Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Элесар

Dragon Age: Эхо

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

pre_1646726148__.jpg

9:12 Века дракона. 23 Верименсиса

Особняк аристократа располагался на юго-западе от Сандарина, в окружении полей и с дюжины крестьянских дворов. Воды местного озера помогли сохранить плодородие этих земель, и, хоть, урожай едва ли поразил бы воображение привередливого южанина, нетронутые Морами наделы помогали андерцам выживать в непростых условиях.

Поместье Кроносов построили много веков назад на холме, самом большом из уходящей на север гряды, где оно до сих пор возвышалось над окружающими землями и без прикрас демонстрировало им своё увядающее величие. Потрескавшаяся от времени мощёная дорога вела путников к старым воротам, с которых уже давно облетели белила, а дальше тропинка, мимо ещё работающего фонтана, подводила ко входу, где прислонившись к стене стоял немногословный стражник. Коротким кивком он приветствовал новых гостей, дёргал висящую рядом верёвку и на перезвон колокольчика их приходил встречать уже весьма немолодой эльф.

- Приветствую вас в поместье прославленного Вергилия Луция Кроноса. Надеюсь дорога не принесла вам неудобств, - учтивый поклон доставался каждому из пришедших, хоть при виде волчицы лицо слуги и исказило лёгкое недовольство. - Меня зовут Сайлас. Мессир встретится с вами за обеденным столом, пока же прошу, займите комнату в восточном крыле, любую, какая вам придётся по душе, - раскрытая морщинистая ладонь указала за какой дверью следует искать гостевые покои. - Ключи висят на ручках с внутренней стороны. Если что-то понадобится, найдите меня или попросите кого-то из слуг, мы с радостью вам поможем.

Обстановка особняка представляла из себя такой же печальный монумент былому могуществу, каким казался и снаружи, хоть это бросалось в глаза и не сразу. Столь любимых аристократами произведений искусства здесь было совсем немного, на коврах и дорогой деревянной мебели то там, то здесь встречались островки неубранной пыли, а снующей по дому прислуги набралось бы от силы с пол десятка. Ещё трое воинов стояли возле лестницы и не пускали гостей на второй этаж и к спуску в подвал, ссылаясь на приказ хозяина. В остальном же, героев никто не ограничивал в желании осмотреться или с кем-то поговорить.

pre_1646732227__.png

Показать контент  
 
Сайлас  

pre_1646728940__tumblr_c598f6990815754fc

Мажордом Кроноса.

Вергилий Луций Кронос  

pre_1647156266__.jpg

Тевентерский магистр, создатель Анимуса и наниматель героев

Hide  
Айрис Кронос 

pre_1647090169__.jpeg

Hide  
Сломанная корона  

pre_1647975184___.png

Общество, сорвавшее переговоры между Тевинтером и кунари, а также саботировавшее работу Анимуса

Hide  
Публий Кронос  

pre_1647192441__albrecht_drer_-_portrait

Предок Вергилия, один из тех кто пытался сохранить мир с Кунари

Hide  
Матушка  

pre_1648193648___.png

Демон, стоящий за Сломанной Короной

Hide  
Сестра Даниэла  

pre_1649494179__.jpeg

Старшая сестра сандаринской церкви и член "Расколотой короны"

Hide  
Юлиан  

pre_1649590331__.jpg

Старший клирик сандаринской церкви

Hide  
Оливия и Олаф  

pre_1650098406__.jpgpre_1652025766__.jpg

Хозяева "Пыльного весла", работают на семейство Кроносов

Hide  
Чезаре  

pre_1652294982__.jpg

Хозяин "маленькой Антивы", занимающийся грязными делами в Южном квартале

Hide  
Доннар  

pre_1652295020__.jpg

Отставной храмовник, правая рука Чезаре

Hide  
Аш'Исскун  

pre_1653375321__.jpg

Мастер, помогавший Кроносу в создании Анимуса

Атлок'Сат  

pre_1654759429__.png

Ученик Аш'Исскуна, спасённый из рук адептов Сломанной Короны

_

Hide  
pre_1646732252__.png
Показать контент  
Сандарин  

Сандарин расположен на границе Андерфелса, на подступах к загадочным северным джунглям. Суровый пустынный климат здесь смягчает освежающий морской ветер, а, несмотря на то, что до зелёных просторов Дорнакса путь неблизкий, на этих землях уже растут экзотические для южан растения, вроде пальм или неприхотливых колючих кустарников, порой преграждающих дорогу целыми живыми лабиринтами. Формально северные земли подчиняются королю в Хоссберге, но на обособленный от остальной страны городок не меньше влияют тевинтерские и кунарийские торговцы. Жить здесь нелегко, однако этих мест почти не коснулась губительная хватка Моров, а потому андерцы не хотят покидать свой дальний форпост.

Карта города  

pre_1644044827___.png

 
Основная информация  

Почти все постройки в городе выполнены из красного песчаника, который добывают в каменоломне у северной дороги. Дерево приходится покупать у тевинтерцев и кунари, а потому любые изделия из него здесь стоят немалых денег. Бедняки же вынуждены собирать в пустошах колючие ветки для плетёной утвари.
К юго-западу, в паре километров от городских стен находится озеро. Рядом с ним разбиты крестьянские поля, а также построена усадьба лорда Кроноса, волею политических интриг и, отчасти, слепого случая оставленная в собственности семейства даже после присоединения Сандарина к Андерфелсу.

Главные достопримечательности
1. Замок Ротштейн, резиденция Сандаринского графа. Он считается официальным хозяином города и выражает волю андерского короля в северных землях. 
2. Главная площадь. Центр жизни города. Здесь же красуется величественная статуя Андрасте, целиком выполненная из дерева.
3. Церковь. Может пограничье и не сравнится набожностью с жителями центральных земель, священство здесь всё ещё играет немалую роль. Кроме того, в подвалах здания хранятся городские архивы.
4. Мемориал. Развалины тевинтерского амфитеатра, превращённые церковью в место поминовения усопших. Здесь всё так же принято предавать трупы огню, но по традиции родственники оставляют в мемориале урну с прахом или, хотя бы, памятную табличку.
5. Утонувший причал. Под водами сандаринского залива скрыты развалины старого порта. Во время напряжённых боёв с кунари, дредноуты пытались взорвать скалу, перекрыть вход в бухту и отрезать город от внешнего мира. Имперские силы отогнали их раньше, чем они исполнили задуманное, однако крупные камни всё же изменили направление прибрежных течений и часть приморских земель затопило.
6. Постоялый двор "Пыльное весло". С внешней стороны от городских стен дома строят только самые бедные и отчаянные. Этот трактир под стать своему окружению, старый и невзрачный, и всё же, здесь путника накормят и напоят за небольшую плату.

Северный квартал. Богатые дома, ухоженные улицы и регулярные ночные патрули. Хоть Сандарин и расположен вдалеке от сердца людской цивилизации, на его севере живётся весьма неплохо. Небольшой холм, на котором находится квартал и Замок, позволяет смотреть на остальных жителей города свысока в любом из доступных смыслов.
1. Резиденция Серых Стражей. Граф формально управляет городом, но немалым влиянием здесь обладает и орден. Важные решения в Сандарине редко принимают в обход Старшего Стража.
2. Казармы городской стражи. Местное ополчение - скорее пережиток тех времён, когда город обладал большей самостоятельностью. Они должны поддерживать порядок на улицах, но если проблема становится серьёзной или касается влиятельных людей, в дело вступают Серые и личная гвардия графа.

Южный квартал. Здесь живут мастеровые и те, кому посчастливилось накопить денег, чтобы вовремя вырваться из трущоб. Ухоженные домики и некое подобие порядка - что ещё нужно для счастливой жизни на отшибе мира.

Доки. Район портовых складов и городской бедноты. Поскольку затопление старого причала разрушило и местный эльфинаж, а отстраивать его заново не стали, почти все городские эльфы живут здесь, по соседству с обнищавшими людьми и редкими тал-вашотами. 

Особняк Кроноса  

1-й этаж

pre_1646742273__.png

2-й этаж

pre_1648370804__2_.png

Hide  
Основы городского жития  
 

Один раз за игровой день можно совершить бросок на добычу полезных ресурсов для ремесла и алхимии (проверка Выживания) или заработок денег. Перед броском игрок объявляет каким навыком пользуется для заработка, в зависимости от успешности броска, мастер оглашает результат его действий.

Стандартная ставка заработка: 2 серебра +1 за каждую степень успеха на броске. Преступная деятельность (Маскировка, Механика или Запугивание) помогает заработать 4 серебра +2 за каждую степень успеха на броске. В случае провала, можно попытаться сбежать от стражников с помощью Атлетики/Акробатики или персонаж потеряет 4d3 единицы здоровья.

Персонажи с прокачанным Ремеслом и Алхимией могут дважды за игровой день совершить бросок на создание/улучшение экипировки или на заработок с помощью этих навыков.

Каждый день персонажи должны тратить по 1 см на еду. Любой член отряда может потратить дневной бросок на добычу еды броском Выживания, в таком случае, покупать пищу не придётся никому. Если при броске персонаж наберёт четыре и больше степеней успеха, весь отряд получит случайный бафф на игровой день.

Обычные магазины и мастерские  

Лёгкая броня (обычная одежда) 10 см (0 ОБ)
Средняя броня 20 см (1d4 ОБ)
Тяжёлая броня 40 см (1d4 ОБ)
Щит 16 см (+10 к парированию)
Длинный лук 15 см (2d8+БВс урон)
Колчан со стрелами 3 см
Одноручное оружие 18 см (1d8+БСл урона)
Двуручное оружие 23 см (2d8+БСл урона)
Древковое оружие 18 см (2d6+БЛв урона)
Лёгкий клинок (кинжал) 12 см (1d6+БЛв урона)
Магический посох 60 см (1d8+БСв урона)
Набор метательных ножей 18 см (1d6+БЛв урона)
Набор лекаря (6 зарядов) 25 см
Улучшенный пояс для зелий 14 см. (Позволяет без штрафа носить в бою 2 зелья, бомбы или яда)
Оружие или доспехи с положительным качеством. x1.5 см по сравнению с ценой предмета
Материалы 2-го уровня для создания экипировки. x2 см по сравнению с ценой предмета. (+2 к граням кубиков на урон, +1 к граням кубиков на броню, +10 к парированию щита, экипировка может иметь два положительных качества)
Экипировка из материалов 2-го уровня. x4 см по сравнению с ценой предмета
_

Hide  
Мастерская усмирённых-формари (руны):  

Малая огненная/ледяная руна (+1 к урону воинского и разбойничьего оружия). 30 см.
Малая духовная руна (+1 к урону посоха). 30 см.
Малая руна устойчивости (+1 к броне). 30 см.
Огненная/ледяная руна (+2 к физическому урону). 60 см.
Духовная руна (+2 к урону посоха). 60 см.
Руна устойчивости (+2 к броне). 60 см.
Установка готовой руны: 5 см.
_

Hide  
Мастерская Олафа (алхимия)  

Алхимические ингредиенты: 4 см за штуку.
Зелья:
Укрепляющее зелье (эльфийский корень). Персонаж получает 12 единиц обороны. 10 см.
Лириумное зелье (лириумная пыль). Персонаж на 1 раунд получает бонус +20 к проверкам на Силу Воли10 см.
Зелье выносливости (эльфийский корень, глубинный гриб). Даёт возможность разбойнику или воину провести дополнительную атаку. 20 см.
Сильное укрепляющее зелье. Персонаж получает 12 единиц обороны и, на один раунд, бонус +10 к действиям. 24 см.
Яды:
Яд воронов (кровавый лотос, спасбросок Ст). Жертва теряет 4 хп в начале каждого своего хода. 10 см.
Экстракт корня смерти (корень смерти, спасбросок Ст). Накладывает штраф -20 на все броски жертвы. 10 см.
Погибель магов (лириумная пыль, глубинный гриб, спасбросок Ст). Добавляет к перезарядке каждой активной способности 2 раунда20 см.
Бомбы
Антиванский огонь (кровавый лотос, вьющаяся лоза, спасбросок Ст). Наносит 2d8+5 единиц магического урона всем в радиусе 2 метра. Жертвы должны пройти проверку Атлетики/Акробатики, иначе переместятся на 1 метр от центра взрыва и упадут. 20 см.
Удушающее облако (лириумная пыль, кровавый лотос, спасбросок Ст). Наносит 2d6+5 единиц магического урона всем в радиусе 2 метра. Облако держится один раунд, наносит урон любому, кто войдёт туда и считается препятствием на пути дальнобойных атак.  20 см.
Ослепляющая бомба (лириумная пыль, вьющаяся лоза, спасбросок Ст). Все персонажи в радиусе 2 метра от центра взрыва должны совершить удачный спасбросок или получат штраф -30 на все броски. 20 см.
Осколочная бомба. Наносит 1d8+5 единиц физического урона всем в радиусе 4 метра. 24 см.
Настойки:
Лириумная настойка (лириумная пыль х2, глубинный гриб). Даёт персонажу бонус +10 к проверкам на Силу Воли28 см.
Настойка стойкости камня (эльфийский корень х2, вьющаяся лоза). Увеличивает здоровье персонажа на 20 единиц. 28 см.
Настойка устойчивости. Персонаж получает на 2 единицы меньше магического и физического урона в течение боя. 32 см.

_
 

Hide  
Hide  

_

 
Hide  

pre_1646741899__.png

pre_1646732287___.png

Показать контент  

pre_1646590182___.png

Мэйт (SHaEN)

pre_1646590264___.png

Шейн (Диониза)

pre_1646590414___.png

Киллиан (Ribka)

pre_1646590458___.png

Лангрэн (Ewlar)

pre_1646590494___.png

Мэллит (Hikaru)

Hide  
Изменено пользователем Элесар
  • Like 2
  • Thanks 5
  • Egg 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Нет, не обязательно, - Мэйт улыбнулась, качнула головой. - Мне просто подумалось, что ты не танцуешь, потому что никто не приглашает. Я же не знаю, как у вас в Неварре принято, - улыбка стала шире. - Но если не любишь танцевать, то не могу настраивать. Хотя, мне всегда казалось, что я читать не люблю, а здесь, с вами мне понравилось. Может быть, и ты попробуешь? Только один танец... - она скользнула взглядом по посоху, дорожному мешку. - Нет? Тогда просто останься, выпьем ещё, поболтаем, потом уйдём все вместе. Может, кому-то по пути хоть часть дороги. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Усмехнувшись, Шейн тихо вздохнул, на миг склонив голову набок:

- Сheri soleil.. - чуть слышно, на выдохе. В светло-серых глазах вновь промелькнули насмешливые искры. - В Неварре кавалеры приглашают дам, - протянув руку, Шейн аккуратно поднял смуглую девичью ладонь и мягко коснулся губами ее тыльной стороны, тут же отпуская руку ривейни, - Вот так. Я просто никогда не любил танцы, ведь время, на них потраченное, можно провести с гораздо большей пользой. Хотя, признаю, иногда приходится. - усмехнувшись, маг качнул головой, - Я не вижу смысла здесь задерживаться, но, - уголки губ изогнула улыбка, - не могу отказать даме в просьбе. - коснувшаяся сердца ладонь, легкий наклон головы, - Я останусь, Мэйт, еще на пару часов, не больше. Потом пойду в порт, искать корабль, что довезет меня до Минратоса. И совершенно не стану возражать против компании. Но желающих праздновать весь вечер и всю ночь ждать не стану, уж извини.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Я не вижу смысла здесь задерживаться, но, - уголки губ изогнула улыбка, - не могу отказать даме в просьбе. - коснувшаяся сердца ладонь, легкий наклон головы, - Я останусь, Мэйт, еще на пару часов, не больше. Потом пойду в порт, искать корабль, что довезет меня до Минратоса. И совершенно не стану возражать против компании. Но желающих праздновать весь вечер и всю ночь ждать не стану, уж извини.

- Во всём тебе нужны польза и смысл, - улыбнулась Мэйт. - Ты ужасно-ужасно серьёзный, Шейн. Но умный, честный и надёжный товарищ в любом деле, поэтому я всё равно тебя люблю, - озорство во взгляде сменилось серьёзностью. - А пока звучит музыка, ты можешь передумать и пригласить какую-нибудь даму на танец, - Мэйт снова весело улыбнулась и отошла от барной стойки, чтобы вернуться к танцующим. 

Брело уже наигрывал новую мелодию, и Мэйт завладела вниманием Лангрэна на этот танец. Шаг, поворот, шаг, скольжение, изящный поклон, лёгкое притопывание, поворот, ритмичные хлопки ладонями, поднятыми над головой - в рисунок танца которому научил Киллиан, определённо вплелось что-то орлейское, приправленное темпераментной традицией ривейни. Менялись музыка и партнёры по танцам, вот Мэйт снова улыбалась в ответ лукавый взгляд Киллиана. Она иногда посматривала на Шейна. Вдруг он решит, что от движения под музыку пользы больше, чем от его созерцания. Но как бы то ни было, безудержное веселье заставляло забыть об огненной демонице, отнимая у Войны ещё немного её власти...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Чуть слышно хмыкнув, Шейн проводил упорхнувшую обратно в зал ривейни удивленным взглядом. Магов смерти боялись, их сторонились, а не признавались в любви, пусть и в столь шутливой форме. Попросив принести ему вина, и вскоре получив оное, ужасно-ужасно серьёзный некромант задумчиво наблюдал за Мэйт, танцующей со Стражем, потом снова с Киллианом, невольно улыбаясь в ответ на ее обращенные к нему взгляды и салютуя уже неполным бокалом вина. Пожалуй, ривейни была здесь единственной дамой, которую он мог бы пригласить на танец. Может, стоит сделать исключение?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вино развязывает языки, горячит кровь, помогает расслабиться, отринуть печали и поддаться чужому веселью. А если крепки оковы разума, и есть воля не выпить лишнего, то оно никогда не приведёт за  границы дозволенного и определённого для себя приличным. Шейн же считал танцы всего лишь бесполезными - ничего ужасного для моральных устоев. Поэтому Мэйт, отдышавшись после очередного быстрого танца, снова посмотрела на мага и сделала приглашающий жест в круг танцующих. Потом заметила Мэллит, почти обнявшую кувшин с морсом за одним из столиков в углу, и повторила приглашение для неё. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Усмехнувшись, Шейн качнул головой, мимолетным движением ладони встрепав и так пребывающие в вечном беспорядке короткие угольные пряди. Блеснули насмешкой прозрачные серые глаза: все же, настойчивость должна вознаграждаться. Поставив пустой бокал на столешницу, маг прислонил посох к стойке, подозвал служанку, со словами "проследи, чтобы моего посоха никто не касался" вложил в ее ладонь серебряную монетку и отошел к барду. Несколько слов, сказанных ему на ухо - и музыка сменилась, став плавной, мелодичной, словно журчание лесного ручейка. А Шейн подошел к Мэйт, легко улыбнувшись, протянул ладонь:

- Разрешите пригласить вас, прекрасная ривейни. - произнес он, мягко сжимая в ладони девичьи пальцы. Легким щелчком пальцев свободной ладони запуская в воздух несколько мелких светлячков, что сложились в призрачный цветок перед Мэйт, истаивая звездной пылью. Весело улыбнувшись, Шейн перехватил вторую руку девушки, опуская на свое плечо, тогда как его свободная ладонь легла на девичью талию. Несколько скользящих шагов, разворот, податься вперед, вынуждая ривейни прогнуться назад, ловко подхватывая под спину, возвращая девушке прежнее положение, быстрым движением рук разворачивая ее вокруг собственной оси, и вновь переходя на скользящий шаг, разворот, пируэт - Шейн уверенно вел Мэйт в танце. Да, он умел танцевать, просто не любил. А музыка нарастала, убыстрялась, журчащий ручеек стал горной речкой, водопадом низвергающейся со скал вниз, в океан, убыстрялись шаги и движения, не теряя плавности, пока не замерли, оборвавшись на высокой ноте. Улыбнувшись, Шейн убрал руку с девичьей талии, вновь приподняв ладонь ривейни, едва уловимо коснулся ее губами, отпуская в следующий миг.

- Милая дама довольна? - насмешливо поинтересовался он, глядя в глаза Мэйт.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Подействовало ли на Шейна вино, её слова или он просто наконец впитал и разделил весёлое настроение окружающих, Мэйт было всё равно. Она лишь радовалась тому, что он решил немного развлечься, присоединившись к танцам. Тот, кто способен создавать диковинные, прекрасные и просто милые иллюзии, вроде платья или рассыпавшегося магическими искрами цветка, просто не может делать только то, что необходимо, важно и полезно. В жизни есть не только дыхание, без которого она прекратится, но также бесчисленное множество вещей без особого смысла, радующих душу, тело, делающих существование лёгким и приятным.

И Мэйт вновь позволила увлечь себя в незнакомом танце, следуя теперь за Шейном, ловя с ним единый ритм шагов и поворотов. Она подумала, что такое не танцуют на деревенских свадьбах, скорее - на празднествах в доме какого-нибудь родовитого семейства. Хотя подобный близкий контакт между танцевальными партнёрами в высшем обществе мог быть признан неприличным. Впрочем, какая разница, если танец хорош, бодрит тело и веселит сердце. Мэйт улыбалась, она ни разу не сбилась с шага и не пыталась наступить Шейну на ноги. Ловкая и грациозная, она любила танцевать и, несомненно, имела к этому талант.  Когда смолкла музыка, ей было немного жаль - кажется, подходил к финалу и праздник. Но всё же на душе было тепло. Судьба подарила Мэйт прекрасные встречи и самое невероятное из возможных приключение. 

- Милая дама довольна? - насмешливо поинтересовался он, глядя в глаза Мэйт.

- Конечно, мессир, ведь вы ни разу не наступили ей на ногу, - таким же шутливым тоном ответила Мэйт и сделала реверанс, приподнимая подол невидимого платья. - Спасибо за танец, Шейн, - сказала она уже серьёзно, глядя ему в глаза. - Он был чудесный. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Наступать даме на ноги в танце - верх неприличия, - весело отозвался Шейн, отходя чуть в сторону, чтобы не мешать танцующим, - Я рад, что тебе понравилось. - уже чуть более серьезно добавил он, - Хотелось сделать тебе приятное, - задумчивая полуулыбка вновь тронула губы, - У меня редко бывают подобные желания. - мимолетно коснувшись стойки и прислоненного к ней посоха, взгляд скользнул по залу, вернулся к Мэйт, - Пойдешь танцевать еще? - в светло-серых глазах блеснули лукавые искорки, - Кажется, кто-то желал вина и разговоров. Нет?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Пока музыканты не выдохнутся" обещал Киллиан утром ривейни. Наёмник снова танцевал с Мэйт, приглашал и Мэллит,  и даже пару раз подхватил в веселом кружении служанок. Не знавший последнего танца, он с улыбкой любовался за тем, как легко движется Мэйт под чутким руководством мага. Красивая, изящная, сияющая внутренним огнём, похожая на героиню старинных баллад. 

Мастер Брело не выдохся, но горло смочить было необходимо и кто-то из посетителей увлек его к Оливии, чтобы угостить прохладным вином. 

А всем танцующим оставалось последовать его примеру.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Пойдешь танцевать еще? - в светло-серых глазах блеснули лукавые искорки, - Кажется, кто-то желал вина и разговоров. Нет?

Мастер Брело не выдохся, но горло смочить было необходимо и кто-то из посетителей увлек его к Оливии, чтобы угостить прохладным вином. 

А всем танцующим оставалось последовать его примеру.

- И не только я этого желала, - рассмеялась Мэйт и кивнула на музыканта, которому гости таверны решили устроить перерыв. - Идём, выпьем ещё и поговорим, как же без разговоров в захмелевшей компании. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Чтобы захмелеть, трех бокалов вина ему было недостаточно, но говорить этого Шейн не стал, с легкой улыбкой согласно кивнув Мэйт и отходя к ближайшему свободному столику, попутно прихватив у стойки свой посох и дорожный мешок. Он крайне редко проводил время столь бесцельно, но остальные, похоже, находили в этом определенную прелесть, а сам он пообещал ривейни немного задержатся. И честно выполнял свое обещание.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Мэллит, Киллиан, Лангрэн, идёмте, - Мэйт помахала остальным и указала на столик. - Марлисса, будь добра, принеси нам вина, - она тронула за руку проходившую мимо служанку. - У нас говорят, надо поднести рюмку духам дорог, прежде чем отправиться в путь. Где-то говорят иначе, но все сходятся на том, что на дорожку не помешает выпить, - Мэйт снова улыбалась, глядя на лица своих спутников, с которыми скоро предстояло расстаться. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Про духов дорог наёмник не слышал, а ведь сколько тех дорог истоптал и надеялся успеть истоптать ещё. 

Он подошёл к своим соратникам, дождался, когда с кухни принесут вино и стаканы - и, конечно, морс, разлил напитки для всех. 

- А духам то, оказывается, не чуждо ничто человеческое, - усмехнулся он, заглядывая в свой стакан, будто надеялся отыскать там эфемерного пьяницу. Поднял взгляд на ривейни, озорно улыбнулся девушке: - И как же сделать им подношение? Нужен особый ритуал?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А духам то, оказывается, не чуждо ничто человеческое, - усмехнулся он, заглядывая в свой стакан, будто надеялся отыскать там эфемерного пьяницу. Поднял взгляд на ривейни, озорно улыбнулся девушке: - И как же сделать им подношение? Нужен особый ритуал?

- Нет, никакого особого ритуала, - Мэйт с улыбкой покачала головой. - Просто поднимают бокалы, говорят "на добрую дорогу" и пьют до дна. Тот, кто уже немало выпил до того и после не сможет никуда идти, остаётся трезветь, - она подмигнула Киллиану и подняла свой стакан. - На добрую дорогу! Для каждого из нас!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Никогда о таком не слышал, - усмехнувшись, отозвался Шейн, поднимая бокал, - Но присоединюсь. Доброй дороги всем нам!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Нет, никакого особого ритуала, - Мэйт с улыбкой покачала головой. - Просто поднимают бокалы, говорят "на добрую дорогу" и пьют до дна. Тот, кто уже немало выпил до того и после не сможет никуда идти, остаётся трезветь, - она подмигнула Киллиану и подняла свой стакан. - На добрую дорогу! Для каждого из нас!

 

Наёмник приподнял брови в веселом изумлении. Какой интересный ривейнский обычай. Он щедро наполнил бокалы и оставалось надеяться, что слабое вино - ну, или очередная порция морса -  испитые до дна, никому не "спеленают" ноги.

- На добрую дорогу! - откликнулся лучник одновременно с Шейном.

Изменено пользователем Ribka

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Лангрэн вот так вот наплясался в этот день. Вино тоже сыграло свою роль, как отвлекая от необходимости с утра посетить Крепость Стражей, так и подначивая: "Эй, а почему не сегодня?" Впрочем, пока ему удавалось затыкать этот развесёлый голос в своей голове. Всё-таки опыт - штука важная. Порой уберегает от необдуманных идей, от глупостей, которые в юности кажутся такими романтичными. Даже кружа в танце восхитительную ривейни, он продолжал осознавать, что это только танец. Может быть, дело было в той искре, что проскочила между Мэйт и Киллианом, заранее отрезая путь другим мужчинам, а может просто в том, что Лангрэн понимал: будь на месте Мэйт другая, столь же эффектная леди, чувства возникли бы те же. Но вот к соратнице-Мэйт он взаправду относился с уважением, теперь это и его личная история, и дружба, воспоминания о которой ещё не раз согреют вечера где-нибудь на привалах, далеко от тёплого жилья.

Но разве только Мэйт? Разве рыженькая эльфийка не особенная? Лангрэн пытался вытащить её на танец, но та, видно, боялась расплескать свой морс. В итоге вся компания вновь оказалась за столом. Выпили подорожную. А стало быть... пора?

Изменено пользователем Ewlar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

3f236a3229a431951698b64d478a7a18.png

pre_1661766398__.png

Так, праздничным застольем в хорошей компании, заканчивалась история этих необычных приключений. Куда теперь заведёт героев судьба известно только им самим, Сандарин же останется жить своей жизнью здесь, на северной окраине известного мира. Нити его судьбы сплетутся в новые события, а любопытные духи бережно сохранят память о них в глубокой Тени.

Обезглавленный культ Сломанной Короны не смог больше влиять на жизнь города. Превосходное умение скрывать свои тёмные дела от любопытных глаз сыграло с его членами злую шутку. Их пропаже придали значение далеко не сразу, а когда всё же озаботились этой проблемой, след мрачного квартета уже остыл. В доках бродили сплетни о том, словно бы у моря видели то главу городской гвардии, то святую сестру - бледных, как мертвецы, похищавших припозднившихся путников. Сколько в слухах было правды, известно лишь одному Создателю, но в архивах нашлось упоминание о катакомбах под старым портом и граф решил завалить проход в те сырые подземелья, от греха подальше.

До возвращения преподобной матери старшему клирику Юлиану пришлось примерить на себя роль лидера сандаринской церкви. Прекрасно осведомлённый о судьбе Даниэлы, мужчина больше не питал иллюзорных надежд на её возвращение и сумел организовать сестёр в помощь жителям города. Смерть антиванского патрона вкупе с исчезновением любительницы отравленных игл, снискавшей мрачную репутацию в подпольном мире, развязало руки мелким бандитам, обратившим внимание на мастерскую усмирённых. Однако небольшой гарнизон храмовников сумел дать отпор этим разбойникам и сохранить Церковь островком спокойствия в это непростое время.

Олаф и Оливия так и оставались хозяевами самого приличного заведения по ту сторону городской стены. Передел преступных сфер влияния почти не коснулся способных постоять за себя брата с сестрой. Окончательно оправившийся от плена Чезаре гном продолжил подпольную торговлю, а помогала ему в том небольшая кучка беспризорников - названных, по настоятельной просьбе одного из них, Белками.

Семейство Кроносов заметно поредело после резни, устроенной неизвестными в Минратосе. Несмотря на то, что стараниями архивариуса Церковь отказалась от претензий на поместье и даже провела запоздалую панихиду по усопшим, особняк так и оставался бесхозным. Загадочная внучка магистра, Айрис, появившаяся словно из ниоткуда три года тому назад, в один прекрасный день исчезла и больше в семейном гнезде не появлялась. Нанятая Олафом охрана присматривает за остатками наследия Вергилия, но появится ли тот, кто заявит на него права, остаётся загадкой.

Севернее Сандарина кунари оправились от последствий кровавого ритуала, устроенного арварадом и саирабаз, а потому их поселение постепенно возвращалось к привычному ритму. После долгих споров серокожие гиганты всё же решили сохранить торговый пост рядом с людскими землями. И пусть новый Аш'Исскун не так сильно поддавался очарованию чужеземной культуры, как его предшественник, шанс на диалог народов сохраняется. Приведут ли новые контакты к потеплению в отношениях или к новым проблемам - покажет лишь время.

Век Дракона продолжал свой грозный полёт над Тедасом. Через четыре месяца купцы и путешественники принесли новую весть - нападение кунари на Каринус ограничилось локальными стычками и нового витка кровопролития на континенте пока удалось избежать. Зловещее предсказание Матушки всё ещё звучало эхом в ушах героев. Война. Война никогда не меняется. Её окровавленная пасть скалится из глубокой Тени, готовая сомкнуться на горле жертв. Но всегда, в прошлом, настоящем и будущем найдутся те, кто готов встать у неё на пути и попытаться изменить то, что другим кажется неизбежным.

 

Изменено пользователем Элесар

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Все когда-то заканчивается. Закончилось вино в стаканах, закончилась песня лютни и соратники Киллиана заговорили о том, что им "пора идти".

 

- Я рад знакомству с тобой, Шейн, - сказал лучник на прощание магу, тепло пожимая руку неваррца. И говорил в тот момент совершенно искренне. Может первое их впечатление друг от друга было не самым лестным, но совершенно точно теперь наемник изменил его от пренебрежительного "чароплета" до "надежного соратника". Кто знает, возможно, не разойдись их пути так быстро, оно могло бы дорасти и до слова "друг".

 

- Береги себя, - напутствовал мужчина Мэллит. И поправлялся, переводя взгляд с эльфийки на волчицу: - Берегите друг друга. 

Удивительно понятливой волчице досталось улыбка, ее Киллиан так и не осмелился ни разу погладить. А вот обнять на прощание рыжика, если та не будет возражать, он хотел. Пусть нечаянно, но та разбудила в нем воспоминания, которые он так долго прятал в недрах памяти, что почти забыл. Думал так будет проще нести боль от потери, а оказалось, что воспоминания помогают залечить старую рану. И был благодарен даже заодно это, если бы забыл о веселом нраве девушке и ее заботе о сытости отряда.

 

- Не думал, что доведется сражаться плечом к плечу со Стражем, - услышал на прощание рыцарь. Ему наемник тоже протянул руку для пожатия, улыбнулся: - Спасибо, что прикрывал мою спину, Лангрен.

Пусть с немолодым Стражем и не нашлось у них много общих интересов, но память о себе тот оставил у лучника добрую. Этакий дядюшка, готовый поворчать, дать совет или заняться полезным делом, пока младшее поколение еще прохлаждается. 

 

С Мэйт Киллиан прощался дольше всех. Стоя в тени под навесом крыльца, гладил с улыбкой ее красивое лицо, волосы, любовался, вбирая нежный облик напоследок. "Останься, теперь уже нет нужды торопиться из города, - хотелось сказать ему ривейни. - Останься со мной еще на одну ночь." Но невысказанные слова отразились лишь сожалением во взгляде. Их пути расходились сейчас. Обхватив ладонями девичье лицо, мужчина склонился к ее губам, зная, что Мэйт ответит на поцелуй. И целовал ее долго, нежно и поцелуй был терпким и пьянящим от вина, выпитого ими ранее. А потом обнял ривейни, прижал к себе, не обращая внимания на жесткую броню, потерся носом о висок девушки, тихонько посмеиваясь от легкой щекотки ее волос. 

- Ты и в самом деле необыкновенная, Мэйт из Ривейна, - тихо шепнул на ушко. - Я буду помнить тебя...

 

Наемника ждала дорога. Куда? Может быть, в Орлей, вдохновленная песнями мастера Брело. А может в Ферелден, где даже летом не найдешь сильной жары. Или в Империю, где наемничий труд всегда востребован, а платят звонкой монетой. Куда то да приведут бродягу ноги.

 

Изменено пользователем Ribka
  • Like 2
  • Thanks 3
  • Egg 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мэллит исчезла с праздника незаметно, как умеют только эльфы и волки. Она не стала ни с кем прощаться, ведь прощание это словно большая жирная точка в конце интереснейшего повествования. Зачем? Ведь у каждой истории возможно продолжение. И они еще обязательно встретятся, пусть не сразу, а через год, два, десять, и просто продолжат разговор. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Праздник подошёл к концу. Наступило время прощаний, светлой грусти, добрых слов и пожеланий. 

- Удачи тебе на любых дорогах - под небом и каменными сводами Глубинных троп, мой добрый друг и надёжный боевой товарищ, - тепло улыбнулась Лангрэну Мэйт, а потом просто шагнула к нему вплотную, крепко обняла и поцеловала в щёку.

Оглянувшись, она не увидела Мэллит, с которой совсем недавно говорил Киллиан. Кары тоже не было. Похоже, милая рыжуля слишком сильно не любила прощания, и Мэйт её понимала. Она подошла к Шейну, протянула ему руку, не решившись на вольность дружеских объятий, которые были естественными с собратом по оружию. 

- Какими бы дорогами не вела жизнь дальше, Шейн, пусть судьба будет к тебе благосклонна. А я рада, что наши пути однажды пересеклись и какое-то время шли рядом.

Когда их руки в встретились, Мэйт заключила ладонь Шейна в обе свои, крепко сжала, улыбнулась, глядя ему в глаза. 

Прощание с Киллианом Мэйт оттягивала. Он тоже не торопился. Вновь облачившись в доспехи, взяв свои вещи, она последовала за Киллианом к выходу, остановилась в тени, под длинным навесом над крыльцом, прислонила к стене щит, бросила рядом сумку. Мэйт не отрывала взгляд от лица Киллиана, чуть жмурилась, млея от его нежных прикосновений к коже и волосам, по её губам блуждала улыбка, призрак грусти от предстоящего расставания в которой был едва заметен. А зачем, собственно, им расставаться прямо сейчас? У Мэйт нет срочных дел вдали отсюда, Киллиан, вроде, тоже никуда не спешит. Она может остаться с ним ещё на одну ночь или даже пару. Ведь её так манит озорной блеск глаз цвета тёмного янтаря, губы и близость мужчины, только мысль о ласках которого горячит кровь и пробуждает древние, как мир, желания. Но сказать об этом Мэйт не успела - Киллиан поцеловал её, и она ответила. Они целовались нежно, долго, жарко до головокружения, и Мэйт, скользнув по шее Киллиана ладонью, запустила пальцы в волосы на его затылке, ероша их, перебирая, поглаживая. Ей до безумия хотелось его касаться: руками, губами, щекой, волосами, всем телом…

 

- Ты и в самом деле необыкновенная, Мэйт из Ривейна, - тихо шепнул на ушко. - Я буду помнить тебя...

 

Мэйт словно проснулась, поутру разбуженная шёпотом любовника. Быть может, ещё нескольких дней и ночей им будет мало или же они станут лишними, фальшивой нотой в чудесной мелодии для двоих. Большое, тёплое, сладостное наваждение потревожил прохладный сквознячок страха. О том, чего она боится сейчас, Мэйт предпочла не думать. Но вместо того, чтобы предложить задержаться в Сандарине вместе, она сказала:

- Ты удивительный, Киллиан, зачаровал меня без всякой магии. Я тебя не забуду.

Мэйт улыбнулась ему, отстранившись, опустила пальцы в поясной карман, вынула из него маленькую морскую раковину, превращённую в кулон на цепочке, вложила его в мужскую ладонь.

Подарок на память)  

551a33.jpg

Hide  

- Возьми. Нина дала мне эту ракушку а детстве, когда я впервые услышала духов. Она сказала, что пока сжимаю её в ладони, ни за что не утрачу связь с реальностью, и никакие духи меня не одолеют. Со временем я научилась справляться с открывшимся даром  без ракушки, а папа сделал из неё талисман в память о моём втором рождении. Прошлой ночью мы вернули себе часть души и тоже родились заново. Пусть талисман теперь будет у тебя, - она осторожно сомкнула пальцы Киллиана на лежащем на его ладони кулоне, показывая, что возражения не принимаются.  

На лице наемника проступило удивление, даже растерянность, как у человека, не привыкшего к подаркам. Но в смущенной улыбке было и удовольствие от щедрого жеста дарительницы.

Раскрыв ладонь, Киллиан посмотрел на оправленную в металл ракушку. Погладил большим пальцем ее шершавый бок. У него и впрямь никогда не было таких вот памятных мелочей, вернее не было их в этой жизни. 

- Спасибо..., - во взгляде, обращенном к девушке, вдруг промелькнуло короткое смятение.

Мэйт стала ему ближе, чем можно было ожидать после нескольких дней - пусть и приятного - общения и единственной ночи в ее объятиях. И тем не менее, ей удалось затронуть какую-то струну в душе наемника, какой прежде не касались женщины в его жизни. Это были не мысли, а лишь ощущения, слегка озадачивающие своей новизной. И потому мужская улыбка оставалась все такой же тёплой, а взгляд ласковым. 

Встряхнув цепочку, чтобы та расправилась и, перекинув ее через голову, Киллиан повесил кулон на шею и осторожно убрал за ворот сорочки.

- Пусть теперь она мне напоминает о возрождении, - и может заставит больше ценить данный ему судьбой новый шанс.

Ответного подарка у наемника не было. У одинокого бродяги не было и дома, где могла бы отыскать его Мэйт, если однажды ей понадобилась бы его помощь. И Киллиан подарил девушке ещё один поцелуй, пылкий, сладостный, упоительный. 

Жаркий ветер быстро иссушит его след, сотрет оставшееся на губах послевкусие, сделает его горько-соленым, как морская вода, в противоположность сладости их встречи.

Перед тем, как уйти, Мэйт не произнесла ни слов прощания навсегда, ни "до свидания", в котором бы была надежда на новую встречу. Она сказала "в добрый путь", подняла щит, закинула на плечо дорожную сумку, тепло улыбнулась Киллиану и направилась к калитке, сразу за которой начиналась ведущая к южным воротам дорога.  Мэйт хотела остаться, но уходила, не раздумывая о своих желаниях. В её мыслях наступила тишина, она лишь опасливо лелеяла поселившееся в груди странное тёплое чувство, добавлявшее горечи расставанию и сладости воспоминаниям. 

***

Её влекло море, и Мэйт пришла в порт, понимая, впрочем, что корабли из Сандарина в Ривейн ходят нечасто. Наткнувшись взглядом на неровно стриженный темноволосый затылок мужчины, стоящего у одного из причалов, Мэйт усмехнулась, качнула головой. В руке у странника был посох с рубиновым навершием. А ведь Шейн говорил ей, что пойдёт в порт после праздника. Ему нужен корабль, который зайдёт в порт Минратоса. Она сделала несколько шагов к магу, потом перевела взгляд на море и замерла, широко раскрытыми глазами уставившись на красавицу каравеллу с красно-белыми парусами. Но ведь "Элизион" покинула порт в день своего прибытия. По крайней мере, на следующий корабля брата Мэйт здесь точно не было. 

- Мэйти, сестрёнка! Как же быстро мы тебя нашли!  

Мэйт резко развернулась на знакомый голос и в следующее мгновение, с восторженным "Рико", бросилась обнимать брата, подошедшего к ней со спины. Если бы Шейн решил обернуться на эти возгласы, то он бы наверное удивился, что "сестрёнка Мэйти" тискает непохожего на неё парня, вместо того, чтобы обнимать темнокожего гиганта, стоящего рядом и возвышающегося над тем на голову.

SHaEN & Ribka

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отзвучали последние тосты на добрую дорогу, закончилось вино в бокале. Шейн поднялся, забирая дорожный мешок и вешая на плечо. Все обязательства выполнены, пора в путь. Оставалось лишь попрощаться - вряд ли их пути когда-то пересекутся вновь. 

- Я рад знакомству с тобой, Шейн, - сказал лучник на прощание магу, тепло пожимая руку неваррца.

- Я тоже, Киллиан. - ответное рукопожатие было по-дружески крепким, - Легкого тебе пути, вольный стрелок.

А вот "сестричек" взглядом он не нашел, хотя, кажется, вот только что мелькал на периферии взгляда рыжий всполох. Кажется, кто-то не любит прощаний - или же ждет на улице... что вряд ли. Но легко проверяется. Улыбнувшись, Шейн обернулся к Мэйт, принимая протянутую ему ладонь, но приподнять ее, чтобы вновь легко коснуться губами, не успел. 

- Какими бы дорогами не вела жизнь дальше, Шейн, пусть судьба будет к тебе благосклонна. А я рада, что наши пути однажды пересеклись и какое-то время шли рядом.

Его ладонь взяли в плен сразу две смуглые ладони и он мягко улыбнулся в ответ:

- Спасибо за пожелания, Мэйт Тебар из Айсли. Пусть мир улыбается тебе так же светло, как ты улыбаешься миру. - взгляд светло-серых глаз блеснул лукавством, - И платье идет тебе больше, чем мужская одежда и доспехи. - весело добавил он, на миг склоняя голову в полупоклоне. И, легко кивнув внезапно молчаливому Стражу, вышел из таверны.

Ни Мэллит, ни Кары на улице не обнаружилось - значит, все же, просто предпочли уйти, не прощаясь. Их право.

Южный квартал встретил его привычной вечерней суетой. Стоило бы, конечно, сразу идти в порт, но деньги на дорогу тоже были бы не лишними, поэтому Шейн решил сперва зайти в лавку травника, продать мастеру-алхимику несколько рецептов, созданных им лично. Оставалось надеяться, что нужный ему корабль не уйдет раньше. Но он же всегда может вернуться к Оливии и переночевать там, верно?

***

Поход в лавку был удачным, а вот корабль в Тевинтер уже ушел, причем около двух часов назад. То есть, он не успел бы даже не заходя в Южный квартал. Что ж... может, тут есть еще корабль, что идет в том же направлении? Размышления мага прервал раздавшийся позади возглас:

- Мэйти, сестрёнка! Как же быстро мы тебя нашли!  

Знакомое имя тронуло губы усмешкой, а девичий вскрик превратил подозрения в уверенность раньше, чем Шейн обернулся. И теперь с задумчивой полуулыбкой наблюдал, как не так давно прощавшаяся с ним ривейни пылко обнимается с незнакомцем. Стоящий рядом темнокожий гигант, видимо, и был ее братом, а тот, кого обнимали, возможно, жених? Тогда неудивительно, что она не осталась с Киллианом. Однако, посмотрел, и хватит. Мэйт встречают, с ней все в порядке, а ему самому еще нужно найти корабль, ну, или вернуться в "Весло" и отложить все до утра.

Так или иначе, скоро он вернется в родную Неварру, по которой уже успел изрядно соскучиться. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эпилог Лангрэна и рекрута

 

 

Такова уж натура живого человеческого сердца, что оно радуется и тоскует, порой, вопреки здравому рассудку. Право, не думал же Лангрэн, что вся команда, собранная в Сандарине для похода в Тень, сложилась на века! Да и в любой столице, в любом городе, где находился гарнизон Ордена Серых Стражей, его ждали другие: старые и новые соратники. И всё-таки было немного грустно и от прощальных слов, и от объятий, и даже поцелуй был знаком расставания. А ещё недосказанность повисла паутинкой, когда исчезли Мэллит и её волчица. Или наоборот: волчица и её рыжая эльфийка – неразлучные сестрички. Может и правильно сделали, что ушли не попрощавшись, может и не от этого прохладой потянуло, а от того, что солнце покатилось к западу.

 

Бард продолжал играть в таверне, уже для других гостей, хотя Лангрэну отчего-то показалось, что тот захочет выйти вместе с ним. Пожалуй, он был бы не против и такой компании. Хмель и необходимость всё-таки где-то добыть припасов на дорогу заставили его шагать в сторону Крепости.

Стечение обстоятельств или же нашему герою просто повезло, но уже через час его повестка и письмо мессира Кроноса лежали на столе у Коменданта. Они пересекались где-то прежде, поэтому начальник и не стал зацикливаться на подпитии Лангрэна и выяснять подробностей его задания и действий в Сандарине. Его устроило краткое объяснение всему, правда, он задал ещё несколько вопросов, плотно прикрыв дверь кабинета. Возможно, просто теша своё любопытство. Потом дверь распахнулась и служаки могли услышать, как их бравый ветеран ворчит на столь же бравого пришельца: «Что ж ты позоришь Орден, Серый Страж Лангрэн? Мог бы купить сначала новые штаны, потом уже от радости напиться!» На что тот отвечал: «Конечно, в новых-то пить веселее, да плясать складно не выходит. Пока разносишь!»

Всё же, когда смурная кастелянша подобрала для него подходящую одежду, а казначей выдал деньжат на путешествие, секретарь вручил пачку писем, чтобы доставил их в Вейсхаупт, удача и вино дёрнули за язык: «А лошадь?»

Комендант вспомнил несколько весьма занятных фраз насчёт чрезмерного хотения, однако рыцаря словами не остановить.

 

Лангрэн же зацепился за свою идею и думал, чем бы всё-таки пронять этого Коменданта. Тот, кажется, был рад выпроводить знакомца даже на ночь глядя.

«Вот интересно, право, куда-то же девались кони из поместья, - негромко произнёс он, оглядывая двор, - А в Сандарине их никто не видел, будто бы исчезли». Где-то на грани этого нахальства забрезжил луч надежды и отразился светлым солнечным пятном, впряжённым в старую телегу.

Больше и говорить ничего не пришлось. Возница Джанко сразу же узнал своего недавнего собеседника в доспехах и вслух ему пожаловался: «Помните, мессир Страж, эта кобыла нас свезла с дороги? Так вот, я говорил ей, говорил, а она за своё. Едва я задремлю – в кусты и жрать. Как будто мало ей. Так мне хозяин говорит, смотри, не выправишь кобылу – сдам её на мясо. А как я выправлю, когда она кривая? Что мне теперь, в дороге и вздремнуть нельзя?» Возница продолжал болтать, а Комендант, сообразив, что Лангрэн, только что посмевший весьма деликатно угрожать, нынче не в меру сентиментален, вдруг заявил ему: «Тебе же всё равно, какую лошадь?»

 

*

 

Какие чудеса творят с заезженной наёмной клячей купание в море, правильная ковка и мешок овса? Такие же, как вольный ветер с её всадником. Душа Лангрэна развернулась и запела от ритма мощного галопа, изрядно подзабытого когда-то боевой лошадкой. Вот что значит, вовремя выпить хорошего вина, не замечая предсказания монетки! Начальник сандаринских Стражей, решив уесть чрезмерно много знающего рыцаря, осуществил его мечту. Вчера Жёлтую Розу Ортланд вписали в подорожный документ Лангрэна, нашли для неё сбрую и седло, формально даже выдали довольствие, которое в пути заменят дикая трава и забота внимательного всадника. Лангрэну пришлось задержаться в Сандарине ещё почти на сутки, но он не стал ждать следующего рассвета и выехал на склоне дня. Ему не пришлось пожалеть о своём выборе. Ведь, кроме того, что они отлично поладили с новой лошадью, она намного сократила и облегчила его дорогу. Слово, данное рекруту и при расставании, и после, уже в разлуке, не могло быть нарушено. Для этого Лангрэн вышел из самой Тени, где вёл битву с самой Войной один из лучших в Тедасе отрядов. Шейн. Киллиан. Мэллит и Кара. Мэйт… теперь он улыбался, вспоминая вечеринку и все те милые моменты, которые победят в памяти страдания и боль. Ему ли не знать? А теперь – к цели. В главную цитадель Серых Стражей.

 

 

*

 

Удивительно, но Лангрэн будто знал, куда идти, когда прибыл под сень Вейсхаупта, его высоких стен и башен. Городок у подножия крепости он знал очень хорошо несмотря на то, что не был тут несколько лет. Он сразу же направился к таверне и далее... всё происходило как в том сне.

 

Галадан сидел за столом и препирался с поваром или тавернщиком, что проявлял завидное терпение, потому что у эльфа были деньги. Эльф и Страж будто почуяли друг друга и одновременно повернулись, как на зов.

- Salud! – сказал Страж по-ривейнски.

- Андаран атишан! – смеясь, коверкая известное долийское приветствие, ответил ему эльф, вставая, чтобы подать руку. Как хорошо, что он больше не вредничал, делая вид, что ему безразличен и Лангрэн, и всё, что он для него сделал. Они решили сразу же отправиться в Вейсхаупт, представиться Командору, а может и сегодня же встретиться с Первым Стражем.

 

 

- И что не будет выпивки или пафосных речей? - все же в дороге можно было смотреть только на пыльный ландшафт или маленькие деревньки. Галадан, конечно, думал о приключениях своего старшего товарища и слегка скучал по нему. Сейчас он был рад окончанию ожидания и хотел бы это отметить.

- Выпивки? Галадан! Да я уж пьян от нашей встречи. Я так боялся, что погибну там и не смогу сдержать данное слово. Но если ты хочешь повременить или считаешь, что нам надо сначала всласть поговорить и выспаться перед визитом к Командору, то я готов.

- Ты говоришь, словно я - девушка, - усмехнулся Галадан. Я не привык, что кто-то готов спешить ко мне и держать слово.

Он сначала, как всегда, поёрничал. Но просто для эльфа такие чувства были впервые, он привык быть один и носил броню из насмешек над всем миром и окружающими.

- Слово рыцаря, Галадан, слово честного человека, значит гораздо больше, чем тебе казалось. Скоро и ты станешь гордиться своим словом и соответствовать высокой роли Стража. Ты ведь не сбежал от меня, а значит, не передумал. Тебе предстоит испытание, и я буду рядом.

 

 

*

 

Ритуал проходил в тот же месяц, на рассвете. Перед началом эльф, чтобы скрыть волнение, долго простоял на крепостной стене, глядя на облака, быстро бегущие по небу, как стая налетающих грифонов. Галадан стоял и мёрз, его пронизывал стылый ветер степей. Как он был не похож на теплый бриз Антивы или Орлея, когда тот освежал жаркие утра! Позади послышались шаги, и эльф их узнал.

- Да, уж мне не помешала бы кружка кофе с утра, - сказал он Ленни. Эльф старался выглядеть бодрым и насмешливым, но сейчас ему больше, чем всегда, хотелось дать стрекача.

- Не стоит, поверь, - Лангрэн ободряюще похлопал Галадана по плечу, - Тебе придётся выпить чашу... в общем не такую большую, но напиток довольно скверный. Просто представь, что это - свежий деревенский самогон.

 

Скоро начался обряд. Галадан старалася чтобы его уши не замерзли и чем-то отвлечься. Но все равно он выслушал речь и после этого решил выпить самым первым. Вроде так даже и не страшно. Торжественно, чинно, красиво. Наверное, бедный эльф никогда не видел такого пафоса, но и не испытывал одновременно такой гордости и удивления. Нет, страха больше не было. Переживал, скорее, его спаситель и наставник. По нему этого, конечно, видно не было: рыцари ведь умеют сдерживать эмоции в нужный момент. Но Галадан почувствовал их, будто бы свои. Когда, выполнив всё необходимое, а затем пережив резкую опутавшую боль и скверное видение, очнулся на руках своих новых товарищей. А Лангрэн его бережно обнял и сказал на ухо негромко: «Молодец, сынок».

 

 

*

 

Теперь они станут служить в одном отряде. Когда-нибудь отправятся в очередной опасный путь. Одно задание за другим, ни сомнений, ни усталости. Отвага, ставшее легендой боевое мастерство и полная готовность жертвовать собой. Во имя Жизни. Впрочем, Лангрэн уверен, впереди ещё немало разного, да только Тень его пока не ждёт. Они, вместе с братьями по оружию и с Галаданом, что и вправду станет для него почти что сыном, будут ещё долгие годы хранить покой всех стран Тедаса, будут бороться с порождениями тьмы и защищать этот прекрасный мир.

 

*

 

/Эпизод встречи и ритуала - Ewlar&Эри/

  • Like 4
  • Thanks 1
  • Egg 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эпилог наемника

Показать контент  

930634679_1545040229_zolotistoe-pshenichnoe-pole(2)(1).jpeg.f8dc69600b685c81ebd6e6a3ebd683af.jpeg Солнце приближалось к зениту и летний зной плыл над золотым полем, над наезженной дорогой, делившей его на две неравные половины, над одиноким путником и над крышами приближающихся деревенских домов. Издалека можно было уже разглядеть каменную церковь, чей шпиль помнился выше, чем видели глаза. А вот мельницы на краю деревни прежде не было, собранное зерно всегда отправляли подводами в соседнее селение. И не было второго этажа в таверне, ожидающей гостей на площади. Изменились две пересекающиеся улочки, стали шире, отодвинув друг от друга нестарые дома. И последних тоже стало больше, располагались они иначе, чем помнилось пришлому чужаку, остановившимся перед одним из них.

Ничего в последнем не напоминало об отчем доме, хотя крыша его была тоже крыта соломой, деревянная калитка делилась на две половины - верхняя была приветливо распахнута, а на дворе копошились пестрые курицы. Из раскрытого окна доносился негромкий мелодичный напев. Пес, которого мужчина заметил не сразу, коротко предостерегающе гавкнул, когда незнакомец подошел слишком близко. Песня тут же оборвалась, за занавеской мелькнула чья-то фигура. Через несколько секунд на крыльце появилась молодая женщина с округлившимся под белоснежным передником животом. Она была довольно миловидной, с толстой русой косой и настороженными светлыми глазами. Сложив на животе руки, будто прикрывая носимое под сердцем дитя от возможной угрозы, женщина приблизилась, но до калитки не дошла, остановилась на некотором расстоянии.
- Вы что-то хотели, господин? 

Не больно чужак был похож на господина, скорее на разбойника с большой дороги. Одежда вся запылилась, страшный шрам обезобразил лицо, да и лук его не чета тем, с которыми охотились деревенские. Но к такому лучше высказать побольше почтения, чтобы не рассердить ненароком.
- Это... Чудовы луга? - в мужском голосе слышалось странное волнение.
- Не совсем, господин. Чудесные, наша деревня зовется Чудесные луга, - женщина несмело улыбнулась.
Киллиан улыбнулся в ответ. Улыбка преобразила его, сделала будто моложе. Он выглядел теперь просто уставшим от жары и долгой дороги, и лицо было у него не страшным, а печальным, и взгляд светло-карих глаз казался добрым, а сделав еще пару шажков к калитке, женщина увидела, что и лук в его руках без тетивы. 
- Могу я попросить у вас воды? - наемник показал пустую флягу. - И хлеба? Я заплачу!
- Конечно, господин, - теперь улыбка его собеседницы стала дружелюбнее и теплее. - Я сегодня как раз испекла свежий. И сыр есть, если хотите. А воды вы лучше наберите из колодца, на площади, там вода холодная, свежая. У меня то она утрешняя, уже теплой стала...
За румяную ковригу хлеба и большой кусок сыра Киллиан отдал серебряную монету, чем окончательно смутил хозяйку. И ощущал ее растерянный взгляд, пока поворот дороги не скрыл мужчину из виду.

 

За деревней снова потянулись поля. Ветер колыхал колосья, гнал по ним пшеничные волны. Вскоре отыскалась тропинка, уводящая от дороги к темнеющей вдали кромке леса. Свернув на нее, наемник шел, не обращая внимания на усталость и зной, скользил ладонью по щекочущим длинным усикам колосков. “Добрый будет урожай”, мелькнула неожиданная мысль, заставив губы скривиться в невеселой усмешке. 
Пятнадцать лет он не был в этих краях. Тринадцать, как “навсегда” покинул Старкхевен, а за ним и остальные полисы Вольной Марки. И вот, как в детстве, идет, вдыхает запах сухой земли и зреющего зерна, также звенит горячий летний воздух, также липнет к телу потная рубаха. И также исподволь беспокоит странное предчувствие, ожидание чего-то... 
Наемник остановился. Показалось или нет, что под сенью приближающегося леса кто-то стоит? Прищурившись, он всмотрелся сквозь зыбкое марево, плывущее над полями, но так и не смог понять, есть ли действительно чья-то фигурка на конце тропинки или прячущиеся под деревьями тени играют с ним. Утерев с лица пот, Киллиан пошел дальше и мысли-воспоминания тоже продолжили свое движение в его голове.
Вольная Марка числится на картах мира единым государством, никому за пределами нарисованных границ и в голову не придет делить ее. Но на деле города-государства объединяются лишь перед угрозой большой опасности, вроде Мора или нападения сопредельной страны, с которой не справиться поодиночке. В остальное же время они ведут свои междоусобные игры, заключают недолгие союзы и нападают на соседа в борьбе за пару пограничных деревень и лишнее поле. 
Война. Огненная демоница, клятая Матушка, древняя, как сама жизнь и такая же вечная. Сын крестьянина знал о ней только то, что писали в книгах, которые читал в детстве. Но там война представала героем в сверкающих доспехах с карающим грешников мечом. Там чело ее украшал венок из шалфея и красавицы подносили полную чашу вина к ее губам. Сын крестьянина мечтал о славе и не думал, что война это кровь, боль и слезы. Что во имя ее брат убивает брата, сильный не жалеет слабого, что не делит война ни по возрасту, ни по полу, ни по положению.
Ненасытная ярость ее обрушилась на Чудовы луга по приказу лорда-канцлера Тантерваля. Не ради наживы, не для расширения земель. Лишь два года спустя, в случайно подслушанном разговоре Киллиан узнал, что его родные, его друзья, деревня, где он родился, и вся его жизнь были расплатой, смерть и разрушения - карой, нападение - местью. Люди стали разменной монетой власть имущих, но первым дар на алтарь Войны принес старкхевенский принц. 
Последняя мысль снова заставила мужские губы скривиться, на этот раз в злом оскале. Да Киллиан узнал, кого винить в случившемся, но знание не принесло облегчения, ведь отомстить обидчику - он понимал это даже тогда, еще преисполненный ярости и боли - было не в его силах. И он ушел, дезертировал из городского ополчения. Покинул Старкхевен, а затем и Марку. Но куда бы он ни шел, Война опережала его, рукой гостеприимной хозяйки показывая свои владения. Шевалье в Орлее сшибались конницами на полях под стягами своих господ. Баннорны в Ферелдене вели такие же мелкие распри, как полисы Вольной Марки. Антива взращивала во имя демоницы воронов-падальщиков. Тевинтерские магистры, ставящие себя выше прочих людей, исправно несли ей кровавую дань. Война правила на земле и воде. Если однажды суждено будет людям покорить воздух, они и его положат к стопам Войны.
На родине наемника говорят: “Удача - словно морской прилив, приходит и уходит” и капризная эта леди полностью соответствовала поговорке. Она то щедро одаривала мужчину своей благосклонностью, то лишь мимолетно улыбалась ему, то пряталась и не желала иметь дела со столь неблагодарным партнером, возвращаясь лишь в самый отчаянный час. Киллиан продолжал жить и постепенно научился снова радоваться жизни, не боясь и не прячась от смерти, плыл по тому течению, что несло его, как гонит ветер опавший лист. 
И вот он вернулся туда, где все началось, сам не понимая зачем, неохотно следуя за смутным желанием сердца. Но, как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так и Чудовы луга канули в прошлое. И все же горечи мужчина не ощущал. На месте пожарища построили новые дома, новые крестьяне теперь возделывали тут поля и пасли тучных овец, голоса новых детей наполняли воздух радостью. А значит жизнь восторжествовала над смертью. Что еще раз доказывало мнимую власть демоницы.

 

Стоило ступить под деревья и докучавший зной отступил, стал терпимее. Тут, на опушке, еще не было прохлады, но Киллиан помнил, что рядом с речкой должно быть свежо. Вода в ней, питаемая подземными ключами, тоже была холодной, быстрой, но у памятной поляны приток Минантера образовывал заводь, замедляясь и прогреваясь под солнечными лучами. Найти бы еще ту заводь...
Наемник постоял, давая ногам непродолжительный отдых. В лесу было шумно. Перекликались птицы над головой, жужжали, пролетая, жуки, вспархивали над цветами яркие бабочки. Ветер трепал густую листву деревьев, скрипели ветви. Где-то что-то ухало, шуршало и пересвистывалось. Но как бы лучник не всматривался, не находил и следа присутствия другого человека. Все же показалось. 
За прошедшие годы лес изменился до неузнаваемости. Вытянулись вверх деревья, зАросли малины, украшенные тяжелыми, сочно-красными ягодами, грозящими упасть на землю от неосторожного движения, заполонили подлесок. Пару раз Киллиан замечал куропаток, прячущихся в траве, видел следы зайцев, издавна облюбовавших этот лес в качестве дома. Орешник с раздвоенным стволом был похож на тот, из детства. Развилка только была значительно выше, но на темно-серой коре под ней виднелись старые неуклюже вырезанные буквы “А+К”. Лучник узнал короткую надпись, ухмыльнулся, покачивая головой, удивляясь, что сумел найти верную дорогу. Отсюда до укромной заводи было идти совсем недолго.

Берега реки заросли осокой, рогозом и камышом. Спрятавшись в них от полуденного зноя, квакали лягушки. Тонкие худосочные ивы, какими их помнил наемник, выросли, склонились к воде, полоща в ней свои ветви. Легкий ветерок нес от реки свежесть. Вдоль берега проплыла утка со своим выводком. Все здесь дышало покоем и умиротворением. И это единственное, что осталось таким же, как в детстве. Да ведь и тот мальчишка, что приходил сюда когда-то с друзьями, давно умер и на его месте теперь стоял взрослый мужчина, изменившийся не меньше, чем окружавшая его местность. И последний не стал грустить, напрасно сравнивая смутные картинки из своей памяти с действительностью, а с безрассудной готовностью предался беззаботной неге летнего полудня у лесной реки. Накупавшись до усталости и отобедав купленными в деревне хлебом и сыром, Киллиан беззаботно развалился в траве, зажав сочный стебелек в уголке рта и прикрыв рукой глаза. И сам не заметил, как уснул, сомлев на солнышке. 
В этом сне звонкие детские голоса наперебой делились заветными мечтами и губы спящего улыбались их невинному простодушию. Наемник мог бы ответить этим голосам, рассказать о том, что узнал на долгом пути своей жизни. О том, как умеют веселиться Серые Стражи. О магах, заслуживающих уважение, а не ненависть. О том, как умны и верны могут быть волки - больше, чем легендарные мабари из холодного Ферелдена. Что личность складывается не из роста и формы ушей. Он мог бы поведать о странах, где побывал. О людях, которых встречал. О том, как отличаются людские нравы и обычаи за пределами стархевенской деревушки. И выбрал бы для своих рассказов только самое светлое, самое радостное, что только отыскалось бы на вехах долгого пути. 
Но сон спугнули голоса настоящие, заставив мужчину, наконец, очнуться и сесть. Пока он спал, тени снова вытянулись и солнце ушло на запад. Трое ребятишек, лет по двенадцать, вряд ли больше, настороженно остановились, увидев на своем излюбленном месте чужака. Одна из них, девчонка, худая и нескладная в силу возраста, с мышистого цвета растрепанной косой и огромными глазищами в пол лица, смотрела на наемника с таким строгим укором, что последний даже растерялся на мгновение. 
- Не бойтесь, - проговорил Киллиан, поднимаясь на ноги и поднимая раскрытые ладони, чтобы показать, что не вооружен и не желает зла.
- А мы и не боимся, - неожиданно твердо ответила девчонка, вздернув острый подбородок, будто оружие.
Против воли Киллиан улыбнулся. Не ожидал такого характера от обычной крестьянки, в то время как оба ее спутника молчали, явно растерянные этой встречей. Девчонка же вся подобралась от его улыбки, будто натянутая тетива, сжала плотно губы, стиснула прижатые к подолу кулачки. Вероятно, ей было страшно, как минимум вид незнакомца ее нервировал. И все же всем своим видом она будто бросала вызов, говорила “Это мой лес, моя река, у тебя нет никакого права быть здесь и все портить!”
Удивительно, как часто на его пути встречались вот такие женщины, молодые, старые и совсем юные. Смелые, сильные характером, верные себе, неизменно восхищавшие наемника своим внутренним стержнем. Такой была мама. И Айне. Купчихи, владелицы постоялых дворов, редкие соратницы. Такой была безобразная Грубер. И смуглокожая красавица ривейни, Мэйт, тоже запомнилась именно такой, волевой и храброй, противоречиво нежной и страстной... 
Киллиан поймал и приструнил озорную мысль. И однако же он оказался в затруднительном положении. Без вины он ощущал себя виноватым под этим суровым девчачьим взором и понятия не имел, как оправдаться за свой проступок. Давненько его еще не ставила в столь затруднительное положение представительница прекрасного пола.
- Вижу теперь, что не боитесь, - ответил он, наконец, смелой собеседнице, улыбка его стала чуть шире, от уголков глаз разбежались морщинки, немного смягчая грозный облик незнакомца в детских глазах. Наемник сделал знак рукой, будто приглашая ребятишек к реке, а сам, отвернувшись, принялся неторопливо собирать вещи. Он не хотел портить ребятам долгожданный отдых, да и в самом деле задержался тут и, если не хотел заночевать под открытым небом, пора бы и впрямь идти в путь. Уловив за спиной неразборчивое перешептывание и шуршание травы под ногами, наемник на секунду замер, сосредоточенное выражение лица снова сменилось улыбкой. 
Сборы были недолгими - стряхнуть с одежды прилипший во время сна сор, натянуть сапоги. Надеть куртку не успел, в поле зрения - но на почтительном расстоянии - появился один из мальчишек, смуглый от загара, высокий, с копной смоляных волос.
- Кажется, я видел вас в деревне.
- Наверное, видел, - согласился наемник. В таких небольших деревнях, какими были Чуд...десные луга чужаки всегда привлекали внимание. Его тоже провожали взгляды селян, но, не находя себе угрозы, последние теряли и интерес к путнику. 
- А вы.. надолго в наших Лугах?- подал голос второй паренек, низкорослый и жилистый, такой же загорелый, как его приятель, с выгоревшими под летним солнцем добела волосами.
Киллиан бросил на паренька быстрый взгляд, качнул головой:
- Нет, я шел мимо.
Повисло недолгое молчание, словно его собеседники искали какими еще вопросами можно “прощупать” незнакомца. Дети всегда более жадны до нового, чем взрослые, и всегда ожидают, что им может открыться что-то любопытное.
- Если вам нужно в Старкхевен, то необязательно возвращаться на тракт, - неожиданно подала голос девчонка. Киллиан повернулся к ней. Взгляд последней не смягчился, но что-то заставило ее подсказать мужчине короткий путь: - Вверх по течению, мили через две, есть мост.
Ее собеседник удивленно приподнял брови, но тут же благодарно улыбнулся. Он вообще оказался щедрым на улыбки, этот чужак. И те казались искренними.
- Спасибо, я не знал про мост. Раньше его там не было.
Теперь пришел черед удивленным взглядам детей.
- Его уж лет десять, как построили, - проговорил парнишка, тот, что был пониже. Он поглядывал недоверчиво и Киллиан догадался, что тому сомнительно представить, что кто-то мог проходить через их деревню так давно, а теперь идти снова. Они и сами едва ли помнили строительство. И, прежде, чем успел прикусить язык, неожиданно признался:
- Я жил тут когда-то... когда был как вы...
Троица снова обменялись недоуменными, явно неверящими взглядами. А потом девчонка всплеснула руками, прижимая их к своим щекам от внезапной догадки:
- Вы тот выживший мальчик?! - то ли спрашивала, то ли утверждала она. И наемник снова растерялся, второй раз за эту короткую встречу, от собственной болтливости и от того, что девчушка, оказывается, знала ту страшную историю, на костях которой была построена ее деревня. А она, вспыхнув, что маков цвет, пролепетала, будто оправдываясь: - Мой дед говорил об этом...
Неохотный кивок чужака словно прорвал некую плотину. Дети придвинулись ближе, даже девчонка, словно знание о том, что их собеседник из этих же краев, странным образом роднило их с ним. Но к облегчению Киллиана их вопросы не касались прошлого, то ли ребята почувствовали как-то его нежелание возвращаться к нему, то ли настоящее лучника казалось им увлекательнее. Они спрашивали откуда он пришел и куда направляется. Табита - так звали девчонку - первой разглядела руну на оружии наемника и восхищенного блеска в глазах троицы прибавилось. Они наперебой просили рассказать истории из его приключений, кто веселую, кто страшную. И Киллиан рассказывал, те, которые прежде хотел поведать эху прошлого. Но к чему цеплять за него, когда ты интересен настоящему, а будущее стелется под ногами перекрестком дорог?


Горящие детские взгляды долго провожали его, когда наемник все же собрался в дорогу. Последний улыбался. Он уходил, снова пустившись в бесконечный путь, оставляя за спиной прошлое, но унося память о нем, и на этот раз дышалось легко и было удивительно мирно на душе. Словно сама Пророчица омыла бродягу слезами благодати. Возвращение на родину принесло неожиданные плоды, прояснило мысли, усмирило старую боль. Но оно будет единственным. И в Старкхевен,  вопреки предположению юной собеседницы, наемник тоже не собирался. Как и  обычно, у Киллиана не было плана на будущее. Можно было сесть на корабль и уплыть в Неварру. Или в другую сторону - до океана Амарантайн и там пересесть на корабль до Антивы. Слухи говорили, что над горами Виммарк видели высшую драконицу и можно было пойти туда. Ведь где драконы, там и охотники на них, и хороший куш выжившим, если удастся прикончить зверюгу. Выбор щедрый. В руке верный лук, у бедра - полный колчан. И ты жив, пока жива память о тебе, пока где-то кто-то вдруг вспомнит с теплотой недолгую вашу встречу. 

949414617_623b51f8f0b14a864d2802f1418a318a(1).jpeg.b1144d4e08ad341ba7b311ecd52120a4.jpeg

 
  • Like 2
  • Thanks 2
  • Egg 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...