Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "И пришел паук": Игра

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

post-15085-0-24983700-1451917788.jpg

 

 

 

Если бы кто-нибудь мог заглянуть в будущее, а потом оценить настоящее, то таковой гипотетический Видящий остался бы недоволен тем, насколько буднично обставлено начало событий, потрясших всю Метрополию. Ни мрачных предсказаний, ни массовых смертей птиц, ни дождя из жаб на худой конец. Нет, все было очень и очень заурядно. Лондон, поздний вечер, туман и цокот копыт четверки лошадей, запряженных в неприметный экипаж без опознавательных знаков, везущий своего пассажира в сторону, ах, далеко не в сторону королевского дворца, вовсе нет. Однако же, по мнению многих и многих людей, Уайтхолл был настоящим мозгом Британской Империи, так что можно было не огорчаться, что встреча с коронованными особами не состоится. В какой-то мере это действительно было так. Но, в данном конкретном случае, конечной точкой маршрута было Адмиралтейство, а точнее, одно из неприметных зданий, примыкавших к нему на задворках. Работавшие там люди хоть и были всецело преданы Короне, но вовсе не желали какого бы то ни было внимания к своим персонам или делу, которым они занимаются. Таковы принципы разведки, а уж контрразведки и подавно. Особенно в таком неспокойном мире, где до очередного Прорыва демонов из Ада осталось чуть больше ста лет (по словам римских богословов и Инквизиции, которым не верить нет оснований). Не очень много, не так ли?

 

Лондон, столица и сердце Британской Империи, Владычицы морской и воздушной, давно уже перерос свои рамки и неумолимо расширялся разом во всех направлениях, не забывая перестраивать и улучшать самое себя, пуская под манипуляторы строительных паровых машин целые кварталы кривобоких домов и домиков трущоб, выдавливая живший там люд, словно гной из раны, на окраины, в еще более страшные условия. Город стал бурлящим котлом, где на рубеже двух эпох выковывались новые взгляды, мысли и традиции, причудливо переплетаясь с уже существующими. Итак, 9 мая 1898 года, день, когда все Началось. Как уже упоминалось, началось буднично и заурядно, с беседы двух давних друзей, пошедших по совершенно разным жизненным путям и имевшим разный возраст, но никогда не забывавшим друг о друге.

 

Экипаж завернул в открытые ворота и въехал в небольшой внутренний дворик. Кучер, дождавшись, пока пассажир выйдет и даже не попрощавшись, направил экипаж в тоннель, ведущий куда-то вглубь здания, а может и под него. Лондон постоянно перестраивался и не только на поверхности земли, строители с упорством муравьев вгрызались в землю, строя сложные и запутанные сети тоннелей знаменитой "подземки" и технических коммуникаций. Великое зловоние многому научило власть предержащих, которые больше не смогли закрывать глаза на проблемы канализации. Естественно, что многие проекты на муниципальных картах вовсе не были обозначены должным образом, случайно ли или по осознанному умыслу. Но путь пассажира, молодого мужчины с умным взглядом и немного резкими жестами,

 

 

лежал на второй этаж пятиэтажного здания, в кабинет капитана воздушного флота Ее Величества Королевы Виктории, Джорджа Мэнсфилда, руководителя секретной разведывательной службы Адмиралтейства. Поздний вечер подразумевал отсутствие на привычном месте секретарши, так оно и оказалось. Обозначив себя вежливым стуком в дверь, мужчина дождался энергичного "Войдите!" и только тогда зашел внутрь.

- Здравствуй, Джордж. Или мне лучше называть тебя М.? Мне не терпится узнать, что послужило причиной такого необычного приглашения. Мог бы просто прислать записку с нарочным.

 

 

Старая шутка, как и все подобные, с немалой долей правды в ней. Впрочем, Мэнсфилд остался серьезен.

- Садись, Бен. Хочешь чаю? Настоящий. цейлонский. Разговор будет долгим, не помешает.

Взгляд вошедшего мужчины тут же стал цепким и настороженным, из него ушло всякое веселье.

- Что случилось, Джордж? - с нажимом повторил Бенедикт, впрочем, заняв место в кресле напротив стола и не заставляя Джорджа стоять.

- У Хэмиша украли дочерей. Всех троих.

- Что?! Когда? В газетах об этом ни слова!

- Прошлой ночью. Мы придержали информацию, но в утреннем выпуске "Таймс" это уже будет. Тебе поручено собрать следственную группу для расследования этого в высшей степени запутанного дела.

- Стоп. Джордж, я ведь занимаюсь особо тяжкими и серийными убийствами, а тут похищение. Или...кого-то из девушек нашли? Мертвой?

- Всех трех, - поморщился мужчина в ответ. - В разных частях города, но убиты они определенно ритуальным образом. Кроме того, сам способ похищения однозначно указывает на применение запретной магии. Инквизиция уже направила своих представителей, инквизитора, экзорциста, мага крови и ведьму. От тебя нужен криминалист, оперативники и артефактор. Я уверен, что нужные люди на примете у тебя есть.

- Да, это не проблема. В отличие от самого дела.

- Я знал, что тебе понравится. А чтобы добавить делу проблемности, добавлю, что оно на личном контроле у Королевы. Как оказалось, старшая дочь графа Хэмиша, пэра Палаты Лордов, тайно встречалась с сыном королевы Виктории, Эдуардом. Вот такие вот пироги с котятами, Бен.

Бенедикт Блэк, лучший сыщик Королевской сыскной Канцелярии по особо важным делам, только хмыкнул в ответ, но зажегшийся в глазах огонь уже было не скрыть. Дело. Настоящее. Предвкушение уже заставляло сердце биться сильнее и быстрее гнать кровь по жилам.

- Утром я соберу своих людей. Инквизиторских направь ко мне. Десять утра.

- Спасибо, Бен, я....

- Не благодари. Дело грязное и я пока не знаю, куда оно выведет. Но не остановлюсь на полпути.

- Я знаю, Бен. Потому и предложил это дело тебе.

- Что ж, тогда я пошел. Увидимся.

Блэк давно ушел, а Мэнсфилд все смотрел в закрывшуюся за другом дверь и о чем-то размышлял, судя по мрачности мужчины, предмет размышлений был не слишком радостным. Опытный разведчик всем своим существом чувствовал - надвигается буря, которую со всем правом можно будет назвать Бурей Столетия...

 

10 мая 1898 года, 9:50

 

 

 

Детектив по особым делам Бенедикт Блэк задумчиво рассматривал присланные с курьером личные дела своей новой следственной группы и терпеливо  ждал, пока все соберутся, письма с приглашениями были разосланы еще вчера, так что это было лишь вопросом времени. Скоро, уже очень скоро шестеренки сложного механизма под названием "производство следствия" закрутятся на полной скорости.

 

 

Информация для игроков.

Вступление: Итак, 10 мая 1898 года, 10 утра, набережная Виктории, Скотленд-Ярд, второй этаж, кабинет 342. Прошу всех явиться на наш

первый брифинг. Опаздывать или нет, решайте сами 

 

Информация по следствию

Лица...

Показать содержимое  

Кларисса - кроат, Первая, основной подозреваемый. Жива.

Мелисса - кроат, Старшая, Смотритель Лондонского Сада Камней. Жива.

Ирисса Блэк - кроат, экзорцист-ведьма, супруга Бенедикта Блэка. Жива.

Джон Хэмиш - граф, вдовец. Жена - Эмили Хэмиш, умерла при родах. Жив.

Диана Хэмиш - старшая дочь Джона Хэмиша, фаворитка принца Эдуарда, жертва первого ритуала.

Элизабет Хэмиш - средняя дочь Джона Хэмиша, жертва второго ритуала.

Летиция Хэмиш - младшая дочь Джона Хэмиша, жертва третьего ритуала.

Джошуа Лафайетт - капитан Ордена Рыцарей Круглого Стола. Жив.

Альфред Пенниворт - мастер-артефактор, создатель артефактной защиты на особняке Хэмишей. Жив.

Годрик Майлс - маг, основатель Академии магии в Соммерсете, учитель знаменитой Айлейны. Мертв.

Герхард Нойс - инквизитор, куратор проекта по выращиванию Сердец для летающих дредноутов. Жив.

Бартоломеус Файн - инквизитор четвертого ранга, Наказующий. Жив.

Александр Монро - артефактор, ученик мастера Пенниворта, с семьей: Клара (жена) и Мюриэль (дочь). Живы.

Огастус Хиллс и Мия Кортано - чета артефакторов, участники проекта Замочная Скважина.

Доктор Самуэльс - близкий друг графа Хэмиша, семейный доктор. Жив.

Беатриса Майлс - кроат, маг крови и ведьма, супруга Лорда-Инквизитора. Жива.

Глория Хилл - патентованный маг крови, жила этажом выше квартиры доктора Самуэльса. Мертва.

Майкл Стоун - инквизитор пятого ранга, целитель, сопровождал беременность миссис Хэмиш. Мертв.

Джон Кармайкл - заместитель руководителя Скотланд-Ярда, подозревается в связях с Иллюминатами. Жив.

Грегори Кросс - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Алекс Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Далила Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Виктория Белл - рыцарь Ордена, состоит в Братстве. Мастер-артефактор. Жива.

Маргарита Линн - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Мертва.

Адам Кросс - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Жив.

Капитан Генри Прайс - рыцарь Ордена, один из лучших командиров спецподразделений.

Сэм Пиглз - сын миссис Пиглз. Мертв.

Диана Пиглз - дочь миссис Пиглз. Мертва.

Роберт Гладстон - богатый промышленник, владелец сталелитейных заводов, поставщик Флота. Жив.

Сюзанна Гладстон - старшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Абигаль Гладстон - средняя дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Алисия Гладстон - младшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Hide  

...и места

Показать содержимое  

Особняк Хэмишей - Воксхолл, улица Годинга, 2.

Место первого ритуала - станция метро "Западный Кройдон".

Место второго ритуала - Центральная библиотека Кройдона.

Место третьего ритуала - Приход церкви Святого Петра, Сейнт-Питер роуд.

Квартира Бенедикта Блэка - Шелтон-стрит, дом 9, квартира 5.

Мясная лавка "Лэндинг" - Тайерс Террас, 22.

Дом мастера Пенниворта - Ислингтон, Олд-стрит, 34.

Квартира Монро - Ливерпуль-роуд, 147, квартира 26.

Представительство Инквизиции и архивы - Кенсингтон, Кромвель роуд.

Проклятый магазин Яворского - Тайерс Террас, 45.

Штаб-квартира Рыцарей Ордена Круглого Стола - Хатфилд.

Королевская служба статистики - Вестминстер.

Бедлам, он же Королевский госпиталь Бетлем, на Монкс-Орчард роуд - возможное место проведения ритуала.

Жилой дом на Кройдон-роуд 27 - место шестого ритуала (Пустота).

Станция метро Митчам - место четвертого ритуала (малефики).

Колледж Орчард Хилл на Вудкоат роуд - место пятого ритуала (Продавшиеся).

Квартира Прайса - Арлингтон-роуд, 34, квартира 16.

Окружная грамматическая школа Воллингтона - возможное место проведения ритуала.

Школа для сирот имени Джона Витгифта  - возможное место проведения ритуала.

Особняк Гладстона, Окс-роуд, 9 - место похищения новых жертв.

Королевский Ботанический Сад - место активности Иллюминатов.

Бордель "Белая Роза", Ковент-Гарден.

Hide  

Таинственные символы

Показать содержимое  

430385177.jpg

Hide  

 

 

Важные моменты

Начало брифинга  Данные на Хэмиша  Особняк Хэмишей  Вскрытие Дианы Хэмиш  Киносеанс в особняке  Особняк Хэмишей: краткие итоги  Вскрытие Элизабет Хэмиш  Первый ритуал  Второй ритуал  Вскрытие прислуги Хэмишей  Третий ритуал  Вскрытие Летиции Хэмиш и визит Ириссы Блэк  Краткие результаты по всем вскрытиям  Конверт и его содержимое Ирландский кофе Дневник Он движется Наблюдение за звездами и содержимое дневника Исчезновение констеблей (место первого ритуала) Исчезновение констеблей (место второго ритуала) Констебли найдены Кто-то из них врет Разговоры внутри третьей пентаграммы Второй брифинг Мясная лавка "Лэндвич" 

Повторный осмотр места первого ритуала  Повторный осмотр места второго ритуала  Прибытие в Тилфорд  Выводы судмедэксперта по убитым констеблям
 

Ферма в Тилфорде  Вскрытие крыс  Изучение дневников дочерей Хэмиша  

 

 

 

 

Игроки:

Криминалист-эксперт Шандор Рид SHaEN

Судмедэксперт Кай Мёрфи  Gonchar

Оперативник  Джек Льюис Firiat

Оперативник Эдмунд Грейвс  ABAL

Инквизитор Патрик О'Коннелл julia37

Патентованный маг крови Кето Йелич Rei

Патентованная ведьма Камея (Кей) Рид Beaver

Экзорцист-целитель  Кьяра Бирн Grey_vi_ory

Мастер-артефактор Герта Нойман  Элесар

Патентованный ведьмак Феликс Хонеккер Nevrar

16 мая 1898 года

 

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 18

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мягкая обаятельная улыбка не вызвала отклика в сердцах трёх противников мятежной сестры. 

Кьяра не сводила глаз с силуэта темноволосой красавицы, по-прежнему держала её под прицелом. Несмотря на невинно поднятые ладони. 

Да, может быть, она не завяжет с ними бой прямо сейчас, но эта... эта женщина готовилась к весне 98-го не один десяток, даже не сотню лет. Экзорцистка не сомневалась, что где-то в лабиринте её проклятого плана предусмотрен и уголок для возможного ареста. Или смерти. Чем не шутят её адские союзнички. 

Нельзя было верить, что им удалось обогнать Клариссу. Ни на минуту. Не обмануться, глядя, как покорно она позволяет заковать себя. 

Только когда Бенедикт завершил процедуру ареста, Кьяра покинула экипаж, чтобы... успокаивающе погладить бедную серую лошадь. Обожженная шкура, под которой ало зияла влажная рана, затянулась на глазах. 

 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Кьяра не обманулась этой улыбкой, а Патрик так и вовсе взбесился. Он тяжеловесно спрыгнул на землю и наставил ружьё на Клариссу.

Судя по его решительной физиономии, арест был не самым вероятным вариантом развития событий. Убил же он Бранку, почему бы не прихлопнуть и эту? Конечно, кроата убить не так просто, но как приятно будет попытаться...

Серая лошадь под женской ладошкой дрожала, большие глаза цвета спелых олив выражали страдание, смирение и привычку.

Изменено пользователем julia37
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сдержанный голос англичанки ушёл в низкие тона, приобрёл напевные, почти гипнотические интонации. 

Кьяра последний раз огладила крутую шею раненой, и шагнула в сторону, оказавшись у плеча Патрика. Не перекрывая, впрочем, линию огня, и даже никак не создавая неудобства в движении. 

- Ничего ещё не закончилось, - негромко сказала она. - Полагаю, вас ждёт сестринское воссоединение, мисс Вайт. 

А чтобы понять, каким оно будет, достаточно было вспомнить, с каким торжеством Мелисса повествовала о допросе демона. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Ничего ещё не закончилось, - негромко сказала она. - Полагаю, вас ждёт сестринское воссоединение, мисс Вайт. 

А чтобы понять, каким оно будет, достаточно было вспомнить, с каким торжеством Мелисса повествовала о допросе демона. 

К этому моменту Кларисса уже не могла ответить вербально, Бенедикт позаботился не только о наручниках, но и о кляпе и как раз доставал из кармана плотную повязку на глаза, чтобы окончательно осложнить малефику уровня тех, что устроили Римскую Бойню, любую возможность колдовать. Но пока ткань не закрыла ей обзор, Кларисса успела одобрительно и даже весело посмотреть прямо в серые, как скалы ирландского побережья, глаза Кьяры. "С умным противником и играть интереснее", - говорил этот взгляд. Судя по всему, возможного летального исхода встречи с сестрами Кларисса не боялась ни капли.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Патрик посмотрел на Кьяру, и со вздохом убрал ружьё за спину. Ее слова о том, что ничего ещё не кончилось, и улыбка Клариссы, это подленькая многообещающая ухмылка, убедили его в том, что убийство на этом этапе будет во вред.

Но чёрт возьми, СКОЛЬКО у нее этих запасных планов? Когда они кончатся? Патрик устал, широкие плечи поникли, придавая ему сходство с подтаявшим весной снеговиком.

На востоке небо чуть посветлело, по лиловым облакам пошли разноцветные полосы, как круги на воде, когда кто-то бросил в гигантский небесный пруд очень большой и медленный камень.

Инквизитор поднялся на крышу экипажа и по радиостанции вызвал штаб ордена, сообщив, что им с ценным грузом нужно добраться до заповедника как можно скорее. Оказалось, что дредноут уже летит обратно к орденскому замку и будет лететь ещё полтора часа. За это время Патрик намеревался добраться туда на конной тяге.

- Не будем терять в-ремя. - он помог Бенедикту усадить пленницу внутрь, проводил взглядом Кьяру и вновь забрался на козлы.

Позади удаляющегося кэба сиротливо жался к чугунной ограде брошенный экипаж с израненной серой парой.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Глядя в карие глаза, исполненные весёлой уверенности, Кьяра испытала жгучее желание физически стереть это выражение с точеного лица. Но сдержалась, пропустила в коляску Бенедикта с арестанткой, мазнула взглядом по инквизитору, который снова отправился на место возницы. 

Небо неуверенно лиловело на востоке, где-то насвистывал одуревший от майского утра соловей. Лондон нежился в объятиях предрассветного забытья, решительно ничего не зная о грядущем Апокалипсисе. 

Кьяра несильно хлопнула дверцей экипажа, проводив глазами осиротевшую серую пару. 

Усталость сдавила виски, согнула тонкие плечи, а дисциплинированный обычно разум бунтовал, отказываясь отрешиться от той, что сидела на сиденьи напротив. 

Когда троица вернулась в штаб, экзорцистка чувствовала себя совершенно разбитой. 

Показать содержимое  

Стойкость -30 на четыре утра: провал; бросок СВ на медитацию: провал; +1 уровень усталости

Hide  
Изменено пользователем Grey_vi_Ory
  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Склады Шад Темза

Оба побросали оружие, правда, один, видимо, совсем свихнувшийся от страха, перед этим решил поделиться со всеми своими сексуальными фантазиями. Будь на месте мисс Нойман девушка более импульсивная и менее благовоспитанная, фантазии могли бы оказаться последними в жизни. Оказавшийся бесполезным в бою, наручники Шандор застёгивал на пленниках качественно.

Мисс Нойман, однако, считала, что пускать в ход смертельное оружие из-за оскорблений несколько опрометчиво и хотела надеяться, что того же мнения придерживаются и её коллеги. Пока остальные задерживали преступников, Герта выпустила стрекозу со складских помещений и отправила механическую разведчику на другую сторону реки. Массивный автоматон, лишённый внимания леди-артефактора, тут же отключился и поник, устремляя дула пулемётов в пол. 
- Группа высадки завершает штурм. Думаю, можно направить к ним кого-нибудь. Узнать о дальнейших планах, - произнесла девушка, когда марионетка достигла доков святой Катарины. Состояние подвергшейся обстрелу рации не позволяло связаться ни с кем, а других средств удалённой коммуникации обнаружить пока не удалось.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Группа высадки завершает штурм. Думаю, можно направить к ним кого-нибудь. Узнать о дальнейших планах, - произнесла девушка, когда марионетка достигла доков святой Катарины. Состояние подвергшейся обстрелу рации не позволяло связаться ни с кем, а других средств удалённой коммуникации обнаружить пока не удалось.

В ходе перестрелки броневик лишился способности к передвижению, а также средства связи. Даже если бы водитель оказался гениальным механиком, не всё можно исправить в отсутствии запчастей, поэтому следовало озаботиться новым транспортом. Окинув взглядом троих пленных, один из которых сладко спал, отправленный в объятия Морфея метким выстрелом из иглопистолета Герты, Шандор подумал, что будет весьма кстати, если на обратном пути их подберёт дредноут.

- Я пойду, - ответил он мис Нойман, на сей раз вполне здраво рассудив, что леди, управляющая мощным автоматоном, оперативник, владеющий оружием лучше него самого, и ведьмак, способный застрелить человека через потолок, в случае новой атаки здесь окажутся гораздо полезнее.

Редкие фонари слабо освещали грязные улочки, на которых не попадалось ни прохожих, ни транспорта. Мистер Рид старался идти быстро, но внимательно смотрел под ноги, а также по сторонам, так как эти места явно не предназначались для прогулок. Ему посчастливилось поймать кэб на пересечении Шад-Темза и Лафон-стрит, и дальнейший путь до доков Святой Катарины он проделал довольно быстро.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Редкие фонари слабо освещали грязные улочки, на которых не попадалось ни прохожих, ни транспорта. Мистер Рид старался идти быстро, но внимательно смотрел под ноги, а также по сторонам, так как эти места явно не предназначались для прогулок. Ему посчастливилось поймать кэб на пересечении Шад-Темза и Лафон-стрит, и дальнейший путь до доков Святой Катарины он проделал довольно быстро.

Непосредственно к докам подъехать не получилось, на улице, ведущей к ним кэб остановили недружелюбно настроенные люди в форме Ордена. К явственному облегчению изрядно перенервничавшего кучера, документы у Шандора были в полном порядке и криминалиста пропустили дальше, выделив одного из орденцев для сопровождения. Виденный вечером пакгауз, освещенный прожекторами дредноута, стал полем жестокого боя, тела (в основном наемников) все еще продолжали убирать. В самом центре двора исходила черным дымом и распространяла запах жженной резины непонятная груда металлических обломков, в которой смутно угадывались те же черты, что и в автоматоне, который повстречался Шандору и остальным на складе, но по размеру он был почти в полтора раза больше, крыша пакгауза обвалилась в нескольких местах и лениво пыталась загореться, хотя усилия заспанного пожарного расчета должны были свести это желание на нет в скором времени. Орденцы сновали во всех направлениях, с по прежнему зависшего над доками дредноута наверняка можно было их деловитую суету воспринять как живое отображение броуновского движения. Руководил всем злой, как весенняя оса, Лафайетт, от которого Шандор узнал последние новости.

Как оказалось, взять Прайса живым не удалось, он управлял, как выразился Лафайетт, "силовым доспехом", превращенным выстрелом с дредноута в ту самую груду обломков по центру двора. Но были и хорошие новости, особенно радостные для одного часовщика - Мари нашли живой, хотя и сильно избитой. Но эта новость казалась мелочью на фоне куда более грандиозных вестей об успехе штурма бункера. Также это означало, что добираться до штаб-квартиры Ордена Шандору и остальным придется не на дредноуте, который был нужен, чтобы доставить близняшек Хирш и суккубу-перебежчика в заповедник кроатов, а на предоставленном Лафайеттом взамен броневике.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вполне вероятно, на складе аж с тремя механическими гигантами всё же имелись необходимые для ремонта броневика запчасти, а мисс Нойман могла предоставить водителю посильную помощь, однако времени на подобную процедуру уйдёт неприлично много. На сей раз Шандор вызвался доставить сообщение самостоятельно - не ясно, правда, из соображений ли сознательности после разговора в мастерской, или посчитав ночную прогулку по лондонским улочкам слишком опасной. 
- Хорошо, мистер Рид. Тогда, я пока здесь осмотрюсь. Вдруг... мой коллега... оставил какие-то следы, - коротко кивнула мужчине Герта, направляясь на второй этаж здания и отдавая стрекозе-марионетке мысленный приказ на всякий случай проследить за криминалистом.

Седовласый артефактор, который, судя по найденному в небольшом кабинете дневнику носил имя Алекс Мерсер, оставил после себя всего несколько записей касательно работы на Иллюминатов, но даже из них становилось понятно, что мастер уже давно променял лояльность Ордену на сотрудничество с Клариссой. Многочисленные изобретения описывались куда подробнее, в сухом и абсолютно бесстрастном стиле - Алекса совершенно не рассматривал плоды своего труда с точки зрения общепринятой морали. Интерес для Мерсера представляли лишь такие понятия, как эффективность и продуктивность.
"Слишком неудержимая тяга к прогрессу" - вынесла короткое заключение немка, аккуратно складывая в кучу все обнаруженные заметки и чертежи. 

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Хорошо, мистер Рид. Тогда, я пока здесь осмотрюсь. Вдруг... мой коллега... оставил какие-то следы, - коротко кивнула мужчине Герта, направляясь на второй этаж здания и отдавая стрекозе-марионетке мысленный приказ на всякий случай проследить за криминалистом.

Это её согласие с его решением оказалось не в пример приятнее, чем те слова, что Герта произнесла прошлым вечером в доках Святой Катарины. Впрочем, мисс Нойман даже сердилась очаровательно. А беспокойство мисс-артефактора, выразившееся в том, что она обеспечила криминалиста крылатым эскортом, согревало сердце. Шандору и в голову не пришло трактовать этот жест Герты иначе, например, как недоверие его способности добраться до места назначения благополучно, поэтому его недолгое путешествие прошло в совершенно несоответствующем ситуации приподнятом настроении, которое улетучилось при приближении к докам Святой Катарины.

Узрев окрестности склада собственными глазами, Шандор убедился в том, что им четверым накануне соваться сюда точно не стоило. Судя по учинённому разгрому, орденцам тоже пришлось нелегко: быстрой и аккуратной зачистки силами боевого спецподразделения не получилось. Мистер Рид задержался у вонючей кучи обломков, в очертаниях которой смутно угадывалась фигура, похожая на автоматон, взятый под контроль Гертой. Узнав от Лафайетта, чем являлся этот гигант до того, как его поджарили из мощного орудия воздушного судна, Шандор в очередной раз поразился масштабам подготовки к Апокалипсису, а также бессилию тайных служб Её Величества, призванных следить за тем, чтобы подобных неожиданностей не случалось. Весть о гибели Прайса особого сожаления не вызвала - что-то подсказывало мистеру Риду, что доказательств против ключевых фигур этого крупного заговора будет достаточно и без показаний Полковника. А вот тому, что Мари Гаррисон жива, он заметно порадовался. На фоне итогов штурма склада в доках Святой Катарины и новостей об успехах отряда, отправившегося в бункер, криминалисту сообщить оказалось особо нечего. Тем не менее, он поделился всей имеющейся информацией: о немногочисленной охране склада в доках Шад Темза, трёх автоматонах, из которых в рабочем состоянии был только один, убитом в ходе атаки артефакторе, чей злой гений способен создавать столь жуткие машины смерти, а также рассказал о возникшей проблеме с рацией и подбитым броневиком. На поездку на дредноуте рассчитывать не приходилось, но Лафайетт был столь любезен, что выделил группе ещё один броневик. Весьма кстати, чтобы транспортировать пленников в штаб-квартиру Ордена. Поблагодарив отважного капитана рыцарей ордена с мифическим названием, мистер Рид отпустил извозчика и отправился в обратный путь на броневике.

- Прайс мёртв, - сообщил он, едва завидев коллег по возвращении. - Сёстры Хирш найдены, с ними всё в порядке, как и с группой, отправившейся в бункер, - озвучив главные новости, Шандор вкратце рассказал всё, что услышал от Лафайетта. - Вам удалось узнать или обнаружить здесь что-то новое в моё отсутствие?

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Больше Герте ничего интересного обнаружить на этом складе не удалось - документы в основном являлись выкладками различных приборов и зачарований, а на их изучение, как и на ближайшее знакомство с уже готовыми прототипами, она тратить время не стала. К возвращению криминалиста, все найденные бумаги были аккуратно сложены в саквояж, где и дожидались отправки на базу Ордена. К допросу захваченной охраны, если таковой решил бы заняться мистер Грейвс, девушка, естественно, не примкнула.
- Доказательства связи Алекса Мерсера с мисс Уайт и его связь с Иллюминатами. Ничего необычного, - коротко резюмировала немка, на плечо которой как раз в это время спикировала механическая разведчица, присматривавшая за криминалистом. Новости о благополучном разрешении проблем семейства Гаррисонов вызвали сдержанную радость, впрочем их ночная смена ещё не закончилась. - Что делаем дальше, господа? Отправляемся на задержание остальных сообщников?

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

 

Fly with me: три часа полёта дредноута от штаба Ордена до Сада

Когда дредноут, словно тёмное грозовое облако, завис над штабным садом, то вместо дождя изверг на землю стальную пластину десантного лифта. Ирисса должна была быть на корабле, или осталась в заповеднике. В любом случае, младшая сестра вряд ли собиралась упускать возможность пообщаться с пленницей.

- Нам нужен самый надёжный ваш изолятор. - попросил инквизитор, а когда его проводили к камере особо строгого режима, то он, без всяких сантиментов втолкнул туда Клариссу, не собираясь, разумеется, снимать повязку с глаз, наручники или вынимать кляп. Это было бы небезопасно.

- Я покажу вам ваши каюты. - после некоторой паузы отозвался встретивший их офицер флота.

Лететь предстояло без малого три часа.

- Устала? - уже по пути до места назначения тихо спросил инквизитор.

Впрочем, видно это было и без вопросов.

 

И даже перспектива очередного путешествия в летающем звере не вызывала ничего. Равно как и будущее свидание с ангелами и кроатами. Экзорцистка напрочь была лишена амбициозности, и головокружительная высота, на которую её вознесло расследование, не вызывала ничего, кроме назойливо-неприятного ощущения под ложечкой. 

Пленницу изолировали, оставив все возможные средства защиты, и офицер повёл их к каютам. 

На вопрос Патрика Кьяра пожала плечами. Жаловаться не хотелось, да и... придирчивая англичанка совершенно не ощущала себя вправе уставать.

- Пройдет, - отозвалась она.

 

Проводник показал две двери, одна напротив другой. Обе сплошного тёмного дерева, с медными круглыми ручками, с прозеленью.

- Лететь будем часа три. - озвучил инквизитор то, что мисс вполне могла тоже слышать, или запомнить с прошлого полёта.

Патрик повернул ручку. Из приоткрытой двери на него смотрел очередной роскошный интерьер. На глухой бронированной стене красовались муляжи зашторенных окон.

Показать содержимое

images?q=tbn:ANd9GcQrn0iQG7g8YM74uSx98iaH3GzFu22zm0Vi8-qXzTm8ID6kFVQB

Довольно тесное помещение содержало нескромных размеров кровать, учитывая тот факт, что рассчитана каюта была на одного человека, кожаный диванчик, напоминающий такой же в кают-компании, настенный шкаф, комод и... свободного места почти не оставалось.

Инквизитор оглядел коридор на предмет отсутствия посторонних и удовлетворившись осмотром, подал даме руку.

 

Экзорцистка бегло осмотрела помещение. Как и в резиденции Ордена, здесь уделили внимание дорогостоящему комфорту. Уютно. Если не думать о том, сколько лишних биений чародейского сердца стоит вес роскошного ложа и удобного шкафа. 

Патрик, как и всегда, соблюдал приличия, умудряясь забыть о том, что любой, кто будет искать их в узком коридоре, неминуемо заметит, что силы Святого Официума сосредоточились в одной каюте. 

Ирландец умел быть очаровательно непоследовательным. 

- Как твой укус? - уточнила Кьяра, вложив пальцы в раскрытую ладонь. 

 

Патрик хотел быть уверенным, что искать их повода не будет. Ни малейшего. Поэтому он втянул супругу за руку внутрь, запер дверь и стащив с головы довольно увесистый шлем, с явным удовольствием размял затекшую шею.

- Какой укус? - переспросил негодный инквизитор, потягиваясь с кошмарным хрустом в суставах и продолжая очаровывать мисс Бирн своей непоследовательностью и немного непосредственностью.

Шлем полетел на диван.

 

- Укус адской гончей, - ответила экзорцистка, прислоняясь спиной к запертой двери. - Зашивать я его не буду, обещаю, а вот обработать было бы неплохо. 

 

Патрик усмехнулся и взъерошил примятые шлемом короткие волосы, сбросил с себя разгрузку и бронежилет, после чего с самым невинным видом расположился на диване. Он дернул воротник и пара пуговиц послушно выскочили из петель, обнажая мускулистую шею, потом запрокинул голову.

- А, этот укус. Не знаю. П-посмотри сама. - руки раскинулись на диванной спинке, предоставляя целительнице самые широкие возможности для осмотра и лечения. - Кстати, я слышал, что рваные раны нельзя шить. Это п-правда?

 

Кьяра в очередной раз устроилась на полу, удобно опираясь локтем о мягкое сиденье дивана. Чёрная ткань юбки раскинулась вокруг по полу, словно лепестки на редкость мрачного колокольчика. 

Экзорцистка раскрыла застёжки и сняла мешавшую часть брони. Хитрая вертлявая тварь умудрилась вцепиться у самого сустава, на стыке двух пластин, сохранявших подвижность колена. Закатав штанину, медичка увидела характерный, как по учебнику, след зубов хищника. 

На свет явились фляга с чистой водой, салфетки, и склянка с мазью, действие которой уже испытывала на себе инквизиторская шея. 

- Рваные раны зашивают только в случае, когда они слишком обширны, - ответила англичанка, пока её руки занимались делом: промывали, осушали и накладывали разогретое теплом ладоней лекарство, при контакте с сухим воздухом помещения образовавшее гладкую пленку. 

Медицина

успех без степеней, хп восстановлены

- Как правило, остаётся грубый шрам, но маги крови, кажется, умеют с ними работать. 

 

Пациент вел себя почти идеально. Не шевелился, молчал, выказывал всяческое послушание. Единственной шалостью, которую он себе позволил, было похищение шпилек, державших в пучке русые волосы. Нежные пальчики экзорцистки ещё не закончили свою миссию исцеления, а волосы уже упали на плечи и шершавые кончики чужих, куда более грубых пальцев, коснулись щеки, заправили непослушные пряди за ухо.

- Шрамы - это память. - заметил инквизитор, приподняв голову и созерцая дело рук своих и мисс Бирн, глаза его матово поблескивали в полумраке.

 

- Безусловно, - согласно склонила голову англичанка, приводя в прежний вид облачение ирландца. 

Закончив, по-детски подперла щеку ладонью и улыбчиво глянула на Патрика снизу вверх.

- До свадьбы заживёт. 

 

Вернуть все на место маленькой мисс не удалось, Патрик поймал ее ручку, остановив в намерении пристегнуть часть доспеха обратно. Тяжело отлипнув от спинки дивана, тот был очень хорошим, даже не скрипнул, инквизитор наклонился вперёд, по очереди избавляясь от скудных остатков брони на руках и ногах. Осталась только свободная, весьма удобная, одежда неброского цвета небеленого полотна.

Со вздохом облегчения, воин откинулся обратно. По тонким губам скользнула ласковая улыбка. Осторожно он сжал тонкие пальчики свободной от подпирания руки своими. Было удивительно приятно и тепло слышать, как Кьяра говорила о свадьбе. Пусть даже это и была лишь поговорка.

- Тебе нравится сидеть на полу. - неясная интонация так и не склонилась ни в пользу вопроса, ни в пользу утверждения.

Бесцветные глаза что-то выискивали в глазах напротив, в нежной улыбке, в позе, во всем.

 

Улыбка не покидала бледного лица англичанки, пока она наблюдала за процессом освобождения от лат. Серые глаза цвели любовью и восхищением, а голос звучал так, будто Кьяра ответила машинально, полностью поглощенная созерцанием. 

- Я прочла немало томов под деревьями парка в Соммерсете.  И гораздо меньше - дома, на ковре у камина. 

Пальцы переплелись с тёплой сильной рукой. 

Кажется, в сознании тенью скользнула ещё одна мысль, потому что алебастровые щёки мазнула незримая кисть с персиковой акварелью. Наверное, именно таким сейчас было небо за фальшивыми окнами. 

 

Ей было хорошо здесь, с ним. Ей нравилось сидеть у его ног, нравилась роль второго плана, подчинённая ему. Хозяину. Мужчине.

Патрику все это не просто нравилось. Это сводило с ума. Он какое-то время вдумчиво разглядывал бледную, обнаженную кисть, перебирая ее пальчики своими, а потом порывисто прижал похищенную ручку к губам. Разве можно было позволять ей оставаться там, внизу, когда Кьяра была так безумно очаровательна?

- Хочу обнять тебя. - прошептал инквизитор в маленькую ладошку и мягко, но весьма настойчиво потянул жену к себе. Ближе.

Ещё ближе.

 

Рядом с ним она оживала. Так цветок тянется к ярким весенним лучам, забывая о холоде и тревогах ночной темноты. 

Ее сердце. Её солнце. 

Экзорцистка безропотно подчинилась. 

- Разве ты забыл, - проворковала она, кончиками пальцев свободной руки обводя контуры любимого лица. - Чем ты ближе, тем больше я теряю голову. 

 

R is for rating 21+

Маленькая, послушная, такая милая... Патрик забрал ее себе, чтобы всякий раз ощущать, что она - его. Чтобы обладать, беречь, любить.

Вторая ручка скоро освободилась, потому что ладони инквизитора нашли себе гораздо более нескромное занятие. Одна не терпящим возражений жестом легла на поясницу, привлекла совсем вплотную, вторая пересчитывала крошечные пуговки на блузке, сверху вниз. Когда нетерпеливому до жадности мужчине открылась, наконец, белая шея, он немедленно припал к ней губами.

- Именно это мне и нужно. - бархатисто прогудел мистер О'Коннелл.

 

Губы чувствовали вибрацию негромкого смеха.

- Целеустремленность... - выдохнула Кьяра. 

Освободившиеся руки размыкали металлические фибулы на плаще. Лишь одно изящное движение плеч помешало инквизитору заниматься... тем, чем он занимался, прежде чем девушка стянула с себя тяжёлое одеяние. 

 

Патрик во всем соответствовал единственному произнесенному слову. Впрочем, сейчас целеустремленность переходила скорее в чистый эгоизм. Плащ соскользнул с женских плеч и коварный соблазнитель вновь откинулся на спинку дивана, увлекая следом и любимую супругу, забыв о стыде, усаживая на себя так, как подсказывали ему невысказанные желания. Мрачный колокольчик безжалостно измялся меж двух тел. Это было достаточно близко, чтобы заставить мисс потерять голову, лицом к лицу, кожа к коже. Патрик ненадолго взглянул вверх, в ее лицо, и Кьяра увидела, как прозрачные глаза вновь темнеют от желания.

На чёрной блузке было непозволительно много пуговиц, но инквизитор был терпелив. Пока что. Счёт подошёл к концу и ласковым давящим движением ладонь скользнула по коже. Тёмная ткань отступила, обнажила острые плечи, выпирающие ключицы. Горячие губы снова припали к коже, чуть выше границы невыносимо строгого корсета. Снова и снова.

Ирландец вполне мог заменить собой камин в холодную зимнюю ночь, как тот, возле которого Кьяра сидела дома. Этот целеустремленный эгоист мучительно медленно, но верно, преодолевал долгую дорогу к сокровенному.

 

- Патрик... - горячечно шепнула экзорцистка. Сознание разрывалось между стыдом и властью низменного порыва. 

Потемневшие глаза, расширенные зрачки, жар античного тела, запах русых волос. Ладони англичанки скользнули сквозь расстегнутый ворот, по плечам, к скульптурно вылепленной спине, прижимаясь крепче. 

Усталость была забыта. Дело было забыто. Весь мир пульсировал в голубоватой жилке на белоснежной ирландской коже, и, казалось, она умрет, если не коснётся её поцелуем.  

 

Ни следа стыда не было в опьяневших от вседозволенности глазах. Руки властно надавили на бедра. Снова.

Довольно ждать, довольно умирать от желания. Он не был груб, но терпение подходило к концу вместе с крючками строптивого корсета. Руки сомкнулись на стройном теле стальным капканом, Кьяра не смогла бы отодвинуться и на полдюйма.

- П-позови... - лучше всех странный шепот слышал тонкий серебряный крест, доставшийся в наследство. Жаркое дыхание, словно пустынный ветер, овеяло неброское украшение. - Позови меня. Ещё раз.

Это было последнее, что произнесли обычно строго сжатые губы, у которых сейчас было гораздо более важное дело, чем слова. Очень скоро разум оставил буйного инквизитора, осталась лишь низменная телесная природа. Она решала, желала, брала.

 

- Патрииик... - не то зов, не то мольба. Заклинание из тех, что не поются, а произносятся изменившимся голосом, и он подводит на последнем слоге. 

Небесная машина, живущая и движущаяся на чужой крови, направлялась под янтарно-розовыми облаками к приюту иномирных беженцев, несла запертых в тесной каюте двоих, погибающих от безумного жара, который плавил их в одно и испепелял. 

Она обвивала его шею, мощные плечи, приникая, алчная и отчаянная, а после инквизитор уловил полузадушенный остаточным самообладанием животный горловой звук, ни на что не похожий и означающий лишь одно. 

 

Он словно очнулся от внезапной потери сознания, вязкого полусна, в котором исполняются любые, даже запретные желания. Кажется, нечленораздельный звериный стон прозвучал на два голоса. Кажется, он держал ее так сильно, что едва не переломил позвоночник.

Кажется.

Стало немного страшно и хватка рук вдруг ослабла до задохнувшейся нежности, ладони перемещались по полуснятой одежде, лица не было видно и штормовое дыхание било в обнаженную женскую грудь, вновь, как и прежде, закончившись поцелуями. Только теперь прикосновения губ не требовали.

Теперь они благодарили.

 

Напряжение ушло из тела, совершенно бессильная, она держалась только стараниями инквизитора. Руки продолжали беспорядочно, в лихорадке скользить по шее, плечам, следовали ломаным линиям старых шрамов на спине и затылке, тонкие пальцы расчёсывали русые волосы. 

Ей хотелось услышать своё имя, ирландец так редко произносил его, и так опьяняли звучащие в нем нежность и привязанность, доверие и власть. Но она молчала, не решаясь попросить, и тишину в каюте, где почти не слышен был голос механизмов дредноута, нарушала лишь сбитая, аритмичная череда вдохов выдохов. 

 

Скачущее галопом сердце постепенно переходило на спокойный аллюр. Дыхание становилось реже. Наконец, в поле зрения похищенной Аидом Персефоны показалось обычно суровое, а сейчас блаженное, с бисеринками пота, лицо.  Губы приложились к впадинке над ключицей, к шее под скулой, наконец, к губам. Взгляд выцветших глаз, не лишенный некоторого лукавства, остановился в грозовой глубине Кьяриных. Соскользнул на обнажённое плечо, на так и не снятый чёрный рукав, на измятую юбку.

- А теперь - спать. - шепнул инквизитор, легко коснувшись губ во второй раз.

Он улыбался.

 

Экзорцистка нежно стёрла соль с высокого лба, на котором разгладилась вечная параноидальная морщинка. 

- Как скажешь, - таким же шепотом сообщила стриженому виску, подкрепив согласие поцелуем. 

Ладони нашли точки опоры на геркулесовых плечах, и колени инквизитора наконец-то освободились от тяжести женского тела. 

Сняв обувь, стоя босиком на полу, англичанка задумчиво рассматривала то, во что превратилась её одежда. И... если уж границы морали остались далеко позади, стоило проводить время с комфортом. 

Приняв соломоново решение, Кьяра избавилась сначала от шуршащей юбки, а потом и без того расстегнутых блузки и корсета. Запутавшаяся было в чёрной ткани инсигния вернулась на своё законное место на груди, поверх серебряного креста.  

 

Патрик тяжело встал на ноги, оправился, и тоже избавился от рубашки. Вновь с хрустом потянулся.

Кьяра избавлялась от лишней одежды. На ней осталась лишь тонкая сорочка, сквозь которую соблазнительно проглядывали гармоничные линии стройного тела. Если бы он был художником, а не инквизитором, то непременно написал бы ее портрет. Вот такой, полуобнаженной, и одновременно, невинной.

Патрик подошёл к ней со спины, порывисто обнял, запечатлел поцелуй на шее. Ласково отвел тёмную прядь от точеного ушка, поцеловал и его.

А после отошёл, сдернул одеяло с постели и рухнул на нее набок, приглашающе раскинув руки.

 

Кьяра улыбнулась, хоть Патрик и не мог этого видеть, ладонь скользнула поверх обнимающей руки. 

Англичанка воспользовалась приглашением, полулегла, опираясь на локоть. Кончики пальцев второй руки прочертили кривую по груди инквизитора, вдоль двух цепочек. Слабо блеснуло в полумраке обручальное кольцо, словно обладало собственным светом.

 

Объятия сомкнулись снова, и маленькая мисс опять оказалась в плену. В плену крепких рук, под властью серых глаз. Патрик прижал любимую к себе, устроил ее головку у себя на груди, одна из ладоней скользнула по тонкой ткани, по бедру. Он уткнулся лицом ей в макушку, прикрыл глаза и безмятежно вдыхал аромат волос. Мерно гудели двигатели, уютно светил ночник со стены. Было спокойно и хорошо.

- Кьяра...

 

Белая узкая ладонь лежала на груди, впитывая тепло, впитывая каждый размеренный удар сердца. 

Серые глаза не отрывались от ирландского лица. В них наконец-то растворились беспокойство, недовольство, тревоги, злость. В них был покой. И легкая улыбка в уголках, когда он все же позвал её. 

 

Наверное, нехорошо было так думать, но..

- Я так рад, что мистер Джонс не прошёл свою п-роверку. - поведал он по секрету пушистым волосам.

Прядки растрепались, лезли в лицо, но инквизитор не делал ни малейшей попытки избавиться от них.

Снова повисла вязкая, домашняя тишина.

 

- Некоторое время назад ты думал совершенно иначе, - поддразнивающе ответило мурлыканье с плеча. 

 

Некоторое время Патрик молчал, можно было даже подумать, что он задремал. Но нет, голос все же зазвучал, узкая ладошка ощутила рокочущие вибрации в могучей груди.

- Это было давно. 

 

Кьяра сползла с плеча Патрика и перевернулась на живот, упираясь локтями в постель, а подбородком - в ладони. Согнутые в коленях стройные ноги скрестились в щиколотках. 

Серый взгляд задумчиво оглаживал лицо супруга. В её-то памяти ещё свежа была сцена с доме Хэмишей. Десятое мая было не так давно, как пытался сказать ей Патрик. 

Когда он успел изменить своё отношение к ней? Когда понял, что с ней ничто не угрожает его спокойствию, его стремлению контролировать? И только?

Какая разница. Экзорцистка улыбнулась, наклонив голову и чуть лукаво заглядывая в глаза. 

- Все так быстро меняется, да, милый?

 

Патрик, словно намагниченный, повернулся набок в следующую секунду. Ладонь скользила от лопаток, к пояснице и дальше, а потом обратно.

Он придвинулся ближе и прижался губами к острому локотку, впивающемуся в постель. Ответом Кьяре был этот совершенно невинный поцелуй и начисто лишенный любых подозрений, застарелой паранойи, неясных сомнений преданный взгляд призрачно-голубых глаз снизу вверх. В глазах еще была толика сдержанности, гран неуверенности, и отчетливое сходство со взглядом бездомной собаки, которую покормили однажды и после некоторых сомнений псина все же решила прийти попытать счастья ещё раз.

Единственное, чего не было в кристалльной глубине, так это шутливости. Патрик был предельно серьезен.

 

Этот взгляд, исполненный нежности и робкости, пронзил сердце насквозь, и выдержать было невозможно. 

Снова лицом к лицу. Кьяра притянула к себе упрямую русую голову, устроив её на сгибе локтя, обнимая, зарываясь в волосы второй рукой. Теперь она касалась губами макушки, шепча что-то ласковое.

 

Неукротимый инквизитор лежал неподвижно, покорно позволяя перебирать свои волосы, касаться губами кожи, делать все, что взбредет в русую голову Кьяры.

Через некоторое время оказалось, что Патрик заснул, забыв тяжелую руку на изгибе талии своей жены. Расслабленное лицо стало совершенно безмятежным.

 

Кьяра забылась вслед за ним, убаюканная тяжестью руки, медленным ритмом сердца. Туман усталости понемногу смазывал все вокруг, пока, наконец, разум не заволокло непроглядной пеленой. 

***

Час? Два? Сколько времени прошло, каким стало утреннее небо за металлической обшивкой? Какие птицы обгоняли летучую громадину, удивленно ругаясь на своём птичьем языке? 

Когда спящая экзорцистка оказалась во власти своей больной, требовательной памяти, она негромко, протяжно застонала. Бешено замелькали, цепляясь за простыню, невротичные руки, пальцы сплетались в искаженных магических фигурах, а после - вонзали ногти в ладони. Кьяра забилась, заметалась во сне, бормоча бессвязное, в котором угадывались лающие демонические диалекты. 

 

Патрик проснулся от того, что маленький острый кулачок пребольно ударил его по лицу. А следом слух полоснуло мучительным стоном, это был Кьярин голос. Сон без сновидений истаял мгновенно, столь же быстро инквизитор сориентировался и приступил к решительным действиям.

Сильные руки намертво прижали к подушке тонкие, почти прозрачные запястья. 

- Тшш, Кьяра, милая... тшш. 

Удержать ее было совсем несложно, она билась в его руках словно маленькая птичка в силках. И только сердце теснило невыразимой болью.

- Тшшшш... п-проснись..

 

Обрывки нечестивых слов сменились фрагментами атакующих и поддерживающих заклятий. Кьяра билась, как одержимая, под сильной рукой, не дававшей причинить вреда ни себе, ни ему, и, наконец, открыла глаза, разбудив сама себя истошным криком. Её все ещё трясло, взгляд все ещё был стеклянным, нездешним. Через мгновение лихорадка обратилась рыданиями. 

 

Кьяра все никак не могла проснуться и Патрик начинал уже волноваться, как вдруг... она рванулась, словно безумная и пронзительный крик ее напугал инквизитора так, как не пугали его продавшиеся, малефики, еретики. 

Никогда ещё не было ему так страшно. Тем временем, крик сменился потоками слез. Он не знал, что делать. Кьяра никогда не плакала при нем. Не плакала так. Он не знал, как помочь, как защитить от жуткого кошмара - от ее собственного разума.

С изрядным опозданием, ирландец отпустил ее руки, несколько секунд смотрел совершенно беспомощным, потерянным взглядом. А потом, склонился над ней, крепко обнимая одной рукой, второй удерживая себя на весу.

- Милая.. - мокрое от слез лицо Патрик покрыл поцелуями, собрал каждую каплю, каждую бесценную росинку. - Любовь моя, не п-плачь, я с тобой, я здесь...

Инквизитор бормотал ещё какие-то глупые нежности, не особенно вникая в смысл, но успокаивая самим звучанием низкого рокочущего голоса.

 

Мокрые слипшиеся ресницы дрогнули. Кьяра обвела каюту растерянным взглядом, возвращавшим себе осмысленность, остановилась на Патрике и уткнулась лицом в плечо. 

- Прости, - всхлипнула она. 

 

Заслышав слабый извиняющийся шепот, Патрик на мгновение прекратил сеанс тактильной терапии. Прозрачные глаза смотрели с искренним недоумением. Инквизитор оперся локтями о постель, освободил ладони для того, чтобы обхватить ими заплаканное лицо.

- Глупая. - безмерно нежно, терпеливо, ласково, попенял он ей. - За что простить?

Своим лбом он коснулся ее, подушечками больших пальцев поглаживая слезные дорожки на щеках.

- Не волнуйся. Я с тобой. Я теперь всегда буду с тобой. Ты п-привыкнешь. И успокоишься.

 

Кьяра слабо улыбнулась. 

- Спасибо. 

Прошептав одно-единственное слово, экзорцистка ещё недолго позволяла себе всматриваться в спокойную серую глубину. Потом мягко отвела любящие руки и решительно отёрла заплаканные глаза ребром ладони. 

- Вот так последнее время почти не бывает. То есть, со мной можно спать в одной постели, - сочла нужным пояснить, несмотря на то, что у инквизитора уже была не одна возможность выяснить это эмпирическим путём. 

 

Патрик послушно убрал руки, признавая за невестой право держать себя в руках.

- Я не сомневаюсь, что можно. - строгие губы приложились к остаткам мокрой дорожки возле внешнего уголка глаза, кожей Кьяра ощутила его улыбку.

Она переживала, что потревожила его сон. Такая мелочь...

Интонации приобрели несколько игривую окраску, в слово "спать" инквизитор вкладывал явно больше одного самоочевидного смысла.

- Милая. - Патрик грузно повалился на бок и поцеловал ручку аккурат в обручальное кольцо. - Не волнуйся.

 

Экзорцистка покраснела и невольно улыбнулась. Патрик отлично знал, как перевести её мысли в нужное ему русло. 

Маленькие ладони похитили огрубевшую от тяжелой работы руку, запечатлев на ней поцелуй. Он заменил все слова, которые она могла бы произнести. Выражения благодарности, любви, вины. 

 

Патрик задержал свою руку около ее лица. Пальцы коснулись губ, в очередной раз заверяя их совершенную форму. Ему хотелось знать, что ей снилось. Хотелось знать, как часто это бывает и, главное, почему? Ему это нужно было почти физически.

Но... Кьяра только что успокоилась, еще не высохли до конца ее слёзы. Было бы жестоко снова сталкивать ее туда. Все равно что отобрать конфету у малышки, которая только что получила ее взамен потерянной и горькооплакиваемой игрушки.

Потом. Все потом.

Раз Патрик не мог узнать о ее мыслях, то он поступил так, как поступил бы на его месте любой мужчина: переключился на более простые свои желания. Он привлек Кьяру к себе одним движением, чтобы долгим, душным, тесным поцелуем объяснить без слов простую вещь - ему не хотелось, чтобы ей было когда-нибудь страшно. И она должна знать, что он всегда-всегда будет рядом.

 

Кьяра ответила. Ладони заскользили по мускулистому телу, привлекая её к инквизитору. Ближе, вот так, чтобы перенять его спокойное тепло, подогнать под него безумный сердечный ритм. 

Методы терапии, применяемой Патриком, не отличались разнообразием, зато показывали отличную эффективность. Экзорцистка снова улыбнулась, прижимаясь щекой к плечу супруга. 

- Знаешь, ты первый Одаренный, с которым я вместе работаю. За... очень долгое время. 

Кажется, она все ещё думала о том, что ей пригрезилось.

 

  •  

Как говорил один из преподавателей Патрика по семинарии, весьма мудрый и сведущий в своём предмете господин: "Ты поймешь, когда постигнешь эту науку. Первый признак - стабильность результата. Одинаковая последовательность действий, даже в мелочах и одинаковый же отклик на них небесных сфер. И не нужно портить мою каминную решетку, молодой человек. Ваши неудачи не есть повод наносить ущерб имуществу школы. Повторите снова, мистер О'Коннелл. И не забывайте, что я вам сказал. Точность. Сосредоточенность. Скрупулезность." 

Преподавал разумный в своих суждениях джентльмен самую зыбкую и, в то же время, самую волнующую дисциплину "Практическая магия". Патрику она давалась с большим трудом.

Инквизитор перевалился на спину, но так никуда и не отпустил маленькую мисс. Он обнимал ее одной рукой, скользя взглядом по контурам лица, плеча. Второй рукой Патрик поймал маленькую ладошку, прижал к своим губам, а потом, так и не отпустив, устроил напротив сердца.

- Мне п-приятно думать, что ты нашла во мне что-то необычное. - с действительно необычно мягкой улыбкой, в которой угадывался оттенок неловкости, возможно, грусти, сказал он.

Во всем этом была одна проблема. Патрик, спасибо чертовому брату Мэтту, только что понял, что именно снилось Кьяре. И доподлинно знал, почему она неизменно отказывалась работать в паре, только вот самокритичная экзорцистка не знала, что он знал. И что брат Мэтт знал - тоже.

Но, может быть, Кьяра захочет сказать ему об этом сама? Глаза цвета тающего льда вопросительно смотрели на высокий белый лоб, обрамлённый темными прядями.

- Что тебя заставило?

 

Экзорцистка чуть удивленно глянула на инквизитора, не понимая странного оттенка в его словах. 

- Твои выдающиеся качества замечают даже суккубы, - с шутливой ревностью отозвалась, а потом ответный взгляд стал задумчиво-нежным. Вспомнилось, как они сидели в архивах над делом Яворского, обмениваясь находками. Когда Кьяра осознала, насколько ей легко со вспыльчивым ирландцем. 

"Ты тоже". 

Англичанка улыбнулась, снова устраиваясь на мраморном плече. А потом улыбка сошла с лица - словно на черты набежала брошенная грозовой тучей тень. 

- Натаниэль Фрей. Так его звали, - вздохнула она. - Высокий блондин, модная стрижка, дорогой бежевый плащ. Меня приписали к нему в нашей канцелярии в Бидефорде, я сдавала отчёт по командировке. Его экзорциста сбил экипаж, несколько скверных переломов.  

Кьяра ненадолго замолчала, собирая воспоминания. Убрала ладонь с груди Патрика, задумчиво покрутила на пальце тонкий золотой ободок, мягко сверкавший искоркой единственного камня. 

- Полиция запросила помощи у Инквизиции. По городу прокатилось несколько ограблений, судя по почерку, их сделал один человек. Серия перевела дело в разряд фокусных, а потом они нашли совпадающий отпечаток пальца на месте ритуального убийства. Ну, того, что классифицировали как ритуальное убийство. Жертва изнасилована и убита с особой жестокостью, свечи, утварь, демонические знаки. Предметы были новыми, особенно заметно было на металлических чашах. Ни царапинки. Фрей напряг своих осведомителей, и ему повезло, -  экзорцистка покачала головой, иронизируя над собственными словами. - Некто действительно не так давно приобрёл несколько специфичных предметов. Сделка состоялась недалеко от городских катакомб, и инквизитор был уверен, что накроет секту именно там. Но его партнёр валялся на больничной койке. И его заменила я. 

Запах плесени, сырого камня, стоячей воды. Запах тлена и разложения. Где-то в отдалении - нервирующее, медлительное "кап...кап...кап..."

На лице Наказующего написано раздражение, связанное, помимо прочего, с тем, что он неминуемо испортит здесь свою одежду. 

Она настороженно смотрит по сторонам, прислушивается, в руке - револьвер с взведённым курком. Голова прокручивает, разбирает подробности - Кьяре не дали времени толком ознакомиться с делом. Фрей спешил, Фрей был Наказующим пятого ранга, ему лишь нужна была страховка в бою. Что могло пойти не так?

Ворон беспокоилась. Что-то в этом деле поедало её изнутри. 

- Брат Фрей, подождите.

- Что случилось, мисс? Каблук, что ли, в камнях сломали? - голос инквизитора выдавал злость на задержку. Он и так был не в восторге от того, что экзорцист оказался женского пола. Кьяра не обратила на насмешку внимания. 

- У вас не возникло ощущения, что вас ведут? Чёткие отпечатки, громкое убийство. Какой идиот будет скупать оборудование на месте, да ещё и приглашать поставщика к своему гнезду? Это похоже на фальсификацию. 

- Мисс Бирн, - язвительно ответил Натаниэль. - Если ваш опыт следователя, который, насколько я понял, близок к нулевому, подсказывает вам иное решение этой загадки, я с интересом выслушаю вашу версию. Демонические литеры самые настоящие, если из вашей головки не выветрилось школьное знание языка, вы это заметили. И потом, вы полагаете, они стали бы гулять по городу с мешком церковных потиров? Что за глупость, Боже правый. Это дело можно считать раскрытым благодаря профессионализму и некоторому количеству везения, так давайте закончим с ним и расстанемся к обоюдному удовольствию. 

Получив резкую отповедь, Кьяра шла за Наказующим молча. Касательно демонического языка он был прав, но...

Экзорцистка перебирала в уме фотографии с места преступления, сопоставляла нечестивые знаки, пытаясь получить их перевод. И её осенило. 

- Брат Фрей.

- Ну что ещё?

- Нам нужно подкрепление. Те, кто сделал это, хотели, чтобы здесь появилась Инквизиция. Демоническая надпись настоящая, но слова складываются в бессмыслицу. Это фальшивка, которая выполнила свою задачу - вызвали вас! Туда опасно идти в одиночестве. 

- Именно поэтому со мной вы, - отрезал мужчина. - И я запрещаю вам дальнейшее обсуждение. Все, что вам нужно делать - прикрывать меня. Это приказ. 

Кьяра продолжала рассказывать, глядя в стену.

- Там были Одержимые и Продавшийся. И малефик. Моё первое знакомство с боевыми сангвинарами. Фрея добила очередная рана, на которую мне уже не хватило сил. Маг зачаровал мою кровь кислородным голоданием, последний оставшийся Одержимый бросился на меня... Хотел прикончить лично, наверное, у них ведь с нами большая взаимная любовь. Я выстрелила, повезло попасть, хотя перед глазами уже все расплывалось. Он так и рухнул на меня. Здоровый был мужик, едва ли не твоей комплекции. 

Видимо, это и был ответ на старый вопрос Патрика, когда это Кьяра успела выяснить пределы своей крепкости.

- Оттуда ушёл только малефик, всех остальных мы упокоили. Целители умудрились меня вытащить. Потом, в архивах, я находила ещё два подобных дела. В разных городах, всегда небольших, всегда на большом расстоянии. Всегда заканчивалось гибелью пары. Приманивали. Наверное, таким образом Продавшийся наращивал свои силы, а сангвинар... не знаю, платил за защиту?.. Рабочая схема, в общем. Сломали ценой жизни инквизитора. Если бы я тогда настояла... 

Голос дрогнул, и фраза оборвалась. 

 

Разум услужливо подбросил мысль-воспоминание о том, как именно Продавшиеся наращивают силы. Тем более, жертва убийства подверглась вполне определенному сорту надругательства перед смертью.

Патрика замутило от мысли, чем все это могло закончиться. Он не выносил прикосновения к ней даже чужого взгляда с тенью нечестивого желания, с одной лишь теоретической возможностью такого желания! О более материальных проявлениях и говорить не приходилось. Это были волны сумасшедшего магматического гнева, расходящиеся, словно круги на воде, от маленького червячка сомнения, сомнения в том, что подобное никогда не повторится. Их работа опасна. Что если?...

Пока инквизитор справлялся с собой. Он был совершенно неподвижен. Лишь незначительные детали говорили о перемене его внутреннего состояния. Пальцы чуть глубже впечатались в нежное мягкое плечо, да веки зашторили почерневшие от ярости глаза. Ни к чему было демонстрировать это бесполезное чувство.

Ирландец выдохнул, мышцы стали расслабленнее, но так и не открыл глаза.

- Я уверен, что ты сделала все возможное. Ты всегда так делаешь. У тебя есть п-причины думать иначе?

Наверное, хорошо, что этого брат Мэтт не знал. Да и что он сделал бы, если нет?

 

- Я ведь была уверена, что все не так просто, - возразила Кьяра. - Будь я настойчивее, убедила бы. Могла не подчиниться приказу, уйти. Один он туда не пошёл бы.

Экзорцистка подняла взгляд на лицо с закрытыми глазами и ощутила укол совести. Патрик не спал всю ночь, ему нужен был отдых, а не её очередная исповедь. 

Теплая ладонь виновато накрыла пальцы на плече.

 

Патрик повернул к ней голову, открыл  глаза и Кьяра увидела, что в их глубине прячется чувство, не имеющее к усталости никакого отношения.

- А если бы он п-пошел? - с деланно спокойной интонацией поинтересовался инквизитор.

Ему не нужно было слышать ответ, он знал сам: если бы тот, другой инквизитор пошёл один, наплевав на ее неповиновение, Кьяра не бросила бы его. Не смогла бы оставить одного. Пошла бы, даже если б точно знала, что идёт на смерть.

- Ты сделала все, что было в твоих силах. Нечего выдумывать и терзать себя из-за того, что нельзя изменить.

Патрик обнял ее крепче, двумя руками и ткнулся носом в плечико, едва прикрытое нижней сорочкой.

- Как тебя нашли? - голос звучал совсем тихо и тускло.

 

- Тогда я знала бы, что сделала все от меня зависящее, - спокойно сказала девушка. 

Не так уж страшно умирать, если знаешь, что все сделал правильно. 

Кьяра обняла его в ответ, ласково гладила по голове, перебирала волосы. 

- О ходе расследования знали, вот и поняли, где искать, когда мы не объявились. Сначала решили, что никто не выжил, потом различили мою ауру. 

О том, с каким боем она выписывалась, Кьяра рассказывать не стала.

 

Патрик взорвался неожиданно.

- Ты и сделала. Чуть не умерла из-за... - он собирался сказать "из-за недоумка-оперативника, который не справлялся со своими служебными обязанностями и чуть не угробил обоих." Они оба знали, в чьи служебные обязанности входило распознавать ловушки и анализировать улики. Явным недостатком погибшего была ещё и гордыня, ослепившая его, не позволившая прислушаться к девчонке без опыта, стоившая Натаниэлю жизни, но об этом Патрик не знал.

Инквизитор неожиданно смолк, с силой потер ладонью лицо и договорил.

- Из-за нелепой случайности с этим экипажем.

- Ты не должна мучить себя. Не ты его убила. - он сбавил тон. - В жизни нельзя все сделать п-правильно. Это невозможно.

 

- Я не могу это контролировать, - пожала плечами Кьяра, имея в виду то, что видит во сне. - Хотя иногда получается проснуться самостоятельно. 

Почему-то такой проницательной экзорцистке, не один год посвятившей разбору чужих заевших механизмов сознания, не приходило в голову, что её сны - ядовитое порождение хорошей памяти, непреклонного перфекционизма и чувства вины. 

- Извини, что напугала тебя, -  англичанка снова раскрыла объятия. 

 

Патрик помолчал еще немного, мрачное выражение на его лице постепенно таяло, уступая место чему-то более приятному. Он вздохнул и вернулся обратно, на нагретое место, которое покинул в приступе раздражения.

- Я боялся за тебя. - нехотя уточнил он.

Не к лицу ему было бояться чего бы то ни было, но Кьяра уже разоблачила его, опираться стало бесполезно. Инквизитор приник к своей нежной супруге, вновь позволяя приласкать себя, и рассчитывая сделать то же в ответ.

- Этот сон.. он всякий раз один, или они о разном?

 

Вновь ласковые руки ушли вольготно гулять по теплой коже. 

- Пока есть ты, мне ничто не угрожает, - шепнула Кьяра, - а ты будешь со мной всегда. 

Губы коснулись чувствительной мочки уха, спускались по шее. 

- Сны о разном, - ответила она, не отвлекаясь от своего занятия, равнодушно, думая о чем-то другом. 

 

Идеальные губы щекотно коснулись уха и линия рта инквизитора противоречиво изломилась. Изгиб выражал одновременно и наслаждение, и не прошедший ещё до конца саднящий гнев в груди.

Патрик потянулся, подставляя шаловливым губам нецелованную ещё скулу. Из-под полуприкрытых век взглянули на Кьяру пронзительные весенние глаза. 

- О чем ты думаешь?..

 

- О тебе, - честно призналась мисс, следуя по предложенному маршруту. Хотя втайне надеялась, что Патрика не заинтересуют подробности. 

 

Патрик промолчал, но в прозрачных глазах светилось такое откровенное любопытство, что Кьяра просто не могла не увидеть его. Инквизитор по-детски открыто смотрел ей в лицо, уголки губ у него чуть подрагивали.

 

- Ох, не смотри на меня так! - беспомощно рассмеялась англичанка, хотя зрелище обратилось таким приливом нежности и умиления, что сердце томительно заныло. 

- Тебе глупостью, наверное, покажется, но... ты делаешь меня безмятежной. Как, не знаю с чем сравнить, гипноз? Есть только лёгкость, уверенность, равновесие. Удивительное ощущение. 

Кьяра смутилась. Было бы легче обнажиться под его взглядом, чем выворачивать наизнанку душу, вот так. 

- Ещё - о том, что узнать тебя - невероятное, незаслуженное счастье. И... - на губах проявилась улыбка, невероятное сочетание застенчивости и лукавства, - ... что мне надо оторваться от тебя, но это выше моих сил.

 

Она же понимала, что от этой просьбы не смотреть так - смотреть хотелось только сильнее? Патрик не дал ей договорить, опрокинув жену на спину и закрыв ей рот поцелуем. Последние два слова не прозвучали.

Он с видимым усилием оторвался от ее губ, но только затем, чтобы приложиться к шее, а после скользящим движением указательного пальца сдвинул бретель ночной сорочки, та съехала в сторону, обнажая плечо. Патрик поцеловал кожу, которая ещё недавно была скрыта тонкой белой тканью.

- Хорошее не случается просто так. Ты заслужила все самое лучшее. - проворчал он туда же, в плечо.

 

- Избалуешь меня подобными высказываниями, - абсолютно серьезным тоном предупредила Кьяра. Чтобы понять, сколько процентов шутки было в словах, пришлось бы заглядывать в серые глаза, наблюдавшие за русой головой инквизитора и затылком с рваным шрамом. 

- Патрик, прекрати хулиганить, - прозвучало сверху через несколько секунд, когда жаркие губы так и не оторвались от её тела. - Я не железная. Совсем.

R is for rating again 21+

- Но я хочу баловать тебя. - возразил инквизитор, оттягивая сорочку с ее плеча ещё немного ниже. Он оторвался лишь на секунду, чтобы заглянуть в лицо маленькой мисс.

- Ты не железная. - согласился он шепотом, дыхание щекотало кожу на ее щеке, потом возле уголка рта. - Ты тёплая, мягкая...

Ладонь скользнула по телу и вот, подол многострадальной сорочки пополз вверх по ноге. Колено инквизитора недвусмысленно разделило стройные ножки.

-...такая нежная. Не хочу п-рекращать.

Патрик собирался продолжать хулиганить и намерений своих не скрывал.

 

Хочу. Желание было первым, а в случае с ней - и главным определяющим поступки инквизитора. 

И, Господи, как она сходила от этого с ума. От этой решительности, силы, бесконечного любящего эгоизма. 

И от близости губ, к которым она припала, вспыхивая от произнесённых слов и прикосновений. Жадно блуждавшие по чужому телу руки остановились на узких бёдрах, притягивая к себе.

- Сними её, - шепотом попросила Кьяра, с усилием оторвавшись. - Хочу чувствовать тебя...

 

Это движение ее рук возымело совершенно непропорциональный силе нажатия эффект. Наверное, так чувствовал себя Атлант, когда впервые принял на плечи небесный свод. Тяжелое тело навалилось, придавило. Воздух едва протискивался в лёгкие. Облегчение наступило лишь на несколько мгновений, нелегко Патрику далась эта вынужденная задержка, но Кьяра так редко говорила слово "хочу". Он собирался потакать ей. Во всем, что касается постели, так точно. После нескольких неловких телодвижений, рука стащила и скомкала, отшвырнула на пол чудом не изорванную сорочку.

А в следующее мгновение небо обрушилось вновь. Невозможно, никак нельзя было не чувствовать его. Патрик все сделал для этого. Он был повсюду.

***

Утомленный, инквизитор лежал рядом и все ещё тяжело дышал. По виску, едва тронутому сединой, медленно ползла капля. Она завершила свой путь и впиталась в волосы. Обессиленно молчал, лежал неподвижно. Выпиты до дна все силы, он мог лишь смотреть на нее опустошенным ласковым взглядом.

Время полёта неумолимо подходило к концу.

 

Когда инквизитор хотел, он проявлял удивительную последовательность. Пообещав баловать свою личную экзорцистку, он пошёл навстречу её краткой откровенной просьбе, не обделив ни дюйма гибкого белокожего тела своей лаской. 

Подчинение. Переплетение. Пыл. Чуть больше, чем может выдержать воспалённый разум.

***

Разбитая и измученная, опустошенная, англичанка вытянулась рядом с инквизитором, так же молчаливо глядя на него счастливо блестящими глазами.  Сердце возвращало свой прежний ритм, гоняя под кожей, по синеватому хрусталю сосудов, горячую кровь. 

А после Кьяра медленным, ленивым, тягучим движением потянулась и перевернулась на живот, уткнувшись лицом в подушку, заглушившую блаженный и сожалеющий одновременно вздох.

Внутренний метроном безжалостно напоминал, что их пара часов на исходе.

Он проводил глазами соблазнительное движение, вздохнул в тон, и сел на постели. Пока инквизитор натягивал штаны, Кьяра вновь могла созерцать шрамированную спину, белесые полосы на ней во время движения шевелились и как будто складывались в некий узор. Патрик обернулся к замученной супруге и вдруг выражение лица его изменилось. Пальцы коснулись изящной канавки, которая делила женскую спину надвое.

Вдоль позвоночника шли фиолетовые, синие, местами уже зеленеющие пятна. Эпизод в ванной не прошёл бесследно.

Совершенно мрачный, Патрик отправился искать в бездонных карманах Кьяриного плаща знакомую зеленую мазь.

С одной стороны, он готов был на все, чтобы чаще видеть это выражение ее глаз. Безмятежное, счастливое, удовлетворенное. С другой, ему невыносимо было видеть ,пусть даже такие незначительные, повреждения, свидетельство перенесенной боли, печати, нанесенные его, инквизитора, рукой.

Ещё одно неразрешимое противоречие зрело в стриженой голове.

 

- Любовь моя, не думай об этом, - ласково, чуть смешливо мурлыкнуло женское сопрано у него за спиной. 

Кьяра соскользнула с кровати, снова сделала несколько движений, восстанавливая кровоток в мышцах после того, как их сковывал чувственный спазм. 

Очертания фигуры вновь смазала полупрозрачная в своей тонкости ткань. 

 

Патрик ещё недолго звенел склянками, но потом вздохнул и бросил это дело. Он оперся рукой о стену, глядя все ещё на плащ, но в то же время в никуда.

- Не могу. - после минутной борьбы с собой инквизитор покачал головой.

Не думать? Не думать о том, почему на тонкой белой коже появились безобразные следы?! Это было выше его сил.

Кьяра неслышно, ступая босыми ногами, подошла к Патрику, обняла его сзади, прижавшись щекой к исчерченной шрамами спине. 

- Не стоит переживать об этой мелочи, слышишь меня? Поверь мне. Ты не причиняешь мне боли.

 

Инквизитор посопротивлялся ещё немного, но скоро массивная ладонь накрыла ручки Кьяры, очутившиеся у него на животе. Он развернулся, обнял мисс за плечи.

- Обещай, что скажешь мне, если... Обещай.

 

Блестящие серые глаза доверчиво и любяще смотрели на хмурого ирландца снизу вверх. 

- Я все тебе говорю. Всегда. 

  •  
Изменено пользователем Grey_vi_Ory
  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Доказательства связи Алекса Мерсера с мисс Уайт и его связь с Иллюминатами. Ничего необычного, - коротко резюмировала немка, на плечо которой как раз в это время спикировала механическая разведчица, присматривавшая за криминалистом. Новости о благополучном разрешении проблем семейства Гаррисонов вызвали сдержанную радость, впрочем их ночная смена ещё не закончилась. - Что делаем дальше, господа? Отправляемся на задержание остальных сообщников?

- Да, время не ждёт, - согласился Шандор и внимательно посмотрел на автоматона. - Хотелось бы надеяться, что эта боевая марионетка складывается настолько компактно, чтобы поместиться в броневике вместе с нами, но кажется, надежда не оправдается, - с лёгкой усмешкой сказал он. - Их тоже придётся оставить, - он шагнул к пленникам. - Как юрист я бы рекомендовал вам, господа, поделиться информацией до нашего отъезда. Например, куда должны были забрать боевых марионеток, кто и когда. Возможно, сведения окажутся ценными, суд учтёт желание сотрудничать, что поможет вам избежать виселицы.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Да, время не ждёт, - согласился Шандор и внимательно посмотрел на автоматона. - Хотелось бы надеяться, что эта боевая марионетка складывается настолько компактно, чтобы поместиться в броневике вместе с нами, но кажется, надежда не оправдается, - с лёгкой усмешкой сказал он. - Их тоже придётся оставить, - он шагнул к пленникам. - Как юрист я бы рекомендовал вам, господа, поделиться информацией до нашего отъезда. Например, куда должны были забрать боевых марионеток, кто и когда. Возможно, сведения окажутся ценными, суд учтёт желание сотрудничать, что поможет вам избежать виселицы.

Оба наемника переглянулись и одновременно откровенно заржали. Просмеявшись, один из них почти доброжелательно посоветовал Шандору:

- Занимался бы ты своими бумажками, чернильная душа, а не лез на передовую. На нас столько уже висит, что от виселицы нас может спасти только прямое вмешательство Королевы, чтобы ее вечно понос мучил.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- И тем не менее, вы предпочли сдаться, а не умереть, - заметил Шандор. - Что ж, как угодно, - он отвернулся от пленников. - Идёмте, мисс Нойман. Этих троих вместе с телом артефактора заберут без нас, нет резона катать их по городу.

х

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Вы абсолютно правы, мистер Рид. Тем более, в скором времени тюремные камеры заполнятся высокопоставленными преступниками, жаждущими смягчить свою судьбу через дачу показаний, так что капитан, вероятно, даже не захочет тратить на них своё драгоценное время. Передам ему на такой случай инструкции по активации автоматона, - мисс Нойман перевела взгляд на связанных охранников и совершенно очаровательно им улыбнулась. - Доброй вам ночи, господа.
Герта развернулась на каблуках и, взмахом руки увлекая за собой механический зверинец, направилась в сторону броневика. Надежды на успех этого маленького представления немка не питала, но коли уж у неё имелась возможность подготовить пленников к появлению Лафайета, почему ей не воспользоваться?

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шандор слегка наклонил голову, пряча улыбку, в ответ на признание Гертой его правоты. Пожалуй, пленники позабыли, кто заставил их сложить оружие, а леди решила напомнить. Впрочем, очаровательно и с изяществом, как всё, что делала мисс Нойман.

Он подал ей руку, помогая забраться в десантное отделение броневика, оказавшееся едва ли не более комфортным для передвижения, чем раскачивающийся и подпрыгивающий на неровностях лондонских дорог кэб. Получалось, что ближе всего от доков Шад Темза находился дом Джона Кармайкла - полчаса езды по пустынным ночным улицам до Флорал стрит, 23, против не менее чем двухчасовых поездок к общежитию Инквизиции на Юг-Африка-роуд, где обитали Нейманы и Кросс, или на Эллерби-стрит, 12, к дому Рудольфа Старра. Решено было первым брать Кармайкла, о чём сообщили водителю броневика. Тяжёлая дверь десантного отделения закрылась, боевая машина тронулась с места, вскоре покинула территорию доков и покатила по безлюдным улицам к пункту назначения. Конструктивные особенности броневика не позволяли любоваться видами во время движения, хотя, пожалуй, никому из находящихся внутри не было до этого дела. Соскучившаяся по ласке Шади материализовалась у криминалиста на коленях, ткнулась лбом ему в руку, призывая гладить себя и чесать, а сам он украдкой изучал лицо Герты в полумраке салона.  

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Сад Танцующих Камней, 6.40

Группа встречающих "особого пленника" лиц яснее ясного говорила о том, что Мелисса отнеслась к вопросу безопасности максимально серьезно: десяток кроатов с оружием наизготовку, оба Смита и четыре напоминающих гаргульи фигуры из драгоценных и полудрагоценных камней, оникс, алмаз, смарагд, рубин.

- Все готово к допросу, - косясь на невозмутимо ожидавшую направляющего толчка Клариссу, обратился к Патрику первый Смит. - Но если вам нужен отдых, процедуру можно отложить на несколько часов.

 

Патрик пристально вгляделся в каждую из четырёх фигур с крыльями по очереди. Обретший своё всегдашнее бесстрашие взгляд остановился на Смите.

- Благодарю, во время полёта у нас было время отдохнуть. - вежливым кивком инквизитор поблагодарил странного господина, к виду которого он так и не смог до конца привыкнуть.

Впрочем, даже если все это время он просидел на козлах, понукая лошадей, то ва равно не согласился бы на отсрочку. Кларисса ухмылялась не просто так. Время утекало сквозь пальцы.

 

- Хорошо, - кивнул Смит. - Тогда идем в блок изоляции, ее надо переодеть и тщательно осмотреть. А потом уже приступим к допросу.

 

В заповеднике, который их стараниями становился приютом уже для многих, ждал внушительный эскорт. Два знакомых им ведьмака, с десяток вооружённых кроатов, и несколько фигур, от драгоценного сверкания которых слегка рябило в глазах.  Сияние их аур говорило о том, что Клариссу встречали опытные и сильные кроаты, принявшие боевое обличие. Оникс, смарагд, алмаз... 

Кьяра отвела взгляд от гаргулий, посмотрев на обратившегося к ним Смита. Мельком подумалось, что Кето обрадовалась бы встрече со старым знакомым. 

Показать содержимое

image.jpeg

Скрыть
Мужчины обсуждали подготовку к допросу. Кьяра внутренне поёжилась, представляя этот тягостный процесс. Похоже на общение с Лилит, но гораздо, гораздо хуже. 

 

Патрик поискал взглядом Кьяру. Она, как и всегда, была чуть позади, но рядом, под рукой. 

- Ведите. - инквизитор сдавил пленнице руку повыше локтя и потащил следом за Смитом номер один.

***

Допросная, 7.00

В допросной Патрика и Кьяру уже ожидали Ирисса и Старшая. Обе сохраняли спокойствие и внешне никак не показывали, какие эмоции испытывают перед встречей с блудной сестрой.

- У нас есть еще минут пять, прежде чем Клариссу закончат проверять, - пояснила Ирисса отсутствие в допросной еще кого-либо. - Допрос, как и в случае с Лилит, придется вести вам, Патрик, при необходимой помощи мисс Бирн, как наиболее посвященным в детали расследования. Я и Мелисса будем обеспечивать защиту, в том числе ментальную, а Смиты попытаются прочитать память Клариссы. И все равно, это очень опасное предприятие, но я молю Господа, чтобы нам хватило сил преуспеть.

 

Патрик и его личный экзорцист вошли в особую комнату для "особых" разговоров. Внутри их уже ждали старшая и младшая сестра. А совсем скоро к ним должна была присоединиться и средняя. Абсолютно идентичная внешность всех трёх и совершенно разные мысли и повадки. 

Выглядело это все довольно жутко.

Патрик коротко поздоровался и кивнул. Он ожидал, что именно ему придётся вести беседу с пленницей.

- Прежде чем мы начнём, у меня есть два вопроса. Следует ли вводить Клариссе сыворотку правды или на кроатов она не действует? И удалось ли выяснить что-нибудь о синхронности сестёр тройняшек, которых доставили вчера днём?

Лицо инквизитора уже окончательно вернуло себе суровое, даже жестокое выражение, губы плотно сомкнулись, на переносице залегла напряженная складка.

 

Мелисса отрицательно качнула головой.

- Яды и различные препараты одурманивающего свойства на нас практически не действуют, нейтрализация почти мгновенная. То же самое касается и ментальной магии, наш разум очень сложно структурирован и сопротивляется любому внешнему воздействию. Поэтому нам и не ставят ментальную защиту, какую дали вам. Нет смысла. К сожалению, все преимущества нашего вида сейчас обратятся против нас. Тройняшек мы только начали обследовать, но пока что могу сказать, что синхронность их мышления достигнута магическим путем, отпечаток Пустоты на них очень силен. Пока что я предполагаю, что это было сделано для облегчения взятия их под контроль, но это явно побочная выгода, основная кроется в чем-то ином.

 

Патрик усмехнулся, но в изгибе рта не было веселья.

- Но какие-то должны быть в вас слабости. - взгляд пытливо заскользил по комнате и остановился на большом железном столе.

Ножки его были привинчены к полу, а сверху лежал белый поднос, в котором, каждое в своём углублении, лежали инструменты. К несчастью, Патрик знал назначение почти каждого из них.

- Они у всех есть.

Должны быть, по крайней мере.

 

Экзорцистка, которая всегда была под рукой, помалкивала, оглядывая помещение, похожее на операционную. Проводимые здесь процедуры, и предстоящая им тоже, спасали жизни, но не тех, кто попадал на этот стол. 

Блеск стальных инструментов, казалось, подмигивал им, напоминая о том, что они должны быть готовы сделать ради своей цели. Кьяра ни разу не применяла их, она была звеном поддержки, но её парадный плащ тоже был шит серебром. 

Знал ли об этом Патрик? Наверняка. 

- Синергия препаратов в медицине усиливает терапевтический эффект, - проговорила она, когда речь зашла о единодушии тройняшек. - Может быть, это позволяет увеличить эффективность ритуала, компенсировать отсутствие Дара у жертв в какой-то степени. 

Мелькнула и привела в ужас мысль о том, что они сами, только что, собрали трёх сестёр в одном помещении. Кларисса смерти не боялась.

 

- Наша слабость и уязвимость - те, кого мы любим, - с некоторой грустью в голосе отозвалась Ирисса. - Семейные и личностные связи для нас очень дороги, благо общества идет уже потом. Также мы восприимчивы к боли, хотя способны терпеть ее куда дольше обычного человека.

Ирисса нахмурилась, посмотрев на Кьяру и заметив ее затаенный ужас.

- Что-то не так? Кьяра?

 

- Кларисса сдалась нам без боя, - нерешительно ответила Кьяра. - Наверняка она понимала, что сестры Хирш уже в безопасности. Что, если ее запасной план - вы трое? Если она хотела попасть сюда?

КАК возможно осуществить это, англичанка не представляла. Сангвинария была досмотрена со всей возможной тщательностью, лишена, казалось бы, любой лазейки для колдовства, а заповедник выглядел неприступной крепостью. Но параноидальное подозрение не отпускало. 

 

Патрик взглянул на Кьяру. 
- Есть еще сестры Веллингтон.
Но помилуйте, для заключительной фазы ритуала наверняка нужны были необычные жертвы. Нечто большее, чем просто человеческие девушки, взятые под полный контроль. Это было бы ее кульминацией. Принести в жертву себя и своих сестер. Драгоценный подарок для господина Клариссы.

То, что господин у Клариссы есть, Патрик почему-то не сомневался.

Так что идея, учитывая извращенный ум средней сестры, была весьма вероятна. Но сходу отвергать другие способы было еще рано.

- Скажите, - обратился он сразу к обеим сестрам - п-после всего, что она сделала, вы все еще любите ее?
Собственно, сам вопрос состоял в другом.

Сможете ли вы смотреть на то, что будет в этой комнате? 

- И еще. - добавил инквизитор после паузы. - Ее аура п-представляет собой нечто невообразимое. Каких только отпечатков нет на ней. Пустота очень сильна. Может она применить к вам или себе нечто, похожее на уничтожение души демона?

 

- Бог есть Любовь, - просто ответила Мелисса, грустно улыбнувшись. - Мы все еще любим ее, как нашу сестру. Но также мы любим этот мир и его людей. И это чувство сильнее. Кларисса изменилась, но и мы с Ириссой не остались прежними. В любом случае, она не единственная, кто здесь умеет обращаться с Пустотой, от атак с этой стороны мы надежно защищены. Что касается уничтожения души, то у демонов это, по сути, суррогат, хрупкий и нестабильный. Наши и человеческие души - совсем другой разговор. Одним ударом такого не проделать.

- Я подозреваю, что Кларисса тянет таким образом время, оттягивает на себя наше внимание, пока ее План продолжает исполняться, - предположила Ирисса. - Но мы с Бенедиктом тоже думали о том, что последняя жертва должна быть особенной. И поэтому Кето незаметно была также вывезена сюда, хотя в архиве штаб-квартиры продолжают поддерживать иллюзию ее присутствия. А я сама не остаюсь одна ни на секунду.

 

- Разве последних жертв не должно быть три, как и раньше? - подозрительно прищурившись, переспросил Патрик. - Впрочем, какой смысл гадать? Давайте п-приступим.

Если она просто тянет время, это полбеды. В любом случае, узнать детали ее плана иначе все равно было нельзя. Инквизитор не видел других способов, достаточно надежных и точных, кроме допроса. Ответы сестёр вполне удовлетворили его, мистер О'Коннелл был вполне готов к предстоящему действу.

 

- Мы подозреваем, что последние жертвы вовсе не обязательно должны быть тройняшками-близнецами, - пояснила Мелисса. - С сестры станется обозначить нам паттерн, которому вовсе не обязательно следовать до конца. Но вы правы, гадать нет смысла, мы должны знать.

Клариссу ввезли внутрь допросной Смиты, на особой каталке, полностью копировавшей ту, что использовалась для фиксации Лилит. А вот одежда была представлена несколькими полосками простой ткани, чисто символическими. И в этом тоже была жестокая практичность, ведь чтобы пытать, одежду все равно придется снимать. Зафиксировав каталку четырьмя цепями и сняв кляп, Смиты отступили назад, оставшись за спиной Клариссы. Всегдашняя полуулыбка пропала с их лиц, сейчас напряженных, как у воина, ввязывающегося в почти безнадежный бой.

- Ну здравствуйте, сестры, - нарушила тишину первой Кларисса. - Полагаю, у вас ко мне накопилось много вопросов, не так ли?

Мелисса и Ирисса никак не отреагировали, характерным жестом встряхнув кистями и приглашающе посмотрев на Патрика. Они - защита и поддержка, он - Карающая Длань.

 

Временно Патрик должен был перестать быть человеком и стать только инквизитором. Безжалостным орудием высшей справедливости. У него это хорошо получалось. Пожалуй, даже слишком хорошо.

Стены и пол допросной из белоснежного кафеля отражали и усиливали и без того резкое освещение. В лучах неприятного, искусственного света лицо инквизитора казалось высеченными из скалы, больше, чем когда-либо прежде. Бескомпромиссные линии раздела света и тени подчеркивали его черты, делали их грубыми настолько, что портрет ирландца можно было бы написать лишь столь же радикальной в вопросах света и теней сангиной и тушью, масляные краски тут были бы неуместны.

 

Показать содержимое

163253.jpg

Скрыть

Примерно такое зрелище открывалось зафиксированной на каталке Клариссе, когда допросчик подошёл на расстояние шага. Оценивающим взглядом он изучил жертву. Она, как и ее сестры, была красива. Чистая кожа, никаких отметин, вечная молодость. И куда более привлекательна, по сравнению с Лилит. Хоть это и не имело значения.

- Вопросы задавать буду я. - отрезал мистер О'Коннелл.

Повисла долгая пауза, во время которой Патрик затеял зрительную дуэль с пленницей, медленно и тщательно натягивал он серые перчатки на каждый палец.

Возможно, целью этого маневра было дать Клариссе возможность как следует рассмотреть руки, способные легко переламывать кости. Или дать понять, что палач не желает ни при каких обстоятельствах, даже случайно, прикоснуться к ней. Либо предохранить кожу от крови, которая непременно появится в результате их тесного общения.

Любая из этих причин для мисс заговорщицы, на выбор. И время поразмыслить о том, насколько близким может стать это знакомство.

- Для последней фазы ритуала должны быть ещё жертвы. Запасной план на самый крайний случай. По вашему сп-покойствию это стало очевидно. Где они? Будьте любезны озвучить точное место. Адрес, приметы, ловушки.

Руки в перчатках невесомости коснулись края каталки, очень близко от совершенного, почти обнаженного тела. Патрик слегка склонился над распятой женщиной.

- И не советую шутить со мной, мадам. Обычно, это очень п-лохо заканчивается для юмористов.

 

Классическое начало допроса вызвало на лицо Клариссы легкую улыбку, инквизитору достался оценивающий взгляд карих глаз, наполненный все тем же, злого оттенка, весельем.

- Мисс, если не трудно, добрый сэр, - поправила Патрика Кларисса. - Я не была замужем. Хотя у Джона обо мне наверняка остались некоторые теплые воспоминания. У меня тоже.

При этих словах Смит-Второй едва заметно вздрогнул, но промолчал.

- Что до вас, Патрик, я уважаю ваше упорство и целеустремленность, вы сильный противник, с которым я шутить не стала бы ни при каких обстоятельствах. Таких как вы либо убивают, либо оставляют в покое, но не затевают игры со сложными смыслами. Вот с вашей напарницей и коллегой, равно как и моими сестрами вышла бы по настоящему занимательная игра, это да. И да, вы правы, когда говорите, что у меня есть план на самый крайний случай. По настоящему тяжелая жертва, потому что сталь ритуального ножа окрасится кровью плоти от моей плоти. И раз уж я признала вас достойным противником, то вот вам жест доброй воли - не трудитесь выбивать из меня местонахождение моих дочерей, я попросту его не знаю, приказала не сообщать мне эту информацию. Как раз на случай допроса.

 

Патрик остался холоден к злым улыбках и глух к просьбам. Он лишь кратко взглянул на Смита второго, словно бы интересуясь, не его ли дочерей собиралась пустить под нож их безумная мать?

Выцветшие мёртвые глаза вернулись к созерцанию Клариссы.

- Сожалею, мисс, - на этой замене титула все уступки заканчивались. - но вам только п-редстоит выяснить пределы моей целеустремленности.

Клариссу не впечатлили угрозы физическим насилием, но Патрик был не из тех, кто немедленно сдаётся, когда первое впечатление оказывается не таким, какое он рассчитывал произвести. Да и боль может быть разной. Его задача не вырвать ответы, но отвлечь, растратить силы пленницы на противостояние внешним раздражителям, в то время, как коллеги будут путешествовать в ее разуме.

- Допустим, я верю в вашу искренность и допускаю, что вы действительно не знаете, где они. Это в вашем стиле. Но я никогда не поверю, что у вас нет никакой ниточки к ним. Столь ценные экземпляры не могли быть доверены совершенно незнакомым людям. Или нелюдям.-  инквизитор продолжал рассуждать вслух, рука его скользила по краю каталки, он медленно обошел жесткое ложе и стал с другой стороны. Глядя на него теперь, дама краем глаза зацепляла и поднос с инструментами.

- Как вы верно заметили, я очень настойчив. И твёрдо намерен найти ваших дорогих девочек, которых вы недрогнувшей рукой посылаете под нож, словно овец. Если не вы, то кто расп-полагает информацией об их местонахождении? Кто, и где его или их искать.

Патрик улыбнулся совершенно ледяной улыбкой.

- Я, как и прежде, настаиваю на подробностях. Полные имена, места службы, адреса, способы связи. Все, что вы о нем, или о них знаете.

 

- И сказал Бог Аврааму: возьми сына своего, единственного твоего, которого любишь ты, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе, - процитировала Кларисса строку из притчи о жертвенном агнце. - Вам придется приложить усилия, чтобы получить эту информацию, Патрик.

 

Патрик усмехнулся, он протянул руку и взял со стола небольшие тиски. Он разглядывал их и так и эдак прямо перед носом Клариссы.

- Бог не хотел смерти Исаака. Он лишь испытывал веру его отца. И уж тем более, Авраам не приносил в жертву других людей. Воистину, ваша гордыня, Кларисса, достойна вашего настоящего бога, Люцифера. Вы, как и он, никого не любите. Только себя. Так что, п-позволю себе заметить, ваша жертва даже близко не так велика, как велики были страдания Авраама.

Инквизитор оторвал восхищенный взгляд от превосходной стали в его руке.

- Что ж, если вы просите, я готов потрудиться. С чего начнём? 

Он взял ее ладонь и вывернул в запястье до предела, который дозволяли кандалы, применяясь по очереди к пальцам.

 

Кларисса рассмеялась, предоставив собеседнику решать, что именно из его слов и действий вызвало у нее смех.

- Лучше всего начать с мизинца, - насмешливо подсказала она Патрику курс действий, ни капли не испугавшись. - Давайте, Патрик, вам придется запачкаться, чтобы получить от меня ответы.

 

- Как вам будет угодно. Пачкаться мне не п-ривыкать. - если Патрик и был обескуражен, то внешне это никак не проявилось.

Самое сложное во всем этом было забыть, что за спиной стоит Кьяра. Увы, но и это не заставило его принимать решение дольше хотя бы на секунду.

- Я п-повторяю свой вопрос.

Мизинец тихо хрустнул, раздавленный одним движением, брызнула кровь.

- Давайте, Кларисса. - почти мягко попросил он. - У вас уже нет шансов. Вопрос лишь в том, сколько боли мне придётся вам причинить до того, как мы получим ответы на все наши вопросы.

 

Вырвавшийся у Клариссы крик боли больше походил на рык и быстро прервался, сменившись звуками тяжелого дыхания.

- Ну хорошо, ваша взяла, - проговорила Кларисса наконец, уже не обращая на капающую с пальца на кафельный пол кровь. - Данными о местонахождении моих дочерей располагают пятеро человек. Джонатан Вебстер, бывший военный, ныне солдат удачи, работает на меня. Хелен-Розалин Фаулер, малефик, маг крови, работает на меня. Мелани Уотс, малефик, ведьма, работает на меня. Майлз и Уильям Келли, братья, наемные убийцы, работают на меня. Адрес: Друид-стрит, 1, зимняя резиденция лорда Веллингтона. Способ связи - личные встречи.

 

Кьяра не испытала ничего, кроме, пожалуй, лёгкого удивления, когда Кларисса упомянула её. Да и это последнее было связано с привычкой к собственной безликости. Среди тех, против кого она сражалась; среди тех, с кем она это делала - равно. 

Святая шлюха. Мозгоправ. 

Доведись ей сделать несколько иных выборов в прошлом, англичанка играла бы в такие же игры, полные сверкающей стали и кровавых брызг. Злой инквизитор, добрый инквизитор. То, что экзорцистка работала в одиночку, не означало, что она не знает, как. В Инквизиции учили всех, и учили хорошо.

Девонширская инквизиторша оледенела, лишь короткий взгляд упал на Смита, когда ведьма сказала о своих детях. Смешать в крови природу ангелов, людей, кроатов, поистине достойный финальный аккорд всей адской иллюзии. С другой стороны - разве не именно так должны были они подумать?

Кьяра молчала и слушала. 

 

- Хорошо. - Патрик улыбнулся тонкими губами, но выражение глаз совсем не изменилось. Оно осталось холодным, отрешенным.

- Очень хорошо. Теперь дальше. Исполнители ритуалов. Возможно, некоторые из них попали в список из этих пяти имён, но вряд ли все. А может быть, среди этих пятерых нет ни одного исполнителя... Развейте мои сомнения на этот счёт, мисс Уайт.

В тиски попал средний сустав безымянного пальца, никогда не знавшего кольца. Патрик сдавил его, но пока не причинял необратимых повреждений.

- Полные имена, род занятий, места, где они скрываются. - он взглянул в карие глаза кроатской ведьмы. - Я бы п-редпочел обойтись без крови на этот раз, но если нужно... Говорите.

 

Кларисса сокрушенно вздохнула, а покачать головой ей не дали ограничители фиксирующего хомута.

- Названные мной пятеро осуществили ритуалы под станциями метро Западный Кройдон и Митчем. Если хочешь узнать об остальных, тебе придется спрашивать получше, дорогой.

 

- Хочу. - с придыханием подтвердил инквизитор, склоняясь ниже и, одновременно, уродуя второй палец ведьмы навсегда. Без видимых сожалений.

- Очень хочу. Скажи мне, кто они? Предателей дара мы обсудили, осталось, всего-то, продавшиеся и П-пустота.

 

Кларисса перенесла боль стойко, только выдохнув сквозь стиснутые зубы. Но говорить все же начала.

- Продавшиеся у меня очень особенные. Редкие экземпляры, стоило немалых трудов уберечь их от внимания как Инквизиции, так и Адского дворянства. Александер Крейг, бывший владелец сиротского приюта, растлитель малолетних, ныне управляет ломбардом, который на самом деле является магазином по скупке и продаже краденого. Особенно любит мальчиков. Громила Бобби, костолом. Вырос на улице, обожает забивать людей до смерти просто кулаками. Представляешь, Патрик, он даже выше и больше тебя и без всяких игр с Пустотой. И самые вкусные, если ты понимаешь, о чем я - Сьюзан и Теодор Крайтоны, брат и сестра, любящие друг друга, но вовсе не в обычном смысле этого слова. Ах, какие великолепные из них получатся суккуба и инкуб! Заверяю тебя, они уже сейчас используют сексуальную энергию лучше, чем чистокровные создания Ада, они великолепные любовники. Прости Джон, но тебе до них очень далеко, я специально сравнила впечатления, - под конец речи голос Клариссы просто сочился ядом. - Найти их можно в том самом ломбарде, по адресу: Калипсо-уэй, 22. Не забудьте позвонить в колокольчик, прежде чем зайдете, будьте вежливы.

Кларисса замолчала и выразительно пошевелила указательным пальцем. Похоже, дальнейшую информацию из нее нужно было продолжать практически в буквальном смысле тянуть.

 

Патрику захотелось увидеть Кьярины глаза, заглянуть в них, удостовериться, что там все еще нет отвращения к тому, что он делает. К нему.

Но он не стал этого делать, опасаясь, что собьется с настроя. Вид чужой крови, но больше всего это упорство, сопротивление его воле, подзадоривали. Еще немного, и он тоже станет как костолом Бобби, верно? Зачем ему эти глупые железки, только ради дистанции. Руками убивать и в самом деле куда приятнее..

Ирландец мотнул головой. Мысли двинулись в каком-то не том направлении. Он с отвращением отшвырнул тиски обратно на поднос и взял что-то еще. Что-то тонкое и острое. Новый предмет вонзился в ладонь и с силой, очень медленно, проворачивался в пястных костях.

- П-родолжай. - ласково попросил Патрик, неотрывно глядя ведьме в лицо. - Теперь пустота. Не стесняйся.

Показать содержимое

4fc25c22603f.gif

Скрыть

 

Ирисса за спиной Патрика болезненно скривилась и, не выдержав, отвела взгляд в сторону, Мелисса смотрела по прежнему бесстрастно, но испарина на лбу выдавала ее усилия, чтобы эту бесстрастность сохранить. Кларисса продержалась несколько долгих секунд, прежде чем громкий крик боли не прорвался сквозь барьер плотно сжатых губ. Тяжело дыша, мятежная кроатка подняла голову, чтобы снова взглянуть в лицо Патрику.

- Ты хороший инквизитор, Патрик, - сказано это было без всякой ненависти, да и во взгляде не таилась издевка. - Пустота жаждет заполнения, поэтому тянется к живому, теплому, изменяет его, чтобы быть теплее, быстрее, более живым. Пустоте холодно и она хочет согреться. Любой ценой. Это не люди, Патрик, хотя и выглядят таковыми. Две сестры, два брата. Ослепительно красивые и не слишком связанные рамками морали светского общества. Заботливо-нежные к своим и беспощадные к чужакам. А чужаки для них все вы и даже, в какой-то степени, я сама. Хотя удовольствие от, скажем так, тесного общения, мы все получили настоящее. Они умеют любить и, как прямое следствие, получили умение ненавидеть. Это новое развитие Пустоты, стократ опаснее того, с которым имели дело мы, сестры, давным-давно. Лоранс и Амели Речетт, Аугусто и Адам Тотти. Они владеют ветеринарной клиникой на Девоншир-роуд, 241.

 

Чего не хотелось самой Кьяре, так это чтобы Патрик увидел её спокойствие, её отрешённость. Она не испытывала удовольствия или торжества, глядя на страдания красивой женщины, привязанной к металлическому столу - как не испытывала чего-то подобного и в допросной Скотланд-Ярда. 

Но... Она не испытывала к ней вообще ничего. 

Допрашиваемый становился безликим. Сырой материал, из которого путём индивидуально подобранного воздействия получали деланный экстракт истины. Средневековая наука алхимия принимала подчас удивительные формы, и именно это подход был причиной того, что само имя Инквизиции произносилось со страхом, и кроваво-красной строчкой вошло в историю человечества. 

Ей было жаль, что сестры лишились своего близкого человека. Ей было жаль, что Патрику приходилось пятнать руки. 

Кареглазую ведьму она тоже вспомнит не раз, скорбя. Но гораздо позже. Когда все это встретит свой конец. 

А сейчас коллега и напарница инквизитора молча давала то, что от неё требовалось - присутствие, не позволяя себе испытывать что-либо, приберегая этот страшный свинцовый осадок на будущее. 

 

Комплименты, да и вообще, слова, не трогали Патрика, они словно были где-то там, далеко. Не имели к нему отношения. Трудно было держать себя в руках, следовать заповедям, соблюдать законы, сочувствовать и проявлять милосердие.

Причинять боль, брать то, что хочешь - просто. Все-то позволить себе забыть о сдержанности, показать скрытого под налетом цивилизованности и морали настоящего инквизитора. Монстра, которому нет дела до крови и слез, до своей души тоже.

Он позволил Клариссе отдышаться немного, не вынимая стального острия из руки. Не потому, что жалел ее, а потому, что нужна была разборчивая речь. Трудно говорить со сбитым дыханием и помутненным от боли разумом. Через минуту снова взялся за дело. Нужно было закончить с ней поскорее.

- Кто стоит за твоей спиной? Кто надоумил тебя п-ровести этот ритуал? Говори все, что знаешь о нем!

Такому человеку, как Патрик, хорошему инквизитору, почти невозможно было поверить, что ведьма додумалась до всего этого сама.

 

Кларисса рассмеялась, поневоле хриплым и не слишком радостным смехом.

- Надо мной только Небо, Патрик, а за моей спиной никто не стоит. Тебе придется с этим смириться. Ты, как и я, руководствуешься принципом "цель оправдывает средства", принципом меньшего зла. Я поступаю также. Я составила и недрогнувшей рукой привела в действие чудовищный с точки зрения морали План, не пожалев ради этого даже собственной сестры, переступив через родство, которое, у нас, кроатов, куда сильнее, чем у вас, людей. И все ради вас же, в том числе и ради тебя, Патрик. Иронично, не так ли?

 

Тут уж рассмеялся Патрик. Но как и прежде, смеялся он только ртом, не глазами.
- Ты в самом деле в это веришь. - выцветшие рыбьи глаза пронизали карие до дна и дальше, и, кажется, удовлетворились увиденным. 

Но веселье исчезло так же неожиданно, как и появилось.

- Хватит строить из себя благодетельницу. - резко одернул он пленницу.
Его не интересовало ее мнение на счет общечеловеческого блага. Теологические споры? Увольте. Не здесь и не с ней.
- Что именно должен дать этот ритуал? По существу, без рассужений о твоей извращенной морали! Что это будет? Портал, устройство связи, оружие массового поражения?.. Какова цель твоего "п-лана"?

 

Кларисса скривилась от боли, из уголков глаз поползли слезы, но крик она удержала внутри, ограничившись очередным шипением сквозь зубы, напоминая рассерженную змею.

- Терпение - добродетель, Патрик. Не волнуйся, о результатах и цели моего Плана ты узнаешь одним из первых. В свое время.

 

Патрик зло скривился и резко выдернул металлический штырь из ладони.
- У меня с детства п-роблемы с терпением. - поделился он личным, положил свободную от орудия пыток ладонь на лоб Клариссе, прижал, чтобы зафиксировать окончательно. 

Потом наклонился к ее лицу и поднес окровавленное острие прямо к глазу жертвы.

- Не заставляй меня ждать. - в голосе инквизитора не было угрозы, в голосе было что-то совсем нездоровое. - Цель. Твоего. Плана. Говори!

 

Кларисса заметно вздрогнула, уступая в волевом поединке, но взгляда от Патрика не отвела и уклониться от окровавленного острия не стала пытаться.

- Цель моего плана - благо всего человечества. Несокрушимое здоровье, умственная и физическая гармония, в десятки раз увеличенная длительность жизни. Но это сопутствующая польза. Главное - прекратить Прорывы и очистить Рай от ангельской чумы, - отчеканила Кларисса.

 

- КАК ИМЕННО? - продолжал давить Патрик.

Острие абсолютно неподвижно застыло напротив зрачка, буквально в полудюйме и с этого расстояния Кларисса хорошо могла видеть, что рука инквизитора, казалось бы, демонстрирующего явное неврное возбуждение, тверда, как скала. Ни один мускул в ней не дрогнул, не смотря на явное напряжение в светской беседе.

- Как п-рекратятся Прорывы? Что п-роизойдет, что позволило бы тебе добиться этого?!
Ладонь больно надавила на голову, а острие придвинулось к глазу немного ближе.
- Хватит юлить. - процедил сквозь зубы инквизитор.

 

- Я отберу у демонов источник их технологического превосходства. Выкраду. Ритуалы призваны обеспечить открытие малоразмерного и сверхточного портала прямо в защищенное хранилище, где демоны изучают артефакт, содержащий в себе всю мудрость мира. Нас спасает только то, что знания написаны на божественном языке, который демонам и их миньонам трудно понимать, их работа идет медленно. Но даже те крохи, что они украли, позволили им существенно обогнать нас на дороге прогресса. Получив Источник Мудрости в свое распоряжение, мы сможем переломить ситуацию в нашу пользу.

 

Портал.
Патрик мысленно чертыхнулся. Так и знал. Посреди Лондона откроется портал в Адский мир. Ну конечно! Невооруженным глазом видно благо для всего человечества! А программа Левиафанов ее, значит, не устроила. 
- Ангельская чума. Что ты знаешь о ней и что значит "очистить" Рай?

Инквизитор устал, хотя еще не знал он этом. Он был намерен выдавить из Клариссы все возможное и невозможное, пока она еще способна говорить. Их взаимное расположение в пространстве не переменилось.

 

Изуродованную руку Клариссы никто и не подумал перевязать или остановить кровь и потому рядом с каталкой скопилась уже небольшая лужица, в которую продолжали падать новые капли. Кларисса сглотнула и попыталась что-то сказать, но получился лишь бессвязный шепот, который быстро утих, а потом тело Клариссы претерпело удивительную метаморфозу, живая плоть в течение нескольких секунд преобразилась в яшму и теперь на каталке лежала красивая статуя, а не живой человек.

 

Патрик отдернул руку от головы алой в черных прожилках каменной статуи, хотя ему вряд ли что-то грозило. Отступил на шаг, аккуратно положил стальной штырь обратно, на положенное место.
- Мне.. нужен перерыв. - медленно сказал он и вышел.

 

Так, значит, Кларисса занималась примерно тем же, что и её сестры. С некоторыми оговорками. Важными оговорками. И, разумеется, в высших целях. 

Дорога в ад мостилась с невероятной скоростью, во всех смыслах выражения. Но экзорцистка в данный момент не задумывалась о красоте лингвистической точности. 

Не заботясь о том, что подумают Сестры и Смиты, англичанка вышла за дверь вслед за мистером О'Коннеллом. Если он надеялся на перерыв в одиночестве, этим чаяниям не суждено было осуществиться.

Кьяра догнала Патрика, молча взяла широкую ладонь меж своих. 

 

Сестрам и Смитам было о чем подумать и без двух инквизиторов, не говоря уже о том, что и им самим тоже требовался перерыв.

Скрыть

 

Перерыв. 7:30 - 8:00  

Инквизитор не чаял одиночества. Он вообще ни о чем не думал. Голова была приятно пуста. 
Ощутив прикосновение, он вздрогнул. Остановился, взглянул на жену, а потом сдавил ее руку в своей и повел за собой. Хотя, вернее было бы сказать, "потащил". С ростом экзорцистки поспевать за полными шагами мужа было довольно сложно.

***

Патрик хотел на воздух. Наверх. Прочь из этой пещеры. Вряд ли что-то смогло бы остановить его сейчас, а потому, двое, мужчина и женщина, вышли из фонтана. Ведущий огляделся и еще какое-то время шел по одной из пешеходных дорожек. Наугад. Остановился он только тогда, когда нашел искусственный пруд, приподнятый над уровнем земли на пару футов. Остановился, но руку Кьяры так и не выпустил, сжимая ее, пожалуй, слишком сильно.

1466408241149828904.jpg

Ещё не бег, уже далеко не шаг. Подобной рысью экзорцистка передвигалась между кабинетами канцелярии, особенно в моменты пребывания в расстроенных чувствах. 

Сейчас в расстроенных чувствах пребывал кто-то другой. 

Она взбежала за ним по ступенькам из дивного подземелья, в котором только что творились вещи вовсе не дивные - напротив, грязные, низменные. И что бы ни думал об этом Патрик, все, кто присутствовал в допросной, в этом участвовали. 

Две пары невидимых на аккуратных плитках садовых дорожек следов протянулись от фонтана к декоративному водоему, начерченные прихотью ирландского бессознательного. Обручальное кольцо чувствительно впивалось в руку, но Кьяра лишь сильнее сжала пальцы, переплетение кистей превратилось в гордиев узел. 

Маленькая экзорцистка обошла рослую статую, остановившись перед ним и заглянув в серые глаза. Ладонь легла на щеку, давая тепло и одновременно мягко мешая отвернуться, закрыться. 

Молчание. Дуновения ветерка касаются кожи. Шорох крон и легкая рябь на водной глади. Все.

 

Патрик в самом деле старательно изображал статую. Или, скорее уж, у него не было сил на внешние проявления жизни и поэтому он не двигался, не говорил, почти не дышал.

Он смотрел поверх головы Кьяры вперед, вникуда. Чернильная вода слабо дрожала под легкими поцелуями теплого майского ветра, на глазах превращалась в лиловый с розовинкой кисель. Солнце еще не достигло дна заповедника, здесь было прохладно. Блики плясали на поверхности пруда, словно блестки на платье танцовщицы. Гравийная дорожка тихим хрустом отзывалась на движение туфель Кьяры. Воздух пах землей, сыростью, листьями. Он пах весной.

Этот запах напомнил ему о женщине, которая стояла перед ним. Патрик опустил глаза, в тенях парка они казались совершенно черными, как и глаза напротив. Впрочем, может быть дело было не в освещении, а в допросе. Тонкую ручку выпустили, наконец, из тесного плена, поднесли к губам и поцеловали.

А после инквизитор устало опустился на бортик пруда, спиной к воде.

 

Ирландца безропотно освободили из замшевого плена и сели рядом. Шпилька покинула греческий узел на затылке, пальцы прошли сквозь пряди, позволяя ветру делать с ними, что ему захочется. 

Слова и прикосновения сейчас были бесполезны. Кьяра не намеревалась мешать ему собираться с силами. Просто была рядом, на случай... На любой случай. 

Была под рукой.

 

И Патрик был благодарен ей за это. Потому что сейчас ему и правда хотелось просто помолчать. Рядом, в саду, кипела жизнь, но инквизиция не обращала на это никакого внимания.

 

Лучи утреннего солнца, слабые и неуверенные, ещё не до конца изгнали ночные тени из-под изумрудной сени парка. От воды тянуло свежестью. 

Она могла бы примерно сказать, сколько прошло времени - вот так, плечо к плечу, в молчании. Патрик мог бы взглянуть на часы. Ни один, ни другая этого не сделали - лишь когда весенние глаза перестали быть осколками злых холодных теней, когда мало-помалу восстановилось дыхание, когда человек рядом с ней стал снова походить на человека, а не на зачарованный мрамор - Кьяра поднялась на ноги, даже в таком положении ненамного возвышаясь, и протянула инквизитору раскрытую ладонь. 

 

Глаза ирландца, викинга, инквизитора и впрямь стали более живыми. Он взглянул на нее, дернул уголком рта, а потом позволил вести себя за руку, словно ребенка.

 

Сад Танцующих Камней, 8:10

Навстречу медленно идущей паре инквизиторов куда более быстрым шагом шла Ирисса. Лицо ее было спокойным и только чуть покрасневшие глаза выдавали свою хозяйку, показывая, что недавно она не сдерживала слезы.

- Патрик, Кьяра, началось. Из Лондона сообщили о беспорядках в районе Кройдон. Нападения на констеблей, носителей Дара, простых прохожих. Была попытка прорваться на верфи Адмиралтейства на Собачьем острове, но охрана справилась, несмотря на участие в атаке гигантских козлоногих тварей, - Ирисса невесело улыбнулась. - По крайней мере, мы знаем, куда их пристроили. Что теперь? Я не рискнула сообщать Лафайетту результаты допроса Клариссы по радио, чтобы не спугнуть каким-либо образом нашу потенциальную добычу.

 

Патрик с секунду изучал заплаканное лицо Ириссы. Что ж, даже если он и был виновником ее слез в какой-то мере, то определенно не мог избежать этого.

Началось. Как много было в одном этом слове волнительного, страшного.. и все же, все же ирландец был рад. Он терпеть не мог неизвестность и предпочитал ей сколь угодно неприятную определенность.

- Удалось Смитам узнать что-то еще, помимо озвученного? Меня все еще мучает п-подозрение, что она не сама до всего этого додумалась. - инквизитор склонил голову, заложив руки за спину.

Теперь он внимательнейшим образом изучал носки своих тяжелых сапог. С доспехом он не расставался со вчерашнего дня, так что сборы в любом случае будут недолгими.

- И не можем ли мы выследить тройняшек по крови, раз уж... - он запнулся и поднял глаза. - ..раз уж это ваши
п-лемянницы?

 

Началось. Кьяра и не думала услышать это слово на своём веку в таком контексте. Впрочем, кто из тех, кто вошёл в кабинет мистера Блэка утром бесконечно далёкого 10-го числа, думал?

Она отчего-то снова вспоминала начало расследования. Как возвращаться к началу книги, прочитывая последние страницы. Но считать, что они уже встречают конец, не хотелось отчаянно. 
Предложение Патрика звучало так хорошо, но сколько времени и усилий отнял у Мелиссы поиск сестры по крови на Таро? 
Что же, ещё немного, и никто никуда не будет спешить.

 

Ирисса покачала головой.

- Я очень хотела бы надеяться, что это не была ее идея, что ее разум просто кто-то подчинил, внедрил нужные идеи...но, к сожалению, она полностью искренна в своих намерениях, это Смиты уловили очень точно. Еще Кларисса совершенно не волновалась, когда выдавала нам адреса своих исполнителей, но эмоциональная окраска была разной для первой группы и двух других. По какой-то причине наибольшее значение имеет первая группа, которая живет в доме Веллингтона. Но при этом Кларисса уверена, что Продавшиеся и Пустота ничего нам не дадут, даже если попадут в наши руки живыми. Что касается поиска по крови, то Мелисса и Смит сейчас готовятся приступить к ритуалу поиска. Но, как вы уже знаете, это требует немалого времени. Я не знаю, успеют ли они вовремя.

 

- Если она придавала наибольшее значение резиденции, то и мы должны сделать её приоритетом? - уточнила Кьяра, которую несколько угнетало обсуждение того факта, что началось. 

Кларисса не волновалась. Была настолько уверена в своих приспешниках, или где-то готовился очередной, специальный план и для этого? Да Господи, не может же разум, пусть нечеловеческий, пусть семисотлетний, предусмотреть все возможные вероятности?.. 

 

- Начнем с резиденции. - резюмировал Патрик. - Что бы не творилось сейчас в городе, наша задача п-редотвратить открытие портала. 
Конечно, расписанные  ведьмой блага были весьма привлекательны, не только для людей, но инквизитор  уже успел составить свое мнение о благодетелях.

Лилит в общих чертах описала, каким будет дивный новый мир, прекрасный и справедливый - только для угодных вершителям судеб одаренных. А остальные? Патрик не питал слишком большой привязанности к родне, но... он, как минимум, не желал видеть их мертвыми! А Лондон? Что останется от столицы, если в самом ее сердце откроется портал? 

Впрочем, все это было второстепенно. Ирландец был убежден, Клариссу, как всегда, подвела бы ее гордыня. Ведь именно гордыня заставляла ее думать, что уж она-то, такая мудрая и осторожная, справится с неизвестным артефактом куда лучше, чем весь Ад! Что ее разум не растлит незаслуженно свалившаяся власть и чудовищное знание!

Нет и нет. Тысячу раз правы были те, кто собирался уничтожить источник мудрости. Человечество должно идти своим путем. И уж точно не должно красть не случайно спрятанное ото всех знание.

- Не следует ли нам разделиться? - спросил он у Ириссы. - Мы с мисс Бирн могли бы взять подкрепление у Лафайетта, а вы с Бенедиктом повели бы основную его группу. Я имею ввиду, что в случае ранения, о людях капитана некому будет позаботиться. Или же мы должны собраться на Друид-стрит все вместе?

Hide  

 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Этот же день судя по всему окончательно доконал ведьмака, тот не подавая особых признаков жизни молчаливо изучал лишённых каких либо значительных интересных элементов "потолок" броневика. Лишь изредка подпрыгивая вместе со всеми когда машина наезжала на очередную неровность в дороге и по всей видимости мечтая о том когда этот день (который чисто технически уже закончился) всё это, и вообще, закончится. Но время очередной раз, не было столь пластичным и податливым воле одного ведьмака чтобы удовлетворить потребности в его течении.

-Уже подъезжаем? -Робко поинтересовался он у водителя.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Заповедник - Лондон. 10:00

Решено было нанести три удара одновременно по малефикам, пустоте и одержимым, чтобы покончить со всем этим раз и навсегда. Дредноут чуть не надорвал свое огромное Сердце, чтобы доставить инквизиторов и людей Лафайетта до столица за каких-то два часа.

Показать содержимое  

9d647a.jpg

Hide  

В доках Катарины подобрали еще двадцать бойцов. Передвигаться по столице группами меньше пары десятков человек в этот понедельник было решительно невозможно. Город бурлил.

Раздавалась стрельба, крики. Кое-где били стекла магазинов и поджигали. Как и в любую смуту, на поверхность, со дна застоявшегося людского водоема, поднялся весь ил и вся грязь. Мародеры, бандиты, заговорщики.

Как и сказала Лилит, самые большие неприятности происходили в районе библиотеки Кройдон. Летающая машина стремилась к одной ей известной цели. Блеснули внизу темные воды Темзы. Механизмы постепенно заработали тише, началось снижение. Проспавший все эти два часа, как убитый, Патрик встряхнулся и отправился на высадку вместе со всеми.

Друид-стрит, 1. Зимняя резиденция лорда Веллингтона 

55920558-christ-church-college-oxford-oxfordshire-uk.jpg

Hide  
На заднем дворе был сад. Ухоженный и тихий. Инквизитор выхватил меч и прислушался.
  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кьяра привычно сжимала рукоять револьвера. Неспокойный дневной сон, следы отдыха во время переброски, слетели, как будто их не было. 

Вооруженный эскорт Инквизиции разделился. Часть солдат, по трое, караулила пути отступления через боковые улицы. Девятка атаковала в лоб. Через парадную дверь, без звонка. 

Наказание за вторжение последовало незамедлительно: характерные вспышки в окнах и электрическое потрескивание. Болезненные крики резанули слух, ведьмачья атака была более чем успешна. А после дверь черного входа распахнулась и охотники увидели свою дичь.

Их было пятеро, загнанных в ловушку зайцев. Впрочем, для ушастых четвероногих фавориты Клариссы были чересчур кусачими.

В центре стояли две женщины. Русые и рыжие волны волос обрамляли красивые лица. Кровь и боль, стихия и разум. Сангвинария и ведьма. По бокам застыли наёмные убийцы - два высоких блондина с огнестрелом. За спинами виднелись рукояти парных мечей. А замыкал неудавшееся отступление высокий мужчина со знакомым Кьяре ружьем. Именно такое Патрик конфисковал у одного из Братьев в резиденции Ордена. 

Экзорцистка прижалась к стволу ближайшего дерева. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

-Уже подъезжаем? -Робко поинтересовался он у водителя.

- Через пять минут, - отозвался водитель, не отрывая взгляда от узкой смотровой щели в лобовом щитке брони, забранной бронестеклом.

И действительно, через обещанные пять минут броневик остановился у богато украшенного дома, жильцу которого оставалось спать очень и очень недолго. Впрочем, сопротивления при аресте он оказывать не стал. Также как и супруги Нейман и их лучший друг Кросс, вместе с Кармайклом препровожденные в штаб-квартиру Ордена. Вернуться обратно в Лондон группа уже не успела.

Лондон, 07.00-10.00

Город бурлил, как варево в поставленном на сильный огонь котле, да еще и плотно закрытым крышкой. И давление пара вот-вот должно было вышибить ее к чертям. Кровь не текла по улицам рекой только по причине отсутствия властной руки, перебирающей за ниточки демонических марионеток и самоотверженности Инквизиции, полиции и простых горожан, пытавшихся противостоять Злу везде, где это было возможным. В дикой по своей напряженности рукопашной схватке перед библиотекой Кройдона опытный глаз мог различить характерные вспышки мрачного багрового пламени, Адский клинок раз за разом находил новую жертву, пока не разбился в огненные осколки, наткнувшись на защищенную не просто доспехом, но еще и Верой человеческую плоть. Взмах огромным двуручным мечом и на выбитый серебром символ Инквизиции брызнула темная, с оранжевым отливом кровь.

В другом месте громкий грохот, на миг перекрывший собой и шум на улицах, и колокольный звон, ознаменовал жестокий удар по скромной ветеринарной клинике, главное орудие дредноута било без пощады, превратив в огненный ад почти квадратную милю вместе со всеми домами вокруг злополучного гнезда Пустоты.

В третьем воздух сотрясли проклятия, ведь предполагаемая добыча Бенедикта в тот момент уже вовсю резвилась на городских улицах, ему досталось только пустое здание. Но с этим уже ничего нельзя было поделать.

Друид-стрит, 1. 10.00

Наймитам Клариссы потребовалось всего мгновение, чтобы сходу оценить ситуацию и один из убийц тут же метнулся к ближайшему дереву, чтобы не создавать из себя удобную мишень для автоматического оружия в руках пятерки морпехов, прикрывавших троицу инквизиторов. Рыжая ведьма, может и рада была бы последовать примеру коллеги, но запуталась в сети, с мастерской точностью посланной в нее Ириссой из уже оправдавшего себя при штурме бункера Клариссы сетемета. К сожалению, направленная на очевидного руководителя группы противников Клетка разума оказалась слишком хрупкой, несмотря на продавленное сопротивление защитного амулета на нем, сознание главаря оказалось слишком устойчивым к ментальному воздействию.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Патрик решительно бросился вперёд. Он видел цель - высокого господина с военной выправкой, по-видимому, это его звали Джонатан.

Кроме того, выдвинувшийся вперёд серьёзный противник должен был отвлечь врагов от женщин. Смазливый блондин, один из братьев убийц, подтвердил эту догадку. Он был быстр. Инквизитор пропустил удар, но ответить ему не удалось.

Блондин рухнул на землю, словно подкошенный и тут же его руки оказались скованы наручниками вокруг молоденькой лиственницы. Убежать вместе с деревом было никак нельзя, а ирландец уже двигался дальше.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кьяра успела зацепить обоих наемников, но они даже не дернулись. Конечно, тяжесть грехов обычного человека не таким страданием отзывалась святому сиянию, как нечестивая жизнь бесов, Продавшихся и им подобных, но так... Значит, артефакты. Вроде белой пуговицы, которая лежала у неё во внутреннем нагрудном кармане. Ну ничего, подумалось экзорцистке, в следующий раз. 

Следующий раз не задержался. Одна светлоголовая сволочь ранила Патрика, и очень скоро обнимала стройный древесный ствол. Не от внезапно вспыхнувшей любви к представителям флоры, конечно. Экзорцистка вздохнула про себя, сплетая пальцы в жесте поддержки, пока с кровью инквизитора не заговорила русая женщина. Когда ирландец временно оказался за пределами опасности, мисс направила свой гнев на брата обидчика, и её дело завершила автоматная очередь. 

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×