Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "Чуть ближе к небесам"

Рекомендуемые сообщения

(изменено)
Показать контент  
Hide  

sobor_svyatogo_petra_v_vatikane_2.thumb.jpg.607f4d89dedc3e05abed6cbe7c57af8a.jpg

11 июля 1923 года, собор Святого Петра, Рим, Италия.

Архитектор Донате Браманто, составляя подробный и детальный чертеж базилики, знал, что не увидит свой проект, свое "дитя", законченным, слишком уж коротка жизнь человеческая. Но это горькое знание не сломило его, а лишь подстегнуло к размаху, который термин "дерзновенный" даже не начинал описывать. Комплекс архитектурных чудес, носящий название собора Святого Петра, был задуман как олицетворение триумфа веры над любыми препятствиями и невзгодами, как монументальный символ торжества Господа над силами Зла. Что ж, спустя двести пятьдесят лет верующие со всего мира, глядя на собор снаружи и изнутри, могли с уверенностью сказать: "Да, это действительно божественно прекрасно!". Рафаэль и Микеланджело оставили частицы своего гения на расписных фресках, скульптурах и барельефах, направляя и вдохновляя сотни иных художников и скульпторов, задавая им планку качества, в точности, как дирижер ведет весь оркестр. Или полководец свою армию.

Однако, людям, прибывшим в город жарким июльским днем, распростершим над ними бесконечно чистую синеву неба, которую не дерзало нарушить ни одно, даже самое крошечное облачко, собор Святого Петра показали совсем с иной стороны, не той, парадной, видимой каждому.

Показать контент  

sobor_svyatogo_petra_5.jpg.3b5ed50b7f43ccf01d6c1692b535e1a1.jpg

Hide  

Всех и каждого из них радушно и заботливо встретили представители Инквизиции еще по прибытию в Рим, неважно, каким путем они добирались и сообщили о маршруте заблаговременно или нет. Всех и каждого доставили в один из стандартных домов Инквизиции, разве что, отличавшихся чуточку большим качеством и количеством убранства, чем их братья-близнецы из Лондона и меньшим количеством этажей. И наличием внутренних двориков с детьми, зеленью и фонтанами, с трех сторон защищенных стенами самих жилых блоков, словно хрупкий цветок жизни сильными ладонями воина. И даже дали три часа на отдых и приведение себя в порядок перед встречей с Его святейшеством, Урбаном Пятым.

Ровно через три часа к зданию, вызвав настоящий ажиотаж среди местных мальчишек, подкатили два электромобиля.

Показать контент  

498275036_.jpeg.3b72eca79ae008003eac0824a084d691.jpeg

Hide  

Места на заднем сиденье хватало на троих человек обычной комплекции, передние же два места были заняты суровыми немногословными мужчинами, не скрываясь носившими на лацканах своих пиджаков или поясных ремнях инквизиторские инсигнии.

Кавалькада (если можно было так назвать пару автомобилей) проследовала по улицам, постепенно заполнявшимся предвкушающим вечернюю прохладу людом, в направлении собора Святого Петра, но свернула на неприметную улочку задолго до того, как широкий проспект мог бы привести их на площадь, носящую то же название, что и сам собор. А потом и вовсе без лишней помпы въехала в какой-то дворик, ворота в который без вопросов открыли бдительные и вооруженные пистолетами-пулеметами люди. Въехала, чтобы сходу нырнуть в тоннель, ведущий под землю. Солнечный свет сменился искусственным электрическим светом плафонов под потолком. Тоннель, широкий и чистый, имел свои ответвления, показывая широкую и разветвленную сеть подземных сооружений, однако, водитель головной машины игнорировал любые повороты, продолжая двигаться прямо и, спустя пару десятков минут, привез своих пассажиров в просторное помещение, обстановка в котором резко контрастировала с серым бетоном стен, виденным всю дорогу.

Показать контент  

Petrusgrab_Petersdom_b.thumb.jpg.ca83d3281721504ca1413b0e07745787.jpg

Hide  

Здесь также присутствовала вооруженная и бдительная охрана, под предводительством ничуть не уступавшего всем уже виденным мужчинам в суровости начальника.

Показать контент  

760700007_PaoloMaldini.jpg.dc53d79f66a315fb567e07d8463ed46f.jpg

Hide  

- Паоло Мальдини, Инквизитор четвертого ранга, - представился он, оглядывая по очереди всех, выбиравшихся из машин. - Прошу идти за мной.

Также богато украшенные лестницы с мраморными ступенями и коридоры, выложенные мраморными же плитами с выстланными поверх мягкими и дорогими даже на вид коврами, вели дальше, вглубь комплекса, который мог (а может и нет), скрываться под собором Святого Петра. Судя по тому, что по пути им никто не встретился, маршрут движения не просто был продуман заранее, но и очищен от любых потенциальных свидетелей. Конечным пунктом назначения стала хорошо обставленная гостиная. На столике гостей уже дожидался поднос с чаем и сладким печеньем. Не была забыта и ваза с фруктами: яблоки, апельсины, груши.

Показать контент  

Morning-in-the-forest_-1350x900-1200x800.thumb.jpg.47d9277a84731ee6d38ec6fa18e7808c.jpg

Hide  

Из окон открывался вид на парковую лужайку, огораживавшая которую кирпичная стена почти терялась за росшими на ней зелеными лозами, видимо, за время пути гости Папы Римского успели покинуть подземелье и теперь, географически, находились на уровне первого этажа.

- Его Святейшество примет вас через двадцать минут, в своем кабинете. Пока прошу подождать здесь, - несмотря на вежливые слова и приятный баритон, властный холодок в голосе мужчины самым явным образом заявлял о том, что это не та просьба, которую можно отклонить. Коротко поклонившись, мужчина вышел за дверь, оставив гостей Папы Римского присматриваться к окружению и друг другу. Или просто пить чай, пока не позовут.

 

Гости Небесного Города:

1. Julia37 - Мортимер и Морин Смиты.

2. Nevrar - Освальд Итан Вуд.

3. Marikonna - Карла ди Фогна.

4. Meshulik - Николя Буджардини.

5. Stormcrow - Рафаль Солейн.

6. Rei - Алука Шеор.

Мастерские НПС:

1. Беатрис Блэк.

 

 

Дорогой приключений  

Глава 1. "Первые шаги".

1. Встреча с Папой Римским.

2. Прибытие в Грецию.

3. Волки!

4. Прибытие в Карию.

5. Встреча с ангелом.

6. Тайный ход.

7. Возвращение в Карию.

8. Возвращение на виллу.

9. Лес в свете Луны.

10. Ирония, оценить которую может не каждый.

Глава 2. "По ту сторону".

1. Город, которого нет.

2. Что Харрингтоны оставляют за собой.

3. Дневник разведки.

4. Место давнего боя.

5. Конец охоты.

6. Дом, который построил не Джек.

7. Особенная гостья.

8. Восемь на двенадцатом этаже.

9. По белому следу.

Глава 3. "Под сенью Светоча".

1. Прибытие в Санктум.

2. Откровения от Клариссы, стих первый.

3. Хлопоты и заботы в Санктуме. День первый.

4. Итоги первого дня.

5. Хлопоты и заботы в Санктуме. День второй.

6. Итоги второго дня.

7. Охота на ангела.

8. Донато, исцелись.

9. Новости хорошие и не очень.

Глава 4. "Добро пожаловать в Анклав".

1. Отбытие из Санктума и засада на полпути.

2. Необычный парламентер.

3. В гостях у Мирриам.

 

 

 

Hide  

 

Правила по прокачиванию характеристик  

Длительный (не менее получаса) спарринг позволяет обоим участвующем в нем персонажам сделать тест на НР. При успехе они могут добавить к НР +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня. Требуется взятая выучка с оружием.

Длительная (не менее получаса) практика в тире позволяет персонажу сделать тест на НС. При успехе он может добавить к НС +1. Требуется взятая выучка с оружием.

Длительное (не менее часа) времяпрепровождение в библиотеке или архиве позволяет персонажу сделать тест на Интеллект. При успехе он может добавить к Интеллекту +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня.

Длительное (не менее часа) времяпрепровождение в тренировочном зале позволяет персонажу сделать тест на Силу или Ловкость. При успехе он может добавить к Силе или Ловкости +1. Эффект срабатывает не чаще раза в два повествовательных дня.

За эти два дня можно выбрать тренировку по двум характеристикам из предложенных пяти.

Hide  
Квесты в Санктуме  

День 1.

1. Допрос демона-истязателя и поиск информации о Пустоте в библиотеке. (Мортимер - Беатрис)

2. Расследование убийств полукровок-суккубов.(Карла - Рафаль)

3. Сбор сведений о настроениях населения. (Морин - Освальд)

4. Осмотреть странную картину в местной галерее изобразительных искусств (Николя - Шери)

Hide  
Получение сведений в библиотеке  

Бросок на Интеллект +0 и потраченный час в библиотеке при успешном тесте позволяют узнать некоторые сведения общего характера о Городе и его истории. Бросок можно повторять каждый час, но не более трех раз подряд. Также, можно получить +10 к броску за каждые полчаса, добавленные к времени прохождения теста, но не более +40 (таким образом, получатся те же три максимальных часа нахождения в библиотеке). Потом следует сделать перерыв не менее чем на три часа, прежде чем делать новые попытки.

Hide  
Арсенал Санктума  

Имеются все позиции, перечисленные в списке оружия, качество Обычное.

Специальных боеприпасов можно взять не более трех обойм для пистолетов и револьверов, двух обойм для ручногооружия, Святых пуль - не более двух обойм в одни руки и только для одного оружия на выбор.

Дополнение:

Малый Сетемет

Класс: пистолет. Дальность стрельбы: 10 метров. Магазин: 1 выстрел сетью. Перезарядка: 1ПД. Свойство: Обездвиживающее. Вес: 1 кг.

Средний Сетемет

Класс: ручное. Дальность стрельбы: 20 метров. Магазин: 3 выстрела сетью. Перезарядка: 2 ПД. Свойство: Обездвиживающее, Громоздкое. Вес: 3 кг.

Снаряжение:

Все, имеющееся в списке, качество Обычное.

Есть защитные амулеты 2 уровня и универсальные амулеты.

Hide  
Бонус мастерской Санктума  

Оборудованная мастерская дает +30 к броску и снижает время работы над изделием на 1 час. Бонус применяется как к артефакторике, так и техническим и оружейным навыкам.

Hide  

Дайсрум

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 7
  • Liara Happy 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я настаиваю, - твёрдо сказала девушка вернувшемуся Рафалю. Протянула ему одну лямку и крепче сжала вторую, давая понять, что не отступит.
Гордость. Гордость требовала отказаться. Негоже, чтобы юная девушка, ангел (начальство!) помогала здоровому Волку тащить поклажу! Будто мало того, что Шляпку пришлось просить взять карабины и гранаты.
«Гордость не должна мешать жить, Фаль», - послышался лавандовый шёпот.
- Кто я такой, чтобы противиться воле ягнё... Agnus Dei, - губы мага дрогнули в улыбке. - Спасибо, синьорина.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

-И несносный, да? - Продолжил он свою критику без ответа на предложение, с тем выражением на лице где неуловимая хитринка пряталась в уголке зрения, а тяжесть момента и чувство вины, соседствовали с теплом любимой. И ей достался ответный наигранный упрёк. -Но ты же ведь сама мучаешься. Неужели упрямишься?

-Жаль что не могу ничем помочь. Мортимер несёт самый важный груз и ему нужно сохранить силы и мобильность, на случай если мы попадём в засаду. Не всем ещё в Городе известно, что случилось этой ночью, со связью здесь всё плохо, так что шанс нарваться на рейдеров у нас имеется. Рафаль несёт ОПАЛ, и его это касается тоже. Мне же в случае чего, бежать особо никуда не нужно. Так что тут всё поделено...

-Но кое-что я могу вернуть Карле.

- Несносный. - вздохнув, согласилась Морин, а потом взглянула с укоризной. - Как тебе не стыдно? Я надела ее, чтобы никому не пришлось тащить. А заставлять Карлу я не могу. Раз она не хочет, значит это ей важно. Важнее, чем.. а ты говоришь, я назло. Разве этот хорошо?

И снова вздох. Мистер Вуд имел один мелкий порок - он был ужасно, просто чудовищно многословен. 
- Если тебе приятнее отдать вещи Карле, дело твое. Только пусть тебе хоть кто-нибудь поможет.

***

- Закрыть в ящик и доставить до места? Так ты воспринимаешь мою работу? Как покушение на твою свободу? - Вдох-выдох, сбавить обороты, - между прочим свобода и безопасность очень редко идут в ногу. Это понимает любой Одаренный, которого мне приходилось отбивать от толпы. Это понимает любой Одаренный, добровольно меняющий свободу малефика на клеймо Инквизиции у себя на груди. Я думала, ты тоже должен понимать. Особенно ты.

Человек с примесью демонической крови и двумя видами магии не выжил бы на земле без санкции Инквизиции. А значит, должен был прочувствовать на себе весь тот вкус несвободы, которую имел от рождения.

За все время их несносный инквизитор еще ни разу не выслушивал Карлу с настолько серьезным выражением лица. Даже брови сдвинулись к переносице, делая его странно похожим на сестру в такие моменты. Он прочувствовал на себе вкус несвободы. Всевозможные его оттенки. И знакомство это длилось почти два десятилетия. В этом и было все дело. И именно это Карла никак не хотела понять.

- В этом наша проблема. - обронил мистер Смит, временно припрятывая заготовленные метафорические шипы в ответ на малейший намек на порочность его родословной. Намеков не последовало, но сказать определенно было что. - Ты заранее убеждена, что мои просьбы не имеют причин. Хотя мы уже говорили об этом. Видимо, ты забыла. И, мой Бог, ты хоть слышишь себя со стороны? Ты и сейчас говоришь о них, как о... - фигура в броне беспомощно развела руками, приподняв плечи. - ..о предметах! Послушать тебя, так мы и есть всего лишь вещи. Прости, но ты путаешь заботу и полный контроль. Я и сам уже запутался. О чем мы с тобой говорим?

Понизив голос еще на полтона, инквизитор надвинулся на итальянку, как бы нависая над ней грозной скалой, так занятно не сочеталось с этим его молодое, и, в целом, вовсе не ужасающее лицо.

- Если речь идет о службе, я могу раздражаться, могу быть не согласен, но я могу понять. И я сотрудничаю в меру сил, хоть ты и отказываешься это замечать. Допустим, ты поставила перед собой цель, и, невзирая на чужие мнения или просьбы, на то, что причиняешь кому-то неудобства, быть может даже боль, идешь к ней, как слон через чащу. И, пожалуй, в чем-то ты будешь права. Такой подход дает результат.

Ему монологи давались без особенного усилия, но лучше всего в такие моменты, когда он чувствовал вдохновение. Глаза загорались, а лицо приобретало неуловимые апостольские черты. В этом даже что-то было, учитывая, что частенько беседа напоминала проповедь. Не хватало только пары рыбин и трех хлебов в корзине. 

- Но если ты говоришь о дружбе, то тебе придется понять, дорогая моя Карла, что меня унижают твои непрекращающиеся попытки уравнять меня с подростками, которых ты доставляла из пункта "а" в пункт "б". Оскорбляет твое снисходительное отношение, словно я существо совершенно хилое и беспомощное. Ты пойми, безопасность твоих подопечных, она зависит не только от одной тебя! С какой стати ты самонадеянно берешь на себя всю ответственность? Каждый вносит свой вклад! Больше тебе скажу, я не просто "какой-то одаренный". Я - инквизитор. - в голосе прорезалось упрямство, достойное самой Карлы. - И мужчина, который может за себя постоять. И даже немного за других. Тебе придется это принять. - с нажимом подытожил он. - Или придется признать, что тебя не интересуют чувства тех, кого ты защищаешь, а важна только твоя работа и твои цели.  Задача выполнена, этого довольно. И если это так, то не жди от меня ни искренности, ни слепого послушания. Или ты полагаешь, что я буду счастлив от осознания, что ты представляешь меня слабым, никчемным, не стоящим и малейшего душевного напряжения мальчишкой? Увы, я не привык к такому отношению. И не привыкну никогда.

Он помолчал немного, крепко сомкнув губы, ноздри раздувались от возмущения, словно у скаковой лошади. Но на этом, пожалуй, стоило и закончить, потому что Мортимер уже подходил к тому пределу, за которым новых нужных слов уже нет. Только те, что уже были сказаны.

- Кроме того, если ты так переживаешь, и не можешь одеть броню лучше, чем у нас, так ведь и причина наша никуда не годится. - уняв не без труда праведный гнев, британец позволил себя сдержанно улыбнуться. - Она ведь не умирает от этого. Некоторые неудобства, и только. Жертвуем комфортом ради безопасности. Что толку было говорить об этом тогда? Она согласилась терпеть и терпит.

Повисла еще одна, значительная пауза. А следующие слова и вовсе прозвучали меланхолично-мечтательно.

- Тебе очень идет такая улыбка. Надеюсь, это тебе кто-нибудь говорил? 

Очевидно, этот наглый молодой человек не имел никакого пиетета ни к возрасту Карлы, ни к ее внушительному послужному списку. Он желал изменений, пусть малых и поздних. Впрочем, дама всегда была вольна отказать.

Мистер Смит до сих пор не прославился склонностью к принуждению.

  • Like 4
  • Egg 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Несносный. - вздохнув, согласилась Морин, а потом взглянула с укоризной. - Как тебе не стыдно? Я надела ее, чтобы никому не пришлось тащить. А заставлять Карлу я не могу. Раз она не хочет, значит это ей важно. Важнее, чем.. а ты говоришь, я назло. Разве этот хорошо?

И снова вздох. Мистер Вуд имел один мелкий порок - он был ужасно, просто чудовищно многословен. 
- Если тебе приятнее отдать вещи Карле, дело твое. Только пусть тебе хоть кто-нибудь поможет.

Устало опустив взгляд, Освальд отрицательно помотал головой, словно сгоняя сон. Она снова его услышала совсем не так. Сейчас, когда он вроде бы выразился довольно прямо. И тогда, когда он пытался всё объяснить. А он лишь всё старался продолжать выполнять её первую, маленькую просьбу - говорить всё как есть и прямо. Теперь же в каждом слове виделся упрёк, и когда он говорил что чувствует, и в извинении, где он сожалел о том что почувствовал, и в том что подумал дурно. И теперь, когда он говорил что это не упрямство во зло, из двух слов было услышано одно.

-Разве я сказал, что на зло?.. - Поднял он снова взгляд к укоризненным грозовым тучкам, с желанием пояснить, что тут же растаяло словно снежинка, по ошибке залетевшая в лето. Какой смысл был прояснять даже такую мелочь? Каждое своё слово и за каждое извиняться. С простым посылом о том что она одела эту броню не из упрямства, как и он взял этот мешок, с простым нежеланием нагружать её когда ей и так приходиться нелегко, он снова оказался в каком-то каменном мешке из несказанных и непонятных слов. Из-за такой мелочи. -Что ты хорошая, раз...

Он покачал головой, снова, и повторил одно из её последних слов.

-Приятнее...- Поджал он губы, поглядев уже в стороны совсем потеряно. Ещё вот это.  Словно окровавленный ангельский доспех убитого товарища или тяжелое снаряжение были конфеты в сочельник, что он предвзято раздавал по симпатиям. Или тоже нёс из вредности и всем на зло, а не, потому что их нельзя было там оставлять, и его нужно было донести в Санктум, а нести ему было некому - у всех был свой груз, или обязанность.

-Ладно. Хорошо, да. -Как-то в разброс произнёс он.

 

Изменено пользователем Nevrar
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Разница в росте между инквизитором и оперативником была не так уж и велика - Карла находилось примерно на середине между самим Смитом и его сестрой, а потому надвигающаяся голубоглазая скала, пусть и со сдвинутыми бровями, больше вызывала улыбку, чем чувство подавленности. И все-таки, во время вдохновенной речи, в которую так и не вмешалась вездесущая шляпа, сигарету Карле достать все-таки пришлось.

- Когда в холодную погоду мать провожает своего ребенка на улицу, - итальянка начала издалека, и даже очень, - она обязательно проверяет, надел ли он шапку. Ты можешь называть это контролем, я называю заботой. Даже если наши взгляды на границу между этими словами не совпадают, одно без другого совсем существовать не может. Они связаны, так или иначе.

Несвобода оплачивает защиту. Или наоборот - защита покупается в обмен на контроль. Так уж работает Инквизиция, и Карла, как ее часть.

- Ты прав, таких... упрямых... Одаренных у меня еще не было, - сигарета начала исполнять свой предсмертный танец в сминавших ее пальцах, что говорило о серьезном волнении ее владелицы. Волнении и той сложности, с которой ей дается этот разговор, - я могу понять, что тебе осточертело чувствовать себя подконтрольным Одаренным, хотя повторюсь, я никогда и никого не считала вещью, но и инсигния не дает свободы, Мортимер. Инсигния дает ответственность. Если ты готов принять эту ответственность, взять на себя любое решение, отвечать - перед самим собой, за каждую дырку в броне бегущей за тобой Беатрис, за каждую царапину на ее коже, за ее перенапряжение после постоянного лечения... за страх в глазах Морин, за изуродованный шлем Рафаля, за Освальда под градом пуль, за...

Карла замолчала и выдохнула. Черный океан встретился с голубым небом, без страха, но и без упрека.

- Так вот, если ты готов к этой ответственности, которой инквизиторы-стажеры учатся годами у более опытных, прежде чем получают собственный отряд, если ты можешь обещать сейчас, не мне, самому себе, сделать все, чтобы ничего плохого не случилось больше ни с тобой, ни с другими - я буду считать что ты закончил курсы стажеров экстерном и теперь являешься полноценным Инквизитором. Идет?

Море отступило, возвращая на лицо улыбку.

- Ты сказал. Это уже не мало.

Рассыпавшаяся сигарета оставила Карлу совсем безоружной. Нужно было срочно вооружиться, хотя бы шляпой. Но каким-то чудом ей удалось удержаться.

- Что касается брони, то я не знаю, не могу знать, что чувствует Морин. Поэтому это решение в любом случае за вами.

  • Like 4
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Разве я сказал, что на зло?.

- Приятнее... Ладно. Хорошо, да. -Как-то в разброс произнёс он.

Она вдруг почувствовала укол. Крошечный, едва ощутимый, который невозможно пропустить.
Совесть.
- Прости, милый. - Морин опустилась рядом с Освальдом на колени и виновато заглянула в глаза. - Я сегодня..  - вздох. - ..сегодня сама не знаю, что творю.

Пожалуй, это была наиболее исчерпывающая характеристика того безумия, что руководило ею в последние двенадцать часов. Тяжесть прощания с Анклавом навалилась, даже выступили слезы. Сильнее ей было жаль уезжать только из заповедника, в котором провела всю свою жизнь до восемнадцати лет.

***

- Ты прав, таких... упрямых... Одаренных у меня еще не было, - сигарета начала исполнять свой предсмертный танец в сминавших ее пальцах, что говорило о серьезном волнении ее владелицы. Волнении и той сложности, с которой ей дается этот разговор, - я могу понять, что тебе осточертело чувствовать себя подконтрольным Одаренным, хотя повторюсь, я никогда и никого не считала вещью, но и инсигния не дает свободы, Мортимер. Инсигния дает ответственность. Если ты готов принять эту ответственность, взять на себя любое решение, отвечать - перед самим собой, за каждую дырку в броне бегущей за тобой Беатрис, за каждую царапину на ее коже, за ее перенапряжение после постоянного лечения... за страх в глазах Морин, за изуродованный шлем Рафаля, за Освальда под градом пуль, за...

Мортимер без всякого усилия смотрел и смотрел в черные глаза. Он ждал, хватит ли у собеседницы бестактности упомянуть погибшего сегодня. 

Не хватило. Ну что ж, хотя бы это.
Удивительная женщина. Безаппеляционно заявляя чудовищные по своей сути вещи, кажется, была убеждена в том, что имеет право говорить их. Говорить ему. О его сестре. О кузине. Обо всех тех людях, с которыми свел его ангел и понтифик. 

Все это время она считала, что тянет лямку одна, за всех?..
Она претендовала, без смущения, на место его матери, какой-то из них двоих, не представляя даже, насколько это самонадеянно, и насколько трудные у него отношения с обеими.

А ведь свою родную мать Мортимер не видел ни разу! Что было бы, сведи они знакомство, страшно предположить.
- Так значит, до сего дня вся ответственность была на тебе? - не без юмора уточнил он, хмыкнул, проводив глазами многострадальную сигарету и, выпрямившись, отступил на полшага, принимая более расслабленную позу. Прорезалось привычное самодовольство. - Я особенный. Наконец-то ты заметила.

Не совсем то, чего он хотел, но уже большой шаг вперед. Осталось убедить итальянку, взвалившую на себя роль мамочки, в том, что он вовсе не подзащитный одаренный, как ведьмы и сангвинары. Он - часть инквизиции. Как и Беатрис. И он предоставляет защиту, а не получает ее. По крайней мере, теперь, когда вступил в должность.

- Отлично. С сегодняшнего дня ты считаешь меня настоящим мальчиком. - абсолютно серьезно заявил инквизитор, и воздел руки к небу.

Наконец-то!
- Предлагаю закрепить троекратным целованием. Как с Анжеликой. - по губам скльзнула бесовская улыбка. - Договор полагается подписать. Не хочу, чтобы ты забыла.

- Что касается брони, то я не знаю, не могу знать, что чувствует Морин. Поэтому это решение в любом случае за вами.

Тут уж Мортимер пожал плечами. 
- У нее кожа краснеет. И чешется. Если ты хочешь избавить ее от этого, буду благодарен. Если нет, то.. - он улыбнулся снова. - ..я еще не привык командовать, но могу попрактиковаться прямо сейчас, если хочешь.

  • Like 1
  • Haha 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Прости, милый. - Морин опустилась рядом с Освальдом на колени и виновато заглянула в глаза. - Я сегодня..  - вздох. - ..сегодня сама не знаю, что творю.

Подавленный усталый вздох застрял в горле предательским комочком не в силах двинуться не туда, ни сюда. А вместе с ним и вопрос - "Ну вот как-так?.. " Почему ему с ней порой бывало так сложно? Иногда, на секунду или другую, ему даже казалось что почти невозможно сложно. Но вот, милый  сердцу взгляд уже искал путь домой, где оно билось, как же на него было не ответить? Не улыбнуться, теплой понимающей улыбкой? На это у него не было ни сил, ни желания, душу то его уже давно украли, и бесповоротно очаровали.

-Это ты меня прости. -Ответил он притягивая руку чуть ближе, это ведь был его порок, несправедливые обвинения. Но вот тут появились слезинки, и он было хотел их убрать, но рука оказалось в той самой стальной, святой перчатке от которой было столько неприятностей. -Эй, эй, не плачь. Или... наоборот поплачь. Если хочешь. Если будет легче. А я побуду рядом.

Ужасно сильно захотелось её обнять, несмотря на броню, несмотря на то что прощание затянулось, несмотря на то что город горел, несмотря на всё. Просто взять и обнять. Он не спросил что же такого она творила сегодня, что сама не знала, он тоже не знал, но смотря в её прекрасные голубые глаза, взял руку крепко-крепко и пообещал:

-И даже если ты захочешь сотворить что-нибудь ещё, тоже буду. - Пообещал и понизил голос до совсем уж заговорщического шёпота. -Если захочешь что-нибудь сжечь, буду стоять рядом с канистрой. Если захочешь... Всё что захочешь. И даже если немного погрешить, чтобы немножко разбавить благодать этого.

Он постучал окованным пальцем по её перчатке, и улыбка его стала совсем в точь в точь когда они сидели на крыше смотрели на заходящее солнце, и он обещал все кары небесные имбирю. Ведь если святость доставляет столь много проблем, её можно немножко, совсем чуть-чуть оттенить...

 

 

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Отлично. С сегодняшнего дня ты считаешь меня настоящим мальчиком. - абсолютно серьезно заявил инквизитор, и воздел руки к небу.

Наконец-то!
- Предлагаю закрепить троекратным целованием. Как с Анжеликой. - по губам скльзнула бесовская улыбка. - Договор полагается подписать. Не хочу, чтобы ты забыла.

На бесовскую улыбку ответом был прищуренный черный взгляд. И тон, который можно было бы даже назвать кокетливым, пусть и с натяжкой, если бы он исходил не от строгой женщины в мужской шляпе, в бронежилете и с тремя карабинами и тремя пистолетами в ближайшем доступе, а от кого-то помоложе и поженственней. И без оружия.

- Сначала обещание, потом поцелуи, - улыбка, впрочем тоже имела место быть, вполне соответствующая двойному смыслу сказанного.

Тут уж Мортимер пожал плечами. 
- У нее кожа краснеет. И чешется. Если ты хочешь избавить ее от этого, буду благодарен. Если нет, то.. - он улыбнулся снова. - ..я еще не привык командовать, но могу попрактиковаться прямо сейчас, если хочешь.

Карла кивнула, оценивая объяснение и даже обещание благодарности.

- Нет, сейчас практиковаться не обязательно, - все также, с легким веселым прищуром, ответила она, при этом начав потихоньку снимать с себя лишний груз, чтобы подобрать потом, после переодевания, - но когда-нибудь наверняка придется.

Может и не сейчас, и даже не в этом походе. Когда-нибудь.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Карла хотела ответить, что-то пусть неловкое, зато от всей южноитальянской души, но ее опередили. Невольно посторонившись, чтобы не мешать инквизитору, она, конечно, удивилась, но не так сильно, как следовало бы. Совсем не английская экспрессия англичанина была ей знакома, как и тот факт, что он мог быть искренним. Мог, но почему-то слишком редко это делал.

Дождавшись своей очереди, она почти в точности последовала его примеру, обняв Анжелику и трижды поцеловав по итальянской традиции, и шепнув той на ухо:

- Ты обязательно найдешь надёжные руки. Которые будут целиком твои. 

- И ты тоже, - Анжелика не отпустила Карлу без ответных объятий и улыбки, хранящей один на двоих секрет, одновременно и веселой, и грустной. Они оставили друг другу хорошую память, пусть и знали друг друга не так уж и долго.

Беатрис, подошедшая следом, натолкнулась на тихое лукавство в почти таких же серых, как у нее самой, глазах.

- Нет, целовать я тебя не буду, - хмыкнула экзорцистка. - Но спасибо скажу. И...береги себя, Анжелика.

- Услышать такое пожелание от тебя дорогого стоит, - улыбнулась Анжелика. - Ты тоже будь поосторожнее, Беатрис. Не думала, что скажу такое когда-нибудь, но побольше бы таких, как вы, людей, вокруг. Анклаву они нужны. Как ориентир и понимание, что может быть и по другому.

- Вы сами станете теми маяками, по которым будут прокладывать свой путь другие, - заверила Беатрис суккубу. - Прощай, Анжелика.

- Прощай, Беатрис. И вы все тоже, берегите себя. И удачи.

Фигуры людей и ангела уже скрылись в полумраке подземного хода, но Анжелика ушла не сразу, еще постояв какое-то время в задумчивости, думая о том, как много сделали эти, поначалу чужаки, для Анклава. И сколь многое изменили за столь короткий срок. Что ж, пора было хоть немного отдохнуть и приниматься за волной накатывающие дела. Тихо вздохнув, Анжелика направилась к выходу, пальцы ее руки легонько гладили резинку на запястье другой.

***

Словно компенсируя насыщенность последних дней событиями, мироздание не спешило подкидывать отряду новые неожиданности или неприятности. Тихо было в тоннелях, не бросался никто из темноты на лакомую живую добычу, не проваливался ни под кем пол. И даже выход не был завален чем-нибудь тяжелым. Точно также спокойно прошел путь до спрятанного грузовика, который, о чудо!, оказался на месте. Видимо, в Рианон возобладал здравый смысл и раскрывать своим местоположение схрона она не стала, понимая, что версия со случайными залетными разведчиками критики не выдержит и спросят, если что, с нее.

После недолгой процедуры заправки топливного бака, все погрузились внутрь и Освальд, их бессменный водитель, стронул грузовик с места. Им предстоял обратный путь, который каждый мог провести так, как ему удобно. По счастью, засад на обратном пути не встретилось и, когда солнце покоилось в самом зените, словно крест на папской тиаре, они вернулись в Санктум. Въезд на мост, ведущий к Дозорному Собору, хранил следы жестокого боя, стены близлежащих домов покрывали выбоины пулевых отверстий, а баррикады, за которыми прятались защитники Санктума, несли на себе характерные ожоговые оспины, которые оставляет после себя световое оружие демонов. Стрелять по грузовику, впрочем, никто не спешил, видимо, сидящего за рулем Освальда разглядели и недоразумений с дружественным огнем удалось избежать.

А еще можно было испытать характерное чувство дежа-вю, потому что к остановившемуся неподалеку от баррикад грузовику уже спешили знакомые люди, во главе с Зигфридом. Впрочем, на этот раз он был не один, его сопровождала необычно выглядящая суккуба-полукровка, в отменно сделанной броне и при снайперской винтовке британского производства.

Показать контент  

7d1f74a1901204c7b3dce6df0f211c1b.jpg.bc6cc9ee8595673a483296155e086f19.jpg

Hide  

- Вы вернулись! - обрадовался Зигфрид. - Надеюсь, все прошло хорошо? Кларисса будет рада вас видеть, как и я.

Бывший оперативник Инквизиции нахмурился, пересчитывая всех и найдя несоответствие и собирался уже задать вопрос по поводу отсутствия Николя в пределах видимости, да так и застыл с открытым ртом, увидев Агнессу. Реакция его пока что неназванной спутницы и соратников по отряду отличалась от его реакции ненамного.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В подземелье перед отходом

- Это ты меня прости. Эй, эй, не плачь. Или... наоборот поплачь. Если хочешь. Если будет легче. А я побуду рядом.

- И даже если ты захочешь сотворить что-нибудь ещё, тоже буду. - Пообещал и понизил голос до совсем уж заговорщического шёпота. -Если захочешь что-нибудь сжечь, буду стоять рядом с канистрой. Если захочешь... Всё что захочешь. И даже если немного погрешить, чтобы немножко разбавить благодать этого.

Смех брызнул вместе с новыми слезами. Мистер Вуд без каких-либо  раздумий подписывался на то, о чем не имел понятия. Мало ли что способен породить больной ведьминский разум с четвертинкой демона? Морин прижалась к его плечу, утерла глаза тем же многострадальным полотенцем. 

Более того, он и сам не знал, насколько в цель попал своими предположениями.
- Спасибо..

***

- Сначала обещание, потом поцелуи, - улыбка, впрочем тоже имела место быть, вполне соответствующая двойному смыслу сказанного.

Карла кивнула, оценивая объяснение и даже обещание благодарности.

Мортимер смотрел на нее долго, разглядывая, будто что-то искал. Он все думал, не шутит ли? Нет, кажется, серьёзна. Тогда он встал к ней лицом и поднял правую руку с раскрытой ладонью.

- Я, Мортимер Смит, обещаю, присягаю и клянусь телу Христову, Церкви, и главе ее, Христу, перед лицом единосущного, нераздельного и непостижимого, триединого Бога и его превосходительства, лорда-инквизитора Британской Империи, присутствующего здесь от лица Инквизиции, в ряды коей я вступаю с сего дня, что всеми своими силами и помышлениями буду стремиться сохранить себя в неколебимой верности к Богу, матери-церкви, Инквизиции и Отечеству, я обещаю по всем силам моим стараться быть во всех моих деяниях предусмотрительным и мудрым;  в словах  умеренным, в должностях  праведным и честным...

Продекламировал с чувством и отрешенным взором, потом, прервавшись на середине, взглянул с любопытством на Карлу снова. Сложно сказать, сколько здесь было истинного драматизма, а сколько - иронии. Быть может, она поймет и ей станет, наконец, неловко продолжать требовать от него этого духовного обнажения?

Инсигнию не выдавали просто по факту рождения с нужными способностями. Ее нужно было заслужить. Ее необходимо было беречь. Этот знак и эта клятва и позволяли в будущем давать ту самую защиту, которую обещали Ищущие и Надзирающие для всех, кто добровольно вверил себя из заботам.

- Эту клятву я принес в тот день, когда получил инсигнию. - поведал он, опустив, наконец, руку и забавно посуровев лицом. - Ее сочинил Октавиан Луций Катилина, человек, который предпочел церковное облачение тоге римского сенатора. Было это в девятьсот сорок девятом году, спустя три года после основания Инквизиции. С тех пор уже тысячу лет все инквизиторы приносят ее, вступая в ряды своих братьев. Спустя шесть лет он был избран Папой Римским и взял имя Иоанн.

Мортимер склонил голову, чуть сощурился.
- Ты полагаешь, это обещание для меня ничего не значит. 
Очевидно, обещания, данные Господу, лорду-инквизитору всея Британии, и самому себе до этого момента и не должны были ничего значить. 

"...клянусь повиноваться начальникам моим во всем, что для блага и преуспеяния Инквизиции, Церкви и Отечества, не раскрывать доверенных мне тайн, и непрестанно стоять на страже мира и спокойствия всех людей, дабы не нарушены они были в третий раз. 

А если нарушу эти обязательства, то пусть гнев Господень обратится на главу мою и обратит в прах. Во всем этом да поможет мне Господь милосердный и святая Церковь. Аминь."

Мистер Смит, разумеется, помнил ее так, будто выучил вчера. Каждое слово отпечаталось в памяти. 
Карла не имела понятия, что значит для такого, как он, эта работа. Для полукровки, сама жизнь которого зависела от решения церковных иерархов. Как прилежен он был в учебе, как ревностен после. Сколько сил, физических и душевных, он положил на самое первое и такое сложное задание.
Самое прискорбное, она и не хотела понять. 

- Клясться в одном и том же дважды нехорошо, да и лорда-инквизитора поблизости нет, но я скажу, если ты желаешь. - в синих глазах скользнули неопределенной эмоциональной окраски искорки, правая рука снова поднялась вверх. - Обещаю тебе, Карла ди Фогна, как матери-церкви, и себе, как самому себе, что приложу все силы для того, чтобы исполнить свой долг и сохранить тех, кто доверился мне. Там еще дальше должно быть про разные кары, обрушивающиеся на голову клятвопреступника, но, надеюсь, мы обойдемся без них. Аминь.

Все одно, он был уверен, эта женщина продолжает считать себя выше и лучше, чем он, даже сейчас, формально соглашаясь с ним на словах. Неважно, по каким причинам. Она отказывалась признавать его себе равным. Кто дал ей право определять, когда и к чему он будет готов?
Сам факт этого мог бы довести его до белого каления снова. Но.. не сегодня. Раз уж они подписывали мир, мистер Смит решил припомнить часть инквизиторской клятвы.

- Надеюсь, теперь ты удовлетворена? - в соответствии с пунктом о "сдержанности в словах" поинтересовался он.
И готов был поспорить, что унизительная роль в этом спектакле, в котором ему следовало признать, что до сих пор он не сделал ничего полезного, и не осознал ни единой серьезной мысли, раскрыться, как на исповеди, досталась только ему. Вряд ли Карла заставляла Беатрис давать ей такого рода обещания. Вряд ли она относилась к ней так, как к нему.

Вряд ли он когда-нибудь узнает, почему.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В подземелье перед отходом

А может, ему было приятно сделать именно это? Дать именно такое, безумное обещание с непредвиденными последствиями. Вопреки своему характеру, опыту, предусмотрительности, рассудительности и подозрительности. Просто взять, и довериться ей?

-Тебе спасибо за что ты просто такая, какая есть. -С любовью прошептал он игриво и бесстыдно постаравшись щекой добраться до пары слезинок на её лице до которых не успело добраться полотенце. -Только шепни.

Глядя на затянувшуюся сцену между Карлой и Мортимером, Освальд не смог сдержать ни задумчивого выражения лица, ни тонкой улыбки. Аргументы обоих были ему понятны, но вот оба не желали их признавать, и скрипели как плохо смазанные шестерни и искрились словами. Мортимер считал, что в нём не видят настоящего инквизитора, Карла же не видела в нём такого инквизитора, которого желала увидеть. Он лишь надеялся, что сейчас, они, наконец, решат свои разногласия, раз уж начали до конца, чтобы никогда не возвращаться к ним снова и снова.

И что Морин может быть, всё-таки не придётся терпеть ещё несколько часов святую пытку.

_________________________

Когда они выехали, где-то там, за горизонтом, на востоке, солнце уже начинало расцветать как волшебный цветок. Поначалу протягивая вверх ростки своих лучей, окрашивая небо в золотой, а затем медленно, с ленцой, показываясь само. Это был новый день. Хороший день. Дающий ощущение, что сделано хорошее дело. Но вот именно это теплое ощущение и вгоняло в сон больше всего. И с этим ощущением пришлось мириться и бороться всю дорогу. Он даже не напевал за рулём. Невиданное до этого зрелище.

Дорого тянулась и тянулась, пока не показался он, Город в Городе. Дворец из Дворцов. Санктум. Первое прибежище. Величественный, прекрасный, волшебный, и даже ставший чуточку родным. Ему тоже досталось, и тот отряд на засаду которого они наткнулись оказался далеко не единственным, тем не менее радость его увидеть, могла соперничать лишь с желанием отдохнуть. Желанием, которое едва не сформировалось в стремительную фатальность, он едва не клюнул носом руль, но всё же успел спохватится и сдать по тормозам.

- Надеюсь, все прошло хорошо? Кларисса будет рада вас видеть, как и я.

-Да. Но не так как планировалось, совсем не так и дорогой ценной... -С горечью и тонкой улыбкой ответил Освальд оглядываясь назад, задерживаясь взглядом на удивительной суккубе, которая просто не могла не привлечь его внимания. Её породе было свойственно привлекать взгляды, но эта была явно какой-то особенной, очень особенной, настолько, что он даже моргнул несколько раз, не наваждение ли?..

 -Но новости хорошие. А у вас как всё прошло?..

Показать контент  
  Nevrar rolls 1d100 = 64 #Тест на стойкость 34-10(24) №4 Подъезд к Санктуму.
  Nevrar rolls 1d10-3 = 6 #Отключка // Отменена
  Nevrar rolls 1d100 = 28 #Переброс стойкости 34 (24-10 за усталость, +10 за ос) -2 ОС
 
 -2 ОС
 2/4
+Взят лазерный карабин из тайника для Алекса
 
Hide  
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

***

По доброй воле Карлы Морин, наконец-то, избавилась от раздражающей все фибры ее души брони, и первые полчаса ее переполняло счастье, лишь изредка нарушаемое желанием почесать немного красные пятна на шее и руках. Но потом эйфория пошла на спад и ведьма мирно заснула в кузове грузовика на плече своего непутевого брата.

- Вы вернулись! - обрадовался Зигфрид. - Надеюсь, все прошло хорошо? Кларисса будет рада вас видеть, как и я.

Бывший оперативник Инквизиции нахмурился, пересчитывая всех и найдя несоответствие и собирался уже задать вопрос по поводу отсутствия Николя в пределах видимости, да так и застыл с открытым ртом, увидев Агнессу. Реакция его пока что неназванной спутницы и соратников по отряду отличалась от его реакции ненамного.

- Мы нашли то, что искали. - приветствуя старого знакомого и новую незнакомку взмахом руки, сообщил инквизитор, кивая себе за спину, там, в кузове, стоял их короб с маленьким Светочем.
Он бы мог даже пошутить, что обменяли кудрявого артефактора на белоснежного ангела, но по здравом размышлении решил, что это будет слишком уж. Даже для него. 
- К сожалению, не без потерь. Но и не без новых знакомых. Что у вас здесь? Вижу, штурм был преизрядный.

Морин высунулась следом за братом. Она теперь была облачена в ту броню, которую подарил ей Освальд, и которая была ей куда милее тяжелой ангельской. 
С интересом воззрилась на суккубу с внешностью необыкновенной даже для демона. Мирриам говорила, что Зигфрид нанес им некоторый кадровый ущерб. Похоже, это был именно он. 
Огненная магия, но не такая сильная, как могла бы быть. Обольщение, как и у всех суккуб. Врожденный иммунитет против человеческих даров и особая чувствительность к магии, как у самой Морин. 
- В Анклаве была ужасная битва. - поведала ведьма. - Но зато теперь там правит только Мирриам. 

Изменено пользователем julia37
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Он не очень любил грузовики. Ему не нравилось, что ничего не видно толком. Что там происходит? А этот... Он снова и снова видел вспышки красные, стоило только закрыть глаза. Видел демонов. Страшную рану на голове той истязательницы, которая была на краю гибели. А погибель пришла к нему.

Что-то пошло не так.

Перебирая чётки, он всё-таки задремал и проспал почти всю дорогу до Санктума. Похоже, Рианнон была права. И информация, которую Мортимер и Беатрис достали из той демоницы оказалась правдива. На подступах к Санктуму развернулось жестокое сражение. Слишком хорошо сангвинар знал эти следы жестоких, жарких поцелуев демонического оружия.

Их снова встречал Зигфрид. Спокойный, как каллиграфические строчки его отчётов. И рад был видеть их. Это было взаимно. Здесь, в Санктуме Рафаль чувствовал себя на своём месте. Если Господь заберёт его рано, то он будет рад остаться здесь. Или, может, та смерть уже отняла у него дорожную грамоту домой, и он действительно останется здесь. Вместе с итальянским парижанином, погибшим сегодня ночью. Как же ему не нравилось это чувство неопределённости.

А ещё оперативник немного волновался за стоявшую рядом с ним суккубу. Несмотря на потрескивавшую голову он с интересом глянул на необычную полукровку. Снайпер. Отличная броня. Может, она и есть из той крылатой стражи или разведки, про которую они слышали в первый день в Санктуме? Маг огня средней руки. О! И так же чувствительна к магии, как мисс Морин. Нет-нет, синьора, скромный сангвинар тут ни причём. Смотрите, сколько тут ещё Одарённых. Это всё они, да-да!

Рафаль подал руку Агнессе, чтобы ангел могла как положено познакомиться со встречающей компанией.

- Синьорина Агнесса - Зигфрид Ланге, капитан защитников Санктума, оперативник Инквизиции, - представил, как и положено по этикету, Рафаль даме командира. Он считал, что оперативников бывших не существует. Особенно когда они продолжают... оперативничать. - Зигфрид - синьорина Агнесса Эспозито, Дитя Господне.

Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Разговаривать в пути не хотелось, и Агнесса просто сидела на своем месте, закрыв глаза и даже не пытаясь заснуть. Ей было о чём подумать и о чем беспокоиться. Мысли кружили вокруг предстоящей встречи со старым другом, которого она никогда не видела. Непонятно как  устроенной жизни в Санктуме со странной системой обмена товаров на товар или услугу. Чем может зарабатывать на жизнь ангел? А ещё нужно поговорить с разведчиками и хотя бы начать поиски. Вряд ли начальник службы безопасности придёт в восторг от этой затеи, но просидеть взаперти всю жизнь невозможно.

Планы и предположения, словно дым на ветру. Все эти переживания могут ничего не стоить, если шестеро потерпят поражение там, куда она не сможет за ними последовать и чем-то помочь.

Следы боя на мосту подсказали ответ на один из вопросов.

Девушка попыталась угадать, кто их встречает, но спутница человека оказалась столь необычна, что перетянула на себя все внимание. Агнесса рассматривала полусуккубу с неменьшим удивлением, чем та смотрела на неё.

Рафаль подал руку Агнессе, чтобы ангел могла как положено познакомиться со встречающей компанией.

- Синьорина Агнесса - Зигфрид Ланге, капитан защитников Санктума, оперативник Инквизиции, - представил, как и положено по этикету, Рафаль даме командира. Он считал, что оперативников бывших не существует. Особенно когда они продолжают... оперативничать. - Зигфрид - синьорина Агнесса Эспозито, Дитя Господне.

Девушка приняла предложенную руку и приветливо улыбнулась встречающим.

- Добрый день. Рада с вами познакомиться.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Следы боя не могли не обратить на себя внимания Карлы. Нахмурившись, она изучала их, высунувшись из окна грузовика и мысленно составляя пусть очень приблизительную, но все же хоть какую-то картину боя. Сколько человек могло участвовать с той и другой стороны? Есть ли следы крови, потери? Продолжают ли дежурить за баррикадами часовые? Тревожное чувство, против желания и воли, копошилось где-то внутри, временно вытеснив все остальные, но затихло, стоило ей разглядеть спешащего к ним Зигфрида в сопровождении слишком необычной полусуккубы, чтобы возникли хоть какие-то сомнения в том, кто она.

- Вы вернулись! - обрадовался Зигфрид. - Надеюсь, все прошло хорошо? Кларисса будет рада вас видеть, как и я.

Авейра оказалась красива, и даже очень. А эти светящиеся рога... Ай да Зигфрид, ай да...

- Саrре diem, - поприветствовала она начальника охраны Санктума, выйдя из грузовика последней и последней же заговорив, - Анклав все-таки успел атаковать? Потерь много было?

Перевела взгляд на полусуккубу. Что-то неуловимо знакомое промелькнуло в ее фигуре и движениях, хотя такого уж очевидного сходства с сестрой вроде бы видно не было. Особенно эти рога... Броня, вручную изготовленная Алексом ей очень шла. Девушка профессионально держала винтовку, хорошо зная, как с ней обращаться, и совсем недавно оправилась от ранения - немного скованные движения, призванные беречь правый бок, еще были заметны.

- Привет, Авейра, - протянула она руку полусуккубе для простого, почти военного рукопожатия, и невольно улыбнулась, - рада видеть вас обоих. Анжелика очень беспокоилась, велела предавать привет. Меня зовут Карла, - представилась она на всякий случай.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Четверть рюмки за дьявола  

Анклав, день 1-ый. После посещения Нивены, около 16-00.

Решение было принято, и лучший оперативник Италии, последний мечник рода Солейн, и омрачённый аналитик отправились в поисках пристойного заведения следуя совету непристойной полусуккубы, с этого мог начаться анекдот, с этого могла начаться и забавная история, в которой героям предстоит пройти через немало трудностей, невзгод и судьбоносных выборов. И вот, едва стоило им тронутся в путь, ещё не дойдя до злачного заведения, как первая проблема, выбор, уже встал перед ними. 

- Сеньор и сеньора, с прискорбием однако хочу заметить, что есть одна проблема. 

Освальд стараясь отвлечься от мыслей и преследующего его тяжелого ощущения в груди, пытался немного пошутить, но видимо оставаясь себе верен, темой шутки выбрал и очередную сложность. 

- У нас же совершенно нет денег! 

С этим известием он осмотрел сангвинара и оперативницу, наверное уже прикидывая варианты какими путями эту проблему можно было решить. 

 

Какими путями планировал решать проблему аналитик, оперативник не представляла, у нее же самой с самого предложения было вполне конкретное, готовое решение.

- Бар, в который мы идем, принадлежит Мирриам. Мы ее почетные гости, а потому, все, что мы закажем будет за ее счет, - Карла усмехнулась той неожиданной пользе, которую можно получить, присматривая по ночам за гуляющими парочками. Или  разговаривая со слугами во дворце. Или с официантами в том же баре.

- Если в Санктуме нужны услуги от каждого, то видимо здесь достаточно высокого покровителя, чтобы получать все, что хочешь, или почти все. А уж чем мы расплачиваемся со своим покровителем...

Фраза осталась незаконченной, очевидно, предполагая собственные размышления на эту тему. У Карлы эти размышления почему-то выходили тревожными.

 

В Анклаве, как и в мире людей, в ходу деньги, которые их карманы и правда не почтили присутствием. Будто их карманы чем-то плохи карманов Люциуса! Например. Рафаль на всякий случай пошарил в своих карманах. Нет. Хорошие, чистые карманы. Как и положено аристократу XX века. Не какие-то грязные кармансы. И пустые. Видимо, и это атрибут аристократа XX века. 

Но ситуацию снова спасла Шляпка. 

- А я уж думал, что нам придётся искать банк, где санктумские карточки обменяют на золото, - тоже пошутил маг. 

 

- О, неплохая мысль. -Видимо, расплачиваться доверием госпожи Мириам, сейчас ему и в голову не пришло, как и само желание.  - Действительно, у нас же золотой пакет почтенных гостей, хотя мне он показался, несколько скуповатым... В сравнении с Санктумом. Но может, выпивка в него тоже входит.

Первый вопрос кажется решился, один ноль в пользу гостеприимства Мирриам. Улыбнувшись Рафалю, он отчасти поделился в шутку собственными мыслями.

- А я уже хотел предложить или попробовать расплатиться серебряными пенсами, или оружием. Видимо.

 

- Оружие в обмен на выпивку - это перебор, - поддержала шутку Карла, - а попытки обменять санктумовские карточки на золото, вполне способны превратиться в перестрелку и завалить всю задумку Мирриам.

Бар, находившийся уже практически на дворцовой территории, в это время суток оказался заполнен на треть. В этом было и преимущество, и недостаток - можно было выбрать практически любой столик или место за барной стойкой. Но, одновременно, быть слишком заметными для стороннего наблюдателя. А, впрочем, ладно. Разве не могут почетные гости Мирриам пропустить по стаканчику в середине дня?

Показать контент  

e4719e575badc5908dfd189939183ed7.jpg.c0e

 

Hide  

Музыкантов пока еще тоже не было, но о том, что на улице еще день, можно было догадаться лишь по их отсутствию и малолюдности. В остальном же - атмосфера, полумрак, официанты, карта напитков - все было как обычно. К девяти вечера так и станет - как обычно.

  

-Я ещё не настолько опустился, чтобы пропивать карабин, - улыбнулся аналитик. - Скорее мне виделась картина, что когда огромный рогатый и крылатый бармен скажет: "С вас эквивалент десяти душ", ты медленно положишь на стойку руку, непренуждённо сверкнув револьвером, и скажешь: - "я могу заплатить пулей". Я сочувственно кивну со словами: "она может заплатить пулями", а вы, Рафаль улыбнувшись стальной улыбкой, скажете: "но сдачу возьму я", недобро после покосившись на его рога. И всё, вопрос решён. 

Заведение оказалось под стать дворцу госпожи Мирриам, в столь мрачном интерьере всегда было ощущение позднего вечера, что должно было подталкивать к расслаблению, может даже это бы и вышло, благо что народу мало и можно было выбрать любой столик, и Освальд выбрал самый дальний от чужих глаз. 

-Чудны повороты судьбы, никогда бы не подумал, что демоны будут меня кормить, поить, снаряжать... 

 

Сангвинар в ответ на план аналитика негромко рассмеялся.

- Да мы же весь Анклав как липок обдерём таким modus operandi.

Янтарные глаза с интересом посматривали по сторонам. Именно в барах ему давненько не приходилось бывать. Наверное, этот всё-таки отличался от своих дальних родственников дома.

- Да, некоторые из них не отказались бы и дополнить список услуг, - негромко хмыкнул маг. - У меня разное бывало, но такого я и близко вообразить не мог. Оказаться в небесном Городе, где есть и люди, и ангелы, и демоны, и Тьма.

 

- Хороший план, - улыбнулась Карла, оглянулась с видом завсегдатая, подозвала официанта, - в следущий раз, если понадобится нестандартный план, буду знать, к кому обращаться. Не поленюсь за ним слетать даже, из Сицилии в Лондон.

Меню бара, как оказалось, состояло не только из алкоголя. Можно было заодно и пообедать, тем более, что время было самое подходящее. Причем пообедать блюдами куда как более качественными, чем в столовых Санктума.

- Похоже, Анклав заполучил не только всех опытных винокурщиков Города, - сказала она, задумчиво разглядывая меню, - кроме крепкого алкоголя у них ещё и с продуктами, и с готовкой получше дела обстоят.

  

-Ну, это меня не удивляет, - приподняв брови и склонив голову в бок изучая меню ответил Освальд сразу Карле и Рафалю. -Ведь демонам, должно быть свойственно развитие в грехе. Не довольствоваться малым, и божьей благодатью, а ненасытно желать большего, лучших вин, лучших блюд, лучших зрелищ, лучшего оружия... Говорят, перед тем как человек был изгнан из Рая, самой большей его радостью было общение с Творцом, но согрешив, он себя этой радости лишил, и с тех пор пытается найти ей замену, отсюда и корни всех страстей. Демонам, же так далеко отклонившихся от замысла Его, её должно особо не хватать. 

Иначе что могло толкать на такие чарующие названия вроде "Последнего сладострастного вздоха"? Нет, "последнее" ему всё же сегодня не хотелось, чего-нибудь крепкое дело было иным. 

-Но они в благородстве своём, похоже, действительно не отправили за нами хвоста, предлагают честную сделку, и относятся благожелательно, ведут себя как люди, я бы был даже не знаю, разочарован, если бы не смотрел по сторонам. А от того, это всё кажется большой ловушкой. И да, вот того что они будут ещё говорить по английски я тоже, признаться, не ожидал.

 

Сангвинар с интересом отметил вдумчивый подход аналитика даже к околотеологическим вопросам. Можно только радоваться, что по сравнению с далёким прошлым Церковь и Инквизиция стали значительно терпимее к думающим людям, ищущим взаимосвязи. По крайней мере, пока это делают достаточно тихо. Сам же он считал, что тихие разговоры значительно опаснее открытых бесед. В тихих разговорах могут звучать сомнения. Опасные мысли. А если выносить эти разговоры, да при правильной подаче на свет общественности, то это только лучше защитит простых людей от сомнений, искушений, соблазнов.

Правда, озвучивал эти мысли сангвинар всегда тихо.

- Сложно соблюсти эту границу между тем, что достаточно, и тем, что хочется. Где тонкая грань между "можно сделать что-то лучшее" и жаждой излишества? А демоны... Меня тоже несколько обескураживают они, - тихо признался товарищам Рафаль. - Я никогда с ними не сталкивался, но... Они слишком доброжелательны. Они договороспособны. И каков бы ни прятался интерес Мирриам, она выглядит очень честной. И даже не пыталась испробовать свои чары соблазнения. Всё это идёт слишком вразрез с тем, чему нас учили в Академии, с официальной позицией Церкви. Вечно приходится напоминать себе, что демоны уничтожили Индию и прошлись по средиземноморскому региону. Что демоны потворствуют культистам. Может, просто суккубы и инкубы из них наименее... зловредные? По-прежнему опасные, да, но всё же.

Рафаль покачал головой, листая меню. Какая-то часть него думала, что, возможно, вся война с ними - часть грандиозного недопонимания. Но другая... При непонимании одни не питаются другими. Порой в прямом смысле.

  

Разве желание лучшего и бóльшего каким-то образом роднит нас а демонами? - переспросила Карла у Освальда, вопросительно оглядев сначала его, потом посетителей а зале, потом - Рафаля. Определенным образом ее мысли совпадали с мыслями сангвинара. Постоянно напоминать себе, что вокруг враги, что все демоны - враги, становилось все труднее, и в этом была опасность того рода, что при следующей встрече с демоном она может и не достать оружие вовремя, даже в том случае, когда это будет критически важно.

Взгляд ее упал на револьвер, настолько намертво вросший в ее предплечье, что забыть про его существование было легче лёгкого. А вот забыть его одеть вместе с креплением - наоборот, невозможно совершенно.

- Даже когда люди стараются улучшить свое оружие против демонов же? - Продолжила Карла, - пытаются сделать, например, пистолет более быстрым и надёжным, снарядить его святыми пулями, а то и вовсе изобрести что-то новое, что против людей не особо нужно?

Тут в голове оперативницы всплыло воспоминание, зачем ей самой понадобился более быстрый и надёжный пистолет, чем обычный табельный. Она смутилась и снова уткнулась в меню.

- Но вы оба правы, то, что мы видим вокруг, мало похоже на то, с чем приходилось сталкиваться на земле, - буркнула итальянка, - начиная от самой сделки с демоном и работы на него... в нашем случае - нее, и заканчивая вообще возможностью совместного сосуществования. На земле в любое проявление демонического сначала стреляешь, а потом разговариваешь, и это кажется единственным разумным подходом.

Карла хмыкнула, припоминая, что даже в Санктуме эта проблема не стояла так остро - в той части города жили больше люди, руководили ими люди, и живущие там демоны-полукровки принимали эту власть. Здесь же руководили чистокровные демоны... Но ощущения нахождения в Аду или, хотя бы, в стане Врага не было столь сильным, каким должно было быть по идее.

Вздохнув, Карла в очередной раз пожалела, что рядом нет Амадео. Тот бы расставил все точки над i в мгновение ока, в любой, даже самой сложной и неоднозначной ситуации, и легко, парой коротких приказов, заставил бы выбросить из головы все лишние мысли.

 

- Не знаю. - К его несказанной печали, эти два слова становились у него ответом на слишком многие вопросы, висячими колокольчиками они звенели в душе при каждом движении, и то, и дело наполняли её мучительной болью. -Может это и стало бы одним из моих вопросов к Донато... 

Освальд чуточку улыбнулся, вспоминая тот разговор перед дверью, увы, возможность поговорить с сыном Его так и не представилась толком, и сейчас он как никогда надеялся что эта возможность всё же будет.

-Думаю, всё дело в истинном мотиве что движет в этот момент. Мне кажется что познание - тоже может быть способом разговора с Ним. А вот действия Мирриам, могут быть продиктованы и логикой, ведь если бы она применила свои чары, ей пришлось бы иметь дело с вашей тренированной волей, и провал бы для неё обернулся отблеском ангельского клинка у горла. А так, вкрадчиво и осторожно, она проникает в мысли и сеет в них сомнения, надежду на то что до неё можно достучаться, и её она направляет в мирное русло которое ей выгодно. Ей ведь не обязательно брать всё? Достаточно лишь часть, только в той мере в которой мы ей позволим. Кусочек за кусочком...

На последних словах его лицо сделалось отчётливо кисловатым, а пальцы против воли набивали какую-то тревожную мелодию на столешнице, ему было неизвестно то, о чём было известно Рафалю и Карле. Не было ему известно и то, принял ли кто предложение Госпожи о приватном разговоре, но он точно знал что Мортимер на него согласился.

А на утро выглядел явно не бодрым.

Вот и выходило, что то что не смогла взять юная Шеор, смогла заполучить более опытная дьяволица. И эта параноидальная мысль, тоже не давала ему покоя. Его ведь тянуло к ним, к родной крови, Освальд только сейчас начал это понимать, как и то что раньше просто отказывался в это верить, или замечать, а сейчас, просто не знал, не знал как к этому относится. И Морин...

Мелодия резко прекратилась, пальцы сжались в кулак а в глазах его отчётливо мелькнула смена плана и фокусировки с мыслей на происходящее.

-Н адо бы уже что-нибудь заказать.

 

Сангвинар с лёгкой улыбкой глянул на левую руку итальянки. Да-да, такой револьвер нужен именно для охоты на очень демоническое! Но которое прячет свои крылья, копытца, рожки и хвост. Демоны же таятся и внутри людей, просто носу не кажут. И на них тоже можно поохотиться. Пулей на вылет. Серебряной. Или не серебряной.

- Оружие при встрече с госпожой пришлось сдать, конечно. Правда, я забыл сдать нож, - искренне повинился сангвинар. - Сую его в голенище сапога и вечно забываю потом.

Мистер Вуд был прав, заказывать действительно пора. Сангвинар заказал красного вина и лазанью alla bolognese. Что-то соскучился он по дому.

 

Карла нашла в меню нечто итальянское: ризотто с грибами. И даже нечто, гордо именуемое буквами как "граппа". Посетить дьявольский бар-ресторан на небесах и не попробовать такое? Ни-за-что.

- Меню не пробовала, поэтому посоветовать не могу, - сказала она, задумчиво уставившись на меню Освальда. Это была интересная версия - не брать силой то, что хочешь, а посеять сомнения и взять то, что дадут добровольно. Очень коварно. По-демонически. Карле, привыкшей к простым вещам и понятиям - враг, опасность, стрельба, осмыслить такое было очень сложно. Но представив, как револьвер смотрит в сторону, ну, той же Анжелики, пришедшей вчера посреди ночи, она смутно осознала, что тот имеет в виду. Ведь сделай Анжелика резкое движение или нечто, отчего Карла бы почувствовала магическое воздействие на себя, и револьвер бы не только покинул свое укрытие, но и наверняка выстрелил.

А так - прикинься почти человеком, несчастным, совсем не страшным демоном, обделенным друзьями, семьей, нормальной жизнью - и вот, сочувствие уже обеспечено. А за сочувствием можно вытянуть и что-то совсем иное. Кусочек за кусочком. Освальд имел в виду кого-то конкретно? Кажется, да. Кажется он что-то знает, что-то, что сильно его беспокоит, и это не просто предположение, а именно знание. Что же это...

Карла сомневалась, что Мирриам или та Анжелика врали вчера, показывая свою горечь от жизнь в Анклаве, но они оставались демоницами, то есть кем-то, на кого нельзя применять человеческие мерки. А если применять, то какая тогда разница между ними и людьми? Между трущобами Анклава и трущобами Катании?

- И что, не пригодился нож? - Спросила она Рафаля, - или пригодился бы, но ты про него забыл? - Легкая поддевка в купе с подмигиванием была призвана заменить собой шутку. И вообще пора было разрядить обстановку, а не нагнетать ее. Они ведь эа этим сюда пришли?

- Давайте уже выпьем... - предложила Карла, когда на столе, наконец, появилось заказанное.

 

-О, так вы воспользовались предложением? -Освальд чуточку усмехнулся, приподняв брони, не ожидал, никак не ожидал. -Моя смелость и обязательства не позволила мне пойти не такой шаг. 

Выбор Освальда же в плане меню, оказался прост, и не слишком уж английским, виски и говядина.  Наверное тоже жертвенный агнец, которого жестоко убили демоны... Убили и скормили. 

-И что она говорила?.. - Всё же не смог он сдержать своего любопытство, в том что стояло за той просьбой - то что он подумал, или нечто другое. 

 

Сейчас с бокалом вина в руке он вдруг понял, что они толком все вместе и не собирались за одним столом. Нет, конечно, они вместе ужинали, обедали, завтракали во время перехода к Санктуму, но после... разбежались и больше особо и не собрались. Он не знал, стоит ли насильно сгонять людей в месте. Но ведь им вместе идти в бой, сражаться. А такие совместные трапезы хоть немного, да сплачивают.

Сплачивают же?

-Мне вспоминается одна шутка, - усмехнулся сангвинар. - Возвращается домой мужчина и с грустью думает:
- Жизнь - тоска, жена - ведьма, друзья - подлецы, родственники - подонки...
За плечом его всё это ангел-хранитель записывает и размышляет:
- Надо же, всегда только мрачные желания, но исполнять надо.
За правильные желания! 

Сангвинар приподнял бокал вина, отпил и улыбнулся товарищам.

- Нож мне не пригодился. Я как-то посчитал, что будет неблагоразумно отказаться от аудиенции нашей хозяйки, полагая, что, возможно, у неё будут какие-то к нам предложения. С чем-то помочь или что-то найти. Её заинтересовало моё мнение об Анклаве.

 

- За правильные желания, - усмехнулась Карла необычному тосту, но поддержала.

Граппа была почти как настоящая. Но не граппа. Хотя сейчас это едва ли было важно.

- Странный вопрос на самом деле, - поставив тронутый лишь на один глоток стакан на стол, сказала она, - мнение об Анклаве было бы понятнее спрашивать у того, кто здесь провел какое-то время, а не у только что прибывшего. Или ее интересовало самое первое, поверхностное впечатление?

А вот ризотто однозначно удалось. По крайней мере пауза в разговоре над столом на какое-то время повисла.

- И кстати, я тоже не ходила. Хватило разговора с Анжеликой.

 

жена — ведьма

На этих словах Освальд как-то странно кашлянул прежде чем сдерживаемая улыбка стала улыбкой за тост. 

- За правильные желания! 

И опрокинул стакан залпом, с намеренной ошибкой которую делать обычно не стоило, жгучее ощущение разлилось по груди едва не согнув его пополам, и заставив как следовало прокашляться, вот зато затем стало хорошо, да, и аналитик улыбнулся, немного виновато. 

- А Он услышал мои молитвы у Светоча, избавил от демонических искушений, дьяволицы мой сон не беспокоили.   

Своими руками как говорится... 

- Почти. 

Потому что остались ещё демоны. Инкубы. А вот с ними вышла ошибка. 

- Встретил Люциуса у комнаты Морин сегодня утром, тот услышав её пение прибежал как гончая на кровь, предложил спеть для Госпожи. 

 

- Её интересовало именно поверхностное мнение, впечатления первого вечера. Признаться, её интерес к мнению человека по такому вопросу весьма необычен. Она спрашивала... будто ей не очень нравится Анклав таким, какой он есть. Будто искала этому подтверждения в мнении, пропущенном через человека.

Сангвинар уделил некоторое время еде, прежде чем продолжить рассказ о своих достаточно невинных похождениях.

- Ещё госпожа почтила меня своим человеческим обликом, - не сдержал улыбки Рафаль. - Изумительное преображение. Не чувствовал ни вторжения в разум, ни изменения её ауры. Молодая женщина, но аура демоническая. Удивительно, - покачал головой. - И как прошли ваши разговоры с помощниками нашей хозяйки?

  

Кашель и немного странная улыбка на шутливый тост обратили на себя внимание. Как будто шутка оказалась из тех, в которых есть доля правды. Но наваждение быстро растаяло, за глотком граппы и вкусом ризотто.

- В Санктуме за развлечениях вроде бы хорошо зарабатывают. Те же певцы или маги с постановочными шоу. Может в Анклаве с этим тоже дефицит? - Предположила Карла после паузы, - Морин хорошо поет, я могу понять такое предложение. Если, конечно, это предложение работы для певицы, и не более, - поспешно добавила она.

Хотя кто знает, на самом деле. Быть может, опасения Освальда были отнюдь не беспочвенны. Сама Карла с Люциусом не общалась, и ничего конкретного, обнадеживающего или наоборот, сказать не могла. Тем более, не видя его в тот момент.

- Помощницу госпожи интересовала жизнь в Санктуме, - ответила итальянка Рафалю. Подумала, и решила, что подробности такого интереса, затрагивающие чужую частную жизнь, разглашать не стоит, - не так, чтобы в общем, или поверхностные впечатления, а конкретные детали.

О приглашении на совместный ужин она тоже решила не говорить.

 

Такие известия о деталях встречи с госпожой всех борделей в демоническом анклаве, по всей видимости немало удивили аналитика, настолько что тот задержав взгляд на сангвинаре, несколько секунд вслепую нарезал принесённый ему кусок мяса на тонкие, но не слишком ровные кусочки. 

Пахло, однако столь аппетитно что наесться можно было уже одним лишь запахом. 

-Интересно, весьма, весьма... С ваших слов выходит так что она хочет изменить это места, ищет поддержки, и в большей степени уверенности для себя в правильности собственных поступков. А кроме того ещё благосклонна к инквизиции... 

Видимо это было одной из тех новостей что лучше принимаются как-раз под бокальчик, с ироничным тостом.

-Демонам тут, видно, надоело быть демонами, слишком сложно.  Ну что же, за их души. 

И когда тот был узаконен отпитым стаканом, он посмотрел на Карлу, долго над чем-то размышляя. Довольно неправильным казалось пройти с человеком через столь многое, и едва найти слова для беседы, когда такая возможность наконец представилась. 

-Конечно, самая злая ирония в том, что этот инкуб безупречен и галантен... 

Настолько что на него даже злиться выходило с переменным успехом, в большей степени лишь на себя. 

-...И всё чуть сложнее. 

С этими словами он замер и посмотрел поочерёдно теперь сразу на их двоих, думая, размышляя, прикидывая, но так и не находя слишком резких причин чтобы молчать. 

-И дело в том, что видите ли, я сделал мисс Смит предложение. 

Тут он сделал ещё один глоток уже не дожидаясь никакого тоста.

 

Рафаль сделал лишь небольшой глоток вина. Они сначала должны познакомиться. Это крепкие напитки можно (а порой и нужно) решительным залпом встречать, ни капли на дне. С вином так нельзя. Это всё равно, что при первом же знакомстве наброситься со страстными поцелуями при всей честной компании на красивую девушку. Нет-нет, сначала - знакомство, лёгкие, почти невесомые поцелуи в щёчку. Или коснуться воздуха губами в миллиметре от тонкого запястья.  

Вот мистер Вуд и Шляпка правильно пьют свои напитки. Глаза с улыбкой проводили оба напитки. Суккубы. Интересно, что оперативница решила встретиться с одной из них. Вчера ночью или сегодня утром? Местные суккубы испытывали интерес к их дамам. Задумчиво скользнул взглядом по светлой коже, где прячутся токи жизни. Машинально путь продолжил по её шее ниже к декольте, пока с каким-то сожалением не наткнулся на стражников-пуговицы.

Ах, да, серьёзные разговоры, демонессы, судьбы мира. 

- Возможно, именно поэтому она поддерживает контакт с Клариссой, - поддержал развитие мыслей мистера Вуда сангвинар, ухвативший спасительную нить разговора. 

Но спасительница-нить вытащила сангвинара на мелководье и со смехом уронила в воду. Русые брови чуть удивлённо приподнялись, им вторила немного растерянная улыбка. Мистер Вуд и мисс Морин. Он, конечно, видел их часто вместе, но такого стремительного развития событий не предполагал и не гадал. И, конечно, будучи истинным британским джентльменом (в очках! в костюме-тройке!), он решил связать себя узами с девицей, что сердцу дорога, прежде всего остального. 

- Неожиданная новость, - улыбнулся Рафаль и поднял бокал за молодую пару. - А я-то думал над этим прекрасным кольцом на руке синьорины. У вас хороший вкус, мистер Вуд. Но я уверен, что раз синьорина Морин приняла этот жемчужный символ ваших общих намерений, то Люциус может вызвать у неё такой же интерес, как скульптура Микеланджело в музее. Эстетический. 

 

Брови итальянки дружно поползли вверх. Так быстро? Ведь знакомы-то всего-ничего. Но с другой стороны, забота Освальда о Морин все это время могла остаться незамеченной разве что кем-то совсем слепым, а Карла, хоть и была довольно большим дилетантом в вопросах отношений, но не настолько, чтобы не заметить совсем уж очевидное.

- П-поздравляю, - сказала она с небольшой заминкой, глядя на выпивающего залпом свою порцию Освальда. Подумала, и снова подняла свой стакан, - желаю долгой и счастливой совместной жизни...

Что там еще принято говорить в таких случаях? Карла не имела ни малейшего представления. В любом случае, Морин была в надежных руках, в этом итальянка отчего-то не сомневалась, так что оставалось лишь пожелать им обоим поскорей выбраться из этого дела, живыми и невредимыми, чтобы начать новую жизнь.

Сделав еще глоток, Карла спросила:

- Ее брат не был против, надеюсь?

Вроде бы еще должно быть согласие родителей. Наверное. А может и не обязательно. Чтобы не попасть в просак неосведомленности в таких далеких от ее компетенции вопросах, Карла решила больше ничего не спрашивать. Только подтвердила, на всякий случай, слова Рафаля:

- Да, думаю, местные суккубы и инкубы могут вызывать поверхностный интерес, по понятным причинам, но вряд ли это что-то серьезное. Не стоит волноваться.

Наверное, именно об этом так сильно переживал Освальд весь сегодняшний день? Надо было попытаться его успокоить хоть чуть-чуть.

 

Освальд улыбнулся на слова Рафаля как любимый домашний кот укрывшей сметаны, смущённый своим поступком, но всё-таки счастливый и довольный, задумавшийся лишь над тем, о каком вкусе говорил сангвинар. Имел ли он ввиду кольцо, что он подбирал под неё и её вкусы, или саму избранницу жизни? Нет, конечно первое, но второе ему самому, нравилось куда больше. Разве какое-то кольцо могло с ней сравниться? С небесной синевой глаз. С голосом, прекрасным как звук самой жизни. С желанной красотой, будоражащей кровь, и душой, чистой как свет Архангела?

В последнем было и всё дело, он был просто хуже. 

- Спасибо, - кивнул он радушно Карле, слова чьи хоть и были неловки, похоже искренни. - Нет, не против... 

Тут Освальд запнулся и померк, правильней было сказать: "Был не против" а сейчас эти слова забрал, пожалел о них. А последние их слова и вовсе задели его тело кривым ножом. 

-Нет, нет! Конечно нет, она самой светлой души человек, вы же знаете. И я... знаю. Но всё равно взял и надумал лишнего, и...

Он запнулся снова, и прежде чем продолжить выпить снова. 

-Даже не знаю, как сказать, сам нарисовал скверную картину, повесил её на стену и показал ей. Зачем, Господи? Низко и жестоко, но каждый раз, я наступаю на этот капкан. Везде, и с этими демонами, и здесь...

 

Рафаль внимательно слушал, на лице даже мелькнула понимающая улыбка. Он хорошо понимал мистера Вуда. Как не беспокоиться за дорогого человека? Когда ты старше, когда видел столько человеческой низости, когда пытливый ум видит угрозы, препарирует их на части, чтобы решить: а что с тобой делать, угроза? 

- Мне кажется, что вы естественно заботитесь о мисс Морин. Все Одарённые и работники Инквизиции знают об опасностях демонов, малефикаров, но львиная доля знает всегда именно в теории. Кто из нас мог предположить, что чёрный конверт окажется таким? Уж на что порой думаешь, что повидал всё, - покачал сангвинар головой. - Я не могу сказать, что познакомился хорошо с мисс Морин, но если огонь отражает сколько бы ни было её натуру, то она требует мягкого обращения с собой. Огонь сложно обуздать, но он тоже любит комфорт, если позволите аналогию: сухие дрова в на бивуаке, уютный, надёжный камин. Не переживайте чрезмерно, мистер Вуд: у неё есть вы, есть брат, есть кузина. Кто-то из вас всегда рядом, чтобы поддержать. А в бою ещё есть и мы, чтобы прикрыть. 

 

-Да, это верно. -Согласился он делая новый глоток, Рафаль подметил всё тонко, Морин была как домашний очаг, рядом с которым просто не хотелось ни о чём думать кроме как о тепле и уюте, забыть обо всём. Иногда она ещё была и страстным пламенем, но он с какой-то странной одержимостью своими мыслями и идеями, ещё упорно искал в том огне какой-то секрет и тайну. Что-то ещё, неуловимое, сам не зная что. Та улыбка демона, его неожиданно крепко задела, задела старые раны и в большей степени неприязнь к Люициусу, то был невеликий грех, невинность в общем-то по большей части. А он, вот... Что за зрелище. Вряд ли это кому-то было ещё кроме того интересно.

-А вы полагаю, тоже ожидали от черного конверта совсем иного? Догадки у меня были, но не после того как я прочитал что встречи ищет сам Папа.

 

В некоторых случаях лучше перебдеть, была уверена Карла. Конечно, Освальд беспокоился за Морин, не мог иначе, да и как не беспокоится, когда кругом такое? Что же касалось скверных картин... разве чувства, восхищение и понимание не должны быть взаимными? Даже если где-то краски оказались излишне сгущены и мрачноваты, и Освальд надумал лишнего, разве это было так уж страшно? Ведь даже если они с Рафалем, совершенно чужие, по большому счету, люди, прекрасно понимали проявляемое им беспокойство, то и более близкие должны были?

Впрочем, Карла была большим дилетантом в вопросе взаимоотношений. И виной тому были не только полное отсутствие в ее жизни чего-то похожего, но и то "понимание" которое продемонстрировали в отношении нее ее собственные, когда-то самые близкие ей люди. Из чего она смогла сделать только два вывода: первое - так не должно быть. Второе - у нее больше никогда не будет близких.

- Черный конверт, - итальянка ухватилась за возможность сменить тему, - я даже не знала об их существовании, пока не получила. Думала, будет какой-нибудь тайный приказ, правда не понимала, зачем его было оформлять в какой-то особый цвет. Приказов я и до этого выполняла много и разных, в том числе подпадающих под закрытый допуск, и нареканий до сих пор не получала. Куда этот конверт мог завести, - она демонстративно оглянулась вокруг, - вряд ли это вообще было возможно предсказать, даже имея информацию об ангелах, живущих на виллах, и демонах, способных идти на честные сделки. А какие здесь могли быть догадки? - поинтересовалась она у аналитика.

 

Мог ли достаточно чужой человек, другой страны, другой культуры подобрать подходящие слова, чтобы потушить огоньки беспокойства в другой душе? Француз, проживший полжизни в Италии. Человек двух стран, где вера в Бога сочеталась с чувственной и страстной любовью к женщине. И Британия, которая в его глазах была строгой, чопорной. Да ещё и сложно подобрать подходящие слова на языке, который знаешь... средненько. Оставалось надеяться, что сейчас мистеру Вуду нужны были именно люди со стороны. Не совсем чужие, но и не слишком близкие. Не захваченные канатами родственных связей, метаниями любви к родным, сложными... родословными. Два не друга, но товарища, которым можно сказать то, что не скажешь другим.

- Да, обычно вызовы на оперативную работу проходят без участия Его Святейшества. Когда мне доставили конверт, я полагал встречу с четвёртым рангом, максимум - третьим. Но вызов к Его Святейшеству... - покачал головой. - Это была полнейшая неожиданность. Если выразить благодарность - то уровень слишком высокий, если выразить недовольство и казнить... - Сангвинар весело рассмеялся. - Так и так, слишком много чести для меня. И я ожидал, что понадоблюсь по своему профилю, может, в связи с каким-нибудь делом, в котором участвовал, которое пришло к неожиданным результатам. Ангелы, демоны и Тьма - не совсем мой профиль. Были.

 

-Догадка была у меня одна, что вспомнят старый грех, или "воскрес" один плохой человек.- С тенью неприятной тайны очень уж обтекаемо поведал аналитик. Чёрный конверт - не белый, и ассоциируется отнюдь не с поощрениями, а с чем-то вроде открытки из мрачных застенок близких к моргам. И конечно, первым делом, он подумал самое дурное что могло прийти ему в голову. Невероятные варианты отсеялись, осталось лишь то, что дело уже многолетней давности получило ход второго рассмотрения, что всплывёт что-нибудь неучтённое и... 

-А потом прочёл и минут пять сидел в замешательстве, испытывая дивное чувство полного непонимания происходящего, отрешённой пустоты, когда вопрос есть, а догадок, даже самых безумных, вовсе нет. Ну, кроме канцелярской ошибки конечно. Представил бы я себе картину, когда со всех ног прилетаю Рим, а потом на меня смотрят внимательные глаза Папы и говорят "А что тут делает этот наглый самозванец?!" 

Освальд улыбнулся той картине что нарисовала его фантазия, и улыбка как-то немного померкла от того как бы всё тогда сложилось. Он бы конечно всё объяснил, возможно перед ним даже извинились бы, и тогда бы он просто вернулся и было всё как прежде. Но было однако теперь много того, что противилось тому что было прежде. 

-И да, были. Теперь глядя как ловко вы решаете сопутствующие проблемы, и не скажешь что не было, напросились на пометку в личном деле: "специалист по ангелам, демонам и "Совершенно секретно"". Ваше фехтовальное мастерство здесь оказалось очень кстати, а без тебя Карла, даже не знаю, какой ценой мы бы выбирались из первых передряг.

 

- Понятно, - кивнула Карла обоим. Сама она конверт с предыдущими делами не связала, даже с тем самым. А вот некое дело в памяти Освальда явно было связано с кем-то конкретным, кого ему действительно могли припомнить. Интересно, что он с ним сделал? Посадил? Отправил на костер? Взяв при этом какой-то грех на душу?

- Мой начальник, вручая мне этот конверт, понимал больше меня, - хмыкнула она, - велел отнестись серьезно и сделать что скажут. Сам когда-то получал такой.

"Куда уж серьезнее", - подумала Карла. А ещё подумала, уже не в первый раз, входили ли в его конверт все эти ангелы и демоны? Смогут ли они нормально разговаривать, когда она вернётся, или через каждое слово будет срабатывать ментальный блок то с одной, то с другой стороны? Что ж, чтобы это узнать, стоило сначала вернуться.

- У меня же лишь было чувство, что моя жизнь делает резкий поворот. В очередной раз и без моего согласия, - продолжила она, ковыряясь  в тарелке, - все-таки Рим и Папа это действительно... слишком высокий уровень.

Картина, нарисованная Освальдом и правда была забавной. Особенно, если представить, как канцелярская ошибка отправила по домам их всех. Улыбаясь, Карла решила объявить новый тост: 

- За то, чтобы новых навыков всех нас хватило на Тьму и Харрингтонов без потерь?

 

- Да, Донато своим выбором спутников порядком удивил, наверное, Его Святейшество и мессира Росси, - улыбнулся сангвинар. - Половина - британцев, половина - итальянцев. И все едут в Грецию. Личные дела наши в одних шкафчиках, менее секретных, подистончатся, а в других - располнеют. Думаю, что пока не буду вешать объявление "Рафаль Солейн, сангвинар и фехтовальщик. Ищу и охраняю ангелов, гоняю демонов и Тьму", - снова улыбка.

Чёрный конверт. Меняет ли он жизнь? Или он - просто следствие наших выборов. Наши маленькие решения, складывающие целую мозаику. Просто сегмент мозаики для нас, но другие люди видят целый витраж. Человеку нужно отойти в сторону, чтобы увидеть свою мозаику-жизнь. А Он... Господь видит весь непостижимый собор.

- Да, чёрный конверт меняет жизнь, - кивнул сангвинар, принимая второй бокал вина. - Взять хотя бы антураж. Если предположить такую хорошую компанию я ещё мог, то вот такое заведение - точно нет.

Тост Шляпки точно отражал значительную часть её натуры. Выполнить миссию без потерь. И к этому он мог только присоединиться.

 

-За путь без потерь!  -Столь хороший тост было грех не поддержать, он соблазнял не хуже демонического виски, в демоническом заведении, своей прекрасной красивой идеей в которую так хотелось верить.

Приключением на небесах. 

Тем что их путь останется в памяти светлой памятью совместных свершений, деяний, которые можно будет вспомнить вот так, собравшись всем вместе через пару лет. Вспомнить всё плохое - но с улыбкой, вспомнить трудности что преодолели - вместе, вспомнить тех кого уже нет, Костаса, всех тех инквизиторов отдавших свою жизнь святому долгу - с честью. Простить ошибки и слова что были непоняты и грубы. 

А не событием, забыть которое не удастся, и не удастся запить и парой бутылок виски. У них всё получилось, и всё равно он чувствовал себя так, словно вся эта демоническая одежда была с маленькими иголками, посыпана острым красным перцем, что где-то есть опасность которую он упускает. И это чувство к его скорби, распространялось на всех кто его окружает, стоило лишь им дать надуманный повод.

-И чтобы в нём каждый нашёл что-нибудь для себя. -Добавил он уже тост от себя, с улыбкой. 

-И вот на счёт объявлений, я в Санткуме пытался найти фотоаппарат, думал сделать снимков нас всех вместе, но вот неудача, в город они не попадают, вообще никакие. И ни одного мне не удалось найти. Так что фотодоказательств у нас не будет, может быть нам никто не поверит, особенно если рассказывать будет Мортимер. 

 

- Фотографии, даже если бы были, сразу бы попали в самую секретную папку в самом секретном шкафчике, увы, без всяких объявлений, - не то в шутку, не то всерьез, сказала итальянка, - и остались бы там навсегда... так что имеющим доступ к нашим рассказам пришлось бы поверить нам на слово в любом случае. Кто бы ни говорил, - Карла фыркнула, припоминая художественный пересказ, устроенный Мортимером перед Мирриам.

Но наверное, именно так и рождаются легенды? Приукрашенная реальность.

Быть может, пару сотен лет спустя, и это путешествие станет легендой, обросшей вымыслами и украшениями, словно маленький домик плющом, и только люди с самыми высоким доступом смогут прочитать скупые на детали, но точные отчеты и протоколы, без грамма вымысла. Было бы забавно. И все-таки, сама Карла предпочитала правду. Сухие, оформленные дела.

- Хотя, конечно, странно, что фотоаппаратов нет, - граппа подходила к концу, как и ризотто, и итальянка всерьез сомневалась, что накануне ночного штурма стоит продолжать, - если уж и флейты есть. И оружие, обогнавшее земное. И люди, способные разобраться в такой сложной технике. Может, это не просто так, а связано с чем-то?

 

Рафаль постарался спрятать веселую улыбку от тоста мистера Вуда в новом бокале вина. Да, многие уже точно нашли. Мистер Вуд и мисс Морин нашли друг друга. Темновласка и Мортимер, кажется, если не нашли что-то новое друг в друге, то явно намечали места для поиска. Николя нашёл куда-то пропавшую полудемоницу. Найдёт снова. Шляпка нашла, видимо, подругу в экзорцистке и дорожку к Богу.
Что нашёл он сам? Может, ничего и не нашёл. Но он и не искал, если быть откровенным.
Сангвинар тоже фыркнул, представив Мортимера, рассказывающего Его Святейшеству или мессиру Росси историю, подобно преподнесённой Мирриам.
- Видимо, придётся понадеяться на художественные способности Николя. Может, когда-нибудь его цикл о Городе будет в музее. Инквизиции. Под особым допуском.

 

Рафаль и Карла фыркнули при словах о рассказе, а Освальд улыбнулся горьковатой улыбкой человека, которому известно чуточку больше, и ему то ведь рассказ даже понравился. Конечно, он не был лишён фиглярства, но и очарования. А его собственная характеристика как берсерка идущего напролом, до сих пор вызывала и смех, и чувство вины. Ибо под этими словами была обида, на то что человек, которого ты допустил чуточку ближе, открыл часть того что прятал всю жизнь, узнав больше не старается понять и разобраться, а обвиняет в худших грехах и бьёт в лицо. Мортимера можно было обвинить конечно в том, что он так привык притворятся, что сам уже не замечает этого, напрашиваясь, ибо не задумывался о том, что люди могут подумать о таком поведении. Но он сам то был старше, должен был брать и это в расчёт. Но вместо этого понадеялся на собственные заблуждения.

Яростный аналитик, что, не разбираясь во всём идёт сначала бить лицо инквизитору, и только после идёт разбираться что к чему. И тоже самое с демоном и Морин... Хорошая характеристика которую следовало чаще себе напоминать. 

-Бедный мистер Буджардини, ему придётся рисовать сквозь боль и немеющие руки. -Ответил Освальд с той же горькой улыбкой и продолжил заговорческим шёпотом. -Фотографию я мог бы сделать где-нибудь на фоне статуй. Может мы сделали остановку где-нибудь в Греции? И без тщательной подготовки никто бы на ней ничего не заподозрил кроме того, что мы знакомы. С картинами сложнее, художник вкладывает в образы всю историю, всё что знает и чувствует, каждое событие в маленьком штрихе, и тут уж ментальный блок наверняка сработает. Это, наверное, будет просто... Невероятно чудовищно для него. После всех новых запретов. Душа просит порыва и красок, а руки холодны и неловки... 

Видимо Освальд так проникся страданиями художника что постарался скорее их запить. 

-Но идея особого музея инквизиции мне нравится, хоть она и несколько... нереализуема? Но кто знает. -Освальд опрокинул остатки того что было в стакане и представил себя гидом в том странном месте. 

-Темное подвальное помещение с стенами обшитыми стальными листами и артефактными плетениями, где тусклые электрические лампы высвечивают лишь избранные объекты, и не больше чем дозволят.  "Это меч сэра Солейна, посвящённого в рыцари Георгом пятым, им он сразил бесчисленное количество самых темных тварей которых видел свет, но обратите внимание, на эту необычную сталь, ведь это работа...", "Эта картина Николя Буджардини, тоже принявшего участие в том походе, она называется "Гнев Небес" на ней изображена сцена битвы с созданиями тьмы, тут вы можете видеть как воительница закрывает собой раненных, и отстреливается от превосходящих сил Врага, но тут...", "Или вот, более мирские лоты, из тех что они принесли с собой. Замечательные образцы светового оружия, трубы в которых вода появляется сама по себе, живая плюшевая игрушка, наш любимец. "

 

Из Освальда получился бы прекрасный экскурсовод. Отложив пустую тарелку и вилку, Карла слушала его с лёгкой улыбкой, в нарушение этикета поставив локти на стол и оперев голову на ладони. Можно было бы добавить пару серьезных комментариев, например, что вряд ли в вывезенных из Города трубах останется вода, а плюшевая игрушка сможет продолжать ходить, или что-нибудь ещё в том же духе, но почему-то не хотелось.

Что ж, в этом путешествии действительно каждый нашел, или ещё может найти что-то своё. Кто-то супругу. Кто-то друга. Кто-то примирение с прошлым. Какое-то изменение собственных взглядов... И не только на потустороннее, вроде ангелов и демонов, а на себя самого или свои убеждения, например. В конце концов не зря же это все было, и не просто так именно их имена оказались в этих конвертах.

Опустив взгляд, Карла заметила, что стаканы почти пусты, только в бокале осталось еще немного вина.

- Повторим? - Спросила она у остальных не слишком уверенно, - или хватит на сегодня?

Надо было начать готовиться к ночному штурму. Хотя времени ещё было достаточно.

 

- Инквизиции, думаю, не помешало бы немножко больше открытости, - осторожно подбирая слова начал сангвинар. Всё-таки он тоже сейчас говорил с работниками Инквизиции. - Понятно, есть секреты, которые смутят разум неподготовленных людей, но обычным людям стоит знать больше о том, что для них делают. Хоть чуть-чуть. Да и музей может быть закрытым, только для Инквизиции и Одарённых. Как образовательный центр. 

На идею посвящения в рыцари он весело рассмеялся. 

- Я сомневаюсь, что Его Величество стал бы посвящать в рыцари сангвинара да ещё и француза, - улыбнулся Рафаль. - Но да, с ваших слов так и рисуется подходящий образ экскурсии. - Покачал бокал в руке. - Я с удовольствием с вами ещё посижу, если у вас пока нет других дел, но это на сегодня последний бокал. Не хочу перед операцией, тем более во враждебном городе на пороге гражданской войны. 

 

Вместо прямо ответа Карле, Освальд посмотрел на бокал с явственным ощущением мысленного с ним разговора на лице. Немножко посидеть ещё тут и выпить, или спешить скорей обратно, к Морин, извиниться за всё и сразу, может быть поговорить с Люциусом, сопроводить её к Мирриам, послушать её пение... Он хотел, бы. И в тоже время, чувствовал, что не может так быстро взять, и изменить своё мышление. Ведь мышление вещь такая что несётся с огромной инерцией, без тяжёлых сброшенных якорей и препятствий оно не делает резкий разворот. Даже этого похода, встречи с Папой, ангелом, взгляда в лицо тьмы, не хватило чтобы просто взять, и сделать это. Найти в себе стоп кран, рычаг, волшебную кнопку, возможно ли это было вообще?..

-Ну во франции уже как несколько веков никого не посвящают. А я одолжу вам трость, самый лучший котелок, никто не заметит подвоха. -Улыбнулся Освальд и поднял ещё не пустой стакан для нового тоста. -Я тоже пожалуй за то чтобы посидеть ещё немножко. За образовательный музей и гласность?

 

- За музей, - вздохнула итальянка, слабо веря в такую идею, даже с ограниченным доступом. Но мир не стоит на месте, и инквизиция развивается вместе с ним, пожалуй, даже опережая где-то. Может быть, когда-нибудь... - а еще за знакомство, новые открытия и новую жизнь. Посидим еще немножко - улыбнулась она, - место хорошее.

В преддверии наступающего вечера место постепенно заполнялось все новыми и новыми посетителями, постепенно становясь оживленнее, как будто подчиняясь неслышному ритму, задаваемому и ускоряемому невидимым ударником. Скоро должны были появится и музыканты, самые настоящие. И только столик с тремя людьми, надежно связанными между собой случайным приключением, словно отгородился от остального зала невидимой стеной, продолжая жить в своем собственном ритме.

Hide  
  • Like 3
  • Thanks 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Мы нашли то, что искали. - приветствуя старого знакомого и новую незнакомку взмахом руки, сообщил инквизитор, кивая себе за спину, там, в кузове, стоял их короб с маленьким Светочем.
Он бы мог даже пошутить, что обменяли кудрявого артефактора на белоснежного ангела, но по здравом размышлении решил, что это будет слишком уж. Даже для него. 
- К сожалению, не без потерь. Но и не без новых знакомых. Что у вас здесь? Вижу, штурм был преизрядный.

- В Анклаве была ужасная битва. - поведала ведьма. - Но зато теперь там правит только Мирриам. 

- Саrре diem, - поприветствовала она начальника охраны Санктума, выйдя из грузовика последней и последней же заговорив, - Анклав все-таки успел атаковать? Потерь много было?

- А еще вы раздобыли себе доспехи, которые имеют в распоряжении только лорды-инквизиторы, да еще и женскую версию их нашли, - хмыкнул Зигфрид, оправившись от первоначального шока. - Не говоря уже о соответствующем оружии. И все за несколько дней работы. Впечатляет. Хотя у нас тут тоже было некогда скучать. Потеряли дюжину бойцов, если бы не знали заранее об укрепленных грузовиках, все было бы хуже, но Алекс вместе с Агатой смог подготовить несколько аналогов тяжелых мин. Как оказалось, днище у грузовиков укрепить поленились. Зря, - мрачная усмешка Зигфрида могла дать некоторое представление, какая картина могла открыться тому, кто заглянет в кунг грузовика после того, как такая артефактная мина взорвалась под ним.

- В остальном, сейчас у нас затишье, группы разведчиков охотятся друг на друга по ночам с переменным успехом. Можете сейчас в подробностях ничего не рассказывать, чтобы не повторять все еще раз Клариссе. Если не возражаете, сначала лучше встретится с ней, а потом уже вам отдыхать отправляться. Ваши комнаты были оставлены за вами.

Рафаль подал руку Агнессе, чтобы ангел могла как положено познакомиться со встречающей компанией.

- Синьорина Агнесса - Зигфрид Ланге, капитан защитников Санктума, оперативник Инквизиции, - представил, как и положено по этикету, Рафаль даме командира. Он считал, что оперативников бывших не существует. Особенно когда они продолжают... оперативничать. - Зигфрид - синьорина Агнесса Эспозито, Дитя Господне.

Девушка приняла предложенную руку и приветливо улыбнулась встречающим.

- Добрый день. Рада с вами познакомиться.

- Взаимно, синьорина Эспозито, - кивнул в ответ Зигфрид. - Добро пожаловать в Санктум, здесь вы найдете убежище и защиту. Донато, это еще один ангел, будет рад вас видеть. Как и жители Санктума.

- Привет, Авейра, - протянула она руку полусуккубе для простого, почти военного рукопожатия, и невольно улыбнулась, - рада видеть вас обоих. Анжелика очень беспокоилась, велела предавать привет. Меня зовут Карла, - представилась она на всякий случай.

- Эм, привет, - голос у Авейры оказался приятный и мелодичный, несмотря на замешательство от слов Карлы, смотрела она на нее с интересом. - А меня Авейра зовут. Как там сестренка поживает?

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 А еще вы раздобыли себе доспехи, которые имеют в распоряжении только лорды-инквизиторы, да еще и женскую версию их нашли,

Услышав это Освальд скосил взгляд на собственный нагрудник, с интересом узнавая что подобные образцы оказывается уже были в распоряжении инквизиции. И судя по тому что об этом знает Зигфрид - давно. А ведь он думал... Что же. Музей о котором они помечтали с Карлой и Рафалем, мог в действительности стать очень прелюбопытном местом. Любопытном. Но, действительно, вряд ли возможным. 

Ну а ещё выходило, что подобные образцы находили здесь демоны - но не разведчики Санктума. Иронично. Хотя кто кроме самой Клариссы мог сказать что храниться в её тайном хранилище?..  И беседа с ней было делом неотложным. 

-К слову, для Алекса у нас посылка, "Дар Люцифер", он у себя как обычно?

  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Двенадцать человек погибло. Несмотря на всю подготовку, на информацию, на оружие. Двенадцать людей умерло окончательной смертью. Сангвинар перекрестился.

- Прими, Господи, души защитников мира Твоего, - пробормотал Рафаль.

Теперь Агнесса не будет одинока в этом мире, когда встретится со своим другом по переписке. Равно как и в Санктуме найдёт свой новый дом, своё место. Что-то подсказывало, что ангел с такими навыками фехтованиями не усидит ровно на стуле. Какой бы ни стала роль Агнессы и Донато, но девушка если и станет символом для Санктума, то исключительно "полевым", демонстрирующим на своём примере силу духа.

-К слову, для Алекса у нас посылка, "Дар Люцифер", он у себя как обычно?

- Не только для него, - негромко вклинился Рафаль. - Николя Буджардини, наш артефактор, погиб в бою. Его самоходная платформа, - сангвинар кивнул на грузовик. - Думаю, он поддержал бы решение передать её синьоре ди Мажиоре.

Изменено пользователем Stormcrow
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Взаимно, синьорина Эспозито, - кивнул в ответ Зигфрид. - Добро пожаловать в Санктум, здесь вы найдете убежище и защиту. Донато, это еще один ангел, будет рад вас видеть. Как и жители Санктума.

Склонила голову, благодаря за тёплые слова и пряча сочувствие во взгляде. Вряд ли суровый капитан в нём нуждался, давно привыкнув к тому, что невозможно предусмотреть всё и любой из его подчинённых может погибнуть. И искренне надеясь, что не станет для него и жителей Санктума источником слишком больших проблем. Донато её поймёт и поддержит, подскажет, что можно сделать, но у капитана наверняка найдутся возражения.

Привет, Авейра, - протянула она руку полусуккубе для простого, почти военного рукопожатия, и невольно улыбнулась, - рада видеть вас обоих. Анжелика очень беспокоилась, велела предавать привет. Меня зовут Карла, - представилась она на всякий случай.

- Эм, привет, - голос у Авейры оказался приятный и мелодичный, несмотря на замешательство от слов Карлы, смотрела она на нее с интересом. - А меня Авейра зовут. Как там сестренка поживает?

Сестрёнка? Агнесса не скрывая свой интерес, прислушалась к разговору двух оперативников, пытаясь найти сходство с Анжеликой и тихо удивляясь тому, как неожиданно тесно оказались связаны Санктум и Анклав. Возможно, это ещё одно подтверждение того, что Город однажды станет единым?

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Зигфрид знал о существовании ангельской брони. Черная бровь чуть дернулась, когда Карла, уже не в первый раз, попыталась представить себе его прижизненный ранг. Не ниже четвертого, скорее всего третий. Хотя у оперативников без Дара могла быть и узкая специализация, с повышенным допуском к какой-то конкретной информации. Так что ранг мог быть и пятым, но... Он назвал ангельскую броню "доспехами лорда - инквизитора". Хмм...

Жаль, что напрямую спросить нельзя. Вернее, не принято. Вопрос про допуски в Инквизиции, как правило,  заставляет отвечающего врать, ведь правду тот сказать обычно не может или права не имеет. Даже если сейчас, в Городе, Зигфрид и мог бы сказать правду, но...

Как ни странно, но вопрос этичности, касающийся работы, Карле был вполне по зубам.

- Предполагаю, что затишье затянется, - обнадежила она Зигфрида, всё-таки терять людей всегда тяжело, - подробности тогда сначала Клариссе.

- Эм, привет, - голос у Авейры оказался приятный и мелодичный, несмотря на замешательство от слов Карлы, смотрела она на нее с интересом. - А меня Авейра зовут. Как там сестренка поживает?

Неожиданно, но от простого вопроса Карла немного смутилась, чувствуя на себе взгляд Агнессы, а может, и не только ее. 

- Хорошо, - надо было ещё сообразить, говорить ли о ранении сестры. С одной стороны - все обошлось, с другой - молчание тоже разновидность обмана, а начинать с него знакомство с Авейрой не хотелось совсем, даже если бы она умела врать.

- Теперь все хорошо, - сказала она, - очень переживала за тебя, расспрашивала. Вчера был тяжелый бой, вот, Рафаль ей очень помог, - Карла положила руку на плечо сангвинару, жизни суккуб спасающему, - если хочешь, я потом все подробно расскажу. Но волноваться не надо.

Изменено пользователем Marikonna
  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

-К слову, для Алекса у нас посылка, "Дар Люцифер", он у себя как обычно?

- О, весьма ценный трофей, - обрадовался Зигфрид. - Нам удалось получить только поврежденные экземпляры, целый будет кстати. Алекса можно найти в гараже при мастерских, он из двух грузовиков пытается собрать один на ходу. Ругается на чем свет стоит,  так что мимо него не пройдете.

- Не только для него, - негромко вклинился Рафаль. - Николя Буджардини, наш артефактор, погиб в бою. Его самоходная платформа, - сангвинар кивнул на грузовик. - Думаю, он поддержал бы решение передать её синьоре ди Мажиоре.

- Да будет его душа в мире, - также негромко ответил Зигфрид, а Авейра сделала сложный жест рукой, коснувшись кончиков рогов в процессе (Демонология +10). - Агата там же, в мастерских. Думаю, она сможет совладать с творением сеньора Буджардини.

Сестрёнка? Агнесса не скрывая свой интерес, прислушалась к разговору двух оперативников, пытаясь найти сходство с Анжеликой и тихо удивляясь тому, как неожиданно тесно оказались связаны Санктум и Анклав. Возможно, это ещё одно подтверждение того, что Город однажды станет единым?

Авейра, тем временем, почувствовала себя неуютно и переступила с ноги на ногу, благодаря повышенной чувствительности к магии, она ощутила, что ее ауру раз за разом проверяют, но не могла точно сказать, кто из новоприбывших.

- Предполагаю, что затишье затянется, - обнадежила она Зигфрида, всё-таки терять людей всегда тяжело, - подробности тогда сначала Клариссе.

- Ничего не имею против, - ответил Зигфрид. - Алексу почти удалось сделать полевое орудие, Город расщедрился на сталь нужного качества. Еще три-четыре дня и новые грузовики нам не страшны.

- Новых, быть может, и не будет, - зло усмехнулась Беатрис, молчавшая до этого и старавшаяся держаться поближе к Мортимеру. - Мы перерезали демонам канал поставок.

- Еще одна хорошая новость, - кивнул в ответ Зигфрид, да и люди его заметно приободрились.

- Теперь все хорошо, - сказала она, - очень переживала за тебя, расспрашивала. Вчера был тяжелый бой, вот, Рафаль ей очень помог, - Карла положила руку на плечо сангвинару, жизни суккуб спасающему, - если хочешь, я потом все подробно расскажу. Но волноваться не надо.

После слов "волноваться не надо" Авейра заметно забеспокоилась, но смирила себя, решив, что главное - Анжелика жива и ей помогли. Остальное могло подождать прояснения.

- Конечно, захочу. Я зайду к тебе потом, Карла, ладно?

- Что ж, я думаю, лучше вам так на грузовике дальше и отправиться. Авейра, пригляди тут за всем, я их сопровожу.

- Хорошо, Зи...гфрид, - немного смутилась суккуба, похоже, чуть было прилюдно не назвав любимого домашним сокращением его полного имени.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А еще вы раздобыли себе доспехи, которые имеют в распоряжении только лорды-инквизиторы, да еще и женскую версию их нашли, - хмыкнул Зигфрид, оправившись от первоначального шока.

Замаячившее впереди желанное знание заставило забыть о любых возможных неловкостях,

- Вы видели такие доспехи на земле? - немедленно поинтересовался Мортимер.
Доспех, такой же, как у лорда-инквизитора! Ну надо же! Выходит, некоторое количество артефактов ангелы принесли с собой, покинув свой дом и найдя новый? Передали их людям в знак благодарности? 
Сотня вопросов без ответов.

 

- Можете сейчас в подробностях ничего не рассказывать, чтобы не повторять все еще раз Клариссе. Если не возражаете, сначала лучше встретится с ней, а потом уже вам отдыхать отправляться. Ваши комнаты были оставлены за вами.

- Не только для него, - негромко вклинился Рафаль. - Николя Буджардини, наш артефактор, погиб в бою. Его самоходная платформа, - сангвинар кивнул на грузовик. - Думаю, он поддержал бы решение передать её синьоре ди Мажиоре.

- Да, я тоже думаю, что будет лучше всего передать его тому, кто сможет им пользоваться. - кивнул мистер Смит.
Он уже был знаком с мастерством сеньоры Агаты, ей можно было доверить любое артефактное устройство, не боясь, что то будет пылиться без дела. Очень деятельная была дама.
И их ждала беседа с весьма живенькой для статуса покойницы приемной теткой. Мортимер поморщился, как от зубной боли, но, так или иначе, у него тоже были к Клариссе вопросы. Правда, задавать их он собирался непременно с глазу на глаз.

 

- Да будет его душа в мире, - также негромко ответил Зигфрид, а Авейра сделала сложный жест рукой, коснувшись кончиков рогов в процессе  - Агата там же, в мастерских. Думаю, она сможет совладать с творением сеньора Буджардини.

Близнецы синхронно повернули головы и предались созерцанию фосфоресцирующих рожек. Такое, как подсказывали добытые знания, даже среди демонов было редкость. И откуда бралось, неизвестно. Аристократические крови тут были ни при чем. Но что тогда?.

И Авейра очень мило почтила память артефактора традиционным поминальным жестом своего народа, означающим, насколько было известно Мортимеру, что-то вроде "Да осенит его могилу тень от рогов Первородного".
То есть, самого сатаны.

Любопытное пожелание в контексте всех обстоятельств. Интересно, как смотрит на такое почтение к исконному прародителю Светоч, Кларисса и сам Зигфрид? Впрочем, Зигфрид мог  и не знать. А мистер Смит не был уверен, что хотел бы, чтобы его могилу осеняли подобными вещами. Разве что исключительно  в переносном смысле.

 

- Новых, быть может, и не будет, - зло усмехнулась Беатрис, молчавшая до этого и старавшаяся держаться поближе к Мортимеру. - Мы перерезали демонам канал поставок.

- Еще одна хорошая новость, - кивнул в ответ Зигфрид, да и люди его заметно приободрились.

- В ближайшее время не будет точно. Канал поставок перекрыт. А чтобы наладить новый.. - Мортимер скользнул взглядом по белоснежным крыльям Агнессы. - ..нужна большая удача.
Ангелов не так уж и много. Да  и не каждый день им исполняется восемнадцать лет. Кроме того, теперь у руля встала Мирриам, а в ее честность мистер Смит верил больше, чем в свою собственную.
Он подал руку кузине, чтобы помочь подняться в кузов. Не то чтобы она нуждалась в помощи, простая галантность. И вопросительно шевельнул бровью. Стоило ли теперь сердиться? Все кончено. Виконт мертв.

А он.. он теперь знает куда больше о себе, чем мог даже мечтать.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
 Он в броне, она в черной шляпе.  

Мортимер смотрел на нее долго, разглядывая, будто что-то искал. Он все думал, не шутит ли? Нет, кажется, серьёзна. Тогда он встал к ней лицом и поднял правую руку с раскрытой ладонью.

- Я, Мортимер Смит, обещаю, присягаю и клянусь телу Христову, Церкви, и главе ее...

Едва Мортимер поднял руку и заговорил, улыбка, и без того так редко посещавшая суровую оперативницу померкла, сделав ее не просто серьезной, а мрачной и напряженной. Прервать публичный спектакль, в который вдруг резко превратился казалось бы, тихий и почти дружеский разговор, ведомый шепотом, ну может иногда чуть более громким и яростным шепотом, чем таковой обычно бывает, она не решилась. Просто замерла на месте, глядя в одну точку перед собой и ожидая, когда все закончится. 

- Ты полагаешь, это обещание для меня ничего не значит. 
Очевидно, обещания, данные Господу, лорду-инквизитору всея Британии, и самому себе до этого момента и не должны были ничего значить. 

Взглянув на инквизитора ушедшим куда-то внутрь взглядом, она лишь взялась за шляпу. Сняла ее, покрутила в руках, одела снова. Куда глубже и надежней, чем та сидела до этого, надвинув на лоб так, чтобы в темном подземелье черная тень полностью закрыла лицо. Но разве спрячешься от взглядов зрителей, когда тебя вытащили на сцену против воли?

- Надеюсь, теперь ты удовлетворена? - в соответствии с пунктом о "сдержанности в словах" поинтересовался он.

Молчание длилось какое-то время, по-прежнему притягивая к себе взгляды зрителей и задерживая отправление. Потом тонкие губы задрожали, совсем как у юной барышни, и охрипший голос, наконец, выдал первую фразу:

- Спасибо... что просветил. Никогда не получала инсигнию, знаешь ли. И клятв инквизиторов не читала. Я вообще мало читаю... невежда.

Пожала плечами, с одного из которых сполз тяжелый карабин, грузно ухнув на пол. Нужно было наклониться, поднять и пойти к Освальду с Морин, меняться броней, но для этого требовалось приложить усилие, а сил не было.

- Но просила я тебя о другом. Просила...

Как объяснить то, чего не умеешь? Что пытался сделать много раз, и каждый раз не получалось? Наверное, стоит оставить попытки.

- Неважно. Спасибо, что указал мне мое место.

Карла наклонилась, чтобы подобрать упавший карабин. По спине пробежал холодок, тонкий неуловимый холодок, ощущение, что тебя ударили в спину. Все верно, нельзя поворачиваться спиной. Никогда и ни к кому. Очень своевременное напоминание, она успела забыть.

 

Мортимер замолк, и даже потер затылок в некоторой растерянности. Начало падать оружие, и даже губы задрожали, точь-в-точь, как у сестры. 
Обиделась.

Черт. Ну и что теперь? Не извиняться же, в конце концов.
- Карла, послушай.. - он вздохнул, взяв ее под локоть осторожно, потому что броня была.. была слишком неподходящей для таких разговоров, и отвел немного в сторону. - ..я не знал, что клятва для тебя новость. Ты столько лет в Инквизиции.. я думал, ты не можешь не знать, но  раз все равно говоришь это... - он кривовато улыбнулся.
Недоразумение вышло, что надо. Прямо как у них с Освальдом. Теперь нужно было еще разбить чье-нибудь лицо, для полного сходства. И почему каждый раз выбирали именно его лицо?!
Несправедливость.

- .. и тут я закусил удила. Наверное, это было лишним.

Он снова попытался поймать глаза. Обычно, он довольно легко находил подход к женщинам, но тут не клеилось решительно ничего. С самого начала как по минному полю. Он взлетал в воздух, а потом все начиналось снова.

- Я хотел тебе показать, все думал, понимаешь ты или нет, я каждый раз чувствую себя дураком рядом с тобой. Каково это для такого, как я? Все наши разговоры сводятся к одному: я сделал что-то не так, повел себя неосмотрительно, совершил ошибку. Кроме, пожалуй, одного. Там на вокзале. Хотя, постой, - он улыбнулся чуть шире, хотя все еще довольно безрадостно. - он ведь тоже завершился тем же самым. Ну почему мы не можем хоть раз поговорить о чем-нибудь другом?.. Просто для разнообразия. 

Мистер Смит с секунду пытался сообразить, как лучше сказать, но, видимо, сегодня дар красноречия отказывал ему.
- Я не собирался никуда двигать тебя с твоего места. Просто... стоит тебя посмотреть на меня вот так, да-да, вот так, как сейчас, и я сразу же понимаю - это я занимаю чужое. Мог бы быть кто-то лучше, умнее, сильнее. Кто-то, кто мог бы тебе, наконец, понравиться. И это не я. 

Она говорила "мать". Но Мортимер никогда не знал своей настоящей матери. Более того, она обладала таким набором качеств, что ни один нормальный человек и не захотел бы ее знать, однако, при этом, она упрямо сидела там, на этом недосягаемом пьедестале, на который возносится любая женщина для своего сына.

Покрытая вязкой смолой порока и смертных грехов. С приговором на десяти страницах в одной руке, и отрубленной собственной головой в другой. Фемида наоборот.
А с приемной он так и не успел помириться. Может, она теперь и не простит его.

- Мне было бы очень приятно, если бы ты хоть немного одобряла меня, понимаешь? Ну пусть не как мужчину, наверное, я еще не дорос до этого в твоих глазах, но.. пусть хотя бы как свое дитя. Я слышал, у женщин принято одобрять успехи своего ребенка, даже если он во многом далек от совершенства. 

 

За локтем послушно потянусь и вся остальная барышня. Пожалуй, ворвись сюда еще парочка демонов, больших, настоящих и говорливых, как недавнишний... кто он там? В общем, почивший - она бы и не заметила, по крайней мере не сразу. Попыталась спрятать глаза, но не получилось. Все-таки шляпа не самый надежный союзник, особенно когда все хитрости его применения уже давно известны. Выдохнула, тихо и обреченно, снова перешла на шепот:

- Зачем ты так? При всех?

Пожалуй, обругай Мортимер ее с ног до головы, да самыми грубыми словами, это бы воспринялось ею куда проще и легче. Тем более, когда есть за что.

- Ты не дурак, ты много знаешь, про демонов там. И вообще, - сигарет больше не было. Наверное. В любом случае руки были слишком заняты, чтобы искать их по карманам, приходилось теребить ремень карабина, - в общем, много знаешь. И не боишься. И красиво говоришь. Всегда, - Карла хмыкнула, кривоватая улыбка проскользнула на губах, - даже сейчас.

Что еще она могла сказать? Что сама того не замечая сравнивала его с... другим? Выходит, что так. Это была очень сложная мысль, которая не приходила в голову раньше, но она открывала дорогу совсем к совсем иной мысли, никак не связанной с чьими то ни было ошибками, к куда более глубокой, спрятанной, и даже немного пугающей.

- Извини.

Итальянка нахмурилась, пытаясь подобрать слова.

- Я никогда не считала, что ты не справляешься с работой инквизитора. Просто, когда ты где-то далеко, впереди, один, под прицелами...

Ангельская броня была оказалась теплой и твердой на ощупь. Это можно было почувствовать не только локтем, но проведя ладонью по металлической нагрудной пластине Мортимера.

- Я привыкла указывать на ошибки, если считаю их опасными для жизни. Ты мог сказать, что сам знаешь и не нужно этого делать.

Рука, вероятно, несколько нарушившая субординацию, вернулась на ремень карабина.

- А детей у меня нет.... - без остановки, словно прыжок в воду, - живых. Но я постараюсь. Одобрять.

 

Что же он мог сказать на все это? Что иногда, очень редко, всё-таки был дураком? Что отчаянно жаждал признания, этого чертова одобрения, чтобы забыть, наконец, о своей ущербности, физической и наследственной, доказать всем и каждому, что он имеет право на жизнь.

Что заслуживает того снисхождения, которое проявили к нему ещё до рождения. Заслуживает и даже более того.

Всего этого, по большей части, он не знал и сам.

Карла, не успев набрать в грудь даже воздуха, прыгнула, но не упала. Ее поймали бронированные руки. Поймали и аккуратно прижали к внушительному нагруднику.

- А я очень постараюсь больше не расстраивать тебя. - тихонько сообщили на ухо, в противовес давешней публичности. 

Неслышно усмехнулся. Много знает, не боится и красиво говорит. Сам Мортимер прибавил к этому ещё "невыносимо хорош собой", но и так это уже было, как бальзам на воспаленную гордыню. 

Музыка, которую слушал бы и слушал. И этот жест... ладошка на груди, пусть даже почувствовать ее тепло и было за гранью возможно.

- Я знаю, что иногда совершаю рискованные поступки. Но не нужно думать, что это по глупости. Просто иногда мне кажется, что именно так будет лучше. И если я не выйду вперёд, то кому-то все равно придется? Не нужно удерживать меня позади. Самая моя природа бунтует против этого.

Так он увещевал ее, держа в объятиях.

А потом замолчал, потому что даже такой самовлюблённый человек, как он, знал, что иногда стоит молчать. И не задавать вопросов.

Карла должна была сама решить, хочет ли говорить об этом. Хочет ли рассказать больше, потому что бывают моменты, когда невыносимо молчать. Но и это может быть слишком больно. Или, возможно, она решит просто помолчать и подумать, почему этот конкретный инквизитор, вовсе не такой уж и плохой, обладающий рядом несомненных достоинств, раз за разом проигрывал битву сравнений в ее глазах, с тем, неизвестным, другим инквизитором.

Это открытие стоило того, чтобы подумать о нем.

 

Железная стена, настоящая, только теплая и дышащая. Молчать можно было бы долго, очень долго, слишком много всего было за ним. За ее вечным молчанием, прорывавшимся иногда грубыми фразами и бестактными речами, пусть из лучших побуждений, но все же.

- Ты не обязан расстраивать или нет. Ты... инквизитор.

Вздохнула, чуть отстранилась, глядя куда-то вниз. Время не ждало, но и торопить его не хотелось. Слишком редким и ценным было это здесь сейчас, такое тихое и непарадное. Не смотря на эту броню, и на эти по-прежнему голубые глаза, которые наверняка навсегда останутся такими, какие они есть.

- Просто... чуть осторожнее. И идя вперед, не забудь позвать за собой. Этого хватит.

Подняла глаза, темные, с далекой, запрятанной глубоко-глубоко искринкой. 

Показать контент  

image.png.a24d8021188694521536ce5ccd6e74b9.png

Hide  

Инквизитор посмотрел на нее в ответ, улыбаясь на сей раз без привычной ему чертовщинки, а просто. По-человечески. 
- Хорошо. Позову.

В конце концов, героическим подвигам нужны же были зрители? Совершать их в полном одиночестве не было никакого резона.

 

Карла хмыкнула,  мягко и по-доброму, легонько хлопнула по теплой броне, поправила на плече карабин. Отправилась назад, к своим обязанностям. К Освальду и Морин, терпеливо переносящей непростые отношения со своей броней. Но через пару шагов остановилась, обернулась назад.

- Спасибо.

Очень ёмкое слово.

Hide  

julia37 & Marikonna

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Вы видели такие доспехи на земле? - немедленно поинтересовался Мортимер.
Доспех, такой же, как у лорда-инквизитора! Ну надо же! Выходит, некоторое количество артефактов ангелы принесли с собой, покинув свой дом и найдя новый? Передали их людям в знак благодарности? 
Сотня вопросов без ответов.

- Видел, - кивнул Зигфрид. - Прикрывал спину лорду-инквизитору Дании на одном секретном задании, так он был облачен ровно в такой же доспех. Жаркое было дело тогда. Во всех смыслах.

Он подал руку кузине, чтобы помочь подняться в кузов. Не то чтобы она нуждалась в помощи, простая галантность. И вопросительно шевельнул бровью. Стоило ли теперь сердиться? Все кончено. Виконт мертв.

А он.. он теперь знает куда больше о себе, чем мог даже мечтать.

Беатрис мягко улыбнулась кузену, тая в глубине серых глаз нежность и как бы невзначай коснулась груди, где, скрытый нагрудником, таился кулон. Определенно, Мортимеру больше не надо было опасаться ее гнева.

Санктум, дворец Старшей

Они отсутствовали недолго, но за это время атмосфера в Санктуме успела измениться, став более суровой, серьезной, что отражалось как во взглядах мужчин и женщин, так и в том, как они двигались и во что были одеты. Легкие, удобные и красивые одеяния заменили прочные и неказистые, но отлично годящиеся для боя. Люди готовились защищать то, что им дорого, если понадобится, то и крайней ценой, что только может дать тот, что живет второй раз. И, тем не менее, не было ощущения мрачности, знание, что на их стороне ангел, существенно подпитывало решимость горожан. А теперь, когда они видели еще одного ангела, лица их светлели, а плечи расправлялись. Потому что Господь воистину с ними, раз уже второй Его посланец, на этот раз дщерь, нашла путь в Санктум. И снова, в сопровождении этих странных, но хороших незнакомцев, ставших катализатором бурных изменений.

Быстроногий гонец предупредил всех, кого должен был, так что в кабинете Клариссы их ждали уже все: сама хозяйка кабинета, хоть и усталая, но довольная; Салах, лицо которого, хоть и сохраняло бледность, дышало силой и твердостью духа, компенсировавшего с лихвой слабость тела; Ангелика, переодевшаяся в черный комбинезон из выделанной прочной кожи и дополнительно артефактно зачарованный и Донато, обзаведшийся пусть и не такой, как у отряда броней, но лучшей, что могли предложить мастера Санктума. Все они по разному, но выражали одну и ту же эмоцию - радость, омрачившуюся тот же час, как они поняли, что Николя среди возвратившихся нет.

- Жаль, что он погиб, - проговорила Кларисса, покачав головой, но упрекать никого не стала. Анклав был опасным местом и, наверное, надо было радоваться, что обошлось только одним павшим. - Нам здесь пришлось пережить несколько неприятных минут, но, волей Господа, мы справились. Авейра и Зигфрид смогли добиться перевеса в нашу пользу, когда ночью убили предводителя демонов. И, что странно, они оба отметили, что отряд, прибывший на подмогу атаковавшим периметр наших дозорных постов демонам, сам побывал в жестоком бою. Впрочем, на боевых качествах Багряной Гвардии, а это, оказывается, были именно они, лучшие бойцы в стане баалистов, это сказалось не особо, мстили за своего командира они яростно и чуть было не прорвались к Дозорному Собору, но их отбросили и рассеяли. С тех пор мы наблюдали только несколько рейдовых групп и гадали, почему не подошло новое подкрепление. Надеюсь, вы нас просветите.

Кларисса приглашающе обвела всех взглядом, предлагая кому-то начать говорить первым.

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Кларисса приглашающе обвела всех взглядом, предлагая кому-то начать говорить первым.

Вряд ли стоило гадать, кто именно возьмет на себя эту почетную миссию. 

Впрочем, перед тем как приступить к докладу, Мортимер порадовался в очередной раз за эти пять минут, что им позволили избавиться от избыточно большой в любом помещении, чуть меньшим, чем бальная зала, брони. Все-таки являться в таком виде пред очи местной королевы - моветон.
Следом накатила волна досады и сожаления. На этом месте владетельной госпожи, всезнающей и всеведущей, имеющей право порицать и восхвалять, должна была быть Мирриам!

Как он хотел бы за этим столом увидеть ее, а не Клариссу. Сколько в ней было живого, человеческого интереса к ним ко всем, к нему лично. Кларисса, хотя и приложила руку к их созданию, не испытывала даже и научного любопытства, по крайней мере, внешне.
При всем желании, при всем нездорово пылком воображении, представить, что это она - это Мирриам, и рассказывать как бы бескрылой суккубе никак не получалось. Слишком много личных переживаний и невзгод было связано было с этой оригинальной дамой, как две капли воды похожей на их с сестрой приемную мать. После всего пережитого они утратили прежнюю остроту, но все же не исчезли.

- Матриарх мертв. Мортифер убит. Эти двое призвали в Город адского виконта Муррумуса, но не рассчитали последствий. К счастью, мы сумели упокоить его до того, как он добрался до госпожи Мирриам. Надеюсь, окончательно.

Конечно, они убили его в истинном теле, но кто знает, не вылетело ли из него куда-нибудь тело астральное, и не примет ли его Город, возродив бывшего возлюбленного печальной суккубы в том перерожденном виде, в котором, они, возможно, смогут друг друга понять.

- Виконт, как до того грузовики и оружие, прошел через канал, который открывала демонам вот эта очаровательная белокрылая особа. - Мортимер кивнул в сторону Агнессы со сдержанной улыбкой, и это была единственная витиеватая характеристика на следующие двадцать минут, в течении которых он предлагал вниманию Клариссы массу деталей их короткого приключения. 

Упустив разве что те, о которых ничего не знал, например, о походе в заведение Нивены, и те, которые счел сугубо личными. Итоги полуночного визита в покои Мирриам совместно с Беатрис, разумеется, так и остались достоянием только его самого и кузины. Как и прочие не имеющие касательства ни до кого больше мелочи, вроде писем и маленьких подарков.

Сегодня мистер Смит был лаконичен до тошноты и правдив до дрожи. Никаких берсерков, никакого эпического героизма. Все строго по существу. Наверное, так влияло на него присутствие покойной тетки. Или, быть может, он был слишком подавлен недавним расставанием и предстоящей битвой.

Так или иначе, рассказ подошел к концу.
- Когда мы покидали Анклав, выжившие демоны присягали Мирриам на верность. Теперь она единственная королева демонов в этом мире. Надеюсь, вскоре вражда демонов и людей прекратится вовсе.

Как жаль, что нельзя было и мечтать о том же на Земле.

Морин, которую все еще беспокоило легкое покалывание кожи, но которое следовало списать на остаточные явления, сидела к углу одного из диванчиков, устроившись там как можно более уютно. 
Она размышляла о том, какую разницу ощутила тогда между виконтом и перерожденной Мирриам. Какую общность нашла между все тем же виконтом и самой собой. О том, что город перерождает души, но не тела..

На этом мысли застопорились, смешались, легкий румянец проявился на щеках. Слишком уж сложно было забыть столь.. смелый эксперимент по выявлению истинной сущности. Но ведь она и не хотела забывать.

Изменено пользователем julia37
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×