Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
FOX69

ФРПГ Dragon Age: Seheron (ИГРА)

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

426563187_revasan.thumb.jpg.8d4e859f06dfae1c0444d381a05689e3.jpg

Revasan - место, где царит свобода

Вояж
 

Пролог

Глава 1. Кто не успел, тот опоздал

Глава 2. Кто-то теряет, кто-то находит

Глава 3. Вечер перестаёт быть томным

Глава 4. Прибытие

Глава 5. В лоне Сегерона. Полезные вещи.  Разведка 

Глава 6. Переход

 

 

 

Комната: SEHERON

Карточка сводная

Hide  

 

Отголоски Тени
 

Богов нет.

Есть лишь субъект и объект, деятель и предмет действия.

Те, кому хватает воли возобладать над остальными,

получают титул не по природе, а по заслугам.

 

Минратос, 7:38, начало плуитаниса

 Большая имперская библиотека, секретная секция

 

 

KGCqB.gif.5a0266f4800bf248b62a5cffea7d0c3b.gifАрхивариус тайной секции не рекомендовал касаться «отголосков». Обрывков Тени, хранимых в лириуме, по гномьей технологии Каменотёсов. Но кто же запретит теперь, отговорит, попробует забрать? Когда до заветной мечты остался только шаг.

Лириумный резервуар распечатан. На губах исановый* привкус. Мутит. Пары, исходящие от источника, сначала пьянят. Заполняют память потусторонними мыслями и начинают складываться в образы, ощущения, картины.

 

 

 

* Исана, «поющий камень» — название лириума на языке гномов

 

 

 

1973870448_Arlasamalarevas.thumb.jpg.26778deb66353c7a1e900f746c25f97d.jpg

Ar lasa mala revas - теперь ты свободна

 

 … Была война. Её причиной стало несоответствие двух ритуалов…

Прогресс познания нельзя остановить. Лишь можно попытаться доказать, что будущее не подвластно тем законам. Что брать сверх меры грех, и жадность всё разрушит. Но кто же запретит, когда заветная мечта так близко.

Чужие мысли. Тёмные фигуры. Злость, безысходность от невозможности стать первым.

И гнев.

В ладони Сфера. Её окутывает электрическая вспышка. И трещина раскалывает камень пополам.

Слов нет. Но мысли обретают форму.

Гельдауран и Эльгарнан. Друг против друга…

… Была война. Одни стремились доказать. И отвратить от мыслей о титанах. Но кто откажется, когда мечта уже в ладони. Другие следовали древним ритуалам. И были собраны войска, и брат пошёл на брата в попытке доказать чьи смерти будут им более полезны для зарядки Сфер.

… Была война. Столетия и дольше. И как в любой войне была победа. Она досталась тем, кто был сильнее. Так и бывает в мире. И кто же будет вспоминать теперь о побеждённом.

Они Забыты.

Победа стала поражением. Изгнание и забытье. Как приговор. Проклятье и запрет. И побеждённые теряют всё. Лишь злоба и страдания остались.

И месть.

Они ушли на край своих земель. Непокорённые. Оставившие проклятую магию свою в отместку в сердце одного титана.

Вы вспомните о нас, когда начнёте сердце открывать. Лишь тьма и тлен внутри.

Так зарождалась ненависть. Так в самой тёмной Тени они переродились. И потеряли плоть, чтоб устремиться в Бездну.

Забытые.

И было далеко до воздвижения Завесы…

Страдание рождает боль. Боль будит гнев и ненависть.

 

zebenkek11.png.15cd49f286f1376a9ac1051127ab9b66.png«Mamae? Mamae na mara san...»**

«Nae! Da'len! Ma garas mir renan»

«Mamae…»

«Tel enfenim, da’len…»

Она просила. Она стенала. Но вечность поглощала слёзы. Никто ей не ответил на мольбы. Лишь по следам её клубилось душной пылью напутствие.

За то, что бросила Народ в годину горькую, за то, что отказалась от обличья и бежала туда, куда не доходит Земля, да будет Зибенкек и ей подобными изгнана из земель эванурисов.

И то, что говорилось, тут же разбивалось о щит намерений - не уступать.

Я Гельдауран, и я отвергаю тех, кто пытается возобладать надо мной. Пусть сломается лук Андруил, пусть остынет огонь Джуна. Пусть они строят храмы и заманивают верующих обещаниями. Их поглотит гордыня, а я, позабытый, останусь при своей силе, отдельно от них, пока не достигну вершин.

** Мама, я не могу найти тебя…"/ "Нет! Дален! Следуй на мой голос"./ "Мама"./ "Не бойся, малыш".

Видения пропадают. Грань восстанавливается. Тень и Реальность разделены. Ещё звучат далёкие отголоски из лириумного канала и вплавляются в память. А тихий голос приносит боль умирающей любви.

 

Elgara vallas, da'len

Melava somniar

Mala taren aravas

Ara ma'desen melar

Iras ma ghilas da'len

Ara ma'nedan ashir

Dirthara lothlenan'as

Bal emma mala dir

 

Tel'enfenim, da'len

Irassal ma ghilas

Ma garas mir renan

Ara ma'athlan vhenas

Ara ma'athlan vhenas.***

***
 

Солнышко село, кроха моя,

Время пришло засыпать.

Мыслями ты отправишься в даль,

Я же буду твой сон охранять.

 

Куда ты уходишь, кроха моя,

Со мной расставаясь во сне?

Правду искать в забытой стране

Той что в сердца лежит глубине.

 

Не страшись ничего, кроха моя,

И неважно куда пройдёшь.

Следуй всегда ты на голос мой —

И к дому дорогу найдёшь.

И к дому дорогу найдёшь.

Hide  

 

Странные ощущения, словно он сам побывал там. Рядом с потерянным прошлым. Рядом с теми, кто создал этот мир. В его нынешнем виде.

 

Hide  
Изменено пользователем FOX69
  • Like 3
  • Thanks 4
  • Egg 2
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Пролог

«Были только мы. Не было людей, гномов, никакой другой расы, только эльфы.

Каждое злодеяние, за которое ты ищешь возмездия для своих страдающих в эльфинажах сородичей,

совершали эльфийские аристократы над эльфийскими слугами.»

Большая импреская библиотека, 7:38, солис

Он и сам не понял, когда связь с внешним миром поблёкла и потеряла направленность, как сузилась реальность до печатного листа, среди контейнеров с артефактами, пыльных фолиантов, книг, свитков и бесконечных строк известных и позабытых языков.

Он пропал почти на неделю, покинув пыльные архивы только пару раз, чтобы запастись водой и какой-то высушенной снедью. Именно здесь между тайн и загадок прошлого хранился ответ не на один вопрос, терзавший неугомонного наследника древних элвенов. Здесь, сокрытые много веков,  хранились тайны со всего континента. Поговаривали, что в секретных запасниках спрятаны - Истинный прах Андрасте, чешуя Думата, Пыль Золотого Города и прочие потерянные реликвии. Но не за религиозными раритетами устремился агент бюро контрразведки в обширные чертоги памяти многих поколений людей, эльфов, гномов.

Его интересовал конкретный предмет. История его появления, создания и применения.

А всё началось на лекциях в Круге по истории магии с мимолётного упоминания о давно забытой магической специализации, которой владели на заре своего становления неромениане, позаимствовав у древних эльфов знания о магическом. Ещё тогда, будучи двенадцатилетним мальчишкой, рабом, которого взялся обучать хозяин, он как-то слишком настойчиво для школяра интересовался забытыми методиками древних эванурисов. То ли в лопоухой голове была сильна генетическая составляющая, то ли он предчувствовал, что когда-то найдёт ответы на свои вопросы.

С тех пор любые упоминания об эванурисах активировали в нём неуёмное желание продолжить поиски и вернуть потерянную магию. И все накопившиеся знания вели его к тайнам, тщательно хранимым Тевинтером в секретных архивах, к которым он добился доступа, преодолев непреодолимое.

На время он даже забыл, каким образом и с чьей помощью достиг своих целей. Забыл Лломерин и пиратов, помощь оборотня и защиту магистра. В своей неукротимой  жажде  знать, он отметал прошлое и не позволял ему влиять на настоящее, а уж тем более будущее. В памяти остались лишь хрустально-голубые озёра глаз, да бархатистое серебро бороды святого отца. Его бы он не забыл. Но. В настоящем для этих глаз места не находилось.

Любой одержимый позавидовал бы его упорству и настырности. Желание знать стало назойливо-болезненным и за неделю превратилось в осмысленное стремление пробивать головой любые преграды и продираться «с мясом» сквозь научные дебри, в которых он плавал тупой измождённой камбалой. Знаний катастрофически не хватало, особенно знаний элвенов.

«Ужасный гримуар» - запретные знания, даже здесь в Империуме, лишь касался Истины и лишь частично описывал ритуал. Тысячи заклинаний на крови, смертельно опасных для самого заклинателя, не оставляли сомнений в природе происхождения оных. Древнеэльфийская вязь переведённая на древний тевене лишь раскрывала суть. Нероменианский грубо отсекал поэзию и красоту магического в древности. По сути, искажал и делал заклинания негодными для практического применения.

«Первые маги отправлялись глубоко в Тень за ответами и силой, они всегда искали силу. Они нашли Недозволенных — Зибенкек, Имшэля, Бесформенного и Гаксканга Свободного. Много было переговоров, много покровов было снято с земных тайн. Вот так рождалась магия крови». 

Драконы вы говорите, шептали смертным?.. Думат раскрыл «секреты крови»?..

Перед ним лежали полуистлевшие дневники исследователей подземелий Эмериуса. Пожелтевшие, заляпанные страницы, защищённые заклинанием заботливыми служителями библиотеки. Документы, чудом попавшие в руки тевинтерской разведки вместе с их обладателями, которым выжить видимо не посчастливилось.

«Во времена эльфийских Долов почитатели Забытых преследовались и искоренялись. Тем не менее, тайное поклонение Забытым по-прежнему существуют. Некоторые эльфы, жаждущие отомстить людям за многовековое угнетение своего народа, присоединяются к этим культам. Долийцы считают таких эльфов предателями Народа, отрекшимися от всего, что делало их долийцами, в обмен на обещание извращенной и ужасной силы».

Припомнил он отрывок из недавно проштудированных записей одного из сновидцев-историков.

Достоверно известно, что члены одного такого культа обитают на западных границах Орлея, в лесу Тирашан. Их лица украшает странный, красный валласлин, а в бою они не призывают богов на помощь, вместо этого они предлагают своих врагов им в жертву.

Стоило поднять все документы, где фигурировали эльфы, которые могли противостоять с целью мести. Войны Долов, Халамширал, восстания рабов доандрастианской эпохи …

28 солиса

- Даббон Хайт? – неслышно шепнули губы вслед за неуловимой мыслью и шелестом перевёрнутой страницы. Маг? Элвен? Эванурис? Один? Или группа? Секта?

Забытые жили в месте, известном как «Пустота» или «Бездна», в котором не мог долго находится ни один смертный или бог.

Они были изгнаны эванурисами. Они жили в Бездне. Они меняли форму.

Бесформенный. Один из Недозволенных. О нём почти ничего нет. Но Андруил, облечённая в доспехи Пустоты и Забывшая настоящее…

«Однажды Андруил устала охотиться на смертных и на тварей. Она взялась за Забытых — нечестивых созданий, обитающих в Бездне. Но даже для эльфийской богини губительна пустота — а потому по возвращении Андруил все дольше и дольше не могла выйти из безумия.

Андруил надела доспехи, сделанные из пустоты, и все забыли, как она выглядит».

Он ясно ощутил, как распухает череп и норовит взорваться от посетивших мыслей.

- Так… - усилием воли исследователь древностей остановил сокрушительный поток мыслей и проговорил, вынимая из сильверитового ящика потрёпанный раритет, - Вернёмся к эльфам.

 

Чёрный дневник «Даббон Хайт»

1170 ТЕ, 7 матриналис   

-25 год Древней эры. Почти механически сопоставились даты в разгорячённых мыслях.

...Наконец-то мы на месте. Катакомбы Эмериуса обжиты повстанцами. Они хотят нам помочь.

1170 ТЕ, 13 матриналис

Сегодня мы встретились с Радуном. Рабом-аламари. Ныне предводителем восстания. Им нужна наша помощь. Нам – их жертвы. И чем больше их будет, тем полнее будет насыщение Сферы, тем быстрее явится Объект.

1170 ТЕ, 15 матриналис

Город гудит разворошённым ульем. Словно в предчувствии неизбежного. Магистры уступают повстанцам. Они готовы выполнить требования.

1170 ТЕ, 18 матриналис

Радун отравлен. Его последователи разъярились. Но мы не готовы. Даже не смотря на истончённую Завесу. Зарядка Сферы ещё не полная. Мы ждём.

1170 ТЕ, 20 матриналис

Сегодня был штурм. Тысячи жертв прошлого и тысячи жертв настоящего аккумулируют энергию и наполняют Элемент. На площади горят костры и стоят виселицы. Все магистры и их приближённые казнены восставшими. Улицы завалены горящими книгами и свитками. Кругом хаос. Грабёж и убийства.

Пора. Страницы гримуара черны.

Пора напитать и вкусить. Собрать плоды и сохранить.

«Кровь кормит, кровь питает.

В крови слышен зов. Кровью скреплён договор.

Мой хозяин омыл себя в реке крови,

И пришёл Великий Зибенкек!»

1170 ТЕ, 2 парвулиса

Есть ли связь между Забытыми и Недозволенными? Судя по планам города, найденным сегодня, в клетях каменщиков, лабиринт представляет из себя определённые узоры. Символы? Руны? При таком расположении эти знаки должны быть заряжены.

Сегодня обнаружили лабиринт пещер, сточных канав, потайных коридоров. И наконец! Тевинтерские покои. Множество залов и комнат. Разграбленных. Магистры держали сотни магов в глубоких подземельях под городом. Здесь они жили и проводили исследования вдали от пристальных взглядов обывателей.

Восстание не утихает. Улицы завалены горящими книгами и свитками. Кругом хаос. Грабёж и убийства.

Город хотят переименовать. Киркволл. «Керк» - чёрный цвет скал, в которые вмурован город. Что ж, достойный цвет для анархии… В город вводят войска. Прибыли храмовники.

Он дочитал. Уцелевшие строки. Восстание рабов в Киркволле продлится ещё год. Оно будет кровавым и жестоким. Видимо не без участия авторов строк. Всеобщий язык густо пересыпанный эльфийским нетрудно было разобрать, но вот последняя строка, словно в насмешку над исследователем была написана той самой вязью, которая была давно забыта.

648457480_.jpg.d450c1732d030504f09860351aa90fe2.jpg

- Неееет, нет, нет, нет… - с досадой пролепетал эльф, пытаясь заглянуть за оборот страницы, в надежде обнаружить там перевод.

- Да вы издеваетесь! - вспыхнул огненный стихийщик, подскочив на месте. Взлохматил светлую шевелюру и кинулся на поиски словарей. Казалось, в этой последней строчке хранилась заветная развязка всех его изысканий.

Язык магии эванурисов предстал перед ним тонким переплетением строк, более похожим на растительные узоры, которые сейчас преграждали путь к цели непролазными дебрями ферелденских лесов… Стоп! Найденный словарь, который вряд бы чем-то помог, упал к ногам исследователя, выбив из старых страниц облачко пыли.

- Пол, - отдалось под сводами тайной библиотеки, и эльф покинул секретный отдел раньше, чем пыль осела на каменные плиты.

 

В башне Восточного Створа он был через полчаса, скопировав на лириумный кристалл запись из древнего дневника служителей Забытых. Старый Томан, предвосхищая единственный вопрос, пульсирующий в голове молодого эльфа, отправил его в дендрарий, где наслаждался прохладой и бесконечным цветением растений ферелденский оборотень в ожидании хозяина башни.

Лифт, ступени, крутая лестница, и он влетает на шестой уровень в святая святых Софии Шармаль – её выпестованные терпением и магией сады.

- Пол! – на ходу откидывая ветки цветущей магнолии, молодой приблизился к седоволосому и с разбегу, схватив дружескую ладонь, втиснул в неё кристалл. Магу Духа не составляло труда прочесть лириумные писания, которые тут же закружились в мыслях скачущей чехардой. – Ты должен мне помочь, - протараторил Элька, - Я не могу обратиться к посторонним. Я им не доверяю. 

569148683_.jpg.358d620a9dbebfe9a06b527365bca8a4.jpgЭльф наслаждался. И одновременно прокручивал в уме несложное заклинание, удлиняющее руку по подобию лианы, - полезно в быту, удобно на отдыхе. Скажем, если вдруг прилег на солнышке, а склянка с сидром охлаждается в колодце...

Вместе с писанием закружило в мыслях так и не сложенное заклинание, но на миг он ощутил в плечах необычную гибкость.

Отмахнулся от заклинания, откликаясь на просьбу того, кому не мог бы отказать ни в чем. Выудил необычную вязь.

Нет, он не знал этого языка. Посоветовал бы обратиться к архивариусам Библиотеки, но Элька в последние месяцы не зря пропадал в тайниках Магистериума. Что он там выискивал - о том седой эльф не спрашивал. И так было понятно - знание не для посторонних ушей.

Покачал головой, словно встряхивая кружащиеся образы:

- Не, не умею такое читать... Ты ел сегодня? - невольно спросил, вглядываясь в возмужавшее лицо, но все еще юное (или все еще знакомое по тем, юным чертам), для которого безвылазное прозябание среди антиквариата сомнительной чистоты и освещенности на пользу не шло.

Кивнул, не отводя взгляда в сторону легкого столика невдалеке, на котором поджидало проголодавшихся блюдо с фруктами.

Любитель антиквариата опешил и растерянно уставился на того, на кого возлагал все свои глобальные надежды последние полчаса. Мотнул лохматой головой, пропахшей книжной пылью,  невпопад отвечая на вопрос:

- Сегодня… ел, не… вчера ел… - и тут до него дошёл основной смысл фразы, - Как это не умеешь?! – высказал почти возмущённо, не желая осознавать реальность, но тут же притих, - Ты же оборотень, духовный локус, ты в Тени, как у себя дома, ты видел, чего другие не видели, ты умеешь и знаешь больше любого магистра. Как это не умеешь? Мне нужно это перевести. Понимаешь? – зелёные глаза с нетерпеливой мольбой уставились на друга. Другу не дозволялось «не уметь» и «не знать».

Оборотень понял это по голосу, смене судорожной поспешности последней надеждой, констатировал:

- Это вопрос жизни и смерти.

Вздохнул, положил руку на предплечье, мягко разворачивая по направлению к блюду с фруктами.

- Я разузнаю кое-что, а ты пока поешь. Давай, поешь, это займет какое-то время.

- Пол... - исследователь древних свитков направился, куда направили, не отрываясь от серых глаз оборотня, - только ты поторопись. Мне... - около стола он наткнулся на стул и наконец-то перевёл взгляд на еду. Заурчал желудок, напомнив о голоде. Уселся, схватил первый попавшийся фрукт и продолжил, одновременно откусывая и наблюдая за действиями седого эльфа, - мне нужно. Как можно скорее. Я неделю там торчу, столько всего перерыл и когда уже почти нашёл... такой облом. Представляешь?! - Полу предлагалось испытать всю несправедливость бытия по отношению к умам пытливым и неугомонным, и предпринять что-то немедленное и чудодейственное.

Тот уже погружался. Продолжая сжимать кристалл, следовал за нитями от золотистых незнакомых витийств туда, за Завесу, к знакомым тропам изменчивой Тени. Элли обратиться бы лучше к Крассу с этим деликатным делом. Тот умело потянет за нужные ниточки, "прищемит кому надо хвост", незаметно нажмет... и вуаля, нашелся бы лояльный переводчик, готовый держать язык за зубами до могилы. Надежен ли такой вариант? Но понятен - да.
Полов надежный вариант обитал где-то в Мглистых горах. Надежный, да. Только вот насчет цены могли остаться вопросы.
Он взмахнул синими перепончатыми крыльями, тяжело оттолкнулся от вязкой подвижной почвы - и воспарил, но не так высоко, чтобы достичь Черного города, нависавшего над миром. 
Плавно углубился в лабиринт парящих островов Тени, населенных любопытными духами и демонами. 
К тому времени, как сжимающая кристалл рука расслабилась и эльф шевельнулся, Эли, наверно, успел хорошенько перекусить.
Устало оперся о стол - и чуть не завалился мордой прямо в центр фруктового изобилия: часть предплечья все же олианилась, оказывается.
- Черт... - седой ухватился за край, его повело...

Виноград, плетью увлекая за собой нарезанные яблоки, катился по узорчатой плитке, блюдо сделало жалобно "Баууу-ммм", гул скрадывался обступившей двоих зеленью.

Пол, наконец, обрел равновесие, стряхивая с колена апельсиновый сок, спохватился, поднял с пола оброненные кристалл. Виновато потер о рубаху.

Растерянно обозрел непривычно живущее по физическим законам пространство яви. 

- Э... А, вот ты. Ну что, готов поговорить с той, кто знает? 
Протянул кристалл. 
- И... зови ее просто бабушка Урд.  

Молодой седому не мешал. Дожёвывал очередной персик и наблюдал. Даже, когда происходила растительная вакханалия с падением тарелок. Ещё не хватало лезть под руку духовному магу во время путешествия по Тени. Приложит "Дробящей темницей" и разбираться не будет, кто там встрял.

Элька облизал пальцы, кивнул:

- Просто "бабушка"? - удивлённо спросил. Не был бы он Элькой, если б не спросил. - А что за бабушка? 

Без избытка лириума он не за что бы сам не преодолел Завесу, но путь был проложен, и оставалось только ступить на него, коснувшись кристалла.

- Из тех бабушек, про которых не знаешь, сказку расскажут или в печку посадят, - мрачно пошутил эльф. - Старая знакомая. Настолько старая, что не удивлюсь, что видала еще мир до начала Моров. Так что прочитать она тебе прочитает. Всё. Что попросишь. Вот только попросить надо тебе самому. Я... уж напросился у нее. 
Долг, который отдавать теперь всю жизнь. Но это уже была совсем другая сказка. О том, как во главе тевинтерского дома был поставлен протеже ведьм Диких земель.  
- Она платы не попросит, - счел нужным добавить. - В этот раз. Посмотреть на тебя хочет только. А в другой раз уж лучше не просить.

- Ага, понятно, - поспешно кивнул проситель, - На первый раз "сказка" значит. Во второй раз "в печку". Понял. Не дурак, - хихикнул эльфёныш и схватил кристалл.

...Как волной накрыло. В чём был в том и появился. Не до переодеваний. Где-то. Появился. То ли в избе, то ли в лесу, то ли в пещере. Тень сложила все образы и перепутала. Он тряхнул головой, заозирался и попытался сфокусировать сознание на чужом видении.

- Ээ... avanna... бабушка, - несмело поприветствовал пустоту и решил добавить, - Урд. 

a2fd39b243eac780f6cb3e08b485e0a0.jpg.5ae21761d79805392388c17d203e2646.jpg.3e24676f4b73db25a4c8b1ed30e113d5.jpgСидела там старуха у котла и чистила картошку, роняя шкурку в плоскую корзину на полу, но откуда-то, когда еще неустойчив был этот образ, взмахнули последний раз словно бы большим крылом - и пошевелило потоком воздуха прядь эльфовых волос. 

Глаз старухи видно не было. Но сомнений не было тоже, что глядит она, щурится на гостя, а не на свою привычную за столько-то лет работу. Шкурка тонкой, затейливой спиралью повисла над корзиной. Узловатые пальцы замерли.

Оглядела всего. Испытующе. Фыркнула или чихнула, потерла предплечьем себе щеку, усмехаясь.

- Бабушка, бабушка, - покладисто кивнула, потянула дальше вязь картофельной кожуры. - Смазливый-то какой. И уши целы, - пробормотала так, будто одно с другим встречалось в комплекте ей не часто. - Если чая хочешь, то налей сам. Мне к обеду бы поспеть с этой похлебкой.

 

Словно на кухню в башню Створа попал. В те подсобки, где чистили и мыли продукты для блюд на хозяйский стол расторопные поварята и серьёзные кухарки-рабыни.

Сделал шаг и оказался рядом со старухой. Словно магнитом притянуло. Или нетерпение так проявилось в Тени. Отшатнулся назад. Извинился. 

- Спасибо, - поблагодарил за приглашение к чаю. - А кому готовите? - не удержался, чтобы не спросить. Интересно кто тут за Завесой обедать собирается.

- Много тут ребятни при хозяйском доме, - шкурка вновь закружилась, петлями напомнив древнюю вязь. Голова склонилась над проворным ножиком. - Пока всех поднимешь, да направишь, не один урожай на огороде снимать. Каждому надоть свое. Кому одёжу, кому сказку, кому пирога. Вот и тебе. - Взгляд мелькнул из-под платка, снова разглядывала его, словно бы прощупывая сквозь внешность, перебирая нити магии где-то там, где токи сопрягались с Тенью. - Неуемны твои желания, как у предка твоего. А все же узнать можно. По кончику носа. И вот бешаный был, как ты. 
Старушка улыбалась, возвращаясь воспоминаниями не иначе в годы своей молодости. Или не такой глубокой, как сегодня, старости. Элька, кажется, вызывал у нее доверие. 
- Похлебка в конце времен сготовится. А вот кому ее есть - то уж мы и поглядим тогда.
Откинулась на спинку своего стула, давая понять, что сказанного довольно.
- Не за тем ты посылал за мной Польку, чтобы знать, кому эта похлебка варится. Садись. Возьми чаю, да и мне налей. 

- Польку, - повторил эльфёныш, - Полихрония, - неосознанно поправил старуху, улыбнулся и схватился за чайник у очага. Нашёл глазами керамические кружки и заставил левитировать их до стола. 

Бабушку он послушался. Чаю налил и подал ей. Хотел спросить, но запнулся. Вопросов рядом с этой теневой поварихой клубился сонм. 

- Да я не посылал его, - мотнул ушастой головой. - Он сам решил мне помочь. Я попросил. Значит вы древне-эльфийский знаете. А жреческий доарлатанский? Тут такая странная надпись в конце документа. 

Он взмахнул рукой и словно вытянул из пространства строки эльфийского письма, которые повисли лириумным туманом в воздухе над пламенеющим очагом.

660588471_1.jpg.84b8c2e05c93d2929e1d7342a81cd942.jpg

Урд, как только надпись явилась в нематериальности Тени, оборвала очисток и кинула не глядя картофелину в котел. Там что-то булькнуло, принимая новый ингредиент в густое уже варево.

Довольно поднесла принесенную кружку к губам, причмокнула и вдруг так шумно втянула чай своим сморщенным ртом, что парочка любопытных низших духов, прислушивавшихся к беседе где-то в тени потрескавшегося от времени буфета, воронами испуганно разлетелись в стороны. 

- А чего же не знать. Так вы его нынче зовете. Доарлатанский. Хех. 

Вязь начала разворачиваться, словно  картофельный очисток от жара очага, скручиваться, складываясь в рубленное письмо современного наречия. Теперь нетрудно было понять смысл написанного

Урд же смотрела не на надпись, а на гостя. И в глубине ее взгляда отражался огонь камина.

- Знаешь ли ты, что ищешь, Эллахиль?

- Ас Веланис, - беззвучно прошептали губы эльфа. Он, словно зачарованный, смотрел на распутавшуюся вязь из далёкого прошлого и лихорадочно собирал в мыслях рассыпанную мозаику. Последняя картинка наконец-то сложилась. 

Ритуал закончен. Великий на свободе. Во славу Забытых. Пора возвращаться в Ас Веланис.

- Что... - он прослушал, что говорила старуха до того, как задала вопрос. Виновато улыбнулся, - Извините.

Сгрёб ладонью расшифрованный текст и смахнул на деревянный пол хижины. Посмотрел на бабушку и ответил:

- Знаю. Я не боюсь. Если вы об этом. Бабушка Урд.

- Знаешь. Знаешь, что другими сделано. Много сильней тебя. 

Головой покачала. Боится или нет, а дело сделалось.

- Пей, мальчик. Хороший чай. С южными травами из тех земель, откуда я родом. Люблю их. Тот язык уж никто не вспомнит. А имя мое на нем - Судьба.

И старуха вновь громко отхлебнула чаю.

- Судьба, - он покорно отхлебнул следом. Терпкий травяной запах. Такого на севере нет. Да и трав таких там нет. - Хороший чай, - снова повторил за старухой. Следующий вопрос прозвучал кажется независимо от него самого. Мелькнул нечаянной мыслью и вот уже снялся с языка и растворился в теневом пространстве: - А какая у меня судьба, вы знаете, бабушка Урд?

Старуха ожидала, что встреча их на том и порешится, раз чаю посетитель отпил. Но он остался, где сидел. Еще один. Ставя кружку на столик возле себя, расплескала даже чай.

- А тебе бы как хотелось: знать свою судьбу или, могыть, не ведать, но самому ее направлять? - не без любопытства поинтересовалась.

- А разве можно так - "самому"? - даже не смотря на все грандиозные свершения его патрона, который с единомышленниками вершил судьбу империи, наследник элвенов тяготел к необъяснимому фатализму. Может генетическая память его далёких предков подсказывала ему, что всё уже давно предрешено. 

Он улыбнулся и не стал ждать ответа.

- Если бы я сам мог направлять свою судьбу... - начал, но не закончил. И что? Что бы ты сделал? Всё тот же холодный расчёт и несокрушимая логика тут же продемонстрировали, что всё уже свершено в соответствии с его желаниями. И всё же эти желания исполнились не совсем. Но не спрашивать же старуху о любовных муках. - Нет, - он резко передумал узнавать на что он ещё способен. - Пожалуй, не хотелось бы. Пусть всё идёт так, как идёт. Спасибо, бабушка Урд. Вы мне очень помогли.

Он поднялся, поставил чашку на стол. Но перед уходом обернулся и спросил: 

- А кем был тот мой предок "бешаный"? - повторил он слово на манер старухи. 

- Элвен, как и положено, - кивнула старуха, - только это другая уж сказка. И какого бы славного витязя я тебе ни предъявила, в этой тебе он не поможет.

Ну конечно. Скептически хмыкнул лопоухий юнец. Скажи ещё эванурис. Он снова улыбнулся. Поблагодарил и исчез, словно его и не было.

- А вот и я, - вывалившись из Тени, эльфёныш обнаружил себя за столом. Напротив Пола. 

По весеннему зелёные глаза, ещё замутнённые туманом потустороннего, уставились на седого эльфа.

- Ты знаешь как она тебя назвала? - проговорил, сдерживая хихиканье. 

Седой, где-то раздобывший уже тарелку с сыром и кувшин в намерении накормить молодого искателя до отвала, с подозрением приподнял бровь.

- Боюсь предположить.

Молодой не усидел, подскочил. Одновременно прихватывая одной рукой сыр с тарелки, а другой обнимая Пола:

- Спасибо тебе, - на впалой щеке седого остался в благодарность поцелуй. - Ты даже не представляешь, как ты мне помог!

Несколько кусочков сыра были тут же закинуты в рот, Пола перестали тискать, дружески хлопнули по плечу и отпустили:

- Я побежал, - на ходу пережёвывая сыр, Элька стремительно удалялся к выходу, - В архивы. Отправьте мне еды. И скажи Тео, что я ещё не вернулся, - донёсся голос уже с лестницы, ведущей вниз.

Откликается тепло, они семья.

- Если помог, то... Так как...

Умчался. Так и не сказал, как она назвала седого. Не рассказал, что сказала старуха Эли. Пол вздохнул. Видно, гладко все прошло. Подозрительно гладко. 

Тео не одобрил бы. Но тут Эли прав: меньше знаешь, крепче спишь. Все равно с советником Урд говорить откажется. Иногда Пол думает, что она его побаивается. 

Тео. Невольная улыбка сглаживает, отгоняет беспокойные мысли. Невозможный, великолепный магистр. Нежный друг его тевинтерских грез. 

Сегодня задерживается. Но эльф дождется. 

И всё будет хорошо.

 

***

Найти информацию об Ас Веланис было уже проще. Тевитерская крепость, построенная в древности Малгортиусом Черным, использовалась им для жертвоприношения женщин Древним Богам. Столетия спустя Ас Веланис стала прибежищем для сумасшедших, демонов и Братства смеющихся одержимых.

- Одержимых… - исследователь перечитал последние строки. – Братство одержимых? Это… братство. Секта Даббон Хайт?.. Но постепенно крепость, - читал он дальше, - пришла в упадок и медленно разрушалась. А, ну и Андрасте с ней. Хотя… а вдруг… Причём здесь тевинтреская крепость, если Даббон Хайт поклонялись Забытым… а если…

И в следующее мгновение в него словно молния ударила. Огромная головоломка из множества разбитых осколков, вдруг, завертелась калейдоскопом и застыла в чарующем узоре озарения. Он замер, глядя в одну точку. Догадка была до того невероятной, что любой здравомыслящий заподозрил бы исследователя в невменяемости.

Эванурисы. Маги равные богам. Не боги. Всего лишь смертные. Владеющие миром. И своим народом. Погрязшие в гордыне и вседозволенности. Разделившиеся на Творцов и Забытых. Не по природе, а по заслугам. Оспаривают власть на сотни лет войной друг с другом. Творцы изгнавшие поверженных из Элвенан. И часть народа элвенов, оставшаяся верным проигравшим, которые хранят все ритуалы.

Забытые не имеют формы. Недозволенные живут в бесформенной Пустоте. Если Забытые и Недозволенные связаны...

Ещё двое суток уйдёт на перепроверку и подтверждение своих безумных догадок. В Створ он вернётся за три дня до отъезда, вымоется и завалится спать на целые сутки. И в его снах не будет ничего, кроме бесконечной, беспредельной Бездны. Без формы, без души, без прошлого.

  • Like 4
  • Thanks 2
  • Egg 1
  • Liara Happy 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глава 1. Кто не успел, тот опоздал

1 матриналиса, северный порт Юдекс, до 19:00

5259f94ecae0f.thumb.jpg.833b538e0cfbd385fa96818d6838ccf3.jpg

День накануне отплытия был жарким и безоблачным. Сезон штормов в начале матриналиса ещё лишь только зарождался в северных водах Боэрика, изредка напоминая о грядущей стихии скромными штормами, которые по большей части терзали юго-западное побережье Сегерона и ещё не доносили пенных высоких волн до монолитных стен Минратоса. Но уже к исходу лета в далёком океане зародится циклон и обрушится на остров и побережье континента разрушительными ураганами и тропическими ливнями, угрожая всему живому до самого кассуса.

Рейсы каботажных судов ещё не отменили. Ещё ходили караваны по проливу, обеспечивая тевинтерские блокпосты и поселения на острове всем необходимым. Бегали контрабандные суда, в обход таможни, таская с острова специи и зерна кофе, рыбачьи баркасы перегораживали сетями лагуны и жирные чайки ещё беззаботно растили потомство.

Шумный столичный порт радушно встречал будущих путешественников. Многочисленными лотками с жареными бычками и сладостями, свежими фруктами, выпечкой и цукатами, развалами с одеждой, средствами гигиены  и алхимическими склянками. Всем тем, что непременно пригодится в дальнем плавании пассажиру любого судна.

В цветной, разношерстной толпе можно было найти что угодно и кого угодно. И приобрести необходимое любыми способами. Раздолье для карманников и напёрсточников, ушлых торговцев, гадалок и прочих шарлатанов. Иногда столичная стража лениво пресекала попытки воровства и прочей незаконной деятельности, но по большему счёту старалась не замечать местных и приезжих гастролёров. Храмовники и преторианцы появлялись в таких местах не часто, в основном по профессиональным нуждам. Да и какие повседневные нужды у церковников и гвардейцев архонта в порту? Поэтому порт Юдекс - северный порт Минратоса, названный в честь одного из созвездий, раскрывал перед гостями столицы не только объятья, но и лишал зазевавшихся наличности и багажа на постоянной основе.

939114693_.jpg.166e2f7ad1c0818bb230ae052dbc8901.jpg.f473d7c8d3a2e84feabee0c25ffdca6f.jpg

Карака «Красавчик» была пришвартована к самому дальнему причалу и мерно покачивалась на тёмных волнах в малиновом закате заходящего солнца. Уже через час, когда от румяного диска останется половина, прозвучит команда «Отдать якорь!», и корабль двинется по маршруту Минратос-Алам, чтобы прибыть в порт назначения ранним утром 3 матриналиса, проведя в пути немного более суток.

А пока, борт ждал своих пассажиров. Тех, кто бронировал места и тех, кто решил внезапно отправиться в путешествие. На рейс, который миновал таможню и в портовых сводках проходил как «частный», можно было попасть в обход официальных способов.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Цель: добраться до порта Юдекс и попасть на корабль "Красавчик", который отходит до Сегерона в 19:00.

  • Like 4
  • Thanks 2
  • Egg 2
  • Liara Happy 1
  • Soon 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Раза
spacer.png
Примерно год назад..
 

- Здорова, кэп! Не представляешь, кого к тебе приливом занесло! Да-да, тот самый.. победитель рогатых морских змеев, укротитель роя крокодилов и причина, по которой потонул кунарийский дредноут.. ах да, знаю, я восхитителен. В общем, кэп, я это.. хочу к тебе в команду. Новым капитаном? Э, не хочу тебя затмевать, я ж скромный. Старпомом бы.. что, уже занято? Нууу.. может, коком? Я умею готовить одну и ту же рыбу тысячей способов! Что, нету рыбы, только клубни? Ох.. тогда я, наверное, готов быть плотником. Матросом. У.. уборщиком? – бубня себе под нос не очень хорошо заученную речь, повторяя которую моряк удивительным образом терял позицию за позицией на будущем корабле, Раза пробирался улочками Лломерина к порту. Ноги сами вели знакомыми путями, не обременяя голову мыслями о навигации. Ноги хорошо знали дороги города пиратов.


К несчастью, слишком хорошо. 


- Эй, Раза! Красавчик, не проходи мимо, мы скучаем, - моряк вздрогнул, когда услышал знакомый голос. Жанетта, конечно же. Или Венеса? О, может это Маркус – у эльфа был такой тонкий голосок. Мысли о предстоящем разговоре с капитаном смыло приливной волной, стоило парню завернуть в сторону любимого борделя. В карманах было пусто, но настоящий морской волк должен уметь три вещи: не подводить команду, не помереть в шторм и не платить за секс. Что-то из этого Раза уже умел. А чему-то предстояло срочно научиться. 


Едва прикрытые тканью, но от шеи до ступней покрытые рисунками змей, птиц, волн и ветвей с сочными плодами, работники зазывали проходящих мимо горожан в своё необычное заведение. Не слабого таланта мастер поработал над голыми телами, передав жизнь молодости нарисованным поверх кожи картинам. Разу завораживало такое искусство, тёплое и отзывчивое, к которому хотелось прикоснуться, медленно провести кончиками пальцев, ощутить вкус дорогих красок на губах..


Бруно, художник борделя, сбежавший из Орлея за делишки со штанами какого-то-там-герцога в присутствии ревнивой жены, прохлаждался возле заведения. Его голый торс и даже волосы обильно покрывали мазки свежей краски. Раза тепло улыбнулся: вот же пёстрый попугай-неряха. 


Уже подняв руку в приветствии, моряк вспомнил, что тоже должен денег Бруно за заказ. Который, увы, точно не оплатишь ночными посиделками на крыше с бутылкой рома и одной горячей тайной на двоих. 


Задница-вещунья, которая всегда предсказывала неприятности своему носителю, воспылала заревом пожара. 


Бруно поднял голову, его взгляд встретился со взглядом Разы..


Вспышка. Буря. Ярость. Неловкость. И крик с обольстительным орлейским акцентом:


- En garde! – схватив со стола два крепких длинных предмета, Бруно ловко кинул один из них противнику. Выставив руку вперёд, Раза на рефлексах поймал своё оружие.. после чего округлил глаза, разглядывая. Он бы испугался меньше, обнаружив в ладони летающую грудь Андрасте. 


Без самой Андрасте. 


- Вор, жулик, enfant de pute! – весьма умело размахивая необычной шпагой, Бруно пошёл в атаку. 

 


- Бруно, эй, погоди! Постой! Не надо, ай! – предвидя, чем закончится эта потасовка для его нарядной рубахи (обычной, но зато чистой рубахи, которую ривейни специально надел к трудоустройству), Раза спрятался за стоящие мольберты, пытаясь одновременно бегать кругами от соперника, стягивать с себя рубаху и перебрасывать оружие из руки в руку, чтобы не зацепить снятым рукавом. 


Вот тут-то пригодился опыт танцев с пламенем! 


Свободный от верхней одежды, Раза швырнул её голым проституткам. Те одобрительно загудели, а моряк ощутил за плечами всю силу народной поддержки. Довольно улыбнулся: о, как он был хорош.


Пусть только в глазах продажных женщин и мужчин Лломерина. 


- Ну, паря, если ты любишь пожёстче, то я готов, - Раза ещё не решил, хочет он выглядеть зловеще или соблазнительно, но голос на всякий случай хрипло понизил. Моряк расправил плечи, выставив вперёд свой меч. Шаг влево – вышел из-за укрытия мольбертов. Резкий разворот всем телом и..


Оружия мужчин, столкнувшись, отлетели. Раза зажмурился, когда на его лицо и грудь упали липкие капли. Ну что за невезение. 


Смирившись с тем, что из этой заварушки сухим ему не выйти, ривейни яростно пошёл в атаку. Бил он сильно и размашисто, в то время как Бруно крутился гибким вихрем, отбивая нацеленные в него удары. И, тем не менее, художник не был воином. Наверное. Чем дольше Раза фехтовал, тем больше в этом сомневался. Однако Фортуна сказала своё слово, и благоволила ветреная сегодня мужчинам в татуировках, а не в краске. 


Питон на плече моряка подобрался, готовясь к удару, когда ривейни согнул руку перед выпадом. 


Бульк!


Сапог провалился во что-то жидкое и мягкое. Почти новый, демоны пучин его дери, сапог! Поймав мгновение и замерев в нём, Раза медленно опустил взгляд вниз. 


Краска. Целое ведёрко краски. И посреди яркого, плеснувшего тугими струями во все стороны безобразия стоит его нога. 


Сапоги, штаны, настроение – всё стало синим. Пользуясь замешательством противника, Бруно чиркнул по груди Разы, оставив на ней широкий алый след. 


Моряк вздохнул, в глазах потемнело, рука схватилась за грудь. Постукивая прилипшим к сапогу ведёрком как копытом, ривейни неуклюже отступил назад. Взмокшая спина упёрлась в стену. Бруно приблизился, уперев кончик своего оружия в горло сопернику, прямо над дрожащим кадыком. 


- C'est la fin, - тяжело дыша, но всё-таки довольно подвёл черту орлесианец, чуть надавив на горло Разы. По смуглой шее стекла алая струйка. Моряк прикрыл глаза. Он побеждён, делать нечего. 


В пучину честный бой, пора импровизировать!


- Ладно, шельмец. Вот твои роялы, - едва выталкивая слова, Раза медленно опустил руку в широкий карман. Сложенные щепотью пальцы вынырнули, приблизились к лицу Бруно и раскрылись.


Являя художнику блестящее, драгоценное, самое прекрасное в мире..


Ничего. 

 

 
spacer.png

- Бум, - ухмыльнулся моряк и щёлкнул пальцами. Яркая вспышка расцвела перед глазами Бруно, ослепив его. Измазанной в алом пятернёй Раза упёрся в лицо противнику и сильно толкнул, повалив Бруно на землю. Пока художник не пришёл в себя, ривейни подскочил и вывернул оружие из пальцев ошеломлённого врага. С широкой улыбкой на лице и триумфом в горящем взгляде Раза повернулся к зрителям (всё тем же проституткам и нескольким проходящим мимо горожанам) и воздел руки над головой, сжимая оба оружия – своё и трофейное. 


Две длинных, прочных кисти, измазанных в алой краске. 


Кап. Кап-кап. Тяжёлые алые капли упали на кудри моряка. На кончик носа. Фыркнув и встряхнувшись, парень переложил кисти в одну руку, а вторую протянул лежащему Бруно. На лице художника ярким цветком алел след от ладони моряка. Такой же краской были измазаны грудь и шея Разы. Пожалуй, жестокая сеча завершилась дружеской ничьёй. 


- Enfoire, в следующий раз я выбью из тебя все деньги, как из мешка с.. с.. – просипел Бруно, хватаясь за протянутую руку.


- Как из мешка с роялами, да. Я понял. Поверь, я бы и сам не отказался стать таким мешком. Ну и от ванны. Но на неё даже горстки пенни нет, - Раза горестно вздохнул, одним рывком поставив друга на ноги. Какое-то мгновение они стояли слишком тесно.. прилипнув краской, разумеется. 


- Твой заказ готов, enfoire. Идём, я принесу, - дёрнув Разу за перья в ухе, от чего тот ойкнул и злобно зашипел, как настоящий змей, Бруно пошёл к дверям борделя. Помахал застывшему ривейни рукой, приглашая. 


Раза опешил.


- Но я же тебе должен. Это.. неправильно, - парень неловко потёр шею, не замечая, что делает это заляпанной ладонью. Затем натянул привычную беззаботную улыбку и, наконец, удосужился смахнуть ведёрко с ноги. – Бруно, оставь. Вернусь из плавания, и Жозефину выкуплю,  и долг тебе верну. 


Проститутки зашептались. Кто такая Жозефина? Среди них появилась Жозефина? У Маркуса есть альтер-эго? Раскрашенный эльф фыркнул и скрестил руки на груди. Он был любителем многих утех, но точно не переодеваний. Впрочем.. 


Чтобы прибыльное дело шло, шоу должно продолжаться, не так ли?


- Вот именно. Плавание может оказаться долгим, а мужчине не пристало разлучать кавалера и даму его сердца, - Бруно галантно приложил изящную ладонь к груди. – Пускай она согреет тебя песней холодными ночами. Раз меня рядом не будет.


Художник подмигнул и скрылся в борделе. Раза, не зная, куда себя деть от счастья, принялся жонглировать отобранными кистями, выполняя победный танец пламени. Только без факелов. И с брызжущей краской. Зрители в меру одобрительно хлопали, но тактически пытались спрятаться за чем-нибудь от алых капель. 


Не успел ривейни превратить себя и окружение в новое произведение слишком высокого для понимания искусства, как из здания вышел Бруно. К груди он нежно прижимал свёрток чистой ткани, подозрительно похожий на..


Спелёнатого младенца?


- Жозефина, - с выдохом Раза выронил кисти и бросился к художнику. Заляпанные в краске широкие ладони бережно приняли свёрток. Цыкнув, Бруно щёлкнул моряка по лбу. 


- Осторожнее, не заляпай корпус. Знаешь, как долго я цвет подбирал? 

spacer.png

 

Покивав, Раза осторожно отвёл в сторону краешек ткани.. и губы его непроизвольно выдали звук, которым сопровождается экстаз. 


Жозефина блестела на солнышке своим ярким лакированным корпусом. 

 

- Девочка моя. Душенька моя. Змеечка моя, - баюкая укулеле в ручищах, Раза отвернулся от скорчившего мину Бруно. Нет, к такому потоку омерзительно слюнявой патоки жизнь в логове пиратов орлесианца не готовила. 


- Всё, а теперь вали отсюда, jusqu'à ce que ta mère vienne, - Бруно вытолкал ривейни в спину с территории борделя. – И рубашку свою забери. Только она уже мокрая, боюсь. 


Ухмыльнувшись, художник пошёл  дальше предаваться полуденному сну в тени борделя. А Раза получил свою рубашку обратно – со следами губ и Создатель-помилуй-чего-ещё. Но зато сухую. Поклонившись своим верным зрителям, ривейни натянул рубашку, взял укулеле и бодро зашагал к причалу. 


Бодрости ему хватило до первой относительно чистой лужи. Взглянув на своё перемазанное в краске отражение, Раза поднял глаза к небу и обратился к духам:


- Вот дерьмо. 


Похоже, его рассказ капитану об усмирении дракона и победе над роем крокодилов окажется куда более красочным, чем парень планировал изначально. 

Hide  

 

Настоящее время

Неподалёку от "Красавчика" на толстой цепи, натянутой между низкими столбиками по всему периметру пирса, сидел молодой парень явно моряцкой внешности и подбирал аккорды. Яркий струнный инструмент в его руках выглядел игрушкой, но звуки издавал вполне заметный и мелодичные. Несмотря на хрупкую комплекцию, Жозефина имела громкий голосок. 

- Пам-парам-парам, пам-парам-парам, - напевал моряк, но рифма не давалась. Да и сложно её найти к слову "парам". Но Раза старался! Порыв ветра обдал свежестью, раздувая парусом рубаху и дёргая свободно повязанную бандану поверх шеи. Когда-то цвета сочных апельсинов, теперь нарядная тряпица выглядела блеклой и выгоревшей на солнце. Да и плохо скрывала безобразный белый шрам, что росчерком тянулся вдоль смуглой шеи. Но Раза любил свои маленькие штучки - особенно те, которые связывали его с далёким домом. Вроде крошки Жозефины и платка, вышитого матерью. 

Совершив круг почёта по злачным местам столицы, моряк наслаждался штилем городской жизни на берегу. Последними его часами. 

Изменено пользователем FalseLemur
  • Like 3
  • Thanks 2
  • Haha 1
  • Egg 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

rishar.jpg.81b5109e5b21c9ca51ece9371752deae.jpgСедой мессир в длиннополом сюртуке, с лёгкой тросточкой и соломенной шляпой, прикрывающей лысеющую голову,  забронировал место на рейс до Сегерона два дня назад на имя столичного торговца сахарным тростником Гаюса Вирена рядового сапороти с амбициями лаэтан, лелеющего надежду на магический всплеск хотя бы у правнуков, что однако не отменяло его стремления следовать пути аристократа из Золотых кварталов в кварталы Магов уже сейчас. Он появился на пристани задолго до назначенного часа и прохаживался по пирсу с видом человека, не обременённого заботами, наслаждающегося1174587411_catQ.thumb.jpg.8a3e605b2bcf41dfca6323608e6f2219.jpg вечерним бризом и живописными картинами закатного неба. За ним, след в след, так же не торопливо, вышагивал полулысый чёрный кот, то и дело поглядывая то на хозяина, то на торговца свежей рыбой, потрясающего гуканами с макрелью. Торговец разочарованно провожал потенциальных покупателей и сетовал, что рыбу придётся выбросить к вящей радости кота седого мессира.  Чуть поодаль на деревянном помосте сидел слуга господина Вирена и охранял скромный багаж, состоящий из небольшого чёрного саквояжа.

А ещё седой господин прислушивался к жизнеутверждающим звукам маленькой укулеле в руках яркого паренька, по виду и темпераменту, с которым тот теребил струны инструмента, явно уроженца Антивы или Ривейна, а может и пиратского Лломерина.

Проходя мимо, господин приподнял лёгкую канотье, с улыбкой приветствуя моряка и, заложив руки за спину, с блаженной улыбкой пошагал дальше. Его хвостатый спутник прошёл мимо музыканта, даже не оглянувшись. Назойливые звуки раздражали чуткий кошачий слух, а человек с такой брынчалкой не внушал доверия.  

  • Like 3
  • Thanks 1
  • Egg 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Минратос. 1 матриналиса, утро

 

Бальный зал был полон народу. Знатные дамы и джентльмены в изысканных нарядах, какие-то более строгие и угловатые, а другие, наоборот, воздушные и легкие. Магистры вели важные беседы на балконах, пока гости наслаждались закусками и напитками, что подносили послушные рабы.

Сменилась музыка и в центр вышли молодые и не очень парочки, чтоб насладится общением с друг другом в танце.

Аргус кружил с рыжеволосой магессой. Рука его то и дело спускалась ниже, после того как девушка, улыбаясь ее поднимала на талию.

Приятный вечер. Приятная компания. Аргус наклоняется чуть ближе, что-то шепчет шутливое и возможно непристойное на маленькое ушко, но тут партнерша неожиданно отпрянула от него. А потом прикрыла рот… нет, не в возмущении от оскорбления. В глазах ее был испуг.

𝅘𝅥𝅱

- Что? - неуверенный смешок. - Что не так? - парень протянул руки вперед и… - Что это? - он посмотрел с ужасом на конечности. Увядшие, ссохшиеся, в пигментных пятнах. Потряс ладонями, будто это стряхнет старость, как назойливого муравья. Но тщетно.

Все вокруг теперь смотрели на него, перешептывались. Шепот становился рокотом.

- Старик!

- Что с ним стало?

- Он ужасен!

- А ведь был таким красивым…

- Аргус, - чей-то женский голос хихикающе позвал его, выдергивая из какофонии, заглушая чужие слова. - Хи-хи, посмотри на меня. Тик-так.

Фиолетовые радужки дернулись в сторону звука. Зеркало.

Ноги, управляемые будто кем-то другим, зашагали ближе. Парень в ужасе отшатнулся от своего седого отражения.

Перед ним был немощный старик.

- Нет-нет-нет, - дряблые пальцы коснулись старческого лица, пытаясь распрямить ослабленную кожу. Тщетные попытки вернуть ей эластичность и прежнюю красоту. Молодость таяла на глазах и вскоре на щеках, шее стали виднеться черные пятна, которые стали разрастаться, а затем и вовсе трескаться, обнажая чернеющую плоть. - Нет!

Он будто гнил живьем… как и любое живое существо, но тут процесс происходил слишком быстро.

Дзинь!

Дряблая рука мага опрокинула зеркало и то разбилось на тысячи кусочков. Звон был невыносимым, ладони захлопнули уши, веки сжались от боли. И тьма окутала Аргуса.

Затем наступила тишина и кто-то коснулся его плеча.

- Полиняй, - начал тихо знакомый голос. - Полиняй. Полиняй! Полиняй! - женщина перешла на крик и резко развернула парня.

Перед Аргусом стояла мать. Старая и немощная. Она жутко улыбнулась и все повторяла свою мантру. Рядом стали появляться копии Доротеи, голоса их слились в нестерпимый гул.

- Полиняй! Полиняй!

Их старческие руки потянулись к макушке, к треснувшей коже. Пальцы принялись снимать с себя увядшую оборочку, высвобождая молодую магессу.

- Уйди! - закричал Аргус, падая на колени и вновь закрывая уши.

Темнота и щелкающие звуки. Но ничего вокруг. Пустота.

Нет.

Зрение стало проясняться. Антиванец был в темной огромной пещере, которая была усеяна синими грибами, что стали постепенно освещать окружение. Когда света стало достаточно, Аргус смог увидеть паучье логово. Стены, пол и потолок - все в паутине и коконах. Их было не счесть, как и костей на полу. Рядом возвышалась огромная зловонная гора - разлагающиеся трупы вперемешку с мумифицированными.

Маг заметил какое-то движение на потолке… через секунду он увидел конечности большого тарантула. А потом показалось и все остальное… но не таким, как ожидалось увидеть. Паук с туловищем Аргуса, с его верней частью. Парень напоминал собой сказочного кентавра, только вместо лошадиной части у него было восемь хитиновых ног и пушистое темное брюшко. Обнаженный торс свисал вниз, пока паучьи лапы держались за потолок.

 

Argus_053.png.5db63b5602329ed01e93c98f8016e585.png

 

Это его логово. Его жертвы, чтоб сохранить свою молодость и жизнь. Его будущее... возможное.

- Нет…

Аргус проснулся, выжатый эмоционально и не только. Простыня и подушка были мокрые от пота. Сон… кошмар был выматывающим, полон подсознательных опасений, которые парень старательно прятал подальше. Но вот уже не первый месяц ему восемнадцать… тот возраст, в котором Доротея «предсказала» ему возможность увядания.

- Фух… - Первым делом посмотрев на руки, маг выдохнул с облегчением. Кожа была молодая - никаких намеков на старость.

Сев, на кровать, антиванец, коснулся кольца, который был привязан к шнурку, что висел на шее. Кольцо матери. Он так и не надел его на палец - маленький протест. Можно бы и вовсе оставить драгоценность в какой-то шкатулке и благополучно забыть о ней, но вряд ли перстень прислали просто так. Уж точно не из сентиментальности маменька запихнула его в письмо. Возможно, он будет каким-то знаком для Воронов на Сегероне? Или еще для чего сгодится.

Пальцы зарылись в мокрые волосы, затем Аргус поднялся и накинул легкий халат на нагое тело, мельком взглянул на свое отражение в зеркале. Проверить еще раз.

Хорош, как и всегда. Высокий, молодой и красивый.

Может его обошло проклятие? Или еще не наступило время?

 

Северный порт Юдекс. Вечер

 

Порт в это время дня был чудесен. Небо, как картина украшена розово-оранжевыми мазками, на темных водах отражение заката. А легкий ветерок гулял между толпящимися прохожими, дергая их одежду и взлохмачивая волосы. 

Аргус прошелся по прилавкам, больше посмотреть, чем купить. На смуглом парне был темный костюм и легкая броня, которая была так мастерски сделана, что выглядела больше, как простой, но красивый жилет. Высокий воротник скрывал шею, придавая таинственности и шарма. С небольшим багажом дипломат высматривал определенный корабль, на котором должен был отплыть в Сегерон. Пробираться зайцем... а точнее пауком антиванцу не придется - место для него уже куплено. Так что нужно только погрузиться и все. 

Не гнушаясь спросить "дорогу", маг после небольшого блуждания, вышел к нужному водному транспорту. 

А вот и "Красавчик". 

Обернувшись посмотреть на город, который был для него хорошим и свободным домом, парень выдохнул, перевел взгляд на водную гладь. Пауки плохо переносят воду. Аргус лишь мог надеяться, что выяснять не придется "насколько плохо?"

Еще выдох и уверенный шаг в сторону трапа, где наверняка будут ждать члены экипажа, которые стоят на страже, чтоб не пропустить на корабль кого попало. 

До ушей антиванеца, когда он подошел ближе, донеслись звуки бренчания по струнам, что порождали веселую и легкую мелодию. 

Изменено пользователем JJMarvin
  • Like 1
  • Thanks 3
  • Liara Happy 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Проходя мимо, господин приподнял лёгкую канотье, с улыбкой приветствуя моряка и, заложив руки за спину, с блаженной улыбкой пошагал дальше. 

Ответом мессиру стал приветственный "Труньк!" кокетки Жозефины и широкая улыбка моряка, не уступающая теплотой пригревающему солнцу. Бросив взгляд на проходящего мимо кота, Раза приуныл. Каждому живому существу есть место в мире, как и населяющим его духам, но зачем заводить такое вот.. худое, не пушистое, не мягкое, которое даже потискать не получится. Ох эти жители больших городов с их дека.. деко.. удручающими вкусами, короче. 

Труньк! - всецело согласилась Жозефина, любезно подбрасывая смуглым пальцам новые аккорды. Уж её округлым формам грех было не завидовать. 

 

До ушей антиванеца, когда он подошел ближе, донеслись звуки бренчания по струнам, что порождали веселую и легкую мелодию. 

Народ-то собирался. Да странный какой. Чёрные коты, затянутые в чёрное парни.. и не жарко им на солнышке, беднягам? 

- Душно, поди, - ненадолго оторвавшись от перебора струн, Раза поприветствовал незнакомца той же широкой улыбкой, что и деда с котом. - Хоть бы воротник ослабил, господин. Плащ снял. Откачивать вас, стильных дда красивых, после солнечного удара в стоимость поездки не входило. 

И снова добрая, шутливая улыбка. 

  • Like 3
  • Thanks 1
  • Egg 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не доезжая две добрые мили до высоких монолитных стен с крепкими воротами, преграждающими путь в царство магии и камня, дилижанс, перевозивший двух путников, заметно сбросил ход, словно возница  уснул, позабыв править лошадьми. Если подобное и случалось за неделю пути из солнечной Антивы в загадочную столицу Тевинтерской империи, в следующее же мгновение раздавался настойчивый стук по крыше повозки или в боковую её стенку, разделяющую филейные округлости возницы от твердой подошвы сапога Энцо.

На сей раз всё было иначе.

Дилижанс продолжал замедляться, заставляя маневрировать другие экипажи, количество коих на тракте стремительно возрастало: деревенек близ Минтароса становилось больше, густонаселеннее, расстояние между ними сокращалось, и вот уже пейзаж, перенасыщенный пустотой и халупами бедняков,  разбавили двух- и трехэтажные каменные дома зажиточных купцов и местной знати, предпочитающей содержать охотничьи угодья за городом. Казалось, словно возница ищет место, где бы притормозить, но понукаемый кем-то изнутри дилижанса, продолжал неспешное движение. 

И правда, спустя еще четверть часа повозка, наконец, остановилась.

Возница без всякого выражения, флегматично уставившись кобылам между ушей, выслушивал заковыристые пассажи в адрес своей езды от других участников движения, когда дверь экипажа открылась, и наружу выбрался мужчина, резво спрыгнувший с облучка на вымощенную булыжниками дорогу. Он развернулся и, коснувшись пальцами полей шляпы, кивнул спутнице, которая в свою очередь не преминула закатить глаза, затем одарил очаровательной улыбкой возницу, выглядевшего совершенно измотанным и от того несчастным. 

Оставшуюся милю или чуть больше Энцо пройдет пешком. Предшествующие тому споры вынудили Флоренс быстрее захлопнуть дверцу и велеть вознице хорошенько стегнусь лошадей, пока оказавшийся за бортом их приятель не передумал. Впрочем, все стенания и возражения Энцо были лишь шутки ради. Чтобы раздразнить подругу. Они всегда так делали, когда выпадало работать вместе. Негоже чтобы красивую благородную леди видели в общество неотесанного, пыльного субъекта, чью и без того подозрительную физиономию украшал длинный шрам.

- Увидим... 

Договорить не дали. Глянув сквозь облако пыли на удаляющийся задний борт повозки, Энцо хмыкнул, сунул руки в карманы штанов и зашагал вперед, оставляя подруге тридцать минут форы.

***

Флоренс знала – времени, чтобы примелькаться среди пассажиров, у неё достаточно. Энцо не собирался сразу  всходить на корабль, места на борту которого для них обоих уже были зарезервированы агентом Дома. Сначала он отправится в общественные бани, чтобы смыть пот и дорожную пыль, затем в таверну ради порции рома внутрь и про запас, потом, быть может, прошвырнется по городским крышам, ради одному ему известного удовольствия. И только потом соизволит прибыть на посадку, ровно в тот момента, когда матросам велят отдать швартовы.

Дилижанс скоро прибыл в порт и остановился у нужного причала. Не успела антиванка осознать данный факт, как возница открыл дверцу и галантно протянул ладонь пассажирке.

- Леди.

Флоренс показалось, что некогда несчастные глаза мужчины засияли радостным светом.

- Позвольте помочь.

Флоренс позволила.

Держа в руках маленький черный саквояж, она взглядом указала на заднюю часть повозки, намекая на помощь с багажом, что лежал под зашнурованным брезентом. Блеснула серебром монета. Возница в свою очередь широко улыбнулся (впервые за последние дня три-четыре), сунул пальцы в рот, свистнул, и на его зов, откуда не возьмись, явились два крепких  лакея.

- Спасибо, юная леди, удачи вам в ваших приключениях, - расшаркался возница.

- Благодарю. Надеюсь, я могу рассчитывать на ваши услуги, когда соберусь в обратный путь?

- Кхе.. кхе.. простите, юная леди, боюсь, меня здесь уже не будет.. 

- Это прискорбно.

- Весьма Весьма прискорбно! Но... 

Заметно волнуясь, возница склонился в поклоне и поспешил отойти, чтобы пронаблюдать, как расшнуровывают брезент, и даже помочь скорее освободить багажную платформу от сундука и двух чемоданов. 

Флоренс едва заметно улыбнулась,  внутренне позабавившись реакции впечатлительного возницы.  Затем, вдохнула полной грудью свежий морской воздух, подняла взгляд и попыталась охватить им весь северный порт Юдекс. Здесь приходили и уходили суда, сновали туда-сюда докеры, таща на корабль груз или разгружая только что прибывший, перекрикивались на своём морском языке матросы, стараясь перекрыть резкие крики чаек.

Жизнь кипела. 

  • Like 3
  • Thanks 1
  • Egg 1
  • Liara Happy 1
  • Million Bel Rublei 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Душно, поди, - ненадолго оторвавшись от перебора струн, Раза поприветствовал незнакомца той же широкой улыбкой, что и деда с котом. - Хоть бы воротник ослабил, господин. Плащ снял. Откачивать вас, стильных дда красивых, после солнечного удара в стоимость поездки не входило. 

 

- Когда понадобится, тогда и разденусь, - с угрозой иль с шуткой ответил маг, которому душно и жарко не было. Наряд хоть и темный, но не душащий, сшит специально с "дышащей тканью", как его уверял портной. - Но если уж понадобится меня после солнечного удара спасти, то монет отсыплю, - усмехнулся Аргус, чуть щуря глаза смотря на моряка. Снова было не совсем понятно, шутит или серьезно предлагает подработать.

- Лови, - тут в руках появилась монетка, словно из неоткуда для глаз собеседника, и молнией полетела в музыканта. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Когда понадобится, тогда и разденусь, 

Моряк прекратил играть, уважительно присвистнув дерзкому ответу. 

- Тоже верно, господин. Раздеваться никогда не поздно, а иногда так даже и приятно, - парень взялся за ворот собственной рубашки и потеребил её, обмахиваясь. Сказать по правде, не столько было жарко, сколько привыкший ходить в одних лишь бриджах ривейни изнывал от необходимости держать цивильный вид, чтобы пассажиры не перепутали корабль капитана с морским борделем. Хм, а вот интересно: Минратос ведь город больших чудес. Есть тут плавучие бордели?..

 

- Лови, - тут в руках появилась монетка, словно из неоткуда для глаз собеседника, и молнией полетела в музыканта. 

Уже смотрящий яркие картинки о том, как плавучий бордель погружает его в тёплые пучины разврата, Раза поздно среагировал. Монетка щёлкнула моряка по лбу, отчего тот неловко взмахнул руками, стараясь поймать блестящий кругляш. Потеряв равновесие, Раза потешно замахал руками, перевалился назад через цепь, на которой сидел, и с громким хлопком упал в воду. 

Слава духам, он успел скинуть Жозефину с плеча и уронить на пирс. 

Вдвойне слава духам, что сра.. стррранный господин не кинул ему в лицо свой плащ. Было бы не только мокро, но и ещё чуточку обидно. 

- Поймал! - вынырнув, моряк победоносно вскинул руку с зажатой в ней монете. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Фогги не спешил отправляться в порт. Во-первых, он не любил рано просыпаться, когда дела того не требовали, да и постель в таверне была выше всяких похвал. Во-вторых, хороший завтрак, включающий жареное мясо со специями, сыр и хорошее вино, сам себя не съест. В-третьих, он задолжал Минратосу прощальную прогулку.

В самом деле, торопиться было некуда. Место на судне с многообещаюшим названием "Красавчик" он зарезервировал заранее, плутать в порту не придется — Фейн уже знал, где пришвартована посудина, да и тому, кто как свои пальцев знал все-на-одно-лицо аллеи, спуски и тупики Киркволла, сориентироваться в Юдексе не составляло труда. А потому...

Потому еще раз полюбоваться старинными величественными зданиями, которые гордо подставляли каменные стены летнему солнцу, навестить сады, чья роскошь утирала нос своим многоцветьем сокровищницы аристократов, послушать многоголосый рыночный гул, в котором смешиваются все языки мира, а уже потом направляться к дальнему причалу, где уже складывалась небольшая компания.

Фогги чинно-вежливо поклонился присуствующим.

  • Like 3
  • Thanks 2
  • Liara Happy 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гийом ходил по набережной и осматривался, стараясь не выделяться из толпы.
Целый месяц он был в бегах от Орлесианской армии за дезертирство, но ему казалось что прошло как минимум 10 лет. Еще немного и можно
будет залечь на дно, осталось только попасть на корабль, идущий на Сегерон.
Парень потрогал свой тощий кошелек.  Пассажиром он точно не будет. Надо будет найти способ попасть на корабль. Есть два пути - или с воды, или с земли. Что бы пытаться пролезть с воды уже поздно, потому что слишком светло, а вот с земли можно попробовать. Может быть с грузом?
А еще можно попробовать устроиться на работу, как честный человек, сказал тоненький голосок в его голове с укором, очень похожий на голос матушки.


Из мыслей его вырвала мелодия укулеле. Уличные музыканты, то что надо, есть шанс тихонько подрезать кошелек. Орлесианец пошел на звук музыки и быстро разочаровался, увидев юношу,
играющего для самого себя, а не толпу собравшихся посмотреть на музыканта. Что ж ты так хреново играешь, подумал Гийом и разочарованно посмотрел на музыканта.
Но вдруг еще один молодой человек подошел к музыканту и кинул ему монетку. Мне б кто дал денег, вздохнул Гийом.

  • Like 3
  • Thanks 2
  • Egg 1
  • Happy doshik 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

На "Красавчике" царила кутерьма, в которой легко угадывался порядок привычных сборов. Все, задействованные на вахте, готовились к отплытию. Остальная команда догуливала последние часы по тверди земной. Капитан вернулся на судно еще засветло, и вновь словно растворился в трюме среди собранных под балками сетей и бочек с солониной. 
Сеньор Буджардини в щегольской треуголке с суровым видом расхаживал по квартердеку, наблюдая палубу, а заодно приглядывая и за берегом. 
Клиенты собирались. Звук бренчанья укулеле за то время, пока этот улыбчивый и ловкий, но, к сожалению, музыкально одаренный парень ходил под здешним флагом, уже перестал вызывать у старпома желание громко прокашляться. И хоть слегка першило в горле от бренчащих нервных звуков, но он не терял надежды, что однажды демонову балалайку все же смоет в море случайной волной.

Мессир Буджардини намеревался каждого пассажира встретить и проследить, чтобы тому были даны все необходимые разъяснения и предоставлена каюта сообразно пожеланию и положению: господская, из тех, которые располагались поближе к кают-компании, ну или для простолюдинов или каких иноземцев - ниже, выгороженная в трюме. 
Разница, впрочем, была невелика: размеры кают, а также их крайне лаконичное убранство не сильно отличались. Походная жизнь всех уравнивала.
Ну разве что... капитан поджидал особую пассажирку, для которой потеснился сам, перебравшись в матросский гамак в трюме с кованого сундука собственной вместительной каюты. Но она-то покамест не прибыла. 

  • Like 4
  • Thanks 1
  • Egg 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Поймал! - вынырнув, моряк победоносно вскинул руку с зажатой в ней монете. 

 

Благо моряк не утонул, чтоб подставило под сомнение профессионализм команды корабля. Да и Аргусу не пришлось мочить в соленной воде свой наряд, тогда уж точно пришлось бы раздеться после. Не то чтобы Ворону дай да спасти кого-то, нет. Просто не хотелось бы, чтоб пропажа члена экипажа откладывала поездку.

- С реакцией у тебя, конечно, - маг покачал головой. - Ну, хоть монетку морю не подарил. 

А позади похоже собирались другие гости "Красавчика". Кто-то даже поклонился, на что маг вежливо кивнул. А потом Аргус присел на корточки и протянул руку, предлагая плавающему помощь. Все же есть и его часть вины за чужое внезапное купание.

  • Like 4
  • Liara Happy 1
  • Sonic Pride 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Фейн прислонился к стене, лениво наблюдая за пассажирами. Хотелось закурить, но для этого будет более подходящее время. В момент отплытия все же лучше иметь свежую голову. Вот ночью, когда поблизости не будет никого, кроме вахтенных где-то на заднем плане, а будут только чистый соленый ветер да вода вокруг — тогда можно будет и расслабиться. Поэтому пока он развлекался небольшой сценкой между господином в черном и музыкально одаренным парнем.

(Если бы в "Золотой Лилии" кто-то выглядел вот так, возможно, у Лиши было бы одним постоянным клиентом меньше)

Искусство извлечения мелодии из струн привлекало... не всех. Например, котик седого господина равнодушно прошел мимо. Наемнику нравились коты: их приятно гладить, их приятно слушать. Укулеле тоже было приятно слушать, до звонкого "плюх", которое, впрочем, ничем, похоже, не омрачило солнечный настрой парня.

Фогги тихонько улыбнулся.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Наверное, пожилой господин с котом взошёл на борт одним из первых. Для своих преклонных лет он довольно резво взбежал по трапу. За ним следовал кот и слуга с чёрным саквояжем. Крепко ухватившись за фальшборт, он глянул вниз на бултыхающуюся в воде молодежь, весело усмехнулся и обратился к человеку в треуголке:

- Вечера доброго, мессир помощник, - каким-то образом должность первого помощника не стала для господина Вирена секретом, - я хотел бы переговорить с капитаном. По поводу моего, э, котика. Не откажите старику?

 

 Что бы пытаться пролезть с воды уже поздно, потому что слишком светло, а вот с земли можно попробовать. Может быть с грузом?
А еще можно попробовать устроиться на работу, как честный человек, сказал тоненький голосок в его голове с укором, очень похожий на голос матушки.

Голос добродетельной матушки господина Алриса потонул всуе, так и не пробившись к зачаткам благородного, потому что поблизости группа рабочих принялась загружать на караку последние ящики и мешки со скоропортящейся провизией для путешествия и продажи. Если быть осторожным то можно незаметно вытрясти из мешка солёную свинину или выкинуть апельсины, и представиться грузом. А можно проскочить вон с той шумной компанией, незаметно вдоль борта скользнув за их спинами.  

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. (Маскировка Гийома против Бдительности рабочих (40) - чтобы забраться в мешок.)

или

2. (Маскировка Гийома против Бдительности мессира Буджардини - чтобы пробраться незаметно на корабль)

При провале можно использовать Влияние, чтобы избежать неприятностей с привлечением стражи.

Изменено пользователем FOX69
  • Like 3
  • Bgg 1
  • Egg 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Резкое движение, мелькнувший было силуэт и последовавший за этим всплеск не могли не привлечь внимания девушки, чье умение вовремя замечать и отмечать носило чисто профессиональный характер. Не редко жизнь вороны завесила от того – заметит ли она летящий сбоку нож или нет. Ни нож, ни ваза с цветами, ни летящий в голову стул жизни не угрожали. Осознав это, Флоренс собиралась уделить незатейливой  сцене не больше пары секунд, но кое-что, мгновенная искра узнавания, заставила её приглядеться к компании молодых людей у края пирса. Один выкарабкивался, а второй.. тот, что помогал.. 

«Да это же парнишка Ринальдо Аурелиано!»

Первая мысль была о том, что малый Дом Аурелиано каким-то образом перехватил заказ, но Флоренс быстро отбросила эту идею. Парень, звали его, кажется, Аргус, был слишком неопытен, применение грубой силы здесь исключалось,  да и «клиент» по данным заказчика не был замечен в пристрастии к юным мальчишеским телам.

«Неужели простое совпадение?»

Размышления прервал возница, тихонько кашлянув, чтобы бывшая уж пассажирка, наконец, заметила, что нога её упирается в облучок, багаж на полпути к трапу корабля, а ему, вознице, надобно в путь. Еще ведь объясняться с хозяином таверны, той самой, которой и предназначался ящик с яблоками.

Антиванка медленно, чем вызывала приступ нервного тика у хозяина дилижанса, спустила ногу на землю и улыбнулась.

- Буду рекомендовать вас друзьям, - сказала напоследок и повернулась уходить, подобрав подол чёрного дорожного платья, не уступавшего покроем и тканью роскошным нарядам знатных мадам. На пути к трапу Флоренс удостоила молодого знакомца в черном еще одним любопытным взглядом, но вскоре совсем забыла о нем думать. По крайней мере до тех пор, пока не пребудет Энцо.

  • Like 3
  • Egg 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Голос добродетельной матушки господина Алриса потонул всуе, так и не пробившись к зачаткам благородного, потому что поблизости группа рабочих принялась загружать на караку последние ящики и мешки со скоропортящейся провизией для путешествия и продажи

Гийом похихикал над матросом, упавшим в воду. Вот неудачник. Потом проклял себя за то, что отвлекся от своего плана. 
Парень оценил обстановку еще раз. 
Ящики с грузом выглядили очень заманчиво, да и пахли так же. Какими-то экзотическими фруктами и едой. Можно и спрятаться, и перекусить. Такие фруткты у него только по особым случаям были(когда удалось спереть). У парня потекли слюни и забурчало в животе. Да и капитан выглядит слишком подозрительно, проще обдурить рабочих. Им слишком мало платят что бы париться насчет всяких деталей.
Тихонько, прячась за спинами прохожих Гийом подкрался к погрузочной зоне с целью спрятаться в одном из ящиков. 


 

Изменено пользователем Fyrwenn
  • Like 3
  • Thanks 1
  • Haha 1
  • Happy doshik 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- С реакцией у тебя, конечно, - маг покачал головой. - Ну, хоть монетку морю не подарил. 

- Да я же вышел освежиться. Вот и освежился, - моряк привычным движением головы откинул длинные пряди со лба. - А за монетку спасибо, господин. Знал бы, что в Минратосе принято таким добром в людей кидаться, так и не уплывал бы отсюда. 

 

А потом Аргус присел на корточки и протянул руку, предлагая плавающему помощь

Откровенно злодейская улыбка расцвела на лице ривейни. Он медленно подплыл, переводя взгляд с протянутой руки на костюм молодого господина. Прикидывая, сколько этот костюм может стоить, и сильно ли обидится его носитель, отмокая в тёплой воде жаркой погодой. 

Не сильно, пожалуй. Ещё спасибо скажет. И монет подкинет. 

- Господин, моряцкая честь вынуждает меня предупредить, что нельзя просто так столкнуть кого-то в воду, а потом протягивать ему руку. Можно ведь и.. 

Раза схватился за крепкие брусья причала и подтянулся вверх. В один момент казалось, что сильная рука моряка схватит господина на запястье и отправит вниз купаться. Но вместо этого ривейни схватился за протянутую ладонь и с мокрым "хлюп" уселся рядом. 

- Можно ведь и самому намокнуть, - моряк тряхнул пальцами, обдав "спасителя" водной пылью. 

Раза встал и осмотрел себя. Мокро, зябко, но ему не привыкать. А вот липкая рубашка лишь мешала. Потянув за водянистые края, моряк стянул рубашку и начал её выжимать, скрутив жгутом. Под смуглой кожей заходили мускулы, которые привели в движение многочисленные татуировки, покрывавшие тело парня. 

Кроме татуировок белыми росчерками кожу "украшали" некрасивые шрамы. Либо моряк пренебрегал защитой, либо сражался так же, как ловил монеты. 

- Пойду обсохну. Если монеты снова будут руку тянуть, господин, я где-то рядом, - Раза закинул скрученную рубаху на плечо, пальцами зачесал назад мокрую гриву волос и..

Жозефина!

Змеечка, девочка, лапочка..

Знал бы Раза, с какой завистью на его подругу смотрели все эти полностью глухие к искусству люди, как они хотели разобрать её на струны и дощечки..

- Жозефина, где ты? - в мокрых штанах, хлюпая сапогами, ривейни взбежал на пирс. И выдохнул, когда увидел свою милую подругу всё такой же невредимой и хорошо настроенной. Моряк подошёл к укулеле и взял инструмент в руки. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гийом, уверенный в своем успех подкрался к мешкам и открыл один из них, который побольше.
Мммм, что у нас там? Свининочка, солененькая! Жалко придется немного выкинуть, что бы влезть в мешок.
Паренек, довольный собой,  принялся энергично выбрасывать свининку в воду, не забывая запихнуть пару кусков себе в рот.

Вдруг он почувствовал на себе чей-то взгляд.

  • Like 4
  • Haha 1
  • Sad 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Каким бы он был Вороном, если бы не ощутил чужого взгляда? Мельком бросив взгляд в спину дамы в черном платье (похоже, кто-то тоже решил приодеться в "жаркое и душное"), Аргус отвлекся на моряка, который все же "пожал" его ладонь. 

В мыслях, конечно, промелькнуло, что моряк может обнаглеть и отправить его купаться, но благо этого не случилось. Все же мозги у парня со шрамами были... в отличии от ловкости, если судить по падению и рубцам на теле.

- Можно ведь и самому намокнуть, - моряк тряхнул пальцами, обдав "спасителя" водной пылью. 

Аргус было начал протирать капли, что "прыгнули" на одежду, но остановился. Какой смысл излишне заботиться о такой мелочи? Все равно волны, что будут бить об корабль окатят его морскими брызгами. 

- Пойду обсохну. Если монеты снова будут руку тянуть, господин, я где-то рядом, - Раза закинул скрученную рубаху на плечо, пальцами зачесал назад мокрую гриву волос и..

В ответ от господина в черном ничего не последовало. Он лишь проводил взглядом спохватившегося за свой музыкальный инструмент моряка, а затем поискал глазами, даму в черном. Уже прошла дальше на корабль?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вдруг он почувствовал на себе чей-то взгляд.1210822_original_2.jpg.8bc3c22851f48e91608bdcf80548fc06.jpg

И не только взгляд, он ощутил у себя на загривке ещё и руку. Мощную клешню портового разнорабочего.

- Ты чо творишь, крысёныш? - возмутился бородатый детина, который был выше воришки на целую голову, а уж в плечах составлял парочку Гийомов.

Ещё мгновение и хватка станет смертельной. У любителя солёной свининки оставалась пара мгновений, чтобы сбежать.

-----------------------------------------------------------------------------

Акробатика Гийома (34)- вывернуться из хватки и скрыться в толпе. Против Атлетики рабочего (45).

  • Like 2
  • Thanks 1
  • Horror 1
  • My Face Is Tired 1
  • Fry 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

И не только взгляд, он ощутил у себя на загривке ещё и руку. Мощную клешню портового разнорабочего.

У Гийома чуть не случился разрыв сердца. Паниковать было некогда и он резко вылез из рубахи, оставив ее в руках рабочего и рванул в толпу. Но у детины тоже оказалась на удивление быстрая реакция и парень ни пробежал и пары метров, как снова оказался в железной хватке.

Делать было нечего. Пришлось пустить в ход притворный плач. Хотя на этот раз не такой уж и притворный, печально подумал Гийом. Почему ему так не везет!
- Простите, сир! Я сирота, не ел три дня, увидел свининку и озверел! - врал Гийом. Краем глаза он заметил свининку плавающую в воде - И рыбак тоже дал! Они голодные! Я люблю рыбок! -
продолжал причитать Гийом, мысленно ругая себя за тупость и лихорадочно думая что же ему теперь делать.

  • Like 2
  • Haha 3
  • Million Bel Rublei 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ди

spacer.png
Текущий день, чуть раньше
 

- Ди, вот ты где! Я принесла тебе перекусить.


Сидящий на ступеньках юноша поднял голову, щуря глаза от солнечных лучей. Больше года прошло с прибытия в Минратос, а привыкшая к полутьме королевских покоев кожа до сих пор противилась солнцу, то краснея, то облезая шелухой, то покрываясь россыпью веснушек. Даже тёплый бальзам, который молодой беглец готовил и втирал в бледные руки, помогал недолго. 


Привыкшему к прохладе и теням укромных нор "убийце" шумный, солнечный Минратос не особо нравился. Чего не скажешь о смуглой собеседнице. 


- Держи, - Элика развернула пергамент и протянула парню бутерброд. Ди благодарно улыбнулся – руки давно привыкли к переноске грузов и редко болели, а вот голод крутил живот к полудню только так. Взяв в руку хлебцы со вложенным между ними солёным ломтем рыбы, молодой рабочий принялся за еду. Элика присела рядом и неловко огляделась по сторонам. 


- Так это.. правда, что ты уплываешь? Отец сказал, что рассчитал тебя, - девушка старалась придать голосу весёлость, но тоска пробивалась горькими нотками. Она успела привязаться к странному парнишке. Молчаливый, но умный. Изуродованный, но всё ещё привлекательный. Бледный и нездешний, но умеющий слушать и утешить одним прикосновением. Перед собой Элика была честна: ей будет не хватать чудака, который однажды просто возник утром возле складов торговца средней руки и напросился тому в грузчики. 

spacer.png


Очень странно напросился. 


Закончив есть, Ди отряхнул крошки с ладоней и быстро сделал три жеста: легко коснулся руки девушки, затем своих живота и груди. 


Ты. Живот. Сердце.


- Принимаю сердечное спасибо от твоего желудка, - улыбнулась Элика, совершенно по-девчачьи радуясь одобрению парня. – Но ты не ответил. 


Ди кивнул, просто и честно. Да, он уезжает. 


Собеседница вздохнула. 


- Но.. это же Сегерон. Там стычки происходят. Там убивают.. или хуже, - отец рассказывал жуткие истории о том, как рогатые гиганты подвергали пленников мучительным пыткам и пичкали наркотиками, чтобы те забыли самих себя и перешли в поганую веру серых. – Ты разве не боишься? Я переживаю, что кто-то снова может тебе навредить. 


Поддавшись порыву, Элика протянула руку и коснулась кончиками пальцев правой стороны лица Ди. Мягкие подушечки тут же ощутили неровные бугры, что портили мальчишескую кожу. Правая бровь и кончик рта парня заметно сползли вниз, как от инс.. инсо.. в общем, от опасной ранки в голове. Правую же щёку исполосовали вздутые рубцы, словно Ди хлестали раскалённой металлической струной. На вопросы Элики парень только пожимал плечами – собственная внешность его мало волновала. 


Разве что судорога, исказившая лицо, мешала связно говорить. 


- Хм, вроде плечи-мышцы есть, хоть и сам-то мелковат. Годишься. И как тебя зовут, малец? – спросил дюжий управляющий, горой нависая над мальчишкой, что пришёл к складам в поисках работы. 


- Д.. д-д.. д-да.. Д-да-м-м.. – мальчик пытался вытолкнуть одно лишь слово, но при попытках артикулировать губами его щеку сводила судорога. Судя по бледному лицу, весьма болезненная. Замолчав, щуплый работник протяжно выдохнул и недовольно свёл брови. Затем предпринял ещё одну попытку, выговаривая имя по буквам. – Д-ди.. Э-эй.. Эм-м..


- Ой, хватит этого мычания. Будешь у меня Ди. Вроде не дурной ты и на ухо не тугой, глаз вон горит. Злючий какой. Это хорошо, злые как не в себя пашут. Идём, покажу чо делать надо, - управляющий развернулся и пошёл к складам. А мальчик стоял и смотрел в широкую спину не менее широко раскрытыми глазами. 


Ди. Как просто, легко и лаконично. Как..


Функционально. 


Ди мягко отстранился от касания. Виновато опустив глаза, Элика убрала руку. Парень указал на себя, махнул рукой на горизонт в сторону острова и провёл сжатым кулаком от плеча вниз. 


Я. Сегерон. Ремень сумки. 


- Ну да, тебе же надо собираться. Извини, что отвлекаю, - Элика поднялась. Ди поставил ладонь ребром и сделал волнистые движения, указал наверх и на пришвартованные мачты вдали. 


Корабль. Солнце. Причал. 


Элика нахмурилась. 


- Твой корабль приплывёт днём? Или тебе надо собраться на корабль, пока светло? А, впрочем, я поняла. Поняла, - девушка сделала несколько шагов от склада, но вдруг остановилась. Развернулась и с надеждой в голосе спросила. – Помочь тебе собраться?


Ди нахмурился. Не стоит подруге видеть аккуратно расставленные по полочкам и подписанные реагенты. И потому, что парень подворовывал их малыми партиями из грузов, что носил (иначе зачем он ещё устраивался на склады?), и потому, что описывать жестами разницу между корнем смерти и глубинным грибом стало бы утомительной и безрассудной тратой времени. 


А ещё перед отплытием Ди приготовил яд, который уже один раз спас его жизнь, но мог значительно усложнить эту жизнь теперь, если бы Элика пролила субстанцию на кожу. А ведь она прольёт. Это Ди уже мог точно оценить по вкусному, но едва не развалившемуся у него в руках бутерброду. Чьи-то пальцы просто не созданы для деликатной работы. 


Щёлк!


Арбалетный болт пролетел так близко, но даже не оцарапал наблюдателя. Полгода мальчику везло, он сумел бежать из Старкхавена и перебрался в Оствик, а никого на хвосте до сих пор не обнаружилось. Но верить в удачу было роскошью. Поэтому беглец готовился, неуверенный только в одном: кто придёт по его душу раньше – мстительная Хелена или щепетильные Вороны? 


Прилетело вороньё. 


Второй день мальчик чувствовал за собой слежку. Он даже смог засечь преследователя, и теперь выслеживал охотника сам, выжидая удобный момент. Когда момент настал, Дамьен взвёл арбалет, прицелился и выстрелил Ворону в голову. 


Промазал. 


Убийца тут же побежал за проглотившим наживку дурачком, определив место, из которого был пушен болт. Ловкое тело, закалённое тренировками, быстро поднялось по упругим навесам и выступам в стене. Мальчишка уже улепётывал по крышам через заваленные хламом чердаки. Убийца не отставал. Доротея просила добыть ей нож, либо выбить из крысёныша, куда тот нож упрятан. Ни то, ни другое проблем не доставит – беглец-то трусоват. Одна осечка, и уже несётся как ужаленный. 


Несётся ловко, надо признать. Мальчишка нырял в такие узкие щели, что Ворон едва протискивался следом. Пару раз убийца тихо зашипел, когда острые концы каких-то сломанных реек царапали его кожу. Мелочи, даже замечать не стоит. Тем более что жертва становилась ближе.. и ближе..


Мальчишка замер на краю высокой крыши, откуда уже не было спасения. Запыхавшийся, он повернулся к преследователю. 


- Хорошая попытка, но ты связался с Воронами. А это, знаешь ли, всё равно что от смерти.. своей.. бежать..


Запнувшись, убийца очень странно запутался в ногах и грохнулся на крышу. С лица упала маска, открывая Дамьену совсем молодое, лишь немногим старше его собственного лицо преследователя. Эльф. Во взгляде Ворона читалось

spacer.png

замешательство. Он сделал попытку встать, но уже и руки его не слушались. 


Холодно. Холодно там, где должно быть больно. Догадливый, убийца опустил глаза – его одежда была порвана в нескольких местах, а от порезанной кожи тёк по венам яд. 


Старые чердаки, узкие проходы, поломанные балки. Царапины, царапины, царапины..


Заранее смазанные ядом острые щепки. 


- Хи.. тро.. – прохрипел эльф, глядя на Дамьена. Мальчик достал ещё один болт и зарядил им арбалет. Мейстер рассказывал, что Воронов не сломить пытками. Из них не выбить информацию. Это хорошо – бывший слуга совершенно не умел пытать и потому боялся, что лишь разведёт попусту грязь и потратит время. 


Подняв арбалет, Дамьен прицелился, всматриваясь в лицо врага. Красивое лицо, молодое. Этому парнишке ещё бы жить и жить. 


Убивать и убивать. 


Щёлк!


Ди отрицательно помотал головой. Нет, помощь ему не нужна. Некстати зачесалась рука, пришлось задрать рукав. Элика отвела взгляд, чтобы не видеть крупного шрама в форме буквы «Ди», вытравленного кислотой на коже. Уж очень понравилось юноше его новое имя, а показать букву быстрее, чем даже назвать. 


Функционально. 

 

spacer.png

Той же кислотой, только большей концентрации, Ди аккуратно смочил основание кинжала с кровью ведьмы-паучихи и отделил лезвие от рукоятки. Рукоятку выбросил, а лезвие надёжно спрятал внутрь разборного ложа своего арбалета. Поскольку без оружия на острове, населённом дикарями и всякими тропическими тварями, делать было нечего, то Ди не опасался потерять кинжал. Ведь потеря арбалета грозила потерей жизни, что помешало бы достижению цели. 


Не функционально. 


К слову, цель. Её ведь не было. Просить храмовников о помощи бессмысленно – они просто вздёрнут убийцу Бельмона Ваэля, отпрыска одного из самых благочестивых родов Тедаса. Маги крови могли открыто практиковать в Тевинтере, но как к ним подобраться? Желательно не в качестве раба. Пока Ди обдумывал дальнейшие шаги, он месяц за месяцем работал на складах, подворовывал реагенты и копил деньги на проезд до Сегерона. Остров – его возможность. Туда якобы ссылали неугодных или отправляли жадных до славы магов со всего Тевинтера. Парочка малефикаров наверняка отыщется. А втереться к ним в доверие или оказаться полезным куда проще на войне, чем в сытой безопасности огромного города. 


Ди подошёл к Элике и чутко обнял её, прощаясь. Может, ему суждено ещё работать и работать складским грузчиком, не стоит жечь мосты. Девушка неожиданно прижалась, довольная таким знаком внимания. Ди ощутил.. нечто. Наверное, он будет скучать. 


Конечно, будет. По вкусным бутербродам грех же не скучать. 

Hide  

 

К причалу Ди приближался медленно, избегая открытых мест и держась в тени. Знал, что тени - союзники его страшнейших врагов, но и сам парнишка научился выживать во тьме. Когда свет не падает на склянку, только создатель зелья знает, что в неё налито. И как спастись от содержимого. 

Место на "Красавчике" беглец оплатил через посыльного, чтобы не примелькаться перекошенным лицом слишком рано. Денег хватило лишь на место в трюме, но большего не надо: монеты нужны для выживания, а не для роскоши. Пусть под спиной будет узкая лавка, лишь бы реагенты и провизия в сумках не переводились. 

Ди не нужно было называть себя. Лишь показать шрам на локте. Парень был уверен, что крайне мало человек решат резать или жечь себе кожу в попытке бесплатно пробраться на корабль, везущий пассажиров в военную зону. Внезапных двойников можно было не ждать. 

Конечно, тогда ещё Ди не подозревал, что найдутся люди, готовые прикинуться вяленой свининой, лишь бы проехать зайцем. 

Хм, прикинуться свининой, чтобы стать зайцем.. 

У корабля уже собирались пассажиры. Вот тут не стоило таиться и вызывать подозрения, поэтому парнишка вышел из спасительных теней и пошёл прямо к спущенному трапу. Синие глаза внимательно осмотрели других гостей. Никто пока не вызывал чувства тревоги. 

Ну в самом деле, не с Воронами же ему подвезёт ехать на контрабандном судне в джунгли на изолированном острове? Ди  даже позволил себе улыбнуться, отгоняя нелепую мысль. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Таинственная дама в черном смотрела в сторону музыканта и его благодетеля/виновника внезапного купания, пока ее саму провожал взглядом Фейн.

Черный, определенно, был цветом этого вечера.

Черные локоны, черное платье, черный ансамбль разбрасывающегося деньгами юнца, да и тот парнишка, что несколько минут назад прошмыгнул мимо и растворился в деловой толпе, тоже носил нечто темное и непритязательное. Черный котик, в конце концов!

Его легкомысленная зеленая рубашка с вышивкой выбивалась из цветовой гаммы.

Показать контент  

foggy1.jpg.png.68ea3759c63fbe98ebda18e0df297964.png

Hide  

Впрочем, пловец быстро уравнял баланс, лишившись мокрой и липкой рубашки вовсе. 

Зрелище было занятным, но по трапу уже поднимались первые пассажиры, а значит, и ему пора.

Фейн перебросил через плечо черную кожаную куртку, густо усеянную металлическими заклепками, которые не только придавали ей лихой и пижонский вид, но и берегли его драгоценную шкурку, поудобнее перехватил сумку с нехитрым скарбом путешественника и направился к кораблю.

 

Изменено пользователем Grey_vi_Ory
  • Like 3
  • Thanks 2
  • Happy doshik 1
  • Liara Happy 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...