Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Yambie

Dragon Age: Danse Macabre

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

jlby2-2.png.f603daf3b8dd5314f0e2840bd406382c.png

Уже многое в природе заявляло о скором прибытии осени. Воздух прохладнее, чем в предыдущие два месяца, тускло сияет солнце утром и днём. Частые дожди и призрачная вуаль серости, из-за которой пропадала летняя насыщенность окружающих пейзажей. Исключением из общей картины упрямо выбивалась листва, которая раньше назначенного срока не спешила менять легкие одеяния невинной зелени на тяжесть благородного золота.

Уайлдервейл находился в центрально-западной части страны. И такие события, как священные походы, вторжения кунари и даже государственные перепалки внутри самой Вольной Марки практически обходили город стороной. Его соседом с севера являлся Тантерваль, где закон Церкви чтили строже, чем в том же Орлее. К югу простирались горы Виммарк, откуда, по слухам некоторых зевак, впервые увидели дракона, которого позже безумные фанатики начали называть Урзара, дочь Уртемиэля.

На фоне крупнейших и влиятельных полисов Вольной Марки Уайлдервейл казался ребенком. Очень маленьким и неприметным, о чьем существовании в большой семье вспоминали в самую последнюю очередь. Разных размеров и степени запущенности песчаного вида домики, которые в сложном порядке располагались на скалистой возвышенности. Как будто не рука человека приложила усилия, дабы окружающая местность преобразилась в некое подобие города, а сам камень пожелал собственного перевоплощения.

 

Грибы собирать ходили  

тыкаем на картинку персонажа
вас переносит к биографии персонажа.. наверно

alois.png.10a7a32dee214049232d235e9f411d54.png         avi.png.e6e43764376cf9aa4c29d3edffd848cc.png         bart.png.c83bc024cf58512dd313a64b1d46eaa0.png         karov.png.17621e3dd38bb3e5358ea882b448e45f.png

saffra.png.48cf08eec25c9a11e7c60eb90ecbcc19.png         tari.png.7df6245e094a2104dffad853aa097cfd.png        ulva.png.6ba97bcb2ae1dfa4208a6a784fc8023e.png

Hide  
Механика  

Характеристики

Всего в игре пять характеристик.

  • Сила (С) - определяет ХП персонажа, его стойкость. В боевой системе - значение урона, а также характеристика необходимая для активации умений класса воин и его специализаций.
  • Ловкость (Л) - в боевой системе - значение уклонения, в некоторых случаях и урона, а также характеристика необходимая для активации умений класса разбойник и его специализаций.
  • Восприятие (В) - определяет проницательность персонажа, его умение подмечать мелкие детали в окружении, настроение собеседника, ориентироваться в незнакомой местности, находить предметы, ингредиенты и тому подобное.
  • Интеллект (И) - знания персонажа в той и иной области или даже просто его догадливость. Преимущественно может пригодиться в том насколько хорошо будет персонаж разбираться в медицине, дабы восстановить потраченное хп того или другого персонажа, ровно также и себе. Так же позволяет варить зелья, яды и тому подобное, при наличии ингредиентов.
  • Сила Воли (СВ) - характеристика необходимая для активации умений класса маг и его специализаций. Данная характеристика также заменяет ловкость (уклонение) в том случае, если противник является магом.

На всё и про всё одна сложность, порог которой равен 11. Как в рп, так и в бою.

Например:
Персонажу необходимо перепрыгнуть яму. Кидается кубик 1д10+Ловкость. Успех - перепрыгнули. Провал - упали и получили урон.

Боевая система

Во время боя бросается:

Атака+Урон(Сила)+Уклонение(Ловкость или Сила Воли)

На атаку кидаем - 1д10+6
На урон - смотрим по таблице оружия.

Как обычно зависим от порога, который равен 11. Если значение кубика больше или равно порога, то атака/уклонение успешны. Если провал - вы не смогли атаковать/получили урон.

Таблица оружия

  • Щит и меч - 1д5 + Сила. В случае, если вас успешно атаковали - кидаете значение 1д3 и прибавляете к значению своей брони. Отнимаете от урона.
  • Двуруч - 2д5 + Сила
  • Амбидекстер - 1д5 + Сила. Дважды кидаем на атаку и дважды на урон.
  • Дальнобойное - 1д5 + Ловкость. Противники должны удачно кинуть бросок на Ловкость, чтобы атаковать персонажа.
  • Посох - 1дСВ-2 и 1д7 в том случае, если характеристика СВ максимальное 9. Атака всегда успешна. В кубике сразу кидаете урон.

Кроме стандартных атак есть также боевые умения, школы магии и умения специализаций.
На их активацию бросаете кубик 1д10+Сила/Ловкость/Сила Воли. Вместо атаки. То есть то значение, которое закреплено за вашим классом (см. выше - характеристики)

Шпаргалка по боевым умениям  

Алоис (некромант, маг)

  • Взрыв разума - маг направляет волну психической энергии, оглушая врага на 1 раунд. Использовать 2 раза за бой.
  • Оживший скелет - некромант поднимает скелета из тела павшего на поле боя. Скелет обладает характеристиками вдвое слабее характеристик павшего, половиной его ХП и его оружием, но не может использовать способности и заклинания. Поднятый будет сражаться на стороне некроманта до конца боя, либо пока его не уничтожат повторно. Использовать 2 раза за бой.

Аврелий (храмовник, воин)

  • Штурм - воин наносит урон противнику оновременно мечом и щитом. Дважды кидается кубик на атаку и урон в случае успеха активации умения. Использовать 2 раза за бой.
  • Благословенные клинки - в битве с демонами, одержимыми и тому подобным существами союзники храмовника получают бонус (1d4) к атаке на 2 раунда. Использовать 1 раз за весь бой.

Барт (дуэлянт, разбойник)

  • Удар снизу - разбойник целиться по ногам противника. Последний получает обычный урон (1d5+7) и штраф к ловкости (кубик 1d4). Использовать 2 раза за бой
  • Защитный рефлекс - два раза подряд в течении боя противники не смогут удачно нанести урон дуэлянту стандартными атаками. Данная способность является пассивной и не требует активации.

Каров (следопыт, разбойник)

  • Сковывающий выстрел - стрелок целиться по ногам противника. Цель обездвиживается на 1 раунд и получает обычный урон (1d5+Ловкость). Использовать 2 раза за бой.
  • Призыв волка -  способность "вой" помогает рассеять штрафы. "Стремительность" - сбить врагов с толку на один раунд. Обе способности использовать 1 раз за весь бой. Следопыту не нужно бросать кубик активации для призыва выбранного им существа. Существо появляется сразу в начале боя. Если ХП следопыта достигло ноля, то существо также выбывает из боя, независимо от того, сколько у оного оставалось ещё ХП.

Статы волка:
ХП 45
Атака 1d5+5
Уклонение 1d10+7
Сила Воли 4

Саффра (энтроп-воин, маг)

  • Вытягивание жизни - маг забирает 1d15 очков жизни из противника, попутно восстанавливая своё здоровье. Использовать 2 раза за бой.
  • Рука зимы- маг-воин создаёт вспышку нестерпимого холода, нанося врагам урон по формуле 1d10+СилаВоли, а также замораживая их на 2 раунда в том случае, если проваливают бросок на Силу Воли. Используется 1 раз за весь бой.

Тари (бард, разбойник)

  • Нападение со спины - разбойник наносит успешный урон противнику по формуле 1d10+Ловкость и становится невосприимчив ко всем видам атаки на 1 раунд. Использовать 2 раза за весь бой.
  • Дразнящая песнь - разозленные песней барда вражеские цели не могут совершать сложные действия, вроде боевых способностей, умений из школ магии и специализаций в течении двух раундов. Однако могут стандартно атаковать своих противников. Бард, в свою очередь, в течении двух раундов не может выполнять какие-либо действия, кроме уклонения. Использовать 1 раз за бой.

Улва (потрошитель, воин)

  • Удар эфесом - воин оглушает противника эфесом на 1 раунд. Использовать 2 раза за бой.
  • Аура боли - аура душевных терзаний, окутывающая потрошителя, наносит урон ему и окружающим его врагам. Способность применяется один раз за бой и не действует на союзников. Бросить кубик 1d10+Сила. Броня игнорируется.
Hide  

Бонус-бросок "Смекалка"
Наподобие ОС в Вахе – бонус-бросок позволяет вам выполнить второй бросок кубика в случае, если был провал первого. Например - кидаете кубик 1д10+Ловкость, чтобы перепрыгнуть ту же яму. Бросок у вас неудачный. Вы можете кинуть его ещё раз, если бонус у вас закреплён за характеристикой Ловкость. Ещё раз бросаете кубик, получаете успех (или опять провал =D)
Данный бонус, к слову, действует и в бою. Не получилось у вас уклониться в первый раз, может получиться во второй, если, опять же, бонус закреплён за Ловкостью.

Лимиты уклонений
В течении боя персонажи определённое количество раз могут уклониться от стандартных атак, умений классов и специализаций, а также вражеской магии.
В зависимости от класса насчитывается столько уклонений:

  • Воин - 3
  • Разбойник - 4
  • Маг - 2

Смекла, закреплённая за характеристикой Ловкость, не сжигает дополнительный лимит уклонений. То есть, в случае провала броска на Ловкость, персонаж может перебросить кубик за счёт смекалки, но оба броска считаются как один, и поэтому сжигают только один доступный бросок на уклонение от атаки.

Спас-бросок
В данной игре можно помочь персонажу или неписю избежать результат урона от атаки противника. На это бросается характеристика Ловкость, однако защищающий персонаж пропускает следующий ход, независимо от того провал или успех броска. Персонаж таким образом также сжигает свой лимит уклонений ради другого персонажа. В том случае, если вышел провал броска Ловкость, то урон противника делится на два и получают его оба персонажа.

Hide  

Карточки персонажей

Комната: ПляскаСмерти

Изменено пользователем Yambie
  • Like 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Дом на отшибе  

21 мартиналиса

 

Небольшой домик располагался на самой окраине города. Подобно отшельнику он воздвиг невидимую стену от общества, его окружавшего. Как надеялись — общества, сочетавшего в себе разные идеалы, но на деле каждая песчинка преследовала одинаковые легкодоступные цели. Тем не менее, отшельник не скупился на слова, когда его о чём-то спрашивали, проделав всего паров шагов от собственного дома али целое странствие, забыв лица, голоса любимых людей и ненавистных врагов.

Только в одной комнате горел свет. Маленькое солнышко, озарявшее воплощение одного из внутренних миров хозяина дома. Его право насколько широко он решил раскрыть частичку своей души.

Всё что успел повидать на своём пути молодой храмовник — всё вело именно к этому дому. Возможно, девушка успела забыть о погоне. Она могла спокойно начать жизнь с чистого листа и смыть со своих рук грязь с кровью. Либо она забилась где-то в тёмном уголке этого дома. Сердце готово выскочить из груди, как изголодавшаяся птица по чистому небу, полёту, лишённого всякого страха, и чувству свободы от тяжёлых оков.

house.png.d69065090f7d74e0c2ba308ec7396190.png.b59b7569bdc0b8f854eeccb40fd0a6d5.png

 

Уайлдервейл был пыльным и казался бесконечно провинциальным, на вкус потомка тевинтерской аристократии. Но по сравнению с пройденным к нему путем — он был утешительно тих и ненавязчив. Лошади были проданы почти сразу же, оставил себе лучшего — вороного коня того перрипати. Лириума к концу его пути в заветной коробочке значительно убавилось.

Щетина отросла, бриться в скромной таверне он не стал, лишь умылся, кинул пару монет прачке и отправил паренька раздобыть новые ремешки для подпруги: от пыли и долгой скачки они истерлись и грозили не выдержать еще одного такого перехода. А уверенности, что оного не предстоит в самое ближайшее время, у храмовника не было, хотя надежды домик подавал — ему на него указали, да и само строение притягивало уединенностью. Уж где, как не тут, ожидать логова одичавшей проклятой колдуньи.

Он давно уже не следил за тем, как в мыслях с ненавистью величал ее все менее осторожными словами. Услышь его сейчас кто-нибудь из Круга или даже из его собственной родни — как минимум заподозрили бы в расстройстве рассудка. Но слушать было некому. Хотя…

Одно окно светится.

Он не крался, но зря шуметь не стал. Без стука распахнул дверь и вошел. Сразу же огляделся. Рука легла на рукоять меча. Мощь воли, подпитанная Тенью и лириумом, уже привычно где-то близко, на грани сознания, затаилась и ждет.

Никого.

Он бы заметил: еще не темно. В щель из-под одной из дверей коридора пробивается свет. Но если кто-то и услыхал, как он вошел, то не спешил встречать гостя.

Огромный храмовник при всем параде: со щитом, мечом и двухнедельной щетиной. Не стал бы я такого встречать. Я бы такого подкараулил за дверью и…

…никого. Только лампа стоит на заваленном бумагами столе. Тут вроде кабинет хозяина дома. Вот только где сам… а кстати, кто этот невидимый хозяин? По бумагам выходит, будто какой-то врач. Или костоправ. Или кто тут у них в Вольной Марке лечит? Без магов-то вон, сколько всего надо понарисовать. А уж слов-то заковыристых. Какая железа? Бррр… так и задумаешься, кто тут чудовище. Уж не этот ли мужик с остро заточенным ножом и любовью к анатомии.

Но нет никого. Ни в кабинете. Ни в уютной кухне со следами овсянки на дне немытого котелка. Ни в спальне…. с двумя кроватями. Может, с помощником-то сподручнее зубы драть-то.

Аврелий добродушно усмехается, пробуя языком дальнюю дыру от удаленного зуба. Ему, правда, тетка, магесса школы созидания, улыбнулась приветливо — и расколотого начисто в рукопашной зуба как и не было. Только ровненький шрамик и сожаления о том, что нового не вырастет. Хотя, может… не о том он что-то думает.

Тевинтерец одергивает себя. Слишком уж мирная атмосфера в этом обжитом пустом доме.

Но вот нечто необычное — комната для пациентов. Тут шесть лежанок. И на одной кто-то… или что-то? Тело? Сумерки, но пока видно: по очертаниям — тело, укрытое серой тканью.

Рука снова нащупывает рукоять меча. Шаг...

Стук. За спиной в коридоре по-прежнему ни души. Создатель, не оставь слугу своего!

— Кто здесь?

В стеклянном шкафчике тонко звякает замысловатая посуда. Но стучит тяжелое. Больших шкафов нет. Как и других дверей. А между тем кто-то пытается выбить нечто крепкое и деревянное.

Он глядит под ноги. Люк? Половицы?

Громче:

— Выходи!

Как будто неведомое нечто и само не пытается это сделать.

От нарастающей тряски Аврелий ожидал, когда повалятся странные склянки в шкафчике костоправа. Но грохот разбитого окна заглушил тот звон… существо, что, грозно рыкнув, направилось к храмовнику с намерением, верно, перегрызть ему сухожилия на ногах, собакой можно было бы назвать с большой натяжкой. Может, когда-то оно и было собакой. При жизни. Теперь же это был клыкастый, облезлый четвероногий труп.

И, словно на помощь товарищу, лежачее тело восстало, а из подвала наконец-то пробился второй смердящий человеческий остов. Эти тоже давно не живые.

— Андрасте, хранительница, защити твоего рыцаря, — кричит храмовник, испытывая в этот момент приступ искренней веры и истовой любви к невесте Создателя.

Как ответ на молитву, меч с первого же удара тяжело ранит опасного зверя. Снова поднимается, благословленный именем спасительницы… но псина оказалась совсем не по-покойницки верткой. Те двое подступили совсем близко.

Полуистлевшие когти все же сдирают наплечник и добираются до кожи. Клыки, крошась о железо, оставляют в незащищенном теле глубокие следы. К счастью, пока не опасные. Но затягивать этот бой — не в интересах Аврелия. Его-то кровь заливает пол вполне настоящая и живая.

— Ну погоди, тварюга, — рычит он на пса и наконец достает его острием, в последний момент не дав увернуться. Потусторонний взвизг… еще несколько точных взмахов.

Отправляйтесь же в Бездну!

А теперь обшарить эту пропахшую трупами покойницкую снизу доверху. Девка должна быть где-то рядом. Мертвяки — это ее работа.

Обтирая по дороге меч какой-то тряпкой, он толкает дверь плечом…

Сумерки сгустились. Но будь и темнее, он бы заметил, что кто-то невысокий преградил ему дорогу. Трудно не заметить острие стилета прямо перед своим горлом.

Затылок холодеет. Ментальный щит. Если тварь сейчас выкинет что-нибудь, нужно успеть отразить. Он неподвижно глядит в налитые кровью глаза, а подпитанная лириумом воля уже насыщает барьер.

— Давай, — усмехается ей в лицо. Странно, он иначе себе ее представлял. Но сейчас он способен думать только о мести, — Ну давай, что там у тебя. Покажи свою ворожбу, что застеснялась?

 

Молчит.

Молчит как рыба. Смотрит в глаза-топазы, в которых сейчас пляшет неистовый огонь, а в собственных рубинах отдаёт холодом.

Длинные каштановые волосы с седыми косичками ниспадают ниже плеч, а левая щека искалечена шрамом. В порыве ли ещё кипящего адреналина и забытья частички реальности, цельно строившего окружающее мироздание для тех, кто не был одержим одной идеей, храмовник, похоже, и не заметил, как одета эта женщина. Не бродяжка, не бездомная, ни тем более какая-нибудь ведьмочка из глуши.

Нет. Совершенно нет.

Чёрный плащ до колен и алый шарфик, сквозь складки которого скромно сверкает неприметная брошь. Нет речи о какой-либо вычурности. Высокие сапоги и штаны из тёмно-серой ткани, а на поясе чёрная маска с красными разводами.

— Это не твой дом, мальчик, — тихо скажет, окинув внимательным взглядом юношу с головы до ног. Оценивает. Судит. Как к нему относится, какие мысли первые допустить будет разумнее. — Храмовник, — поправляет она себя. — Ты что здесь делаешь, храмовник?

 

Невольно оглядывается. Трупы все еще там. Но красные глаза спокойны, голос ровный, рука со стилетом не пытается сдавить вокруг шеи невидимую духовную петлю. Почему она еще не напала?

Это спокойствие действует, словно в лицо кто-то плеснул ему воды. Храмовник вздрагивает, моргает и всматривается. Она и правда одета... не по-тевинтерски. Чужеземка. Хотя... теперь ведь это он чужеземец. А перед ним просто женщина. Это он обезумел и одичал. А странно спокойная рыжеволосая просто защищает свой дом. Быть может, она и есть тот лекарь? Одежда добротная и недешевая.

Весь ее вид говорит о положении не только важном, но и каком-то очень специфичном. Странные седые косички. И глаза. Никогда не видел таких глаз.

— Я ищу... отступницу, — Аврелий мысленно перебирает, что знал об этих землях: вроде тут их так называют. — Много дней уже. Кажется...

Юноша вздыхает, разводит руками. Вряд ли ей нужны извинения. Ей нужны объяснения. Да как тут все объяснить? Шрам, словно еще одна седая косичка, будто вон с той маски...

— Она убила мою... моего друга, — глаза пустеют, но он продолжает говорить. — Если вы что-то знаете... Может, видели? Там, — указывает на разлагающиеся останки неведомых противников, — эти вот.

В подвале те трупы не могли оказаться случайно.

Запоздало убирает меч в ножны.

 

Он говорит — отступница. Он добавил — кажется.

Стилет убирают прочь чуть погодя, пока не убрали меч, но на храмовника смотрят недоверчиво и не спешат нарушать нависшее молчание. Бесценно. Уже не первый день в этом доме. Пропоёт лишь ночная птичка и испугается шороха, кои учинит её собственная сестра. Сладким шепотом поделиться листва секретом, однако никто из живых в этом доме тайной речи не поймёт.

- Никого не знаю. Никого не видела.

Тихий вздох. Вздох облегчения, быть может так, когда настанет очередь красных глаз взглянуть на трупы. Одного из них она знает. Знала. Его кожа потеряла здоровый молочно-розовый оттенок и иссохла, сделав его ещё более худым, болезненно худым, нежели когда он был при жизни.

Значит, его здесь нет. Его хозяина здесь нет.

 

Стилет словно подпирал его хваленую волю. Как только незнакомая женщина убрала оружие, храмовник оседает на какой-то сундук, прислоняется к стене.

То ли раны все-таки дают о себе знать. Или это усталость? Одиночество долгого пути к неизвестной цели?

— Тут, кажется, уже никого нет. Только мертвецы ходячие, — все чувства разом куда-то делись. Пустота.

Он снова потерял след. Или еще нет? Наверно, утром он придумает что-нибудь. Но сейчас все видится в мрачных красках. Предстоят почти безнадежные уже поиски и снова путь в одиночку всё глубже в непознанные ещё земли.

Стягивает латную перчатку, пятерней проводит по светлым волосам, в глазах лириумный блеск сменяется усталостью. Затылком ощущая холодную шершавую стену, молодой мужчина смотрит снизу вверх на незнакомку.

А может... вот он, след? В чудном одеянии, с чудными косичками, шрамом, как у воина. Бабушка назвала бы ее «эти двинутые дикари», но они сейчас не на севере, сколько можно всех сторониться, не рассчитывать на чью-то помощь.

— Мое имя Аврелий Тилани, — начинает он, и собственное имя звучит, словно из какой-то чужой далекой жизни. — Я... тевинтерец, и, да, храмовник. Простите, миледи... ох, не хотел вас... — слово «напугать» застревает непроизнесенным, и храмовник шумно вздыхает. Она, пожалуй, первая чужеземка, с кем он заговорил не о стирке или об обеде. Как тут принято говорить с... и вообще, кто она? Не похоже, что испугана. — Но если этот ваш друг не держит в подвале у себя мертвецов на манер неваррских морталитаси для охраны, то тут творится какая-то демоническая хрень. И может статься, что отступница оная эту самую хрень и учинила.

 

До чего же очаровательные черты приобретает ирония, когда упоминают легендарных некромантов Неварры.

Мастера умеющие поднять шум из ничего.

Шум превратить в ничто.

Она бы сказала храмовнику, если бы захотела, что человек, живший здесь, был оттуда родом и происходил из семьи потомственных морталитаси. Тем не менее, он не обладал магическими способностями. Эта веточка давным-давно отпала от могущественного семейного древа. При всей ненависти али специфичной любви сами родственники в дом позора их семьи трупов не выслали бы...

Те, что находились здесь, увы, ответов ей никаких не дадут. Брови нахмурены, а на лбу появилась капризная морщинка.

— Ты где остановился, мальчик? Не в Бронзовом Трилистнике?

 

Стягивает вторую перчатку. Женщина на вид не намного его старше, а чуть не поймала его на стилет. Кивает. Усмехается. Ну да. Мальчик.

— Бронзовый, да. Может, и трилистник.

Кто их все упомнит — эти названия придорожных трактиров, где ему удавалось останавливаться, если везло не заснуть под открытым небом.

***

Блаженно неведение и счастье мирной жизни. Умершие, как проблемы, на которых предпочли не обращать внимания. До той самой поры, пока случайно не шелохнётся ладонь мертвеца, прикоснувшись к пальцам увядающего потока.

Жители не сразу узнают, что пропал их местный лекарь. Ни через день. Ни через два, быть может.

Вечер переходит в ночь и вахту искрящихся красок жизни уже молчаливые улицы передают домам. И ярче, чем где-либо ещё, эти краски играют в таверне, которую назвать умудрились «Бронзовым трилистником».

 

tavern2.png.5ca1f1a596e4f158c249eb9eb59c27d4.png.5be5f66038d46ee6ea0cbcba3221c93b.png

 

Белобрысая девочка выскочила из кухни. В руках она держит глиняную чашку наполненную вином и тарелку с похлёбкой. Она юркнула за бледный занавес меньшего зала, где сейчас находились вернувшиеся гости таверны.

Красноглазая отрицательно качнула головой, дав понять, что из еды и напитков на ночь грядущую ничего не хочет. Девочка в ответ кивнула и удалилась прочь. Вино и похлёбку же заказали храмовнику. Никто не помешал ему приступить к трапезе сразу же, как принесли бы заказ. Более того ему дали немного расслабиться и собраться с мыслями.

— Расскажи, что случилось, — тихо попросили храмовника после небольшой паузы. — Я слушаю.

 

В ней чувствовалось что-то общее: дорога, оружие… что-то, что делало эту встречу неслучайной. Да и времени прошло столько, что пора было уже перестать сжимать зубы и отмалчиваться. Пора было то, что случилось, начать потихоньку превращать в прошлое. В историю. Когда-то пережитое. Отпустить. И рассказать.

Чашку нянчил в широких ладонях и отпивал маленькими глотками, пока складывал неровные куски жизни в такие обычные слова. История выходила скучная. Как хватились чародея. Как обнаружили ферму и трупы. Как послали за колдуньей отряд.

— С нами был и специально обученный убийца, — как бы оправдываясь, объяснил Аврелий. — Такие самые верные люди в охоте на магов. Да только… так уж вышло… что остался один я.

Делает глоток, украдкой смотрит на женщину.

— С нами была храмовница. Хороший воин. Не должна была она так…

Нет. Не выходит прошлое. Всё как вчера. Пока не закончится эта безнадежная почти погоня, всё это ещё не история. Только присказка.

— Кто вы, миледи?

 

Она слушала. Не солгала, что будет слушать. Пять лет прошло, когда она сама сталкивалась с нечто отдалённо похожим. Уже и смутно помнила лицо женщины, первую и единственную перрипати, так именуемых убийц магов, которую тогда узнала.

Она потянулась к небольшой сумке у себя на поясе. Вытащила книгу в кожаном переплёте и опустила на стол перед храмовником. Не спеша начала переворачивать страницы, осторожно касаясь пальчиками уголков. Как будто то древняя книга, редчайший антиквариат, а не дневник человека, который по меркам своей семьи ничего существенного добиться не смог.

Беглым взглядом храмовник мог поймать обрывки каких-нибудь фраз. Заметки, имена, даты, рецепты. Затем пошли одни сплошь пустые страницы, но женщина всё продолжала не спеша их переворачивать, пока не остановилась на развороте, где значилось одно единственное слово.

Виммарк.

— Его зовут Миккель, — закрывая дневник, говорит красноглазая. — Как и я — он родом из Неварры. Здесь, в Уайлдервейле, он живёт уже третий год. Работает местным лекарем.

Неопределённо дёрнула плечами. Живёт — вернее жил.

Работает — вернее работал.

— Исая… так зовут девочку? Ту, которую ты ищешь, — выпрямилась, скрестив руки на груди. — Если ей удалось убить твоих товарищей, то в одиночку, думаешь, справился бы без особых проблем?

 

Он снова взялся за чашку. Вопрос, который он отгонял от себя все эти дни, задан безапелляционно и ответа-то не требовал: им обоим было понятно, что тащится он за той Исаей по совсем другим причинам. Давно уже не приказ движет им.

В голосе чувствуется отчаяние:

— Я не дам ей уйти. Пока жив... так и зовут, — вновь голубые глаза подсвечиваются ненавистью. Догадка:

— Там, — кивает на книгу, — есть ее имя?

 

Кивнула, убрав дневник назад в сумку.

Откинувшись на спинку стула и закинув ногу на ногу, посмотрела в окно, за которым сейчас красовалась кромешная тьма. Там пропасть, подумалось ей, глубокая, нет, бездонная пропасть. Падение будет очень, очень и очень долгим, невыносимым, однако не заметишь, как сознание канет в приятный сон длиною в вечность.

Девчонка не являлась одной из причин визита, по которой сюда приехала красноглазая. Но она не встретила Мику, а он просто бы так не покинул свой дом. Либо узнал он больше, чем узнать успела сама красноглазая, либо виной всему та же девчонка.

— Я помогу тебе, храмовник, — неожиданно сказали оному. — Но и ты помоги мне. Где сейчас не находился Миккель, но он с твоей девчонкой. Иначе — нигде, — нахмурившись, она опустила локти на стол и сложила пыльцы в замок, — но если девочка смогла постоять за себя и отбиться даже от перрипати, то пусть уже двоих, но не хватит.

Закрыла глаза и глубоко вздохнула, прежде чем сказать следующее.

— Храмовники Тантерваля могли посодействовать тебе в помощи. Может, закрыли бы глаза на то, что ты из Тевинтера. Но и нет гарантии, что хоть кто-нибудь из них согласится. Это в твоих интересах найти Исаю. А жизнь Миккеля их тем более не будет интересовать.

Она говорила медленно, словно бы тщательно обдумывая каждое слово, которое собиралась сказать вслух.

— Я могу предложить тебе это — попытать удачу и собрать людей здесь.

 

Он и сам о чем-то таком думал. Останавливало, что упоминание о Тевинтере могло отбить охоту с ним связываться даже и у отпетых головорезов. К храмовникам после экспериментов с лириумом тем более соваться он не решится. За пределами страны свободной магии слухи о ней ходили самые дикие. Да, они могли бы быть друг другу полезны.

— Миледи, видно, Андрасте услыхала мою молитву, раз послала вас.

Он смотрит прямо ей в глаза. То, как спокойно она предлагает помощь вооруженному до зубов натасканному на сражения амбалу, окончательно убеждает парня в том, что перед ним воительница. Маг ли? Не похожа. А все же надо бы спросить, да она даже имени своего не называет. Усмешка становится веселее:

— Давайте попросим еще вина и позовем хозяина этого Бронзового счастливого трилистника. Кто, если не он, может знать подходящих для такого дела личностей? А что до оплаты...

Аврелий достает не слишком толстый, но и не тощий кошель.

— Вот всё, чем я располагаю. И готов расстаться с ним, если кого будет нужно нанять. Но на армию тут вряд ли хватит.

 

— Для поимки какой-то девчонки определённо не понадобится армия, — строго отрезала женщина, хоть лицо её оставалось спокойным, не выражая лишних эмоций. — Даже если эта девчонка умеет оживлять трупы.

Она махнула рукой, когда храмовник достал кошель с монетами. Деньги есть и у неё. Минимум от общей суммы, за начало дела, она могла предоставить потенциальным наёмникам, если оно того требовалось.

— Я попрошу Имке дать объявление, — сказала она, вставая со стула. Если нужно найти людей, то найти их следовало как можно скорее. Клочок бумаги на доске объявлений мог бы сделать меньшее, а вот слухи пьяных зевак с их ревнивыми жёнушками — невероятно много. Ах, святая ирония жизни. — Приятно провести эту ночь с вином, Аврелий Тилани. Большая просьба только не спиваться, — негромко бросила она, направляясь в сторону выхода из меньшего зала.

— Улва. Меня зовут Улва, — отдёрнув занавес, добавила она напоследок и оставила храмовника одного.

 

Храмовник несколько раз согласно кивнул, приподнял чашку в знак того, что по рукам они, считай, ударили. Неизвестно, была ли у них и впрямь одна цель, но дорога к ней могла стать общей. Услыхав, наконец, как зовут его новую компаньонку, он чинно и шумно поднялся из-за стола и, приложив руку к груди, по-тевинтерски по-военному коротко поклонился покидающей его Улве. А после, когда она уже удалилась, обрел обратно свой деревянный стул, почесал щетину, покачал головой.

И жадно принялся за похлебку, кликнув, чтобы тащили и кувшин.

Вино было сносным, ночь — длинной. А чтобы спиться Аврелию, у старины Имке вряд ли сыщется столько выпивки.

Hide  
Изменено пользователем Meshulik
  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

«Бронзовый Трилистник»

22 мартиналиса

Заведение мало чем отличалось от любой другой таверны Вольной Марки, а то и всего Тедаса. Двухэтажное здание, как полагается на фоне других домов, построенное из камня и дерева. В центре располагался колодец, который, впрочем, уже никто давно не использовал и от греха подальше углубление перекрыли деревянной доской круглой формы. Рядом же находилась доска объявлений, по которой приезжие наёмники, менестрели, торговцы могли обеспечить себя какой-нибудь временной работой.

«Бронзовый трилистник» трудно было упустить из виду.

Внутри просторная зала с хаотично расставленными столами и стульями. Со всякой разной дребеденью, висевшей на стенах – от небольших музыкальных инструментов, кружек, тарелок вплоть до картин, на которых изображались чьи-то портреты и пейзажи. Лестница на второй этаж вела к жилым комнатам, а грязный бледно-серый занавес на первом этаже, изрядно изъеденный молью, прятал за собой меньшую залу, в которой находился лишь один стол с подсвечниками да несколько бочек.

Здешние слухи пестрились, что перья сказочной птицы. Краснощёкий хозяин дружелюбно улыбался всем и каждому, обнажая желтоватые зубы, когда кто-кто к нему обращался. А новоявленное объявление обещало всё ту же денежную награду за выполнение. Хоть в отличии от прочих клочков бумаги... не указало точное количество золотых монет.

«Требуется группа в поисках пропавших людей в окрестностях Виммарк. Просьба посетить таверну Бронзовый Трилистник в меньшую залу за подробностями»

tavern3.png.23cd814f595c922bb1c68646b54991b7.png

 

Доска объявлений и дела насущные  

"Пёстрый рынок Уайлдервейла"

При походе на рынок кидаете кубик 1д15.
От одного персонажа - один предмет. Если выпала такая же цифра, как у другого персонажа, то кубик перебрасываете.

 

"Проблемы музыкальной труппы"

Прибывшим в город музыкантам не хватает участников для сегодняшнего выступления.

Бросок 1д7 на музыкальный инструмент.
Бросок Восприятие 10 раз, 6 из которых должны быть успешны. Могут участвовать несколько персонажей.

Награда: Кольцо (+2 к Восприятию)

 

"Кулачные бои"

Специфичные... мужские, а то и женские развлечения.

Бой по системе – Атака (1д10+6)+Урон (Сила)+Уклонение (Ловкость)
ХП противника равняется ХП персонажа, ровно как и стат Силы.
Ловкость обоих персонажей, однако, равняется значению 5 и 7 у персонажа в том случае, если значение характеристики Ловкость 9.
Бой до ноля. Броня игнорируется. Могут участвовать "персонаж против персонажа"

Награда: Любой вид оружия ближнего боя, которым владеет тот или другой персонаж (+1 к Атаке)

Hide  
Изменено пользователем Yambie
  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Сложная генеалогия  

Если бы кому-нибудь когда-то пришла в голову опрометчивая мысль разобраться в хитросплетениях  родственных отношений уроженца Лломерина, представленных ривейнским именем с долийскими корнями, он бы вряд ли сразу постиг непростое происхождение капитана, вот уже десять лет являвшегося бессменным главарём дружной шайки пиратов под парусами одного из самых быстроходных кораблей. Его имя отдавало дань памяти двум дедушкам и остроухой матушке, а фамилия поминала в добрый час отца и его лоцмана, заходивших далеко за пределы северной оконечности Пар Воллена. Де Вирнен указывало на то место, где тридцать лет назад родился зеленоглазый мальчик. В клане осёдлых долийцев на острове Лломерин, где гордая эльфийка отдалась бесшабашному морскому отребью, получив в подарок розовую жемчужину за ещё нетронутый бутон непорочности. Но соплеменники дар конфисковали, ибо даже девственность – достояние клана, и закрыли глаза на позорную связь. Однако, рекомендовав отправить новорожденного папаше в ближайший порт в корзине из-под фруктов.

 

Поскольку пищащая кошёлка с завидной настойчивостью оголодавшего привлекала к себе внимание и нарушала покой горожан в общественном месте, её подобрали, а после и приютили у себя местные провидицы по просьбе Шёлкового Макса – антиванского пирата и по совместительству отца того самого подкидыша, которого опозоренная долийка отправила в порт.

Таким нехитрым образом, человек решившийся разобраться в длинном списке имён нынешнего капитана, может прийти к выводу, что три десятка лет назад антиванец Ортега и вольный пират лломеринского мэна по кличке Шёлковый Макс поимел, случайно или от большой любви, остроухую скромницу, воспитанную в строгости клановых традиций лломеринских долийцев. Пирата, конечно же, обнаружили на тайных встречах – не будь долийцы зоркими следопытами - и выгнали в шею. Но после недельного романа, уже через месяц, плод той скоротечной любви напомнил о себе. Нет, Мериэль не попёрли из родной общины, заприметив первые признаки утраченной девственности, но и растить антиванский приплод хагрен наотрез отказался и выдвинул ультиматум порченой надежде национальных меньшинств.

 

У провидиц, в храме, посвящённом какой-то древней богине ривейнского плодородия, отпрыск гордой долийки и вольного пирата прожил до трёх лет. Пока не явился отец. Собственно, он никогда не забывал о своём подкинутом наследнике и ежемесячно жертвовал на благо плодородия. Следующие три года Барталомью провёл в маленькой рыбацкой деревушке Острого мыса южного Ривейна. Седой, косматый старик, которого капитан Ортега звал Гауччо, оказался прадедушкой подрастающего метиса.

Барти хорошо запомнил то время, когда с утра до вечера находился в рыбацкой лодке, на атолловых отмелях и в подводных пещерах, за ловлей жемчуга и сардин. Ловкий и шустрый, он плавал быстрее, чем передвигался по суше, а сети, поплавки, крючки, остроги и вёсла были лучшими игрушками малолетнего рыбака.

 

Шесть лет ему исполнилось в солнечном фервентисе, а вместо подарка вновь явился Шёлковый Макс. Просоленный насквозь морским ветром, смуглый до черноты, покрытый шрамами и славой головореза и грабителя – гроза восточных морей.

Именно, тогда юный Барти впервые ступил на палубу двухмачтового брига под чёрным флагом с белеющим черепом. Те несколько дней на пиратском корабле решили судьбу темноволосого мальчишки. Тогда он увидел и узнал слишком много, чтобы остаться в стороне от промысла лломериских налётчиков. Такелаж и рангоут, бакштаг и бейдевинд, анкерок и кодекс, байки и суеверия, лоции, килевание и абордаж. А когда оказался у Фернандо на Лломерине,  то не вспомнил бы ни одной ночи без сновидений о кораблях и открытом море.

У Фернандо не было ноги, но был деревянный протез. А на обрубке руки висел металлический крюк, которым старый пират ловко орудовал в быту. У Фернандо не было ушей и одного глаза, а на лбу красовалось выжженное клеймо, каким марчане обычно метили морской сброд. Повесить бравого бандита не успели, зато на соляных копях Гварена он провёл не один год. Пока не сбежал. И вот теперь, воспитывал своего внука по всем пиратским законам. Он даже научил мальца письму и счёту, и заставил прочитать бОльшую часть из своей награбленной библиотеки. Фернандо был философом и пацифистом. Он посвятил в тонкости каперского ремесла, но с абордажными саблями, кортиками и запалами юный налётчик учился обращаться сам.

 

В тринадцать Барталомью Ортега де Вирнен, в команде «Чёрного ската» уже ходил со старым другом своего почившего отца – лоцманом Тони. Он часто слышал истории о приключениях Шёлкового Макса и всегда мечтал повторить судьбу этого дерзкого пирата, пусть и погибшего в расцвете лет в неравном абордажном бою. Что может быть лучше смерти в открытом море со шпагой в руке и блеском отваги в глазах, под наполненными ветром парусами на фоне огромного голубого неба? Он не боялся смерти. Может быть по этому, отчаянно рисковый Барти Хирол часто брал лучшие призы и находил самые ценные артефакты. Пока другие размышляли, капитан «Инфанты» действовал, частенько балансируя на лезвии.  Почему «Хирол»? Поинтересуется любопытный, неудовлетворённый рассказом о генеалогическом древе. И услышит ещё одну длинную историю из жизни Барти Долийца.  

Hide  

Почти месяц прошёл с тех пор, как он покинул обширные и плодородные плантации в пойме притока Минантера и распрощался со своими хозяевами. Вернее, прощался он только с хозяйкой, пока хозяин был в отъезде. Добрая женщина хотела... впрочем, недобрых женщин в его жизни не было. Она была милосердна, заботлива, болтлива и страстна. Почему из сотни рабов она выбрала его, для капитана по сей день оставалось загадкой. Может, его хвалёная удача снова приподняла голову из навоза, а может, кто-то из ривейнских богов плодородия ощутил насколько мореход ненавидит растения и саму суть земли, и решил избавить тростник, каучук и кофе от его благородных мозолистых рук. Как бы там ни было, но уже целый месяц Бартоломью Хирол шёл к побережью, чтобы увидеть море и разжиться скромным кораблём. Но для реализации планов ему нужна была команда, желательно старая, о местонахождении которой он ничего не знал после той памятной встречи с капитаном "Охотника" в Недремлющем море. Ну, или новая, для найма которой требовались деньги.

Ночь проведённая в заброшенном домишке с провалившейся крышей, вдалеке от тракта, была мрачной и по-осеннему прохладной.  Он тщетно прижимался к сгнившим доскам в надежде согреться и не выпускал из руки знакомый кортик.  Сон милостиво посетил его на пару часов, а уже ранним утром, ещё затемно, непрошеный гость лачуги поспешил на юг.

В городишко Уайдервейл знаменитый корсар Лломерина прибыл до полудня и несказанно обрадовался, что в этом захолустье, далёком от моря, тех злосчастных объявлений о его поимке не наблюдалось. Полугодовой промежуток предполагал забвение народных масс, но чем морской демон не шутит, а возможность узнавания его смуглой физиономии оставалась. И всё же, он двигался. На юг. К морю. С неистовым желанием ступить на палубу любой, самой завалящей шхуны.

В карманах штанов позвякивали последние серебряки, подаренные доброй-милосердной-страстной, на поясе висели два грубых тесака с какими идут на абордаж и рубят тростник, а за голенищем потрёпанного сапога поблёскивала рукоять морского кортика. Впрочем, несведущие принимали его за обычный нож с необычной гардой. Он остановился у доски объявлений. Ни то что бы его интересовала деревенская писанина, просто толпа зевак указывала на белеющий первозданной чистотой листок с аккуратными завитками букв, выделяющийся из остальной выцветшей от времени мазни.

«Требуется группа в поисках пропавших людей в окрестностях Виммарк. Просьба посетить таверну Бронзовый Трилистник в меньшую залу за подробностями»

- И где эта таверна? - поинтересовался длинноволосый мужчина у крестьянина покрытого древесной стружкой. Сметливый глаз моряка сразу признал в нём плотника, а мысли метнулись к сбору команды, где плотник  играл немаловажную роль.

- Так вон по дороге вверх. Там она. Мимо не пройдёшь. 

Плотник осмотрел прохожего с ног до головы и остановился на тонких косичках вплетённых в русую гриву давно нечёсаных волос, частично забранных на затылке кожаной лентой.

- А ты не здешний, смотрю, - подозрительно прищурился мужик. 

- Нет. Из Ансбурга, - кратко бросил капитан. - Торговец. Не совсем удачливый, - усмехнулся он, чем и расположил плотника к себе.

- Ааа, - протянул тот понимающе. - Ну так, всяко оно бывает. Наладится.

- Надеюсь, - сверкнул белозубой улыбкой лломеринец и пошагал в указанном направлении.

***

В таверну он вошёл почти бесшумно и прикрыл за собой дверь. Приблизился к стойке трактирщика и прислонился, в упор разглядывая румяную физиономию.

- Доброго дня, хозяин, - поприветствовал пират. - А что, виски коричный? Имеется? 

Весь его вид, манера держаться, говор выдавали в нём чужака.

Изменено пользователем FOX69
  • Like 4
  • Swag Shep 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Хозяин, дай водицы хлебнуть, а то так есть хочется, что и переночевать негде! - Молодой парнишка заискивающе улыбнулся во все 32 зуба и поправил висящую за спиной лютню.

Вообще-то у Тари еще оставались деньги, но на беззаботную зимовку в теплом уютном месте рассчитывать однозначно не стоило. А ведь сбежав с постоялого двора бард прихватил неплохой куш, но... Эти желтые кружочки все-время куда-то девались. 

Одна лютня в прочном дорожном футляре, зачарованном от огня и воды сколько стоила! А клятый чародей уперся рогом и ни в какую не пожелал сбавить ни серебряка, хотя Тари торговался весьма умело: закатывая глаза и хватаясь за сердце, взывая к состраданию и жалости продавца, а еще уходя из магической лавки и снова возвращаясь. Трижды. На усмиренного никакие уловки не действовали. Зато свидетели торга - парочка юных дворян-студиозов - проникшись, презентовали артисту надежный прочный ремень, на который он тут же прицепил обнову. Пришлось, конечно, отблагодарить студентов - компания неплохо повеселилась в ближайшей таверне. К двоим присоединилось еще двое, потом еще несколько человек, и вскоре в кабачке собрался весь цвет местного университета. Слова за слово, кружка за кружку,  и вскоре студиозы традиционно сцепились с местными бузотерами; загремели переворачиваемые столы, зазвенели клинки, забряцала алебардами спешно вызванная многоопытным хозяином стража... Тари едва успел унести ноги из Маркхэма. Счастье еще, что лютню прихватил, а вот котомку с вещами было искренне жаль. Особенно бархатный плащ, красивого вишневого цвета, и новенькие антиванские сапожки из кожи долийской выделки. Эх, сплошные траты!

В Маркхэм однозначно возвращаться не стоило (хотя он совсем не был зачинщиком драки - ну подумаешь, спел парочку куплетов. Кто ж знал, что сыночек бургомистра с дружками примут их на свой счет; не такие уж они (куплеты) были оскорбительные, но страже поди докажи!). В Тантерваль тем более. В Оствик тоже, пока не забудется та, прошлогодняя, история. Киркволл... Лет пять уж точно прошло с последнего посещения этого малогостеприимного города, старые грешки Тари давно позабылись. Возможно. А возможно, что и нет, так что оставим Киркволл на крайний случай. И что у нас остается? Герциния, Ансбург и Уалдервейл. Хм, негусто. Монетку, что ль, кинуть?..

В деревушке Хэмблтон Тари удалось запастись всем необходимым и прибиться к торговому каравану на Уалдервейл. Путешествовать в одиночку он опасался, особливо после того, как весной на тракте барда избили и отобрали все имущество, вплоть до плаща. Хорошо хоть рубаху да штаны оставили. Видимо, среди бандитов не было задохликов, на которых налезли бы его вещички. После этого случая Тари и оказался в кабале у "почтенного господина Вирстена". Да и к природе Тари относилась с опаской, будучи горожанином до мозга костей, заслуженным выкормышем городских трущоб и помоек. В городе легко спрятаться, раздобыть еду и одежду. В лесу же или в поле... Или замерзнешь насмерть или зверюги какие загрызут, выбирай что сердцу мило. Да и пропитание добыть... Говорят, долийцы всю жизнь в лесу живут - вот уж право слово дикари. Бррр!!!

До городка добрались без приключений. На ходу оборвав со столба объявление «Требуется группа в поисках пропавших людей в окрестностях Виммарк. Просьба посетить таверну Бронзовый Трилистник в меньшую залу за подробностями», Тари не прощаясь покинул караван и поспешил по указанному адресу. Предложение было как нельзя кстати.

Краснощёкий хозяин дружелюбно улыбался всем и каждому, обнажая желтоватые зубы, когда кто-кто к нему обращался

Улыбка слегка увяла после обращения Тари; толстяк озадаченно нахмурился, но все же ткнул пальцем в сторону той самой меньшой залы. Кивнув, бард крутанулся на жалобно скрипнувших каблуках и направился за подробностями. Едва не навернувшись на ступеньках из за очень вовремя подломившегося каблука (эх, опять убытки!), Тари огляделся и объявил присутствующим личностям подозрительной наружности: - Всем привет, я за подробностями!

  • Like 3
  • Swag Shep 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Меньшая зала

«Возлюбленный внук наш»… Камень корчит неприятные рожи. Едва повернутая к смутно знакомым словам голова штопором тянет за собой плечи, локти, выкручивает ступни… Он качается в планктоне из шевелящегося пейзажа, и кто-то издевательски передразнивает до боли знакомые интонации: «Возлюбленный внук наш»…

— Мммм.

Мужик, спящий за столом в темном углу небольшой, отделенной от общего зала части таверны, мычит, уткнувшись в локоть, но не просыпается. Видать, давеча хватил лишку. Или не уразумел, что вино здешнее не чета семейному винному погребу, — молодое. Ну или ночью явилась ему печаль, и залил он ту печаль сверх меры…

«Тилани! Не напортачь!» — издевательски шипит камень и показывает змеиный язык. «Не напортачь, Тилани!» — оттесняет его другой.

— Святая Андрасте, дай мне сил, — тихо хрипит заспавшийся постоялец так нескладно, что никто и не разберет. А во сне его, запутанном видениями Тени, является к нему дева с чертами погибшей храмовницы и улыбается так развратно, что внезапно храмовник резко выпрямляется за столом и размыкает опухшие веки.

— Демон тебя… — ругает он непонятно кого. Состояние такое, что впору снова напиться. Но кажется, у него был какой-то план… Пока он соображает, где находится, воспоминания о кошмаре рассеиваются…

И голова новь падает на сложенные на стол руки.

Изменено пользователем Meshulik
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Доброго дня, хозяин, - поприветствовал пират. - А что, виски коричный? Имеется? 

 

into-the-badlands-207-bajie-frost-1200.png.3949bb771ce62af9791fe29343209d6d.png

- Ась? - дёрнул плечами Имке, взглянув на гостя. - А… да-да! Должен, вроде должен быть, - шмыгнул носом, чуть приподняв голову вверх и прищурив глаза, крикнул вдаль зала, где возилась белокурая девчушка. - Лила! Лииииила? А виски-то у нас есть?

- Наверно, - отозвалась девочка в ответ.

- Принеси гостю, милая, будь добра.

- Угу.

Через несколько минут, пока Имке продолжал заниматься своими делами за стойкой и тихо напевать себе под нос веселую песенку, Лила принесла бутыль с напитком. Сквозь тёмное стекло было заметно, что оного «виски» оставалось меньше половины. То ли не пользовалось оно особым спросом, то ли дрянь какая другая, которую здесь принято называть «виски». Лила покривила носиком, искоса глянув на длинноволосого посетителя, и ушла прочь.

- Недавно в городе? - искренно поинтересовался толстячок Имке, налив напиток в глиняную чашку и протянув гостю.

Изменено пользователем Yambie
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Судя по дружному храпу и характерному сивушному выхлопу, обретение подробностей откладывалось на неопределенное время. Тари беззаботно пожал плечами, подобрал со стола одинокое слегка надгрызенное яблоко и пристроился у стены на старой бочке, подумывая, а не проверить ли содержимое карманов храпунов.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Недавно в городе? - искренно поинтересовался толстячок Имке, налив напиток в глиняную чашку и протянув гостю.

Белобрысую служку проводили безразличным взглядом, заодно пристально окинув внутренности помещения. Захолустье. Пиратские притоны Лломерина и Иствотча были достойны самих королей, ибо награбленное свозилось на острова тоннами, а золото текло рекой в независимые колонии. Да и по наполненности разномастным торговым и морским людом заштатный городок пиратским пристаням явно уступал. В сортире Иствотча народу больше, чем в этом заведении.

Он улыбнулся полному мужику за стойкой и принял из рук чашку. Чашку! Якорь в глотку! Виски в чашку. Хотя... он пригубил напиток. Уже от запаха повело. Какие специи, когда и в каком количестве были настояны оставалось только гадать. 

- Доброе виски, - не стал расстраивать хозяина гость. Он отхлебнул ещё, не поморщившись, словно пил не крепко-терпкий удушливый коктейль, а воду. - Только прибыл. 

Он отхлебнул снова и залпом опрокинул тягучую смесь.

- Возьму всё, - ладонь обмотанная платком - от пиратских привычек за пол года не избавишься - хлопнула по стойке и оставила пару серебристых монет. Пират подхватил бутыль и отпил прямо из горлышка. Утёрся дублёным кожаным наручем и спросил: - А что, наёмникам у вас много платят? 

Изменено пользователем FOX69
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Общий зал

- Возьму всё, - ладонь обмотанная платком - от пиратских привычек за пол года не избавишься - хлопнула по стойке и оставила пару серебристых монет. Пират подхватил бутыль и отпил прямо из горлышка. Утёрся дублёным кожаным наручем и спросил: - А что, наёмникам у вас много платят?

 

Имке вновь дёрнул плечами.

- Чужаки, как правило, приходят и уходят. Долго они здесь не остаются, да коли даже карман пустой или дырявый от мышей ручных. А если они и остаются аки в жёны девку местную взять и осесть, - толстячок хмыкнул, - то у них не всё в порядке с головой. В большинстве живут-то, чьи деды да бабки здесь ещё жили. Ну, а наёмники-то… наёмникам, как и везде. Что предложить им могут, то и дают. Да лишь бы самим руки не марать. Али выше это их сил, - Создатель свидетель, а пухлощёкий хозяин Трилистника мог говорить без конца и умолку. И так бы говорил, пока не охрипнет глотка, пока не выдавил глубокомысленное «а»

- А вы… работу нынче ищете, как понимаю? - он нахмурился, вопросительно уставившись на гостя.

Изменено пользователем Yambie
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бро-нзо-вый три-лис-тник. Трилистник. Бронзовый. Зо-бон-ро.. Р-И-Т.. Нервно дёрнув головой, Алоис отвёл глаза от вывески, которую перечитывал на десятый раз. Прямо, задом наперёд, по словам, слогам и буквам. Читай - не читай, а заходить придётся. Он нерешительно подёргал себя за палец перчатки, в сотый раз огляделся и зашагал прочь. Ещё немного погуляет и зайдёт обязательно.

Не ходок он был по тавернам. Шумно, людно,  пахнет не лучшим образом. В отчем доме нужды в посещении подобных заведений не было, но в дороге куда денешься? Особенно вот так, налегке, когда всё имущество умещается в маленьком сундучке, а из слуг только кучер, он же лакей, он же какой-никакой, но повар. Алоис вспомнил вынужденную стоянку в поле, когда у кареты погнулась спица в колесе, и поёжился. Без повара стало бы совсем грустно.

Увы, сейчас и лакей, и сундук находились за дверями под такой же вот вывеской на другом конце города, пребывая в совершенном довольстве, пока их незадачливый хозяин уже дней пять как всеми силами избегал временного пристанища. Уходил ранним утром, слонялся до позднего вечера, и ни капельки не продвинулся в своём, с позволения сказать, расследовании. Только и нашёл, что тонюсенькую ниточку. Красноглазая. Так и говорили - красноглазая ищет людей. Ищет здесь, в этом самом месте, совсем рядом. Мало надежды, что так повезло, мало, но сейчас он зацепился бы и за меньшее. Обойдёт проклятущий трилистник ещё разок и вот тогда-то..

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Общий зал

- А вы… работу нынче ищете, как понимаю? - он нахмурился, вопросительно уставившись на гостя.

Перемену в настроении капитан тут же отметил, но виду не подал. Что так? Наёмники не в чести?

- Так не ты, хозяин, объявление вешал на доску? - корсар снова отпил, потёр кончик носа наручем и уставился на тавернщика. 

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Общий зал

- Так не ты, хозяин, объявление вешал на доску? - корсар снова отпил, потёр кончик носа наручем и уставился на тавернщика. 

 

- Вешать-то вешаю, - сказал Имке, широко улыбнувшись. - Мне-то не лень, хоть даже Лила, племянница моя крохотная, мне в лицо говорит, что бочка с ручками и ножками. Но не я их пишу. Кому руки-то рабочие нужны – те и пишут.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Общий зал

- Вешать-то вешаю, - сказал Имке, широко улыбнувшись. - Мне-то не лень, хоть даже Лила, племянница моя крохотная, мне в лицо говорит, что бочка с ручками и ножками. Но не я их пишу. Кому руки-то рабочие нужны – те и пишут.

- "Рабочие" говоришь? - улыбнулся капитан. - Это те, которые дрова колют и навоз гребут. Не, я не про то. Группу людей кто здесь собирает для поисков? Хотел бы я узнать сколько за те поиски дают. Кто объявление то писал красивым почерком?

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Общий зал

- "Рабочие" говоришь? - улыбнулся капитан. - Это те, которые дрова колют и навоз гребут. Не, я не про то. Группу людей кто здесь собирает для поисков? Хотел бы я узнать сколько за те поиски дают. Кто объявление то писал красивым почерком?

 

Имке скорчил гримасу, сжав губы в одну тонкую-тонкую линию и сощурив глаза, напрягая каждую рабочую извилину, что оставалась в его черепушке.

- А! - возликовал хозяин Трилистника. - А…

Менее торжественным тоном произнесено третье «а»

- Женщина то написала. Неварранка, - он покосился в сторону меньшего зала, откуда так и не вышел шкаф рыжий, но зашёл мальчишка темноволосый. - Объявление-то видели. Ищут кого-то. И вряд ли на прогулку выйти решили, - лицо его сделалось хмурым. - Если интересно, то вот – меньшая зала рядом. За занавесом. Самой женщины этой здесь сейчас нет. Но скоро должна подойти. Как придёт – так скажет. Сколько монет готова отдать.

Изменено пользователем Yambie
  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Общий зал

Пират кивнул толстяку. 

- "Женщина" говоришь... хм, - ухмыльнулся гость, предполагая что же могло потребоваться даме в таком захолустье. - Спасибо, добрый хозяин. За выпивку и за совет.

Лломеринец сполз с табурета и, не забыв бутылку, пошагал в ту часть заведения, которая называлась "малым залом" и имела стену из занавесок. Что ж, узнаем.

 

Малый зал

Он откинул полог и вошёл. Оглядел присутствующих. Одного в юнги можно записать, другому впору якорные цепи в бухты складывать.

- Это вас женщина нанимает? - спросил он, оглядываясь - нет рядом кого ещё. 

Изменено пользователем FOX69
  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Когда дорога сама тебя ведёт 

Караван из грязного Хазмала без каких-то особых проблем добрался до своего пункта назначения. Каров не особо любил невыразительный, ничем особо не примечательный Уайлдервейл. Хотя себе признавался, что недолюбливает его за название. Вечно язык об него сломаешь. По написанию похож на Тантерваль, те же буквы в конце, но почему-то не Уайлдерваль, а "-вейл". И эта первая часть названия.

Уальд...

Уйальдервейл. Уайдер?

Улайдер?

М-мать, как же ему не нравилось это название, в котором на весёлую голову, где булькает что-то приятненькое промеж бесхитростных мыслей, наляпаешь столько ошибок. И не сократить его нормально, главная заковыка-то в первой части как раз!

Да и найти здесь таверну с приятно булькающим непросто. Вот в Викоме...

Каров искренне не понимал, почему хорошие заведения порой будто специально прячутся от ищущих их приличных наёмников с повязкой на глазу. Ведь от посетителей достойных отбоя не будет! Хотя тут, вестимо, туговато с достойными. Что ж, он будет достойным. Как там Блестяшкинс-то это называл? Во! Лидерство на примере! Что ж, эта фраза хоть не столь чудна, как та культура оплаты дебиторской задолженности.

По крайней мере, он будет настолько достоен, насколько одноглазый высокий бородач может.

Остроушка с караваном не соврала. Их старшой заплатил как положено и поблагодарил.

"Забавно. То тут, то там у вас уши мелькали эльфические".

Пока караванщики разгружались, в том числе и что-то похожее на бочки с сидром, охотник флегматично хрумал яблоко.

Куда дальше?

- Дядь, а дядь!

Каров продолжал размышлять. Сделал вид, что не слышит. Да и кто осудит такого верзилу?

Конечно, любой наёмник поискал бы гильдию. Хотя он мог бы и в гильдию охотников заглянуть.

- Ну, дядь!
- Чего тебе, малец? - вздохнула бородатая башня.

Штурмовал её чумазый паренёк лет десяти. Только волосы светлые на удивление чистые, да глаза серые смотрят с приветливым нахальством.

- Хочешь историю?

- Не, спасибо.

- Дядь, ты точно похож на того, кто хочет интересную историю!

- А как определил?

-  Нуу, у тебя вид человека, который всякого повидал.

- И что, думаешь, такого удивишь? - усмехнулся в бороду "повидавший".

- Удивить - мож и нет, а заинтересовать - мож и да.

- А мне кажется, что это ты похож на того, кто хочет монетку за историю.

- Не без этого, - честно признал маленький наглец. - А монетка будет?

- Если история интересная - "почему бы и не да?", как говорят у нас в Одессе Викоме.

Паренёк коротко рассказал о последних новостях, но тут в основном о караванах - откуда, куда, кто набирает. Пока не история, конечно, но тоже пригодится.

- А ещё, а ещё! Тут такое на днях слышал, закачаешься, дядь!

- Не томи, велеречивый, чего там ещё?

- Вериличи... Какой? Чой то?

- Говоришь красиво, значит. К делу давай. - Серебряная монетка заплясала по пальцам наёмникам.

- Так вот слышал вчера буквально, что у нас тут демон красноглазый объявился.

- Брееехня, - протянул наёмник. Монетка замерла, спряталась, паренёк поспешно решил продолжить.

- Чесслово, не вру! Сам так слышал.

- Ну, ты, положим, и не брешешь, но тебе набрехали. Где видано, чтоб в Марке по городу демон средь бела дня таскался.

- Грю же!

- Гри-гри, но не заговаривайся. Не держи меня за кунари, ферелденского мабари не видавшего за жисть.

- А вы видали? Серьёзно?

- А то! Вот сейчас думаю, не начать ли самому историю рассказывать? Всё не хуже тебя смог бы.

- Дядь... - Паренёк занервничал. - Вы меня без корки хлеба оставите. Я лучше дальше расскажу. Демон этот - человек.

Каров кивнул. В принципе - да, демоны захватывали тела магов, это он знал.

- С женщиной он был.

"Демон желания, что ли?".

- С косичками седыми.

- Женщина?

- Да не, демон этот.

Каров заржал.

- Ты меня за дурака держишь?

- Ни за что не держу, - обиделся малец. - И за дурака вашего не держу.

- Демон с седыми косичками? Что тебе в кашу сыпят?

- Ну ладно, не демон, тут приврал малость. Мужчина здоровый. С красными глазами и косичками седыми. Но прямо как демон.

Охотник хмыкнул.

- Из дикарей каких, что ли?

- Да кто его знает. Я в глаза не видел. А, женщина ещё высоченная. Прямо как ты.

- Так ты ж в глаза не видел.

- Слышал. Так вот, грят, работёнка у них есть.

- Ну, у меня пока не так всё плохо, чтобы в услужению к демону с седыми косичками идти, - усмехнулся Каров.

- Ну, сам смотри. В "Трилистнике бронзовом" они. Могу показать, - предложил парень, прикидывая, сколько за новости и дорогу получить сможет.

- Я знаю где он, не первый раз.

- Дядь, а монетку серебряную?..

- Серебряную? Жирно будет. Держи. - Наёмник кинул маленький плотный мешочек.

Опытное ухо небогатого паренька с сожалением отметило медный перезвон монет. Что ж, лучше, чем ничего.

- И совет на будущее, когда подрастёшь: проверяй сам информацию. Аккуратно, но сам. Проверенная полезнее другим и стоит дороже, - наёмник подмигнул и пошёл в сторону торговой площади, ведя коня в поводу.

- Пасиб, дядь.

Улизнув подальше с улицы в своё убежище, достал мешочек. И тихо присвистнул. Медяков набралось под сотню, на серебряк.

- Дядь, а ты не промах, - прошептал благодарный парень. - Знаешь, что серебром-то лучше не светить мне.

***

Одно из объявлений на доске предлагало наведаться в "Бронзовый трилистник".

- Карасик, они сговорились, что ли? - поинтересовался охотник у своего гнедого.

Гнедой фыркнул и перебрал ногами.

- Да-да, скоро пристроим тебя, хороший мой. Прикину только местечко.

- Каров!

Мужчина плавно обернулся на голос, держа руку возле топорища.

- А, старшой. Разгрузили уже всё?

- Почти. - Темноволосый эльф доставал охотнику где-то до плеча. - Слушай, есть работёнка маленькая, всё тут, в городе. Буквально на часик.

- Давай, чего надыть? - Транил Карову понравился, разумный остроухий, слово держит, платит нормально.

- Да у нас чего-то рук не хватает, нас должны были встретить помощники, но... - остроухий развёл руками. - Сможешь пару бочек сидра в одну таверну забросить? С меня серебряный.

"Серебряный дал - серебряный вернулся".

- Почему бы и не да? - усмехнулся охотник. - Пара - это сколько? Для меня пара - от одного до четырёх.

- Странная у тебя пара, - улыбнулся Транил. - Три возьмёшь?

- Мы с Карасиком справимся, правда, дружок? - конь хмуро глянул на хозяина, перевёл взгляд на бочки и кивнул. - Вот, согласился, молодец. Оплата или ещё что-то мне с трактирщика нужна?

- Ma serannas. Нет, он предоплатил.

Эльф сноровисто помог загрузить два небольших бочонка на гнедого, третью башенный охотник загрузил себе на плечо.

- Слушай, а куда их?

- В "Бронзовый трилистник", это...

- Знаю, не первый раз, - кивнул Каров и закатил глаза.

- Ты чего?

- Да уже третий раз меня что-то туда подталкивает. То малец на улице про работёнку там наплёл, то вот на доске. Теперь ты меня туда отправил.

- Гиланнайн указывает никак путь тебе, приятель, - серьёзно заметил эльф. - Обращай внимания на такие знаки, falon Рефиэль.

- Dareth shiral, старшой.

Hide  

Общий зал

Оставив коня с двумя бочками на улице (благо, Карасик мог сам о себе и о них позаботиться), Каров пригнулся и максимально нежным пинком открыл дверь.

- Хозяин, тут тебе от Транила сидр минантерский прибыл, - прогудел Каров, водружая небольшой бочонок на стойку. - У моего гнедого ещё два. Есть кому помочь с ними? Могу и сам, покажь только, куда тащить.

Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Малый зал

Он откинул полог и вошёл. Оглядел присутствующих. Одного в юнги можно записать, другому впору якорные цепи в бухты складывать.

- Это вас женщина нанимает? - спросил он, оглядываясь - нет рядом кого ещё

Тари тихо порадовался, что не стал проводить инспекцию карманов дюжего храпуна и воззрился на новоприбывшего. Опасный тип, скользкий, как... угорь.

- И где ты тут увидел женщину? - поинтересовался он у Угря, повертел в руках огрызок (эх, маленькое было яблочко) и метко запустил им в неизвестного пропойцу.

  • Like 3
  • Haha 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Это вас женщина нанимает? - спросил он, оглядываясь - нет рядом кого ещё. 

- И где ты тут увидел женщину? - поинтересовался он у Угря, повертел в руках огрызок (эх, маленькое было яблочко) и метко запустил им в неизвестного пропойцу.

Неизвестный предположительно пропойца подскочил, как по команде и уставился перед собой, как проделала уже однажды и давеча. И дело было не в огрызке, которого он, кстати, даже не заметил (выпил бы с мое, не заметил  бы и горного козла, которым в тебя кто-нибудь когда-нибудь непременно запустит), а от внезапного громкого вопроса ворвавшегося нового лица. Точнее сказать, рожи, клеймо на которой смотрелось бы весьма и весьма уместно.

— А? — хрипло переспросил гипотетический укладчик цепей. Вид проспавшегося давал понять, что с кошельком он добровольно не расстанется.

  • Like 2
  • Haha 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Общий зал

- Хозяин, тут тебе от Транила сидр минантерский прибыл, - прогудел Каров, водружая небольшой бочонок на стойку. - У моего гнедого ещё два. Есть кому помочь с ними? Могу и сам, покажь только, куда тащить.

 

Едва ли длинноволосый гость со смуглой кожей скрылся за занавесом меньшей залы, как объявился другой мужичок. Тут Имке не только плечами повторно дёрнуть, а подскочить на месте, что несчастные половицы под его ногами жалобно застонали.

- О, как думать забыл, так и прибыл, - пролепетал Имке, взяв бочонок. Одарил нового гостя весёлой улыбкой.

- Тоже сюда остальные тащи. Я их позже, на кухню отнесу. Дорога дальняя – кружка сидра вам как раз полагается. Али, может, что другое, если сидр не по душе, - бочонок опустили вниз, спрятав под стойкой.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Малый зал

- И где ты тут увидел женщину? - поинтересовался он у Угря, повертел в руках огрызок (эх, маленькое было яблочко) и метко запустил им в неизвестного пропойцу.

Пират прищурил левый глаз и цепким взглядом прошёлся по стройной пацанячьей фигурке:

- Твоя правда,  - усмехнулся вновь прибывший и кивнул в сторону распластанного на столе мужчины. - Ты на камбалу больше похож, а вон тот на тюк храпящий. И сдаётся мне из вас женщины так себе. Поэтому,  и спрашиваю.

А? — хрипло переспросил гипотетический укладчик цепей. Вид проспавшегося давал понять, что с кошельком он добровольно не расстанется.

Тюк подал признаки жизни. Бурно, надо сказать среагировал. Боится чего-то? Или ждёт. В нос пахнуло тяжёлыми перегаром. Кажется, вчера этот господин с выправкой орлейского шевалье намеренно превратил себя в зловонный мешок.

Пират криво ухмыльнулся и опрокинул бутыль с виски. Сделал глоток и уселся на ближайший табурет. Спешить ему было некуда.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Твоя правда,  - усмехнулся вновь прибывший и кивнул в сторону распластанного на столе мужчины. - Ты на камбалу больше похож, а вон тот на тюк храпящий. И сдаётся мне из вас женщины так себе. Поэтому,  и спрашиваю.

До него мееедленно доходило. То есть… Как это?

Аврелий огляделся, кашлянул и поморщился от удара в колокол изнутри собственного черепа в ответ на это легкое сотрясение.

Он не мог  понять, как за то время, пока он расслабился-выпил-ударился в страдания-выпил еще-впал в отчаяние-надрался-и проспался… За это время эта малознакомая красноглазая женщина согнала в таверну уже двоих наемников.

Потомок известной тевинтерской фамилии виновато огляделся. Вообще, жуткое отребье, между нами говоря. Но все же… Может, он проспал лишние сутки? Что вообще на дворе-то?

Он молча сорвался с места и шумно, задевая столы, устремился на задний двор выяснять, какой нынче год.

Изменено пользователем Meshulik
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Тоже сюда остальные тащи. Я их позже, на кухню отнесу. Дорога дальняя – кружка сидра вам как раз полагается. Али, может, что другое, если сидр не по душе, - бочонок опустили вниз, спрятав под стойкой.

- Вот спасибо тебе, добрый человек! - широко улыбнулся охотник, да так, что шрамы тоже радостно затанцевали на лице. - Сидр-то я завсегда с удовольствием, в горле пересохло. Заодно проверю, качественное-то возит сюда старшой. Транил, то бишь. Мигом обернусь.

Каров завёл притомившегося коня в стойло рядом с каким-то боевито выглядевшим лошадиным товаришем, сноровисто разгрузил бочонки и вернулся к хозяину. Бывалому наёмнику что-то не очень верилось в качестве местного пива (или он хорошего тут его не видал), потом воспользовался предложением сидра.

- Повезло мне что-то в этот раз, хозяин, - поделился охотник. - И дорога чистая более-менее для каравана была, и сюда приехал - сразу же работёнка прилетела, хоть и маленькая. Карасику, гнедому моему, корм и уход с дороги не помешает. Есть тут кто у тебя, кто о животинке позаботится не хуже, чем о человеке? - над ловкими смуглыми пальцами совершил пируэт серебряный.

Обычно он сам заботился о коне, но сегодня что-то лень было с дальней дороги да ночной смены в охране каравана.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Твоя правда,  - усмехнулся вновь прибывший и кивнул в сторону распластанного на столе мужчины. - Ты на камбалу больше похож, а вон тот на тюк храпящий. И сдаётся мне из вас женщины так себе. Поэтому,  и спрашиваю.

- На вкус и цвет... - Сравнение с камбалой никоим образом Тари не задевало. Кем хошь обзови, только на сковородку не вздумай посадить.

Тем временем ожил храпун.

Он молча сорвался с место и шумно,, задевая столы, устремился на задний двор выяснять, какой нынче год.

- Олень ломанулся на водопой, - захихикал бард.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Малый зал

Потомок известной тевинтерской фамилии виновато огляделся. Вообще, жуткое отребье, между нами говоря. Но все же… Может, он проспал лишние сутки? Что вообще на дворе-то?

Он молча сорвался с место и шумно, задевая столы, устремился на задний двор выяснять, какой нынче год.

Капитан Хирол не пошевелился и не сменил позы, хотя громадина в доспехах прогромыхала в опасной близости. Он чуть отхлебнул из бутылки, посмаковал на губах, так если бы пил отборный лломеринский.

- Олень ломанулся на водопой, - захихикал бард.

Или в гальюн. Подумал корсар. Так за водой не бегают.

- Так значит, ты не знаешь кто нас нанимает, - констатировал капитан. - По роду деятельности ты похоже профессионал в сфере отъёма лишнего. А вот тот стремительный сеньор-жестянка, кто он? Военный? Уж больно выправка у него солдатская.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×