно не ждал. Да его и не могло здесь быть. Сжатые губы, в уголках которых пролегли скорбные морщины, ответом считать никак нельзя было.

Х

  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А с тобой - Патрик повернулся к дерзкой насмешнице. - я после поговорю.

 

Змея Божия нейтрально пожала плечами. 

Им хватит времени только на дорогу на Скотленд-Ярд. Никаких бытовых удобств, никакого утреннего кофе, а на платье гречанки все ещё зияла прожженная дыра, открывая изгиб талии и полоску кожи. Впрочем, о последнем она забыла. 

Кето снова бросила беглый, немного мутный взгляд на криминалиста. Вспомнила о мисс Нойман. Карты. Артефактолог. Скорее, артефактор. Нужно уточнить. Немного ссутуло, или, может быть, зажато и напряженно, но все же прямая в спине кирия первой же развернулась на выход. К свету. К теплу. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Можете бросить инсигнию так внутрь круга, - послышалось слегка насмешливое по своей сути с другой стороны. - А потом палочкой достать.

Раздражает ли, когда твои стрелы другие превращают в орудие? Этого Кьяра не знала, не склонная от природы язвить над кем-то, кроме себя. Но гречанка подала ей идею, вызвав одобрительную улыбку. Ворон не была бы собой, не пробуй она все возможные варианты. Пока один из них не даст ей желаемое. Подход не без изъянов, конечно, но святой брат не ошибался, утверждая, что просто - не бывает.

- А если так?.. - и быстро, зубами, стянула перчатку с правой, "рабочей" руки, наглядно демонстрируя своё намерение.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Самовлюблённость, жертвенность или любопытство? Что толкало Одарённых на безумные, с точки зрения обычного человека, поступки? Осознающие свою исключительность, имеющие власть, искали встречи с опасностью, стремясь раскрыть мистические тайны, вступить в контакт с сущностями, находящимися за пределами этого мира, за гранью понимания, причём, не только тех, у кого нет дара. Вот это вызывало внутренний протест и заметное отторжение. Неужели после диких завываний бури и предупреждения Кето Кьяре так необходимо было ступить в пентаграмму. Войти не позволили, но сопротивляться притяжению демонического знака экзорцист не могла. А должна ли? Вероятно, да, потому что целитель, потому что призвана оберегать других от подобных влияний, власти чуждых человеку существ. Долг Шандора был проще, привычнее. Девушка в тонком платье зябко поёжилась, но заметил криминалист это не сразу - слишком увлёкся тем, что ему недоступно. Согретый теплом его тела сюртук лёг на плечи магессы, когда та уже повернулась к выходу. 

- Вы замёрзли, мисс Йелич, - негромко сказал мужчина, убирая руки, чтобы не докучать юной леди непрошеным прикосновением.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 Согретый теплом его тела сюртук лёг на плечи магессы, когда та уже повернулась к выходу. 

- Вы замёрзли, мисс Йелич, - негромко сказал мужчина, убирая руки, чтобы не докучать юной леди непрошеным прикосновением.

 

Леди застыла, где была, и сведенные плечи вернулись к стану безупречной осанки. 

Тепло жадно впитывалось кожей, белая ладонь прижала к себе плотную ткань на плече. 

- Благодарю, мистер Рид, - так же, не нарушая заданный тон громкими словами. Кето обернулась на слова Кьяры дождаться результата.

Три пентаграммы. 

Три возраста. Три ипостаси. Матрона, девушка, ребенок. Три градации могущества. Может быть, а может быть, и нет. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А если так?.. - и быстро, зубами, стянула перчатку с правой, "рабочей" руки, наглядно демонстрируя своё намерение.

 

Патрик вздохнул. Очень тяжело и протяжно. Первая волна гнева схлынула, уступив место легкой апатии.

- Упрямая. Это необходимо именно сейчас? - видимо, все-таки придется подставить загривок под удар, мисс Бирн не унималась, а позволять ей терять конечности инквизитор так же был не намерен. - Уверена?

Своя рука тоже была дорога, как память, но выбирая между ней и некоторыми жизненными принципами, цербер тоже был на редкость предсказуем.

- Если, конечно, мистер Блэк не п-против.

Целительницу легонько передвинули в сторону за плечи, он остановился рядом с контуром,  ожидая ответа.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Соревнование продолжалось. За новым полным недоумения взглядом, которым Шандор сопроводил очередное оживление среди упрямых Одарённых, последовал вопрос:

- И чего вы хотите этим добиться? 

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Упрямая. Это необходимо именно сейчас? - видимо, все-таки придется подставить загривок под удар, мисс Бирн не унималась, а позволять ей терять конечности инквизитор так же был не намерен. - Уверена?..

Целительницу легонько передвинули в сторону за плечи, он остановился рядом с контуром, ожидая ответа.

Что происходит, когда сталкиваются два характера, не уступающих друг другу в твердости? Кто-то должен уступить, иначе последствия неизбежны. Она дала себя убедить, инквизитор решил вернуть акт согласия. Только при этом заставив её наблюдать, как, возможно, он будет расплачиваться за её выбор. Что же, сама напросилась.

Отодвинутая покорно проглотила предложенную собратом по служению горькую назидательную пилюлю.

- Работать я могу и с повреждённой рукой, - только и проронила она. - Даже если бы это случилось.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

И чего вы хотите этим добиться?

 

"Дети", читалось в весенних глазах вместе с аналогичным вопросом. 

Кето уткнулась носом под тёплый ворот, на краткое, но достаточное ей мгновение. Растянуть этот цирк по времени, расшаркиваясь, уточняя, стремясь выверить документально своё право рисковать... Никакой истинной страсти. Ах, Италия. Как же далеко на север, в дремучие времена, забралось твоё неразумное дитя. 

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Если, конечно, мистер Блэк не п-против.

Целительницу легонько передвинули в сторону за плечи, он остановился рядом с контуром,  ожидая ответа.

 

"Дети", читалось в весенних глазах вместе с аналогичным вопросом.

 

Нечто похожее можно было прочитать и во взгляде детектива, который вздохнул едва ли не тяжелее, чем сам Патрик.

- Если очень-очень осторожно, - хмуро разрешил Бенедикт. Впрочем, можно было не сомневаться, что мисс Бирн ждал бы категорический запрет на ту же деятельность, чтобы она там не говорила про возможность работать и одной рукой при необходимости. Мужчины должны рисковать собой, женщины - только при крайней необходимости. Да и то, изменение установки с "не должны рисковать ни при каких обстоятельствах" на "при крайней необходимости" было исключительной заслугой миссис Блэк.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Впрочем, можно было не сомневаться, что мисс Бирн ждал бы категорический запрет на ту же деятельность, чтобы она там не говорила про возможность работать и одной рукой при необходимости. Мужчины должны рисковать собой, женщины - только при крайней необходимости

На руку вернулся чехол чёрной замши, на лицо - выражение отрешённого бесстрастия. Экзорцисты далеко не всегда работали в связке с инквизиторами. Иногда, а в её случае - чаще всего - приходилось справляться своими силами. Позволительно женщине её специальности мотаться по таким закоулкам, в которые ранг от пятого и носа не кажет во избежание. Позволительно сталкиваться с одержимостями и безумием один на один, чтобы не подвергать риску обычных людей. Но получить обморожение конечности - небо упаси.

Прекрасно. Самопожертвование - одна из вещей, на которые у каждого есть нерушимое право. И если кто-либо страстно желает принести его тебе в дар - ничего не остаётся, кроме как принять.

Во всяком случае, именно подобные мысли считывались при первом взгляде на это лицо. Все прочее было запрятано глубоко в уголках сознания.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Отодвинутая покорно проглотила предложенную собратом по служению горькую назидательную пилюлю.

- Работать я могу и с повреждённой рукой, - только и проронила она. - Даже если бы это случилось.

 

В том, что что-нибудь обязательно случится, Патрик не сомневался. Мисс Бирн не желала отступать, что же.. выбора не было, инквизитор добровольно отдавал себя на сырье для горьких пилюль.

 

- Если очень-очень осторожно, - хмуро разрешил Бенедикт. 

 

Ответом детективу был взгляд, со спрятанной в глубине глаз легкой усталостью. Патрик повернулся к чертову знаку и протянул руку вперед. Так было нужно.

Холодно.

Очень холодно.

Впрочем, скоро, когда кожа на кисти побелела, стало несколько теплее. Жаль, что цербер знал, это только кажется. Почти сразу он ощутил ярость. Всепоглощающую, неукротимую. Такую... знакомую душе. Кто-то был в бешенстве от вторжения, но до сих пор не наказал непрошеного гостя. Выходит, он не мог поразить сразу. Ему, этому неведомому стражу требовалось время, чтобы скопить силы. Около двух минут.

Пальцы вытянутой вперед руки едва заметно дрогнули, когда в голове раздался голос.

"Кто ты?"

Странный, пустой, без возраста, пола, эмоций. Хотя нет, одна эмоция была. Любопытное нечто пыталось коснуться чуждого человеческого разума. Что же, он силен и вынослив, а любопытство могло бы сгубить кошку. Это им было бы на руку. Да и Кьяра...

"Меня зовут Патрик." - подумал инквизитор. -  "Я... человек. А кто ты?"

Рука уже не чувствовала холода. Не чувствовала ничего.

Изменено пользователем julia37
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Меня зовут Патрик." - подумал инквизитор. -  "Я... человек. А кто ты?"

Рука уже не чувствовала холода. Не чувствовала ничего.

 

"Меня зовут...Инани." Прежде чем оборваться под натиском грозного рыка "Прочь, чужак!", хрупкий ментальный мост донес до инквизитора эмоции удивления и осознания себя, будто собственное имя было для говорящего невероятным открытием, доселе неведомым. А еще пульсация незримого яснее ясного подсказывала, что Страж уже готов нанести очередной удар и медлить более не стоит.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

"Меня зовут...Инани." Прежде чем оборваться под натиском грозного рыка "Прочь, чужак!", хрупкий ментальный мост донес до инквизитора эмоции удивления и осознания себя, будто собственное имя было для говорящего невероятным открытием, доселе неведомым. А еще пульсация незримого яснее ясного подсказывала, что Страж уже готов нанести очередной удар и медлить более не стоит.

"Инани..."

Прежде чем следующая мысль зародилась в голове, Патрик выдернул руку и его так же, как до того гречанку, окатило ледяными крупинками. Связь прервалась и было ясно, что дальнейшие попытки восстановить ее окончатся ничем. По крайней мере, сейчас.

уклонение успех

Отступив на шаг, цербер обхватил замороженную длань второй, теплой, пытаясь размять ее, вернуть чувствительность. Воспитательный момент не удался, а имя ему ни о чем не говорило.

Фиаско по всем фронтам.

- Ее зовут Инани. - он пожал плечами, и хотя не было никакого указание на то, что это именно "она", инквизитор почему-то решил именно так. Может быть, в свои права вступали близкие ему аналогии. - Больше ничего узнать не удалось. Меня изгнали.

Почему, все-таки, здесь никого не убили? И зачем магу, убившему третью близняшку, ошиваться около второго места преступления?

То, что преступникам нужен был доступ к пентаграммам, и констебли просто мешали, было ясно как день. Исправляли ритуал? Рисунок пентаграмм нуждался в поправках? Не слишком убедительно, ведь изменения заметили бы Кето или Кьяра. Впрочем, другой версии пока все равно не было.

- Нужно понять, чем это место отличается от двух других. Почему здесь не стали никого убивать? Должна быть п-причина. - все еще потирая руку, цербер взглянул на остальных.

Пора было уезжать. Думать о том, как они будут разгребать всю эту кучу сатанинского непонятно чего, не хотелось.

Изменено пользователем julia37
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Ее зовут Инани. - он пожал плечами, и хотя не было никакого указание на то, что это именно "она", инквизитор почему-то решил именно так. Может быть, в свои права вступали близкие ему аналогии. - Больше ничего узнать не удалось. Меня изгнали.

Почему, все-таки, здесь никого не убили? И зачем магу, убившему третью близняшку, ошиваться около второго места преступления?

- Нужно понять, чем это место отличается от двух других. Почему здесь не стали никого убивать? Должна быть п-причина. - все еще потирая руку, цербер взглянул на остальных.

Пора было уезжать. Думать о том, как они будут разгребать всю эту кучу сатанинского непонятно чего, не хотелось.

Ему не ответили, а демонстрация не показалась убедительной. Совать руку в пасть ледяного чудовища, чтобы узнать имя было не менее странным, чем все действия одарённых, сопряжённые с риском для жизни и здоровья ранее. Что мешает демонической сущности солгать? Возможно, это очередная магическая ловушка, рассчитанная на любопытство и нетерпеливость отмеченных даром. Им виднее, конечно, есть опыт и знания, но со стороны так совсем не кажется. Шандор видел, будто детей, нашедших опасную игрушку и пытающихся её разобрать, чтобы узнать, что внутри, пока взрослые не видят - никакой практической пользы, но пища для любопытства и огромный риск.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Живой. И даже относительно невредимый. В стальных глазах, наблюдавших за инквизитором, было спокойствие.

- Инани... Звучит как производное от слова "пустота", - задумчиво произнесла девушка. - Ментальная связь - тонкая штука. Разум может трансформировать чуждые термины в нечто более близкое и понятное. И контакт был только в этом знаке. И только здесь влияние распространяется на окружающую среду. А ещё Таро. Здесь была карта Пустоты. Слишком очевидно, да... но часто бывает, что очевидный ответ верен. Но пока нам это не узнать.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гречанка, ничего не сказав на последние события, возобновила свой путь наверх, где возницы уже давно мрачно косились в сторону кладбища, а оно неспешно выжидает шанс стать востребованным у благородных семей. Возможно, не далее как сегодня, можно провести статистику. Ладони придерживали мужской сюртук на плечах, гладили шершавую ткань как кошку, оставленную у печки спать в зимние холода.

Утро непритязательно зазеленило преисполненное сплошными плюсами пространство и рисовало по лицу солнечными мазками.

Абсолютная противоположность.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шандор последовал за Кето, не имея больше ни желания, ни интереса следить за экспериментами Одарённых. Люди продолжали умирать, а наделённые даром заигрывали с потусторонней сущностью, вряд ли понимая, к чему это может привести. Взгляд бездумно скользил по выщербленным каменным ступеням, площадке подле склепа, ярко-зелёной траве, серо-голубому небу, остановился на закутанной в его сюртук изящной фигуре. Хрупкая и беззащитная на вид, но обладающая силой, с которой обычный мужчина вряд ли справится. И это в дополнение к тому, чем женщину щедро одарила природа, тому, что патриархальное общество стремится всячески ограничивать, воспевая слабость и уничтожая малейшие ростки эмансипации. 

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Ввиду отсутствия достаточного количества зрителей, эксперименты прекратились, так что мистер Рид, как ни старался, не смог ничего пропустить.

Патрик поднялся следом, а по пути до Скотланд-Ярда погрузился в мысли, могущие в будущем быть неплохой темой для богословского трактата. Может ли ничто быть чем-то? И не есть ли "пустота" противоположность Бога, который, как известно, вмещает в себя все и вездесущ. В то же время, оно мыслило. И говорило.

А значит, оно есть.

Полицейская аксиома гласит "ищи мотив". Вряд ли дело было в деньгах. Но тогда оставалось две дополняющих друг друга противоположности: любовь и ненависть. Учитывая природу события, правдоподобной могло быть только последнее.

Так кого же они ненавидят? Неужели весь род человеческий?

Или все гораздо прозачнее?

 

Замороженную ладонь покалывало и это было единственным, что беспокоило его теперь в собственном теле. Взгляд соскользнул с прикрытого окна экипажа на греческую снежную королеву.

17 апреля 1898 года

 

Город, словно большая лягушка, радовался весенней сырости и теплу, неделями не прекращая свою брачную песню. Квакали клаксоны, хлюпали сточные канавы, шлепали калоши...

В парках расцветали юные нежные первоцветы.

5363.jpg

У трехэтажного аккуратного дома с большими решетками для цветочных горшков по Бейкер-стрит притаилась массивная тень. Она появилась у ствола еще голого бука почти сразу после того, как на крыльцо взошла маленькая изящная гостья и с тех пор стояла там неподвижно.

Мысленно проклиная туман, сырость, возрастные болезни и ожидая.

Час ожидая.

Два часа.

Может, пора домой со старческими болезнями? Пошёл третий час… дверь отворилась, и посетительница, вполне приветливо улыбаясь, помахала рукой хозяину. Сейчас она, как никогда прежде, выглядела довольной жизнью, словно укутавшись в шлейф далёкой южной Греции, обычная молодая девушка, без дара, без знаков отличия от остальных людей, не замечая броши, может, не слишком умная, не слишком предусмотрительная, с блеском в глазах…

 

Тридцатилетний усатый джентльмен ещё потоптался у крыльца, они перекинулись парой слов, кивая, вероятно договариваясь о встрече в то же время, и скрылся в своём аккуратном доме с цветочными горшками.

 

Когда хозяин дома, молодой, гладкий и усатый, в высшей степени ненадежного вида господин, скрылся в своем коттедже, тень отделилась от бука, но почти  в тоже мгновение прильнула обратно. Подопечная выглядела счастливой. Впервые за несколько месяцев вынужденного знакомства надзирателю довелось видеть подобное.

Патрик тихо вздохнул и уставился себе под ноги.

Не стоило приходить сюда. Напоминать в очередной раз одним лишь своим видом. Портить, красть чужую радость. Пусть даже это радость невоспитанного мага крови. 

Всего-то нужно было осторожно выяснить, кто тут живет, чем занимается. Может быть, все стало бы ясно? Сперва казалось очень логичным и даже обязательным выяснить все немедля. Теперь же... шансов слиться с корой дерева оставалось немного и он не стал особенно прятаться, молча ожидая обвинений, в чем-то даже справедливых, но для него неизбежных.

 

До последнего личный цербер имел возможность спрятаться, да просто отвернуться и сделать вид, что читает газету. Патрик был замечен буквально в последний момент и то случайно - мимо проходящая дородная женщина, разумеется не нарочно, толкнула плечом, и взгляд сероватой зелени упёрся прямо во внушительную фигуру. Мадам была забыта в тот же миг. Потирая плечо под чёрной накидкой со съехавшей эмблемой, оставалось только вздохнуть, оглянуться по сторонам и перебежать дорогу.

Не хватало ещё попасть под экипаж. 

- И ты тут, - констатировало невоспитанное существо, но оно хотя бы не подпирало воровато бук. Оно же послушно озаботилось состоянием наверняка продрогшего сопровождающего, склонив голову набок. - Как погода? 

В Англии, кажется, принято говорить о погоде. 

В дождь говорить о погоде.

В солнце говорить о погоде.

В будуаре Королевы говорить о погоде. 

 

Патрик взглянул на колдунью с высоты своего роста.
- Паршиво, - погода и в самом деле никуда не годилась. Весенняя или осенняя сырость никогда не приносила ему ничего хорошего.
Съехавшую накидку поправили. Эмблема встала на место.
- Ты ничего не написала об этом месте в своём отчёте, - это не должно было звучать, как оправдание. - Я должен всегда знать, где ты.

- Сегодня твой выходной, - напомнили Церберу о том, что совершенно не обязательно жить подле подопечной. - Ты мог выбрать кого-нибудь другого для... сопровождения.

Как он сам представился в порту. Такое ненавязчивое "а не жениться ли вам, сэр О'Коннелл. Желательно на японке". 

- Я расскажу, - смиренно отозвалась подопечная, не вздыхая и не раздражаясь. - Но не здесь. Должно быть, ты замерз, - нейтрально заметила хозяйка небольшого свитка в руках. - Тебе нужно тепло. 

Стало ясно, что конец этого прекрасного дня овечка проведет если и не в загоне, то под назиданием церковной длани. 

- У меня нет выходных, - отрезал Цербер, угрюмо глядя себе под ноги. - Нравится тебе это или нет.
Видимо, сам инквизитор считал, что обязательно и обжалованию не подлежит. Что же до тепла...
- От простуды не умирают, - ворчливо отозвался надсмотрщик, направляя стопы свои следом за нейтральной, яко Швейцария, гречанкой. - Переживу.

На очевидную глупость Швейцария отреагировала сдержано - сделав вид, что не услышала. В процессе короткого уточнения выяснилось, что все своё пристальнейшее внимание было уделено подопечной, но мышь, как выразилась гречанка, явно подслушав это выражение у лиц неблагонадёжных (следовало объяснить ей, что оно несколько вульгарно), у инквизитора в запасах не повесилась, а совершила прилюдное аутодафе.

- Англичане, - пробормотала гречанка. У которой в квартире еды не было в принципе.

И ошиблась. Мышь была испанской. Английская - повесилась бы. God 

 the Queen.

Такими были разговоры с Инквизицией.

Очень многонациональная получилась компания. Мышь-испанка, колдунья-гречанка и ирландец, мутировавший в англичанина.
Патрик коротко фыркнул. И эта женщина с пустым, как небесные сферы, холодильником, ещё упрекала его в отсутствии запасов.
Впрочем, лавка миссис Браун, у которой он привык покупать холодного печеного гуся, была уже закрыта.
- Тут есть неподалёку одно место, где можно поесть. 
***
Не самый чистый и светлый, но довольно приличного вида паб встретил новых посетителей приглушенным гомоном голосов и приятным живым освещением. Видимо, хозяин не признавал прогресса, а потому все ещё пользовался свечами.
За столиком в углу они были с одной стороны вместе со всеми. С другой, сидели обособленно. Голоса ближайших соседей несколько примолкли, кровавый символ на одежде дамы был хорошо виден и в тусклом освещении. Несколько пар глаз как бы безразлично взглянули на тоненькую женскую фигурку, потом внушительную мужскую, после чего их обладатели вернулись к своим делам. Многоголосый гул возобновился.
- Так что это за место? - поинтересовался надзиратель, когда сделал заказ. - Чем тебя привлекает общество этого прилизанного толстяка?

- Ты предвзят, - констатировало приведенное на допрос существо, и добавило. - Испортит аппетит. 

 

Богобоязненная особа была ещё и заботливой. На тёплом в заказе настояла именно она, не пришлось даже пихать под столом - а инквизитор бы стерпел. Стерпел бы всё.

Не так ли?

- Артур Конан Дойл, - перед глазами был лист для очередного досье. Спина допрашиваемой была ровной, даром что не затянута в тугой корсет, железная осанка была всегда. Словно у аристократки, коей девочка и близко не была. - И это его дом. Он любезно согласился дать мне несколько уроков, как практикующий хирург, мы давно договорились. И просто... поговорить, - тут Йелич чуть пожала плечами, и принялась разглядывать людей по сторонам. 

Взгляды тридцатилетнего врача были достаточно широки, чтобы заинтересовать магичку. Блуждающий разум в потёмках пытался выбраться на свет, и то, как он это делал, могло сократить ей годы времени на самостоятельный поиск. 

- Ах да, - спохватившись, она протянула свиток Патрику, пока не принесли заказ.

 

Любопытство леди Йелич было ограничено лишь ее же собственным здравомыслием и ничем более. Пределы терпения господина надзирателя были всецело к услугам леди ежедневно, а при желании, и еженощно, учитывая собственную его фразу про выходные.

- Артур Конан Дойл. Врач, - задумчиво повторил он, углубившись в изучение свитка.

По тону становилось ясно, что имя не говорит ирландцу ровным счетом ничего. Вскоре принесли то самое теплое, почти даже горячее по настоянию заботливой колдуньи и Патрик, прихлебывая суп, продолжил чтение.  Аппетит не пострадал.

В анатомии инквизитор разбирался весьма посредственно, если не сказать больше, но живописные картинки артиллерийских ранений и схематичная ампутация не способны были поразить воображение, увы. А вот "просто поговорить"...

Он аккуратно свернул лекционную тетрадь и вернул владелице.

- Не обязательно отчитываться официально, - о ужас, кто-то сейчас пренебрегал правилами и даже, кажется, искал что-то вроде компромисса.

Пиво, прилагавшееся к заказу, нетипично стояло почти нетронутым. Ирландец по каким-то своим причинам пренебрегал почти национальным напитком.

- Но я всегда должен знать, где ты. Хорошо? - болезненная исполнительность оставляла даме не так уж много места для маневра.

- Хорошо.

 

Какое-то время повисшая между ними пауза была заполнена исключительно прихлёбыванием супа стражем, скребущим звуком от металлической ложки, и смехом за крайним правым столиком, где расположилась большая компания. День ещё не успел закатиться к небосводу, а потому контингент оставался относительно трезвым. 

Или недостаточно пьяным для выяснения отношений с магом, чья накидка с брошью была накинута на спинку стула почти с вызовом всему сущему. Инквизитору лично - тем, что знак был не прямо на подопечной. 

- Он автор исторических и мистических романов, ещё детективов, - скосив взгляд на янтарный бокал, заговорила Кето. - Ещё рассказы. Его герои умнее его самого, они интересуются магией и духами, другими измерениями, как и автор. Его жене осталось несколько лет до смерти. У неё не хватит сил на большее. Мне ведь и любовника нельзя завести, кроме тебя, не так ли? - взгляд, словно стрелка часов, перескочил на лицо Патрика. Без перехода, на одном дыхании и в одной канве. Достаточно ли плохо оплачиваемой службы для такого внимания?

Ни намёка на стыд. Констатация факта. 

 

Если бы у кого-то возникли вопросы к накидке с эмблемой или к ее обладательницей, Патрик всегда готов был исчерпывающе ответить на них. Мерно работая ложкой, надзиратель слушал краткую биографию господина писателя, спиритуалиста, врача. Он не читал романов, к лучшему ли, к худшему..
Последний вопрос мистическим образом не позволил последней порции провалиться в желудок, заставив жидкую в общем пищу твёрдо встать поперёк горла. Леди умела быть неожиданной.
- Нежелательно, - совладав, наконец, с застигнутым врасплох организмом, инквизитор сдавленно согласился. - Человек со стороны - лишний риск. Н-но ведь тебя это все не интересует, - припомнил злопамятный ирландец сказанное дамой прежде. - Так что и проблемы не существует, верно?

 

Несчастный ирландец, а не злопамятный. Несчастный. 

Она подождала, прежде чем ответить. Немного. Достаточно, чтобы заставить усомниться в своём предположении.

- Лишний риск чего? - бесстрастная леди, похоже, была твердо намерена узнать все полагающиеся её статусу с его, инквизитора, точки зрения, подробности.

Или всё-таки испортить аппетит?

 

Патрик посмотрел на подопечную своими бесцветными глазами. Его уже некоторое время не покидало чувство, что все это какой-то гнусный эксперимент, которому его решили подвергнуть окружающие люди. Начиная от непосредственного начальства и заканчивая юными девицами, которые вели себя совсем не так, как им полагалось.

- Нет гарантии, что это не будет какой-нибудь демонопоклонник. - тщательно прожевав последний кусок хлеба, он отложил ложку. Теперь, по крайней мере, риск подавиться существенно снижался. - Или магоненавистник, решивший таким образом самоутвердиться, а потом... 

Он был достаточно хорошо знаком с проявлениями человеческой ненависти и подлости. Иногда ему хотелось, чтобы это знакомство было чуть менее личным. 

- Так что да, для тебя лучшим вариантом был бы служитель ордена. - оба они знали, что дозволяет устав ордена, а что запрещает, но разумеется, всегда существовал вариант собственной трактовки. - Тот, который надзирает за тобой в данный момент или нет, это вопрос лишь удобства, не более. Но к чему пустое теоретизирование?

Для того, кого не интересует близость, Кето была слишком любопытна.

 

Не правда ли, прекрасная тема для беседы за обедом?

- Хорошо, - просто и легко согласилась со всем приведенным магичка. Как скажете. Инквизитор мог ещё упомянуть риск перейти на иную сторону... Их не обучали искусству малефикаров, но задатки были у любого адепта крови. Самоучки начинали с принципа "человеческая боль - ключ к могуществу", искали древние тексты, учителей... Ничего не напоминает? Люди порой и сами не понимали истинность этой фразы во всей Вселенной.

- Теоретизировать больше не будем. 

Снова согласие на ободке серо-зеленых глаз. А потом он опустился к столешнице, пока руки заплетали косу - судя по мелькнувшим на лбу морщинкам, девушка что-то решала, бытовое, рутинное... но обязательное.

 

Фраза прозвучала почти угрожающе. Версия с экспериментом, сменившим фазу, теперь выглядела пугающе реалистичной. А если сэр инквизитор о чем-то не упоминал, это вовсе не означало, что он об этом не думал. 

- Ты голодна? - коварная магичка сама к еде не притронулась, лишь присматривалась с каким-то энтомологическим интересом к процессу поглощения пищи своим собеседником. Она отрицательно покачала головой.

- Если нет, то идем домой.

А то, не дай Господи, всплывет еще какая-нибудь скользкая тема. Если Патрику светили в будущем подобные разговоры, он предпочел бы избегать их хотя бы в ближайшие несколько часов. Хотелось лечь и проспать до утра, но увы, вероятность и этого события и так была невелика, а сегодня и вовсе становилась призрачна.

- Хорошо, - всё на той же ровной интонации. Разве не Инквизитору вести эксперимент, мысли о котором его тревожили.

Магичка думала о своём. Потёрла переносицу, когда подошла подавальщица и спросила за нетронутое гостем пиво, доверительно склонившись у его плеча. Сэру не понравилось? Что-то было не так? 

Хорошенькая такая. Полнокровная, статная, сильная, пышущая жизнью, способная вскормить не одно дитя своим молоком. 

Подавальщице никаких внятных объяснений по поводу пива не перепало. Зато перепала маленькая монетка сверх положенной суммы.
Очевидно, это означало, что не в напитке дело.

 

***

На площадке третьего этажа типовой уродливой многоэтажки такое желанное прощание почему-то осуществляться не спешило. Сначала леди спокойно выжидала, пока в большой ладони появится ключ. Потом с явным намерением войти шагнула в сторону двери. 

Стягивая по пальчику обычные чёрные перчатки, не слишком тонкие и без кружев. У неё не возникало и мысли о неправильности происходящего, о стеснении рамками, о... чём там ещё? 

Или возмездие ждало бы Патрика при всех, в коридорчике, или ему следовало отступить в свою комнату и оставить последующее для них двоих. 

 

У своей двери Патрик замер с ключом в руке и посмотрел на пытающуюся обойти его юную особу. К слову, слишком покладистую и со всем согласную сегодня. Не к добру, ох не к добру...
Ключ все же повернулся в замке, дверь отворилась, пропуская даму, демонстративно попирающую приличия с неизвестной пока целью.
Комната выглядела, как и прежде, бедновато, не слишком аккуратно, почти не обжито. Впрочем, кое-что изменилось. В углу, у шкафа, был сложен частями форменный, со всеми положенными знаками отличия, полноростовой доспех. Судя по толщине брони, внутри этого костюма Патрик должен был стать неуязвим, как африканский носорог, равно как и столь же заметен.

С порога, в спину незваной гостье прозвучало. 
- У тебя еще какие-то вопросы? - знание о том, где леди Йелич находится каждую минуту своего личного времени становилось очень... осязаемым.

- Да, - повисшего напряжения Кето словно бы и не видела. Или просто не видела. За последние месяцы словарный запас, конечно, обогатился, и акцент стал немного мягче, но что на счет сознательности слов и действий... Она сбросила обувь и пошла мыть руки - знала куда, знала, что можно трогать, что нельзя. 

Задавать вопросы Йелич не спешила. Или задавать те, которые следовало. Девица проявила любопытство к сложенной у шкафа груде металла. 

Выщербленности или царапинки... нет?

- Ты сам его сделал? - Кето обернулась к Патрику. 

Дверь закрылась с мягким щелчком, ключ повернулся в замке. Как и всегда. Любопытная леди Йелич протягивала свои ручки к неизведанным рубежам чужого терпения, пока не в силах приблизиться к ним.
- Нет. Слишком искусно для меня. Выдали взамен старого.
Патрик скинул плащ на спинку стула и грузно переваливаясь с ноги на ногу, прошёл к окну, на ходу расстегивая и стаскивая жилет. Теперь можно было ослабить ворот рубашки и расслабиться. Вернее, можно было бы.
Он остался стоять прямо, хоть и не без некоторого усилия. Пальцы коснулись занавески, отодвигая краешек и открывая кусочек улицы. Глаза бегло прошлись по теням, могущим таить опасность. По привычке скорее, нежели от дурного предчувствия.

- Так что тебе нужно? - спросил инквизитор не оборачиваясь, когда послышалась тихая поступь маленьких необутых стоп.

- Садись, - необычно мягко прозвучала просьба.

Взглянув на юную особу с подозрением, Патрик пересек комнату и сел. Стул жалобно застонал, а бледно-голубые глаза все ещё вопросительно уставились на гостью.

Вот и умница. 

Может, цепным псом был совершенно и не инквизитор. Как посмотреть. Кето с лёгким прищуром смотрела на мужчину подле себя. Почти физически ощущая его дискомфорт.

- Давно болит, - сказала она, чуть наклонив голову. - Со временем это разъест тебя. Как железо коррозия. Скоро, - прозвучало самую малость зловеще, но тон был все так же привычно холоден. - Ты не скажешь другим, пока не будет совсем плохо, вы никогда не говорите. Мне придётся исправить самой. 

В заказах в преддверии весны магичка не имела отбоя, но... 

Патрик виновато склонил голову. Не скажет. И ни за что не сказал бы, если бы не приперли к стенке. Теперь, сидя на стуле, он наконец-то был ниже своей подопечной, и ей хорошо была видна русая стриженая макушка с рваным, хорошо заросшим шрамом под волосами.
- Весной и осенью. С тех пор, как неделю ночевал в пустыне. Оказалось, там бывает довольно холодно. 
Спрашивать, как именно Кето собиралась поправлять его здоровье, было бы глупо. 
- Я... я не уверен, что... - инквизитор снова принялся запинаться, словно двоечник в кабинете директора школы. - Я н-не хочу, чтобы ты применяла ко мне свои силы.
Не то чтобы перспектива избавиться от нудной тупой боли в спине была так уж плоха. Напротив. Но страх неизвестного пока одерживал верх.

- Хорошо, - вновь та же обтекаемая интонация. 

Она даже отступила на почти беззвучный шажок, если бы не скрипнула половица, а на губах мелькнул намёк на изгиб.

- Завтра я подам прошение на услуги целителя.

Разумеется, она не имела права умолчать. Как это, карьеристке скрыть от вышестоящих членов Ордена непокой в теле одного из винтиков системы? Полежит недельку, отдохнет от пера...

- Нет, - довольно поспешно, для того, кто только что заикался, словно испуганное дитя, передумал пациент. Возможно, перспектива посещать целителя пугала его больше. А может быть выражение лица гречанки сказало ему о чем-то. - Не надо прошения. Давай. Делай, что хотела.
Чуть сжав зубы, инквизитор снова опустил голову и уставился на свои сапоги.

 

Сапоги взаимностью не ответили. Целитель был бы эффективнее. И проще, для всех. Но избавляться от прирученной страхом игрушки маленькая леди не собиралась.

Страх разочаровывал. У всех, у каждого, кто не был связан тем же даром, в шкатулке главным был страх - иррациональный, закостенелый, передаваемый из поколения в поколение, в веках. Затем страх перерастает в ненависть. 

Ничего нового. Ничего полезного. Пусть перерастает. 

 

- Ложись ко мне спиной, на бок. Это надолго, - безмятежно отозвалась магичка, сгоняя пациента со стула. Села на него сама, вытянув ноги...

Это действительно будет долго. Нудно. Несколько часов полноценной тишины, только на лице проявятся сосуды напряжения. Воспаленная ткань пульсировала нездоровым теплом, заразой, от которой инстинктивно хотелось отпрянуть. Но именно этот клубок следовало тщательно распутать, исключая из крови всё лишнее, обращая время вспять. Остальное смог бы понять только практикующий маг, как это - влиять на плоть, на тело, посредством духа. Не касаясь. Не даром, цена их услугам - не меньше фунта.

А там и сердце успокоится. Частота, ритм, слаженный, сильный, тренированный нагрузкой. 

 

Патрик лег на кровать и уставился в стену. Первые часа полтора действительно прошли в тишине. Сведённые напряжением ожидания подвоха мышцы потихоньку расслабились, но тут пациента начал догонять "откат".
Небольшая судорога, учащение сердцебиения - это он мог идентифицировать сам. А вот стаи мушек перед глазами и затрудненное дыхание..
- Я вижу плохо, - когда терпеть стало совсем уж невмоготу, пациент перевалился с бока на спину. Грудь тяжело вздымалась. - Это нормально?

Зрение начало проясняться. Понемногу. Пропадали пугающие скачки давления, и словно бы сбросил с себя несколько лет – или несколько историй с плеч. Или несколько килограмм.

- Это неизбежно, - бесстрастно прозвучал голос магички, которая так и не шелохнулась за эти полтора часа. – Приходится замедлять кровь, чтобы знать, как с ней работать. Здесь сложнее.

Красота требует жертв. Обычно, нежные леди и дамы просто засыпали, им могли сниться кошмары… а потом смотрели на себя в зеркало и платили. Исправно платили за услуги.

- Всё? Ложись обратно, ты давишь на сосуды. Это только половина, - холодком повеяло не только от прерванного мага. Она встала и приоткрыла окно, немного, впуская свежий воздух. 

Тяжесть, продавившая грудную клетку, постепенно исчезала. Дыхание выравнивалось. Патрик молча кивнул и перевернулся, как было сказано. Только вот заснуть все равно не смог бы.

 

Прошло ещё время.

И ещё.

 

- Ты знаешь, что у ордена три руки? Есть длань ищущая, есть оберегающая. А есть карающая. Знаешь, конечно.
Вряд ли, иерархия ордена не входила в программу обучения юных магов.

- Да, - негромко подтвердила Кето. 

- Переставили меня. Решили, принесу пользу на другом месте. Только... я наказывать привык. А не защищать, - бывший каратель помолчал. - Тебе все равно, конечно. Это правильно.
Равнодушие вкупе с молчаливой усмешкой жгло каленым железом. Наверное, побочный эффект лечения. Так глупо и так унизительно раскрыться... Спина больше не болела.
- Ты закончила?

 

- Не вижу проблемы, - прозвучало за спиной. А через некоторое время шелест подсказал, что девушка поднялась со своего места. Вытащив из-под ног Патрика свернутое одеяло, весом точно в половину неё, Йелич развернула его и набросила на сменившего род деятельности бойца. Ладони мягко поправляли края, чтобы не продуло. Твердо остановили бы малейшую попытку встать. 

Самоуничижительный комментарий сэра О'Коннела показался ей взбрыком неуверенного в себе подростка. 

Молчаливая усмешка. Так?

Не понимала, почему этот человек должен быть рядом с ней слаб. А если и предполагала, почему, то ему же хуже. 

- Ты плохо делил мир на чёрное и белое? - спросила она, стоя у постели. 

- А я вообще не делил, - она ведь сама принудила его быть слабым сегодня. Даже шантаж в ход пустила.
Тело, казалось, кто-то разобрал на части и собрал вновь. Во всех членах ядом растекалась непривычная усталость. Откинув край одеяла, Патрик сел.
- Что я тебе должен?

Не в теле Йелич презрела слабость, не в теле...

- Лежать, - ни на йоту не повысив тон, это, все же, прозвучало как приказ. Аргумент шантажа всё ещё был в её руках в качестве козыря. - До завтрашнего утра, как минимум. 

Разговор о монохромности мира временно отошёл на второй план. Холодное изваяние с кулаками, упёртыми в бока, выглядело как всегда. Не обещая ничего хорошего. 

- Этой ночью не побегу искать приключений в трущобах. Подожду до завтра, - пообещал пациент, продолжая сидеть. - И все же. Что?
В альтруизме гречанка замечена не была. До сих пор. И кто-то должен был запереть за ней дверь.

Медленно и для самонадеянных гречанка, чей голос понизился до змеиных интонаций, повторила:

- Ле-жать. 

Стоило ей простить подобранную формулировку. Грубый язык северян подводил, почти царапал. Коса съехала по плечу, стоило наклониться над строптивым пациентом для большей убедительности.

 

Пес. Пес Господень.
Совсем недавно его назвали именно так. И разговаривали соответственно.
- Я так и поступлю, - повторил непослушный пациент, поднимая глаза и встречаясь взглядом с волею судеб своим лечащим врачом, склонившимся опасно близко. - Или ты намерена проследить?
Если леди не доверяла его слову, если намеревалась добиться немедленного беспрекословного подчинения... ей следовало сменить тактику.

- Нет, - отрезало покарание судеб, будучи существом негибким в тактике взаимодействия с людьми, и выпрямилось. Зачем ей ссориться, если чудесный факт возвращения болей даст ей повод написать в канцелярию. Теперь уже просто по факту. 

Стул вернулся туда, где ему было предписано стоять до окончания веков - или пока новая необходимость не переставит его на новую должность. Например, когда инквизитор Патрик О'Коннелл решит повеситься... 

Хотя тоненький проводок от лампы рушил идею на корню. Хлипенький карниз тоже. Кето бросила беглый взгляд на последний и стала обуваться, толстая змея из множества мелких падала вниз, подметая пол. 

 

Хрупкая фигурка больше не пыталась доминировать и больной улегся на постель, о чем свидетельствовал жалобный скрип оной. 
- Ключ на столе, - выбраться из этой берлоги было не так просто. - Спасибо.

Она вопросительно подняла голову на Патрика... совсем забыла. Стащила укороченный сапожок, пошла к столу за ключом, затем к двери, словно Алиса, которой тоже нужно было проделывать путь для такой, казалось бы, рутинной манипуляции. Разве что заплаканная девочка тогда не возвращала вещь на место - на то он и магический, этот мир. Там всё располагается само.

- Цену обсудим в другой раз, - повисший на шее инквизитора должок все равно пока гасить нечем. Она только в начале пути. Служитель Ордена никогда не станет союзником или хотя бы знающим. 

Просто не сможет.

 

Полотно двери негромко стукнуло о косяк. 

На плотно сомкнутых губах мелькнула будто бы улыбка. Спина  и правда с тех пор больше не болела, но... истина изреченная есть ложь.
Патрик не знал, кто сказал подобное, слышал в академии. И ему следовало молчать чаще. Бесцветные глаза оставили в покое леди Йелич и вернулись к пейзажу за окном.

Нужно было снова попытаться поспать.

msg-28857-0-94842600-1457103572_thumb.jp

Изменено пользователем julia37
  • Like 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Раньше

 

Взгляд бездумно скользил по выщербленным каменным ступеням, площадке подле склепа, ярко-зелёной траве, серо-голубому небу, остановился на закутанной в его сюртук изящной фигуре.

 

- Мистер Рид, - в точке пересечения, кирия обратилась первой, немного раскрывая сюртук, словно непритязательное платье было чем-то достойным внимания. На деле - просто отпустив его, позволяя вольно падать с плеч. - Ещё раз благодарю за заботу, я согрелась. И... позвольте спросить Вас о планах после совещания? Кроме тех, что могут появиться во время него.

Вопрос не был праздным. Как и всё, за чем довелось застать кирию в последние сутки. 

 

Позже, в экипаже

 

Нужно было снова попытаться поспать.

 

Нет. 

- Ты хотел поговорить, - все недосказанности следовало прояснить ещё до прибытия в Скотленд-Ярд. - Я слушаю.

Что подразумевалось "здесь и сейчас".

Греческая ледяная принцесса отвлеклась от тех же видов за окном, от тех же улиц, тех же людей, разных внешне, одинаковых внутри. 

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×