Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Эри

Посетители
  • Публикаций

    26 885
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    1

Эри стал победителем дня 27 мая 2011

Эри имел наиболее популярный контент!

Репутация

6 523 Легендарная личность

2 Подписчика

Информация о Эри

  • Звание
    Тео - Висенте Ортис де Сарате - тореадор- антрибу
  • День рождения 05.04.1985

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Любимые игры BioWare
    Baldur’s Gate, Dragon Age1-до бесконечности,

Посетители профиля

60 227 просмотров профиля
  1. Эри

    Dragon Age: Эра Волка

    Эпилог Элендара Брайтмора На тракте Со временем тракт опустел. Эла и Дейну дорога вела на границу с Андерфелсом. Постепенно в пути забывались хлесткие слова Вальи. Перед ним лежали равнины и пустоши. Какие-то сэкономленные средства позволили им остановиться в гостинице, им надо было передохнуть прежде, чем они пересекут границы. И тут эльф решил признаться гномке, что он не убивал Маркуса, а наоборот ему позволил обрести власть, но это был единственный путь спасти Тедас. Солас решил уничтожить мир, чтобы потом он возродился вновь, но уже только для горстки арлатанских эльфов. В этом мире не было места людям, гномам, долийцам или эльфинажным эльфам. - Серые Стражи должны уметь принимать непростые решения, - просто ответила ему гномка, глядя вперед на дорогу и на возвышающиеся вдали шпили разрушенного дворца. - Жертвовать малым, чтобы спасти большее. Я понимаю. Пусть даже на восстановление мира нам придется потратить десятилетия, это лучше, чем если бы мира не существовало вовсе. Разве нет? - она, как истинное дитя Камня, не интересовалась Тенью и не понимала всех этих перипетий внутри нее. Нет, она не была глупой, просто таковы были традиции её народа. Эльф знал о подобной манере гномов, но это показалось ему не слишком искренним, потому он продолжал пояснять: - Да это был единственный способ избежать войны с Тевинтером. Разикаль нужен весь мир и вряд ли она потерпит то, что Андерфелс будет отстаивать свою независимость. Не думаю, что в случае войны Стражи сохранят нейтралитет, но никто другой нашей стране не поможет. Бароны и графы слишком гордые, чтобы сдаться, но может с ними удастся договориться. Пусть в глазах остальных я буду предателем, но мы должны жертвовать даже общественным мнением и душой. Жизнью было бы пожертвовать проще. Он вдруг остановился, повернулся к ней и взял за руку: - Но я сейчас рад тому, что жив. Дейна. Что ты и я... Мне хорошо от мысли, что эта реальность пощадила нас, чтобы сейчас я мог сказать тебе... На этом эльф остановился, но продолжал смотреть в глаза девушке и не отпускал её. - Можешь не говорить ничего, бард, - усмехнулась Серый Страж. - Я знаю. И я тоже рада этому. Мы проиграли один бой, но война еще не проиграна, и мы живы, и завтра будет новый день. Подумаем об этом завтра, хорошо? А сейчас нам лучше убраться куда-нибудь подальше от этой долины смерти. Мне здесь не нравится. И воздух пронизан пеплом старого мира... - пробормотала она, словно бы процитировав когда-то прочитанную или услышанную где-то фразу. - Я уже не бард, но для тебе сыграю, как только мы найдем гостиницу. Он подсадил ее на лошадь и вместе они поскакали к границам Неварры. Несколько недель путешествия они провели вместе. В пути они питались припасами, что им дал Сэндал. - А вот и гостиница, - сказал он, подъезжая к городку, - Создатель! Я уже отвык от вида людей! Элендар привязывал свою лошадь к коновязи и будто видел постоялый двор в первый раз. Оглядывался, всё рассматривал. - У меня осталась пара монет, правда я бы сейчас, наверное, сожрал бы бронто, а ты? - усмехнулся он, спрашивая свою спутницу. Наконец-то выжженные земли остались позади, и они оказались на границе Орлея, чтобы сделать остановку и отдохнуть в нормальной таверне. Дейна ни разу не жаловалась на условия путешествия, хотя было видно, что ей хочется поскорее попасть обратно к цивилизованным людям. Поэтому, когда они добрались до трактира на дороге, ее лицо чуть озарилось. - У бронто мясо жесткое слишком, - отозвалась она, слезая с лошади и разминая затекшие конечности. - Вот хорошо запеченный наг - другое дело. - Да вкусный, жирный наг с грибами. Что может быть лучше? Только вот вряд ли тут нас порадуют такими изысками. Таверна не внушала оптимизма, но его манила горячая еда и уют. Да на землю пришла зима, которая заставляла людей и других существ жаться поближе к очагу. В таверне было полно народа, в воздухе чувствовался кислый запах застаревшего пота и дым ел глаза, как только они открыли дверь и вошли в помещение. После того, как они заказали еды и уселись за свободный столик (пришлось подождать несколько минут, народу и вправду было многовато на границе), Дейна задумчиво принялась рассматривать рукоять кинжала. Она ни разу не подняла темы приключений, которые им пришлось пережить за время путешествия с Могильщиками и, наверное, на то были причины. Расстались они с остальными на не особенно позитивной ноте, да и сама Серый Страж была с ними не настолько долго, чтобы успеть ко всем привязаться. - Что думаешь делать, когда вернешься в Андерфелс? - спросила она наконец. - Доложиться Первому Стражу. Мне нужна поддержка Ордена, а если я приду в столицу без поддержки, то меня скоро даже не станут слушать. Я всего лишь маленький эльф, а за спиной у меня нету отряда рыцарей и предки мои не знатные. Вся моя ставка на собратьев по Ордену и то, что нас уважают в Андерфелсе. Он заказал еду и выпивку. - Став наместником я уже не буду сражаться на Тропах. А ты? Мне бы не хотелось расставаться с тобой. - А ты видишь меня где-то еще? - фыркнула гномка, делая большой глоток из кружки с пивом. - У меня тоже нет ни отряда рыцарей, ни знатных родственников. И потом, у меня есть долг, от которого невозможно отречься - и перед Легионом, и перед Стражами. Тропы - моя стихия. Но... - она замолчала, проведя пальцем по кромке кружки, словно в раздумьях. - Если тебе этого хочется, то я буду навещать тебя в твоем замке. Часто. - Ну, мое воображение очень часто меня уносит далеко, - признался он Дейне. - Я буду этому рад, - он посмотрел, и в его взгляде была любовь и в то же время печаль. Казалось что эльф теперь другой, но он твердо знал, что ему предстоит сражаться за свой народ, хотя его назовут трусом, который презрел веру в Создателя. - Моя стихия теперь политика и торговля. Мне предстоит воевать с теми, кто захочет обманом наживаться на андерфельсцах. А именно - против торговой гильдии, они веками грабили Андерфелс, забирая те последние крохи у ремесленников и шахтеров. - Гномы такие, - с некоторой ноткой скрытого удовольствия произнесла Дейна. - Но сейчас мой дом среди Серых Стражей, а не в Орзаммаре или Кэл Шароке. Впрочем, я тебе сочувствую. Наверняка ты хотел бы остаться обычным Стражем, а не лезть в политику. Кстати, почему ты вообще согласился на это? Твое место мог занять кто-то более... опытный. - Да, но мой командир научил меня, что Серый Стаж - равно самопожертвование. Потому что других опытных тогда не было в Замке. Можно сказать, это моя награда за помощь и то, что я оказался в том пророчестве. Мы были нужны Разикаль, поэтому могли требовать награду. Я дал клятву и выпил крови Разикаль и опустился перед ней на колени. Не думаю, что наш Король пойдет на такое кощунство по отношению к Создателю. Мне-то проще, я всего лишь эльф без роду и племени. Мир будет жить дальше, Андерфелс сможет подняться из руин, дети будут учиться в школах, магов не будут преследовать, а люди и эльфы не будут голодать. - На время, - Дейна покачала головой. - А что будет дальше? После того, как ты... уже не сможешь управлять, - мягко сказала она, зная, что в отличие от Легиона, другие могут воспринимать тему смерти куда более остро, нежели она. - Быть может, стоило с самого начала передать правление кому-то другому. Но здесь я не советчик, в политике я почти ничего не понимаю, это вопрос к обитателям Алмазных залов. - Не получится. Особые условия мы могли только выпросить на коленях. Иначе Верховный Жрец прислал бы префекта - Крауфорд не захотел бы чтобы префект не нес в себе тевинтерской крови. Орлею, Вольной Марке и Ривейну придется познать на себе правление чужаков. Все равно, даже если я бы жил долго и мог зачать наследников, мне бы не удалось передать им власть. Нам с Торком придется отчитываться перед Верховным Жрецом. Спорю, что скоро нас обложат его шпионы и люди. Для нашей безопасности, скажет он нам, но пускай - я все равно принес клятву на крови. Может кто-то сможет потом скинуть это правление, но это буду не я. Моя роль сделать так, чтобы Андерфелс получил свою выгоду от этой сделки. А торговаться я умею. Знаешь, как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок. - Значит, нужно сделать все, что в твоих силах. А я... наверное, буду сражаться с Порождениями Тьмы, если в этом будет нужда. А если не будет, то сражаться за Андерфелс, - ответила ему Дейна. - Сидеть в замке и отдавать приказы - не мое. Но это не значит, что мы вовсе никогда не увидимся. - Я бы не выдержал разлуки с тобой... Ты дорога мне, - сказал он ей, - И мое сердце не врет. Ты особенная, сильная и смелая. Рад, что однажды мы еще сразимся вместе, там на тропах, и наш боевой клич вселит в страх в этих тварей. Но до этого в моем пиршественном зале для тебя всегда будет место, а так же мясо и хмельной мед Песня о твоих подвигах будет звучать и разноситься на весь замок. - Ну, раз уж ты предлагаешь такое угощение, как я могу отказаться? - рассмеялась воительница. Похоже, она была единственной в отряде, кто не потерял оптимизма даже перед лицом такой угрозы, как порабощение мира на черных крыльях. Гномы всегда выживали. Даже там, где не выживали остальные - на Тропах, пораженных Скверной и переполненных тварями. - Хорошо, что ты не стал королем. У короля должна быть соответствующая королева, - подмигнула она. - И куча наследников. Хоть эта чаша обошла тебя стороной. - Нет, уж точно я бы не хотел, чтобы Верховный Жрец подобрал мне пару и потом бы проверял исполнение супружеского долга, - Он засмеялся представив картину. Вино кружило голову и появился блеск в глазах, кто-то из местных начал фальшиво пиликать на скрипке. - Не хочешь потанцевать? - ему просто хотелось сейчас кружиться в танце и на миг позабыть, что там за дверью таверны их ждет скорая разлука. А может он хотел забыть вид того мира, что лежал за порогом. Действительность была неприглядной, но за время пути от слов Вальи остался только осадок. Мир будет жить, а значит, они с Дейной все равно победили. Hide Таверна - Разве ты забыл? Шахтеры и воины Легиона не умеют танцевать. Но... я попробую, - она вспомнила таверну в Лломерине, где бард играл для нее, и тогда Дейна как раз и призналась ему, что не умеет танцевать. Однако что-то изменилось. Не ее способности - они остались прежними, но ее отношение ко всему происходящему вокруг. Пожав плечами, словно отбрасывая ненужные сомнения, гномка поднялась и взяла эльфа за руку. - Показывай, что делать надо. - Но я хотел, чтобы ты попробовала, это не трудно, - сказал он ей. - Иногда хочется просто веселиться. Он протянул ей руку. Повёл на свободное место зала, и эти несколько шагов уже стали началом танца. Дейна почувствовала, что идти стало легко-легко, будто плывёшь по воздуху. Неужели это лишь потому, что Элендар незаметно, но уверенно, ведёт её, будто несёт букет цветов? Скоро музыка и близость партнёра захватили её. Ловко или неловко получалось - не суть важно. Девушка чувствовала этот ритм, и с каждым тактом её настроение всё больше влекло в танец. Эльф будто бы подсказывал её телу правильные движения, где-то она сама стремилась покружиться, или же просто понимала подсознательно каждый шаг, каждый поворот. Пока танец увлекал их обоих, она ни разу не задумалась, хорошо ли получается, но после Элендар подтвердил это. И хотя тут она могла бы почуять лукавинку, но приняла её и была благодарна за это маленькое волшебство. - Настоящая леди никогда не стала бы танцевать с эльфом на людях, - с некоторым огорчением ответил Элендар. Он был красивее многих людских мужчин, двигался грациознее, да и характера ему хватало. Но большинство леди действительно не поглядело бы в его сторону, так как он принадлежал к "низшей расе". - Леди часто скованны столькими правилами и этикетом, что каждый их шаг продуман. Я никогда не понимал их и не знал, как с ними обращаться. Ну, так, выучил пару реплик, которые им надо говорить. Тебе, Дейна, я мог бы сказать куда больше приятных слов. И притом не фальшивых, настоящих. Ты для меня прекраснее всех леди Тедаса, не важно, что ты сама думаешь об этом, просто позволь мне думать так. Я не смогу осыпать тебя золотом, но я пообещаю быть рядом всегда, когда я нужен. Он придвинулся ближе, так что волосы гномки защекотали его лицо, и прошептал: - Я нужен тебе, Дейна? Гномка серьезно посмотрела на эльфа, чуть сдвинув брови. Пожалуй, на леди она и вправду была не похожа - и не только из-за слишком широкого носа, неухоженных волос, небрежно перехваченных лентой, и выдвинутой вперед упрямой челюсти. По сравнению с хасиндкой Маавиш, покорившей сердце Тайбера, Дейна выглядела словно бронто рядом с породистой лошадью. Однако было в ней нечто прекрасное: большие зеленые глаза, смотрящие прямо, без стеснения и страха. Она бы не опустила этого взгляда, как того требовал этикет, при встрече с кем-то богаче и влиятельнее себя. Что ответить на такой вопрос? И о чем спрашивал эльф? Привязанности гномка не считала слабостью, как многие из Серых Стражей, напротив, она справедливо полагала, что они делают тебя сильнее, придают новый смысл каждому сражению. Она знала, что будет сражаться втрое сильнее и яростнее, зная, что если вернется, то они снова увидятся. - Да, - наконец ответила она, взвесив все, как всегда. Легкомысленных обещаний Дейна не давала. Hide Новый друг Элендар сидел в кабинете Первого Стража в окружении других ветеранов Ордена. Он не принес им надежду, а принес им требования своей новой Госпожи. Ветераны, закаленные в боях с порождениями тьмы, что доказали не только храбрость в бою, но и лидерские качества. А среди них юный эльф, казался еще менее значительный фигурой. "Мы примем требования Разикаль", - сказал Первый Страж. - Эти слова разорвали звенящую и напряженную тишину. Такое затишье предвещает шторм и бурю. Решалась судьба Ордена и его выживание, а без него весь мир мог пасть. Порождений тьмы теперь не сдерживало желание откопать темницы древних богов. Орда порождений тьмы черным затапливала древние гномьи тропы и выбиралась на поверхность. Андерфелс не мог сражаться на два фронта - с Империей и подземным врагом. Древняя крепость словно вернулась во времени назад, когда ветераны тевинтерских войск собрались тут и принесли клятвы. Камни помнили многое, теперь же в мир опять пришел древний бог и, как тогда, он сеял хаос и разрушения, и покорил весь уже мир. Андерфелс, лишенный союзников, терзаемый порождениями тьмы, не мог сражаться еще с врагом в небесах. Весь вечер и всю ночь Стражи вырабатывали стратегию, а эльф, который был виновником всех этих событий, удалился. Это был его дом, но теперь он стал в нем чужаком. Не так они с Дейной хотели вернуться. Но тогда у него не было выбора. Сколько раз он будет оправдывать себя, смотря на то как тевинтерские легионы маршируют по всему миру! Как тех, кто посмел выступить против Разикаль, будут сжигать на кострах или заковывать в рабские кандалы. Что он принес в мир боль и страдания, пепел разрушенных городов. Потомки проклянут их, такой ценой дана возможность им жить и бороться. Он вспомнил слова про то, что самый темный час всегда перед рассветом. Однажды мир стряхнет с себя рабские оковы. - Эй, помоги! - раздались крики. И Элендар поспешил к загону перед грифонятней. - Что случилось? Там Страж вычищал своего грифона. Грифон который парил в воздухе и нес своего седока, на земле получал заслуженный уход. Цену себе он знал и заставлял седока вычистить перья, как следует. "Может однажды придет век грифонов", - подумал Элендар и пошел помогать товарищу в уходе. – Что вылупился, - грубо сказал ему Эйнар, - на мне узора нет. Вот возьми щетку и вычисти все тридцать шагов крыльев грифона. Если пришел помогать, то уж работай на совесть. Много тут молодежи которые ходят да любуются грифонами, а вот помощи от них шиш дождется. Зато вот полетать каждый не дурак, только вот сбрасывают они их. Те же не понимают, что они цену-то свою знают. Спросите любого Стража, слетевшего вверх тормашками за то, что поленился вычесать гнид. Понимаете ли, у дрессировщика и животного складываются родственные отношения, каждый знает, чего хочет другой. Что касается грифона, то он хочет ухода и расчёсывания. И попробуй только смухлюй. Надо - значит надо. По-моему, вполне честная плата грозный облик за Стража-Командора в седле при всех доспехах, грозы с молниями и виражи, которые они в воздухе выделывают. Эла занимал этот разговор. Будущий префект всего Андерфелса работал, как последний слуга. Но это отвлекло его от тяжких дум. Закончив вычищать грифону перья, он устроился на перерыв. Старый страж поделился с ним элем и начал рассказывать про грифона, который потерял всадника. - Паршиво это, когда всадник умирает, они же как мабари, к себе могут никого кроме хозяина не подпускать, а когда тот умрет следовать за ним на тот свет. - И что же, вы теряете грифона всякий раз... Я не хотел сказать, что грифоны ценнее Стражей, но их действительно трудно вырастить и воспитать. Это не быстро делается. - Конечно, мы стараемся грифона вытащить из этого состояния. Иногда отпускаем его полетать и он, через несколько дней, сам возвращается. Иногда наоборот, запираем, даже связываем крылья, чтобы не изломал их о решётку. Поим сонными травами. И то не всегда удаётся их вернуть. Лучше всего, если находится опытный Страж, который понимает их звериную натуру. Тогда есть шанс... - Так я попробую. Открой мне тот загон. - Так сразу? А если он тебя долбанёт клювом, мне что ли отвечать? - Уверен, что не долбанёт. - А, ну да. Ты же эльф, - хмыкнул старик и направился к загородке. Щёлкнул засов и Элендар оказался один на один с красноглазым чудовищем, которое так легко и величественно смотрелось с воздухе и так ужасно рядом. Грифон выглядел плохо. Оперение и шерсть кишели паразитами, а раны давно не обрабатывались. Ведь прошло уже достаточно времени с той трагической битвы, где зверь потерял своего всадника. Если бы тот остался жив, то давно вылечил бы своего питомца, но состояние того всё усугублялось, особенно в связи с неряшливостью, поскольку грифон совершенно перестал сам за собой ухаживать и не разрешал делать этого другим. Он умирал и при этом опускался на самое дно отчаяния. На эльфа он правда отреагировал довольно злобно, когда тот попробовал напоить его свежей водой и поменять подстилку, которая уже сопрела. - Мы уж пытались. Тут два варианта: пустить в него стрелу из-за решётки, или подождать ещё день-другой, когда он совсем обессилеет, и тогда уж почистить, попытаться вытащить его из этого состояния, - пояснял смотритель. Но Элендар грифона почему-то не боялся. Он сам не мог бы дать себе отчёт, что происходит. - Энастэ, - строго и спокойно сказал он. Кажется, у долийцев это означало "успокойся", "смирись". Грифон с некоторым любопытством повернул голову. То ли на него действовали звуки древнего языка, то ли решил получше рассмотреть, кто это такой наглый объявился. Чуть контролируя страшного зверя вытянутой рукой, как бы обозначая расстояние, другой Эл взял длинную деревянную щётку и принялся выгребать мусор из загона. Он двигался по всему помещению, обходя зверя, и тот слегка отодвигался, не желая, чтобы его трогали. Старый смотритель только ухмылялся, так ловко этот эльф привёл в порядок вонючий денник. Вскоре его заполнила свежая солома, а в поилку была налита чистая вода. Озадаченный грифон, оказавшись в нормальных условиях, почувствовал себя не вполне уютно в слипшейся шерсти и измятом оперении. Когда жажда сменит его страдания, он никуда не денется и выпьет свежей воды. Это немного восстановит его силы и тогда Элендар продолжит приручение. Первый шаг был сделан. Эльф постепенно начал ухаживать за грифоном. Тот, конечно, вызывал сначала оторопь, ведь эта звере-птица могла пробить латные доспехи словно те были из бумаги. Смелость и уверенность, а главное, спокойствие, с которым эльф взялся за дело, не вызывали агрессии. Но однажды Элендар решил выкупать Остроклюва так звали благородное животное. Поскольку чистки было недостаточно (а он потратил целый день, чтобы восполнить то, на что обычно требуется не более получаса), Элендар вывел Остроклюва к реке и попытался завести в воду. Грифон ударил его лапой и отпрыгнул, угрожающе открыв пасть. Нет, Элендар не стал за ним гоняться. Он "обиделся". Отряхнул песок и пошёл вдоль берега, выбирая место, но не обращая внимания на своего подопечного. Когда он вновь стал заходить в воду, грифон зашипел, но эльф не звал его с собой, а искупался сам, изображая удовольствие. Грифона же проигнорировал и даже не стал разговаривать с ним в этот день. На другой день Остроклюв благосклонно согласился, чтобы его помыли. Выяснилось, что он и прежде не особенно любил купания, хозяин вечно вздорил с ним по этому вопросу. Но поступить, как Эл, не догадался. Обычно грифоны любят купаться, но может у этого была водобоязнь или не хотел выглядеть как мокрая крыса. Так обычно выглядели звери после купания. Сегодня был жаркий день и поэтому даже эльфы и люди маялись от жары, а грифонам, с их шерстью и перьями, было совсем не по себе. Почувствовав облегчение от прохладной воды, грифон всё-таки сообразил, что всё не так страшно. Правда, он держал крылья развёрнутыми, высоко над водой, боясь намочить перья, но Эл хорошо "выстирал" его и отмыл крылья снизу, заодно разобравшись, как они устроены. Клещей и блох он вывел специальным отваром, раны его залечил средствами, научил грифона купаться, одолел его уныние и как-то даже начал с ним играть. В общем, примерно через месяц с начала их знакомства, Элендар совершил на Остроклюве свой первый самостоятельный полёт. И это было здорово! Подняться вверх на могучих крыльях, что может быть более захватывающим! Вокруг грифона словно струились воздушные потоки, обтекая грациозное животное. И всадник был с ним, как одно целое, разделяя этот полёт. Ощущение полной и безграничной свободы: где-то там, вдалеке, есть неравенство и рабство, но тут, в воздухе, ты смотришь так, словно весь этот мир принадлежит тебе. Он чуть стиснул бока птицы ногами и сделал первый круг. Эльф был в седле, которое полностью фиксировало его, не давая упасть, но, наклоняя или поворачивая корпус, он мог давать команды своему грифону. В основном же - управлять приходилось голосом. Потому что, как сказал ему инструктор, "Грифон всё равно лучше знает, как летать. Главное, мягко приземлиться столько же раз, сколько взмоешь в воздух". Полет был восхитительным, но благородный зверь еще не окреп настолько, чтобы долго летать. Поэтому нехотя пришлось пойти на посадку. Выбравшись из седла, Элендар все же почувствовал, что после первого полета у него немного кружится голова. Но все равно вспомнил про угощение для грифона. Нарезанные кусочки мяса были принесены ему в качестве угощения. И страшный грифон брал их аккуратно, чтобы не повредить своему всаднику. Скоро их свяжет множество полётов, эльф и грифон ещё не раз поднимутся под облака, чтобы нести помощь ордену Серых Стражей и... конечно же, просто для того, чтобы почувствовать себя свободными. Hide Бальведин Август После того, как Элендар доложил стражам о возрождении Разикаль, жизнь его круто изменилась. Он пересказывал многим свою встречу с возрожденным божеством. Сначала в узком кругу верховной жрицы и ее приближенных. Эл лишь мог утешать себя тем, что выторговал жизнь служительницам Андрасте и смог сделать мягкий переход для остальных. Хоть через пять лет никто открыто не мог поклоняться Создателю и Андрасте, но можно было делать это тайком. Шепнуть то или иное слово в госпитале или приюте для детей, поговорить на кухне. Вера была загнана в подполье, но не уничтожена. Хуже всего оказалось с наследным принцем, тот не топтал ногами и не метал грозы и молнии. Он понимал почему сейчас надо поддаться принципу уйти в тень и помогать инкогнито людям. Бальдевин Август был умным юношей и ждал, что он потом может вернуть себе трон если с Разикаль что-то случится. - Вы в это верите, мой принц? - И ты веришь. Иначе не старался бы, рискуя... - Стражи каждый день рискуют. - Но не своей любимой репутацией. - Простите, мессир. - Разве я упрекал тебя в трусости, Элендар? Вот и ты не смей думать обо мне плохо. - Я только реалист, - вздохнул эльф, вспоминая, каким несколько лет назад казался неисправимым романтиком. - Но это ведь не значит, что мы не должны хранить надежду. Или что не должны вести себя достойно при любом раскладе, - Бальдевин Август понимающе кивнул и сделал жест, отпуская собеседника. Тот не станет чинить ему препятствий, если случай когда-то повернётся к ним. Эльф не желает власти и тяготится ею. Что ж, наследники Андерфелса могут помнить добро. Могут и пережить худшие времена, особенно когда у них есть верные соратники. Таким образом, принц сохранил бы свою репутацию и сейчас лучше чтобы страной правил наместник - Элендар чем приезжий тевинтерец. Наследный принц сидел за своим столом и писал бумагу о своем отречении. Сегодня Элендар должен был отправиться в Тевинтер. Незаметно пробежали полгода с прошлого его визита, и тогда город жил по своим законам, не зная, что над ним нависла зловещая тень. Но Хоссберг был сейчас больше похож на растревоженный улей. Ровные строки ложились на белый лист бумаги. Большинство крестьян и горожан не знали, что сейчас решается их судьба. Достаточно одного слова и он может отравить всех в безнадежный бой, сложить головы и покончить с этим раз и навсегда. Хотя вряд ли это будет славная битва: Разикаль и ее драконы просто сожгут людей. Пример Неввары и непокорного Вал-Шевина наглядно продемонстрировали ярость древнего бога. Перо выводит строки, которые приведут к миру. К шаткому и нестабильному, но все же... Он еще раз перечитал. В отличие от своего отца принц не был слабым и болезненным. Конечно юношу опекали, как единственного наследника Вильгельм Августа. Его отец заперся в своей столице, конечно, он не осуждал отца: смерть дочери подкосила его. Поэтому к своему сыну он относился с нежностью. Но всё же многочисленные няньки не изнежили юношу. Закончив, он посыпал письмо песком, а потом, растопив воск, лично запечатал послание. Юноша вышел на площадку и передал уже готовым к полёту всадникам на грифоне это послание. Может ему нравилось смотреть, как гордые птицы совершают свой полет. Впрочем, вскоре Стражи превратились в едва различимые точки на горизонте и он вернулся к своим делам. Hide Аудиенция у Верховного Жреца На главную площадь Минратоуса медленно приземлились два грифона. Животные Стражей были величественны, как и их всадники, даже эльф в доспехах выглядел внушительно. Около дворца Верховного Жреца преторианцы разоружили Стражей, попросили снять доспехи. Элендар и Хельмут назвали свои имена и смиренно дождались, когда их сопроводят к секретарю. Оба они, хоть и не очень устали, проделали длительный перелет, поэтому такая передышка была им только на руку. Но все же, вероятно, Стражи надеялись на более официальный прием. "Подождем", - предложил Элендар. Всё равно ничего не оставалось. Стражи разглядывали город с высоты, откуда он казался величественным, но здесь были ещё заметны следы разрушений и битв. Минратоус стремительно восстанавливался после того, как Разикаль изгнала кунари и армии бунтовщиков эльфов. Многие пали замертво от драконьего огня, другие попали в плен, а остальных отпустили и они скрылись. Хельмуту не нравилось все это, как и вынужденное ожидание "под дверью", но Неввара показала, что может случиться с теми, кто будет сопротивляться, а непокорный Вал-Шевин с остатками орлесианской знати и верхушкой церкви, был стерт с лица земли. Сам же Андерфелс хоть и обладал военными силами, но постоянные сражения с порождениями тьмы не давали им возможность оказывать хоть какое-то достойное сопротивление драконам Разикаль. Те бы уничтожили последние города и скудные посевы, а так же Тевинтер мог установить морскую блокаду, сжигая все корабли, что грозило стране голодом. У секретаря пришлось задержаться - прибытие заместителя Первого Стража вместе с прокуратором Андерфелса оказалось непредвиденным событием, и понадобилось тревожить Верховного Жреца. Впрочем, пройти вдвоём им в итоге всё же разрешили. Долгое ожидание закончилось, когда появились четыре сопровождающих. Стражи привыкли к долгим, одиночным дозорам, так что на их лицах не было разочарования. Четверо преторианцев в чёрно-пурпурной форме и масками на лицах, провели их по охраняемым гвардией коридорам, ведущим к высоким дверям в рабочий кабинет Верховного Жреца. Когда Элендар и Хельмут оказались перед дверями, к ним вперёд вышел отличающийся от остальных телохранитель Крауфорда с мрачной чёрной маской и когтистой перчаткой на правой руке. Ладонь при этом была открытой. - Господа, - отдавая небольшой поклон обоим прибывшим, сказал чародей, - По приказу Верховного Жреца мы обязаны проверять всех прибывающих на соответствие их личности через кровь. Меры предосторожности. Потребуется лишь несколько капель, - выдал он следом заранее заготовленную для всех не привыкших к новым порядкам посетителей фразу. Хельмут ответил вежливо и церемонно. Привычно он любил видеть лицо собеседника, но маски не давали прочитать эмоции на лицах преторианцев или чародея. - Что же, они вдвоем с Элендаром протянули руки и закатали рукава туники. Стражи были одеты в церемониальную одежду, которая конечно была из шелка. Обычно одежда была из плотной, грубой ткани. Но для визита к Жрецу Разикель надо было одеться соответственно рангу. Первым был Элендар, следом проверили кровь Хельмута. Практически безболезненные и аккуратные уколы когтя преторианца позволили собрать из пальцев (как оказалось, закатывать рукава было совершенно необязательно) по паре капель крови, а заклинание подтвердило, что к Жрецу направляются не самозванцы, а те, в ком текла скверна. Поблагодарив Стражей, имперец передал им по платку, чтобы убрать кровь, и пропустил внутрь. Некогда из Могильщиков тут уже успела побывать Максиан и Укара, а теперь появились и Серые. Первое, что приметили опытные бойцы - восемь гвардейцев, охранявших Верховного Жреца даже во время встреч. Безмолвные, безликие и неподвижные, они слегка напоминали статуи, и только сместившиеся в прорезах масок взгляды дали точно понять, что это живые люди. Кабинет был просторным и аккуратным, и если бы сейчас на улице стояла ясная погода, то сквозь большие окна пробивались бы солнечные лучи. Из-за серых туч же сейчас тут было слегка темновато, но свечи на столе Верховного Жреца позволяли ему работать и без помощи солнца. - Серые Стражи, - сказал поднявший на прибывших взгляд Крауфорд. Хельмут и Элендар почтительно поклонились. Пока Элендар уважительно обращался к Верховному Жрецу, Хельмут успел бегло осмотреть кабинет и даже сравнить со своим. У него-то все было просто и аскетично: карты с подробной детализацией районов, где сейчас порождения тьмы кишели на поверхности. Кабинет Верховного Жреца, тоже практически несёт функциональную роль, без всяких побрякушек и прочих украшений. Элендар протянул письмо от Первого Стража, где говорилось о сотрудничестве и что Стражи и впредь будут выполнять свои обязанности, не вмешиваясь в политику Империи. Знал бы Верховный Жрец, сколько буйных голов пришлось остудить среди самых яростных фанатиков-андерфелсцев, чтобы убедить их сохранить свои семьи и не рисковать последними плодородными землями, которые сожгли бы драконы. Крауфорд внимательно прочитал бумагу и остался удовлетворён. Страж выполнил один из самых важных пунктов в процессе перехода Андерфелса под знамёна Империи, и сам факт этого уже был важен. Работы было ещё достаточно, но Авгур хотя бы мог убедиться, что эльф и впрямь способен помочь Тевинтеру. - Заместитель Первого Стража прибыл сюда, чтобы убедиться, что письмо доставлено нужному человеку? - отрывая взгляд от текста, спросил Жрец. - Или вы хотели что-то обсудить? - Бедственное положение нашей страны всегда игнорировалось, но думаю, сейчас мы можем рассчитывать на вашу помощь. Андерфелс всегда справлялся сам, но сейчас наступила новая эра. - Хельмут перестал говорить и дал слово Элендару. Тот спросил про дальнейшие условия, а также про объем той помощи, что сейчас мог оказать им Верховный Жрец. - Прежде всего, нам нужна провизия. Я могу показать маршрут, который нужно сделать в обход торговой гильдии. Они поставляют товары по глубинным тропам, но теперь можно возить напрямую. Нам ведь не стоит опасаться разбойных нападений, тем более, все бунтовщики в цепях. Дальше уже Хельмут начал перечислять, чего и сколько им нужно и сразу подсчитывал сумму. Было видно, что он хорошо знал цены на рынках и быстро считал. - Всё, что ты мне назвал, необходимо правильно записать и оформить, а затем можно будет обращаться к уполномоченным лицам, - ответил Крауфорд заместителю главы Стражей. На данный момент излишков провизии в Империи нет. Земли на западе ещё восстанавливаются, драконам необходимо готовить скот, поэтому на помощь Тевинтера Андерфелс сможет рассчитывать лишь тогда, когда первый исправит своё послевоенное положение. И, что ещё важнее, когда появятся гарантии вхождения Андерфелса в состав Империи. Вы, - Жрец поочерёдно посмотрел на обоих прибывших, - обязаны понимать, что полноценной поддержки без этого не будет. Можете попробовать договориться с Ферелденом, тем более что там есть один из связанных клятвой. - А без полноценной поддержки не будет вообще ничего, - строго заявил Страж. - Поймите, мы и так отдаём всё. Всю свою жизнь, все свои мысли и дела - ради спасения мира. Хоть от проклятой скверны, хоть от... вот от этой напасти. Мы бы могли дать больше, но не можем. И так наши судьбы принадлежат лишь делу мира. А это значит, мы пришли не попросить поблажек для себя, а лишь поддержки, чтобы наша служба и наши смерти ради блага Тедаса не оказались напрасными. Пока мы будем ходить по вашим канцеляриям, граждане моей страны будут умирать от голода. Вы видели, верховный жрец мать, которая баюкает свое мертвое дитя? Оно умерло, потому что в ее груди не было молока. Мы воюем за них, но не можем накормить голодные рты. Если у вас нет излишков зерна, то у вас явно есть золото, на которое его можно купить. Тут взял слово Элендар. - Разве моей клятвы недостаточно? Разве мало того, что мы ставим на победу не деньги, не условия, а собственные жизни? Я прибыл сюда полгода как, и мы уговорились, чтобы вы сообщали нам свои дальнейшие планы, - обратился он к Верховному Жрецу. - Скажи мне, Страж, что может помешать Андерфелсу получить тонны провизии, лекарств и прочей помощи от Империи, а затем отвернуться от нас? Вашему народу Тевинтер нужен меньше всего во всём Тедасе, и я уверен, что среди андерцев и стражей найдётся достаточно людей, которые предпочтут умереть, но не поддаться. Которые захотят, чтобы та самая мать умерла от голода, вслед за своим ребёнком, вместо того, чтобы получить поддержку от ненавистных соседей с востока. Один из них может убить тебя, Страж, или тебя тоже, заместитель Первого Стража, - Крауфорд на секунду перевёл взгляд на Хельмута. - Империя сделает всё возможное, чтобы помочь вашему государству, но, повторюсь, не раньше, чем появятся гарантии. Сейчас каждый золотой уже имеет свою судьбу. Каждая монета будет направлена на возведение стен, домов, крепостей, деревень, полей. Тевинтеру предстоит восстановить всё, что было утеряно после войн с демонами и кунари, и меньше всего нам сейчас надо, чтобы эти деньги ушли в никуда. Дело не в вас двоих, а в рисках, связанных с вашей страной. Докажите, что Андерфелс хочет оказаться в Империи, и вы получите свою помощь. Хельмут про себя подумал, что воистину горе побежденным, но пока они все же могут делать вид, что переговоры ведут на своих условиях. Но он откровенно врал самому себе, утешая себя этим. - Вы, правы, люди Андерфелса не очень хотят становиться провинцией Тевинтера. Я не могу за это их винить, потому что Тевинтер за все время не протянул руки помощи. Но сейчас не время припоминать старые обиды и вспоминать, чей предок когда-то наступил другому на ногу. Да, андеры будут не в восторге, когда штандарты Империи станут развиваться над столицей Королевства Андерфелса. Но сейчас идет речь о существовании страны и о спасении жизней миллионов. А я не собираюсь спрашивать позволения у того мальчишки, что пока еще сидит на троне в окружении святых сестер в своей уютной столице, вот поэтому я тут сейчас предаю своего короля. Да и если бы Стражи каждый раз спрашивали этого позволения, то мир давно бы пал под натиском порождений тьмы, а ваша богиня правила бы мертвыми пустошами. Стражи порой вытаскивают бедствующих из опасности, которой те не могут осознать, как царапающихся котят из воды. Вам нужно говорить не с населением страны, а с теми, кто её здесь представляет, потому, что может повлиять на многие события. Напомнить вам о том, что Стражи не умеют лгать? Хм... нет. Скорее о том, что без вашей поддержки, Тевинтру скоро достанутся бесплодные пустыни вместо провинции, исцелившийся от ран войны и голода, которая может наполнить казну доходом и часть ее пойдет вам в виде налогов. Да, это будет не скоро, но какая- то часть вновь вернется в Тевинтер. Так, что вы не тратите деньги в пустую. Хельмут почувствовал, что костяшки его пальцев побелели. - Так что же, Верховный Жрец Крауфорд? Какие гарантии мы должны предоставить? Только не говорите, что голову мальчишки, который носит отцовскую корону. Пусть отречется и живет в мире в своем поместье. - Конечно, пусть живёт в мире, Империи не нужна его голова, - сказал Жрец, словно даже и не мог подумать о таком. - А гарантии я вам назову. Первое: Тевинтер получает своё представительство в Гельтберге с полными полномочиями на отслеживание добываемых в Пике Штернанн потоков лириума. Второе: ответное посольство Андерфелса в Тевинтере, состоящее из представителей знатных семей государства. Членами посольства должны быть старшие сыновья семей, старики не подойдут. В итоге Андерфелс восстановит дипломатические отношения с Империей до тех пор, пока не войдёт в её состав. При этом возникнет возможность для знатных андерцев получить обмен опытом, который позже можно будет использовать на благо провинции. Третье: при захвате или уничтожении Кундалона должны присутствовать представители Империи. Цель - поиск возможной информации о планах кунари против Тевинтера. Если станет возможно обеспечить доступ миссионеров Разикаль в страну, это пойдёт как дополнительный плюс. Крауфорд был предельно спокоен. Он и не думал нервничать. Знал, что так или иначе Стражи должны будут играть по правилам Империи. - Несомненно пока что мне приходится говорить лишь с представителями вашего Ордена. Но вы должны понимать, что в итоге Тевинтер будет управлять не орденом Серых Стражей, а непосредственно Андерфелсом. А слова о невозможности лгать лучше оставьте себе. Я не верю в обещания и словесные клятвы, мне нужны дела и поступки. - Я рад, что в чем-то мы согласны. - Хельмут даже улыбнулся. - Боюсь, по первому пункту вам придется договориться с торговой гильдией. Сейчас права на добычу лириума принадлежит торговой гильдии. Мы же и впредь имеем права на десять процентов от добычи для нужд наших магов. Насчет второго - полностью с вами согласен, - сказал Хельмут. Так, словно не понимал, что таким образом Крауфорд хочет уберечь отцов детей от выступлений против Тевинтера. - Третий пункт устроит всех, кунари незаконно удерживают, часть территории вашей будущей провинции. Вы можете поступить с пленными как угодно и провести полное расследование. Теперь мы оговорим сроки, что же до последнего вашего замечания… Тут слово взял Элендар и напомнил слова Разикаль: - Пока нам стоит подождать с миссионерами, - сказал эльф - Но думаю, что через пару лет, когда церковь будет преобразована по примеру Серых Стражей - миссионеры смогут начать нести слово Разикаль. - Значит подождём пару лет, - слабо кивнул Верховный Жрец. - А что касается Торговой Гильдии, то при необходимости, во время переговоров Андерфелс обязан будет поддержать Империю. Основную часть работы можете оставить нашим людям. Но, тем не менее, разрешение на представительство необходимо предоставить. Охрана членов представительства будет обеспечена Тевинтером. Как только все основные пункты будут выполнены, Андерфелс получит материальную поддержку со стороны Империи. Объёмы будут оговорены позже, мы с вами к этому вернёмся, когда настанет время полноценного соглашения. Там мы обсудим этот пункт в деталях. Как скоро вы планируете вернуться обратно? - Боюсь, что каждый пункт нашего соглашения потребует финансовых затрат со стороны Андерфелса. - Если вы не поставите зерно, медикаменты и промедлите в другом, в чём сейчас нуждаются мои сограждане, все пункты договора будут выполниться гораздо медленнее, - Страж развел руками, - Что же до моего возвращения, сначала ваши писцы составят бумаги, и вы к ним приложите свою печать. Дальше я передам все эти бумаги в столицу. Достаточно быстро, так, как Стражи вновь смогли возродить грифонов. - Андерфелс получит ощутимо большую прибыль от исполнения этих пунктов, чем Империя, поэтому предоставление гарантий ваших намерений находится в ваших же интересах. Не стоит принижать себя - ваша страна бедна, но указанные мною пункты не потребуют действительно значительных трат. Вашей основной проблемой станут знатные семьи андерцев, которым придётся объяснить, какова теперь ситуация в мире и что необходимо сделать ради сохранения своих родов и родины. Но с этим вы должны справиться. - Бросьте, - сказал Хельмут. - Империя получит долю в лириумном рынке гномов, а также доступ к технологиям кунари, и также военнопленные станут государственными рабами. Я уже не говорю про лояльность тех отцов, чьи сыновья будут находиться в дипломатическом посольстве на территории Тевинтера. Тем самым вы приобретаете их покорность, сыновья-наследники слишком ценны для отцов во всех странах Тедаса. - Дипломатическое посольство - временная мера, как и наше представительство в Гельтберге. Империя получит своё лишь тогда, когда Андерфелс станет её частью. Вы же получите первую помощь, лишь исполнив три основных условия. Не раньше. Максимум, на что может рассчитывать дававший клятву Страж, именно он, это три тысячи золотых или их эквивалент в слитках. Со Стражем есть уговор и есть связь, которая не даст ему действовать против Империи, поэтому средства передаются под его ответственность. Если он пожелает, то может пустить деньги за закупку провианта и лекарств, его выбор. Крауфорд чуть наклонился вперёд, опираясь на локти. - Одного лишь вашего согласия на сотрудничество мало, мне нужен результат, и деньги должны пойти именно на это. Не так сразу, - заявил Элендар. - Я о том, что если мы сразу затянем все винты, народ может и взбунтоваться. Они ведь понимают, что их ждёт гибель, и порой умеют принять её в борьбе. Сейчас говорю о заложниках - о детях знати. С одной стороны, можно было успокоить их семейства, обещав, что их отпрыски будут здесь не томиться в замке, а получать образование. Но не лучше ли повременить с такими суровыми решениями, не лучше ли сделать это лишь в том случае, если андерфелские дворяне начнут противиться политике Империи? Сейчас, когда им нечего терять, они взбунтуются, вложив последнее в борьбу. Но когда они восстановят свои капиталы, когда народ оклемается от войны, им уже будет жаль терять нажитое. Бунта и так не будет. К тому же, - добавил эльф, опасаясь, как бы его довода не оказалось недостаточно, - К тому же содержание нескольких сотен аманатов обойдётся недёшево. Это как минимум, эскадра, отправленная в Андерфелс за первенцами, это охрана и обслуга. Мы везём не рабов, их нельзя загонять в трюмы и держать на трёх футах пространства. Это придётся строить или выделять в Тевинтере немалый комплекс зданий, чтобы расселить там молодёжь и обеспечить их наставниками и охраной. В общем, лучше бы эти деньги пошли непосредственно на помощь голодающим. Пользы будет гораздо больше. - "Заложники", "аманаты", - усмехнулся Верховный Жрец, - Как грубо. Часть тех, кто окажется в посольстве, в будущем сможет благотворно повлиять на судьбу своей провинции, став из местных теми, к чьему мнению сможет прислушиваться наместник Империи. Средства на возведение всего необходимого у Тевинтера есть, и охрану с обслугой сыновьям дворян можно обеспечить в полном объёме. Они получат достойные условия жизни в Минратосе и крайне важный опыт. В данном случае политический аспект важнее бедняков. Если вы боитесь, что этот пункт выполнить невозможно — выполняйте остальные и дополнительный про миссионеров. Вы говорили, что вам потребуется два года? Значит, полный объём помощи Андерфелс сможет получить через эти самые два года. За два основных пункта прибудет не более сорока процентов. Хельмут решил загладить неловкость: - Но что скажет отец, который, не привык доверять тевиннтерцам, а тут идет разговор об его сыновьях? Герцоги и бароны, весьма впечатлены одним орлесианским обычаем. Да и старшие сыновья приучены к другим наукам, нежели изящная словесность или этикет. Нравы молодых людей могут быть весьма вольными, а столица Империи может пагубно повлиять на них: вино, праздные женщины, уж не говоря про бордели и прочие злачные заведения. Гулянки, все эти соблазны столицы приведут к потасовкам и прочим неприятностям. Тут их все сдерживает - и твердая отцовская рука, и материнский пригляд. Но посылать недорослей в столицу, по мне не стоит. От них будут одни неприятности, не содержать ведь нам их в кандалах! Сначала надо хоть как-то смягчить нравы молодежи, а ведь все хотят показать свою доблесть, особенно во хмелю. Пьяные драки или задирание прохожих, которых они встретят весьма негативно повлияет на их судьбу. Боюсь, отцам придется краснеть за своих сыновей. А бастарды, от гулящих женщин? Кем будут они? Так, что сойдемся, на вполне зрелых мужчинах, которые будут представлять своих родственников и которых ждет дома жена. Старшие сыновья знатных родов тоже не малые дети. Вашей будущей провинции не нужны консерваторы и старики. Вклад в молодых окупится многократно сильнее. К тому же представители мелких родов и побочных ветвей в будущем всё равно не смогут играть сколько-то значимую роль в Андерфелсе, поэтому средства на их содержание и обучение не окупятся. Понимая, что разговор насчёт посольства заходит в тупик, Крауфорд тихо вздохнул: - Исполните пункт с миссионерами, тем более что теперь допуск для них в страну станет важен не только для межгосударственных отношений, но и для самих жителей Андерфелса: люди сами решат, что для них важнее - фанатичная преданность своей религии или же дети и родственники, свободные от голода и болезней. Повторюсь, бóльшая часть помощи прибудет из Тевинтера лишь после того, как будут исполнены основные пункты соглашения. - Дети герцогов и баронов вряд ли захотят жить в городе и проводить время за заполнением бумажек. - Хельмут усмехнулся, он сам был бастардом барона и его многочисленные братья свободное время проводили на охоте или сражались с ортами, которые иногда нападали на поселения, или помогали Стражам в их рейдах на порождений тьмы. Все дворянские дети были скорее воинами, чем писарями, а уж такое занятие претило их натуре. Широкие просторы и дикая земля рождала суровых воинов, а не изнеженных придворных. Конечно, в столице велись свои политические игры, но там скорее люди просто могли ненадолго забыть о ветре, который в пустыне мог сорвать с тебя кожу, и о пустошах, в которых выживают только стойкие андерфелсцы. Слабые телом умирают в детстве, что в доме барона, что в семье последнего землепашца. - Миссионеры пусть прибудут в Столицу, не обещаю, что первое время все будут в восторге, но Элендар сможет обеспечить их охрану. - Значит, мы договорились касательно основ соглашения? - спросил Крауфорд. - Сначала их надо расписать, а потом уже предоставить Совету Герцогов. Там, они могут назвать точные сроки прибытия миссионеров и меры по их охране. Стражи могут только внести рекомендации к скорейшему рассмотрению всех основ соглашения, - сказал Хельмут. - Наш ждет долгий обмен дипломатической почтой. Стражи могут взять на себя обязанности доставлять письма, а также тех кто будет вести переговоры. Наш Орден возродил старую традицию, а именно - полеты на грифонах. Так же хотелось бы уточнить меры финансовой поддержки Империи, после того, как Андерфелс станет провинцией. - Именно поэтому я и сказал "договорились касательно основ". Детали будут зафиксированы в тексте соглашения и всех сопутствующих документах. О мерах поддержки Андерфелса-провинции пока говорить рано. Они будут, в этом нет никаких сомнений, но обсуждение конкретных объёмов стоит перенести на более поздние сроки, пока Империя восстанавливается после войны. Сама поддержка будет, по меньшей мере, заключать в себе ввоз провианта и лекарств на основе более постоянной, чем та, что будет во время независимости, решение проблем с Торговой Гильдией и её экономическими ограничениями для андерских ремесленников, плюс как минимум восстановление Круга Магов в Хоссберге. Вероятно также ещё пункты возникнут со временем и по мере обсуждений.На этом первый этап встречи был завершен и гости отправились в свои покои. Впереди ждали две недели вручения письменных заверительств и оформления бумаг. Стражи думали лишь о том, как прекратить кровопролития по всему Тедасу, и потому были готовы уступать. Впрочем... Как знать, что они ещё задумали? Это станет ясно позднее. Hide Встреча старых друзей Неделя, проведенная в Минратосе, была для Стражей продуктивной. Каждую фразу и формулировку пришлось тщательно отобразить на бумаге. Хельмут чувствовал раздражение от бюрократии, но бывший сын барона знал, какую силу могут иметь бумажные слова. Недаром он обучался долгое время у Жриц и обладал все же, по меркам Андерфелса, какой-то ученостью. Элендар же проводил дни, учась у старшего товарища по Ордену. Сам он уже начал скучать по Дейне, и еще ему надо было поговорить с бывшей соратницей по отряду. Так однажды, прогуливаясь по дворцу, он встретил чародейку. Амата направлялась домой после аудиенции у Верховного Жреца, когда заметила знакомую белобрысую голову. - Элендар! - радостно воскликнула девушка, приближаясь к Стражам. Она была одета скромно, но в характерном тевинтерском стиле: строгий и в то же время изящный темный камзол, вышитые темно-фиолетовыми нитками темные бриджи и сапоги до колен из тонкой кожи. Волосы волшебницы были подобраны в невысокую прическу. - Надо же здесь тебя встретить! А я только дня три назад как приехала, - улыбнулась Максиан. -Добрый вечер, Амата. - На фоне своего спутника эльф казался совсем хрупким. Хельмут был истинным сыном своей страны. Хилые телом редко выживают на этой суровой земле. Высокий, мускулистые руки охватывали широкие браслеты с выбитыми на них рунами. Лицо, впрочем, было приятным, а в уголках глаз и губ были уже морщины. Было непонятно, сколько ему лет, но в черных волосах встречались серебряные пряди. Элендар представил Хельмуту Амату. Магичка слегка склонила голову и приветливо улыбнулась воину. Потом обратилась к барду. - Я передала письмо, как ты просил, - тихо сказала Амата, чтобы их не подслушали проходящие мимо тевинтерцы. А потом добавила уже достаточно громко: - Ты надолго здесь? Может, заглянете в гости? Конечно, последние годы не слишком хорошо сказались на состоянии моего родового поместья, - слегка смутилась волшебница, - но я буду рада вас видеть. Заодно расскажу последние новости из Лломерина, если тебе интересно. Элендар коротко кивнул, а потом сказал, что они навестят её вместе с другом, и что они скоро уезжают. Надо было подождать, когда слитки с золотом погрузят на возы и послать вести приграничным форпостам Андерфелса, чтобы те выслали отряд для сопровождения груза. Хельмут выразил признательность и сказал, что Стражам нравится гостеприимство, а сам мужчина бывал как в роскошных дворцах, так и в самых бедных хижинах. Повеселевшая Амата попрощалась с мужчинами и отправилась прочь. Она была рада увидеть знакомое лицо, а тем более - одного из тех, с кем довелось пройти через множество испытаний и опасностей. После судьбоносной встречи с Маркусом "Могильщики" разбрелись кто куда, но для молодой женщины они навсегда останутся "своими". Даже те, с кем она не так много и близко общалась, как хотелось бы, всегда могли рассчитывать на помощь или гостеприимный кров. Воодушевленная волшебница подняла на уши всех немногочисленных слуг, готовя дом к приему гостей. Западное крыло все еще было закрыто, но в восточном крыле и в центральной части особняка все вычищалось, вытряхивалось и обновлялось. Когда почетные гости, наконец, пожаловали за порог, родовое гнездо Максиан встретило их отполированной антикварной мебелью, слегка потертыми, но не растерявшими былую роскошь коврами в прихожей и гостиной, уютно-трескучим камином и множеством огоньков, исходящих от зачарованных канделябров. - Чувствуйте себя как дома, - улыбнулась Амата, приглашая визитеров в гостиную. На столе уже стояло блюдо с закусками и ваза с фруктами. - Что предпочитаете пить? Ужин подадут через полчаса, а пока можем позаботиться об аперитиве. Дворецкий Вилликинс уже стоял наготове, вооруженный полотенцем и ключами от бара. Бард, конечно, блистал в кружевах и шелках, а его товарищ был в скромной тунике Стража. - Немного вина, - сказал Элендар. Он улыбнулся Амате и ему хотелось побыстрее прочитать письмо от брата. Хельмут кивнул головой и поприветствовал хозяйку дома, вручив ей в подарок грушевый бренди. Он быстро осмотрел обстановку: у андерфелсцев было принято обставлять свою жилище скромно, одеваться практично и даже знатные леди и дворяне носили минимум украшений. Мужчины - воинские браслеты, а женщины могли носить серебряный обруч. Все остальные украшения считались признаком дурного вкуса. Амата дождалась, когда Вилликинс поухаживает за гостями, а потом принесет на подносе письмо для Элендара. - Я слышала, Андерфелс налаживает связи с Ферелденом, - завела девушка разговор с гостями. - Я рада, что наместники готовы друг с другом сотрудничать. Хорошо, когда можешь лично поспособствовать развитию страны, не правда ли? - Юная Максиан просияла, улыбнувшись. Она была рада за своих товарищей - Торка и Элендара - что те могли, а главное, хотели делать жизнь людей лучше. - Я собираюсь основать лечебницу. А то и не одну. Когда более-менее разберусь с делами, - вздохнула волшебница. - За годы войны все пришло в запустение. Надеюсь, мир продержится долго. - К миру стремятся все, но надо быть бдительным. Больницы, школы это прекрасно, но гномы скажут вам, что мир наступает для них только тогда, когда порождения тьмы уходят на поверхность. Нам сейчас надо сохранять бдительность. Наши братья и сестры сейчас сражаются в Амарантайне, но надо не забывать про Виммарские горы. Амата понимающе кивнула. Драконами на Глубинных Тропах не повоюешь, а значит, сражаться с порождениями тьмы остается людям. Хоть Величайшая и обещала, что Моров больше не будет, порченные твари, увы, никуда не девались. - Тем больше причин избегать войн между нами, разумными народами, - грустно улыбнулась волшебница. - А вы уже видели стройку Университета? - Строительные работы, проводимые на огромной, огражденной для будущей цитадели науки, площади вызывали интерес у многих горожан и приезжих. Пока еще это была только закладка, но для такого большого и важного дела не жалели магии и возведение фундамента и стен проводилось с размахом, присущим Тевинтеру. - Я считаю, там обязательно нужно вводить, кроме прочего, медицинское направление. Обычную медицину, чтобы не-маги тоже могли лечить и проводить операции. Я подумываю также над изданием анатомического атласа, у меня уже полно всяких зарисовок и схем. - Глаза девушки загорелись искоркой живого интереса. То, что ей довелось пережить, заключив сделку с демоном, подталкивало ее к тому, чтобы извлечь из приобретенного знания максимум пользы. А учитывая, что вивисекция, даже мертвых людей, всячески порицалась и запрещалась из-за предрассудков, знания о строении тела и движении жизненных соков были поистине бесценными. - Нужно будет отправить и вам несколько экземпляров. Вы еще не договаривались о посольстве? - Я думаю, что это не практично, тем более учитывая, что скоро мы будем в составе Империи. Поймите меня правильно, мы редко тратим деньги на непрактичные вещи, которые к тому же через несколько лет перестанут быть нужны. Тем более, сначала нужно обучение дворян, наши молодые аристократы уже с малых лет сидят в седле и покрыты боевыми шрамами, а не горбятся над книгами, как их сверстники из других стран. Амата снисходительно улыбнулась и пожала плечами. - У нас за обучение дворян платят сами дворяне. Конечно, вопрос еще в том, кто обеспечивает их деньгами, но тем не менее. А что касается практичности, то если есть возможность что-то вылечить, не прибегая к магии - это только в плюс. Даже здесь, в столице Империи услуги магов-целителей может позволить себе далеко не каждый, а если брать страны, где магов в последние годы всячески преследовали... - Максиан закончила фразу многозначительным молчанием. Пусть она была и благородных кровей, но росла и воспитывалась как сопорати, и по себе знала, с какими трудностями сталкивается простой народ. Вилликинс вошел в гостиную и доложил, что кушать подано. Хозяйка дома поблагодарила дворецкого кивком головы и поднялась с кресла. - Почему бы нам не продолжить беседу за ужином? - улыбнулась магичка гостям и приглашающе указала в сторону столовой. - Буду счастлива разделить с вами вечернюю трапезу. - В голосе девушки чувствовалась неподдельная искренность - видимо, новый статус не изменил ее приветливого характера. Или, может, единственная наследница и глава рода Максиан была рада любой возможности ужинать не в одиночестве. - Дворяне предпочитают обучаться воинским наукам, а не книжным. Да и вряд ли андерфелский барон или герцог пошлет сына в Тевинтер ибо наследник нужен дома. Мы беседовали с Верховным Жрецом, ему нужны наследники рода, а не младшие сыновья, которые вынуждены пробивать сами себе дорогу. - Отцы могли бы вложиться в обучение тех, кому не достанется земельный надел, и те вынуждены быть рыцарями или держать замок от имени своих более удачливых родственников. По лицу Аматы невозможно было понять, была ли ей эта информация известна раньше, но девушка внимательно слушала, пока небольшая компания рассаживалась за столом. Столовая была обставлена в характерном тевинтерском стиле, но мягкая обивка стульев и изящные серебряные приборы сглаживали первое впечатление. Было видно, что хозяйка постаралась угодить любым вкусам: здесь была и запеченная рыба, и жаркое со свининой, несколько салатов, канапе по орлейским рецептам и разные закуски. Дворецкий подал вино из урожая 853 года, а затем отступил в тень, готовый, тем не менее, выполнять малейшие пожелания гостей. - Но ведь вы можете основать свой университет, а сюда посылать ученых, которые будут обмениваться опытом с нашими. Знания-то останутся, - заметила Максиан, накладывая себе жаркое. - А что насчет простого народа? Я слышала, в ваших краях их жизнь довольно сурова, но медицинская помощь нужна им не меньше, чем знатным людям. - Для того чтобы создать университет, надо время и преподаватели, - сказал Элендар, а Хельмут усмехнулся, большая часть андерфелсцев учила Песню Света наизусть. Он невольно вспомнил своего отца, что носил дощечку с вырезанными буквами. Так его отец расписывался, считая, что лишняя ученость портит мужчину. - Я уже написал письма уцелевшим орлесианским ученым и пригласил их в Андерфелс. Мой брат поможет мне восстановить Круг, - продолжил бывший бард. Ужин проходил неспешно, и слуги прилагали все усилия, чтобы быть незаметными, но в то же время ухаживать за гостями. Амата долго размышляла о чем-то, поддерживая ни к чему не обязывающую застольную беседу. - Нельзя во всем полагаться на магию, - вернулась девушка к предмету их обсуждения. - Будущее за развитием точных наук, а если не заниматься развитием образования, то это сделают ваши соседи - и получат преимущество. Если бы не драконы, кунари бы победили. - Волшебница грустно вздохнула, но потом тряхнула головой, отгоняя мрачное настроение. Мысль о том, что ее Родина могла бы прекратить свое существование, причиняла боль. - Так или иначе, я передам свои труды, когда они будут готовы. Надеюсь, они послужат на благо простых людей. - Максиан отпила из бокала и посмотрела на Хельмута. - А вы в Андерфелсе чем занимаетесь, мессир? - Что же думаю, в этом вы с наместником согласны, - сказал Хельмут. - Я заместитель Первого Стража и Страж-Коммандор Андерфелса. Но титулы тут не важны, одно важно: что мы можем сражаться против общего врага. - Он выпил вина. - Хоть я как Страж отрекся от бывших привязанностей, но я тоже люблю свою Родину, как и вы. Амата одобрительно улыбнулась. Похоже, Хельмут произвел на магичку хорошее впечатление. - Надеюсь, без Моров порождения тьмы перестанут так расти в численности, - вздохнула девушка. - Я бы не отказалась посмотреть на восстановленную Гномью Империю, как в старые времена. А как поживает Дейна? - обратилась волшебница к Элендару. - Она с тобой не приехала? - Боюсь, что наоборот. Архидемоны, как ни странно, сдерживали их стремление выйти на поверхность. Вернее, у них была цель откопать очередного древнего бога и осквернить его. Теперь же Орзаммар держится с трудом, насколько я знаю Легион Мертвых отошел к городу. - Дейна - нет, - сказал Эл. Они хоть и часто виделись, но теперь Элендар был лишен той простой жизни Стража. - Да, это так, - кивнула Амата, поддерживая разговор, пока слуги забирали меняли блюда и подавали десерт. - Но с другой стороны во время Моров Архидемонам нужна армия, и в это время порождения тьмы намного активнее пополняли свои ряды. Отсутствие воли, которая направляет их и способна мыслить стратегически - все же большой плюс. - Орда порождений опасна сама по себе, но если бы за ней еще стояла чья-то злая воля, то вряд ли бы Тедас смог пережить это. - Хельмут при всей своей простоте знал все, что происходит в других странах, и понимал, что никто не смог бы помочь Стражам или выставить армию на поле боя. - Впрочем, у нас общая цель, чтобы наши дети жили в мире и наши земли процветали. - И дети других людей, тех, ради кого мы стараемся, - согласилась Амата и улыбнулась. - Отрадно видеть, сэр Хельмут, что в Тедасе есть такие благородные сердцем люди как вы и мессир Брайтмор. Если я могу что-то для вас сделать, обращайтесь, пожалуйста. Буду рада. Девушка аккуратно ела ложечкой рисовый пудинг. Вышколенные слуги добросовестно ухаживали за гостями, но при этом умудрялись оставаться незаметными. На ужине не было никакой показушности или желания создать впечатление, но чувствовалось, что гостям тут рады, впрочем, без излишнего раболепия. - Насколько мне известно, - заметила Амата, - в ваших краях не так много городов, а больше деревенек и хуторов. Как же они там живут, учатся, работают? Особенно, в зимы, когда каждое такое поселение отрезано от мира из-за бурь. - Девушка с любопытством посмотрела на Хельмута; похоже, ее действительно интересовало, как андерфелсцам удается жить в столь суровых условиях. - Каждая деревенька - это будто бы что-то единое. Ссорятся или живут в ладу её обитатели, но они как одна семья, и в этой семье всё делается для блага всех. Кто грамотен - расскажет детям о своей науке, кто смел - научит их бродить по пустоши, кто заболел и не смог собрать урожай, сможет получить помощь от соседей. А как ещё? Колодец, кузница, столб у дороги, площадь, амбары, церковь или иное место для молитв и ритуалов - это как комнаты в едином доме. В городах жизнь кипит, но там эти "дома" переплетаются между собой. Закрылась одна лавка - что ж, пойдём в другую. У нас не так, мы бережём то, что имеем и это дорого для нас. - На последнем слове Страж сделал ударение. Жизнь в Андерфелсе была суровой. Жители полагались больше на себя, чем на то, что им откуда-то поступит помощь, но свою свободу они ценили выше уюта и комфорта городов. - И это правильно, - серьезно кивнула Амата, отхлебывая ароматный чай. - Что бы ни происходило, какие бы испытания и потери не настигали, нужно всегда помнить, кто ты, что ты. И что дорого. Иначе потеряешь себя, - взгляд девушки стал задумчивым, как будто эта тема затрагивала что-то личное. Мгновение спустя она опомнилась и сделала новый глоток из фарфоровой чашки. - А если в деревне будет свой знаток, например, математики, но не будет того, кто сумеет научить детей, допустим, ботанике - как тогда? Или знающие люди обмениваются учителями? Или, может быть, есть школы? - Учат родители, передают свой накопленный опыт, ну и святая сестра пытается в головы ребятишек заложить основы грамоты. Про Песнь Света Страж тактично умолчал все они учились по ней читать или кто не мог тот заучивал наизусть. - Родители говорят, какие травы полезные, а какие нет и дают прочие полезные сведения. Они больше практического свойства. Школы - это в городе, в основном для тех кто может заплатить. Амата понимающе кивнула. Суровые земли, суровые условия. Особо не разгуляешься. - Углубляться в науку помимо того, что нужно в повседневной жизни, не каждому стоит. Но если кто-то способен на большее, например, стать выдающимся ученым или хорошим специалистом, то по-хорошему нужно таких людей поощрять. У вас случайно не принято ездить по деревням и разыскивать талантливых детей, чтобы поощрять их в учебе? Многие ремесленники так поступают, когда ищут себе подмастерьев, но ведь этот способ годится также и для медиков, и инженеров, и зодчих, не говоря уже о других профессиях. Наверное, государство могло бы даже вкладываться в обучение одаренных ребят, ведь это в его же интересах. Так, например, поступали в Орлее, где мог попасть в Академию даже нищий с улицы, если кто-то из богатых замечал его способности и соглашался оплатить его образование. - Бывает, что Стражи кого-то отвозят в столицу или Вейстхаупт. Нам все нужны. Даже те, кто может не держать оружие, но знать алхимию или врачевать раны. А также кузнецы должны работать или тот, кто разбирается в металлургии. Святые сестры часто тоже доставляют в столицу талантливых ребят. У нас более суровая, простая жизнь даже для аристократов. Было видно, что Хельмут гордится тем, что знать в Андерфелсе не поражена недугом лености и праздности. Распущенность магистров и орлесианских нобилей всегда вызвала отвращение в простых сердцах их знати. Франтоватость и щегольские наряды антиванцев тоже были притчей во языцех. Андерфелсец надевал только то, что было практично, а их жены всегда поддерживали в этом мужей, а так же предпочитали оружие или доспехи нежели драгоценности. - Но ведь не всех брать в стражи, - заметила Амата. - Да и не каждый умеет противостоять скверне. Элендар даже запретил нам помогать ему, потому что опасался, что мы заразимся скверной, но сам успешно ей противостоял. А если отправлять в Стражи всех талантливых ребятишек, то сколько из них не умрет после первой же стычки с порождениями тьмы? - Девушка отложила десертную ложечку и слегка подалась вперед, выказывая явный интерес к теме. - Если я чем-то могу помочь, чтобы сделать жизнь простых людей Андерфелса лучше, то я была бы счастлива. Приехать не смогу - слишком много нужно работать здесь, но поделиться знаниями, учебниками, разумными советами - это всегда пожалуйста. Лицо юной Максиан украсила чуть смущенная улыбка. Она еще отхлебнула чаю и посмотрела на мужчин. - За время своего путешествия, и до Денерима, и потом с Могильщиками, я поняла, что везде есть хорошие люди. И если где-то можно сделать мир чуточку лучше, то надо делать. Мне нравится ваша позиция, сэр Хельмут, а Элендара я хорошо узнала за время совместных путешествий. У него чуткое сердце, и вы, похоже, достойный человек. Думаю, наши взгляды во многом совпадают. Во всяком случае, именно такое впечатление создалось у меня от нашего знакомства.  - У вас превратное понятие о Стражах. В нашем Ордене многим находится место во время войны. Мы предоставляли убежище двум сторонам конфликта - принимали и магов, и храмовников. Так вот, Стражам нужны и те, кто будет чинить крыши и ремонтировать стены, шить и латать одежду. Работать в кузнице, вести переписку, а также врачевать раны. И это только малое количество поручений, которые делают не Стражи. Замок Стражей был целым комплексом, хоть и предыдущий глава Ордена пренебрегал ремонтом. Но сейчас Стражи, в связи событиями в Тедасе, укрепляли оборону не только от порождений тьмы, но и от нападения кунари или эльфов-бунтарей Соласа, а также демонов. Так, что стены были вновь укреплены, а в бойницах постоянно дежурили Стражи готовые, как всегда отразить нашествия любого врага. - Да, вы правы, учебники и книги будут полезны не только в Хоссебурге, но и в других регионах. - Можно попробовать еще устраивать ученые конклавы и обмениваться опытом, - кивнула Амата. - Народам лучше, если достижения и открытия будут распространяться, а не держаться как большой секрет. Вот взять кунари, - рассуждала девушка, задумчиво ковыряя ложечкой остатки пудинга. - Они продвинулись в некоторых областях, но лучше от этого только тем, кто согласен жить под Куном. А я считаю, что знания, которые позволят улучшить жизнь людей, должны быть достоянием всего Тедаса. Тогда везде будет процветание и прогресс. - Волшебница вдруг умолкла, смущенно вспыхнув. Наверное, ее смутила мысль о том, что она пытается рассуждать о серьезных вещах перед опытными мужчинами. -Делиться научными знаниями - это поможет наладить сотрудничество между нациями, - сказал Хельмут. Конечно, его знания имели сугубо практический характер. Он мог найти путь домой по звездам, хорошо ориентировался, мог выжить и добыть пищу практически в любой местности. Имея познания в сельском хозяйстве и прочих областях, он был ценен не только, как воин, но и как сенешаль, а впоследствии и заместитель Первого Стража. Но он не отвергал науку, потому что она могла помочь в таких вопросах, как повышение урожайности, ирригации, а также возводить мосты и здания, ну и конечно медицина и другие отрасли знания. - Насчет сотрудничества между нациями, это вы хорошо сказали, - улыбнулась Амата. - Кстати, об этом, - девушка посмотрела на Элендара. - Как проходит освобождение Амарантайна? Есть уже какие-то новости? - Хм, Стражи приходят в Орден со всего Тедаса и исповедуют разные религии и все же при всех различиях у нас общая цель. - Так же есть что-то выше нации и расовых различий. Я верю в своих братьев и сестер в том, что они справятся, - сказал он. - Я тоже хочу, чтобы все прошло успешно. Ферелден достаточно пострадал за последние десятилетия. - Девушка задумчиво помолчала какое-то время, а потом посмотрела по очереди на своих гостей. - Вы ведь еще будете сюда наведываться? Раз в полгода или год хотя бы. Или на праздники.  - Все страны пострадали, сказал он. - Андерфелс хоть и пострадал меньше всех, но скудные урожаи ставили страну на край голода. А теперь, когда в Тедасе ситуация ухудшилась и стало меньше купцов из Антивы, Орлея и Ривейна, стало намного хуже. Стражам приходилось делиться своими запасами с крестьянами на заставах и в деревнях. - Думаю, вряд ли кто-то пришлет приглашение в Вейсхаупт. Он улыбнулся, рассказывая, что его в стране, даже в самой далекой заставе, к праздникам всё украшали. Люди стремились к красоте, даже если она не практична, а все их старания на нет может свести пылевая буря. - Хотя мы готовы оказать гостеприимство Верховному Жрецу в Королевской Башне. - Я думаю, обязательно будут и приглашения высоким гостям, и обоюдные визиты, - улыбнулась волшебница. - Это ведь не только праздники, но и дипломатические отношения. - Чело Аматы вдруг омрачилось. Слегка сдвинув брови, девушка понизила голос. - Меня не покидает ощущение, что это только передышка перед какой-то бурей, - доверительно сообщила Максиан. - Мне кажется, сейчас самое время о том, чтобы начинать думать о сплочении и взаимодействии между разными странами. Кунари легко могли захватить весь Тедас, воспользовавшись нашей раздробленностью, а ведь мы даже не знаем еще, что там, за морем. - Вряд ли за морем, есть что-то хорошее, раз кунари решили туда не возвращаться... Хельмут читал отчеты про корабли, которые так и пропали в море около Ллейша и экспедиции, которые не вернулись оттуда назад. Элендар начал рассказывать про андерфелских дипломатов, но вот с Тевинтером вряд ли они пожелают иметь дело. Тысячу лет Андерфелс старался не замечать Тевинтер, памятуя о том, что они когда- то бросили андерцев на произвол судьбы. Амата посоветовала наместнику поискать других дипломатов, которые способны реально оценивать риски и последствия, и руководствоваться интересами страны, а не личным отношением. Завязалась оживленная дискуссия, в которой друзья принялись обсуждать возможные перспективы для Андерфелса, Тевинтера и Ферелдена, и какие ресурсы можно было бы задействовать, чтобы не только вернуться к довоенным показателям, но и существенно поднять уровень жизни людей в сравнении с предыдущими веками. Девушка настаивала на том, что сообща можно было достичь лучших результатов, чем порознь, и что это в интересах любого правителя, беспокоящегося о своих людях. Вечер был приятным, но вскоре Хельмут откланялся и оставил Амату и Эла наедине, чтобы те могли побыть вдвоем и Элендар мог прочитать письмо и поболтать о прошлом. Все же какую-то часть своей жизни эльф не хотел делить с другими. Он поинтересовался известиями о сыне Аматы. Весь вечер он хотел спросить об этом, но понимал, что некоторые тайны должны оставаться в доме. Девушка рассказала в двух словах, без подробностей, что ребенок будет жить с приемной матерью - названной сестрой Аматы Вальей. Добавила также, что эльфийка обещала, что Регулусу никогда не расскажут о том, кто его на самом деле родил, и что он будет считать себя сыном Вальи, и никогда не встретит Амату. - Так будет лучше для него, - тихо вздохнула волшебница, украдкой вытирая глаза. - И безопаснее. Сам видишь, какие тут все гадюки - так и норовят друг друга в больное место ударить. Элендар, пожалуйста, не рассказывай никому о том, что у меня был ребенок. Не хочу, чтобы его кто-то искал, хоть Валья и обещала принять все меры, чтобы никто не добрался. - Амата мертвой хваткой вцепилась в чашку с горячим чаем, которым угощались друзья, как будто бы та была ее спасательным кругом. - Нет, я тебя понимаю, - сказал он и постарался успокоить девушку. Он понимал, что Регулусу лучше жить подальше от козней альтусов. Любое дворянство представляло собой банку со змеями. Даже в Андерфелсе аристократия играла в свои игры и как везде политика была жестока и все всегда старались ударить по самым болевым точкам, что уж говорить про альтусов. Но Амата могла утешиться тем, что у нее могут быть еще дети в отличие от Стражей. - Ну, и как тебе чувствовать себя знатной и богатой? - Мне вот приходиться привыкать, что у меня теперь куча слуг и теперь меня называют милорд. А ведь еще недавно им приходилось считать каждый медяк и самим выполнять тяжелую работу, чтобы оплатить постой в таверне. Амата глубоко вдохнула, успокаиваясь, и сделала добрый глоток чаю. - Ты знаешь, это очень странно, - улыбнулась девушка. - Мне повезло, что в наших приключениях я многому научилась, лучше стала понимать людей и ориентироваться в обществе. Так что с общением и умением держать ушки на макушке у меня проблем нет, но жить в большом роскошном особняке, позволять слугам даже купать и одевать себя - это так непривычно. Я с детства завидовала знатным дамам, засматривалась на красивые платья и невероятные ткани, вычурные украшения - и мечтала, чтобы и у меня такие были. И вот теперь, когда у меня все это есть, мне приходится делать вид, что для меня это естественно и как должно. - Девушка задумчиво покачала головой, разглядывая чай в чашке. - А этот дом! Тут везде вещи моих предков! Шахматы прапрадедушки, любимое трюмо бабушки, карманные часы, изготовленные на заказ для моего сколько-то там раз пра-дедушки. И они смотрят с портретов, говорят со страниц писем, показывают свои вкусы в купленных ими вещах. Я сейчас единственная из рода Максиан, но в то же время чувствую, что у меня большая семья, понимаешь? Прости, я не знаю, как словами описать это чувство. Я раньше здесь никогда не была, но это мое родное гнездо. Амата криво улыбнулась и пожала плечами, извиняясь за свой поток сознания.  - У меня ровно наоборот сказал он ей. - Королевской дворец, в котором поколениями жили предки принца Бальдевина. Он сидел в кресле его предков, правда королевская спальня была закрыта. Спать там ему не хотелось: на той роскошной кровати зачинали будущих королей и королев Андерфелса. - Это словно жить в музее и все время думать, что вот за этим столом ел Йонас Великий. Каждая вещь хранит историю, и сами помещения подавляли своей монументальностью. Элендара всё время окружали люди, и ему постоянно надо было держать голову и спину прямо. А так хотелось просто выпить в таверне с друзьями или потанцевать с простолюдинами. Забыть про манеры и откинуться на спинку кресла. -Только в воздухе можно отдохнуть от придворных и просто соревноваться с другими Стражами.  Амата сочувственно засмеялась: - Ну, тут такие порядки, что даже во время развлечений вроде охоты приходится помнить о придворных манерах и интригующих особах. Знаешь, если станет совсем невмоготу - приезжай в Лломерин инкогнито. Я уже отправила ребятам деньги, чтобы они выкупили для меня особняк Роше. Наведу там порядок - и можно будет свободно отдохнуть недельку вдали от дворцовых интриг. - Долго плыть, а летать на грифоне - это скорее пугать местных. Он начал рассказывать про своего грифона, который теперь был верным другом и достаточно умным. Про Малыша, который теперь носился по дворцовым покоям. Веселый лай разгонял вечернюю скуку. Эльф целым днями учился, и по вечерам ему приходилось читать бумаги или думать, что завтра говорить герцогам. Было такое ощущение, что он актер и играет роль каждый день. - Ну, дело твое, Элендар, но для Могильщиков двери моего дома всегда открыты, - улыбнулась Амата и сочувственно покивав, принялась забрасывать эльфа вопросами про грифонов. Девушку интересовало все: от повадок до ухода за диковинными животными. Насытив свое любопытство, альтус долила себе и гостю еще чаю и откинулась в кресле, наслаждаясь напитком. Пользуясь тем, что слуги были выдворены из гостиной, Максиан отбросила всякие церемонии и сидела, поджав ноги, как простая крестьянка. - Ты там как, жениться еще не надумал? - лукаво посмотрела Амата на Стража. - Пока нет, я подумаю, - женитьба над одной из дочерей герцога, конечно, укрепила бы его позиции. - Но обязательно кого-то обидят, пока я не женат, у каждого будет надежда, на то что его дочь заключит выгодной альянс. А потом я - Серый Страж, у нас трудности с потомством, так что вряд ли такой брак будет удачным,  - А нельзя ли это как-то вылечить? - сочувственно спросила Амата. Девушка общалась с родней Элендара, и понимала, что он очень чтит своих родственников и семью. - Может быть, как-то с помощью Дейны? Я помню, ты рассказывал, что ее кровь излечила скверну. Можно ведь ее убрать, родить ребенка, а потом снова стать Серым Стражем? Или это не так работает? - Кровь Дейны пока только стали исследовать, - именно она была настоящей причиной, почему эльф не хотел принимать чуждую ему женщину и рожать с ней детей. Конечно, если это укрепит его позиции и поможет умаслить герцога, а тот не только приобретет в зятья наместника, но его внуки потом, когда Разикаль покинет Тедас, вполне уже могут претендовать на престол или сочетаться с браком с линей Августиновэ - В любом случае, мой сын или дочь уже не будут эльфами. Увы, моя раса вымирает, а после бунта Соласа многие бунтовщики были истреблены. При упоминании Соласа Амата горько вздохнула. - Сейчас эльфам нужно держаться вместе и создавать семьи друг с другом, - тихо сказала альтус. - Но у тебя особое положение, может и правда лучше будет породниться с местной знатью. Никто не знает, что нас ждет в будущем, а связи - это связи. Я тут листаю потихоньку семейные записи, - поделилась девушка, - Оказывается, наш род издавна дружил с некоторыми гномскими фамилиями. Надо будет обновлять контакты - и с ними, и с альтусами. Дать знать, что Максианы вернулись в родовое гнездо. Элендар, ты ведь будешь писать мне? Я договорилась с Торком переписываться, и надеюсь, ты тоже не против поддерживать связь. Нам, Могильщикам, не помешает держаться друг друга. Как-никак, столько всего преодолели вместе, - тепло улыбнулась волшебница. - Маленькой глупенькой тевинтерке вы стали почти как семья. У меня, кроме Коула, не было друзей никогда. Когда папа был жив, были знакомые подружки-приятели, но это немного не то. Муир с женой ко мне хорошо относились, но равной дружбы не вышло из-за разницы в возрасте и жизненном опыте. С вами я впервые узнала, каково это - иметь много друзей. - Самое главное, что я в этом путешествие нашел родных. Хочу, чтобы не только эльфы держались вместе, но люди могли бы изучать их культуру, понимать их. Не хочу, чтобы эльфы и люди всю жизнь проводили во вражде. Долийский язык может исчезнуть, а так люди могут изучать его, если мы выпустим книгу, по которой любой может изучить язык. Да и эльфы могут собрать все свои знания, любой исчезнувший клан это конец нашей истории, ибо вместе с ними погибает часть культуры и истории. Элендар хотел, чтобы обе расы жили в мире и их не разделяли бы стены. - Арлатанский, - поправила эльфа Амата. Тевинтерцы отлично знали, что нынешние долийцы пользуются остатками знаний о языке древних эльфов, и все же это им не мешало веками эксплуатировать потомков тех, на чьих руинах когда-то возникла Империя. - Да, я согласна насчет того, чтобы, наконец, объединить знания и сохранить их. Но понимаешь, дело в том, что пока каждый клан вынужден заботиться сам о себе, их знания являются также товаром, которым они могут обмениваться с другими кланами. А если все станет доступно всем, то чем же они станут торговаться? Возможно, если бы сделать новые Долы, тогда твой народ согласился бы сделать вклад в общее дело, но пока эти знания - одна из самых ценных вещей для бартера и дипломатии. - Сейчас кланов практически не осталось. Мой брат собирал всех кто остались и еще несколько кланов Андерфелсе. Так, что их сейчас осталось меньше тысячи. Солас обескровил нашу расу. Да и эльфов осталось в городах десятки, даже среди Стражей, не многие доллийские эльфы сохранили лояльность Ордену. Многие долийцы и их братья из эльфинажа просто ушли и встали под знамена Соласа. Скорее всего, они погибли, правда к счастью таких было мало. Амата еще раз горестно вздохнула и, протянув руку, ободряюще сжала кисть Стража. - У вас еще есть шансы. Главное - не раскисать. Отправьте весть всем эльфам. Пусть не многие согласятся срываться с насиженных мест - особенно, кто не сорвался, когда звал Солас - но хотя бы поддержат связями и будут помогать другим эльфам. Если не делать вид, что проблемы не существует, а пытаться ее решать - все получится, - улыбнулась магичка. - Сейчас хотя бы вас не спускают на кровавые жертвы, как во времена Старой Империи, - криво ухмыльнулась она. Видно было, что девушка не одобряла некоторых действий тевинтерцев. - Теперь эльфы - свободный народ. Пора брать судьбу в свои руки. -Только эльфы, которые поддерживали Соласа, будут сражаться до последнего, а арлатанцы никогда не примут поражения. - Элендар улыбнулся печально, он не знал, что случилось с его матерью. И ее могла убить Разикаль или обратить в рабство. Он видел по дороге рабов с пустыми глазами. - Я о тех, кто остался, - понимающе кивнула Амата. - Я надеюсь, что все наладится, и твой народ сможет восстановиться со временем. - Может быть, - Эл пожал плечами и откинулся на спинку кресла. Хотелось просто посидеть и отдохнуть от всей этой политики. Они начали говорить по всякую ерунду и вспоминать приключения. Проболтав до поздней ночи, друзья тепло попрощались и пообещали поддерживать связь друг с другом. В конце концов, Тевинтер и Андерфелс не так уж и далеко друг от друга. Hide Андерфелс Путешествие было опасным, прежде всего своей неизведанностью. Впервые моряки Ферелдена отправились в столь дальний путь таким большим караваном. Раньше торговый путь в Андерфелс лежал через Неварру, никому и в голову не приходило гонять корабли вокруг всего Тедаса. Пираты Лломерина в большинстве своем проигнорировали флотилию - зерно, которое так хорошо охраняют, не было предметом их мечтаний. Беззащитный Ривейн и отступающие морем Кунари были намного привлекательнее для морских хищников. Силы Тевинтера встретили ферелденскую флотилию дружелюбно - известие о союзе и предстоящем поглощении Империей всех былых земель сыграло свою роль. Наконец моряки и морские пехотинцы Ферелдена прибыли в далекий порт Талло. Горожане сбежались на пристань и встречали флотилию новых союзников как чудо Андрасте: дети забрасывали моряков цветами, а девушки вешались на шею статным ферелденцам, если конечно вырывались из-под опеки строгих матерей. Впервые у гордого и отважного народа Андерфелса появились союзники, которые не точили зубы на их территорию. Спустя трое суток праздника в Порте-Талло флотилия двинулась дальше по реке. Отряды пехотинцев тянули корабли вверх по течению тросами, а местные проводники объясняли, как пройти через Андерфелс избегнув его опасностей. Столица встречала караванщиков не хуже Талло, но с Хосбергским размахом. Первая партия зерна, переданная наместником Торком в дар народу Андерфелса, позволяла забыть о голоде и прожить без бед и экономии следующий год. А потом ожившая страна оплатит покупку нового урожая и продаст свои собственные богатства с выгодой для себя, а не для Торговой гильдии. Несколько десятков мабари решили остаться жить в Хосберге, найдя себе хозяев. Умные псы понимали, что здесь для них будет много работы и людям Андерфелса нужна их помощь и утешение. Закончив отдыхать и праздновать, моряки и пехотинцы собрались на бортах своих кораблей, вниз по течению дорога была намного легче. Глава флотилии, эрл Арас встречался с наместником Элендаром и подтвердил свою верность обязательствам. Операция сулила пользу обоим странам, морпехов следовало обкатать в бою с реальным противником, а секреты которые таились в беззащитном городе так и ждали новых хозяев. Дополнив силы морпехов отрядами андерфельских лучников, флотилия двинулась к морю. Однако миновав Порт-Талло, отправилась не на восток, в обратный путь, а внезапно двинулась на север. Путь лежал к таинственному Кундалону. Андерфельс нуждался в плодородных землях для своих детей, а Кун был общей для всего Тедаса угрозой. И сейчас, когда жители колонии не могли рассчитывать на помощь великого флота Пар Волена настал удачный момент для захвата этих земель. Удача отвернулась от захватчиков, секреты им не достались. Или наоборот - им повезло. Ведь и сопротивления особого они не встретили. Кто-то из кунарийских шпионов точно был в курсе предстоящего захвата, и пока моряки праздновали в Хосберге, обитатели Кундалона погрузили все самое ценное на корабли и рванули в Пар Волен, огибая Сегерон с севера. Все секреты Кун, гремящий порошок и таинственный газ, пушки дредноутов и методики обработки населения - все ускользнуло меж алчных лап захватчиков. Флот Ферелдена блокировал Кундалон с моря, и помогал войскам Андерфелса в установлении контроля над колонией. Закончив с союзническим долгом, корабли вернулись в Порт-Талло, загрузились Андерфелскими редкостями и ценностями и двинулись в долгий обратный путь. Как только сражение утихло и через пару дней после того, как уехала инспекция из Тевинтера, тем самым будущий наместник выполнил одно из условий договора и продемонстрировал свою добрую волю, город стал очищаться от кунарийского присутствия. Сам город не был разрушен, так как кунари решили просто оставить его, но перед этим забрали все свои секреты, дабы те не попали в руки андерфельсцев и Тевинтера. Вскоре город стал тем, чем хотелось Элендару. Широкие проспекты и улицы, новые дома. Ведь андерфельсцы были умелыми каменщиками. Но самое главное - это была плодородная земля, на которой уже скоро зеленели первые побеги пшеницы, ржи и овощей. Там можно было разбить сады, и теперь Андерфелс мог не так зависеть от Антивы и от других стран. Также там развивалась парки, а около города и других поселений начали появляться побеги будущих деревьев. И это неудивительно, ведь Энхалани стал тем самым городом, где живут в мире люди, и эльфы, и гномы. В Хоссберге, в старом отремонтированном Круге, была открыта Магическая Академия. А также вскорости был открыт Университет для тех, кто не владел магией. Наряду с высшим образованием, были и доступные для простого народа школы, а для тех, кто был рожден в Пустоши, были созданы пансионы, где бывшие жрицы заботились о детях крестьян и учили их. Те потом могли как возвратиться домой, на дальние заставы или в деревни, так и остаться в городе. Так же появились больницы и развивались ремесленные гильдии, которые уже не могли обирать гномы. Стражи как всегда несли свой вечный дозор, но у алхимиков Ордена появилась надежда при помощи крови Дейны создать новый ритуал, который бы не приводил потом к гибели члена Ордена. Пока это были только гипотезы, но у них были записи Авернуса и Архитектора, которые могли приблизить этот день. Впрочем, в Ордене было не все так гладко. Второй констебль демонстративно покинула Орден вместе с группой несогласных. Хельмут, который в будущем руководил бы Орденом, не знал, что это согласованно с другими. Ансельм знал, что тот станет той фигурой, которую могут тщательно проверить, особенно учитывая, что Верховный Жрец мало кому доверяет. Кто знает, может Стражи решили перестраховаться и от возможности того, что кто-то может выдать их секреты. Стражи не предают, так принято считать, но... Все ли верны тем клятвам, данным во время обряда посвящения? Добрая половина новобранцев идёт в Орден отнюдь не по призванию, а по житейским обстоятельствам, что могли быть к ним более суровы, если бы эмиссары не использовали, ради их спасения, своё право призыва. Среди Стражей немало укрывающихся от правосудия воров и разбойников, бедноты, что искала лучшей доли. Хватает и людей, бежавших в Орден за спасением из-за отравы скверной порождений Тьмы. Ведь Мор прошёлся по землям Тедаса не так уж давно. Да и слова о верности не будут играть роли под воздействием магии крови, к примеру. Известно, ядами и магией можно развязать языки и самых стойких адептов Ордена. Так что же сделали их командиры? Ворота вниз. Так прозывали меж собой огромную заглушку в одном из закрытых каменных домов. Это была пристройка управления гномьей гильдии камнедробильщиков. Все Стражи знали, что должны собраться по команде именно здесь и войти в этот дом. Спуск в глубину мог стать последним для них всех, но это стало бы лучшим решением, чем сдача всех секретов Ордена. Впрочем, подробности такого плана "отступления" среди рядовых Стражей не распространялись, это был лишь суровый аварийный план, которому не дай Создатель когда-нибудь осуществиться. Бриана сидела в кабинете Первого Стража. Ей надо было ударить в спину своего бывшего командора и просто друга. Но она понимала, почему Хельмут не должен был знать. Разикаль могла одна обратить взор на Стражей поэтому часть из них должна уйти и скрыться. «Нельзя складывать вся яйца в одну корзину», - усмехнулась она. Невварка была честной и прямой, но понимала интриги орлесианца. А что хуже всего, необходимость в них участвовать. И вот, команда была отдана. Несколько сотен Серых Стражей входили в дом и... исчезали. Их ждал нелёгкий путь. Ночи и дни сливались под землёй в одно большое время. Нервы сдавали в долгом и нелёгком походе, с непонятной целью. Но ропот не успел подняться: дух порождений тьмы учуяли издалека. Мёртвый Легион осаждал брошенный гномий тейг, а там - бесчинствовали твари. Недолго. После нескольких часов безумного сражения, город был вычищен до переулка. Ещё несколько дней Стражи блуждали в зданиях, выискивая недобитых гарлоков, но вскоре тейг был безопасен. Спустя ещё немного времени, с гномами был заключён договор о предоставлении убежища спасителям в обмен на постоянную охрану подходящих к городам Глубинных Троп. Это было задумано Ансельмом, он был уверен, что Стражи, выживут и под землёй. Это был способ отвести подозрения от главы Ордена, и скрыть его, чтобы явиться снова в тот день и час, когда миру понадобится спасение. Не единственная группа Серых Стражей, укрывшаяся под землёй, сохранилась в Тедасе. По другую сторону моря, в Ферелдене, среди болотистых Земель Коркари, за несколько лет были восстановлены несколько крепостей. Отряды Стражей расселились по заброшенным когда-то землям, где прежде кочевали лишь дикие племена хасиндов. Но теперь, благодаря поселениям Серых Стражей, появился шанс когда-нибудь возродить величие Ордена. Hide Тевинтерский посол Hide Показать контент Посла Марка Луция встретили со всей торжественной помпой, провожая сюда. Дворец поражал своим величием и роскошью. Своды его терялись в вышине, но тем сильнее подавляла гостя атмосфера мощных каменных стен, непоколебимых и холодных, как несгибаемый характер тех, кто его возводил. Тех, кто теперь тут правил. Узкие и высокие проёмы окон, будто проблески меж камней пещеры, впускали свет. И полосы этого света, падавшие сейчас с правой стороны, пересекали полосами коридор, ведущий в тронный зал. Он шёл, стараясь не наступать на яркие пятна, как будто они могли хрустнуть и провалиться под его ногами. Такой навязчивый детский страх. Почему? Он видел множество дворцов. Но всякий раз - как в первый. Зал был ещё величественней. Гигантские колонны, полосы знамён и вымпелов, наборный пол цветной мозаикой как будто вёл и направлял взор прибывшего. Вот сюда. На огромный стол, где уже были заготовлены бумаги, что должны были определить дальнейшую судьбу страны. На трон, поставленный на возвышение. Элендар сидел на древнем троне королей Августинов. Он изменился за эти пять лет. В его глазах была решительность и сталь. Мягкость, которая была свойственна ему, ушла и хоть многие его считают верной собачкой Разикаль, он мог достичь лучших условий для своей страны. Андерфелс не был завоеван мечом и драконьим пламенем. Поклонение Андрасте хоть и было вне закона, но все же ему удалось смягчить условия. Здания Церкви не были разрушены, а превращены в центры помощи бедным. Сестры деловито обустраивали школы, больницы, столовые для бедных. Заботились о бедняках, в целом сменив названия, некоторые из них даже вступили в брак с достойными людьми. Те кто не смогли смириться, отправились в Пустоши или в записались в экспедицию в степи Доннаркс. Там теперь строились первые поселения для дальнейшего исследования и освоения их. Но пока людям, эльфам и гномам придется выживать в новых для себя условиях. Посол поморщился: эльф на престоле. И столько церемоний, чтобы каждая сторона поставила свою подпись и печать. Но наконец-то это было сделано. Андефелс выполнил все условия и был готов принять тот самый мирный договор о вхождении его в Империю. Обратно Марк Луций шёл куда более уверенно, пересекая "лезвия" потускневшего света. Ведь это был лишь свет... Ладно. Он сделал своё дело, по крайней мере, не убит этими полными достоинства людьми, сделавшими всё ради своей страны. А в дневнике Элендара появилась новая заметка. Наместник знал, что благодаря его жертве другие смогут бороться или жить спокойно. Он заключил сделку с демоном, может ли он себя оправдать? Нет, он сделал просто то, что должен был сделать. Эльф мог устраниться и уйти, позволив другим решать судьбу его родины, или все же найти тот единственный выход. Все, что он мог, он сделал. Только надеется, что после всего этого притворства и лицемерия, которое он демонстрировал на публике, в его душе останется многое от того, прежнего Эла. "Для моих поступков нет оправдания, - говорил он себе, - Но все же в тот миг, когда мир балансировал на краю пропасти, мне пришлось сделать то, что должно". Он взял перо и написал несколько строк. Можно считать, что всё мирно окончилось. Но для кого? Жалкое прозябание целой страны под властью Разикаль - плата за то, что Андерфелс не был начисто уничтожен. И в том моя заслуга. Но как знать, зачем я к этому стремился? Только ли потому, что жизнь всегда ценнее смерти? А кто меня этому научил... Предпочёл бы я сам быть пленником нынешних обстоятельств или всё же уйти в бою, с гордой ухмылкой на устах, как сделали тысячи непокорных... Время уже показало. И всё-таки я не жалею о том, что сделал. Моя миссия не завершена и, несмотря на дисгармонию, установившуюся в мире, шанс для людей и эльфов всё-таки остался. Пока мы только можем следовать по той стезе, что дана нам судьбой. Молиться и надеяться. И, если нам выпадет новый шанс, то не разочаровать Создателя. Мне не за что корить себя. В конце концов, моя душа моей душой осталась, не изменилась, только закалилась в неравной борьбе, которая, быть может... не завершена. Hide Hide Семья Семья Что касается личной жизни Эла, то поначалу можно подумать, что её вовсе нет, настолько он серьёзен и деловит при людях. На самом деле, его отношения с Дейной продолжились, выяснилось, что у них много общего и чувства друг к другу стали со временем только сильнее. Но в брак они вступать не стали, и на словах, оба продолжают считать себя свободными. Элендар всё-таки позволил себе воспользоваться привилегиями наместника, когда узнал, что у него есть сын от той самой служанки, с которой случилась лишь краткая связь. Конечно, он не собирался скреплять с ней свою жизнь, но и от сына отказаться счёл бы для себя бесчестьем. Эл обеспечил свою побочную семью, подарив им целое поместье, но сам там не бывает и старается не думать о своём ребёнке, утешая совесть тем, что и так сделал для него немало. Отец лишь однажды взял его на руки и нарек именем Фелессан, после чего они ни разу не виделись и даже не переписывались с его матерью. Поместье было уютным и защищенным. Мать ребенка для всех была почтенной вдовой управляющей имением своего мужа. Четырёхлетний мальчик уже достаточно развит, чтобы спрашивать о нём, получать смутные иносказательные ответы, и всем подряд рассказывать, что отец его был какой-то Серый Страж. Впрочем, вряд ли он пока хорошо понимает, что это такое. Ребенок же скрашивал, по мнению соседок, участь вдовы Она понимала, что Элендар вынужден скрывать малыша, чтобы тот мог иметь отличную от отца судьбу. Душа эльфа теперь, наверно, принадлежала древнему богу. Да и не все были довольны тем что наместник ввел новую веру и отдал судьбу страны в руки Тевинтеру. Так что у него могли быть враги, которые могли нанести удар в самое сердце Серого Стража. Ибо сын - его единственный наследник и потомок. Ведь из-за давнего ритуала и принятия скверны, больше детей у Стража быть не могло. Брат Элендара, с которым они так сдружились в последние годы, перебрался в Андерфелс вместе с кланом и стал первым чародеем круга. Они постоянно общаются. Супруга брата занимается библиотеками и хорошо справляется с этой задачей. Hide Смена времен Прошло пять лет с тех самых пор, как Разикаль победила Соласа. Ансельм много сделал для Ордена и для Андерфелса. Серые Стражи должны сохранять нейтралитет, но он помог многим - бывший граф и шевалье. Он знал, что только через многие годы они смогут свергнуть зловещую тень, что повисла над миром. Верные андерфелцы будут тайно беречь веру в Создателя и хранить историю. Поэтому, когда наступил его срок, Серый Страж без сожаления попрощался с миром. Сопровождать его взялась верная подруга, магесса Дэрин. Но они не расстались у ворот, ведущих к глубинным пещерам. Вместе с группой Стражей, прибывших сюда с той же целью, они вознесли последнюю молитву Создателю, как-то припоминая рифмы Песни Света, и навсегда спустились в темноту. Ансельм чувствовал приближение Зова. Всю свою военную жизнь он был Стражем, с тех самых пор, когда вступил в Орден добровольно, чтобы избавлять мир от скверны, от порождений тьмы. Он всегда знал, чем это кончится, но сейчас, на склоне лет, он решил последние месяцы провести вместе с Дэрин. Им было немного отпущено Создателем. Скверна брала вверх, проявляясь в виде маленького крохотного пятнышка на руках, но любой Страж знал, что это предвестник страшного конца. И знал, что надо сделать до того, как превращение станет необратимо. Закончив свои дела и собрав офицеров в своей башне, он в последний раз принимал участие в обеде. Роскошь убранства и разнообразие блюд не были характерны для быта Серых Стражей. Однако церемония стоила юбилея, свадьбы, коронации - чего угодно. Последняя встреча с друзьями, соратниками. Праздник или, скорее, ритуал. Вино развязало языки, вскоре Ансельму и Дэрин желали... счастливого пути. Да, этот путь тоже останется счастливым в их судьбе, они ведь будут вместе, и уже никому ничего не должны, кроме последнего долга. Вкус яств и хмель вина, песни и тосты - все было замечательно и не хотелось думать, что всё это в последний раз. После этого пройдет краткая церемония и Ансельм будет свободен от высокого поста. Во дворе уже ждали лошади для них с Дэрин. Ещё задолго до заката, началось их последнее путешествие, и они смогли мысленно проститься со всем, что стало их домом и родиной. На Ансельме были старые сильверитовые доспехи, когда-то он получил их, когда закончил академию шевалье. Сейчас шевалье остались в прошлом. Нет, остались еще ветераны, которые отошли от дел, но многие погибли в Вал Шевине, а другие подались в наемники. Орлея больше не было, теперь это лишь провинция империи. Но был прежний долг Серого Стража и он ехал выполнять этот долг при полном параде. С дочерью Страж простился ещё до церемонии, и она, разумеется, пока не знала о том, что встреч больше не будет. Жену Ансельма она полюбила с детства, как родную мать, и потому магессе Сириль ещё предстоит пережить удар от потери сразу обоих родных людей. Они сейчас принадлежат только друг другу. Дэрин могла ещё остаться, но не захотела. Их ждал путь в порт, затем в Вольные Марки и Антиву. Так было решено. Мир, пострадавший в череде жестоких битв, медленно восстанавливался, но уже не был тем, прежним. И всё-таки последним ярким впечатлением путешествующей пары был закат над заливом Риалто, который они наблюдали с высокого утёса над Антивой. Эти закаты, с их торжественным величием, не в состоянии изменить даже древние боги. Природа неподвластна Разикаль, и всегда будет пребывать в своём великолепии, даже когда какой-нибудь герой будущих лет снесёт голову высшему дракону и впустит справедливость в Тедас. А дальше... дальше ждал только последний переход и спуск в тоннели на Глубинных Тропах, где Ансельм Анри и его подруга, а также ещё несколько "отживших" Серых Стражей" найдут последний миг своей судьбы. Hide Послесловие На тракте стояла маленькая таверна. Тракт был старый и заброшенный. В самой глуши Антивы. Пожилой маг вошел в помещение. Когда-то это был красивый молодой антиванец с иссиня-черными волосами. Теперь годы припорошили волосы сединой, а плечи согнули годы. Он объезжал свое поместье и остановился тут пропустить кружку сидра с острым антиванским сыром. Теодор был патриотом и считал Антиву лучшей страной в Тедасе. Орлесианцы гордились своим утонченным вкусом, тевинтерцы - своим искусными магами, а Антива своей красотой, стремлением к свободе и любовью к своей стране. Только вот Тевинтер теперь был готов наступить на их патриотизм военным сапогом. В таверне было людно, сегодня там были не только крестьяне, но и несколько шевелье, один храмовник, а также бард из Орлея. Сегодня, когда наступила осень и воздухе чувствовалась особенная свежесть, но при этом разлилась какая- то горечь. Словно в таверне сейчас был тот Тедас, который скоро исчезнет, а за столом вольготно расположатся каратели из Тевинтера, которые будут мечом и огнем выжигать старый мир. Теодор погрузился в редкую атмосферу спокойствия и воспоминаний. Лишь его подсознание следило за происходящим, ведь любая опасность ныне может исходить откуда угодно. Но пока всё было как надо. Он наслаждался часом отдыха. Он вспоминал. Мечты о невозвратном никогда не покидали его сердца. Hide
  2. Эри

    МАФИЯ BRC: Обсуждение

    А когда будет юбилейка?
  3. Эри

    Thronebreaker: The Witcher Tales

    Мне игра реально понравилась, но жаль из -за плохих продаж лавочку прикроют.
  4. Эри

    НеЧат:069

    Ну я всегда говорю, что мафия находится в выгодном положении за счет коммуникации. Шерифы знают друг друга, а вот мирные сами по себе. Так, что мирные давайте отпор мафии.
  5. Эри

    НеЧат:069

    Ну Ширра вообще мирной выглядела если только могла в моих глазах то только пешкой быть. По идее она вообще на слив шла, но вот получилось. Не люблю голосовать в последние минуты. может просто усталость, но тогда надо было мастеру сказать, что перенесла бы.
  6. Эри

    НеЧат:069

    Я даже не помню уже номер мафии, но сеттинг Тропиков помню.
  7. Эри

    НеЧат:069

    Ширра, а помнишь мы друг друга пытались переиграть и как я прикинулась лже шерифом.
  8. Эри

    НеЧат:069

    Ну реально мне кажется в мафии такие длинные нужны подсказки. Мирные в первый день вынуждены просто тыкать в надежде, что это будет просто мирный или маф.
  9. не плохо  может будет  после обсиадин  рпг с  уклоном в научную фантастику и ретрофутуризм.

    1. Показать предыдущие комментарии  Ещё #
    2. Эри

      Эри

      ну  я смотрю  и  юбики адвенчуру  аносировали   с научно -фанатистическом  уклоном. меньше эльфов больше космоса.

    3. Ася

      Ася

      Больше эльфов в космосе)

    4. Pawlinmawlin

      Pawlinmawlin

      И без скафандров.

  10. Эри

    НеЧат:069

    Тут есть и моя вина был бы у шерифа защитник, было бы проще. Не спорю, но ребят давайте так вы мастеру в личку перд мафией пишите или тут собираемся ставим плюсики и галочки, что в игре и нас можно учитывать в игре.
  11. Эри

    НеЧат:069

    Карамель беде в том, что Тиля вывели бы ночью, и совершенно мертвые мирные. У нас был только путь найти босса мафии А вообще может перед логичкой всесх собирать и пусть отписываются тот кто точно идет в логичк Повезло, что Феня просто мирная, а была бы втором шерифом бы?: Зачем в его тогда в логичке учитывать?:
  12. Эри

    Мафия 069: Halloween по-баварски

    -Время охерительных историй и индийских танцев сказала Квинни и залпом выпила стакан водки, а потом повторила. Ну если уж умирать то пьяной в стельку.
  13. Эри

    Мафия 069: Halloween по-баварски

    -Все нацисты грязные секситы вряд ли им нужно женское тело. Вон как они лихо отправляли девушек на прогулку по мосту.
  14. Эри

    Мафия 069: Halloween по-баварски

    -Голосую против Германа.
×