418 сообщений в этой теме

43A043D04380436043D044B0439043E0440043D0430043C0435043D044204320435044004450_zpsb275fe56.thumb.jpg.d4e4c720849fe7c78a03ac29d338f941.jpg

59a662083902a_.jpg.6be261966a91893ea72e07a233995d01.jpg

Рейтинг сюжета "R"

На якоре
 
Показать содержимое  

 

Hide  

«Беспокойный» застыл на рейде, все больше обрастая пристыкованными капсулами, челноками и ремонтными шлюпами, как раковинами. Он пока еще дремал, едва-едва подавая признаки жизни, словно гигантский кит, позволяющий невидимому океаническому течению нести себя. К брюху его пристали рыбы-прилипалы, вокруг сновала пустотная мелочь.

Корабль ждал своего нового хозяина. Но что такое несколько месяцев для того, у кого в запасе тысячелетия? Спешить было некуда.

Человеческий век куда короче и люди торопились. Муравейник ожил, загудел, зашевелился. Муравейник был надраен до ослепительного блеска там, где это было возможно, а в прочих местах предусмотрительно прикрыт и затемнен.

***

- Ну что, как я выгляжу? – в маленьком челноке, маневрирующем сквозь россыпи космического мусора, опоясывающие Порт-Странствие, никого не было, кроме довольно молодого и весьма красивого мужчины с черными вьющимися волосами, да сервитора-слуги, вряд ли способного производить действия сложнее, чем перетаскивание тяжестей и уборка пыли.

Ответа, само собой, не последовало.
Молодой человек вздохнул и взъерошил волосы.

Его темную, очень дорогую, панцирную броню облапили багровые, льнущие поближе к хозяину, символические хищные твари. Рядом на сиденье в богатых ножнах покоился силовой гвардейский меч. На коленях у пассажира лежал из какой-то невероятной сверкающей чешуи плащ, отороченный по краям мехом и с  тяжелой застежкой-цепью - наследство от покойного отца. Каждая чешуйка была размером с половину ладони, на указательном пальце правой руки красовалось тяжелое кольцо-печатка.

Показать содержимое  

59a678747fbae_.thumb.jpg.dd938be7bf6c01b60b395a803732a8ed.jpg

main-1.jpg.b09c0b460e6db47cd76eb16d97926464.jpg

IG_Power_Sword.jpg.78584162dd4b6b4cc0fe8812b0d83aa8.jpg

Hide  

Выглядел он недурно, и сам это знал.  И ему бы следовало быть во всеоружии, но..

Была одна проблема.

Некоторое время наследник сидел молча, а потом вдруг сжал шкуру, давным-давно уже спущенную с какого-то ксеноса, да так, что побелели костяшки пальцев, острия полулунных чешуек  впились в ладони, окрашиваясь кровью своего нового владельца. Себастьян скрипнул зубами и изо всех сил ударил кулаком по переборке. Раз, второй... потом руке стало совсем больно и он, бессильно закрыв глаза, стукнулся затылком о злополучную стенку челнока.

- Проклятая посудина!. Порождение тьмы. – прохрипел пассажир, глядя куда-то сквозь обшивку. – Ненавижу...

Жалобно скривив губы, новоиспеченный вольный торговец схватил слегка початую бутыль и сделал оттуда хороший глоток. Последний. После чего закупорил ее и спрятал в багаже, поглубже.
- Отнесешь все ко мне в каюту. – бросил он немому слуге, тот, за неимением возможности отвечать, кивнул.

Себастьян обреченно уставился в потолок.

***

Первое совещание, оно же знакомство с капитаном должно было состояться на мостике, разумеется. День и час был уже назначен. Темная дверь виднелась в конце коридора, примыкающего к атриуму по правому борту.

Показать содержимое  

59a66dac8cfc9_.thumb.jpg.af3c0b61c3d7654183dd0d4f4e9b036a.jpg

Hide  

За ней скрывалось преизрядное пространство, соответствующее и размерам корабля, и собственной значимости, и той степени роскоши, которую ожидающие своего начальника офицеры могли найти повсюду на верхней палубе, и кое-где даже на второй. Мостик казался несколько пустоватым, но только до тех пор, пока не разворачивались гололитические трехмерные проекции над большим круглым столом. Тогда они заслоняли собой все.

1448690939_1.thumb.jpg.5bde83ada791549f2c7dc2b888da3c8e.jpg

В углу, по правую руку от входа, вилась широкая и прочная спиральная лестница, уходящая в потолок, ведущая в святая святых - башню Навигатора.

Весь периметр наполняли разнообразные устройства, дисплеи, спящие до поры приборы, каждое рабочее место было оборудовано в соответствии со стандартами вековой давности. Позади находилось особое возвышение, с которого капитан мог бы наблюдать всю картину, внутри корабля и снаружи, над входом, со стороны кормы, сиял подсвеченный витраж.

Показать содержимое  

4e39b91dbf248f7d266863d86a3.jpg.9cd27a93b7ddb47e69a4756752fb06d3.jpg

Hide  

Из огромного обзорного окна открывался прекрасный вид на бездну, у которой были все возможности и средства как следует изучать смотрящего в нее. Стрельчатые арки зубцами окаймляли края этой панорамы, словно хищная пасть ощерилась на притворное равнодушие пустоты. Внизу и впереди сверкал чешуйчатым хребтом Беспокойный. Обсервационное стекло загадочно мерцало в звездном свете, и, казалось, стоит отвести от него взгляд, как оно вздрогнет, вздохнет и зашевелится. 

 

Показать содержимое  

image.jpg.004789d3ecc61082fea1e366a118bc0e.jpg

Hide  

 

Броски
 
  • Розыск (Общ) +10 - Собрать слухи среди команды. Один бросок - примерно 1 час.
  • Техпользование (И) 0+ - только эксплоратору, чтобы немного ближе познакомиться с духом Машины нашего корабля.
  • Бдительность (Вос) 0+, чтобы найти грязь и прочий непорядок на корабле перед прибытием начальства => Командование (Общ)/Запугивание (Общ либо Сила) (бонус/штраф по вашему отыгрышу) - простимулировать рядовой экипаж активнее исправлять недочеты.
Hide  

:octopus:

Выкладываем предыгровые сценки, если они у вас уже закончены и постепенно собираемся на мостике. Капитан пока еще не пришел, но скоро будет.

Hide  

 

Пустотоходы 

  Сенешаль – Dmitry Shepard                                      Санкционат - Gonchar

59a687286fdf6_.jpg.5eaeaabab32c0658d3bed537ca86b931.jpg59a68cfe7d9fb_.jpg.f58326808785e7fcadc2b80c7bfe0489.jpg

Эксплоратор  Grey_vi_Ory                                        Мастер Пустоты - ABAL

59a68d007bccf_.jpg.1f9cc04bf198aa3c8728e0cd9a188bb2.jpg59a68cfeea3e4_.jpg.134a74f4671e224a3220e71d22aa06bc.jpg

Архимилитант - luckyorange                                      Навигатор - Nevrar

59a68cfe20091_.jpg.880b9ffff0d297eb3874ef00419fa901.jpg59a68cff9e356_.jpg.1765accba29aea2dc84bdfe2310ff1e6.jpg

 Астропат - Rei

59a91ee508f47_.jpg.be30247a6ee7c565c4cd21dd118b332d.jpg

Hide  

 

Судовой журнал 

 

Враги 

Одержимый пустотник

Уровень угрозы: обычный

Обычные члены экипажа со слабой волей и паршивым везением. 

1331379935_oderjimost.jpg.05b0cb4a9344c8da987e98771ba9a4f9.jpg

НР       НС      Сл       Ст       Лвк     Инт     Всп     СВ       Общ

25        20        48        48        30        18        35        30        10

Передвижение: 3/6/9/18

Раны: 16 ран

Умения: Бдительность (Вос), Вождение (выберите одно) (Лов) Психонаука (Всп) +10.

Таланты: Выучка с Ручным Оружием (СБ), Выучка с Рукопашным Оружием (Примитивное)

Снаряжение: Одежда низкого качества, безделушка или религиозный предмет.

Броня: Тяжёлый рабочий комбинезон (Всё 2)

Психические Силы - неизвестно

Оружие - нет/обычное

 

Нечистый дух

Уровень угрозы: маллеус минорис

Варп - место мириадов ужасов и неисчислимых опасностей, и сущности, что бурлят и бушуют в его неспокойных глубинах, разнятся от необъятных сил так называемых богов Хаоса до неразумных, отвратительных хищников. Ордо Маллеус классифицирует некоторых представителей последней категории как нечистых духов, и хотя они не могут напрямую причинять физический вред, как истинные демоны, оказавшись в реальном мире, они могут быть опасны.

Unclean_spirits.jpg.f79100352b05d1d5ef863cda0c647226.jpg

Характеристики - неизвестно

Передвижение - неизвестно

Раны - неизвестно

Умения - неизвестно

Таланты - неизвестно

 

Черты 
  • Демонический (БСт 4),- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  •  Страх (1) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • Летающий (6) - Эта Черта всегда записывается вместе с числом, означающим скорость полета. Эта величина используется вместо бонуса ловкости при Действиях Передвижения. Подробнее о полетах смотрите в Главе IX: Игровой Процесс.
  • Потусторонний, - Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Бестелесный - Бестелесные существа неосязаемы, невесомы и способны проходить сквозь твердые объекты, такие как стены и оружие. Бестелесное существо получает бонус +30 к проверкам Маскировки, если прячется внутри чего-либо. Оно может автоматически проходить все необходимые проверки Тихого Движения. Бестелесные существа иммунны к обычному оружию, оно просто проходит сквозь них, не нанося урона. Демоны, психические силы, создания варпа, другие существа с чертой «Бестелесный», а также оппоненты, вооружённые психосиловым оружием, наносят Бестелесным существам повреждения обычным образом. Обычно бестелесные существа не могут воздействовать на  материальный, план, и не могут ранить материальных оппонентов, если не сказано обратное. Бестелесные существа не могут проходить через некоторые устройства или барьеры, например, через стены, защищенные гексограматическими оберегами, или корабельные поля Геллера.
  • Овладение 
  1. Процесс ОвладенияСоздание должно находиться на расстоянии нескольких метров от своей жертвы и использовать Полное Действие. Существо и жертва проходят Встречные Тесты на Силу Воли каждый Раунд, до тех пор, пока один либо другой не достигнут в сумме пяти степеней успеха (степени складываются каждый раунд). Если создание побеждает, оно овладевает своей жертвой. Если побеждает жертва, она отвергает создание, и то не может повторить попытку овладения в течение 24 часов. Отвергнутое создание получает 1к10 Урона.
  2. Эффекты ОвладенияОвладевшее создание получает полный контроль, связывая себя со своей жертвой, и способно управлять функциями тела, невзирая на боль и ранения (более того, повреждения и хирургические вмешательства в «костюм» вызывают у него восторг). Сила и Стойкость жертвы увеличиваются на 10 и она получает 1к10 Ран. Жертва использует Интеллект, Восприятие, Силу Воли и Общительность овладевшего им существа, а также его Пси Рейтинг и Психические силы вместо своих (если есть). Таким же образом, одержимый использует умственные Умения и Таланты овладевшего им создания и теряет свои собственные. Создание может попытаться вспомнить умения жертвы и вызвать его воспоминания при успешном Тесте на Интеллект. В случае овладения демоном, жертва имеет большой шанс незамедлительно мутировать и продолжить мутировать в течение всего времени, пока находится в овладении.
  3. Последствия ОвладенияЕсли жертве удалось выжить, и создание было изгнано при помощи экзорцизма или других средств, пережитые испытания навсегда уменьшают Стойкость и Силу Воли персонажа на 2к10. Вдобавок, жертва получает 1к10 Очков Безумия.
  •  Варп Нестабильность - Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.
  • †Форма Духа: Нечистый дух невидим для обычного зрения, хотя его можно нормально увидеть посредством Психонауки и засечь приборами, регистрирующими возмущения варпа. Те, кто не могут видеть нечистого духа, способны почувствовать его, оказавшись в непосредственной близости при помощи Трудного (-10) Теста на Бдительность. Это проявляется как чувство глубокого беспокойства, внезапный мороз или непостижимое отвратительное зловоние.

 

Психические силы - неизвестно

Оружие - нет

 

Диспарер

Уровень угрозы: маллеус минорис

Истощённые, одетые в лохмотья фигуры с пустыми глазницами и устами, застывшими в бесконечном беззвучном крике. Эти демоны не служат ни одной из великих сил, он жаждут только одного – нести горе и безумие. Мрак клубится вокруг них, что делает их превосходными лазутчиками и убийцами на службе у зловредных культов.

1434560368_709095122.thumb.jpg.487fb4c8622446002460538d2d2d9940.jpg

Характеристики

НР       НС       Сл        Ст        Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

35        25        35        40        40        30        45        40        10

Передвижение: 4/8/12/24

Раны: 15

Умения: Бдительность (Всп), Маскировка (Лвк) +30, Уклонение (Лвк), Допрос (СВ), Психонаука (Всп), Слежка (Лвк) +20, Тихое Движение (Лвк) +20, Знание Языка (любой) (Инт).

Таланты: Нет.

 

Черты 
  • Демонический (БСт 8)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Ночное зрение - Существа с этой чертой хорошо видят даже в абсолютной темноте, и никогда не получают штрафов за сражение в местах с тусклым освещением или в темноте.
  • †Демоническое Присутствие: Все существа в радиусе 20 метров получают штраф -10 к Тестам на Силу Воли. 
  • Страшный (1) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • Потусторонний Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Зубы и Когти), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Варп-нестабильность.- Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.
  • Нечеловеческая сила (х2)
 

 Психические Силы (Пси Рейтинг 1): неизвестны

Оружие: Зубы и Когти (1к10+6Р; Примитивное, Разрывное).

 

Фурия

Уровень угрозы: маллеус минорис

Чудовищные хищники, не служащие ни одной силе. Это скрюченные и уродливые охотничьи демоны, зловещие и крылатые, наподобие кошмарных горгулий.

59bf688bbdbb4_.jpg.42713820345c24fd96fb965ce99b4e94.jpg

Характеристики

НР       НС       Сл        Ст        Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

45        25        45        40        40        20        45        40        10

Передвижение: 4/8/12/24

Раны: 15

Умения: Бдительность (Всп), Психонаука (Всп), Знание Языка (любой) (Инт).

Таланты: Яростная Атака.

 

Черты 
  • Демонический (БСт 8)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Ночное зрение - Существа с этой чертой хорошо видят даже в абсолютной темноте, и никогда не получают штрафов за сражение в местах с тусклым освещением или в темноте.
  • †Демоническое Присутствие: Все существа в радиусе 20 метров получают штраф -10 к Тестам на Силу Воли. 
  • Страшный (2) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • Потусторонний Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Зубы и Когти), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Варп-нестабильность.- Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.
  • Летающий (8) - Эта Черта всегда записывается вместе с числом, означающим скорость полета. Эта величина используется вместо бонуса ловкости при Действиях Передвижения. Подробнее о полетах смотрите в Главе IX: Игровой Процесс.
  • Нечеловеческая сила (х2)
 

Оружие: Зубы или Когти (1к10+8Р; Примитивное, Разрывное).

 

Демонетка

Уровень угрозы: маллеус минорис

Облик демонеток одновременно привлекательный и отталкивающий: стройные, гибкие тела и андрогинное очарование, которое усиливается привлекающим мускусом, наполняющим воздух вокруг них. Блестящая кожа демонеток бледная и гладкая, а вместо рук у демонов – длинные, ловкие клешни, покрытые прочным, словно железо, хитином. Эти клешни могут с одинаковым мастерством подарить искусные ласки или нанести смертельный удар. Демонетки быстро передвигаются на длинных, тонких ногах, оканчивающихся птичьими лапами, и способны мчаться по полю битвы со сверхъестественной грацией. Очаровательные опаловые глаза демонетки могут привлечь внимание любого смертного, который взглянет в них, а лицо демона - бесполая маска жестокой красоты. Несмотря на свою внешность, демонетки обладают даром от своего хозяина, аурой, которая всегда делает их похожими на объект невероятной красоты и вожделения в глазах своих врагов, не имеет значения какого они пола, расы и моральных устоев.

Demonettes.jpg.e55c16336949e68fbd37c34149502521.jpg

Характеристики

НР       НС       Сл        Стк      Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

35        25        35        40        50        30        45        40        30

Передвижение: 5/10/15/30

Раны: 15

Умения: Акробатика (Лвк), Атлетика (Сил), Бдительность (Всп), Уклонение (Лвк), Психонаука (Всп), Знание языка (любой) (Инт).

Таланты: Усиленные чувства (все), Быстрая Атака. (два раза за ПД атака)

Черты
  • Демонический (БСт 8)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Ночное зрение - Существа с этой чертой хорошо видят даже в абсолютной темноте, и никогда не получают штрафов за сражение в местах с тусклым освещением или в темноте.
  • †Демоническое Присутствие: Все существа в радиусе 20 метров получают штраф -10 к Тестам на Силу Воли. 
  • ‡Убийственный Соблазн: Живые существа, смотрящие или сошедшиеся в бою с Демонеткой, должны проходить Тест на Силу Воли каждый Раунд или предпринимать только Полудействие в этот Раунд.
  • Страшный (2) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • Потусторонний  Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Клешня), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Варп-нестабильность.- Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.

 

 Оружие: Клешня (1к10+5Р; Проб 3, Разрывное).

 

Нурглинги

Уровень угрозы: маллеус минорис

Вероятно, самые отвратительные создания, когда-либо существовавшие, нурглинги покрыты рогами, язвами и опухолями. Эти мерзкие образования покрывают каждый дюйм их тела, за исключением черных блестящих глаз и непропорционально больших, полных зубов, ртов. В бою главные преимущества нурглингов – это их несметное число и склонность врагов к недооценке из-за их комичного вида и небольшого размера. Но нет судьбы ужаснее, чем быть сожранным заживо грязным живым ковром маленьких демонических обжор. Фанатически злобные, не боящиеся гибели, нурглинги обрушатся на врага гниющей волной.

090.jpg.7704f589a0760c4acf316bde546bee01.jpg

Характеристики

НР       НС       Сл        Ст        Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

35        25        35        30        30        30        45        40        10

Передвижение: 3/6/9/18

Раны: 7

Умения: Бдительность (Всп)

Таланты: Нет

Черты
  • Демонический (БСт 6)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Страшный (Тошнота) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты.  
  • !Тошнота: персонаж, который терпит неудачу в испытании Страха, оглушен в течение количества раундов, равных степеням провала, так как он сгибается пополам и извергает содержимое желудка. Если персонаж преуспевает, он оглушен за 1d10 раундов за вычетом бонуса Стойкости, как минимум до 1 раунда, так как чувствует, что его сейчас стошнит.
  • Потусторонний  Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Крошечные зубки и коготки), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Размер (маленький -20) -  Существа могут быть одного из семи размеров, обозначенных в следующей таблице. Размер влияет на скорость передвижения и на то, насколько легко или сложно попасть по существу в бою. (При расчете скорости передвижения сначала примените модификатор размера, а затем модификаторы других черт или талантов. Базовая скорость не может упасть ниже 1). Для сравнения, человек считается существом среднего размера. 
  • Цепляющийся - персонаж в ближнем бою с нурглингом получает замедленное состояние, пока не освободится. Можно использовать только полудействие. Замедленное состояние – бонус ловкости персонажа считается уменьшенным вдвое, для расчета передвижения.
  • Смрад: Существо с этой чертой ядовито. Цель, получившая повреждения от естественного оружия такого существа должна пройти проверку Выносливости 0+. Как вариант, токсин может передаваться при контакте с кожей существа, или при вдыхании его смрада. В случае провала, персонаж получает состояние «истощенный», он ослаблен умственно и физически, и на все тесты налагается штраф -10. В случае получения такого состояния второй раз, штраф кумулятивно увеличивается.
  • Нечеловеческая сила х2

Оружие: Зубы или Когти (1к10+6Р; Примитивное, Разрывное).

 

Ужасы Тзинча

Розовый ужас тзинча

Уровень угрозы: маллеус минорис

Вертящиеся, перекручивающиеся, дёргающиеся массы переливчатой плоти и пламени. Ужасы служат своему господину Тзинчу, хаотической силе перемен, интриг и колдовства. Их многочисленные рты вопят и бормочут, а их изворотливые когтистые лапы судорожно вычерчивают колдовские формулы.

59c10e1edfa39_Horrors(1).jpg.557f7a20cd1715580827eb55075a4ac3.jpg

Профиль

НР       НС       Сл        Ст        Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

35        25        35        30        30        30        45        50        10

Передвижение: 3/6/9/18

Раны: 20  

Умения: Бдительность (Всп), Психонаука (Всп) +20, Знание языка (любой) (Инт).

Таланты: Нет.

Черты
  • Демонический (БСт 6)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Ночное зрение - Существа с этой чертой хорошо видят даже в абсолютной темноте, и никогда не получают штрафов за сражение в местах с тусклым освещением или в темноте.
  • †Демоническое Присутствие: Все существа в радиусе 20 метров получают штраф -10 к Тестам на Силу Воли. 
  • Страшный (1) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • ‡Огонь Тзинча: Ужасы имунны к Опасностям Варпа.
  • Потусторонний  Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Зубы и Когти), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Варп-нестабильность - Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.
  • Регенерация - Существа с этой чертой исцеляются очень быстро. Каждый Раунд, в начале своего Хода, существо должно пройти проверку Выносливости чтобы устранить 1 очко Урона. После смерти оно теряет эту черту.
  • Нечеловеческая сила х2

 

Психические Силы (Пси Рейтинг 3): Огненный заряд, Полет, Психический Вой.

Полет

Вы сосредотачиваетесь и начинаете медленно отрываться от земли. Под воздействием этого эффекта вы можете двигаться только вверх или вниз и не можете подняться выше 5м. Вы можете использовать эту Силу, чтобы прервать свое падение, но для этого должны пройти Трудную (-10) Проверку Силу Воли, вдобавок к преодолению психического порога.

 

Психический вой

Разум же лишен подобных ограничений. При помощи этой силы, вы собираете свою волю и испускаете еѐ взрывом вопящей ментальной энергии, призванной перегрузить нервные системы и лишить сознания одну или больше целей. Все существа в пределах Дальности, которых вы укажете, должны пройти Тест на стойкость или получить 1 уровень усталости.

 

Огненный заряд (полуд, СВ 0+)

Огненный Болт позволяет создавать снаряды пламени при помощи разума и швырять их во врагов. Внешний вид этого пламени зависит от вас, например это может быть опаляющий белый свет или черно-зеленые сферы непристойно ругающихся лиц. Вы можете направить снаряд в любую цель в пределах Дальности. Сделайте Серьезный (+0) Тест на Силу Воли, чтобы поразить цель. При ударе снаряд наносит 1к10+активный псирейтинг  Энергетического Урона.

Оружие: Когти или зубы (1к10+6Э)

 

Голубой ужас Тзинча

Уровень угрозы; маллеус минорис

Когда розовые ужасы окончательно повержены, становится очевидна уникальная форма защиты этого демона: он распадается на две половины, которые приобретают форму маленьких копий оригинала. Два этих новых демона, известные как голубые ужасы (благодаря яркому цвету их шкур) сами по себе являются умелыми бойцами. В отличие от розового ужаса, голубые – угрюмые, мелкие и постоянно воют.

Профиль

НР       НС       Сл        Ст        Лвк      Инт     Всп      СВ       Общ

45        25        35        30        30        30        45        50        10

Передвижение: 3/6/9/18

Раны: 10  

Умения: Бдительность (Всп), Уклонение (Лвк), Знание языка (любой) (Инт).

Таланты: Нет.

Черты
  • Демонический (БСт 6)- Существа с этой чертой имеют удвоенный Бонус Выносливости против любого Урона, кроме причинённого психосиловым оружием, психическими силами, святыми атаками или другими существами с этой чертой. Демонические существа также имунны к ядам и болезням.
  • Ночное зрение - Существа с этой чертой хорошо видят даже в абсолютной темноте, и никогда не получают штрафов за сражение в местах с тусклым освещением или в темноте.
  • Страшный (1) - Когда персонаж сталкивается с существом с этой чертой, он должен пройти проверку Силы Воли, со штрафом, зависящим от значения этой черты. В случае успеха персонаж может действовать как обычно. В случае неудачи он должен сделать бросок по Таблице 10-4: Шок на странице 338, прибавляя +10 за каждые 10 очков, на которые провалена Проверка Силы Воли. Результат этого броска может иметь различные эффекты, но обычно персонаж замирает в смятении. Подробнее об эффектах Страха и Безумия смотрите в Главе X: Мастер Игры.
  • ‡Огонь Тзинча: Ужасы имунны к Опасностям Варпа.
  • Потусторонний  Разуму существа с этой чертой неведомы бренность и шаткость человеческого сознания. Оно имеет иммунитет к Страху, Подавлению и Психическим Силам, направленным на затуманивание, контроль и обман его разума. Такое существо не получает Очков Безумия.
  • Естественное оружие (Зубы и Когти), - Такое существо считается вооружённым, даже когда не держит оружия в руках. Его атаки наносят 1к10 Урона плюс Бонус Силы. Существо может атаковать при помощи своего Естественного Оружия используя НР, но не может Парировать им. Существо с этой чертой нельзя обезоружить, если только вы не отрубите его конечности! Естественное оружие всегда считается Примитивным.
  • Варп-нестабильность - Если существо с этой чертой получило Урон и не нанесло ни Урона, ни Очков Безумия другому существу до конца своего следующего Хода, оно должно пройти проверку Силы Воли. При провале существо получает 1, плюс 1 Урон за каждую степень провала. Если при этом нанесённый Урон станет равен или превысит Раны существа, оно возвращается в Варп.
  • Регенерация - Существа с этой чертой исцеляются очень быстро. Каждый Раунд, в начале своего Хода, существо должно пройти проверку Выносливости чтобы устранить 1 очко Урона. После смерти оно теряет эту черту.
  • Нечеловеческая сила х2

 

Психические Силы (Пси Рейтинг 2):  Полет, Психический Вой.

 

Полет

Вы сосредотачиваетесь и начинаете медленно отрываться от земли. Под воздействием этого эффекта вы можете двигаться только вверх или вниз и не можете подняться выше 5м. Вы можете использовать эту Силу, чтобы прервать свое падение, но для этого должны пройти Трудную (-10) Проверку Силу Воли, вдобавок к преодолению психического порога.

 

Психический вой

Разум же лишен подобных ограничений. При помощи этой силы, вы собираете свою волю и испускаете еѐ взрывом вопящей ментальной энергии, призванной перегрузить нервные системы и лишить сознания одну или больше целей. Все существа в пределах Дальности, которых вы укажете, должны пройти Тест на стойкость или получить 1 уровень усталости.

Оружие: Когти или зубы (1к10+6Р)

 

Hide  

 

Модификаторы, которые распространяются на всех, пока вы на корабле 
  • Все Проверки Навигации при пилотировании этого судна через варп получают бонус +15. Однако, команда, будучи на борту судна, получает штраф -5 к проверкам, основанным на Силе Воли.
  • Маневренность «Беспокойного»  -7.
  • Любая проверка умений Расследования, пройденная на борту корабля, получает бонус +10.
  • Техпользование +10 пока мостик не поврежден.
Hide  

 

Комната в кубике - WHDS

43A043D04380436043D044B0439043E0440043D0430043C0435043D04420_zps3a37e2d6.thumb.jpg.5007386def182240ee3f391c31731ae8.jpg

Изменено пользователем julia37
8 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Корабли созданы для странствий, путешествий среди звёзд, в неподвижности и неясности они мучаются, стенают как неприкаянные души, и хотя траур по ушедшему капитану  прошёл, ощущение тяжести не куда не уходило и было ему продолжением. Будто... Это были лишь пустые тяжёлые мысли поражённые праздным бездельем, и именно по этому оно было хуже всего, нет ничего естественней и хуже, чем рождающиеся от безделья мысли. И что печалило ещё больше, здесь это ощущалось на его взгляд больше чем где либо ещё. Ибо здесь, не было сердце корабля, ни его пламенное сердце, ни вместилище духа машины, здесь не покоилась мощь его двигателей и не гнев орудийных батарей, ни даже его сокровища. Здесь покоился его дух странствий, в древних картах, астрографиях, когитаторах и навигационных машинах, его путь, а значит и жизнь, рождался не здесь, ниже, но здесь он притворялся в жизнь. Но сейчас жизни здесь не было, молчали двигатели корабля, молчали древние машины и системы, лежали без дела навигационные карты и астрографы, дальнейший курс был неизвестен и в башне уже слишком долго стояла тяжёлая давящая тишина. 

И он сам, хоть и лишь отчасти, ощущал себя оставленной без дела вещью, забытой и покрытой пылью, таким он и был, не будь у него ещё любимых дел. Они спасали и душу, и разум. Это был сад, сборище редких, или может и не редких но от это не менее прекрасных растений способных жить на корабле, деревья раскинувшие свои огромные листья и жадно тянущиеся к развешанным всюду здесь светошарам, вьющиеся по их стволам зелёные лианы, и маленькие, хрупкие как человеческая жизнь цветы, дарящие жестокому миру вокруг свою любовь и красоту к крохотными но ласкающим душу цветами. Может это и не был тот сад с большой буквы, что привыкли видеть уроженцы агромиров и цветущих планет, для них он мог быть жалок, но для пустотника, живущего на корабле, это было своё, собственное маленькое живое царство среди холода металла. И ему требовался постоянный уход и внимание, обеспечить водой свежим грунтом и пространством, живым светом, обрезать побочные побеги и мёртвые листья. Уход и забота требовалось и за живыми жителями этого царства, крошечным жизням что плавали в аквариуме, главные его сокровища, их требовалось ещё и кормить и менять воду. За этими вроде бы простыми занятиями могли пройти и часы, и дни, и даже недели если разбавлять их хорошим сном, размеренной еде, чтению и молитвами.

И поглядыванием за тем чтобы тут не разнесли всё.

-Бестолочь! -Выругался он, тут же оказавшись рядом со скоростью сверхъественной для его комплекции, тут же принявшись осматривать драгоценный цветок потерпевший крушение. Хвала Императору  он был цел, что не сказать о горшке, иначе бы этому неловкому, грубому... Когда дело касалось его детишек, навигатор становился похож на разъярённого зверя с миров смерти, и не слишком обращал внимания кто стоял перед ним.  К несчастью, это был один из младших служащих, что стоял теперь с бледным лицом ожидая неминуемой кары, пока грузный навигатор собирал землю руками вокруг своего сокровища

-Чего встал?! Живо за новым горшком, а после прибери тут! И почему над шкафом ещё пыль? Сколько  можно говорить и повторять?! Неужели твоих рук тебе недостаточно для этой, простой задачи, может, механикус смогут тебе помочь заменив их на мётлы? Может тогда от тебя будет прок?! 

 

6 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-Чего встал?! Живо за новым горшком, а после прибери тут! И почему над шкафом ещё пыль? Сколько  можно говорить и повторять?! Неужели твоих рук тебе недостаточно для этой, простой задачи, может, механикус смогут тебе помочь заменив их на мётлы? Может тогда от тебя будет прок?! 

Эта в сущности достаточно безобидная тирада произвела просто ужасающий эффект. Прислуживающий в башне навигатора пустотник сначала покраснел, потом побелел, промямлил что-то неразборчивое, и помчался со всех ног выполнять поручение. Вряд ли Каспар осознавал до конца, какое впечатление производит его, кхм, особенный вид на простых смертных.

В дверях несчастный, до смерти напуганный служка едва не сбил с ног показавшего в дверном проеме другого человека. Человек этот был высок, худощав, не в пример навигатору, но в чем-то не менее страшен. Одна половина лица выглядела вполне дружелюбно, для пустотника, вторая - многих заставляла отворачиваться, ибо по ней, вполне возможно, когда-то проехал гусеницей гвардейский танк. Второй глаз чудом сохранился, но выглядело это зажившее месиво довольно непрезентабельно.

Впрочем, голубые чистые глаза смотрели живо, а здоровая половина рта вполне убедительно изгибалась в улыбке. Он обожал приходить в это место. Год назад, поступив на судно, он, как и многие другие, признавался себе честно в том, что смотреть на рыжего, огромного, ужасающего складчатого навигатора ему неприятно. Однако, и в этом состояло отличие от тех многих, укорил себя за это. И дал слово не обращать внимания на то, как Каспар выглядит.

Показать содержимое  

59a6ed6a92553_richard-coyle(2)1.jpg.d5f84bf690eddd9a661d661886a3b0cd.jpg

Hide  

- Не помешал? - поинтересовался гость, полы его абсолютно черной робы подметали пол, воротник стойка упирал под самый подбородок. Голову венчали легкомысленные кудряшки. 

Взгляд, без испуга, без отвращения, но с участием, остановился на хозяине башни, а потом переместился чуть дальше.

Показать содержимое  

P1230315.thumb.JPG.dac66039f1cfbc3ce72009496e76f80f.JPG

Hide  

Там, за стеклом, в черной глубине, плавали блестящие зубастые твари. На них можно было смотреть бесконечно.

- Не возражаешь, если я зайду, брат? 

6 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-Нет, нет, конечно нет. - Улыбнулся  он в ответ, что на его лице выглядело несколько... Странно. Но это был их малый, негласный уговор. Цветок в его руках нашёл временное пристанище в другом горшке. -Не обращай внимания, просто маленькая несуразица. Небольшая взбучка укрепляет юный дух.

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Взбучка со стороны не выглядела такой уж небольшой, но гость не счел возможным вмешиваться. Тем более, он был допущен внутрь и намеревался немедля приобщиться к прекрасному. Подтащив стул поближе, хранитель либрариума сел и теперь едва ли не касался носом стекла аквариума. Рыбки хищно поглядывали на него выпуклыми глазами, поблескивая драгоценными бочками.

На лице кучерявого, даже на той, уродливой половине, было написано тихое счастье.

- Ты их уже кормил сегодня? - по-детски нетерпеливо поинтересовался он.

Удивительно, но все это, крошечные, живые существа, настоящие зелёные растения, приводило его, рождённого в пустоте, в неописумый восторг.

- Знаешь, давно хотел спросить. Как тебе это вообще пришло в голову? Я имею ввиду, как ты додумался до всего этого? - спросил Леман, не отрывая глаз от гипнотической картинки за стеклом.

5 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Знакомство с капитаном  

Багровое солнце Рубикона не грело, только красило зловещими отсветами внешнюю броню станции, давшей приют не менее чем пяти миллионам человек. Кого только среди них не было: купцы, солдаты, служители Омниссии и самого Бога Императора, вольные торговцы, бандиты, нищие... Большинство из них, впрочем, как и лучи алого гиганта, вокруг которого сотни лет вращался Порт-Странствие, не имели доступа в престижные коридоры верхних ярусов.

Сюда были допущены лишь те, у кого водились троны. Или те, чья фамилия одним своим звучанием чудесным образом открывала бездонные кредиты. Именно тут, в одном из сумрачных, по корабельному глухих тоннелей, по назначенному адресу мессира Делакруа ждала массивная дверь.

Показать содержимое  

59860a955f4fa_--40056367.jpg.acd4f282b53b865fa12a20e07ff8d995.jpg.de8e70b56f3a165145a111d4eaafe7dc.jpg

Hide  

Львиные морды равнодушно взирали на посетителя мутно-голубыми глазками-камерами. Потом один из них "подмигнул" и тяжелая дверь отворилась. С легким жужжанием подплыл к двери сервитор-привратник.

Показать содержимое  

59860b60d96d7_Warhammer-40000---Imperium-524380.jpeg.eddfe51653975bdbf191b87a5603c5bb.thumb.jpeg.55bbec192061fd1c68799576e13d8817.jpeg

Hide  

Затратив на опознание несколько секунд, давно забывший, что был живым, слуга медленно поклонился.
- Мессир Делакруа. Господин примет вас через пять минут.

Апартаменты не слишком известного рода Теофилакт были весьма просторны, но воздух отдавал запустением и кое-где даже плесенью. Когда-то украшенные лепниной карнизы поблекли, имитирующий древесину пол навсегда потерял былой глянец.

Привратник два-три раза прожужжал где-то в глубине покоев, после чего проводил гостя в, вероятнее всего, кабинет. По крайней мере, внутри его встретил огромный стол, с двух сторон охваченный диваном. Диван был обтянул прегадкого вида кожей, весьма приятной на ощупь. 

С каменной полки возле зеркала комнату озирала чрезвычайной суровости голова господина, запечатленная пикт-рекордером.

Показать содержимое  

59860d1510a50_.jpg.aae45f6d7caec0f25319e55b7abea336.jpg.cd003b1bb7ac2f663cfe760423ca2335.jpg

Hide  

А в большом кресле, прямо через стол от предназначенного для посетителей дивана, Алессандра встречал совсем молодой человек самой невинной наружности и ни капли не похожий на портрет своего предка. Темный, с вычурным шитьем камзол, стоил немало денег, прекрасно шел к вьющимся волосам и стройной фигуре, но, очевидно, не придавал обладателю необходимой уверенности. В позе сидящего чувствовалось с трудом скрываемое напряжение.

Показать содержимое  

aidan-turner-photo.jpg.9eb1d93f5d85166a990cfe7576a16db9.jpg.d864358591c8cbbfa427eb7c008bac60.jpg

Hide  

Ко встрече со своим нанимателем и будущим торговым партнером Алессандр готовился долго и тщательно, потратив не менее двух часов на одну только прическу и еще столько же времени проведя перед зеркалом-трюмо, оценивая свой внешний вид со всех сторон. И виденное в начищенной до блеска амальгамме его определенно радовало. Алессандр остановил свой выбор на сюртуке полувоенного покроя из плотной и дорогой ткани, блиставшего золотом эполет на плечах и золотого же тиснения по краям. Серебро пуговиц и белизна накрахмаленного жабо создавали необходимый контраст с темного цвета тканью, красные бриджи и высокие полуботинки идеально дополняли образ сенешаля.

Показать содержимое  

0a522bceb9fa3c6af4da0b39a439f1f8.thumb.jpg.908d74801c0c728170f1ad01452f8509.jpg

Hide  

Как не раз убеждался Алессандр, правильный внешний вид помогал создать у собеседника правильное впечатление, но главной составляющей успеха был вовсе не костюм, а человек, который его носит. Осанка, посадка головы, жесты - все это формировало ту незримую, но вполне ощутимую ауру принадлежности к знати и высшим слоям общества Империума. Помноженная на уверенность в себе и компетентность профессионала, эта аура заставляла людей более низкого ранга, чем его собственный, будто самих по себе уступать дорогу Алессандру, пока он, отпустив заказанный транспорт, шел по указанному в сообщении адресу.

Разумеется, мессир Делакруа отметил признаки упадка влияния, которые никто даже не попытался скрыть к его приходу, но на лице Алессандра так и осталось выражение вежливой внимательности и невозмутимости. Торговый Патент при должных умении и везении позволял легко исправить такие недостатки.Тем более, что пространство на космической станции всегда стоило дорого и являлось одним из предметов роскоши само по себе.

Чрезвычайной суровости мужчина на пикте почему-то напомнил Алессандру о его деде, но удостоился только быстрого взгляда, так как все свое внимание Алессандр уделил молодому человеку, чья нервозность, по контрасту с полным спокойствием самого Делакруа, должна была выделяться еще сильнее, будь кто-нибудь свидетелем их встречи, разумеется.

- Милорд, меня зовут Алессандр Делакруа из Торгового Дома Делакруа,  - обращение и представление сопровождались уважительным поклоном. - Я прибыл для исполнения службы Сенешаля, как было оговорено в посланном вашему безвременно почившему отцу письме. Располагайте мной и моими способностями, как своими собственными.

Это конкретное пространство хотя и стоило в самом деле дорого, значительно уступало в уровне производимого впечатления личному астероиду, например. Такого рода свидетельством могущества род Теофилактов не владел никогда.

- Письмо, увы, не застало адресата. - Впрочем, не похоже было, чтобы хозяин запущенных апартаментов был особенно опечален именно этим фактом. Голос наследника патента был совершенно под стать внешности: звонкий, молодой, переливистый.
Он несколько времени пытливо разглядывал гостя. Очевидно, что-то в облике Делакруа сбавило градус нервозности, хотя и не до конца. 
- Да вы садитесь! - вдруг спохватился он, привставая со своего места и гостеприимно указывая на диван. - Меня зовут Себастьян. Надеюсь, дорога была не слишком утомительной?

- Приношу свои соболезнования в связи с утратой, - произнес Алессандр, даже не потрудившись добавить в голос нотки фальшивого сочувствия. Просто он должен был озвучить подобное и он озвучил. Так положено. Диван оказался мягким и не продавленным, услужливо прогнувшись под вес гостя. - Милостью Императора, полет прошел спокойно, - на мгновение в серых глазах Делакруа мелькнуло что-то темное, словно мужчина вспомнил иной полет, который спокойным назвать было нельзя даже с самой большой натяжкой. Сменив позу на более непринужденную, Алессандр улыбнулся юноше, не показывая ни капли возмущения, что его наниматель моложе его самого. В конце концов, внешность обманчива, а у парня хватило сноровки не только подобрать падающий из мертвых рук отца Торговый Патент, но и его дела.

- Зовите меня просто Алессандр, Себастьян, - попробовал перевести разговор в менее церемониальную плоскость Делакруа. - Я только прибыл и еще не успел осмотреться. Введете меня в курс дел?

Улыбка без капли возмущения вызвала ещё один, более пристальный, взгляд.

- Да, разумеется. - нейтрально отозвался Себастьян, утопая в спинке своего кресла нарочито расслабленным движением. - Но дело в том, что до смерти моего батюшки, я не имел возможности вникать в них хоть сколько-нибудь подробно. Очевидна лишь некоторая нехватка команды и... мм.. ветхость части снаряжения.

- Учитывая обстоятельства, это и не удивительно. Но мы быстро исправим все, с вашей помощью, не так ли? - тоскливо улыбнулся Себастьян, не слишком стараясь придать энтузиазму в своём голосе чуть меньше фальши.

Очевидно, господин Теофилакт так же был неплохо знаком с аксиомой "говори то, что необходимо сказать, а не то, что думаешь".

После не слишком воодушевляющего вступления, юный капитан перешёл к перечислению отмеченных им недостатков в корабельной жизни, и иллюстрацией таковых при помощи бухгалтерских отчётов, оставшихся от покойного отца. Цифры вызвали к жизни новый приступ рассеянности и видимого отсутствия к ним интереса.

Смотреть на Алессандра не возбранялось, неважно, насколько пристально. Выбор Себастьяном слов и нажим на некоторые из них был отмечен и в мысленной записной книжке Алессандра напротив имени нанимателя даже появились первые, о нет, не выводы. Пока что гипотезы, за которые строгий к себе Алессандр держал любые сведения, не получившие должного подтверждения.

- Разумеется, Себастьян, - согласился с утверждением Алессандр, профессионально компетентным тоном. Да он и не кривил душой. Даже в упадке у любого Вольного Торговца оставалось достаточно средств, чтобы снарядить корабль и экипаж, а Порт-Странствие предоставлял достаточно возможностей для вложения этих средств, особенно, когда этим делом занимается не кто-нибудь, а сенешаль.

Перечисление недостатков заняло весьма приличное время, однако Алессандр не выказывал и тени скуки или недовольства, с должной выучкой обрабатывая выдаваемую информацию и составляя список дел для себя. Мнение о самом Себастьяне он составлять пока не спешил.

- Итак, подытожим, - наконец решил Алессандр прервать мучения Себастьяна. - В первую очередь, нам нужно некоторое количество профессионалов, которые обычно составляет команду вольного торговца. Вопрос с необходимым снаряжением я бы предпочел решить, когда буду знать ваши планы, Себастьян. Как уже было сообщено ранее в письме, Торговый Дом Делакруа намерен распространить свое торговое влияние на Пространство Коронус. Методы и средства оставлены на мое усмотрение. Вам, как вольному торговцу с Патентом, мы предлагаем полноправное сотрудничество в этом начинании. Куда вы хотите отправиться, Себастьян?

Наследник некоторое время тарабанил по столу пальцами, выдерживая неизвестного назначения паузу.

- Если бы вам пришлось иметь дело с моим незабвенным папашей, вопрос о планах бы уместнее. У меня же, как у вновь вступившего в права владения патентом, просто нет выбора. 

Себастьян тяжело вздохнул и уставился в потолок.

- Мы отправляемся в Пасть, разумеется. Пока я не появлюсь в Поступи вместе со своим кораблем, со мной никто не станет иметь дело. Вам, Алессандр, это должно быть известно лучше, чем другим.

Себастьян выбрал любопытный способ сообщить о своих намерениях, но Алессандр лишь позволил себе легкую усмешку, да и то при упоминании Поступи. Похоже, опасности прохода через Пасть его не особо беспокоили.

- Значит, решим, куда обратить наш взор, по итогам той информации, что сможем собрать на Поступи, - Алессандр постарался придать своим словам оттенок предложения, а не окончательного утверждения.

Молодой капитан понимающе улыбнулся. 
- Думаю, очень скоро я смогу целиком полагаться на ваше мнение. - любезно сообщил он.

- Уверен в этом, - не менее любезно кивнул в ответ Алессандр, мысленно прикидывая, стоит ли сейчас интересоваться, какого рода обстоятельства привели к подобному незнанию подробностей семейных торговых предприятий и решил пока отложить этот вопрос. - Благодарю за радушный прием, Себастьян.

 

Hide  
Знакомство с Камелией  

Покрытый красивой гравировкой стилус выводил одну каллиграфически выверенную цифру за другой, пока Алессандр делал пометки для себя по мере изучения очередного балансового отчета. Каким бы ни был масштабным упадок Дома Теофилактов, бумаги у них содержались в образцовом порядке, что, в первую очередь, было прямой заслугой местного смотрителя либрариума. Однако же, Алессандр уже понял, что вплотную подобрался к тому пределу информации, которой цифры могли с ним поделиться. Остальное лежало вне плоскости отчетов и требовало установления личного контакта. Вздохнув, Алессандр отложил стилус и помассировал переносицу, унимая легкую головную боль, намекавшую, что он провел за письменным столом своего кабинета в обществе цифр и отчетов слишком много времени.

Сложив инфопланшеты в ровную стопку, Алессандр перевязал их красной тесьмой, чтобы не рассыпались при переноске и направил свои стопы в сторону либрариума. Кто-то иной на месте Алессандра вызвал бы слугу, но сенешаль знал, когда стоит делать работу самому, а когда лучше переложить ее на плечи других. Кроме того, ему нравилось в либрариуме. Тишина и спокойствие царили среди уходящих во тьму высокого потолка полок, хранивших мириады инфопланшетов, свитков и иных средств для хранения информации, проясняя разум и способствуя размышлениям. Подойдя к двери в Либрариум, делавшей честь любому банку своими размерами и толщиной, Алессандр поудобнее перехватил стопку с планшетами и нажал на кнопку звонка, вызывая смотрителя.

Новому сенешалю не пришлось спускаться, либрариум находился здесь же, на верхней палубе. Там же, если как следует запрокинуть голову, можно было бы разглядеть капитанский мостик, если, конечно, любопытствующий обладал способностью видеть сквозь толстые листы металла. Это несколько уравнивало либрариум в правах с прочими, куда более важными функциональными частями корабля.

Попасть в это просторное помещение можно было через круглую, в два человеческих роста дверь, весь вид которой обещал горы сокровищ тому, кто войдет. С гидравлическим "пшш" она неизменно отъезжала в сторону. Потолки не уступали по высоте потолкам Храма, они терялись в полутьме, туда же, метров на пятнадцать, не меньше, уходили и огромные стеллажи, врезанные в стены. Резные узкие балкончики жались наверху, подняться на них можно было по двум витым, с коваными перилами лестницам.

Показать содержимое  

L8wqKYQG.jpg.6711b2bb8bce14b0d655b1c21b3001b6.jpg.24f53b7c21bd6fa4d6dbf1dcf4f0585c.jpg

Hide  

Хранитель либрариума, не обращая внимания на постоянную посетительницу, в стороне от нее, рассеянно прохаживался вдоль полки, что-то ища. Светошары, заключенные в небольшие клеточки фонарей, зажигались тогда, когда он подходил к ним, а потом, за ненадобностью, гасли.

Одетый в строгую, напоминающую о писцах администратума или низкоранговых служащих экклезиархии, длиннополую черную робу, хранитель был средних лет мужчиной. Довольно высоким и довольно худым. Над глухим, под самый подбородок, воротником, вились легкомысленные кудряшки, однако, гораздо более светлые, чем у нового капитана Беспокойного. Ладони чаще всего были затянуты в черные же перчатки, не открывая ни дюйма кожи. Вся его фигура со спины выглядела весьма строго.

Когда раздался не слишком мелодичный звонок, смотритель не обернулся, лишь едва заметно пошевелил рукой. Дверь открылась сама.

Камелия сидела чуть в стороне, между двумя высокими стеллажами с книгами за небольшим читальным столиком. Он был выточен из дерева и укрыт лаком несколько веков назад, но этот предмет мебели оставался целым и нерушимым. Во многом благодаря стараниям людей неотрывно следящими за состоянием либрариума и древних книг, хранившихся в нём. Какие-то из них были настолько древними, что едва ли не рассыпались в пыль на глазах, а оттого хранились за мерцающими барьерами стазис-полей, другие же были более доступны для ежедневного чтения...но не то чтобы так уж много людей в команде корабля снисходили до такой обязывающей рутины. 

На самом же столике расположился изогнутый и отливающий бронзой светильник с небольшим светошаром, изливающим мягкий желтоватый свет на сидящую в глубоком кресле худощавую женщины и разложенные перед ней книги. Три сборника притч имперского кредо с потёртыми кожаными корешками, окованный блестящим серебристым металлом чёрный молитвенник и миниатюрная записная книжка, в которую мелким каллиграфическим почерком при помощи простого автопера переносила отдельные фрагменты из священных книг Камелия. 
В этот день она была облачена в своё обычное пурпурное платье из тонкой ткани, закрывающей её тело от пяток под самое горло, оставляющее свободными лишь голову и руки с тонкими кистями и длинными пальцами, на безымянном левом которых было нанизано серебряное кольцо с инкрустированным матовым необычным камнем. На охватывающем же талию тканевом поясе была привязана за цепь раскинувшая крылья чуть изогнутая на двуголовье аквилла. Короткие и чуть волнистые белые волосы с золотистыми прядками были на одну сторону заправлены за ухо. По лицу невозможно было определить сколько биоманту на самом деле лет. С одинаковым успехом её можно было дать как двадцать, так и сорок. Неуловимая игра света и тени, и ещё куда более загадочных сил делали её облик чем-то неуловимым, текучим.

Чуть выдохнув, Камелия немного откинулась назад на спинку алого кресла, прикрывая аугментированные глаза с горящими жёлтым фоторецепторами и строго сжала губы, усиленно размышляя. Один момент в притче ускользал от неё за слишком воздушными и иллюзорными метафорами, оставляющими слишком много пространства для домыслов и размышлений...

Процесс открытия двери, как и всегда, занял некоторое время. Зная, что он никак не может ускорить работу механизма, Алессандр просто смирился с вынужденной задержкой в его обычно самым эффективным образом организованном расписании. Внутри все было также, как и в последнее его посещение сих славных переборок, однако же, внешний вид был обманчив, это стало понятно, как только Алессандр подошел ближе к высокому мужчине, ведавшему всеми делами, связанными с либрариумом. Обычно пустовавший в прежние его посещения читальный столик был занят особой, которую до этого Алессандр видел только лишь на пикте, сохраненном в личном деле.

- Мессир Леман, я принес изученные мной отчеты. Благодарю за содействие, ваша помощь, как и всегда, была неоценима, - проговорил мягким баритоном Алессандр, посмотрев в сторону Камелии, а затем снова переведя взгляд на Лемана. - И, если не возражаете, я бы хотел поговорить с вами и госпожой Маркониус.

Хранитель обернулся. 
На корабле он ходил без головного убора, почитая бессмысленным скрывать то, что скрыть почти невозможно. Левая половина лица выражала привычную кроткую покорность и привычно подавленное нежелание поворачиваться анфас и снова показывать всем свое уродство, тем более, на такой близкой дистанции, когда есть возможность разглядеть каждую деталь. На правой  - различить какое-либо выражение представлялось весьма затруднительным, ибо от лица там оставалось очень мало.

Страшный удар уничтожил человеческие черты, чудом пройдя мимо глаза, который, хотя и оставался функционален, теперь частично скрывался за не слишком удачно сросшимся веком. Можно было предположить, что глухой высокий воротник так же скрывает часть роскошного шрама, сползающего с головы на шею и плечо.

Показать содержимое  

123456.jpg.9193621c46eaa59b3fb80a8def557c13.jpg.5462f1502c2cb02462498ffd01f4fa5b.jpg

Hide  

Впрочем, строгости в высокой, одетой во все черное фигуре, теперь никакой не оставалось тоже. Если не считать следов прошлого и нездоровой пустотной бледности, выглядел этот человек поразительно безобидно и приветливо.

- Лем. - терпеливо поправил хранитель, отнюдь не считавший себя достойным звания мессира и принимая стопку изученных планшетов из рук в руки. - Просто Лем. 

В следующее мгновение пустотник, а по его виду нельзя было ошибиться в происхождении, же повернулся спиной и скрывая такую неприятную для самого себя деталь внешности.

- Разумеется, господин Делакруа, я всегда к вашим услугам. - отозвался хранитель из-за стеллажа так, будто и впрямь желал сделать для нового сенешаля все, что тот пожелает.

- Если госпожа не против, что я буду присутствовать при вашей беседе.

На уродство глазеют только жалкие простолюдины, поэтому Алессандр подчеркнуто обращал внимание только на оставшуюся нетронутой часть лица Лема, игнорируя шрамы. Не то что бы подобное зрелище вызывало у него дискомфорт, но положение обязывало соблюдать этикет. Точно также, как и вежливое обращение "мессир", о котором Алессандр забывал только после прямой просьбы хранителя либрариума.

- Хорошо, Лем. Я буду рад, если вы присоединитесь к беседе, - склонился в полупоклоне Алессандр и, поправив высокий воротник своего сюртука

Показать содержимое  

0a522bceb9fa3c6af4da0b39a439f1f8.thumb.jpg.908d74801c0c728170f1ad01452f8509.jpg

Hide  

приблизился к занятому читальному столику.

- Госпожа Маркониус, позвольте представиться, Алессандр Делакруа, сенешаль. Не соблаговолите ли уделить мне немного вашего драгоценного времени?

Камелия уже какое-то время наблюдавшая нарушителя спокойствия либрарума из-под полуприкрытых век чуть поигрывая зажатым между длинными худыми пальцами автопером уже полностью обратила до того блуждающее внимание на новое лицо. Весьма дорого и роскошно выглядящий китель, печать благородности на лице разбавленная рутинной вежливостью. 

- Сразу к делу? - улыбнулась Голубка, невесомым движением руки чуть небрежно сбрасывая автоперо на стол и чуть подаваясь вперёд в кресле, чинно складывая руки на подоле платья и уже более пристально изучая гостя взглядом немного жутковатых светящихся глаз. 
Однако образ псайкера не источал какой-либо угрозы или едкости который можно было бы ожидать от колдовского племени. Наоборот - Камелия создавала едва ли не видимую ауру чистоты и спокойного понимания, обращённого на новоявленного сенешаля.
- Что же, в чём как не в прриверженности своему долгу есть высшая радость служения Императору? - женщина повела рукой, указывая на стоящие чуть поодаль кресла аналогичные тем, в которых сидела псайкер. - Присаживайтесь.
Дождавшись, пока мужчины опустятся у столика в свои места, Голубка мягко осведомилась:
- Что же вы хотели обсудить со мной, дорогой Алессандр? 

Алессандр шевельнул плечами в пожатии, как бы говоря: "А вы ожидали от сенешаля иного?" и принял приглашение, уделив рассматриванию лица и фигуры женщины не больше времени, чем дозволено этикетом. Увиденное, впрочем, в достаточной мере его заинтриговало. Когда за свою светскую жизнь перевидал и переобнимал достаточно красавиц, интерес начинает вызывать все необычное и с точки зрения внешности Камелия действительно привлекала внимание. Кроме того, у Алессандра еще не было женщин-псайкеров.

- Если вы не возражаете, Камелия, я бы хотел обсудить недавнее прошлое "Беспокойного". Как правило, вольные торговцы выстраивают свои отношения с командой либо на основе сложных договоров, либо преданности Семье, выстраивая целые семейные династии, чьим единственным делом является служение торговцу. Как так получилось, что к моменту, как милорд Теофилакт вступил в права обладания патентом, часть команды разбежалась? Этот вопрос равно обращен к вам, Камелия и к вам, Лем. Второй вопрос более личного характера и больше касается вас, Камелия. Расскажите, пожалуйста, немного о своей службе на корабле.

Хранитель, как подобает малозначительному на корабле человеку тихо занял предложенное место и скромно уставился в поверхность столика. Его собственное рабочее место находилось в глубине зала, и он, несомненно, проводил там много времени, но сейчас долг требовал иного.

- Вряд ли смогу сообщить что-то ценное. - чистые, небесно-голубые глаза прямо смотрели на сенешаля. Впрочем, совсем недолго, ровно столько, чтобы не вызвать беспокойства объекта.

- Не по чину мне знать подобное.

- Скромность - одна из добродетелей, Леман. - ласково улыбнулась смотрителю либрариума Голубка, чуть наклонилась вперёд и взяли в руки молитвенник, лёгким движением пальцев начиная скользить по страницам, вбирая на самых подушечках фактуру и ощущение старой бумаги. На кистях с тонкой кожей и просвечивающими голубоватыми венами оставался едва ощутимый запах пыльных страниц. 
Словно испытание для очень ценящего своё время сенешаля Камелия не торопилась отвечать на вопрос, какое-то время слепо скользя по строчкам с идеальными как на подбор печатными буквами высокого готика, словно вместе с этим перелистывая собственную книгу воспоминаний. 
- Волей судеб мы привязываемся к людям. - тихо прошелестела женщина, отрывая взгляд мерцающих глаз от страниц книги и обращая его на сенешаля, немного по-птичьи склонив голову и подперев её ладонью чуть сминая светлые волосы. - И пусть долг перед Империумом и Императором должен стоять превыше всего - это не ересь в своей сути. Такова несовершенная природа людей ищущих пристанища и надёжности в холодной пустоте, которая окружает всё наше существование. Таким же был и бывший мастер пустоты - старый-добрый Теодор прошёл через огонь и воду со старым капитаном. Думаю, вы и так можете получить его послужной список. И неудивительно что новый молодой капитан его категорически не устроил и он подал в отставку, предпочтя доживать свой век на суше. - Голубка легко пожала плечами. - Конечно, я не посвящена в подробности их разногласий, но суть примерно такова...
- А что же до старшего механикуса - говорят, будто это простое совпадение. Он отдал душу Императору вскоре после смерти капитана. Подробностей не дали узнать даже самым приближённым. Техножрецы, как всегда, укутывают себя плотным покровом из тайн.

От ласковой улыбки вневозрастной дамы-санкционата здоровую скулу хранителя залил нежный девичий румянец. Как видно, не менее чем тридцатилетний мужчина до сих пор не приобрёл бесценный, несомненно имеющийся у многоопытного сенешаля, иммунитет к подобного рода вниманию.

- Deo juvante, сестра. - сконфуженно пробормотал он, отводя глаза.

Испытывать было нечего, как любой многоопытный сенешаль, Алессандр прекрасно знал, когда надо проявить терпение, которое, безусловно, было такой же добродетелью, что и скромность. Кроме того, у Камелии была красивая улыбка, что отчасти компенсировало временные затраты.

- Благодарю за свет, что вы пролили на для меня доселе неизвестную информацию, госпожа, - улыбнулся Алессандр.в ответ. - И я с уверенностью могу сказать, что вы одарены скромностью ничуть не меньшей, чем Леман, ведь о себе вы не сказали ничего.

- Слава - лишь пустой звук для пустоты, дорогой Алессандр. - слабо улыбунулась Камелия, явно используя оборот "дорогой" так же, как Леман "брат" или "сестра". Словно добрая настоятельница, гладящая по непослушным кудрям буйных малышей. - Лишь наша отверженность и вера имеет значение. Но если вас это так интересует...
Впервые за разговор в голосе Голубки прорезались хитрые нотки. В аугментированных глазах же невозможно было различить какие-либо эмоции и полутона, которые проскакивали во взгляде любого живого человека.
- Изначально я попала в свиту приближённых капитана за свои целительские способности. Здоровье капитана в последние годы начинало всё больше подводить его, а потому меня и мои навыки он принял как желанное облегчение. Жаль лишь что в моих силах не было отведение от него смерти. Наверное, это лишь в силах истинно святым. - Камелия отвела взгляд в сторону и немного печально качнула головой.
- В остальном же я слежу за духовным здоровьем команды. Их страхами, переживаниями, чаяниями и направляю их в лоно Cultum Imperialis. Как и должно быть. Неверие и страх перед неизведанным есть первые семена ереси и предательства. 
На последних словах до того мягкие и бархатные интонации Голубки обрели непоколебимость и жёсткость стали и словно что-то более жестокое и нерушимое проглянуло сквозь образ доброты и понимания.
- И свои самые сокровенные чаянья, грехи и страхи каждый обитатель может поведать мне. - опять улыбнулась Камелия, возвращая мягкий тембр.

- Но колокольный звон для тех, кому нужен ориентир в пустоте, - позволил себе не согласиться Алессандр, далее молча выслушав повествование об обязанностях Камелии и не забывая зорко отмечать все перемены в тембре ее голоса, который, как он уже начал понимать, говорил больше о настроении своей владелицы, чем ее же мимика и жесты.

- У вас красивый голос, госпожа, - отметил Алессандр, вежливо кивнув Камелии. - Вы выбрали себе достойную стезю и, я уверен, идете по ней с уверенностью, недоступной многим. Что вы думаете по поводу молодого Теофилакта? Какую характеристику ему давал отец? - вопрос был весьма откровенным и граничил с нарушением правил этикета, но Алессандр был готов пережить и переждать любую вспышку недовольства.

- Я не видела его, увы. - Камелия покачала головой.
Она явно не проявила каких-то следов раздражения, вполне понимая любопытство сенешаля. В конце-концов людей всегд манило неизведанное. Будь то глубины пустоты или переплетения собственной судьбы. Однако и не было заметно чтобы псайкер хоть как-то отреагировала на комплимент Алессандра. Ей приходилось постоянно существовать с непрекращающимся флиртом Теофилакта старшего, который не смотря на преклонный возраст явно ещё по старому запалу концентрировал своё внимание на постоянно находящейся рядом целительнице. Впрочем, это было скорее своеобразной игрой этих двоих, ни к чему не обязывающей и в то же время...очаровательной своей лёгкостью.
- Но отец отзывался о нём с теплотой как о замечательном мальчике и с радостью говорил о том, что тот всё унаследует явно видя в нём достойного наследника. - Камелия чуть поджала губы. - Недавно на корабль прилетел сам этот сын, его мне увидеть не привелось. Тот долго не задержался и после беседы с отцом улетел. Вскоре Мордехай скончался... - Голубка вздохнула, немного опустив веки. - Он и правда доживал свои дни, я могла лишь поддерживать последние искры жизни в его теле. Восстановить же её полностью не в моих силах, увы.
Псайкер вытянула перед собой руки с длинными пальцами и чуть растопырила их в стороны, скользя блуждающим взглядом аугментированных глаз по причудливыми переплетениям линий на ладонях в укутывающем их желтоватом свете светошара.

Хранитель либрариума, который все это время скромно молчал, слушая беседу двух более достойных людей, счёл возможным добавить и от себя кое-что.

- Я видел его. Мельком. Очень молод, если бы не знать точно, скорее внук, а не сын. Благородной приятной наружности. Пожалуй... все.

Не похоже, чтобы новый капитан приложил хоть каплю усилий для получения расположения и уважения команды. Или части ее.

Странности в поведении Себастьяна продолжали накапливаться. С одной стороны, классический случай "отпрыск в опале", тогда понятно отсутствие нового капитана до самой смерти старого и откровенное нежелание принимать корабль как положено. Но слова Камелии вносили однозначную путаницу, разбивая стройную теорию в пух и прах. Похоже, надо было осторожно выяснять, откуда прибыл Себастьян на зов умирающего отца, чтобы понять, что именно не дает Алессандру покоя во всей этой истории. Но ответ на этот вопрос он может получить не здесь.

- Я уверен, мы все успеем насмотреться друг на друг за время путешествия в Пасть, - улыбнулся Алессандр. - Между тем, я уже отнял слишком много вашего драгоценного времени, Лем и Камелия, не смею больше надоедать вам. Спасибо за невероятно интересную и познавательную беседу, надеюсь на скорое ее продолжение. Мессир, госпожа.

Алессандр встал из-за стола, чтобы склониться в вежливом поклоне. Передышка была окончена, его снова ждали дела.

Камелия тоже встала с лёгким шелестом лёгкого пурпурного платья, обхватывая и немного потирая своё кольцо на безымянном пальце. Псайкер чуть наклонила голову в вежливом ответном жесте и окинула взглядом фигуру Алессандра. Она не знала, какие мысли зародились в голове сенешаля на эти вести, она не была наделена даром телепатии, однако... Не нужно быть телепатом чтобы понять, какие подозрения могут зародиться на такую странную череду совпадений.

- Может быть не так важно, но, думаю, вам тоже стоит знать. Старший Теофилакт немало сокрушался о том, какой он плохой отец и явно был обрадован визиту своего сына. - Голубка чуть пожала плечами и сложила руки перед собой на подоле платья. - В любом случае мы храним верность своему капитану, его семье и, прежде всего, Императору. Imperator vobiscum.*

С этими словами Камелия сложила руки на груди в виде аквиллы и, прикрыв глаза, благочестиво склонила голову, мысленно прошептав слова давно заученной наизусть короткой молитвы, ограждающей от зла и искушений.

Хранитель так же встал, чтобы учтиво поклониться посетителям вверенного его заботам либрариума. Его ждала маленькая каморка, прямо здесь, в дальней части зала, а в ней собственные, маленькие, дела.

- Император защищает, - не стал насиловать свое нетвердое знание Высокого Готика Алессандр и сложил на груди знак аквилы. - Я приму эту информацию к сведению и сберегу ее. Приятного дня. Камелия, Лем.

Алессандр поклонился еще раз и направился к выходу из Либрариума. Ему еще многое нужно было сделать.

*- Да пребудет с тобой Император (выс.готик)

Hide  
Вторая встреча с капитаном  

Получив от Себастьяна вместе с эполетами старшего помощника разрешение перебраться на "Беспокойный", Алессандр, не откладывая дела в долгий ящик, с первого дня развил бурную деятельность, беззастенчиво подмяв под себя и должность высшего фактотума. Все равно иных кандидатов на освобожденные должности не было, а сенешалю взять на себя последнюю должность, считай, сам Император велел.

Дела, как и ожидалось, пребывали в перманентном, Алессандр даже сказал бы, классическом упадке. Доходы падали, расходы росли, прибыль неуклонно уменьшалась. Мордехай был уже слишком стар, его деловое чутье притупилось, а предыдущий фактотум, видимо, не счел нужным корректировать деловой курс корабля. Тот факт, что его наследника, Себастьяна, увидели на "Беспокойном" только незадолго до смерти самого Мордехая, говорил в пользу версии о разногласиях в семье, однако же, Себастьян вернулся на зов умирающего отца и принял Патент, хотя Алессандру было понятно, что внешне скучный мир цифр и гроссбухов не слишком привлекает молодого человека. Ну, на то и есть Сенешали, не так ли?

На знакомство с кораблем, навигатором и штатным псайкером, совмещенные с поиском подходящих кандидатов в экипаж ушли долгие три недели, заполненные, впрочем, не только трудом, но и некоторыми приятными моментами. К счастью, среди персонала верхней палубы нашлось несколько смазливых служанок, чтобы было из кого выбирать, так что Алессандр не жаловался. Да и он выгодно отличался от обычных отпрысков знатного происхождения тем, что умел работать на износ и не жалея себя. Уж об этом дед позаботился еще в сопливом детстве Алессандра. Но моменты, когда удавалось обеспечить себе приемлемые условия труда, всегда радовали Алессандра. Окинув взглядом идеальный порядок на письменном столе своего кабинета, Алессандр удовлетворенно кивнул и, подхватив стопку инфопланшетов, направился к выходу. Пора было навестить Себастьяна лично.

Вскоре Алессандр, одетый, для разнообразия, в ярко-красный полумундир и такого же цвета бриджи, дополненные черными лакированными сапогами, стоял перед уже знакомыми дверьми.

- Милорд, Алессандр Делакруа, ваш сенешаль, смиренно просит вас уделить немного вашего драгоценного времени его скромной персоне.

Ответом на витиеватые формулы этикета стала отворившаяся почти без шума дверь с львиной головой, зажавшей в пасти кольцо.

Скелетообразный привратник проводил гостя в тот же самый кабинет, где с прошлого визита первого помощника не изменилось почти ничего, исключая излишне неформальный вид молодого капитана, суетливо закатывающего под стол пустую бутыль из-под амасека.

- Что, вы уже справились? Так скоро? - упавшим голосом поинтересовался заросший и явно утомленный возлияниями Себастьян. Похоже, успехи на поприще набора команды не вызывали в его душе должной радости.

И снова Алессандр никак не прореагировал на помятый вид Себастьяна, лишь в глубине серых глаз крылось некоторое недовольство и, что, наверное, было бы для молодого Вольного Торговца куда более тревожным знаком, обдумывание методов, направленных на исправление этого...безобразия. Алессандр мог обеспечить методы и способы, но вести команду за собой полагалось только и исключительно Вольному Торговцу.

- На все воля Императора, - невозмутимо отозвался Алессандр, оставляя инфопланшеты на столе перед Себастьяном и без приглашения с комфортом устраиваясь на знакомом уже диване. - Но нам действительно повезло, милорд. Адептус Механикус выделили нам вполне подходящего под критерии эксплоратора кандидата, Розамунд Келлер с Омникрона. Я взял на себя смелость заключить с ней контракт от вашего имени, осталось только дождаться ее прибытия сюда. Первый инфопланшет в стопке, если вы захотите взглянуть на нее внимательнее, - доброжелательно пояснил Алессандр. - Также нанятые мной рекрутеры смогли разыскать весьма неплохого мастера пустоты, Фортуна Джеймс, второй инфопланшет в стопке. Ее характеристики выглядят многообещающе, но я бы хотел предварительно побеседовать с ней лично, прежде чем принять окончательное решение. Ответ по еще двум кандидатам должен поступить в течение этой недели и еще неделя или, вероятно, десять дней потребуются на то, чтобы мы все смогли собраться на "Беспокойном", - особо выделил голосом два слова Алессандр, намекая на то, что капитану корабля пора уже начинать обживать свои покои и привыкать к ощущению капитанского трона под седалищем.

- Также я бы хотел обсудить с вами вопрос припасов и снаряжения, милорд, третий инфопланшет в стопке. В общем и целом команда корабля экипирована удовлетворительно, провизии также хватает. Но я бы хотел иметь запас провианта лучшего качества для офицерской столовой и на случай, если нам придется принимать важных гостей на борту корабля. Объем партии малый. Конечно, изысканные деликатесы подошли бы лучше, но поиск продукты подобного рода отнимет слишком много времени. Кроме того, я бы хотел закупить для нас фильтры-затычки и спасательные костюмы. Учитывая специфику нашей деятельности, это вещи первоочередной важности.

Похоже, капитанский трон Теофилактов обладал такого сорта неровностями, кои ощущались исключительно седалищем Себастьяна, и ничьим другим. 

Поерзав неловко в своём кресле, наследник нахмурился и с силой взъерошил тёмные кудри, приводя их к несколько более очаровательному, чем прежде, беспорядку. Освежившись таким образом, он начал читать.

- Хм. - многозначительно молвил хозяин дома, откидываясь в кресле с планшетом, посвященным новому эксплоратору. Покрасневшие от распространенного аристократического порока глаза не бегали по строчкам, они тупо таращились в одну точку, временами, под воздействием, не иначе, гравитации, сползали чуть ниже.

- Хм. - прозвучало вторично, когда первый планшет уступил место второму. С этого второго на капитана глянула бойкого вида брюнетка. Себастьян моргнул и осоловело взглянул на сенешаля.

- Алессандр, я... кхм.. вполне понимаю и, чего уж там, одобряю ваш вкус, но... - осторожно начал капитан. - не слишком ли много женщин на борту? Кажется, нам нужна команда, а не гарем? Или вы предпочитаете совмещать?

Осторожничал Себастьян не зря, мгновенно заледеневший взгляд Алессандра однозначно показывал его отношение к подобным инсинуациям. Даже если в них и содержалась некоторая доля правды. Голос сенешаля, когда он ответил Себастьяну, вполне соответствовал взгляду.

- Милорд, в первую очередь я руководствуюсь соответствием кандидата замещаемой должности и высоким требованиям, предъявляемым к его способностям и умениям. И только во вторую очередь могу себе позволить некоторые личные мотивы. Впрочем, в этот раз особого выбора и не было, это наиболее компетентные специалисты из тех, что мы можем себе позволить сейчас и кто согласен работать на нас.

Себастьян сдержанно и совсем невесело усмехнулся.

- Как угодно. - тут же капитулировал он, поднимая руки. - В конце концов, женский батальон - это красиво. Раз вы считаете их подходящими во всех отношениях, я не возражаю. Мои взгляды не столь широки, как ваши, и только.

"Ты и не представляешь, на сколько на самом деле широки мои взгляды", - мысленно хмыкнул Алессандр.

- Сестры Битвы наверняка оценят сделанный вами им комплимент по достоинству, милорд, - нейтральным тоном ответил Алессандр. - Если у вас нет ко мне вопросов, я бы хотел вернуться на "Беспокойный", дела сейчас не стоит оставлять без присмотра надолго.

- Как только у нас в экипаже появится сестра битвы, я буду счастлив сделать для нее исключение, и не стану отпускать сомнительных комплиментов. - невинно улыбнулся Себастьян. - Что касается снаряжения, делайте все, что считаете нужным.

Кивком головы юный аристократ отпустил Делакруа в свободное плавание.

- Я запомню ваши слова, милорд, - вернул улыбку Алессандр, не став напоминать, что архмилитанты по выучке не особо уступают сестрам битвы и что сейчас на этом посту тоже женщина, причем весьма красивая, хотя и смертельно опасная. В жизни должны быть приятные моменты, в конце концов. - Приятного отдыха, милорд.
Hide  
Капитанский мостик

Все когда-нибудь заканчивается, вот и теперь время, тянувшееся бесконечно медленно, в последние четыре дня подготовки к отбытию сорвалось с места в безумный галоп, Алессандр едва успевал завершить последние дела и сделать нужные закупки, с чем, к его удивлению (но и некоторому удовольствию) ему помогла техножрица, выведя на нужного поставщика продовольствия, так что теперь в столовой экипажа будет еда, в выгодную сторону отличающаяся от обычного рациона, хотя и не дотягивающая до изысканной еды, к которой Алессандр привык на Сцинтилле. Но это было лишь мелким неудобством, куда больше тонкую материю души сенешаля терзал тот факт, что у него было только два костюма, в которых не стыдно показаться в приличном обществе, да и вообще показаться на люди. Нет, конечно, он пытался расширить свой гардероб, но Порт-Странствие предоставляло настолько скупой ассортимент, что наполнение не удовлетворило бы и распоследнего мичмана Имперского Флота, что уж говорить о требовательном Алессандре. Пришлось отложить мысли о достойном его персоны наряде до лучших времен и довольствоваться тем, что есть. На этот раз Алессандр добавил своему образу яркости, оставив серый сюртук висеть на вешалке и взяв вместо него красный, с золотым шитьем, которого было ровно столько, чтобы стиль не превращался в бесвкусицу. Белая шелковая рубашка, темные бриджи, черные лакированные сапоги и серый шейный платок дополняли костюм.

Показать содержимое  

3e399139b3f91e81253d5936e2277ec2.thumb.jpg.40ee0f9e1fdaa94329a6ae28c613d012.jpg

Hide  
Не слишком придирчивым взглядом осмотрев мостик "Беспокойного", Алессандр не нашел изъянов в обстановке и, заложив руки за спину в привычном жесте, стал терпеливо ожидать остальных, как и положено старшему помощнику капитана, стоя справа от капитанского трона.
7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Ты их уже кормил сегодня? - по-детски нетерпеливо поинтересовался он.

-Я догадывался что ты придёшь. - Это следовало расценивать как отрицательный ответ. Тут недалеко от аквариума, в одном из горшков, если так можно было выразится, жил и корм. Навигатор уже привычно взяв в руки пинцет слега повозившись в почве аккуратно извлёк оттуда толстенького червяка, тот неприятно извивался в железной хватке, и пытался выкрутится, но его участь уже была предрешена за долго до его рождения, а претворение её в жизнь было предоставлено гостю. 

- Знаешь, давно хотел спросить. Как тебе это вообще пришло в голову? Я имею ввиду, как ты додумался до всего этого? - спросил Леман, не отрывая глаз от гипнотической картинки за стеклом.

Вопрос будящий воспоминания, когда он пришёл на корабль, у него уже была созревшая мысль что жила в голове давно, но откуда она пришла..

-Не знаю, наверное случайно, я был рождён на корабле и однажды, мне просто стало интересно что происходит в других отсеках, в юном возрасте ум терзает больше вопросов. И в трюме среди прочего были эти звери и растения, культура с других миров что восходит только там, уже не помню к сожалению. Пожалуй, только помню своё удивление, тем что они смогут выжить так, без света солнц и еба, и всего того что даёт им силу в родных мирах, воспринял это как факт. А потом я подумал, это ведь тоже их корабль, тонкая оболочка против пустоты, эта мысль, почему-то разогрела во мне интерес, и как оказалось, на некоторых мирах, такое практикуют. Они стали своего рода талисманом. И они мне просто нравятся. - Улыбка его стала шире.

7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

То, что его прихода ожидали, было вдвойне приятно. Гость осторожно взял пинцет из рук навигатора. Руки эти тоже выглядели нетривиально, меж пальцев имелись.. перепонки, придавая ему определенное сходство с жителями аквариума, но Леман приучил себя не обращать внимания и на это. Больше того, именно здесь, в обществе отверженного людьми и природой человека, он, обладатель только половины лица, чувствовал себя свободнее, чем с людьми, не имеющими бросающихся в глаза дефектов.

Наверное, это было неправильно. Экклезиархия определенно осуждала такой подход. Но голубоглазый хранитель знаний на многие вещи имел свое мнение, хотя и благоразумно держал его при себе.
Червяк отправился в аквариум, где принял мгновенную смерть. Гость взглянул на обрюзгшего хозяина башни. Огненные волосы, повязка на лбу, заглядывать под которую не стоило никому, выглядел Каспар лет на сорок, но иногда закрадывалось чувство, что душой навигатор куда моложе.

Он умел улыбаться.

Сложно было удержаться от улыбки в ответ. 
- Потрясающе. Может быть, когда-нибудь, ты выведешь особую породу пустотных рыб. Почему нет? Когда-то человечество даже не представляло, что сможет отправиться к звездам, жить рядом с ними... А теперь есть мы, пустотники. 

Он помолчал немного, вновь уставившись в аквариум.
- Красивые. - задумчиво изрек кудрявый. - Хоть и жестокие.

7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Потрясающе. Может быть, когда-нибудь, ты выведешь особую породу пустотных рыб. Почему нет? Когда-то человечество даже не представляло, что сможет отправиться к звездам, жить рядом с ними... А теперь есть мы, пустотники. 

Каспар не ответил, не хотелось говорить о том, что знал каждый проживший на корабле, такие... рыбы уже были. Кружили вокруг, недосягаемые простому взгляду, бились о стены, и куда более жестокие. Хотя конечно, библиотекарь имел ввиду, совсем иное.

-Они хищники, такова их природа, и способность выживать в тяжёлых условиях.  На Каприане, рыбалка на них может быть опасна, ибо они когда голодны, говорят способны выпрыгивать из воды ловя насекомых и не только. Но обглодают до костей кого угодно упавшего в воду. Ирония в том что их порода деликатес среди местной знати. И при всём этом они красивы.

 

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Да. Такова их природа. - эхом повторил гость, поднимаясь со своего места и принимаясь очень медленно, со всей осторожностью, прохаживаться между кадушек с неплохо переносящими полутьму растениями.

Сочная тёмная зелень струилась со стен, папоротники отбрасывали кружевные тени.

Животные не могли преодолеть свою природу. В этом и состояло отличие. Эта мысль не была для хранителя новой, время от времени он возвращался к ней, обдумывая снова и снова. Теперь у него было много времени на раздумья.

- Деликатес потому и деликатес, что его трудно достать. - хмыкнул кучерявый, деловито закладывая руки за спину. - А на вкус.. кто его знает?

5 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-Не я, и вряд ли захочу узнать. -Мысль эта ему казалось кощунственной -По мне так, они далеко не так кровожадны как молва об них, в этом я убедился.

Очередного червяка между тем, они съели не менее проворно чем первого, ещё прежде чем что-то успело бы упасть на дно. Но чтобы эти милые создания, могли съесть что-то большее?..

-Сложно поручится за то что не эта же молва делает их деликатесом. Надеюсь, что новый Лорд-капитан не решит узнать ответ. - Слегка подшутил он над главной темой последних дней.

Изменено пользователем Nevrar
5 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Капитанский мостик

Возможно, сам Император улыбался ей сегодня. После долгих осмотров орудийных палуб, проверок команды и выслушивания отчетов офицеров - она совершенно не смогла найти того, к чему придраться. Разве это не прекрасно? Мария буквально светилась от счастья. "Хороший день?" - спросил ее один из офицеров.
И она ответила преспокойно и совершенно не резко, как это обычно бывает. Просто говорила, легко и непринужденно, одну единственную фразу:
"Просто Император благословил меня во время утренней молитвы!"
Мило, не так ли?

Появилась Сью, впрочем, в полном боевом облачении, словно собиралась устроить переворот. По-хорошему, еще бы два или три гвардейца за спиной - и это было очень даже возможно.
Сейчас милитант был не только в панцирной броне, но и с оружием: ее кнут, которым она пугала своих подчиненных - и не только их - сейчас преспокойно покоился на ее бедре, за спиной покоился хэллган и, внезапно, штурмовой стаббер. Достаточно весомый довод в споре с недовольными.
- Сенешаль.
Она кивнула, осматривая мостик так, словно это была ее вотчина.

6 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Капитанский мостик

Появилась Сью, впрочем, в полном боевом облачении, словно собиралась устроить переворот. По-хорошему, еще бы два или три гвардейца за спиной - и это было очень даже возможно.
Сейчас милитант был не только в панцирной броне, но и с оружием: ее кнут, которым она пугала своих подчиненных - и не только их - сейчас преспокойно покоился на ее бедре, за спиной покоился хэллган и, внезапно, штурмовой стаббер. Достаточно весомый довод в споре с недовольными.
- Сенешаль.
Она кивнула, осматривая мостик так, словно это была ее вотчина.

- Архмилитант, - также коротко кивнул в ответ Алессандр и улыбнулся. - Мария, вы сегодня особенно очаровательны, этот стаббер вам к лицу.

Сам сенешаль ограничился верным хэлл-пистолетом в кобуре на поясе, а ячеистая броня успешно скрывалась под одеждой.

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Корабельный Храм

Показать содержимое  

435px-Koelner_Dom_Innenraum_1900.jpg

Hide  

Бездна пустоты хранила в себе бесчисленное множество опасностей. Голодные, жадные взгляды устремились на человеческие миры, источая чудовищный голод и злобу, многие опасности поджидали тех, кто рискнул бросить вызов немому холодному космосу. И каждой душе, которую от хищников варпа и жестокостей космоса отделяли лишь лесты холодной и безразличной стали необходима была надежда, покой, путеводный огонь для всей веры и чаяний, которые наполняют человека. И источником этого пламени был сам Император и место, где его слова и слава доносились до умов и сердец - корабельный Храм.
И эта святая-святых "Беспокойного" прибывала в таком состоянии будто тут совсем недавно устраивали оргии с возлияниями культисты Слаанеш. По крайней мере на крайне придирчивый и пристальный взгляд Камелии Маркониус, которая следила за своей обителью со всей строгостью и тщанием. 
Полы не были мыты как минимум три дня, на статуях святых начала собираться пыль, большая золотая аквилла, свисающий на цепях с потолка, не была должным образом начищена чтобы отражать сияние светошаров, ровно как и золотые подсвечники не были очищены от огарков восковых свечей.

Звук невысоких каблуков мягких сапог эхом отражался от сводчатого потолка пока Голубка стремительно пересекала зал, недовольно поджимая тонкие губы и кутаясь в лёгкую пурпурную шаль. Её фигуру обтекала мягкая ткань платья такого же цвета, а белые с редкими золотыми прядями волосы лежали в привычной для исповедницы свободной причёске с волнистыми локонами спадающими с одной стороны и заправленными строго за ухо с другой. Только изящная ладонь с длинными пальцами и серебряным кольцом показывалась из-под шали, придерживая её в одном положении, а с тканевого пояса, охватывающего её талию, свисала на потёртой золтой цепочке золотая же аквилла с глубокими отметинами и погнутым крылом вместе с болтающимся рядом окованным серебром фиалом алой крови.
Псайкер застыла у престола алтаря с аквиллой и чашами.
- Ещё и масло пролили, негодники! - негромко воскликнула исповедница, от чьего зоркого взгляда не укрылось даже едва заметное жирное пятно на белом мраморе. 
Даром что глаза ей заменяла пара имплантов с горящими жёлтыми зрачками фоторецепторов.

Кельи обитателей церкви были скрыты за простой металлической дверью, которая открывала проход в слабоосвещённый узкий коридор. Шесть ещё более простых дверей были тёмными провалами полутени и за двумя из них были лишь пустые комнаты. Четыре же были пристанищем для служек храма. И в каждую дверь раздался дробный и не сулящий ничего стук. 
Словно предчувствуя неприятности, служки тут же очнулись от утренней (условной) дрёмы и заторопились к выходу из полутёмного коридора, щурясь от яркого света впереди. И там, как в посмертии, их ждали...нет, не Император и святые. 
Только лишь исповедница, которая сейчас больше напоминала холодную статую с фарфоровой маской вместо лица и очень старый миссионер, который был уже подслеповат на один глаз, однако руки ещё помнили те дни, когда крепко сжимали двухметровый пиломеч несущий свет Императора в наиболее погрязшие в ереси головы.
Сонливость и всякие следы заспанности моментально слетели с лиц служек. Когда лицо биоманта становилось настолько невыразительным, то сразу было ясно - гроза близко. Моментально встав в шеренгу, четверо подростков вытянулись по струнке, ощущая как мелкие бисеринки пота выступают на их спинах. 
Молодых, всех как один сирот, оставшихся в одиночестве на огромном холодном корабле, исповедница приютила лично. Самым старшим был брат Диметриус - невысокий коротко стриженый брюнет лет шестнадцати с водянистыми голубыми глазами которые, чаще всего, были опущены благочестиво вниз. Задумчивый и очень набожный он единственный из своих друзей был посвящён миссионером в низшую должность Эклизиархии старым миссионером Клавдием. Рядом с ним по росту стояла пятнадцатилетняя светловолосая Лукия с грубоватым веснушчатым лицом и сверкающей из рукава простой серой робы металлической рукой, однажды она забралась в машинариум и один из вращающихся механизмов зажевал рукав её одежды превращая руку в кровавое месиво, если бы не стоящий сейчас рядом брат-близнец - то просто рукой она бы не отделалась. Магн - массивный парень с соломянными волосами выглядел почти так же, как и его сестра. Он мечтал стать Астартес, его же сестра присоединиться к сорориткам. Обоих объединяла бойкость и стойкое желание нести смерть всем врагам Императора. Замыкал процессию самый объёмный из служек - тринадцатилетний Вит. Тучный, не смотря на жизнь на нижних уровнях корабля, парень со смуглой кожей и жёсткими чёрными кудрями волос кажется никогда не унывал и даже сейчас его тёмные губы носили отпечаток невольной улыбки.

- Я очень разочарована. - мягко подала голос Камелия с ощутимым скрытым железом. - Вы воспользовались увечьем вашего наставника миссионера Клавдия и немало запустили самое дорогое и самое ответственное, что было вверено в ваши руки. Чистота, непорочность и порядок в этом святилище нашего Императора. - Голубка неспешно прошлась перед вытянувшимися служками, постукивая каблуками сапог и голос её становился всё холоднее и жёстче. - Вы живёте и ступаете в Его свете. Он изгоняет прочь любую тьму, я видела храбрость и честь пылающую во имя Его, я видела верность и праведность что Он вдохнул в сердца легионов. Ни одна крепость не могла устоять перед гневом Императора, никакая ярость не могла сломить Его защиту. - Голубка замерла, нависая за счёт своего немалого роста над служками, сверкая сверху вниз немного жутковатыми глазами. - Свет Императора очищает даже самую тёмную порчу, сметает даже самое неизбежный рок. Его слава приносит искупление тем, кто принимает Его идеалы. Даже падшим предложен шанс искупления в службе Императору. Через смерть, жертву, долг и честь. Это то, что Император требует от нас.
Голос исповедницы нарастал словно крещендо, печатая каждое слово с невероятной для такой утончённой женщины жёсткостью и твёрдостью, голос же её вибрировал от переполняющей его силы и непреклонной веры. 
- Сейчас же Императору нужна ваша жизнь, ваша жертва своими страстями и минутными желаниями слабой плоти и ума, ваша преданность своему предназначению и долгу, ваша честность и открытость. Нет ничего выше долга и вы согрешили, поддались искушению находясь перед Его ликом. - эти слова были произнесены неспешно, но донельзя...зловеще. - Ваша епитимья - два подзатыльника каждому и целый день проведённый в усердных молитвах без разговоров. Молиться вы будете мысленно и руками - начищая до блеска все аквиллы и статуи в Храме. И будьте уверены - проверять я буду лично и крайне тщательно.
Голубка не повышала голоса, не кричала, не частила. Слово было законом, слово было железом. Неспешно, взвешенно, беспощадно. Камелия ценила то милосердие и умиротворение, что нёс свет Императора, однако прекрасно понимала, что меч в его руках лежит вовсе не просто так. 

Изменено пользователем Gonchar
7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Капитанский мостик

 - Мария, вы сегодня особенно очаровательны, этот стаббер вам к лицу.

Мария едва закатила глаза, тихо и обреченно вздохнув, через мгновение поправляя сенешаля:
- На мой взгляд - кишки врагов  на моем кнуте отлично дополняют эмаль моего панциря, не так ли? - и мордианка легким движением руки смахнула невидимую пылинку на своей панцирной броне.
Вбиваемая гвардейцам Мордии любовь к своему снаряжению была... немного пугающей. Вне зависимости от ситуации - их броня, китель, оружие - любое снаряжение было словно только-только полученное в распоряжение.

- И, безусловно, немного крови на лице. Самую малость. Чтобы ощущать этот металлический вкус на губах. Лучше любого амасека, Алессандр. Припомните потом мои слова - когда мы высадимся на первую же планету.
Она ведь шутила. Да?
Да?!

6 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Капитанский мостик

Если целью ставилось сбить Алессандра с толку и заставить задаться беспокоящей мыслью о вооруженном сумасшедшем в непосредственной близости от драгоценной тушки сенешаля, то Марии надо было стараться лучше. Гораздо лучше.

- Я бы посоветовал легкие, - невозмутимо произнес Алессандр с улыбкой. - Живот вспороть легко, чтобы добраться до легких через грудную клетку, нужно приложить больше усилий и жертва испытает больше боли, - по тону Алессандра могло сложиться впечатление, что он не просто поддерживает беседу, а делится личным опытом. Наверное.

- Уверен, у вас будет шанс дополнить свой прекрасный облик необходимыми штрихами, Мария.

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Башня Навигатора

В то время, как на мостике красивая рыжеволосая женщина и благовоспитанный аристократ вели столь кровожадную беседу, два ужасных монстра в святой башне навигатора обсуждали вещи куда более невинные.

Леман тихонько рассмеялся. 
- Думаю, господин Делакруа запас достаточно других деликатесов, чтобы, в случае чего отвлечь внимание нашего капитана от этих замечательных созданий. 

Кроме того, пустотник полагал, что вряд ли капитан захочет бывать здесь, в башне, так уж часто. Хотя, разумеется, гарантий дать не мог. А еще ему очень нравилось, как Каспар высказывал эти свои простые мысли так, что было о чем потом подумать. О преодолении своей природы, и о том, что некоторые вещи/животные/и люди - далеко не то, чем кажутся на первый взгляд.

Леману очень нравилось приходить сюда. Он вздохнул. 

- Пожалуй.. пора тебе спуститься. Лорд-капитан захочет познакомиться со своим навигатором. - или по крайней мере, он должен увидеть его.

Один раз точно. Возможно, ему будет достаточно и одного.
- А я схожу, удостоверюсь, что никто из вновь прибывших не заблудился и нашел дорогу на мостик.

Изменено пользователем julia37
7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-С господином Делакруа, жизнь на корабле действительно начала возвращается в положенное русло.  Теперь многое изменится. -Подметил он должное, стоило появиться сенешалю, как некоторые дела, до этого откладывающиеся пришли наконец в движение. Стечение обстоятельств в большей степени, но всё же внушало некоторую надежду. Однако, Леман был прав.

-Пожалуй, действительно пора. - С некоторой тоской в голосе заметил он накидывая на голову глухой капюшон, стоило ещё  помыть руки и одетьперчатки. Некоторые формальности, большие скопления людей, множество взглядов действовали на него не очень хорошо, и он их не любил. Но всё же перед этими мыслями улыбнулся напоследок. - Заходите ещё, они будут вас ждать. 

 

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Знакомство во Дворе Мертвых
 

Бродить по знаменитой позолоченной процессии можно было долго. Там даже заблудиться было совсем нетрудно, особенно, если вы попали сюда впервые. Запутанные ходы вдруг раздавались в помпезные коридоры, ведущие к месту с многообещающим названием Золотая палата. То вдруг сужались до размеров норы и следовало пригибать голову, если, конечно, ее содержимое представляло для хозяина хоть какую-то ценность.

В огромных размеров провале бурлила торговля, жужжал немолчный рокот сотен голосов. Словно мусор, попавший в мутные потоки, бегущие в канализацию, люди и товары стекались сюда, в Двор мертвых. Здесь покупали, продавали, меняли, чинили, обещали и обманывали. Здесь делились слухами, крали, ругались. И чем бы не занимались местные завсегдатаи, у них было одно общее свойство: каждый из них был занят своим, может быть, не вполне законным, но делом.

Именно поэтому бросался в глаза мужчина средних лет в людском потоке. Высокий и сухопарый, он был одет в строгую длиннополую робу писца Администратума. Впрочем, вел он себя не так, как подобает деловому человеку. Словно праздный зевака, заглядывался на потолок и по сторонам, придерживая у лица черный капюшон. Сверху, в ответ, мертво пялились на него золоченые слепки лиц, похожие на посмертные маски, навсегда покинувших Порт- Странствие вольных торговцев. Из капюшона виднелся лишь кончик носа, да пара завитков светлых легкомысленных кудряшек.

 

В кипящем котле с мрачноватым названием "Двор Мертвых" Роз уже чувствовала себя как дома. Сновала среди торговцев, менял и личностей еще более темных, спрашивала, предлагала, делала. Оказывала услуги в обмен на услуги или троны. Или товар. Как угодно. При желании всегда можно договориться.

Хоровод прилавков и мастерских... или, может быть, водоворот, потому что молодую техножрицу неумолимо тянуло на дно. Да, она вытащила длинную соломинку, когда решалось, жить ей или умереть в том кораблекрушении, но что делать теперь?..

В этом всегда заключался вопрос. Что делать. В чем ее цель.

Почему Келлер стремилась держаться подальше от "Солстис" и лепившихся к нему церквушек, понять было немудрено. Слишком сложные отношения установились у нее и Экклезиархии. Как жаль, что вместе с черепом Маркуса не сохранилось его знание Имперского Кредо, это изрядно облегчило бы ей, всегда слишком занятой, чтобы заучивать этот бесполезный во всех отношениях трактат, жизнь. 

А вот почему ее пугало само приближение к вотчине Адептус Механикус, Розамунд и сама не знала. Возможно, здесь подавала голос ее треклятая гордость. Техножрице было нечего предложить своим собратьям. Она оплошала. Провалилась.

Но... суровая жизнь в бесконечном звоне и грохоте цехов мира-кузницы научила ее, что многое можно исправить. Не все, но многое. Починить, поставить на место. Ничего, нужно только снова подняться на ноги. Розамунд собиралась с новыми силами.

Новенький комби-инструмент, который техножрица любовно нянчила на руках под алым плащом, должен был ей в этом помочь. Она выменяла его на свой старый, с небольшой доплатой в виде ремонта простенькой бионической кисти, доставлявшей хозяину своим скрипом немало неудобств. Блок мыслеуправления работал безотказно, несмотря на все перенесенные Розамунд тяготы. Сама мысль о том, насколько хорош оказался имплант, каждую схему в котором она начертила лично, отозвалась теплом, и техножрица улыбнулась под маской.

 

Переписчик в капюшоне, скрывающем лицо, время от времени извинялся, наступая прохожим на ноги, но вскоре его неловкость превзошла все разумные пределы. Засмотревшись на очередное рыночное диво, встречающееся на каждом углу, рассеянный господин со всего маху врезался в спину алой мантии, да так, что отлетел от ее обладателя резиновым мячиком и пребольно плюхнулся на землю.

Из сумки, прикрепленной к поясу, посыпалась какая-то малоценная мелочь. Капюшон на несколько мгновений слетел с головы и стало ясно, зачем этот длинный и бледный человек носит его. Нездоровая белизна кожи, рост и худоба ясно обличали в нем пустотника, но не это заставляло его прятаться: правая половина лица его была изуродована чем-то, отнюдь не предназначенным для нанесения аккуратных разрезов, проще говоря, там не было живого места. Чудом сохранившийся с этой стороны глаз был частично скрыт плохо сросшимся веком, а ухо под русыми кудряшками вполне могло и отсутствовать.

Сидя на полу и мало внимания обращая на недовольное фырканье прохожих, незнакомец взглянул на алую мантию. Здоровая половина лица виновато и даже довольно приятно, для пустотника, улыбнулась, другую половину рта от этого некрасиво перекосило. Здоровый глаз просиял чистой, доброй, младенческой голубизной, ничуть не смущенной тем, на кого упал непрошеный взор.

- Простите... - и тут не изменил он себе, и, опомнившись, вернул капюшон на место, принимаясь шарить затянутыми в черные перчатки руками вокруг себя, чтобы собрать потерянное имущество.

 
Показать содержимое  

59908ea1cdf4c_richard-coyle(2)1.jpg.c61380d23b6bd87fca54381948b40b15.jpg

костюм

3Sk2bLTsJf4.jpg.46b6a98017ddbd504ee08cb5739d47ef.jpg

Hide  

 

- Писец, - прошелестело из-под маски Розамунд, не то выражая ее отношение к ситуации, не то констатируя, с кем произошло это небольшое столкновение. Не было ничего неожиданного в том, что худощавый с виду парнишка не повредит существу, торс которого наполовину покрыт сталью, а поверх стали - пластины брони.

Неожиданностью же было лицо, на секунду-другую явившееся из-под капюшона. Изуродованное чем-то настолько, что на откуп эмоциям и мимике осталась только вторая половина. Увечье, должно быть, еще сильнее затруднило его отношения с миром, без того бывшие не слишком легкими: вне всякого сомнения, перед ней находился пустотник. Нездоровые бледность и худоба просто кричали о том, что служитель Администратума вырос там, где гравитация не слишком частый гость.

Поверье гласило, что эти ребята приносили несчастья, но при взгляде на эти слишком острые скулы Розамунд невольно вспоминала другое лицо. Такие же тоненькие черты, и силуэт столь же неестественно хрупкий. Примета тогда сработала наоборот.

Кроме того, это был уже второй пустотник, который при виде ее мантии не шарахнулся в ужасе прочь. Тенденция становилась занятной. 

Электу-индукторы на тыльных сторонах ладоней вспыхнули голубоватыми искрами статического электричества, пробежавшими в строго определенном порядке. Киберфамильяр подчинился команде и завис над головой своей хозяйки, пока та... помогала собирать утраченное, опустившись рядом со своей тощей жертвой.

- Глядите по сторонам, - безэмоционально посоветовал голос из-под маски.

Если бы при этом пострадал ее инструмент, подумалось, реакция была бы совсем иной. Но один короткий взгляд успел засвидетельствовать, что вычурный механизм остался в целости, а потому можно было не беспокоиться.

 

Голос техножрицы прозвучал низко, приятно, бархатно. Несмотря на маску, звучание и интонации у него были вполне человеческими, а сама обладательница, кажется, должна была быть довольно молодой. Где-то под капюшоном прятались глаза, но различить черты подробнее не представлялось возможным.

Голубые огоньки на руках незнакомки приковали взгляд здорового глаза еще на пару секунд. По всему выходило, что рассеянному господину никак не меньше тридцати, как за эти годы он умудрился не растерять детскую любознательность, оставалось тайной за семью печатями. Индукторы погасли, и тут же внимание писца переключилось на зависший над головой красной мантии сервочереп.

- О...  А это ваш помощник? - не сдержался изуродованный и, моргнув, уставился в пол, с удвоенным усердием принимаясь собирать стилусы, планшеты и мелкие деньги вместе невольной помощницей.
- Простите. - еще более виновато повторил он, извиняясь уже, кажется, не за столкновение, а за любопытство. - Я был непростительно рассеян.

Голос пустотника звучал, в противовес, певучим тенором, и вместе с выражением видимой части лица, чуть ссутуленными плечами, выражал неподдельное раскаяние.

- Могу я как-то искупить свою вину? - закончив это нехитрое дело, переписчик встал боком, придерживая капюшон и будто нарочно расположившись так, что техножрице была видна лишь здоровая сторона головы,  мельком взглянул на нее. 

 

Подобное живое, безрассудное любопытство Розамунд попадалось только у детей. Да и то - лишь у тех, кто обладал достаточно живым и жадным умом и не обладал ничем остальным, чего рисковал бы лишиться, приставая к расспросами к ужасным служителям Культа Машины.

Назвать ребенком пустотника было сложно. Неуловимое в осанке, в движениях черных перчаток, в самом его лице говорило, что писарь может быть постарше Розамунд. Уродливая отметка об этом просто вопила, но ей ли было брезговать такими зрелищами.

- Да, - коротко ответила техножрица. Импланты исправно проводили искусственные нервные импульсы - то, что было доступно кибернетическим органам чувств Маркуса, было сейчас доступно и ей, а она утверждалась в мысли, что еще одно такое столкновение не закончится для пустотника ничем хорошим. А скандалы и драки, тем более - убийства (кто-то мог счесть его невнимательность и за оскорбление) вредны для рынка. Сиди потом без работы, пока все и всё не стихнет.

Так говорила себе уроженка кузницы.

- Я не пострадала, - поднявшись тоже, техножрица небрежно отряхнула пыль с алой ткани. 

Дать ей желаемое он не мог при всем старании, увы.

 

Чтобы решить, будто этот неуклюжий человек намеренно оскорбил кого-нибудь действием, необходимо было иметь очень живое воображение.

А Розамунд не казалась такой уж ужасной. По крайней мере, на первый взгляд. С определением уровня угрозы у этого конкретного пустотника иногда случались промашки, несмотря на это, он продолжал доверять своему чутью.

- И все же я совершил оплошность. - сложно было сказать, сам он так считает, или думает, что так считает техножрица. Во всяком случае, интонации тенора изменились. - Я мог бы.. понести ваши вещи.

Странный человек с явным трудом подавил готовую расцвести на лице обезоруживающую улыбку, он старался сохранять подобающую серьезность.

- Или предложить перекусить за мой счет, если.. - тут он запнулся, сообразив, что сказал неловкость. - если только... - выразительно поводив указательным пальцем возле рта, пустотник набрал воздуха и закончил. - ...если только вы принимаете пищу. На людях.

Сконфуженный, он снова забыл о капюшоне, так что тот прикрывал крупную, наверняка переходящую с головы на шею, а может быть даже и на плечо, отметину не слишком хорошо.

- Простите?.. - кажется, он решил, что последнее вполне могли счесть уже за настоящее оскорбление.

 

В системе определений Розамунд не существовало понятия "ужасный" в том смысле, в каком это понятие мог применять к ней случайный прохожий. Три пары бионических глаз, наблюдавших за ее работой, принадлежали по всем параметрам ужасному существу, которое добровольно отреклось от человечности, но именно это существо сделало техножрицу той, кем она была и дало ей все, чем она сейчас обладала. 

- И все же я совершил оплошность. - сложно было сказать, сам он так считает, или думает, что так считает техножрица. Во всяком случае, интонации тенора изменились. - Я мог бы.. понести ваши вещи.

- Нет, - отрезала женщина. С таким же успехом можно было предложить матери понести ее новорожденное дитя. С риском уронить пару раз.

Пользуясь тем, что ее глаз видно не было, Розамунд пристально рассматривала лицо странного человека. Уцелевший уголок губ подозрительно подрагивал, а выражение здорового голубого глаза было каким угодно, но без малейшего подозрения или страха. Уродство нисколько не трогало ее - техножрица навидалась за свою жизнь подобного, сначала на Омникроне, потом на корабле, потом здесь. В любом случае, его отметина могла здорово потягаться с ее аугментациями по способности отталкивать.

Келлер пожала плечами, проигнорировав вопрос. 

- Если вы куда-то направлялись, я могу вас проводить. 

 

Незнакомец скорбно вздохнул, как бы подтверждая полное право не доверять, после случившегося, ему хрупкие или ценные предметы. Взгляд скользнул по алой мантии, скрывавшей техножрицу с головы до пят. Судя по некоторому выступу, она нежно и бережно прижимала к себе нечто очень ценное. Это нечто будоражило любопытство. Впрочем, как и лицо, скрывавшееся под капюшоном. И прорвавшийся несколько раньше интерес к тому,  осталось  ли под маской простое человеческое лицо или же...

Волевым усилием поток бесполезных сейчас размышлений был остановлен. Усилие давно стало привычным. Взгляд быстро вернулся туда, где по всем подсчетам должны были находиться глаза необычной собеседницы. Нет, она не казалась ему ужасной, а вела себя более чем любезно. Да и с чего бы такому, как он, считать кого бы то ни было ужасным?

- Да я собственно... - извинения были приняты.

Наверное.

Незнакомка не была оскорблена. Похоже на то. На изуродованном лице отобразилось некоторое облегчение.

- Я - Леман. - сообщил пустотник, свободная рука в чёрной перчатке дрогнула, будто собираясь вытянуться для рукопожатия, но движению не суждено было воплотиться. То ли кудрявый посчитал, что подобное будет сочтено за дерзость, то ли предпочитал не прикасаться к незнакомым людям (или не совсем людям) по другим причинам.

Плавно обойдя алую мантию по дуге, он занял стратегически верную позицию по правую ее руку. Так Розамунд не могла видеть искалеченную половину лица. И если ее чужое уродство не трогало, то оно со всей очевидностью трогало и ощутимо, носителя этого самого уродства.

- Я, собственно, искал кое-что. Обычно, сижу на корабле. - виноватая полуулыбка вновь воцарилась на добродушной физиономии. - Вот, решил выйти.. - и без перехода поинтересовался. - Как ваше имя? 

Он определённо не возражал против сопровождения. И собирался воспользоваться сделанным пусть даже из простой вежливости предложением.

 

Бесхитростная уловка не укрылась от внимания техножрицы. Видимо, поворачиваться к кому бы то ни было левой щекой вошло у пустотника в привычку.

- На корабле? - голос из-под маски впервые за весь диалог выразил подобие эмоции. Интереса. 

Розамунд шла рядом с Леманом, правой рукой придерживая под плащом своеобразный механизм, призванный облегчать ей взаимопонимание со своими стальными родичами, а левую используя для маневров в галдящей толпе, где каждый чего-то искал. 

Сервочереп летел за ней.

- Келлер. Розамунд Келлер. Можно "Роз", так короче.

 

Пустотник, заслышав в низком хрипловатом голосе новой знакомой тоны, выдающие интерес, с любопытством покосился на макушку алой мантии, но вдруг растерянно моргнул и снова наступил кому-то на ногу. Наскоро пробормотав извинения, он уже снова шел в прежнем ритме, пальцами теребя застежку своей сумки.

Странно было слышать от другого человека точь-в-точь такие слова, какие произносишь сам. Так короче. Хм.. так и впрямь было короче, не правда ли?

- Красивое имя. - пожалуй, он ожидал даже услышать номер. Почему нет? Механикусы все такие странные...

Впрочем, познакомиться хотя бы с одним из них поближе у него пока не представлялось случая.

Роз. Это имело отношение скорее к причудливому растению какой-нибудь планеты, а не к сплаву плоти и металла. Роз. Он ещё вспоминал иногда клеймо-розу на щеке, но старался делать это как можно реже.

- Лем. - заново представился он, глядя себе под ноги. - Так короче. - здоровая половина лица вновь озарилась улыбкой. - Я служу на Беспокойном. Не слишком удачное название, да? Мы стоим на приколе уже месяца два. Или больше. Старик-капитан умер.

С одной стороны, голубоглазый был слишком уж болтлив, ведь знакомство состоялось минут десять назад. С другой - он до сих пор не сообщил ничего такого, чего нельзя было бы узнать, самостоятельно наведя справки в порту.

- Корабль - хорошее место для кого-то вроде... вас.  Огромный механический пустотоплавающий дом. Чего лучше? Мало кто из родившихся на поверхности понимает это.

 

Из-под алой мантии посмотрели в ответ. Леман был высок, выше, чем Розамунд. Капюшон чуть съехал, позволяя скудному свету упасть на лицо, но одно движение левой руки быстро это исправило. 

У техножрицы были свои измерения красоты. Машины и механизмы ее завораживали, начиная от простого инфопланшета и заканчивая... ну хорошо, хорошо, кораблем. Человеческая плоть была всего лишь плотью. Со присущими ей уязвимостью и несовершенством. Не имело особого значения, какие черты приобретает органическая ткань - кроме, разве что, удобства запоминания. Впрочем, пустотник хотел сделать ей комплимент, скорее всего.

- Спасибо.

Повторное представление ее удивило. Писарь нарочно повторил ее собственные слова. Зачем? Розамунд решила, что это шутка. 

- Знаменитое имя можно и не сокращать, - заметила она. Когда очередной прохожий лишь чудом избежал оттоптанных сапог, техножрице пришла в голову идея. Сухо треснула статикой техно-лингвы команда, и Маркус обосновался с правой стороны от пустотника. Любому, кто не хотел задеть череп, приходилось оставлять свободное пространство вокруг мужчины.

- Хорошее название для механизма, - послышалось из-под респираторной маски после выразительного "хм". - Машине вреден избыточный покой. Сочувствую смерти вашего капитана.

Кузницы никогда не замолкали. Так же звучала жизнь и в бесконечных лабиринтах машинариума ее корабля. Жизнь, теперь замолчавшая навеки, если только его обломки не дадут новое начало какому-нибудь другому космическому скитальцу. 

Погрузившись против воли в воспоминания, Розамунд и сама почти улыбнулась. Когда-то это зрелище можно было оценить со стороны.

 
Показать содержимое  

Ros.thumb.jpg.f3e606064867b9c3124a13a0356066e4.jpg

Hide  

Сейчас любой, кто попытался бы прочесть по мимике ее настроение, потерпел бы провал. Аугментика ревниво оберегала свое.

- Да, корабль - хорошее место. Так вы возвращаетесь к нему, не найдя того, что искали?

В конце концов, провожатому недурно знать, куда он идет, верно?

 

Треск непонятного простым смертным особого машинного языка заставил спутника техножрицы едва заметно вздрогнуть. Проводив взглядом летающий череп, и не задержавшись на мысли о том, что он когда-то был человеческим (в конце концов, в этом не было ничего особенного), тезка великого примарха вновь взглянул на Роз, с новым любопытством. Ее слуга весьма успешно освобождал дорогу.

Может быть, Розамунд Келлер смотрела на это маленькое одолжение, как на чистую практичность, спотыкающийся, он задерживал ее. Леман предпочитал видеть в подобных проявлениях добрую человеческую волю.

- Команда считает, что такое имя для корабля - плохая примета. - пустотник даже почти повернулся к ней в анфас. - Капитан был очень старым. Его время пришло.

Аугментика много украла у тех, кто имел возможность видеть Роз, но все же та часть лица, которая еще оставалась открыта взору, глаза, уверенным мазком создателя нанесенные на чело брови, все это давало кое-какую пищу для того, кто мог прочесть. 

Видя чужую улыбку, служитель Администратума не мог не улыбаться тоже. Это было выше его сил.

 

- Да, корабль - хорошее место. Так вы возвращаетесь к нему, не найдя того, что искали?

В конце концов, провожатому недурно знать, куда он идет, верно?

- Вовсе нет. - Весьма серьезно возразил голубоглазый. - Мы скоро будем на месте.
Лавка, в которую стремился рассеянный человек из пустоты, решительно не содержала в себе ничего интересного для среднестатистического адепта механикус. Кажется, здесь торговали.. овощами. Внутри, заточенное в крошечную тюрьму, чирикало какое-то создание.

- Две минуты. - очевидно, предполагалось, что знакомая незнакомка, как минимум, подождет его снаружи.

 

Техножрица пожала плечами.

- Примета позволяет оправдать судьбой собственную оплошность. Я не верю в приметы.

Суеверия также не слишком мягко обходились с пустотниками, но собственный опыт Розамунд опровергал стереотипы и продолжал делать это прямо сейчас.

Женщина сделала небрежный жест, призванный, кажется, говорить "сколько угодно", после чего осталась за дверью в компании своего киберфамильяра. 

 

Пустотник остановился перед входом в лавку, заложив руки за спину и привычно подставляя взору спутницы левую сторону лица, уставился на толпу.

- Люди суеверны. - без всякого намека на улыбку тихо сказал он. Суеверия... они были его старыми знакомыми с давних времён. Помолчал с секунду, а потом снова взглянул на алую мантию и удивительно ласково, всепонимающе улыбнулся здоровым краешком рта. - Но я рад, что не все.

***

Розамунд посмотрела вслед пустотнику, когда он заходил в лавку. Леман улыбнулся ей напоследок.

В ее неожиданном спутнике было что-то, что не встречалось техножрице на ее родине, где царили беспощадный порядок и предназначение. Что-то, чего не было у нее самой. Что-то очень человечное.

Еще у него была очень приятная улыбка. Роз казалось, что эти две вещи должны быть связаны.

Ждать пришлось дольше, чем обещал задумчивый человек, но техножрицу это особенно не беспокоило. Прислонившись к стене лавки, чуть запрокинув голову и прикрыв веки, она приказала сервочерепу подняться выше, под неумолимо равнодушный взор позолоченных смертных масок, и его глазами наблюдала над кипящим людским котлом, отрешаясь от него. 

Все же во Дворе Мертвых слишком много жизни было для уроженки кузницы. Она предпочитала множество машин множеству существу из плоти и крови: галдящих, спорящих, сомневающихся, волнующихся, злящихся... Машины были спокойнее. Чище.

Совершеннее.

 

Посещение чудного места заняло куда больше двух минут. Заставив техножрицу прождать снаружи, в обществе лежалой растительной органики,  не меньше десяти, пустотник вернулся как будто ни с чем. Вероятно, приобретение было очень маленьким.

Адепт культа великой машины стояла, прислонившись к стене и прикрыв глаза. Над ее головой парило то, что осталось от одного невезучего слуги механикус.

Слишком велико было искушение, пустотник не смог отказать себе в том, чтобы рассмотреть в покое решительную линию бровей, прямую переносицу и, конечно, таинственную маску. Роз была терпелива. Ее не тяготило ожидание.

 

Когда техножрица вынырнула из омута своих дум и моргнула, она обнаружила, что пустотник стоит на почтительном расстоянии и, видимо, ждет ее. Хорошо, что у Розамунд не было привычки слишком сильно увлекаться бесплодными мечтаниями.

Маркус спикировал, оказавшись в более привычной позиции возле своей хозяйки.

 

Даже если бы Розамунд увлеклась, пустотник не пострадал бы. Добродетель терпения не чужда была ему так же.

- Не хотел беспокоить. - застенчиво пояснил голубоглазый, не выпуская сумку из рук. Теперь и у него было нечто ценное.

- Мне нужно обратно, на корабль, Роз. - тенор приобрёл не свойственную ему до сих пор глубину и серьёзность.

 

Хотелось бы ей самой иметь право сказать такое кому-нибудь. 

Это было невозможно, во всяком случае, пока, а вот продлить внезапную прогулку она могла, если, конечно, спутника не начало тяготить её общество. Об этом Розамунд его и спросила, прямо, хоть и в приличествующих моменту выражениях. 

- Вдвоём безопаснее, - добавила техножрица. 

 

Леман едва заметно склонил голову набок, с участливым вниманием присматриваясь к так тщательно спрятанному лицу молодой техножрицы. Мало, очень мало можно было увидеть, чтобы составить представление о том, о чем она думает, но ему оказалось достаточно.

Пустотник долго молчал, обдумывая неуловимые оттенки желания тоже быть причастной, и даже лёгкой зависти, оброненные прежде слова и явный интерес, вдруг ставшие такими очевидными.

- Безопасность - это очень важно. - сердечно согласился он, занимая прежнее место, по правую руку. - Кроме того, я ценю хорошее общество. 

Или хотя бы просто - общество. Как ценит нежданную радость тот, кто долго был ее лишен. И за этот бесценный подарок Леману хотелось отблагодарить Роз.

Они прошли немного в молчании, ноги встречных прохожих, благодаря сервочерепу, находились теперь в полной безопасности, когда бледный человек сказал, решив, наконец, какова будет эта благодарность:

- Между прочим... старший техножрец на нашем корабле недавно скончался. Сенешаль ищет ему замену. Если тебе будет интересно...

Сам того не замечая, сбился на дружеское "ты".

 

- Кроме того, я ценю хорошее общество.

Вежливое высказывание удостоилось очередного взгляда снизу вверх из-под красного капюшона, и по внезапно появившимся морщинкам в уголках глаз можно было угадать ещё одну улыбку. 

Пожалуй, не один Леман здесь наслаждался радостью пребывания в хорошем обществе. 

Розамунд молча шла рядом, дуэт механикус и её слуги заключал пустотника в своеобразную охранную сферу, где оставался в целости как он, так и его сумка. У неё не было ни малейшей причины это делать, помимо желания. 

Техножрица думала против воли об осиротевшем "Беспокойном", о возможностях, поджидающих его на пути среди звёзд, об умиротворяющем гуле двигателей, жарком сухом воздухе возле систем жизнеобеспечения, голосах лексмашин в когитационном хранилище. Обо всем, что так её увлекало, пока было счастье являться частицей огромной, безумно прекрасной в своей налаженности системы. 

Задумавшись, она не сразу осознала слова своего бледного спутника. А осознав, не сразу поверила.

- Разве может такое не быть интересно, - с долей растерянности произнесла Роз, не зная толком, как реагировать на очередной чудесный подарок... не судьбы, но идущего рядом человека. 

 

Новый знакомый, глядел себе под ноги, и улыбался. Эффект был тот самый, которого желает каждый, оказывающий услугу. Конечно, дурно и даже недостойно было бы ожидать благодарности, но... всегда приятно было получить ее. Особенно за такую мелочь.

- Я не могу ничего обещать. - слегка отрезвил сам себя пустотник. - Моё положение на корабле... мм.. слишком незначительно, чтобы влиять на решение сенешаля, но я дам ему знать о тебе. Думаю, - снова мягко улыбнулся он. - это очень хорошая идея.

 

- Я все равно твоя должница, Лем - отозвалась женщина. - А если твой сенешаль заинтересуется - вдвое. 

Глядя, как сосредоточенно смотрит пустотник себе под ноги, где, стараниями Маркуса, имелось некоторое свободное пространство, техножрица снова испытала желание улыбнуться.

- Как минимум, ты знаешь, к кому обратиться, если тебе потребуется сопровождение.

 

- Нет, нет! Ничего ты мне не должна. - как будто даже испугался пустотник, бросив до крайности смущенный взгляд на новую знакомую. Если бы не воспитанная десятилетиями упражнений сдержанность, которой еще было куда расти, он бы, пожалуй, замахал руками. 

Успокоившись немного, половина лица сказала:
- Но насчет сопровождения... спасибо. - краешек рта поехал вверх. - Пожалуй, мне в самом деле требуется присмотр. Это бросается в глаза, верно?

 

Розамунд легкомысленно пожала одним плечом.

- Или я эгоистка и напрашиваюсь на приятную компанию.

Худой и бледный человек мог выбирать, какая из версий ему больше по вкусу.

 

Леман покосился на алую мантию изучающе, словно бы пытался понять, шутит она или говорит серьезно. В этот раз удача изменила ему,  маска хранила тайну своей хозяйки. 
- Я бы хотел иметь возможность узнать это доподлинно.

Впрочем, жизненный опыт говорил в пользу скорее версии присмотра. Да и адепты механикус меньше всего наводили на мысли об эгоизме.

 

Познание есть Ключ ко всему, - ответила Роз, хотя едва ли ответ голубоглазого имел отношение к универсальным законам адептов Культа Машины. 

Техножрица остановилась, увидев пустотный челнок, знаменовавший, очевидно, конец их совместного пути.

- Легко добраться до дома, Леман, - мягко пожелала она.

"Огромный механический дом, плавающий в пустоте", - мысленно повторила и улыбнулась под маской.

 

Законы, знать которые непосвященным и не полагалось, звучали весьма.. разумно. Леман собирался поразмыслить об этом на досуге. Теперь его ждал короткий полёт и тот самый корабль, ставший новым домом.

Пустотник в глухой чёрной робе благодарно кивнул и сделал шаг вперёд, но тут же остановился.

- Ты не сказала, как тебя найти, если будет нужно. - взволновался он.

 

Розамунд на минуту задумалась, после чего извлекла откуда-то из-под плаща инфопланшет с прикрепленным к нему стилусом и, умостив его на сгибе локтя, быстро набросала на сенсорном экране схему и протянула устройство пустотнику. 

Как выходило из схемы, местом, где можно было её найти, была некая мастерская Вэнса. После недолгого раздумья, техножрица добавила очень короткое резюме.

 

Схема исчезла в недрах сумки. Леман сложил руки на груди аквилой и почтительно поклонился техножрице. 

После чего, развернулся и стремительно, ни разу по дороге ничего не задев, скрылся в челноке. Загудели, словно только его и ждали, двигатели.

Hide  
Встреча с Сенешалем 

Устало помассировав переносицу, Алекс отложил очередной изученный отчет о прибылях и убытках в сторону и потянулся за новым из стопки, уменьшившейся более чем наполовину, с момента, как он забрал ее из либрариума корабельным утром. Скользнув взглядом по высветившемуся заголовку, Алессандр стряхнул с себя усталость и нахмурился. Резюме некой Розамунд Келлер не было места среди бухгалтерских документов и Алессандр точно помнил, что и в стопке, касающейся подбора экипажа, ничего подобного тоже не было. Варианты стремительно сокращались до одного - инфопланшет в стопке оказался по воле Лемана, знавшего, что Алессандр ищет замену уволившимся "на берег" членам экипажа и таким образом предлагал кандидатуру от себя. Причины и мотивы такого поступка оставались неизвестны, но ситуация стоила усилий по ее прояснению. Изучив сведения о жрице Адептус Механикус, Алессандр еще раз задумчиво посмотрел на пикт девушки (даже традиционная красная роба не могла до конца скрыть этого факта) и потянулся к письменным принадлежностям. Еще через какое-то время посыльный юнга уже юрким зверьком помчался нести лично в руки адресату запечатанный сургучной печатью с символом Дома Теофилактов конверт, в котором содержалось приглашение для Розамунд Келлер составить компанию старшему помощнику капитана "Беспокойного", сенешалю Алессандру Делакруа за ужином в "Приюте путешественника", одном из лучших ресторанов на Порт-Странствии.

 

 

Розамунд, склонившись над своим столом в мастерской, паяла очередной заказ. Маркус покоился на столе рядышком, его светошар белесо сиял. 

Новый комби-инструмент соответствовал ее ожиданиям. Техножрица была довольна, если можно было так назвать чувство, хоть немного отвлекающее от пробудившейся надежды. 

Пресвятой Омниссия, Роз прекрасно понимала, что из затеи добросердечного Лемана может ничего не выйти. И даже скорее всего. И все равно не могла изгнать из головы образ "Беспокойного". Вздохнув, девушка снова принялась за работу. 

Вэнс, хозяин полуподвального помещения, проходивший мимо ее угла, покосился на свою квартирантку. Она платила, он предоставлял ей место и иногда подгонял работу, если та требовала специфичных познаний. Последние дни они были не в ладах, так как рутинная настройка охранной системы в доме одного святоши обернулась большими проблемами для Роз. Ее отношения с Экклезиархией, и без того натянутые, усложнились до предела. 

Наблюдение прервал стук в дверь. А потом ещё. 

- Стучат, - ровным тоном заметила техножрица, не отвлекаясь от платы. 

- Слышу, - огрызнулся мужчина. 

- Так открой, - ровным тоном предложила Келлер. 

Вэнс подошёл к двери и отодвинул щеколду. На пороге стоял парнишка, сообщивший, что у его послание для Розамунд Келлер.

- Роз...

- Слышу, - отозвалась механикус, каким-то образом оказавшаяся рядом, вручая мальчишке монету и принимая конверт с сургучной печатью. Вэнс вытянул шею, пытаясь заглянуть ей через плечо, но один поворот головы под алым капюшоном, переубедил его. 

В конверте оказалось приглашение, подписанное Алессандром Делакруа... сенешалем "Беспокойного". 

Он предлагал встречу в одном из самых дорогих и престижных ресторанов Порт-Странствия. 

Розамунд посмотрела на Маркуса. Тот, естественно, хранил молчание. "Приют путешественника" был очень оригинальным местом для деловой беседы с такой, как она. Но что же, если неизвестного - пока неизвестного - ей милорда Делакруа это не смущает, почему должна смущаться она?

В назначенный день и час фигура в робе зловещего цвета крови появилась в зале ресторана.

 

Алессандр, как и всегда, совмещал приятное с полезным, "Приют" стал его своеобразным кабинетом, где он проводил разговоры с кандидатами, оценивая как их таланты, так и поведение среди роскоши. Предупрежденный заранее метрдотель проводил Розамунд до столика в глубине зала, за которым сидел Алессандр, одетый в безупречно выглаженный костюм.

 
Показать содержимое  

3e399139b3f91e81253d5936e2277ec2.thumb.jpg.aac0a715b94d8e2b057f7f1881720e12.jpg

Hide  

- Госпожа Келлер, рад вас видеть, - приветственно кивнул Алессандр техножрице, пока официант выдвигал стул, чтобы Розамунд было удобнее сесть.

 

И метрдотель, и официант даже не моргнули, увидев более чем необычную посетительницу. Розамунд мельком оглядела роскошный зал, пока ее вели к столику, где уже ожидал Алессандр, одетый соответственно обстановке. 

Техножрица, можно сказать, не соответствовала. Но найдите хоть в одном уголке Империума адепта Культа Машины, который сменит свой плащ на наряды аристократии. Кроме того, Келлер сама по себе была равнодушна к дорогому комфорту. Ей пришлось выживать в условиях, где троны - пыль, а глоток питьевой воды или дневной паёк- бесценны. 

Значение имели знания, ниже по пирамиде стояла жизнь. Остальное терялось в тумане. 

- Милорд Делакруа, - вежливо склонила голову девушка, прежде чем сесть. 

 

Невозмутимость была частью кредо сотрудников заведения данного уровня и качества, а Алессандр не дал ни малейшего намека на то, что недоволен выбором одежды Розамунд. Видимо, иного он и не ожидал от служительницы Омниссии. Дождавшись, пока официант наполнит его бокал вином и, почтительно склонившись, отойдет от столика, Алессандр произнес, спокойно глядя в скрытое тенью капюшона и респираторной маской лицо:

- Я изучил ваше досье, госпожа Келлер, и счел его достаточным основанием для нашей личной беседы, но у меня есть еще ряд вопросов, от ответов на которые зависит мое окончательное решение. Скажите, пожалуйста, имеются ли у вас незаконченные дела на Порт-Странствии?

 

Сенешаль глядел спокойно. Впрочем, иного и нельзя было ожидать от человека его положения. Чем выше ты стоишь, тем ты виднее, чем ты виднее, тем лучше нужно уметь держать лицо. 

Бокал вина временно оставался нетронутым. 

- Нет, - лаконично и спокойно ответила техножрица. 

 

Алессандр не притрагивался к собственному бокалу до поры, до времени, видимо, с этим был связан некий ритуал.

- Хорошо. Госпожа Келлер, у вас есть враги или недруги, как здесь, на Порт-Странствии, так и за его пределами? - вопрос мог бы показаться невежливым, но Алессандр знал, что шестеренки не слишком приветствуют (и это очень мягко сказано) словесную эквилибристику, считая, что она зря отнимает время, которое можно было бы использовать с пользой. Так что такая прямота была неплохой проверкой, насколько Розамунд соответствует стандартному образу Адептус Механикус и чего от нее можно ждать.

 

- Адептус Министорум, - все так же спокойно ответила Розамунд. - Мы не достигаем взаимопонимания при контакте. 

Разумеется, разногласия с Экклезиархией были пятном на репутации, но Марс и Терра на многое закрывали глаза. К тому же, правда рано или поздно всплывает, как убедилась техножрица, так что скрывать не было ни малейшего смысла. 

С другой стороны, честность могла сказать в ее пользу. Зависит от того, какие качества требует от кандидатов сенешаль.

 

Алессандр коротко кивнул, похоже, честность Розамунд была оценена им с положительной стороны.

- Я это учту, госпожа Келлер, спасибо. К счастью, пути нашего корабля обычно пролегают вдали от сферы влияния Экклезиархии. Хотя должен отметить, что в случае чего, ваша всемерная помощь по избеганию провоцирования конфликтов со служащими Адептус Министорум будет оценена мной по достоинству и соответствующим образом отблагодарена. Прежде чем я предложу вам договор, ответьте на еще один вопрос, госпожа Келлер.

Алессандр сделал паузу, словно давая техножрице проникнуться важностью момента.

- Есть что-нибудь еще, что вы считаете нужным мне сообщить?

 

- Эскалация конфликта также и не в моих интересах, милорд Делакруа, - сдержанно согласилась Розамунд.

Интересно, подумалось ей, если Алессандр запросил сведения о ней с Омникрона, он узнал бы о доносе Маркуса? Впрочем, решила она, скорее всего, он и так наводил справки перед встречей. С чего бы нет? Тогда, умолчав, она бы ухудшила своё положение. 

Вопрос сенешаля был встречен молчанием, которое длилось пару десятков секунд. 

- Фрегат, на котором я служила до этого, потерпел крушение. Если вас или капитана заинтересуют причины - это был варп-шторм. 

"Ничего, касающихся моих профессиональных качеств". 

- Помимо этого, я более не располагаю данными, касающимися предполагаемого сотрудничества. В случае, если таковая появится, вы будете информированы должным образом, милорд. 

 

Алессандр благосклонно улыбнулся Розамунд, принимая и эту информацию к сведению и мысленно отмечая то, что сказано не было. Определенно, жизнь обещала быть весьма интересной на протяжении долгого периода времени. Незаслуженно забытый бокал вина снова был взят в руку, в то время как другой рукой Алессандр извлек из нагрудного кармана свиток, на котором каллиграфически красивыми буквами Высокого Готика описывалось заключение договора на службу Розамунд Келлер на корабле "Беспокойный" за подписью самого Делакруа.

- Если вы желаете и имеете возможность, я могу предложить вино и вам, Розамунд, - мягко намекнул Алессандр, приподнимая бокал в тосте. - За наше долгое и взаимовыгодное сотрудничество!

 

- Я благодарна вам за возможность и гостеприимство, милорд Делакруа, - техножрица снова повторила вежливое движение склонения своей аугментированной шеи. Хотя последнее, разумеется, скрывалось под чёрным костюмом и алой мантией. 

- Хотя и вынуждена просить о небольшой формальности - присоединения к документу копии на Низком Готике. Я не говорю на языке знати и бюрократов. 

 

- О, пустяки, - улыбнулся Алессандр и извлек из футляра на поясе еще один свиток. - Здесь копия на Низком Готике, госпожа Келлер. Уверяю вас, ваши обязанности не нанесут ущерба ни вашей чести, ни чести Адептус Механикус и, смею надеяться, доставят обоим заинтересованным сторонам максимум удовольствия в любой форме.

 

- Вы все предусмотрели, - спокойный ровный голос прозвучал по-другому. Совсем чуть-чуть. Как если бы вода комнатной температуры нагрелась вдруг на один градус. 

- Не вижу оснований думать иначе о перспективах этого сотрудничества, - механикус блеснула очами из-под капюшона и уверенным росчерком пера подписала оба экземпляра, предварительно пробежав по своему взглядом. 

 

- Положение обязывает, - с должной скромностью принял комплимент Алессандр, сделав еще глоток вина из бокала и забирая экземпляр на Высоком Готике себе. - Благодарю, я передам его в Либрариум корабля. Полагаю, на этом деловая часть нашей встречи окончена, госпожа Келлер. Поскольку я не имею представления о вашей вовлеченности в социальные взаимодействия, то оставляю за вами право определить дальнейшее течение нашей встречи так, как вам будет угодно.

 

Вовлечённость в социальные взаимодействия у Розамунд была нулевая. Была работа, обещавшая загрузить мозги по полной, чего зря болтать языками?

Однако, у сенешаля были знания, которых не было у неё.

- Если есть что-то, что мне следует знать о "Беспокойном" и его команде, почту за честь выслушать ваш рассказ, милорд.

 

Улыбка и взгляд Алессандра отразили новую эмоцию, направленную на Розамунд - интерес.

- С радостью удовлетворю ваше желание, госпожа Келлер. Несмотря на то, что последние предприятия были не слишком удачны в плане прибыли, "Беспокойный" и его экипаж находятся в довольно неплохом состоянии. Сам "Беспокойный" в прошлом являлся миссионерским кораблем, что подразумевает большие трюмы и прочность корпуса, но ценой вооружения. Экипаж мотивирован, несмотря на то, что сейчас во владение кораблем вступил новый капитан. И, прошу меня простить, но по конкретным персоналиям я не вправе давать оценку. Но если вы хотите узнать что-то обо мне лично, я с радостью заполню эти лакуны.

 

"Довольно неплохое состояние" было обнадёживающей, но весьма гуманитарной оценкой. Класс турелей? Конструкция макроорудий? Модель двигателя?

Впрочем, все это можно было узнать и позднее.

Вместительные трюмы и прочность корпуса ударили по вооружению - значит, в случае чего придётся делать упор на скорость и маневренность. Вполне возможно, потребуются все способности двигателя - а это уже то, что будет напрямую зависеть от техноадептов. Включая её саму. 

- Я уже кое-что узнаю о вас лично, милорд, - механикус улыбнулась под маской. Разумеется, этот факт был для сенешаля неочевиден, если последний не всматривался со всей внимательностью в мельчайшие мимические изменения видимой части её лица, но Розамунд успела убедиться, что в нужные моменты это отражается и на звуках, которые издают её вокс-решетки. В правильную сторону отражается.

- Исходя из занимаемой вами должности и того, что увидела. Бесцеремонно было бы с моей стороны просить о большем и тратить таким образом ваше бесценное время.

 

Иной оценки Алессандр дать и не мог, не являясь сам Адептус Механикус. Ответная улыбка была отменно доброжелательной, причем Делакруа легко подавил желание спросить, что же именно Розамунд уже о нем узнала.

- Время, проведенное с вами, Розамунд, безусловно нельзя назвать потраченным зря, - заверил Алессандр техножрицу. - Тем не менее, склоняюсь перед вашей волей и более не смею вас задерживать, госпожа Келлер. Многих вам знаний.

 

- Желаю вам преуспевать, милорд Делакруа. 

Встреча завершилась с должным церемониалом. Самое главное техножрица с неё вынесла - свиток, заполненный строками Низкого Готика, с каллиграфической подписью на нем. 

Победа. Впрочем, победа ли? Больше походило на неожиданный подарок судьбы.

Hide  
На Беспокойном  

Подписав договор, Роз вернулась в свой полуподвал. Вернее, не совсем свой - Вэнс встретил её привычным уже "есть работа". 

- Я пас, - флегматично отозвалась техножрица, направляясь к себе. Ей нужно было собрать немногие нужные вещи, прежде чем ей дадут понять, что пора на корабль. 

- Что значит "пас", - опешил мужчина. - Я уже договорился!

- Твои проблемы, - донеслось из темного угла, сопровождаемое металлическими звуками. - Я не раз тебе говорила: перед тем, как подписать меня на что-то, спроси. 

Вэнс поднялся со стула и направился к Розамунд. Движение выглядело угрожающим: хозяин мастерской был на голову выше техножрицы и куда шире в плечах. Его остановил сервочереп, возникший из темноты и живо напомнивший об одном очень неудобном качестве, от которого страдает человек. Он смертен. 

- Этого ли я ждал, когда дал тебе приют, - зло выплюнул мужчина и отступил. - Ты была больше похожа на человека, чем на бездушную железку.

- Ещё раз скажешь про бездушность железа, я тебе череп снесу, - пообещала Розамунд. - Не разыгрывай оскорбленную благотворительность: приют ты мне дал за деньги, не говоря уже о твоей неразборчивости в работе. Мы друг другу ничем не обязаны, Вэнс. Того священнослужителя я, так и быть, прощаю. 

Угроза, несмотря на то, что была высказана абсолютно ровным тоном, являлась вполне реальной, и Вэнс это знал. Как и то, что его квартирантка обожает машины и лучший способ испортить с ней отношения - пнуть в сердцах заевшую железку. 

Техножрица наблюдала, как отворачивается, ссутулив спину и словно уменьшаясь в размерах, хозяин мастерской. И  возвратилась к своим делам. Сухо треснули искры команды, отданной фамильяру.

 

У владелицы алого плаща и жутковатого летающего спутника было достаточно времени на сборы. Прошло не менее нескольких часов, прежде чем напряженную тишину в мастерской и хрупкое душевное равновесие ее хозяина вновь нарушили. В дверь тактично постучали. В гости к господину Вэнсу явился высокий и очень бледный человек, придерживающий руками в чёрных перчатках капюшон, скрывающий большую часть лица.

- Доброго вам дня. - приветливо начал пустотник, фраза была, очевидно, заготовлена для того, кто первым встретится ему. - Да хранит вас Император. Могу я увидеть госпожу Келлер?..

 

Увидев, кто стоит у его порога, Вэнс отшатнулся и брезгливо вытер руки о рубашку, словно ему было противно прикасаться к той же двери, в которую с другой стороны стучался пустотник. 

Пустотник, Император защити! Мало того, что помешанная девчонка подставила его, так ещё и этот... Теперь неудач не оберёшься. 

- Роз! - рявкнул хозяин, не делая ни малейшей попытки посторониться и предложить гостю войти, как было бы положено воспитанному человеку. Впрочем, он таковым не являлся. - Это опять к тебе. 

Видимо, непрочтенное содержимое конверта сидело в груди жгучей обидой в довесок ко всем остальным. 

Техножрица неслышно появилась из дальнего неосвещенного угла. Ей хватило беглого взгляда, чтобы понять, кто это. В конце концов, среди её знакомых во Дворе Мертвых пустотники не значились. 

Тонкая белая кисть, на которой один палец был превращён в щуп электрографта, а по тыльной стороне ладони полз рисунок электротату, отодвинула Вэнса. Между кожей и кожей проскочила голубая искорка, ужалила не больно, но выразительно. 

- Рада встрече, - тепло приветствовала гостя механикус. И полувопросительно добавила: - Прошу?..

 

Несмотря на более чем красноречивое поведение хозяина мастерской, с видимой части лица нежеланного гостя ни на миг не исчезло умиротворенное, и даже благожелательное выражение. Глядя на него, легко было вообразить, что он не только находит способ встречи нормальным, но и даже немного удивлён тем, что дверь сразу не захлопнули у него перед носом.

Не делая ни малейшей попытки пробраться внутрь без позволения хозяина, облаченный в давешнюю строгую чёрную хламиду, писец терпеливо ждал за порогом. Впрочем, госпожа Келлер появилась очень быстро. Завидев ее в полутьме мастерской, пустотник почтительно поклонился, но сверкнувшая в момент прикосновения руки техножрицы к плечу сердитого хозяина, явно болезненная, судя по выражению его лица, заставила гостя изрядно смутиться.

- Куда пожелаешь. - быстро согласился посетитель и послушно проследовал за Роз туда, куда она намеревалась его отвести. Он скинул капюшон на плечи, привычно вставая по правую руку, и, когда наказанный, как решил про себя пустотник, за невежливость к гостям, хозяин был уже достаточно далеко, очень мягко, будто через силу, сказал:

- Не нужно было этого делать.

 

Дальний закуток, куда вовсе не проникал дневной свет, с трудом вмещал в себя узкую жёсткую койку и стол с единственным стулом. Многочисленные механизмы, инструменты и запчасти, однако, размещены были с очевидной заботой, в расположении их чувствовалась некая упорядоченность. 

Сервочереп немо парил в углу, освещение давали три толстых свечи. 

Только когда странная пара завернула за грубую стену без какой-либо отделки, после того, как писцу был предложен стул, а механикус села на край постели, последовал ответ.

- Тебе, может быть, и не нужно. 

Леман был обременён куда большим человеколюбием, нежели сама Розамунд, кажется. И ещё в каждом его жесте, каждом звуке голоса техножрица видела благодушное смирение. То самое качество, которое отсутствовало в ней напрочь. 

 

Пустотник сел, однако, передвинул стул в наименее освещенный угол. Сложно было вот так сразу сказать, все-таки нарочно он делал это или срабатывал благоприобретенный рефлекс. 

Изуродованное лицо милосердно прикрыла тень, разогнать которую полностью не под силу было и трем толстым свечам. Однако и она не могла скрыть еще большее, чем минуту назад выражение мучительного смущения. 

- Прости. Мне не следовало тебя... учить. - виновато пробормотал Леман, останавливая взгляд на четырехпалой женской руке. Пятый, указательный палец которой больше таковым не являлся, представляя из себя длинное, острое, и наверняка опасное для глаз грубиянов, вроде Вэнса, устройство.

Помолчав немного, гость обвел взглядом комнату. Она были набита разнообразными техническими устройствами, оставляя лишь малое пространство для, собственно, жизни своей владелицы. И хоть по форме эта обитель изрядно отличалась от его собственной, по духу - была очень похожа.

- Собственно, - он кашлянул, возвращая взгляд к лицу Роз, скрытому, как и в прошлый раз, под алым капюшоном и зловещей маской. - я принес тебе послание от нашего капитана.

Пустотник встал, вручил техножрице вполне себе бумажный конверт, после чего вернулся обратно в свой угол. Капитан баловался тем, что писал на настоящей бумаге.

 

Четырёхпалая рука беззаботно махнула, давая таким образом, понять, что все в порядке, а потом потянулась за протянутым конвертом. Экипаж "Беспокойного", что капитан, что сенешаль, не отказывали себе в прихоти использования бумажных манускриптов. 

"Конгрегатор Омниссии", гласила бумага, заверенная украшенной завитушками подписью. В чем-то вычурной и похожей на росчерк, который могла бы оставить женщина. 

- Спасибо, Лем. 

 

- Пока не за что. - сердечно улыбнулся в полутьме гость.

В конце концов, сенешаль принял, а капитан утвердил нового члена команды. Он сам не сделал решительно ничего.

- Я должен сопроводить тебя на борт. Но если ты не готова, могу вернуться завтра. - полувопросительно заметил Леман, уже чуть более раскованно поворачивая голову и любопытства ради осматривая комнату.

 

- Так ли уж не за что, - отозвалась техножрица, обнаружившая ещё одно качество писца - скромность. Как минимум, он был тем самым гонцом, который принёс добрую весть. 

- Нет, я готова.

Из-под кровати объявилась объемная наплечная сумка, судя по её виду, очень тяжелая. Возле кровати же на специальных крепежах покоился внушительного вида топор, положенный, кажется, так, чтобы в момент пробуждения хозяйка уже была при оружии. 

Пара инструментов со стола исчезла в прожорливых недрах сумки, на руке снова вспыхнуло статическое электричество. Сервочереп покинул свой наблюдательный пункт, приблизившись к своей создательнице. 

Сборы были более чем недолги. 

- Веди, - улыбнулась Розамунд, когда сумка оказалась на ее плече, а топор - в руке.

 

Леман немедленно встал, проводив чудовищных размеров топор странным, если не сказать, жалобным взглядом. Предлагать Рози понести ее имущество на этот раз он не стал, в том числе и потому, что сумка ее даже на вид была ему не по силам. Чистые голубые глаза вновь остановились на лице техножрице и выражение их сразу кардинально переменилось.

Кажется, ему снова удалось разглядеть все то, что пряталось под жуткой металлической маской. А может быть, даже и что-то еще.

Он начал подниматься по лестнице, накинул на голову капюшон, но на полпути остановился и обернулся. 
- Я рад, что это будешь ты. - улыбнулся проводник своей непередаваемой, во многом благодаря странной пустотной внешности и изуродовавшему ее шраму, улыбкой.

 

- Почему? - улыбнулась Розамунд. 

Механикус задержалась позади, чтобы сообщить Вэнсу об освободившемся месте, и теперь стояла на несколько ступеней ниже. Чтобы смотреть на пустотника, приходилось задирать голову, и край красного капюшона частично обнажил коротко остриженные темные волосы, кое-где белеющие полоски. 

Техножрица понимала, что отличает для неё Лемана, но он-то видел её второй раз в жизни, и, судя по его поведению, нечасто прежде общался с представителями её касты.

 

Гость не упустил возможности составить хотя бы частичное впечатление о настоящем лице служительницы культа Машины. Оно и впрямь было молодым, моложе, чем его собственное, но не слишком юное. С волосами обошлись утилитарно жестоко, но это, почему-то, Леман не взялся бы сейчас определить, почему, придавало Розамунд в то же время какой-то... беззащитности что ли?

Пожалуй, она рассердилась бы, если бы прочла его мысли, к счастью, она не могла.

Никто не мог.

- Чутье подсказывает. - пряча постепенно становившийся назойливым взгляд, пояснил голубоглазый, улыбаясь здоровым краешком рта. - Оно у меня разговорчивое. 

 

Читать чужие мысли техножрица не собиралась, даже будь у неё такая возможность. Своих хватало. 

- Хороший собеседник, - заметила она, не уточняя, имеется в виду чутьё, его хозяин или оба. 

Лестница закончилась, начался уличный водоворот. Сервочереп сманеврировал вправо от писца, механикус шла возле левого плеча, отставая на полшага, так как не знала дороги. 

 

- Особенно, когда он единственный. - весело заметил пустотник, и решительно двинулся через толпу.

Техножрица вновь проявляла своеобразную заботу о новом знакомом и тот с благодарностью принимал все ее проявления.

***

Миновав рынок, двое, один в чёрном, вторая в алом, попали в доки. На одном из многочисленных причалов их дожидался небольшой, потрепаный пустотный челнок. Их ждали. При приближении  Лемана, массивная дверь поднялась, впуская пассажиров внутрь. Загудели двигатели, пахнуло жженым металлом.

- Как тебе показалось наше командование? - похоже, пустотник не слишком уважал длительное молчание.

 

Келлер считала, что, когда у тебя именно такой собеседник, это как раз случай превалирования качества над количеством. 

Пассажирский отсек челнока был пуст. Когда загудели двигатели и едва ощутимо завибрировали все внутренние поверхности, Розамунд не удержалась. 

С характерным щелчком, за которым последовало легкое шипение, техножрица отсоединила зловещий чёрный респиратор, обнажая металл, вживлённый в тело, обрамляющий лицо от самых висков до резко очерченного края нижней челюсти, где соединялся с аугментацией, заместившей шею, её пластинами, трубками и проводками. 

Ресницы дрогнули, прикрывая глаза, техножрица сделала глубокий вдох, чувствуя запах жжёного металла, нетронутый очистными фильтрами респиратора. Запах, который ни с чем не спутаешь. Тыльная сторона ладони с нежностью прошлась по корпусу. 

"Здравствуй". Как же давно она не испытывала этого.

 - Как тебе показалось наше командование? - похоже, пустотник не слишком уважал длительное молчание.

- Извини, - вздохнула Розамунд, устанавливая маску на место. - Слишком давно я... Ты про Делакруа? Чувствуется выучка. Умеет производить впечатление. 

 

 

На его глазах совершилось чудо. Преображение. 

Леман застыл на своем месте, пораженный. Все самое прекрасное, что он ценил в этой жизни, было здесь, сейчас, в ней.

Доверие - к нему, безвестному скитальцу, пустому месту, позволившее увидеть то, чего ни один непосвященный не увидел бы никогда. Красота божественного творения, гармония решительных линий скул и губ, навсегда, намертво спаянная с тем лучшим, что когда-либо смогло создать человечество, и в то же время, оскверненная им, посмевшим посягнуть на образ и подобие Божие. Еще более прекрасная от такого пугающего соседства.

И суть всего - любовь, которая изливалась через единственное прикосновение к такому холодному, но так много значащему для той, которая его понимает, металлу. Deus сharitas еst, не так ли?

Deus сharitas еst..

Решительно нельзя было отвести взгляд, да провожатый и не пытался. Даже когда маска вернулась на место, когда зазвучал ее голос, еще не развеялось ощущение невероятного, пронизывающего, пугающего прикосновения к Богу.

Несколько секунд голубые глаза смотрели непонимающе. Пустотник смущенно склонил голову, вспомнив, наконец, что забыл прятать свое собственное лицо. Ему, в отличии от Роз, было, что прятать.

- Почему? Без нее намного... - голубоглазый красноречиво провел рукой возле собственной челюсти. - ..лучше. 
Не стоило этого говорить. Возможно. Но он не чувствовал себя вправе скрыть, солгать. Просто не мог не сказать правду.

Он забыл свой вопрос, забыл куда они летели, и теперь никак не мог понять, откуда, почему в разговоре всплыл господин Делакруа. 

- Да-да, в нем чувствуется опыт. - рассеянно отозвался он, глядя перед собой, но, кажется, ничего не видел.

 

- Красота в глазах смотрящего, - отозвалась Роз. Обычно зрелище её лица без маски производило отталкивающее впечатление. Наверное. Она сама не задумывалась об этом - в конце концов, плоть была лишь органическим механизмом со своими слабостями - пока не увидела смесь шока и брезгливости на лице Вэнса, который застал её за чисткой фильтров. Ещё неделю он не мог спрятать нервозность в её присутствии. 

Лучше

Пустотник во всем отличался от тех, с кем она была знакома. Потому ли, что общество, этот опасный, живущий на рефлексах зверь, по своей воле отторгало его?..

Розамунд отвела взгляд от левой, неповрежденной щеки Лемана. Доброжелательная улыбка исчезла с его лица, и в этом была её ответственность. Потому что поддалась эмоциональному импульсу, не думая о последствиях. 

Вот в чем было предназначение ритуала чистых помыслов. Но, Омниссия, эту часть своего дела она любила не меньше. 

- Прости, - повторила, наконец, техножрица.

 

Красота повсюду, люди сами отворачиваются от нее. Леман не мог, не хотел быть слепцом. Может быть, поэтому ему дано было видеть куда больше, чем многим и многим другим. Было время, когда он приходил от этого в отчаяние. С каждым годом это случалось все реже.

Приходил.. покой?

Провожатый поднял просиявшие изнутри глаза и светло улыбнулся. 
- Нет. - он не хотел принимать этих извинений.
Не за это

Более того, пустотник намеревался сохранить в памяти это мгновение, одно из самых прекрасных, так как мало было надежды увидеть когда-нибудь снова. 
- Нет. - повторил он тверже, с тем видом, который бывает у человека, который точно знает, о чем говорит. - Ты не должна просить прощения.

Голубоглазый задумчиво помолчал, кисти в черных перчатках сплелись пальцами на коленях, цеплялись и тянули одна другую. Зачем-то. 
- И спасибо.

 

Взгляд светло-серых глаз вернулся на место. Розамунд не понимала.

А понять хотелось.

Но не хотелось смутить еще больше, еще хуже запятнать чистейшее душевное равновесие, дорогу к которому механикус попросту не представляла: терпение, смирение, всепрощение. Зато знала цену.

- И это ты говоришь, что не нужно просить прощения.

Затылок почти не ощущал гудения и вибраций. Челнок шел легко. Нес их домой. Пусть "Беспокойный" не был ее домом, пусть она была незнакома с ним, но это только пока. Это обязательно изменится.

 

Леман виновато улыбнулся. 
- Так то я. 

Словно бы говоря: "Ты ведь еще и не знаешь, кто я." И заранее предчувствуя ее разочарование. Ему бы не хотелось разочаровать Рози..
- И потом.. - пустотник, кажется, хотел что-то сказать, объяснить, почему и что он увидел в ней, но осекся, замолчал. Вот это точно было бы неуместно. Все равно что укладывать в формулу падение снежинок, или свет звезд, или...
- У нас на корабле есть отличное место. - вдруг перескочил он на другое и заговорщически приложил палец к покалеченным губам. - Я тебе обязательно покажу.

 

Под капюшоном не было видно вздернутых бровей, словно говорящих "в чем разница?", но полувопросительное "хм?" было слышно прекрасно.

- Договорились. Обязательно покажешь, - согласилась техножрица. 

Рядом с Леманом было легко. Не только говорить, но и просто находиться. Воодушевляющая беззаботность, словно после нескольких кружек хорошего амасека. Может быть, из-за того, что Розамунд привыкла к вечному давлению мира-кузницы, привыкла быть инструментом, над которым постоянно нависает опасность не выполнить свою задачу, совершить ошибку, отправиться в утиль.

Ясный, словно звездный свет, взгляд голубых глаз прощал заранее.

 

У них было больше общего, чем можно было подумать. Наверное, это так успокаивало?

Леман прислонился к переборке затылком, чтобы тоже ощущать вибрации корабля. Он так же стремился назад, к Беспокойному, домой. Он тоже любил его. Не так, как жрецы Машины, конечно, иначе, но... любил. Ведь этот человек был рожден в пустоте и для пустоты.

Он закрыл глаза и прислушался к вибрации корпуса, к гулу крошечных, по сравнению с теми, что ждали их на борту иерихонского странника, двигателями, и к пустоте. Часто слушал ее. А с Рози хорошо было и молчать тоже.

Скоро их тряхнуло раз, другой, страшно лязгнули створки гигантского шлюза, поглотившего челнок. Створка открылась, выпуская из в чудовищных размеров грузовые трюмы. Просторы, достойные космической станции, могли вместить целый город. Здесь еще сильнее, почти болезненно, врывался в ноздри тот самый запах жженого металла, здесь сразу установился фоном гул гигантского человеческого улья: голоса, шаги и машины.

- Я даже не замечал этого запаха раньше. - заметил провожатый, первым ступая на четвертую, можно сказать, самую нижнюю палубу. Сейчас спутница, конечно, не могла снять свою маску, но она знала, о чем он. - Пока не пожил несколько лет на поверхности. Там все так... по-другому. А потом я вернулся, и это было... неожиданно сильно.

 

Розамунд впервые попала на судно всего несколько лет назад, когда на Омникроне приняли решение, каким образом лучше всего использовать ее потенциал, и пропала навсегда. Маленький город, летящий сквозь тьму и холод, жизнь в хрупкой оболочке.

Интересно, какими глазами она смотрела бы на корабль, если бы росла в нем?

Зато так можно было судить со стороны. 

- Хорошо быть дома?..

Огромный пустотоплавающий дом. Эти его слова запомнились особенно.

 

Проводник снова засмотрелся куда-то и, замечтавшись, помедлил с ответом. 
- Хорошо, когда есть дом. - краешком рта улыбнулся он и повел свою спутницу к лифту. 
Стальной короб, вполне способный вместить несколько десятков человек медленно, со скрежетом, тронулся вверх. 
- Я покажу тебе твою каюту, обитель наших техножрецов и все, что потребуется. - вещал дружелюбный тенор. - Если понадоблюсь, найти меня можно в либрариуме. В любое время дня и ночи.

Судя по всему, голубоглазый предпочитал или был вынужден жить прямо там, где работал. Не похоже было, впрочем, что этот факт его как-то смущал. 
- Надеюсь, ты позволишь мне иногда навещать тебя?.. - смотритель, как оказалось, либрариума, позволил себе некоторую вольность. Возможно, ради удовлетворения любопытства: техножрецы ни за что не хотели пускать посторонних в свои владения. Даже капитан мог попасть туда с большим трудом. Или, может быть, ему просто не хотелось лишать себя недавно обретенного и такого приятного общества.

Здоровым глазом сопровождающий просительно взглянул на Роз.

 

Розамунд вполне разделяла концепцию жизни возле рабочих мест. Ее келья на Омникроне была рядом с мастерскими.

- В любое время дня и ночи, - усмехнулась техножрица в ответ на вопрос, который мог сойти за оскорбительный. Не исходи он от Лемана, неспособного на оскорбление по определению. Да, механикус не терпели вторжения посторонних в свои владения, но, как недвусмысленно утверждала строчка на договоре, это были ее владения теперь.

- Я выросла среди книг и свитков, - внезапно поделилась она, возможно, упоминание о либрариуме толкнуло мыслительный процесс в сторону воспоминаний. - Чертежи, схемы, история, археология. Боюсь, тебе придется часто меня видеть.

 

Безмятежная улыбка хранителя знаний железно свидетельствовала в пользу полнейшей невинности означенного вопроса. 
- Все это будет в твоем распоряжении. - пообещал пустотник, с такой искренней радостью соглашаясь на ответную любезность, что можно было решить, будто в либрариум вообще никто никогда не заходит. - Как только захочешь. Я уже больше года разбираю его и кое-что смог привести в порядок. Хотя, конечно, работы еще много...

Двери лифта открылись, слабо освещенный коридор уходил вперед, а там, вдали виднелось какое-то мерцание. 
- Идем. - с легким нетерпением в голосе позвал Леман и ускорил шаги, полы черной робы до пят слегка колыхались.

Коридор неожиданно раздался сразу во все стороны и двое уперлись в причудливые решетчатые перила. Внизу, под ногами оказался квадратный, ярусами, провал, глубина которого могла бы изрядно попортить жизнь тем, кто боялся высоты. По центру возвышалась несколько менее огромная статуя мужчины со скорбным выражением застывшего лица, по щекам которого струились не слишком виртуозно выполненные скульптором слезы. В одной руке мужчина держал весы, одна часа которых была явно тяжелее другой, а второй придерживал свои одежды. Сверху была хорошо видна лишь его голова, но если присмотреться, можно было понять, что весь пятидесятиметровый монумент изранен, искалечен, избит - и тоже по задумке его создателя.

- Утур Проклятый. - тихонько пояснил Леман, почему-то выбрав среди Врачевателя, Невезучего и Проклятого, именно это последнее и самое зловещее звание.

Он тронул Роз за плечо.

- А теперь посмотри наверх.

С первого взгляда могло показаться, что там, наверху, вообще ничего нет, кроме сияния звезд и туманностей. 

Показать содержимое  

59a5621e2f660_2000x1600_997285_www.ArtFile_ru.thumb.jpeg.623f5044b800362df3dea5ec3ecfdae0.jpeg

Hide  

 

И пока неподготовленный разум пытался понять, где находится его владелец, на корабле, в чудовищной железной коробке, или посреди пустот космоса без всякой защиты, глаза услужливо исполняли свою работу.

Невероятной прочности стекло с идеальной геометрии гранями и нанесенными на них пока неясного назначения линиями, простиралось над всем пространством атриума и уходило во все стороны прочь. Лишь оно отделяло человеческий муравейник в двадцать тысяч человек от мертвого вакуума.
- Смотреть можно бесконечно, правда? - выдохнул Леман, задрав голову, и не в силах скрыть восхищения в голосе.

 

Куда девалась растерянная неловкость, с которой пустотник передвигался по поверхности? Сейчас Леман целеустремленно и быстро направлял свои шаги от шлюза к атриуму. 

Вид впечатлял, а выбранное пустотником звание как нельзя лучше подходило тому факту, что статуя являлась основным компонентом поля Геллера, защищающего корабль при движении в варпе. Девяносто девять ран для того, кто взирает через боль, тьму и безумие, в которых пробираются двадцать тысяч безумцев.

От одной мысли могла закружиться голова. Впрочем, если смотреть вверх, а не вниз, как призывал ее доброжелательный проводник...

Хаос космоса манил, прежде всего, скрытым сокровищем знания, но был прекрасен и сам по себе. Пожалуй, не было лучшего способа в полной мере и глубине осознать, что есть Вечность. 

Вечность была над ними и вокруг них, одновременно темная и сияющая, манящая и пугающая. 

Розамунд молчала. Слово порой было таким несовершенным инструментом, но никто не берет молот, когда требуется скальпель. 

 

Тишина, нарушаемая лишь технологическими шумами, да отдаленным гулом голосов с нижних палуб, длилась некоторое время.

Хорошо было вот так смотреть в пустоту и знать, что тебе не предстоит быть до смерти заточенным на маленьком земляном шарике, среди ненависти и страха. Хорошо было быть здесь, среди таких же, как ты. Хорошо, когда твоя клетка гораздо больше, чем каменный мешок два на два. 

Чёрная кожа перчаток слабо скрипнула, когда пальцы стиснули перила сильнее. На несколько мгновений Леман прикрыл глаза, потом опустил голову и все же нарушил благоговейное молчание.

- Надеюсь, тебе здесь понравится. - робко улыбнулся он.

 

И снова следовал вопрос "почему", который техножрица снова не задала. Вместо этого она взглянула на бледное лицо своего голубоглазого спутника.

- Спасибо, Лем.

Проходя вместе с ним через шлюз, Розамунд думала, что будет как можно скорее рваться в живые гудящие лабиринты машинариума, но стоять здесь, под звездным куполом, оказалось неожиданно хорошо. Что-то новое. Она любила новое.

 

Пустотник ничего не ответил, но в его лице, в той его половине, на которой еще можно было читать эмоции, отразилось отчетливое: "Всегда пожалуйста."

Жестом он предложил Роз идти дальше. Они не стали спускаться ниже. Каюты высшего командного звена, к лику которого, несомненно, причислялся и старший техножрец, располагались здесь, на верхней палубе, где было все самое лучшее, что только мог предложить род Теофилактов. 

Широкий коридор, безлюдный от близости к мостику, к верхам власти, весь открывался космосу. По обе стороны, с изрядными промежутками, располагались двери кают.
- Позови, если потребуется провожатый. - Леман неловко указал рукой на свое ухо, намекая, очевидно, на микробусину, которая должна была быть и у Розамунд, когда остановился у одной из дверей. 
Вероятно, техножрице требовалось время, чтобы освоиться в новом жилище и решить посетить машинариум. Топтаться за порогом, смущая ее, пустотник не собирался, и уж тем более и помыслить не мог, чтобы напроситься внутрь. Ему оставалось лишь вернуться к себе, в либрариум.

 

- Позову, когда мне потребуется хорошее общество, - возразила Розамунд. Стремление пустотника снизить до минимума внимание к себе и свою роль, убедить пространство вокруг признать его мелким, неважным, в общем, непрестанное самоуничижение ужасно досаждало, как будто это происходило с ней самой. Как будто обостренная гордость в очередной раз вонзала свои шипы, и старые раны воспалялись. 

Омниссия, сколько различий между ними было. Так почему?..

Почему.

Этот вопрос определял каждое ее побуждение, задавал вектор каждому движению. Выяснить, понять, освоить. Почему одно действие может привести к разному результату. Почему одна шестеренка задает ритм работе всего механизма. Почему именно такой оборот ключа размыкает замок. 

Почему пустотника волнует благосостояние незнакомой ему техножрицы. Почему техножрицу занимает нечто, не имеющее отношения к машинам.

 

В чрезмерно широкой улыбке чуть обнажились зубы, и уродливо искривилась половина лица. Поздно опомнившись, и коря себя за несдержанность, Леман попытался скрыть смущение за почтительным поклоном и поспешил прочь.

Он не смел мешать.

***

А в каюте было слишком. много. места. 

Не для привыкшей к скудно обставленной каморке в коптящей небо башне Омникрона. Или темному углу в полуподвале трюма Порт-Странствия. Тяжеловесная роскошь, по которой сложно было прочесть, что раньше эти апартаменты занимал ее предшественник. 

 
Показать содержимое  

krasivyj-fasad-gostinoj-v-goticheskom-stile-kartinka.thumb.jpg.f0d7e2c9432e5567a56cc017ac8a0866.jpg

Hide  

Вероятность, без того немаленькая, что техножрица будет большую часть своего времени проводить в помещениях машинариума, еще возросла. Розамунд скептически усмехнулась, узрев то, что в приличных домах звалось спальней. 

 
Показать содержимое  

59a5a133450d8_.jpg.7dff8b411edd9348f2b1e6e5aa0bd196.jpg

Hide  

Она не имела к приличным домам ни малейшего отношения, и сам этот термин понимала лишь как абстрактную теорию. 

Вещи рассредоточились по каюте с тем расчетом, чтобы до необходимого можно было добраться с минимальной затратой времени и усилий. Покончив с этим неблагодарным трудом, механикус вернулась на верхнюю палубу, где было пусто и одиноко, и только равнодушная бездна зияла над стеклом обсервационного купола. 

Розамунд остановилась, опираясь о парапет. Пока еще чужое, незнакомое место. Не дом. Но головокружительно красивый. Зудящее в груди желание контакта с духами его машин снова дало о себе знать. Техножрица глубоко вдохнула, закрыла глаза, обратила лицо к темноте над куполом. Хотелось сделать так, как в Порт-Странствии: послать сервочереп туда, ввысь, взглянуть с высоты, от которой перехватывает хрупкое сердце, приказать рухнуть камнем, чтобы обнаружить, как в тот раз, что она все еще жива.

Ресницы дрогнули, серый взор обратился к пустоте, пальцы коснулись микронаушника.

- Лем?..

 

Бархатный низкий голос музыкально прозвучал в его ухе. На секунду пустотник прикрыл глаза, радуясь, что его никто сейчас не видит. 
- Я здесь. - отозвался тенор и взял небольшую паузу. - Куда мне прийти?

 

- Я наслаждаюсь видами атриума, - информировала механикус, не открывая всей истины. Это было не наслаждение в чистом виде, а уступка низменному искушению, порочная утеха. Ее личный наркотик, бьющий по мозгам почище дозы расковки. 

Пожалуй, в этом была проблема: она позволяла себе слишком много. Чувствовать, думать, говорить, делать. И, увы, не ощущала потребности менять хоть что-то. В конце концов, все ее ошибки, весь опыт привел ее сюда. 

Удовлетворительный результат, как сказал бы обучивший ее магос. 

Розамунд усмехнулась.

- Ты можешь провести меня к либрариуму на словах. 

 

В микробусине  раздался короткий, на грани слышимости смешок, который легко было перепутать с кашлем. 
- Это совсем просто. - заметил радушный тенор, быстро взяв себя в руки. - Средний коридор с кормовой стороны атриума, прямо под мостиком. Большая дверь. Ты увидишь.

Дверь и впрямь пропустить было сложно. Она была круглая, в два человеческих роста, весь вид ее заставлял предвкушать нечто бесценное внутри.  Сейчас стальной массив был убран в сторону и в проеме, опершись на него плечом, Розамунд ждал ее кудрявый знакомый. 
Леман стоял, все такой же замурованный с головы до пят в черное, сложив руки на груди. Единственным отличием от него прежнего было предосудительное отсутствие капюшона и перчаток: на среднем пальце левой руки красовалось довольно странное, не в характере  владельца, кольцо.

 
Показать содержимое  

ayX7ZJLeBB0.jpg.b01e6f80e01ec80ea0ac70a4f15569ea.jpg

Hide  

За спиной пустотника можно было разглядеть само хранилище.

Потолки не уступали по высоте потолкам Святилищам Императора, они терялись в полутьме, освещение было никудышным.

Туда же, метров на пятнадцать вверх, не меньше, уходили и огромные стеллажи, врезанные в стены. Резные узкие балкончики жались наверху, подняться на них можно было по двум витым, с коваными перилами лестницам.

 
Показать содержимое  

L8wqKYQG.jpg.6711b2bb8bce14b0d655b1c21b3001b6.jpg.bf8e2454781a07a30cdffc8f203e7a88.jpg

Hide  

Светошары, заключенные в небольшие клеточки фонарей, зажигались тогда, когда к ним кто-нибудь подходил, а за ненадобностью, гасли. 
- Прошу. - вежливым жестом хранитель предложил гостье войти в свои пыльные и темные владения и вновь поклонился.

 

Странный звук заставил Розамунд дернуть бровью, но приятно было узнать, что она не ошиблась в своих предположениях: знание было вознесено на должную высоту, пусть и символически, и так же символически ограждено сейфовой дверью.

Сокровищница.

Память заботливо сохранила выхваченное цепким взглядом кольцо с темным камнем в когтях крапанов. Предосудительно убранный капюшон не удостоился положенного негодования. 

- Благодарю, - церемонно склонилась в ответ механикус, воспользовавшись приглашением.

Вотчина Лемана ошеломляла. Вверх, сколько хватало глаз, уходили стройные ряды стеллажей, заполненных фолиантами. К ним спирально вела лестница с ажурными перилами. Запах старого пергамента, чернил и пыли, выученный с детства, который она едва ощущала сейчас, но помнила ярко. 

- Впечатляет, - выдохнула Розамунд, обводя взглядом хранилище, очертания которого терялись в полутьме там, где гасли светошары. Киберфамильяр, всюду следовавший за техножрицей, вспыхнул, разливая свое собственное жемчужное сияние, и плавно взмыл, освещая старинные корешки и стопки свитков.

 

Дверь сокровищницы, будто сама собой, с благородным шипением весьма надежного механизма закрылась. Леман следовал за гостьей, оставаясь чуть позади. В тени.

Ему доставляло неожиданно сильное удовольствие наблюдать, как техножрица созерцает принадлежащие кораблю богатства. Как меняется выражение глаз, единственного из того, что дозволял видеть постороннему капюшон и маска.

Похоже, ей нравилось. 

Хранитель запрокинул голову, провожая взглядом сервочереп. Луч фамильяра выхватывал из темноты все новые и новые полки, и чем выше он взлетал, тем больший обнажал беспорядок, в конце концов, летун уперся в потолок, на котором угадывалась потемневшая от времени  роспись.

- Я внёс в каталоги, наверное, треть. - в благоговейной тишине либрариума его голос звучал гулко. - Большая часть в совершенном беспорядке. Наверху можно наткнуться... - он споткнулся, и вернул взгляд к грешной земле. - ...никогда не знаешь, что там найдешь. 

Двое вышли почти на середину. Отсюда, кроме прочего, виднелись стопки книг в человеческий рост, сложенные рядом с заваленным бумагами столом в самом дальнем углу - рабочим местом хранителя, спрятанным за винтовой лестницей, и небольшая загородка, отхватывающая у помещения небольшой кусок на неизвестные пока цели.

 

Леман смотрел, как возносится к потолку светящееся пятнышко - Маркус, Розамунд смотрела на Лемана, ощущая восхищение и легкую зависть. 

"Больше года", сказал он. Треть всего этого открыта, каталогизирована, открыта тому, кто захочет причаститься священного знания. 

Неудивительно, что пустотник редко покидал свои владения. Механикус тоже предпочла бы как можно дольше оставаться рядом с гулким и горячим сердцем корабля. 

Розамунд подошла к лестнице, положила ладонь на перила. Она не носила перчаток, ничто не имело право милосердно скрыть ее чужеродность, темный рисунок индукторов в коже, металл, заменяющий палец. Ощущения от нахождения здесь были схожи с теми, что будил взгляд сквозь купол обсервации. Литературный микрокосм, полный непознанного и обещания.

Часть хранилища скрывала загородка у стола в дальнем углу, но техножрица не допустила грубости нарушения небольшой тайны.

 

Леман поймал взгляд благодарной гостьи, и подойдя к лестнице, крутой спиралью завивающейся вверх, тоже положил ладонь на перила, немного выше. Достаточно близко, чтобы можно было разглядеть бледную, кажется, знакомую лишь со стилосом и бумагой кисть по запястье отрезанную строгим чёрным рукавом, но все ещё приемлемо далеко, чтобы не беспокоить даже вероятностью случайного прикосновения.

- Здесь я и живу. - отбросив таинственность, поведал хранитель, привычно становясь боком к собеседнице и указывая второй рукой на загородку, удалённую елико возможно  от парадного входа и от нескольких столов для посетителей возле все той же большой круглой двери. 

Несколько секунд он молча смотрел на Роз, на ее руку - чуждую, в извивающихся серебристых прожилках металла, и изящную.

-  Хочешь подняться?.. - Здоровый голубой глаз ненавязчиво коснулся взглядом лица, которое ему так недавно посчастливилось видеть без техножреческой атрибутики. И добавил почти умоляюще.  - Только прошу тебя, осторожно. Здесь можно шею свернуть.

 

- Ты позволишь? - взгляд от тонкой, изящной даже белой руки писца поднялся к его лицу. 

Что касается шеи, свернуть её Розамунд было бы очень трудно. Уязвимость органической ткани сменил металл, который, конечно, не убережёт от пули, но даёт свои преимущества. 

Маркус вернулся, зависнув над головой хозяйки, темные своды либрариума снова потонули в темноте. Вокруг техножрицы и пустотника висели в кованых клетках светошары, освобождая из тьмы ближайшие ряды книг. 

 

Несомненно, Роз хотелось взглянуть, что там, наверху.  Сила этого желания была так очевидна и так велика, что она не поверила сразу, а спрашивала разрешения вновь. Такая малость, зависящая от него, могла порадовать гостью и Леман, даже если бы прежде был против, сейчас непременно согласился бы. Только потому, что Роз этого хотелось.

Теперь же он просто не мог отказать уже себе в удовольствии взглянуть со стороны, как другой человек получит маленькую частичку счастья. И в этом будет и его заслуга тоже.

- Позволяю. И даже настаиваю. - кротко улыбнулся хранитель. - Мне это будет приятно.

 

На это Розамунд снова не нашла слов. И жеста, кроме благодарного поклона. 

Леман был более чем радушным хозяином.

Искалеченная - или усовершенствованная, в зависимости от угла зрения, - рука скользила по перилам, в некоторой  близости от бледной длани, привычной к стилусу.

 

Чужая бледная кисть вовремя соскользнула с перил, чтобы не мешать. Леман хотел подняться следом, чтобы вместе посмотреть с узкого балкона вниз, может быть, чтобы рассказать какую-то историю, но.. что-то внутри подсказывало ему, что Роз стоит какое-то время побыть там одной.

Проводив алый плащ глазами, хранитель отошел к своему столу и положил ладони на стопки бумаги и планшетов. Работать с бумагой пустотник предпочитал все же без перчаток. Ему нравилось касаться ее. Кроме того, бумага не могла оскорбиться, в отличии от живого человека. А осквернить ее можно было лишь.. написав нечто предосудительное. 

Над правым дальним углом стола висел единственный на весь либрариум светошар, который горел всегда. Под ним стояла странная, плоская емкость, наполненная какой-то грязью. 

Время от времени, Леман поднимал голову, чтобы проверить, как там его гостья, все ли у нее в порядке. И снова возвращался мыслями к своим делам.

 

Гостья предосудительно наслаждалась обществом второго величайшего воплощения знания - книг. Хотя могла с куда большей пользой проводить время в машинариуме. Она неслышно шла вдоль полок, и лишь угасание светошаров за ее спиной давало понять о том, что наверху кто-то есть. 

Омниссия не даровал книгам душ, но они все равно были прекрасны.

 

Время шло, а Розамунд все не спускалась. Это лишь укрепляло хранителя знаний в мысли, что он верно определил ее желание. И хорошо сделал, когда помог его реализовать.

С минуту Леман сидел, задрав голову, на искалеченных губах играла расслабленная полуулыбка, пока он взглядом провожал тёмный силуэт техножрицы и кружащиеся вокруг нее световые пятна, те вспыхивали и гасли, словно большие ночные жуки. 

Светлячков пустотник никогда не видел, но читал о них в одной книге. А воображение у него всегда было богатым. 

Он встал и тоже поднялся по лестнице. Как можно тише, чтобы не отвлечь. Отсюда, со второго этажа, гораздо удобнее, ближе и приятнее было наблюдать за тем, как скользят по полкам ее пальцы.

 

Техножрица обернулась и улыбнулась. За прошедшее в молчании время она успела определиться с частью своих чувств от корабля, в целом, и общества пустотника, в частности. 

Умиротворение. 

Розамунд следила, как двигается затянутая в чёрное фигура. 

- Тебе здесь нравится, верно? 

 

Поняв, что замечен, Леман подошёл ближе. Нравится ли ему?..

- Это был лучший год моей жизни. - заметил он, разворачиваясь лицом к полке и вытягивая пыльный том наугад. Чёрный камень в кольце ловил отсветы искусственных светляков.

- Здесь очень... спокойно. Честно говоря, не думал, что мне когда-нибудь выпадет такой случай. 

Пальцы нежно перебирали страницы. Естественно научный труд о малоизвестных мирах центрального сектора. Мелькали наивные зарисовки под претенциозными заголовками.

Леман отвлекся от книги, краем глаза взглянув техножрицу, в полутьме его глаза уже не казались голубыми, но робкое любопытство никуда из них не исчезло.

- А этот твой... хм.. служитель. - он кивнул на парящий сервочереп. - Он рассказывает тебе, что видит? Передаёт особым языком?..

 

- У меня есть имплант, позволяющий использовать его сенсоры как собственные органы чувств, - отозвалась Розамунд, выразительно коснувшись виска под капюшоном. - Маркус воспринимает команды на техно-лингве, так что... это я говорю с ним особым языком.

Механикус отняла от перил руку, по которой пробежали голубоватые искорки. Киберфамильяр с выгравированной на лбу аквилой воспарил перед перилами балкончика. 

Техножрица задумчиво посмотрела в крохотные огоньки, мерцавшие в темных глазницах. Раньше было наоборот. Он был разговорчив. 

 

- Аа... - Леман перевел взгляд, в котором забрезжило понимание, от руки, вспыхнувшей голубоватым сиянием к повисшему перед ними прямо в воздухе сервочерепу. - Так у него и имя есть.. Я думал, им не полагается.

Впрочем.. почему же не полагается? Ему же полагалось.
Взгляд зацепился за выпиленную во лбу черепа аквилу. Клеймо. Удивительное сходство...

От сходства мысли порхнули дальше. Собственно, чем отличается то, что делают техножрецы от того, что делают псайкеры? Таинственные технологии и таинственные практики. Источник? Источник, пожалуй, разный, а результат - один. 
- Выглядит волшебно. - тихо заметил он, глядя на череп, или мимо него, или просто куда-то в темноту.

 

- Мне так удобнее, - пожала плечами техножрица. 

Что сказал бы этот улыбчивый, приветливый, милосердный человек, узнав, что она делила с Маркусом свою работу и досуг. Чем это закончилось, было очевидно. 

Розамунд поймала себя на том, что ей не хочется так быстро увеличивать пропасть между ней и пустотником. 

- Некоторые из них отзываются только одному человеку, - заметила она, отворачиваясь от киберфамильяра и возвращаясь к книгам. В руки сам собой толстый иллюстрированный том, что-то медицинское, судя по схематическому изображению человеческого тела на обложке.

- Волшебство с чётким обоснованием, - усмехнулась она.  

 

Человек, с которым Роз угораздило познакомиться в порту, был того сорта, что перекинет мостик через любую пропасть. По крайней мере, попытается.

Техножрица отвернулась, а Леман ещё некоторое время, облокотившись о перила, смотрел в бессмысленные пустые глазницы Маркуса, на выбитую у него на лбу аквилу. Это аквила что-то царапала в груди. Едва ощутимо.

Голову пронзила привычная, но от того не менее неожиданная боль. Пустотник кротко выдохнул и потер пальцами шрамированный висок.

- И он отзывается только на твой зов? - спросил хранитель, примирившись с приступом  головной боли. Он старался не шевелиться, чтобы не спровоцировать ее снова, закрыв глаза и все ещё опираясь на перила.

 

Розамунд вернула книгу на место и повернулась, наклонившись и оперевшись локтями о перила.

- Нет, он не шифрован. Но не был ни с кем, кроме меня, так что... никто не пробовал.

Взглянув на писца, механикус заметила напряженную позу и смеженные веки.

- Мне кажется, мое присутствие утомило тебя, господин хранитель либрариума, - осторожно сказала она, - и будет лучше, если я удалюсь.

 

Леман вздрогнул и открыл глаза.

Несколько секунд он изучающе смотрел на техножрицу, а потом медленно кивнул.

- Как тебе будет угодно. - покладисто согласился он, ни голосом, ни жестом не демонстрируя ничего, похожего на обиду или даже простое удивление.

- Только... не стоит называть меня господином. - Хранитель придерживался той точки зрения, что все вещи следует называть своими именами. 

А он был как никто другой далёк от сословия господ.

 

- Прости, - мягко попросила Розамунд. - Я не хотела тебя оскорбить. Или огорчить. Только выразить уважение.

Воцарилось недолгое молчание.

- Спасибо, Лем, - механикус низко склонилась перед радушным хозяином. - Если тебе потребуется проводник через машинариум, я к твоим услугам.

 

И вот она снова просила у него прощения. Пустотник не припоминал такого за предыдущие годы. А когда слово, которым тебя называют, похоже на плевок, и по смыслу и по звучанию... В общем и целом, чувствуешь некоторую неловкость от ситуации.

Хранитель пришёл в замешательство. Он отверг титул господина лишь потому, что не имел на него никакого права, и это невольное присвоение чужих заслуг пугало его. Слишком разительным был контраст.

- Что ты, я вовсе не... - забыв о приступе, псайкер выпрямился, его слова более всего похожи были на оправдания, однако, он оборвал себя на полуслове и, смущенно улыбнувшись, прибавил.

- Просто... лучше будет все же по имени.

К чему были пространные объяснения? Он не в исповедальне, а Роз - не брат Север. По правде говоря, техножрица казалась ему куда менее строгой и сердитой.

Но кто знает, какой станет она, когда узнает о нем все?..

- Я очень рад, что ты пришла сюда. - увещевал гостью голубоглазый, провожая к выходу. - Эта дверь всегда открыта для тебя и... 

Он снова смолк. Повисла небольшая пауза.

- Рад был знакомству, Роз.

А приглашение в машинариум будет его билетом туда, куда никого из простых смертных не пускают.

 

- Взаимно, Лем, - отозвалась техножрица, снова поклонилась и, наконец, покинула либрариум и его благочестивого хранителя. 

Ее и Маркуса связывало общее предназначение - служение Омниссии. С Леманом ее не связывало ничего, но почему-то его общество заставляло механикус чувствовать себя лучше. Иногда она была смущена, иногда - озадачена, но, в целом - лучше.

А помещения машинариума были совсем рядом, примыкали к двигательному отсеку. Нужно было лишь спуститься к палубам второго класса... хотя место расположения отнюдь не обозначало статус механиков, корабелов и техножрецов, обслуживающих двигатели, плазмопроводы, систему жизнеобеспечения, генераторы, лексмашины - в общем, все то, без чего огромный пустотоплавающий дом превратится в огромный же пустотоплавающий гроб, дрейфующий среди ужасов имматериума или в губительно равнодушной пустоте.

Пора было совершать самое главное знакомство. 

Двигатель первого класса системы Станков, созданный по схемам СШК и увеличенный в обрез свободного места. В руках механикус развернулся комбиинструмент.

Контакт.

Слишком мало было одной ее, чтобы получить ответ, но Розамунд его слышала, чувствовала его настроение. Хор, каждая нота в котором сплетена из множества голосов, хранящих память, отзвуки давно завершенных перелетов, и каждая нота звучит одним чувством - нетерпением, желанием полета. 

Беспокойный был воссоздан из поврежденных кораблей, чьи останки были бесцельно кружили в варпе или реальности. Древний, сильный и невероятно прекрасный, его имя идеально подходило его характеру.

Слишком долго они стоят на приколе. Но скоро...

Контакт прервался, техножрица отступила, испытывая душевный подъем, более всего схожий с религиозным экстазом. Восхищение, восторг, любовь. Ее бог был здесь, с ней.

Счастье.

Hide  

Капитанский мостик

Время неумолимо бежало вперед, даже в стальных рамках корабля формальное утро сменялось столь же формальной ночью. Несмотря ни на что, организм человека требовал сохранности своих природных ритмов. Механизм, если вдуматься, ничуть не менее любопытный, чем внутреннее устройство стационарного когитатора.

Прошло несколько дней. Заручившись помощью Делакруа, Розамунд умудрилась найти в кипящем море рынка Порт-Странствия потрясающе укомплектованный медицинский набор, и отблагодарила сенешаля, познакомив с одним проверенным поставщиком. Кажется, милорд был изрядно удивлен, к вящему удовольствию техножрицы. 

Состояние машинариума было вполне удовлетворительным, несмотря на пустующее место мастера двигателей. Похоже, команда старого капитана умерла вместе с ним. Ну, может быть, не буквально, но для Беспокойного сошедшие в порту были столь же мертвы и далеки, сколь и трупы в семейных склепах. Впрочем, технопровидцы двигательного храма не имели ничего против новоявленной механикус, выросшей в тени керамостальных шпилей мира-кузницы, а сервиторов никто никогда не спрашивал.

Пребывая в абсолютной безмятежности, Розамунд явилась на мостик, где уже вели беседу Сенешаль и рыжая женщина.

- Милорд Делакруа, миледи, - вежливо склонилась техножрица. И застыла поодаль, сохраняя созерцательное молчание. Киберфамильяр привычно висел за ее плечом.

 

Изменено пользователем Grey_vi_Ory
6 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-Пожалуй, действительно пора. - С некоторой тоской в голосе заметил он накидывая на голову глухой капюшон, стоило ещё  помыть руки и одеть перчатки. Некоторые формальности, большие скопления людей, множество взглядов действовали на него не очень хорошо, и он их не любил. Но всё же перед этими мыслями улыбнулся напоследок. - Заходите ещё, они будут вас ждать. 

- Непременно. - пообещал гость и, сложив руки на груди аквилой, поклонился гостеприимному навигатору.
Гораздо более гостеприимному, чем можно было ожидать.
Бросив прощальный взгляд на аквариум, Леман направился вниз. На мостик. Там уже собирались власть имущие. Хранитель снова вежливо поклонился всем сразу, краешком рта улыбнулся Роз, сделав небольшой приветственный жест рукой - для нее.

И, убедившись, что вторая, доставленная им дама отсутствует, поспешил исправить это досадное упущение. Уже через пять минут пустотник вежливо, но весьма настойчиво стучал в дверь каюты Фортуны Джеймс, нового мастера пустоты на этом корабле.

! Абал

Изменено пользователем julia37
4 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прибытие на корабль.

Тук-тук-тук.
Уже второй раз за неделю кто-то настойчиво долбился в дверь. Бесило ли это ее? Да, определенно. Приходилось ли ей с этим мириться, дабы не терять работу? Снова да. В общем, собрав всю свою волю в кулак, Фортуна подняла свое тельце с кровати и направилась к двери. Вот только посетитель продолжал стучать, лишь добавляя причин для злости.
- Да засунь себе эту руку в задницу! - прокричала мисс Джеймс, открывая дверь.
На пороге вновь оказался посыльный, но другой. Более важный что-ли. Сделав странную улыбку и издав несколько наигранных смешков, девушка сделала жест рукой, предлагающий войти внутрь и забрала письмо.
- Извините, я думала, что это снова мой сосед сверху. Такой злой мужик, просто ужас. Орет по любому поводу. - закатив глаза проговорила пилот, отходя к кровати и раскрывая конверт.
Конечно же это была ложь. Просто после открытия двери Фортуне было жутко неудобно и она не придумала ничего лучше. Пустотник, что принес послание, решил остаться за дверью, пока новый глава службы эфира собиралась. В дальнейшем же, Леман доставил девушку на корабль и показал ее каюту. Это конечно не лучшие условия из тех, которые можно представить, но бывало и хуже.
Именно здесь войдмастер и решил остаться.
***

И, убедившись, что вторая, доставленная им дама отсутствует, поспешил исправить это досадное упущение. Уже через пять минут пустотник вежливо, но весьма настойчиво стучал в дверь каюты Фортуны Джеймс, нового мастера пустоты на этом корабле.

- Император милостивый, ну кого еще принесло!? - послышалось из-за двери, что открылась через мгновение.
Постоянное недовольство тем, что кто-то стучится в двери было отличительной чертой Фортуны. В этот раз она уже не могла сказать, что это реакция на соседа, но кого это волнует.
- Что-то не так? - спросила девушка у пустотника, что сопровождал ее до корабля. 

4 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Император милостивый, ну кого еще принесло!? - послышалось из-за двери, что открылась через мгновение.
Постоянное недовольство тем, что кто-то стучится в двери было отличительной чертой Фортуны. В этот раз она уже не могла сказать, что это реакция на соседа, но кого это волнует.
- Что-то не так? - спросила девушка у пустотника, что сопровождал ее до корабля. 

За дверью ее ждал человек, выражение лица которого было исполнено кротости. Пожалуй, оно не изменилось бы, вздумай Фортуна окатить его холодной водой просто так. 
- Капитан скоро будет. - осторожно заметил вторженец, складывая руки на груди и кланяясь.. - Думаю, он хотел бы видеть вас на мостике. 

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Капитан скоро будет. - осторожно заметил вторженец, складывая руки на груди и кланяясь.. - Думаю, он хотел бы видеть вас на мостике. 

- Да-да, вы правы. - произнесла фортуна, несколько раз постучав по подбородку. 
Девушка вышла и закрыла за собой дверь.
- Ведите.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Леман снова почтительно поклонился и пошел первым. Так удобнее было показывать дорогу, и так не видно было его лица.

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Последовав указанию Лемана, девушка направилась вперед. Вскоре, лишь ноги переступили чрез порог мостика, Фортуна предстала перед остальной частью команды. Кто-то уже был знаком, а с кем-то лишь предстояло познакомиться. Это подогревало надежду пилота на благоприятное времяпрепровождение.
- Добрый день, дамы и господа, меня зовут Фортуна Джеймс. - обратилась она к команде.

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу