Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Dmitry Shepard

ФРПГ "И пришел паук": Игра

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

post-15085-0-24983700-1451917788.jpg

 

 

 

Если бы кто-нибудь мог заглянуть в будущее, а потом оценить настоящее, то таковой гипотетический Видящий остался бы недоволен тем, насколько буднично обставлено начало событий, потрясших всю Метрополию. Ни мрачных предсказаний, ни массовых смертей птиц, ни дождя из жаб на худой конец. Нет, все было очень и очень заурядно. Лондон, поздний вечер, туман и цокот копыт четверки лошадей, запряженных в неприметный экипаж без опознавательных знаков, везущий своего пассажира в сторону, ах, далеко не в сторону королевского дворца, вовсе нет. Однако же, по мнению многих и многих людей, Уайтхолл был настоящим мозгом Британской Империи, так что можно было не огорчаться, что встреча с коронованными особами не состоится. В какой-то мере это действительно было так. Но, в данном конкретном случае, конечной точкой маршрута было Адмиралтейство, а точнее, одно из неприметных зданий, примыкавших к нему на задворках. Работавшие там люди хоть и были всецело преданы Короне, но вовсе не желали какого бы то ни было внимания к своим персонам или делу, которым они занимаются. Таковы принципы разведки, а уж контрразведки и подавно. Особенно в таком неспокойном мире, где до очередного Прорыва демонов из Ада осталось чуть больше ста лет (по словам римских богословов и Инквизиции, которым не верить нет оснований). Не очень много, не так ли?

 

Лондон, столица и сердце Британской Империи, Владычицы морской и воздушной, давно уже перерос свои рамки и неумолимо расширялся разом во всех направлениях, не забывая перестраивать и улучшать самое себя, пуская под манипуляторы строительных паровых машин целые кварталы кривобоких домов и домиков трущоб, выдавливая живший там люд, словно гной из раны, на окраины, в еще более страшные условия. Город стал бурлящим котлом, где на рубеже двух эпох выковывались новые взгляды, мысли и традиции, причудливо переплетаясь с уже существующими. Итак, 9 мая 1898 года, день, когда все Началось. Как уже упоминалось, началось буднично и заурядно, с беседы двух давних друзей, пошедших по совершенно разным жизненным путям и имевшим разный возраст, но никогда не забывавшим друг о друге.

 

Экипаж завернул в открытые ворота и въехал в небольшой внутренний дворик. Кучер, дождавшись, пока пассажир выйдет и даже не попрощавшись, направил экипаж в тоннель, ведущий куда-то вглубь здания, а может и под него. Лондон постоянно перестраивался и не только на поверхности земли, строители с упорством муравьев вгрызались в землю, строя сложные и запутанные сети тоннелей знаменитой "подземки" и технических коммуникаций. Великое зловоние многому научило власть предержащих, которые больше не смогли закрывать глаза на проблемы канализации. Естественно, что многие проекты на муниципальных картах вовсе не были обозначены должным образом, случайно ли или по осознанному умыслу. Но путь пассажира, молодого мужчины с умным взглядом и немного резкими жестами,

 

 

лежал на второй этаж пятиэтажного здания, в кабинет капитана воздушного флота Ее Величества Королевы Виктории, Джорджа Мэнсфилда, руководителя секретной разведывательной службы Адмиралтейства. Поздний вечер подразумевал отсутствие на привычном месте секретарши, так оно и оказалось. Обозначив себя вежливым стуком в дверь, мужчина дождался энергичного "Войдите!" и только тогда зашел внутрь.

- Здравствуй, Джордж. Или мне лучше называть тебя М.? Мне не терпится узнать, что послужило причиной такого необычного приглашения. Мог бы просто прислать записку с нарочным.

 

 

Старая шутка, как и все подобные, с немалой долей правды в ней. Впрочем, Мэнсфилд остался серьезен.

- Садись, Бен. Хочешь чаю? Настоящий. цейлонский. Разговор будет долгим, не помешает.

Взгляд вошедшего мужчины тут же стал цепким и настороженным, из него ушло всякое веселье.

- Что случилось, Джордж? - с нажимом повторил Бенедикт, впрочем, заняв место в кресле напротив стола и не заставляя Джорджа стоять.

- У Хэмиша украли дочерей. Всех троих.

- Что?! Когда? В газетах об этом ни слова!

- Прошлой ночью. Мы придержали информацию, но в утреннем выпуске "Таймс" это уже будет. Тебе поручено собрать следственную группу для расследования этого в высшей степени запутанного дела.

- Стоп. Джордж, я ведь занимаюсь особо тяжкими и серийными убийствами, а тут похищение. Или...кого-то из девушек нашли? Мертвой?

- Всех трех, - поморщился мужчина в ответ. - В разных частях города, но убиты они определенно ритуальным образом. Кроме того, сам способ похищения однозначно указывает на применение запретной магии. Инквизиция уже направила своих представителей, инквизитора, экзорциста, мага крови и ведьму. От тебя нужен криминалист, оперативники и артефактор. Я уверен, что нужные люди на примете у тебя есть.

- Да, это не проблема. В отличие от самого дела.

- Я знал, что тебе понравится. А чтобы добавить делу проблемности, добавлю, что оно на личном контроле у Королевы. Как оказалось, старшая дочь графа Хэмиша, пэра Палаты Лордов, тайно встречалась с сыном королевы Виктории, Эдуардом. Вот такие вот пироги с котятами, Бен.

Бенедикт Блэк, лучший сыщик Королевской сыскной Канцелярии по особо важным делам, только хмыкнул в ответ, но зажегшийся в глазах огонь уже было не скрыть. Дело. Настоящее. Предвкушение уже заставляло сердце биться сильнее и быстрее гнать кровь по жилам.

- Утром я соберу своих людей. Инквизиторских направь ко мне. Десять утра.

- Спасибо, Бен, я....

- Не благодари. Дело грязное и я пока не знаю, куда оно выведет. Но не остановлюсь на полпути.

- Я знаю, Бен. Потому и предложил это дело тебе.

- Что ж, тогда я пошел. Увидимся.

Блэк давно ушел, а Мэнсфилд все смотрел в закрывшуюся за другом дверь и о чем-то размышлял, судя по мрачности мужчины, предмет размышлений был не слишком радостным. Опытный разведчик всем своим существом чувствовал - надвигается буря, которую со всем правом можно будет назвать Бурей Столетия...

 

10 мая 1898 года, 9:50

 

 

 

Детектив по особым делам Бенедикт Блэк задумчиво рассматривал присланные с курьером личные дела своей новой следственной группы и терпеливо  ждал, пока все соберутся, письма с приглашениями были разосланы еще вчера, так что это было лишь вопросом времени. Скоро, уже очень скоро шестеренки сложного механизма под названием "производство следствия" закрутятся на полной скорости.

 

 

Информация для игроков.

Вступление: Итак, 10 мая 1898 года, 10 утра, набережная Виктории, Скотленд-Ярд, второй этаж, кабинет 342. Прошу всех явиться на наш

первый брифинг. Опаздывать или нет, решайте сами 

 

Информация по следствию

Лица...

Показать содержимое  

Кларисса - кроат, Первая, основной подозреваемый. Жива.

Мелисса - кроат, Старшая, Смотритель Лондонского Сада Камней. Жива.

Ирисса Блэк - кроат, экзорцист-ведьма, супруга Бенедикта Блэка. Жива.

Джон Хэмиш - граф, вдовец. Жена - Эмили Хэмиш, умерла при родах. Жив.

Диана Хэмиш - старшая дочь Джона Хэмиша, фаворитка принца Эдуарда, жертва первого ритуала.

Элизабет Хэмиш - средняя дочь Джона Хэмиша, жертва второго ритуала.

Летиция Хэмиш - младшая дочь Джона Хэмиша, жертва третьего ритуала.

Джошуа Лафайетт - капитан Ордена Рыцарей Круглого Стола. Жив.

Альфред Пенниворт - мастер-артефактор, создатель артефактной защиты на особняке Хэмишей. Жив.

Годрик Майлс - маг, основатель Академии магии в Соммерсете, учитель знаменитой Айлейны. Мертв.

Герхард Нойс - инквизитор, куратор проекта по выращиванию Сердец для летающих дредноутов. Жив.

Бартоломеус Файн - инквизитор четвертого ранга, Наказующий. Жив.

Александр Монро - артефактор, ученик мастера Пенниворта, с семьей: Клара (жена) и Мюриэль (дочь). Живы.

Огастус Хиллс и Мия Кортано - чета артефакторов, участники проекта Замочная Скважина.

Доктор Самуэльс - близкий друг графа Хэмиша, семейный доктор. Жив.

Беатриса Майлс - кроат, маг крови и ведьма, супруга Лорда-Инквизитора. Жива.

Глория Хилл - патентованный маг крови, жила этажом выше квартиры доктора Самуэльса. Мертва.

Майкл Стоун - инквизитор пятого ранга, целитель, сопровождал беременность миссис Хэмиш. Мертв.

Джон Кармайкл - заместитель руководителя Скотланд-Ярда, подозревается в связях с Иллюминатами. Жив.

Грегори Кросс - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Алекс Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Далила Нейман - инквизитор пятого ранга, расследовал смерть Майкла Стоуна.

Виктория Белл - рыцарь Ордена, состоит в Братстве. Мастер-артефактор. Жива.

Маргарита Линн - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Мертва.

Адам Кросс - рыцарь Ордена, заместитель Капитана Лафайетта, состоит в Братстве. Жив.

Капитан Генри Прайс - рыцарь Ордена, один из лучших командиров спецподразделений.

Сэм Пиглз - сын миссис Пиглз. Мертв.

Диана Пиглз - дочь миссис Пиглз. Мертва.

Роберт Гладстон - богатый промышленник, владелец сталелитейных заводов, поставщик Флота. Жив.

Сюзанна Гладстон - старшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Абигаль Гладстон - средняя дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Алисия Гладстон - младшая дочь Роберта Гладстона. Мертва.

Hide  

...и места

Показать содержимое  

Особняк Хэмишей - Воксхолл, улица Годинга, 2.

Место первого ритуала - станция метро "Западный Кройдон".

Место второго ритуала - Центральная библиотека Кройдона.

Место третьего ритуала - Приход церкви Святого Петра, Сейнт-Питер роуд.

Квартира Бенедикта Блэка - Шелтон-стрит, дом 9, квартира 5.

Мясная лавка "Лэндинг" - Тайерс Террас, 22.

Дом мастера Пенниворта - Ислингтон, Олд-стрит, 34.

Квартира Монро - Ливерпуль-роуд, 147, квартира 26.

Представительство Инквизиции и архивы - Кенсингтон, Кромвель роуд.

Проклятый магазин Яворского - Тайерс Террас, 45.

Штаб-квартира Рыцарей Ордена Круглого Стола - Хатфилд.

Королевская служба статистики - Вестминстер.

Бедлам, он же Королевский госпиталь Бетлем, на Монкс-Орчард роуд - возможное место проведения ритуала.

Жилой дом на Кройдон-роуд 27 - место шестого ритуала (Пустота).

Станция метро Митчам - место четвертого ритуала (малефики).

Колледж Орчард Хилл на Вудкоат роуд - место пятого ритуала (Продавшиеся).

Квартира Прайса - Арлингтон-роуд, 34, квартира 16.

Окружная грамматическая школа Воллингтона - возможное место проведения ритуала.

Школа для сирот имени Джона Витгифта  - возможное место проведения ритуала.

Особняк Гладстона, Окс-роуд, 9 - место похищения новых жертв.

Королевский Ботанический Сад - место активности Иллюминатов.

Бордель "Белая Роза", Ковент-Гарден.

Hide  

Таинственные символы

Показать содержимое  

430385177.jpg

Hide  

 

 

Важные моменты

Начало брифинга  Данные на Хэмиша  Особняк Хэмишей  Вскрытие Дианы Хэмиш  Киносеанс в особняке  Особняк Хэмишей: краткие итоги  Вскрытие Элизабет Хэмиш  Первый ритуал  Второй ритуал  Вскрытие прислуги Хэмишей  Третий ритуал  Вскрытие Летиции Хэмиш и визит Ириссы Блэк  Краткие результаты по всем вскрытиям  Конверт и его содержимое Ирландский кофе Дневник Он движется Наблюдение за звездами и содержимое дневника Исчезновение констеблей (место первого ритуала) Исчезновение констеблей (место второго ритуала) Констебли найдены Кто-то из них врет Разговоры внутри третьей пентаграммы Второй брифинг Мясная лавка "Лэндвич" 

Повторный осмотр места первого ритуала  Повторный осмотр места второго ритуала  Прибытие в Тилфорд  Выводы судмедэксперта по убитым констеблям
 

Ферма в Тилфорде  Вскрытие крыс  Изучение дневников дочерей Хэмиша  

 

 

 

 

Игроки:

Криминалист-эксперт Шандор Рид SHaEN

Судмедэксперт Кай Мёрфи  Gonchar

Оперативник  Джек Льюис Firiat

Оперативник Эдмунд Грейвс  ABAL

Инквизитор Патрик О'Коннелл julia37

Патентованный маг крови Кето Йелич Rei

Патентованная ведьма Камея (Кей) Рид Beaver

Экзорцист-целитель  Кьяра Бирн Grey_vi_ory

Мастер-артефактор Герта Нойман  Элесар

Патентованный ведьмак Феликс Хонеккер Nevrar

16 мая 1898 года

 

 

 

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 18

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором...

Уже совсем скоро Герта, в компании Шандора и Генри, стояла перед жилищем домоправителя и даже взяла на себя смелость постучать в дверь.

- Да, да, сейчас открою! - послышался изнутри мужской голос, щелкнул замок и дверь открылась наполовину, являя Шандору и Герте местного домоправителя.

Увидев наряд Герты, мужчина сначала остолбенел, а потом пришел в полную ярость, вперив в Шандора прищуренный взгляд.

- Я вас, козлов, сколько раз должен нахрен послать?! Я не продаю квартиры под частный бордель! Проваливайте!

 

- Отрадно слышать, что ответственность за этот дом лежит на столь неравнодушном гражданине. А теперь, если вы позволите, начнём наше знакомство заново, - перед мужчиной тут же возникло удостоверение сотрудника полицейского управления, зависнувшее на уровне глаз ровно на столько, сколько понадобилось собеседнику на осознание масштабов возникнувшего недоразумения. - Меня зовут Герта Нойман, моего спутника - Шандор Рид. Мы прибыли из Скотланд Ярда для проведения расследования взрыва и надеемся на полное содействие, раз уж несчастье постигло ваш дом, мистер... ?

 

- Э...мнэ...прошу прощения, стал быть, за резкость, ходят тут всякие часто, вот я и...мда, - было заметно, что домоправитель основательно сбит с толку. - Джек Хайд, к вашим услугам! - опомнился наконец мужчина и представился, почему-то протянув руку для рукопожатия Герте. И все же не удержался от вопроса. - Скажите, а это теперь новая униформа сотрудниц Скотланд-Ярда, да? Очень...новый подход, да.

 

Протягивать руку даме, прежде чем она подала свою, невежливо. Шандор отметил этот жест ледяным, почти ощутимым взглядом, который тут же вернулся к лицу Джека Хайда. Определённо ситуация была не та, чтобы даже мелкое нарушение этикета могло оставаться незамеченным. А вот то, что новый знакомый неприлично пялился на Герту, словно видит женщину в брюках впервые в жизни, Шандор бы разглядел даже если бы тот обрушил на них тонны любезностей. Мисс Нойман на язык оказалась не только остра, но и скора. Тон наглеца сменился, а вот манеры по-прежнему оставляли желать лучшего. Криминалист снял цилиндр и держал его теперь в правой руке. Традиция приветствия была соблюдена, равно как продемонстрировано полное отсутствие намерения скрепить знакомство рукопожатием.

- Ваше внимание к одежде дамы неуместно, мистер Хайд. Вы уже оскорбили её слух сквернословием,  следует быть более сдержанным в дальнейшем проявлении эмоций. У нас есть к вам несколько вопросов. Позволите войти?

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Дом, в котором возможно живёт Монро

- Э...мнэ...прошу прощения, стал быть, за резкость, ходят тут всякие часто, вот я и...мда, - было заметно, что домоправитель основательно сбит с толку. - Джек Хайд, к вашим услугам! - опомнился наконец мужчина и представился, почему-то протянув руку для рукопожатия Герте. И все же не удержался от вопроса. - Скажите, а это теперь новая униформа сотрудниц Скотланд-Ярда, да? Очень...новый подход, да.

На самом деле Герта даже немного жалела Джека - всё же тот её оскорбил неосознанно, а вот она вполне отдавала отчёт действиям и повела себя несдержанно. Желание Шандора защитить её от "посягательств" со стороны домоправителя было встречено благодарной улыбкой, но, пожалуй, им всем стоит сделать над собой усилие и немного сбавить градус напряжённости. 
- Подобную униформу надевают, если дело чрезвычайной важности, мистер Хайд. Это именно такое, - произнесла немка и, несмотря на то что протянутую руку она так и не пожала, её голос заметно смягчился. Леди-артефактор едва заметно кивнула, поддерживая намерение криминалиста пройти внутрь квартиры, после чего решила озадачить собеседника встречным вопросом. - В первую очередь мы бы хотели поговорить с вами о жильцах с этажа, на котором произошёл взрыв. Миссис Айн и мистере Монро.

Изменено пользователем Элесар
  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором кот...

- Ваше внимание к одежде дамы неуместно, мистер Хайд. Вы уже оскорбили её слух сквернословием,  следует быть более сдержанным в дальнейшем проявлении эмоций. У нас есть к вам несколько вопросов. Позволите войти?

- Да, конечно, конечно, простите, - распахнул дверь пошире домоправитель и посторонился, пропуская мистера Рида и мисс Нойман в квартиру, выглядевшую типичным жилищем холостяка, который не ждал сегодня гостей. - Может, чаю?

- Такую униформу надевают, если дело чрезвычайной важности, мистер Хайд. Это именно такое, - произнесла немка и, несмотря на то что протянутую руку она так и не пожала, её голос заметно смягчился. Артефактор едва заметно кивнула, поддерживая намерение криминалиста пройти внутрь квартиры, после чего решила озадачить собеседника встречным вопросом. - В первую очередь мы бы хотели поговорить с вами о жильцах с этажа, на котором произошёл взрыв. Миссис Айн и мистере Монро.

- Миссис Айн, да. Она живет напротив мистера Монро. Тихая, спокойная старушенция, ее внучка приплачивала мне за заказ газового баллона на кухню каждый месяц. Ох и красивая девушка. Очень красивая. Про мистера Монро тоже ничего плохого не скажу, ночью не шумит, соседям спать не мешает, что он, что жена - всегда вежливые и доброжелательные. Домовой сбор платят исправно.

  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором

- Да, конечно, конечно, простите, - распахнул дверь пошире домоправитель и посторонился, пропуская мистера Рида и мисс Нойман в квартиру, выглядевшую типичным жилищем холостяка, который не ждал сегодня гостей. - Может, чаю?

- Такую униформу надевают, если дело чрезвычайной важности, мистер Хайд. Это именно такое, - произнесла немка и, несмотря на то что протянутую руку она так и не пожала, её голос заметно смягчился. Артефактор едва заметно кивнула, поддерживая намерение криминалиста пройти внутрь квартиры, после чего решила озадачить собеседника встречным вопросом. - В первую очередь мы бы хотели поговорить с вами о жильцах с этажа, на котором произошёл взрыв. Миссис Айн и мистере Монро.

- Миссис Айн, да. Она живет напротив мистера Монро. Тихая, спокойная старушенция, ее внучка приплачивала мне за заказ газового баллона на кухню каждый месяц. Ох и красивая девушка. Очень красивая. Про мистера Монро тоже ничего плохого не скажу, ночью не шумит, соседям спать не мешает, что он, что жена - всегда вежливые и доброжелательные. Домовой сбор платят исправно.

Пропускать даму вперёд надлежит всякому воспитанному мужчине, но вряд ли это правило касается домов, где взрываются одержимые старушки и бесследно исчезают артефакторы, поэтому Шандор жестом остановил Герту и шагнул через порог первым.

- Нет, благодарю, мы ограничены во времени, - сказал он в ответ на предложение мистера Хайда, мельком оглядывая его холостяцкое жилище. Судя по дальнейшим словам домоуправителя, женского внимания не хватало не только его квартире, но и ему самому. - Как давно вы видели мистера Монро или его жену в последний раз, мистер Хайд? И можете ли вы назвать нам имя очень красивой внучки миссис Айн или дать хотя бы примерное описание девушки? Она же не жила в квартире вместе с миссис Айн?

 

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором кот гуляет по крыше

- Нет, благодарю, мы ограничены во времени, - сказал он в ответ на предложение мистера Хайда, мельком оглядывая его холостяцкое жилище. Судя по дальнейшим словам домоуправителя, женского внимания не хватало не только его квартире, но и ему самому. - Как давно вы видели мистера Монро или его жену в последний раз, мистер Хайд? И можете ли вы назвать нам имя очень красивой внучки миссис Айн или дать хотя бы примерное описание девушки? Она же не жила в квартире вместе с миссис Айн?

- Вчера вечером, сэр. Он забрал семью и вещи и сообщил, что съехал к мистеру Пенниворту, своему наставнику. Имя внучки миссис Айн? Она назвалась Клариссой. Невысокого роста, брюнетка, глаза карие, кожа смуглая. Одежда дорогая. Нет, она навещала миссис Айн примерно два раза в месяц.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Дом, в котором уже много кто не живёт

Криминалист решил, что соблюдение приличий имеет куда меньшую ценность, чем безопасность дамы, и Герта полностью поддерживала подобную точку зрения. Дождавшись пока мужчины пройдут в квартиру, мисс артефактор переступила порог холостяцкого жилища и увлекла за собой механического пса. Компания Генри пригодится не только при неожиданных осложнениях , но и на случай если у собеседника возникнут сомнения в серьёзности их визита. Девушка предпочитала обеспечивать себе всестороннее сотрудничество неравнодушных граждан.
- Мы постараемся не злоупотреблять вашим гостеприимством, мистер Хайд, - вежливо улыбнулась в ответ на предложение Герта и пока криминалист вёл беседу с хозяином она внимательно осматривала гостиную. Добротная мебель, но без изысков, умеренность в украшениях и конечно же "творческий беспорядок" - ничего необычного внимательный взгляд немки не обнаружил. Зато упоминание внучки миссис Айн вызвало у неё живой интерес - каждый мастер знает, что любое творение требует к себе внимание. Даже такое ужасное, как превращённый в бездушную марионетку человек.
- Кларисса оставляла контактные данные на случай, если с её бабушкой произойдёт несчастье? И, раз уж мистер Монро покинул свою квартиру, вы не будете против, если мы её осмотрим? - произнесла мисс Нойман. Упоминание газового баллона заставило вспомнить рассказ инквизитора о способах скрытия демонического присутствия. Возможно, им удалось напасть на след одной из участниц кровавого ритуала, или же кого-то из их подручных.

Изменено пользователем Элесар
  • Like 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Грейвс довольно быстро вернулся в кабинет, игнорируя окружающих. Ключ сделал два оборота и теперь дверь была заперта. Сейчас кабинет казался очень большим, наполненным огромным количеством мебели, но при всем этом таким пустым. Допрос и последующая реакция экзорцистов взбаламутили разум мужчины, а это значит, что появилась необходимость в отдыхе. Эд поставил инструменты для допроса близ сумки и начал переодеваться.
- Немного отдохну и поеду на встречу. - Эд открыл шкаф и достал краски и недокрашенных солдатиков. - Идите сюда...
Избавившись от верхней одежды, оперативник уселся за стол и задвинул открытый ящик стола. Одна рука со всей нежностью взяла оловянную статуэтку, а другая небольшую кисточку. Краски довольно легко укладывались в контур. Наверное большой опыт раскрашивания давал о себе знать. Попутно с таким способом разрядки, голова размышляла на различные темы. 
- Скажи мне, Олаф, почему люди сами жертвуют своей свободой? Почему они даже не пытаются освободится. - глаза смотрели в лицо бездушному куску металла. - Почему я... Почему я такой же? Ведь во мне, как и во всех, бурлит жажда свободы.
Конечно же, Эд прекрасно знал ответ на этот вопрос. Страх. Во всем виноват именно он. Кто-то боится отделиться от общества и остаться в одиночестве, а кто-то боится неизвестного. Будет ли доволен результатом такой человек?
- Как же я устал... - слезы медленно наполняли глаза, а за тем и вовсе выбрались наружу. - Даст ли смерть облегчение? То самое, в котором я так нуждаюсь.
Все больше слез стекало по лицу. Грейвс не знал, станет ли он свободным от своих страданий и от своей ужасной жизни, но одно ему точно было известно. У него не хватит сил самому закончить эту агонию.
Сдерживать дыхание, ровно как и эмоции, становилось все сложнее. Солдатик упал и у него откололась голова, а руки скрыли лицо. Дыхание уже давно сбилось и сейчас оно постоянно прерывалось неконтролируемыми небольшими вдохами и выдохами.
- Лучше бы я был оружием... Без чувств и сознания.
Вслед за поломанным солдатиком пришел новый, целый. За этим занятием, Эдмунд потратил примерно полчаса. За это время к нему вернулось самообладание. Седой в спешке переоделся обратно в старую одежду. По виду было заметно, что он одевался в спешке и в ношеную одежду. Закрыв за собой дверь, в этот раз на ключ, оперативник направился на выход из здания. Вместе с длинными коридорами, на пути Грейвса встречались знакомые лица, но все это было не важно для него.
Чрез несколько минут оперативник уже усаживался в первый попавшийся кэб. Всю дорогу до орденской штаб-квартиры седой наблюдал за видом из окна.

Изменено пользователем ABAL
  • Like 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Вчера вечером, сэр. Он забрал семью и вещи и сообщил, что съехал к мистеру Пенниворту, своему наставнику. Имя внучки миссис Айн? Она назвалась Клариссой. Невысокого роста, брюнетка, глаза карие, кожа смуглая. Одежда дорогая. Нет, она навещала миссис Айн примерно два раза в месяц.

Красавица-брюнетка с именем, сильно созвучным имени миссис Блэк. Это не могло быть простым совпадением, но и для конкретных выводов ещё очень рано. Пожалуй, стоило позаимствовать у Бенедикта фото его супруги. Хотя, если кто-то может напрочь стереть из головы человека воспоминания о собственной внешности, почему бы ему не уметь так же внушать кому-то чужой образ. Неплохая маскировка. Любопытно, существует ли такая, и есть ли у неё эффект воздействия больше, чем на одного человека.

- Не замечали ли вы каких-либо странностей в поведении мистера Монро или кого-то из членов его семьи в последние два месяца, мистер Хайд? - поинтересовался он, когда Герта задала свои вопросы.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором души на крыше

- Кларисса оставляла контактные данные на случай, если с её бабушкой произойдёт несчастье? И, раз уж мистер Монро покинул свою квартиру, вы не будете против, если мы её осмотрим? - произнесла мисс Нойман. Упоминание газового баллона заставило вспомнить рассказ инквизитора о способах скрытия демонического присутствия. Возможно, им удалось напасть на след одной из участниц кровавого ритуала, или же кого-то из их подручных.

- Да, конечно, сейчас поищу, - покивал мужчина и стал копаться в ящике стола, заполненном где-то на четверть различными визитками и записками. - Так, это не то, это не то, а, нашел! Вот, возьмите, - протянул мистер Хайд Герте небольшой прямоугольник дорогой бумаги, на котором изящным женским почерком был написан адрес. Шандору он был знаком, не далее как вчера утром он посетил указанную квартиру в компании инквизитора. Была ли это со стороны неизвестной брюнетки ирония или издевательство, видимо, нужно было решать самостоятельно.

- Не замечали ли вы каких-либо странностей в поведении мистера Монро или кого-то из членов его семьи в последние два месяца, мистер Хайд? - поинтересовался он, когда Герта задала свои вопросы.

- Нет, сэр, ничего такого. Мистер Монро вел себя как обычно, активно готовился к переезду. Жаль терять таких образцовых жильцов, как он сам и его семья, но что поделать, - вздохнул домовладелец.

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Да, конечно, сейчас поищу, - покивал мужчина и стал копаться в ящике стола, заполненном где-то на четверть различными визитками и записками. - Так, это не то, это не то, а, нашел! Вот, возьмите, - протянул мистер Хайд Герте небольшой прямоугольник дорогой бумаги, на котором изящным женским почерком был написан адрес. Шандору он был знаком, не далее как вчера утром он посетил указанную квартиру в компании инквизитора. Была ли это со стороны неизвестной брюнетки ирония или издевательство, видимо, нужно было решать самостоятельно.

Шандор проводил взглядом записку, перекочевавшую в руки Герты, слегка наклонился, чтобы получше её рассмотреть. При виде знакомого почерка и не менее знакомого адреса, брови криминалиста поползли вверх, но он промолчал и более ничем не выдал своих эмоций. Нет, не ирония - жестокая насмешка над теми, кто всегда на несколько шагов позади, пока продолжают умирать люди.

- Нет, сэр, ничего такого. Мистер Монро вел себя как обычно, активно готовился к переезду. Жаль терять таких образцовых жильцов, как он сам и его семья, но что поделать, - вздохнул домовладелец.

- У мистера Монро часто бывали гости? Возможно, были постоянные визитёры? Кто-то, кроме Клариссы, регулярно навещал миссис Айн? Может быть, кто-то уже расспрашивал вас об этих жильцах не так давно, мистер Хайд?

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором нельзя открывать бордель

Как ни странно этот адрес был знаком и Герте, посетившей жилище детектива Блэка всего лишь на несколько часов позже мистера Рида. Тем не менее, на этот раз девушка вела себя заметно спокойнее и её лицо выражало сдержанную доброжелательность даже после того, как она прочитала написанное на изысканной визитке. Выходит, созданием из людей марионеток занимается Ирисса. Какие замечательные развлечения практикуют бывшие инквизиторы. Почти не отличимые от тех, что фантазия с лёгкостью приписывает исполнителям кровавых ритуалов над сёстрами Хэмиш.
- Говорят в доме периодически хулиганит некто "Сэмми". Что вы можете рассказать о нём? - мисс Нойман предпочла не упоминать кто и при каких обстоятельствах ей об этом рассказал. Молчание Джека она интерпретировала, как скромное согласие на осмотр бывшей квартиры Монро. Теперь мастер перевезёт семью в место получше. Долго ли продлится идиллия, вот в чём вопрос.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором души на крыше

- У мистера Монро часто бывали гости? Возможно, были постоянные визитёры? Кто-то, кроме Клариссы, регулярно навещал миссис Айн? Может быть, кто-то уже расспрашивал вас об этих жильцах не так давно, мистер Хайд?

Мужчина покачал головой.

- Не могу сказать, сэр. Я домоправитель, а не консьерж, следить, кто приходит к жильцам в мои обязанности не входит. О жильцах меня вчера кто только не расспрашивал. И ваши из Скотланд-Ярда, и военная разведка, и даже какой-то Орден.

- Говорят в доме периодически хулиганит некто "Сэмми". Что вы можете рассказать о нём? - мисс Нойман предпочла не упоминать кто и при каких обстоятельствах ей об этом рассказал. Молчание Джека она интерпретировала, как скромное согласие на осмотр бывшей квартиры Монро. Теперь мастер перевезёт семью в место получше. Долго ли продлится идиллия, вот в чём вопрос.

- Сэмми? - недоуменно нахмурился мистер Хайд. - Среди жильцов никого с таким именем нет. Хотя, вроде бы, у миссис Пиглз сына звали Сэм. Но он два года как умер.

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом мистера Хайда

Вряд ли в дом безнаказанно приходил хулиганить какой-то другой "Сэмми", о чьём присутствии не догадывался бдительный Хайд. Миссис Айн говорила именно об умершем соседском сыне, а значит её превратили в бездушный инструмент для исполнения прихотей хозяина ещё до того, как случилось несчастье. Или же произошедшее с Сэмом Пиглзом настолько врезалось в подсознание старушки, что даже жуткий коктейль из демонизма, магии крови и ведьмачества не вытравил образ из её памяти.
- Ох, в таком случае прошу меня простить, - сокрушённо покачала головой Герта и её улыбка немедленно угасла. Немка плохо представляла, как эта история поможет им в текущем расследовании, но счастливая (или не очень) обладательница пытливого ума не сумела удержаться ещё от одного вопроса. - Вероятно, кто-то не слишком удачно пошутил. Не сочтите за праздное любопытство, но что с ним произошло?

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом, в котором души на крыше

- Ох, в таком случае прошу меня простить, - сокрушённо покачала головой Герта и её улыбка немедленно угасла. Немка плохо представляла, как эта история поможет им в текущем расследовании, но счастливая (или не очень) обладательница пытливого ума не сумела удержаться ещё от одного вопроса. - Вероятно, кто-то не слишком удачно пошутил. Не сочтите за праздное любопытство, но что с ним произошло?

- О, ничего, бывает, - пожал плечами мистер Хайд. - Он упал с крыши. Насмерть. Вечно эти сорванцы лезут куда ни попадя. После этого я стал запирать чердак на амбарный замок.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом мистера Хайда

Расследование влияло на Герту самым отрицательным образом - она ни на мгновение не поверила в версию несчастного случая, хотя о смерти паренька услышала буквально только что, из уст домоправителя. Докучать своим визитом матери Сэма или же искать его "кодлу хулюганов" немка, впрочем, не собиралась, но вот осмотреться на месте трагедии ей было вполне по силам. Хоть и выглядело это как плохо поддающаяся объяснению девичья блажь.
- В таком случае мы вынуждены попросить у вас ещё и ключ от чердака, мистер Хайд. Чем тщательнее пройдёт проверка, тем больше шансов, что она окажется последней, - лицо мисс Нойман вновь озарила дружелюбная улыбка, а ничего не подозревающего о планах Герты криминалиста совершенно беззастенчиво завернули в придающее значительный вес словам местоимение "мы".

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тема беседы как-то незаметно переменилась, и теперь Герта выразила заинтересованность относительно судьбы некоего Сэмми, оказавшегося трагически погибшим сыном одной из обитательниц дома. При каких обстоятельствах мисс Нойман услышала это имя, он не знал, но если она расспрашивала мистера Хайда о мальчике и даже решила взять ключ, чтобы осмотреть чердак, значит, здесь тоже могло крыться нечто важное для дела. Криминалисту оставалось лишь согласиться с произнесённым "мы".

- Благодарим вас за содействие следствию, мистер Хайд. Теперь хотелось бы приступить к осмотру квартиры миссис Айн. И чердака тоже, конечно. А мы не могли бы заглянуть и в квартиру мистера Монро, раз уж он оттуда уже съехал?  

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Викторианский рейтинг "R". Безумное чаепитие

Услышав извинения, Кьяра обернулась и вопросительно посмотрела на Патрика. Возможно, экзорцистку интересовало, не переборщила ли она с лечением, если пациенту приходит в голову за подобное извиняться.
- Есть сахар и мед. На выбор, - сообщила медичка. 

А мисс Бирн и переборщила, правда, не с лечением. Взгляд проделал долгий путь. От руки с целомудренно доходящим почти до середины ладони рукавом, поставившей чашку на стол, к серым глазам, потом к самому подолу безупречно траурного платья. Впрочем, черное ей шло, подчеркивая белизну кожи, хрупкость сложения.
Инквизитор шагнул внутрь кухни, правда, хорошо понимая риски, сделал это очень осторожно. Гость поймал хозяйскую ладонь, вторая его рука обозначила свое присутствие на талии, которую жесткий корсет так заманчиво подчеркивал.
- Ни то, ни другое. - пророкотал кузнец, мягко привлекая Кьяру к себе. - Если ты... не возражаешь, конечно.

Пальцы пойманной руки вплелись в такую уверенную, властную кисть. Ей так нравилось слышать этот спокойный, глубокий грудной рокот. Свободная ладонь легла у сердца, чувствуя гулкое размеренное биение. 
- Выбор гостя - закон для хозяйки, - не без лукавства ответила, глядя снизу вверх на вторгшегося на исконно женскую территорию. 

Женщины, сохраняя видимую слабость, меж тем обладали страшным оружием. И не стеснялись его, при необходимости, применять.
Впрочем, их жертвы частенько бывали не против и капитулировали заранее.
Патрик обнял покладистую хозяйку крепче, где-то на краю сознания досадуя на корсет, пальцы все же позволили себе коснуться виска, соскользнуть по щеке и остановиться на шее, скрытой под высоким с элегантной оборкой воротником.
Для изучения материалов архива времени им в самом деле не хватило бы, а вот для неспешного, вдумчивого, пока не претендующего ни на что большее поцелуя его было более чем достаточно.

От сердца рука скользнула к спине, ни на миг не отрываясь, и осталась где-то в районе лопаток. То ли привлекая к себе, насколько это было возможно, и ещё чуть ближе, то ли давая себе опору. Сосредоточенность инквизитора совершенно размывала все мысли, и только где-то в отдалении стучало навязчивое, что, если она потеряет сейчас равновесие, понятие "грехопадение" возымеет двойной смысл.

Кто знает, пытался ли таким образом Патрик спасти свою напарницу от какого-либо  падения, греховного или буквального, но на миг ее ножки оторвались  от земли, единственной стабильной опорой в пространстве остался кузнец. В  какой-то момент могло показаться, будто гость начинает забываться.
Как будто то, что он делал уже не было форменной наглостью...
А в следующий момент инквизитор остановился. 
Хозяйка снова обрела опору под ногами, хоть и не лишилась поддержки сильных рук. Наглец и хам стоял неподвижно, прикрыв глаза, на лице было написано полное умиротворение, выдавало лишь дыхание - совсем чуть-чуть.
Он учился останавливаться вовремя.  Даже сейчас.

Была под ногами Кьяры опора или нет, это не слишком помогло. Мир все равно кружился тяжёлым волчком, в центре которого был Патрик. Экзорцистка смирнехонько стояла в кольце рук, пока не обрела шаткую уверенность, что сможет двигаться без посторонней помощи. После чего мягко, но решительно освободилась и попятилась на пару шагов - к раковине.
Открыв кран, Кьяра хорошенько плеснула холодной водой на горящие щеки и лоб. Опёрлась ладонями о края раковины, перенеся на них вес, и только после этого позволила себе выдохнуть. 
Инквизитору достался косой взгляд из-под влажных ресниц. Пока ее выдержки хватало.

Если мисс Бирн была возмущена его поведением, если была сердита - ей следовало выражать свое мнение более явно. Потому что от косых взглядов и капель воды, дрожащих на ресницах, стекающих по щекам, к строгому воротнику, инквизитор пришел в легкое замешательство.
Ее поза сейчас зеркально повторяла его, в Скотланд-Ярде, после допроса. Вода, раковина, сумбур в голове. Трактовать в свою пользу... было бы слишком самонадеянно. Впрочем, пощечины ведь он не получил?
- Чай? - с абсолютно невинным выражением лица предложил бесстыдник, дабы как-то разрядить обстановку, и отпил из подостывшей за время, потраченное на вдумчивое грехопадение, чашки, заботливо приготовленной для него.

То, что подумала Кьяра, услышав абсолютно безмятежный тон белейшего агнца, было столь же абсолютно непечатно. И, безусловно, недостойно дамы. Экзорцистка побарабанила пальцами по прохладной белизне ещё пару мгновений, пока сердцебиение и дыхание не вернулись в подобие нормы. Аккуратно пригладила мокрые волосы, упавшие на лицо. И с подобающе вежливой улыбкой пересекла отделявшее её от брата по служению пространство.
- Спасибо. 
Поверхность напитка в полной чашке была спокойной. Абсолютно спокойной. Если Патрик хотел аккуратно провести её к точке, у которой она совершенно потеряет контроль над собой, и сделать вид, что ничего не произошло, у него почти получилось. Но она все же недаром почти всю жизнь держала себя в железных тисках воли. Кьяра могла быть упрямой. Очень. 

Патрик внимательно следил за тем, как меняется выражение лица Кьяры. Ну почему она все время молчит? Можно было швырнуть в него чем-нибудь, поколотить маленькими кулачками..
Впрочем, нет, не стоило. Кто знает, куда бы их это привело. Но... почему, почему она все время молчит?..
- Можно п-попросить тебя кое о чем? - выцветшие глаза приобрели виноватое выражение.

Которое Кьяра, разумеется, не распознала. Недосказанная просьба повисла в воздухе, внезапно сделав все вокруг очень вязким и медленным.
Экзорцистка с бесконечными предосторожностями поставила свою чашку на стол. В голове теснились всевозможные картины, крутясь безумным калейдоскопом. Ну вот, сейчас он скажет, что не в состоянии находиться рядом с женщиной столь низких моральных устоев... (Отсутствия моральных устоев, если уж начистоту).
- Разумеется, - глаза стальные смотрели серьезно и настороженно.

К сожалению или к счастью, но Патрик не собирался следовать сценарию, разработанному для него в очаровательной русой головке. И совершенно не специально, к слову.
- Можешь почитать мне немного? - пожалуй, с точки зрения того, кто не имел возможности вскрыть череп инквизитора и доподлинно узнать, какие именно мысли крутились там в последние сутки, просьба  и впрямь выглядела неожиданно.
- Вслух. - добавил он поспешно, потому что Кьяра выглядела почти  испуганно.- У нас ведь есть еще немного времени?
Объяснение было элементарным. 
Инквизитору просто хотелось послушать ее голос. А сам он терпеть не мог читать вслух в силу причин совершенно объективных, истоки которых мисс Бирн могла заметить на ударопрочном затылке. Там остались следы.

Никто не выбил из-под ее ног почву, мир не рухнул... Пару секунд несколько ошарашенная Кьяра осмысливала просьбу ирландца. После чего О"Коннелла бережно взяли за ручку и неспешно подвели к книжному шкафу, забитому томами и почти подпиравшему потолок.
- Выбирай, - все так же серьезно сказала экзорцистка.
Выбор был богатый. Труды, посвященные медицине, теологии, демонологии, фармакопеи, глоссарии, справочники лекарственных растений...
Нужно было открыть в себе неиссякающий источник оптимизма, чтобы надеяться увидеть здесь хотя бы сборник жизнеутверждающих греческих трагедий. В оригинале.
Впрочем, за время их знакомства Патрик уже неоднократно подобный оптимизм проявлял.

Если мисс Бирн не нравилось быть оптимисткой, то кто-то же должен был?
Патрик открыл шкаф и довольно долго изучал содержимое. Инквизитору, благодаря преимуществу в росте, открылись прежде неведомые хозяйке этого дома литературные богатства. 
Она не подставляла табуреточку, чтобы достать какой-нибудь пыльный том с верхней полки, а зря. 
На самом верху, лежащая поверх притиснутых друг к другу толстых очень важных пухлых книг, обнаружилась совсем не старая,  но уже очень затертая в синей обложке.
И если выбирать между медицинским справочником, словарем латыни и библией... словом, настроение было совсем даже не библейское.
Греческих трагедий в оригинале не хотелось тоже, за последние полгода Патрик здорово на них насмотрелся. 
Хотелось чего-нибудь попроще.
К  несчастью, Джейн Остин брат Мэтт не читал. Или хорошо прятал.
Повернувшись, ирландец вручил находку Кьяре. 
- Думаю, эта п-подойдет.

Уютно лежащая на подставленных ладонях книжка была Кьяре знакома. Экзорцистка любила читать в поездах, совмещая удовольствие от безответственно спокойного перемещения между двух точек на карте с удовольствием от знакомства с безответственно художественным произведением. Но увидеть детище сэра Чарльза в не-своем доме она никак не ожидала. Брови девушки слегка изогнулись, приветствуя математически выверенный шедевр абсурда и сюрреализма.
- Подойдет.
Один из стульев отправился поближе к облюбованной инквизитором тахте, спинкой к окнам. Кьяра села и раскрыла книгу, ловя страницами уходящий солнечный свет. А потом подняла голову, ожидая Патрика.

Растягиваться на тахте, словно пес, в присутствии хозяйки Патрик не собирался. В данном случае, требования манер даже совпали, ради разнообразия, с желаниями.
Так что инквизитор грузно сел, привалившись к короткой, уголком, спинке. Если мисс Бирн собиралась еще долго пользоваться этой мебелью, ей следовало выбирать гостей полегче. Фунтов на сто.
Рука расслабленно спадала со слишком рано, для полноценного дивана, заканчивающейся спинки, как будто совершенно не было в этом во всем какого-то скрытого подвоха.
Бесцветные глаза вновь объяли взглядом точеную фигурку в черном платье, с таким достоинством, так прямо, сидящую на самом обыкновенном стуле. Определенно, осанку не зря вбивали в девочек с самого детства. Сакральный смысл в этих мероприятиях был.
- Сядешь рядом? - просто чтение наглеца, похоже, не устраивало.

Кузнеца смерили ответным взглядом. Внимательным и задумчивым, словно экзорцистка пыталась решить в уме некую важную и очень сложную задачу. Например, как сбалансировать желаемое расстояние с необходимостью фокусироваться на чтении. 
В умиротворённой тишине было отлично слышно, как шелестит чёрная ткань платья. Разнообразия ради, Кьяра не повиновалась молча, а прокомментировала свои действия. Видимо, необходимость формулировать и говорить помогала сосредоточиться. 
- Сяду.
Что и сделала. Англичанка была крайне последовательной девушкой. Рука Патрика лежала рядом, чуть свисая со спинки, которой никогда не было достаточно, чтобы расслабленно откинуться. Суррогатная версия объятий. Дозволенная приличиями. Как будто ещё можно было о них беспокоиться, если бы падшая женщина того захотела.

Рука не шевельнулась. Инквизитор удовлетворенно вздохнул. Чего он добивался своими весьма странными и на первый взгляд несвязными меж собой просьбами, понять было трудно. Как ребёнок, впервые взявший в руки краски рисует несоразмерные друг другу бесформенные фигуры, так и  он пытался воплотить то, что было в его  голове, однако, не каждый отличит хорька от лошади на холсте юного художника. 
Так и здесь. Мисс Бирн приходилось изрядно напрягать воображение, чтобы распознать в художественно вымазанном хорьке арабского скакуна.
Впрочем, Патрик всегда отличался завидным упорством в достижении цели и не менее последовательно, чем его соседка, претворял в жизнь то, что хотел бы в ней видеть.
Впрочем, чтобы увидеть всю цепочку от начала до конца, нужно было снова вскрывать непробиваемый череп.
В неподвижности прошла секунда, другая. Инквизитор отлип от спинки и заглянул Кьяре через плечо, очевидно, что его интересовал титульный лист раскрытой книги, лежащей у дамы на коленях.

Скромный рост дамы позволял заглядывать через плечо с некоторой долей комфорта. Пальцы, успевшие пролистать первые страницы с названием и оглавлением, чтобы добраться до текста, остановились. 

Рука, до того покоившаяся на том самом месте, где застиг ее внимательный взгляд серых глаз, переменила положение и как бы сама собою снова оказалась  на талии, затянутой в строгий корсет. В этой броне из китового уса, должно быть, ужасно трудно дышать. Кроме того, инквизитор терпеть не мог суррогаты, предпочитая все... натуральное. Простолюдин, что с него взять?
К ручкам, перелистывающим страницы, присоединилась ещё одна. Грубые пальцы невзначай коснулись нежной кожи, переворачивая последний лист туда и обратно, как если бы кузнец не успел что-то рассмотрел и решил исправить это досадное упущение, склонив голову чуть ниже. Кьяра все никак не начинала чтение.
- Не обязательно сначала. - дыхание неизбежно коснулось волос. - Откуда захочешь.

Было бы так легко склониться виском к плечу, которое тихой сапой становилось все ближе. А  момент, когда на талии оказалась ладонь, жаркая даже через жёсткую ребристую ткань, она и вовсе каким-то недопустимым образом потеряла. Рука зацепила мужские пальцы и отстранила их от книги, не заботясь, что слушатель пропустит посвятительное стихотворение, оставшееся страницей позади. Широкую ладонь подвели под обложку снизу и так и не отпустили, вынуждая оказывать помощь в поддержке нелегкой букинистической ноши. 
Шея осталась склоненной, но только в сторону книги. А женское сопрано, отточенное академической муштрой и смягченное в угоду царившей в комнате атмосфере, было спокойным и напевным.
"Алисе наскучило сидеть с сестрой без дела на берегу реки; разок-другой она заглянула в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров.
– Что толку в книжке, – подумала Алиса, – если в ней нет ни картинок, ни разговоров?
Она сидела и размышляла, не встать ли ей и не нарвать ли цветов для венка; мысли ее текли медленно и несвязно – от жары ее клонило в сон. Конечно, сплести венок было бы очень приятно, но стоит ли ради этого подыматься?
Вдруг мимо пробежал белый кролик с красными глазами."

Рука безропотно оказала требуемую помощь. Тем более, что под книгой скрывалось две ладони, встретившиеся там будто втайне от своих хозяев. Объятия стали еще чуточку меньше походить на суррогатные, но на том все.
Патрик замер и сидел почти не дыша, боясь чем-то потревожить или отвлечь чтицу. Минуты складывались одна к другой, стремясь к половине часа, а он все не прерывал ее, способный слушать бесконечно. Взгляд, очерчивающий профиль,  словно сошедший со старинного медальона, изящную линию шеи, книгу, как продолжение руки, детали платья, то, над чем трудятся ночами портнихи и так редко замечают мужчины, он не должен был мешать, как беззвучное неосязаемое прикосновение.
Так хорошо было забыть про допросы, бесов, продавшихся, ведьм, про это расследование... на время. Особенно, когда пространство, все вокруг заполнял этот голос. Звучный, певучий.. ее голос. Заняться чем-то таким простым, вроде чтения книги. Вдвоём.
Наверное, переизбыток сверхъестественного на работе поневоле заставлял переосмысливать ценность простых, обыденных вещей, многим кажущихся унылой рутиной жизни.
Патрик временами хотел, чтобы его жизнь была чуть более скучной. Но не позволял себе думать о несбыточном слишком долго.
Долгий выдох потревожил волосы на макушке. Ладонь под книгой оставила неподвижность и теперь поддерживала все вместе, и книгу и держащую ее руку. Глаза были вновь прикованы  к лицу.

Если Патрик иногда и думал о том, что полагал несбыточным, для Кьяры до недавних пор не существовало ничего, кроме Ордена. 
Желания. Амбиции. Мечты. Личность.
Всего этого не существовало, вместо - была миниатюрная женщина двадцати шести лет, под воротником которой был холодный металл святого символа. А Патрик настойчиво напоминал, что она - не инструмент своего знака. А живой человек. Иногда слишком живой. 
Почувствовав движение инквизитора, Кьяра полуобернулась. Взгляд весенних глаз на спокойном, задумчивом лице завораживал, притягивал.
Пальцы, переворачивавшие страницы, не дрогнули в вечной нервной пляске ни разу за последние полчаса.

Чтение прервалось на полуслове.  Все-таки отвлёк.
Побеспокоил.
Рука с талии переместилась на плечо, легонько сдавила, морща чёрную, слишком плотную для лета ткань и притянула ближе, к себе. Губы коснулись виска и Кьяра кожей почувствовала улыбку.
- Знаешь, до сих пор мне никто ничего не читал. - забавный факт из жизни инквизиторов. И детей, лишенных родительской заботы в самом раннем возрасте. 
Лекции в академии, само собой, за развлекательное чтиво не считались.

Тёплое улыбчивое прикосновение было последней соломинкой, сломавшей её желание сдерживаться. Экзорцистка прильнула к могучему плечу жестом доверия, прижалась щекой, все же позволив себе умиротворённо расслабиться в объятиях. 
Как несложно было догадаться, ей не доводилось кому-либо читать. Внезапное совпадение. 
- Если понравилось, обращайся, - задумчиво проронила, растягивая слова.

Скрыть
  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Викторианский рейтинг "R". Вниз по кроличьей норе

Книжка покинула уютные ручки экзорцистки, на сегодня сеанс декламации был окончен. Патрик загнул уголок раскрытой странички и отложил "Алису" в сторону.
- В следующий раз п-продолжим с этого места. - значило ли это, что инквизитор собирался посещать эту квартиру на регулярной основе? 
Пожалуй, да.
Угловатый подбородок коснулся сверху доверчиво прислоненной к плечу головки. Ладонь прошлась по волосам, осторожно, чтобы ничего не зацепить и не испортить прическу, скользнула по спине. Отпускать не хотелось.
Хотелось снова вынудить ее чувствовать слабость в коленях, лёгкое головокружение, одной лишь своей близостью заставить забыть обо всем.

- С удовольствием, - согласие прозвучало в нехарактерно улыбчивых, почти мечтательных оттенках. Освободившаяся от необходимости придерживать книгу рука нашла так и не расплетавшиеся кисти и накрыла их, не позволяя разомкнуть контакт. Пока Патрик держал её, это означало, что хотя бы несколько следующих минут будут принадлежать его воле. 

Грешно все время потакать своим желаниям. Патрик вздохнул, прижимая мисс Бирн к себе немного сильнее.
- Что случилось с твоими руками?

Вопрос понемногу возвращал в реальную жизнь. Кьяра опустила взгляд на то, что было скрыто черным рукавом. Словно посмотрела чужими глазами - безразличными, лишь чуть уделяющими внимание. Но и это было впервые за долгое время. 
- Паскудно выглядит, да, - горьковато усмехнулась, констатируя очевидный факт. От уродливого напоминания о том, как прошла светлая пора её детства, никуда не деться уже. 
- Приют. Стала видеть сны, - слова срывались скупо и коротко, но все равно не покидало ощущение, что она выпрашивает его жалость. Последнее, что хотела вызывать в нем. - Очень... яркие, осязаемые. Путались с реальностью в голове. А это на время возвращало трезвый ум. Да и не засыпать помогало. За время работы добавилось чуток, конечно, но... 
Недосказанное было ясным. Повторяющиеся белые полосы, напоминавшие попытку вскрыть вены, были родом из её сиротских лет.
- Я спрашивала потом у других экзорцистов, в Эксетере, в Лондоне. Мне сказали, что связь с Даром маловероятна. Разве что, обострившаяся до предела чувствительность, в сочетании с природными свойствами сенситивной натуры, - в голосе угадывалось цитирование. - Да и Слово Божье нам преподавала сестра, которой стоило бы пройти мою проверку. В общем, просто совпадение, что я получила свет вскоре. Я чертовски везучая барышня. 
Горечи в этих словах не было. Была искренняя убежденность. В самом деле, искра Божья и кровавые цветы стигматов спасли девочку от необходимости создавать своему сознанию хлебные крошки в реальный мир. Жалкое, одинокое, испуганное существо, чей разум был отравлен человеком, ничего не понимавшим в христианстве. 
- Мне было семь, кажется.

Детство Патрика тоже нельзя было назвать радужным, но... как ни странно, он не был в обиде ни на мать, решившую, что с чужими людьми мальчишке будет лучше, ни на приемное семейство, историю расставания с которым Кьяра в общих чертах уже знала. Может быть, природная гневливость просто удачно сочеталась с отходчивостью, а может быть, кому-то в самом деле пришлось гораздо хуже. Так в праве ли он держать зло на людей из своего прошлого?
Что же это случилось с ней? Нарождающееся безумие? Искушение? Какой-нибудь игривый демон, не в силах завладеть телом, забавлялся тем, что подкидывал устрашающие картинки? Или абсолютно человеческий страх, помноженный на буйное детское воображение? Кто знает. Патрик мало понимал в работе мозга, да и врачевателем душ он не был.
Пальцы приподняли подбородок, глаза заглянули в глаза. Инквизитор склонился к ее лицу, снова посылая к черту весь этикет, на сей раз гораздо менее вежливо, чем на кухне. И очень очень реально.
Это было похоже на что угодно, только не на жалость. 

Затаенное в душе зло могло точить и разум, и тело не хуже демонов, инфекций и острой стали. О нет, Кьяра тоже не держала обид. Иногда сквозь плотный кокон задумчивого спокойствия прорывалось раздражение, но малейшее усилие воли гасило ядовитую вспышку. С годами приходило более глубокое понимание событий и мотивов, а когда по-настоящему понимаешь, ненавидеть не можешь. 
Что бы ни думал о себе Патрик, он уже был врачевателем одной женской души. Причём вдохновенным и гениальным. Задохнувшийся писк, свидетельствовавший никак не о протесте, сменил ответ. Слишком пылкий. До отчаянного жадный. Тонкие пальцы, скользнувшие вверх по руке, впились в плечо, почти причиняя боль.
- Пат-рик, - имя разбилось надвое сбитым дыханием, едва инквизитор позволил ей сделать глоток воздуха. - Ты не сможешь испытывать меня вечно. 

В  этот момент мисс Бирн  могла бы со всего маху всадить ему отвертку в руку, инквизитор не сразу обратил бы внимание. Снова прозвучало его имя, а потом вдруг Кьяра вышибла его из только что собственноручно усугубленного состояния в полную растерянность. Не болью, конечно.
Словами.
Наверное, так чувствует себя капитан корабля, когда среди ночи его судно на полном ходу налетает на мель.
- Что... п-прости, я не... - попиратель  этикета и сам дышал, как после хорошей пробежки, усилием воли заставил себя отстраниться, поняв только одно: сейчас она хочет, чтобы он перестал.
- Я напугал тебя?
Пожалуй, это было неплохой гипотезой, хоть и несколько не вязалось с пламенным ответом юной мисс на его во всех отношениях оскорбительные действия.
- Мое поведение непростительно. - инквизитор встал, и принялся мерить шагами комнату, сдвинув брови и глядя себе под ноги. Он должен был  понять. Должен был уважать ее скромность.
Он не сделал этого.
Грозя порушить всю обстановку своими довольно  медлительными  метаниями, инквизитор, наконец, остановился и вскинул голову.
- Прости меня, этого больше не п-повторится.

Занятно, как иногда люди, обнаруживающие почти сверхъестественно схожий образ мышления, могут понять друг друга совершенно по-разному.
Кьяра сжалась на проклятом диване, обхватив плечи и виновато глядя на инквизитора снизу вверх. Дело было не в страхе, которого она не испытывала вовсе. И не в непростительном поведении. Точнее, не в поведении Патрика. Экзорцистка чувствовала, что прямо сейчас между ними творится что-то непоправимое, но в её состоянии она не смогла бы понять ни своего помрачневшего напарника, ни себя саму. 
Если не знаешь, что сказать - говори правду. Задачка была не из лёгких, но ей стоило подумать об этом раньше. 
- Я... я голову т-теряю, когда ты... - запинающееся признание окончилось более мягким по смыслу, но, в общем-то, не слишком грешащим против истины "когда ты рядом". - Рано или поздно я не смогу вовремя остановиться. И...
Возможные варианты ужасных последствий оставались, видимо, на усмотрение Патрика.
- Прости, - глухим, чужим голосом сказала Кьяра. Однако, внятно, храбро глядя в глаза. Сама напросилась. Терпи. - Я не должна была допускать это. Но не могу. Не хочу.
Самое постыдное было сказано.  Покорно, как подобает, приняла вину за случившееся. Женщина ведь. Искусительница. Любимое дьявольское орудие.  

Патрик примерно представлял себе ужасные последствия, о которых недоговаривала мисс Бирн. Собственно, таковых оставалось не так уж много после того, что они уже успели натворить.

Он чувствовал себя преотвратно. Собственное поведение предстало, наконец, в истинном свете  - бессовестным.
Не подумав о последствиях, запаниковал, словно зеленый юнец и буквально вынудил ее признаться. В том, о чем женщина должна была молчать до последнего. До тех пор, пока он, мужчина, не скажет этого первым, с соблюдением всех правил. Ну или хотя бы одного, самого важного.
Кьяра не захотела ждать.  В конце концов, не думал же он, что сможет вот так безнаказанно прикасаться к ней, целовать, говорить чушь и  не иметь последствий?
Она не хотела вести себя, как подобает барышне. Так и сказала: "не хочу". Это сбивало с толку, вычеркивая из репертуара пошлые в своей банальности комплименты, заштампованные фразы, подслушанные у пьяных сослуживцев, вычитанные в дешевых романах. Каждый шаг, как на минном поле.
Честно говоря, такое ее поведение сильно беспокоило Патрика.  И в то же время, было неизъяснимо привлекательным для него. Экзорцистка была очень смелой девушкой. Собственно, на такой службе, она и не могла быть другой. Она привыкла отрицать свою женственность. А был ли у нее выбор?
Инквизитор все  молчал и, наверное, это молчание было мучительным для женщины, которую он опозорил. Он чувствовал себя презренным трусом, продолжая изводить ее, но прежде чем принять какое-то серьезное решение, ему нужно было как следует все обдумать. Время же,  как нарочно, словно взбесилось.
Патрик прошелся из угла в угол, потер по-бычью склоненную шею, а потом, стоя к ней спиной, глухо произнес.
- Я чертов идиот.
Что бы там не думала Кьяра, а предосудительное поведение всегда - всегда - вина мужчины. И его же  ответственность. Не то, чтобы он собирался поступить с ней подло, вовсе нет, инквизитор считал себя способным гарантировать сохранность репутации дамы даже в таких обстоятельствах, только вот... дама-то об этом могла и не догадываться.
- То, о чем ты сказала... я тоже думал об этом. - он повернулся, и, наконец, подошел. Сейчас эмансипированная барышня и впрямь выглядела испуганной. - О, Господи, да  я думаю об этом п-постоянно, с тех пор, как... Ты не должна бояться.  
С высоты его роста было бы нелепо продолжать этот разговор, и  Патрик сел. Взял ее за руку, отчаянно при этом волнуясь.
- Не бойся. Я все исправлю. Ты мне веришь? Только... дай мне немного времени. П-прошу. - и сказал ей то, что совсем недавно она говорила ему. - Все будет хорошо, милая Кьяра. Верь мне. 
В голове инквизитора медленно, но верно, зрел план.

Инквизиторская вера в добродетели Кьяры была нерушимой до последнего. Кажется, даже после того, как она вслух и сознательно расписалась в отсутствии у себя оных.
Последствия, волновавшие девицу, носили куда более практический характер, чем мог подумать Патрик. Нет, конечно, даже после всего, что случилось сегодня, она еще могла пролететь несколько футов до дна греховной ямы, чтобы инквизитор окончательно стал презирать ее. Но больше всего ее пугало повторение произошедшего в проклятой эзотерической лавочке. С точки зрения Кьяры, чертов идиот здесь был только один, три с половиной фута чистой глупости.
"Ты не должна бояться". Господи, да как же ему объяснить, чего именно она боится. Высказаться прямее, чем она уже сделала, было выше ее сил, да и неизвестно, не сделала ли она хуже. Ох, если бы она умела быть той женщиной, которую почитал их век - породистой, избалованной болонкой, скулящей, чтобы выпросить успокаивающую ласку хозяйской руки...
... то осталась бы собой. Это экзорцистка осознавала со всей беспощадной ясностью.
Патрик снова сел рядом, взял ее за руку, и Кьяра мысленно обозвала себя эгоистичной сволочью, глядя на то, в каком душевном раздрае был инквизитор. Полюбуйся, что натворила твоя безответственность. Нравится?..
Он говорил, что все будет хорошо. Целительница знала, что так никогда не бывает, и все надежды существуют лишь для того, чтобы дать силы дожить до момента, когда судьба, улыбнувшись Чеширским котом, откроет истинное положение дел. Но пальцы уже привычно отозвались на прикосновение, переплетаясь, и экзорцистка кивнула.
- Я тебе верю.
Вторая рука сжалась в кулак, вонзая в ладонь ногти, чтобы унять предательскую дрожь.

Взгляд инквизитора - его дар и его проклятие. Замечать все детали, каждую незначительную мелочь...сейчас он этого не хотел.
- Нет. Не веришь.
Он почти видел отпечатки ногтей на побелевшей от напряжения ладони. Кьяра снова пыталась ему солгать. Ну зачем?...
Но О'Коннелл слишком волновался, чтобы продолжать пытаться сохранять хоть видимость светской беседы. Их  разговор уже давно перестал быть таковым.
А может никогда и не был.
Патрик встал, поднимая порочную, по ее собственным уверениям, девицу на ноги вместе с собой. Лицо ирландца утратило остатки эмоций, превратившись в маску, которая появлялась на нем в моменты, когда особенно трудно было держать себя в руках.
По правде говоря, инквизитор был на грани. Уже забыв, каково это, пробуждать в женщине столь порочные желания, он боялся, что дежавю окажется чрезмерно... бурным. Наверное, все это случалось с ним в последний раз слишком давно.
Железная рука привлекла Кьяру к ее гостю с такой силой, что становилось ясно - вырываться бесполезно. 
- Я намерен изменить это.
В глазах разгорались знакомые язычки пламени и во власти Кьяры было осторожно потушить их, сберечь до времени или спалить все, к чертовой матери, до тла.
- Скажи мне, чего ты хочешь?..

Ее необдуманные, задыхающиеся слова, повлекшие за собой все это, были лишь предупреждением, а не просьбой остановиться. Хотя им полагалось быть именно просьбой. Лучше ведь поздно, чем никогда. Все стремительно летело к чертям, и возникшее чувство беспомощности смешивало мысли и злило. Хотелось звонко, со вкусом что-нибудь разбить.
Голову себе разбей. Может, хоть тогда мозги на место станут.
Кьяра изучала бесстрастное лицо, чувствуя жгучий, безумный огонь, плясавший в хрустале глаз. Запертый тонкой скорлупой самообладания.
Пока что.
И все еще не боялась. Сколь велико было искушение снести последние существующие барьеры, послать в пекло все, что связывало, забыть обо всем, дать волю этой буре. Чем бы все это ни закончилось. Потом пришел бы тихий, опустошенный покой. Пусть и на время, но ему стало бы легче. А что случится с ней - не имело ровно никакого значения.
В этом была суть.
Репутация была разменной монетой, которую она не раз без раздумий ставила на кон в достижении своих целей. Собственная честь была чуть дороже, но и ее экзорцистка с радостью променяла бы на умиротворенное лицо ирландца. Почти то, о чем он спрашивал ее утром в кэбе, только ни капли альтруизма здесь не было. Вдохновенный эгоизм, всего лишь.
Чего она хочет. Услышав одно признание - невозможное, которое не должно было звучать вовсе, он требовал от нее еще одного. Отличный пример для внушения подрастающему поколению. Одна безответственность тянет за собой следующую, ошибка влечет ошибку, вырастая, как снежный ком, и вот ты уже несешься с горного склона, чтобы разбиться об острые камни внизу. И черт бы с ним, только как выразить все это громоздкими, угловатыми, непослушными словами, которых так не хватало.
Разум вопил, что это ее последний шанс. Откреститься, забыть, сделать вид, что ничего не было. Стереть из памяти это выражение глаз, и тепло его рук - с кожи. Держаться подальше. Он умел прекрасно справляться без нее, и она тоже постаралась бы. Вернуть все на круги своя. Надлежало сделать именно так.
Только была одна проблема. Этого она не хотела.
Падшая женщина не отвела глаз. Голос уже вернул прежнюю спокойную, уверенную мягкость. Звучание было четким. Серьезным. Обдуманным.
- Я хочу быть рядом с тобой, Патрик. Отдать все, что тебе от меня потребуется. Пока будет хватать сил. И после - тоже.
Серый взгляд не скользнул вниз под тяжестью высказанного. Губы дрогнули в усмешке. Запасы ее самообладания были не бесконечны, но все же весьма велики.
- Теперь вопрос в том, чего хочешь ты.
Если он хотел освободиться от ее общества - это она тоже была готова отдать ему.

Черты лица инквизитора смягчились, обьятия стали нежнее. С ней нельзя было иначе. Такая маленькая и такая... бесстрашная.  Привыкшая жертвовать всем ради своего дела, она продолжала делать это и сейчас, а ведь Патрик лишь хотел сделать что-нибудь для неё. Жертвы оставьте Господу Богу, юная мисс. Вовсе не требовал кузнец новых, таких серьёзных признаний.
- Я понял твою мысль. - пальцы снова приподняли подбородок, Патрик хотел видеть ее глаза.
Глупышка. Она все ещё думала, что он сомневается. Иногда, женщины были поразительно слепы, несмотря на всю свою интуицию.
- Но спрашивал я о том, - лёгкое касание губ, не поцелуй, лишь намёк на него, пальцы в волосах, дыхание совсем рядом. - что ты хочешь, чтобы я сделал прямо сейчас. 
Скорлупа самоконтроля почти ощутимо надтреснула. Единственное, чем инквизитор собирался заниматься в оставшееся до отъезда за город время, так это потакать любому капризу этой женщины. 
- И отвечая на т-твой вопрос, -  Губы, воплощение нежности, тепло коснулись ушка, линии скулы, жарко прижались к шее, там, где не спасал высокий строгий воротник. Самое время, согласно собственным словам, потерять голову. 
- Я хочу, чтобы ты была только моей. - прошептал ирландец.
В конце концов, он вовсе не собирался отказываться от неё, если бы Кьяра ничего не сказала сегодня, не дала так прямо понять, что думает, это мало что изменило бы. Он лишь хотел сделать все, как положено. Соблюсти протокол. 
Но если мисс Бирн это было не нужно, то зачем это ему? Правила могли подождать какое-то время.
Сегодня, завтра, через неделю.. их сближение, Патрик теперь знал это наверняка, всегда было лишь вопросом времени.

- Я поняла твою мысль, - выдохнула, почти простонала англичанка, прощаясь с самообладанием. В полном соответствии со сказанным ранее. Одна рука экзорцистки скользнула по уже полюбившемуся маршруту, вверх по спине, к стриженому затылку с асимметричным клеймом давнишнего, зарываясь пальцами в густую русую гриву, только слегка посеребрённую у самых висков. Вторая коснулась такого упрямого подбородка, вернув возможность смотреть в весенние глаза. 
- И отвечая на твой вопрос... - губы улыбались, касаясь губ. С беззаветной нежностью, безоглядным теплом. 
Протокол был нарушен вдумчиво и самозабвенно. И неизвестно, сколько длилось бы демонстративное пренебрежение правилами, не коснись горячего лба червонный луч закатного солнца. 
Кьяра с сожалением отстранилась. Недостаточно, чтобы потерять ощущение близости. Достаточно только для того, чтобы перевести дыхание и чуть успокоить сердце, колотящееся в тесной клетке рёбер, как у загнанной лошади.
Патрик отдал в её руки право решать.
Бессовестный.
Это значило, что теперь останавливаться придётся ей. Если уж им суждено было свободное падение в бездну, стоило посвятить этому упоительному моменту столько времени, сколько решат они сами. 
Маленькая англичанка привстала на цыпочки, несильно потянув за воротник многострадальной инквизиторской сорочки и снова коснулась поцелуем. Щемяще ласковым, но коротким. С лёгкой улыбкой провела кончиками пальцев по скуле, уйдя к волосам, невесомо поправив особо бунтующие пряди.
- Иначе мы никуда не поедем, - тихо, но решительно сообщила. 
Какие альтернативы открывались перед грешным инквизиторским дуэтом, Патрик мог без труда прочесть во взгляде, где ещё плясали серебряные искры.

Патрик поймал ее за запястье, задержав у колючей щеки. Он стоял неподвижно, словно гранитный обелиск, прикрыв глаза и медленно-медленно вдыхая и выдыхая. Только это дыхание и отличало его от мертвого камня.
Женщины.
Сами не знают, чего и когда они хотят. Впрочем, инквизитор так же почитал спешку надобной исключительно при  ловле вшей. Он не будет спешить.
Он сделает все, как надо.
Возможно, перед  его внутренним взором проносились вариации тех самых альтернатив. Почти наверняка так и было.
- Чертова встреча. Т-так не вовремя.
Ирландец открыл глаза. Они были чисты и прозрачны. Костер погас и даже угольки не тлели в глубине. Полный, абсолютный контроль.
Мисс Бирн могла гордиться.
Со всей возможной пристойностью запечатлев на исполосованном  шрамами запястье почтительный поцелуй, мистер О'Коннелл тяжело осел на облюбованный диван, очевидно, намереваясь присесть на дорожку.
Ехать все равно было нужно.

А мисс Бирн и гордилась. И восхищалась. Если инквизитор все ещё не осознал этого, с его стороны наблюдалась вопиющая непроницательность. 
Кьяра прислонилась плечом к стене у окна, вызолоченная последними лучами. Впрочем, смотрела она не на раскинувшийся у подножия святого муравейника город. И даже не на пламенеющий горизонт. Экзорцистка сквозь опущенные пушистые ресницы со всей деликатностью любовалась силуэтом своего напарника.
Приготовления к поездке будут недолги, так что остаток минут можно было тратить по своему усмотрению. Ещё одно неженское качество в арсенале англичанки - собиралась она за время горения спички.

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дом мистера Хайда

- В таком случае мы вынуждены попросить у вас ещё и ключ от чердака, мистер Хайд. Чем тщательнее пройдёт проверка, тем больше шансов, что она окажется последней, - лицо мисс Нойман вновь озарила дружелюбная улыбка, а ничего не подозревающего о планах Герты криминалиста совершенно беззастенчиво завернули в придающее значительный вес словам местоимение "мы".

- Благодарим вас за содействие следствию, мистер Хайд. Теперь хотелось бы приступить к осмотру квартиры миссис Айн. И чердака тоже, конечно. А мы не могли бы заглянуть и в квартиру мистера Монро, раз уж он оттуда уже съехал?  

- Да, конечно, мистер Монро передал мне ключи вчера вечером, - кивнул мистер Хайд и отошел к висевшему на стене шкафчику, в котором, как оказалось, на маркированных гвоздиках в ряд висели ключи. - Вот ключ от чердака, этот вычурный от квартиры мистера Монро, а этот попроще - от квартиры миссис Айн. Ну, того, что от нее осталось, - передал три ключа Шандору домоправитель.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Госпиталь Адмиралтейства

Внутри палата выглядела точной копией той, в которой лежал Нойс, но вот собеседник на этот раз был куда менее разговорчивым. Бледная кожа, тихое, едва заметное дыхание.

- Мисс Йелич, если вам потребуется от меня какая-либо помощь, только скажите, - отступив в сторону, предоставил магессе оперативный простор Бенедикт.

Встреча с живой легендой флота происходила с определенной толикой разнузданностью викторианских нравов - мисс Йелич какое-то время просто разглядывала облаченное в больничное тело мужчины, чьи дочери были ей ровесницами, чьи подвиги были ей за настольную книгу по месту службы. Мужчина как мужчина. Кровь у него красная. Кровь у него насыщена. На возможность просить и получить магичка только кивнула, задержав взгляд на проницательных глазах супруга необычной женщины. Тихий шелест запертого снаружи ветра скользнул вдоль кровати, замирая где-то у свободно лежащей ладони. Пробуждение от сна живой смерти последней же и подобно - медленное, тягучее, функции осознания давно прерваны и теперь лишь время и надежда быть спасенным оберегает от повторного надругательства. Кето смотрела на то, чем может стать каждый из них - а может и не стать, если не повезет совсем. Кому они нужны, по крупицам собирая тайну, просыпанную из изящных рук песчинками от горсти. 

Тонкие пальцы осторожно опустились на тыльную сторону его ладони.

- Здравствуйте, мистер Хэмиш, - спокойно, подобно обычному без лишних чувств, она ставила новый опыт - слышит ли человек в такой коме, запомнит ли. На сей раз девушка только склонилась над больным, прислушиваясь к истории его последних дней. - Меня зовут Кето Йелич, следственная группа детектива Бенедикта Блэка. Я надеюсь, Вы скоро избавитесь от этого неприятного состояния и тогда мы сможем побеседовать с Вами, - касание прервалось. 

Кето не обольщалась в своих предположениях - молодые девицы у одра пробуждали мужчин только в легендах древности или романах современности, запрещенных к широкой публикации за безнравственность и демоническое влияние демонов похоти на подверженные умы.

  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Дом мистера Хайда

Если забыть довольно грубое приветствие, мистера Хайда вполне можно охарактеризовать, как образцового свидетеля - информацией делится охотно, доступ к интересующим Герту и Шандора помещениям предоставил беспрекословно. Даже любопытно, каков тогда собой доктор Джекил? Впрочем, мысли леди-артефактора вновь уносило в сторону, как утлый кораблик в сильный шторм, а следовало сосредоточиться на объективной реальности.
- Благодарим вас за помощь, мистер Хайд, - коротко выразила признательность девушка. Ответ на заданный вторично вопрос в комплекте с ключами достался криминалисту, а значит здесь их больше ничего не держало. Генри подхватил объёмную сумку хозяйки и затопотал к выходу на лестничную клетку следом за Гертой. Может им всё же повезёт и получится обнаружить какие-нибудь зацепки в местах, напрямую со взрывом не связанных, потому как веры в удачливость четвёртой проверки было, прямо скажем, маловато.

Изменено пользователем Элесар
  • Like 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Госпиталь Адмиралтейства

Тонкие пальцы осторожно опустились на тыльную сторону его ладони.

- Здравствуйте, мистер Хэмиш, - спокойно, подобно обычному без лишних чувств, она ставила новый опыт - слышит ли человек в такой коме, запомнит ли. На сей раз девушка только склонилась над больным, прислушиваясь к истории его последних дней. - Меня зовут Кето Йелич, следственная группа детектива Бенедикта Блэка. Я надеюсь, Вы скоро избавитесь от этого неприятного состояния и тогда мы сможем побеседовать с Вами, - касание прервалось. 

Кето не обольщалась в своих предположениях - молодые девицы у одра пробуждали мужчин только в легендах древности или романах современности, запрещенных к широкой публикации за безнравственность и демоническое влияние демонов похоти на подверженные умы.

И была совершенно права, граф Хэмиш никак не отреагировал ни на прикосновение, ни на слова, пребывая во все том же сумеречно-пограничном состоянии.

- Что вы чувствуете, мисс Йелич? - извечный вопрос лишенного способности не то что различать цвета магической радуги, но и вовсе видеть ее, поступил, естественно, от Бенедикта.

Дом мистера Хайда

- Благодарим вас за помощь, мистер Хайд, - коротко выразила признательность девушка. Ответ на заданный вторично вопрос в комплекте с ключами достался криминалисту, а значит здесь их больше ничего не держало. Генри подхватил объёмную сумку хозяйки и затопотал к выходу на лестничную клетку следом за Гертой. Может им всё же повезёт и получится обнаружить какие-нибудь зацепки в местах, напрямую со взрывом не связанных, потому как веры в удачливость четвёртой проверки было, прямо скажем, маловато.

Как оказалось, коридору второго этажа досталось не слишком, хотя стена справа и обзавелась несколькими сквозными дырками рваной формы. Половицы не спешили провалиться под весом даже мистера Рида, не говоря уже о мисс Нойман, а потолок не поджидал коварного момента, чтобы обрушиться на проходящих под ним.

Изменено пользователем Dmitry Shepard
  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Госпиталь Адмиралтейства

- Что вы чувствуете, мисс Йелич? - извечный вопрос лишенного не то что различать цвета магической радуги, но и вовсе видеть ее, поступил, естественно, от Бенедикта.

- Расскажу в пути... у вас есть ещё планы? - вопросительный взгляд остановился на слепце, в чем-то счастливого, в чём-то обделенного. - Я хочу посетить ещё одно место - с вами или без. 

Не желая и далее проверять теорию вовлечения слушателя в разговор, мисс Йелич указала головой на выход. Ей было несколько неловко, о чём свидетельствовал виноватый взгляд на адмирала флота. Все же, где-то, возможно, чувство субординации таилось в этом существе, либо очень глубоко, либо... 

Изменено пользователем Rеi
  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Госпиталь Адмиралтейства

- Расскажу в пути... у вас есть ещё планы? - вопросительный взгляд остановился на слепце, в чем-то счастливого, в чём-то обделенного. - Я хочу посетить ещё одно место - с вами или без. 

Не желая и далее проверять теорию вовлечения слушателя в разговор, мисс Йелич указала головой на выход.

- Нет, я полностью в вашем распоряжении, мисс Йелич, - ответил Бенедикт, первым выходя из палаты и кивая на прощание морпеху. - Куда вы хотите направиться дальше?

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Госпиталь Адмиралтейства

- Нет, я полностью в вашем распоряжении, мисс Йелич, - ответил Бенедикт, первым выходя из палаты и кивая на прощание морпеху. - Куда вы хотите направиться дальше?

Вереница коридоров осталась позади, пока в лицо не забило яркое солнце, заставляя жмуриться. Надо будет "одолжить" у параноика его тёмные очки с защитой. 

- На Сейнт-Питер Роуд, мистер Блэк, - прикрывая глаза, наконец, выдала своё предполагаемое месторасположения на ближайшее время. - Единственное активное место, интересно посмотреть, что в нём изменилось за сутки. Как далеко пошёл холод. 

"Интересно посмотреть", возможно, станет так себе причиной для потери времени знаменитым детективом, так что шанс разойтись ещё был. 

- А по мистеру Хэмишу... также, как и на ферме. Один маг пытался выведать его тайны, ваша супруга не дала ему погибнуть после. Её стараниями он и жив... но ещё неделю будет приходить в себя, - кажется, об этом ей говорил улыбчивый Смит на небольшой лекции по тайноведению. 

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×