Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

luckyorange

ФРПГ на BRC
  • Публикаций

    1 048
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

2 551 Овеянный славой

6 Подписчиков

Информация о luckyorange

  • Звание
    Уровень: 13
  • День рождения 16 октября

Информация

  • Пол
    Не определился

Посетители профиля

12 136 просмотров профиля
  1. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Аврора могла злиться, завидовать или впасть в беспробудную ярость, что бушевала в её крови, глядя на эту опиумную наркоманку, что отчего-то решила причислить себя к касте певиц. Вместо этого Джованни решила ей подыграть, вооружившись сосбтвенной харизмой и красотой, самой очаровательной из улыбок и редчайшей невинностью, что нигде не найти в этих прокуренных залах. - И всё же, я надеюсь, что очаровательная Дебора сделает исключение для моей скромной персоны, - проговорила Аврора легко и непринужденно, присаживаясь на чье-то место; итальянка вела себя фривольно и несколько надменно - её положение позволяло. И конечно Джованни знала, что эта дура завидует ей. И конечно же Джованни знала, что сейчас внутри буквально сходила с ума от счастья, что Аврора её узнала. Дебора Драхенблют - ей пришлось приложить усилия, чтобы вспомнить эту дамочку - популярная не столько из-за своего голоса, сколько из-за своего языка. Надменность. Гордость. Так только лучше, таким будет место в её новом предприятии. - Меня зовут Аврора, - представилась итальянка, - вы не против, если мы подождем Кейлу? У меня есть дело к вам обеим. Джованни позволила себе небольшую недосказанность. Пускай стерва подождет.
  2. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Капитан удалилась с мостика, приставив к колдунье несколько штурмовиков и навигатора, компания больше достойная заключенному, а не союзнику. Через несколько часов криков, приказов и издевательств над духом машины: Анаис поспешила ретироваться в арсенал - её натура требовала обеспечить себя как можно большим количеством дорогих инструментов, и убойная мощь болтера сейчас могла бы пришлась как раз кстати. Безумная, граничащая с шизофренией паранойя дала о себе знать, когда вместо техножреца или посланного сервитора в арсенале её встретил один из штурмовиков, предлагавший обменять комби-болтер на болт-пистолет. Хуже только её недоверия была её ненависть. - Ты меня за дуру держишь, червь? - Спайр воспользовалась микро-бусиной, вызывая техножреца и отряд гвардейцев, - или издеваешься? Её ладонь легла на рукоять болт-пистолета, когда один из гвардейцев прошептал ей что-то на ухо, а техножрец начал изучать оружие. - Назови мне одну причину тебя не расстрелять прямо здесь, - заговорила капитан, - и объяснись, быстро. Один из гвардейцев опустил ладонь на спусковой крючок хэллгана. .
  3. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Енох даже бровью не повел, что его госпожа вернулась в крови, опьяненная опиумом, задумавшая наладить торговлю живым мясом в этом прогнившем городе. Аврора Джованни наказала ему подготовить ей легкий ужин, новую одежду, следующие несколько дней позаботиться о её небольшом бизнесе и организовать встречу с миловидной Грейс как можно быстрее, пока итальянка направилась в ванную, смывать с себя кровь и наводить марафет. Сердце билось быстро, безумно, рискуя вырваться из груди, и Джованни даже не замечала ту ноющую боль в костях, что вечно преследовала её - только энергия, что лилась через край, и всепоглощающее желание. Творить. Брать. Наслаждаться. - Просто заткнись, дорогой, - одарила Аврора самой лучезарной улыбкой; и хрустящей бумажкой в двадцать американских долларов, - и проведи меня в гримерку, я пришла вас разорить, - подмигнула ему Джованни, словно шутила. Так всё и происходило в мире софитов, оваций, среди прокуренных комнат и пустых бутылок из-под абсента - невзначай, вштуку, круша чужие жизни, дотягиваясь до самых грязных секретов, принимая всю ту низменность, что цвела на сценах и в душах людей. В конце-концов, это ревущие двадцатые, это век падения. - Мне нужно поговорить с девочками. Стервами, гадюками, помпезными суками и просто бездарностями - обладающими не более чем шабланными установками, а не характерами, но телами достаточно манящими, чтобы Аврора соизволила запомнить тот набор букв, что “девочки” брали себе в псевдонимы. Она была подобно ангелу здесь, среди проклятых и забытых декадентов; невинная улыбка, закрытое пальто, тросточка, лениво отбивающая ритм, этикет и напускное дружелюбие, фальшивая эмпатия - кто бы мог подумать, что за страшные мысли скрываются в этой головке?
  4. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Карта галактики предстала зримым мороком перед присутствующими на мостике, и каждый офицер наблюдал за действиями колдуньи - Вопящий Вихрь стал вторым домом для многих здесь, попавшим в рабство к губительным силам за последние тридцать лет крови, сражений и побед; Сектор Каликсида, меньше всего пострадавший от Великого Разлома, но над которым нависла угроза куда кошмарней, чем многие могли бы подумать; лишь когда ногти гостии Серого проделали путь по гниющей ране, представшей на карте отголосками варпа, даже капитан не смогла сдержать брани. Но мгновение колебания сменилось мрачным решимостью и злобной усмешкой. - Путешествие через всю галактику - от Пространства до Ультрамара - уже само по себе достойно демоничества, даже прежде чем Шрам озарил небеса! - засмеялась Анаис, заметив нерешимость в глазах своих слуг, - ничего, всегда мечтала сжечь хваленые сады Империи Ультрамаринов. Но это - позже, сейчас же. Резким движением она выхватила хопеш из ножен, четким голосом отдавая приказы, быстро срываясь на крик: - Вокс-офицер, я хочу, чтобы каждая палуба услышала меня, - Анаис перевела взгляд на иллюминатор, взирая на раскинувшуюся планету под ними, - Командир Орудий, будьте добры, сожгите эту деревеньку и всё живое вокруг нее дотла. Металлический голос раздался из микро-бусины. - Есть сжечь дотла. - Никто не посмеет убить моих подчиненных безнаказанно. Никто, кроме меня. Никто. Конец связи, - это небольшое представление окончилось так же быстро, как и началось: лишь грохот орудий не утихал следующий час. Анаис Спайр улыбалась, скрестив руки на груди - капитан не привыкла отказывать своим желаниям, несмотря на то, насколько причудливыми и странными они бы не представлялись другим. - Ауспекс, - продолжал раздавать команды капитан, - активируйте Око Омниссии, если надо - выжгите все силы из духа машины, но найдите мне проход в катакомбы под планетой, - Капитан нахмурилась, переводя взгляд с офицера на колдунью, - если твои предсказания окажутся просто бредом, я вырву тебе сердце и скормлю твою душу демонам.
  5. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Аврора накинула свою рубашку; белоснежный хлопок был испачкан в чужой крови, но её это не беспокоило - итальянка лишь лениво застегивала пуговицы, раздумывая над новой задачей. Очередное дело - на этот раз иного толка, но всё еще связанное с продажей чужих тел, незаконным оборотом алкоголя, и утоления самых низменных человеческих страстей. Она никогда не думала над моралью подобных предприятий: начиная от бутлегерского бизнеса - и сейчас это; какая разница, что за горе может принести алкоголь, если люди всё равно найдут способ его раздобыть? Так и сейчас: какая разница, действительно. Так было всегда, впрочем - даже во время Великой Войны её отец наживался на военных заказах, принося в семью деньги, пока в этой самой мясорубке бессмысленных убийств пытался выжить его сын. Возможно, Аврора взяла пример со своей семьи; даже раньше, она просто предпочитала не думать о морали. Хотя теперь в ней пробудился интерес - узреть, какие извращенные идеи могут прятать в себе даже самые невинные умы. Джованни закурила, накидывая на себя пальто; ладонь непроизвольно потянулась за бутылочкой лауданума - это не кровь, конечно, но на первое время сойдет. Надо будет посетить Изабеллу вновь: если Андреас не был к ней столь благосклонен, то, быть может, любимая “тетушка” будет? С этими мыслями Джованни оказалась в машине, уже ожидающую её у выхода. Она небрежно, несколько надменно произнесла адрес своего дома, непроизвольно задумываясь, как же сильно повлияла эта ночь на её дальнейшую судьбу.
  6. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Последний враг пал - и пришла пора собирать трофеи. Хопеш вонзился в мягкую плоть того, что раньше было эльдарским корсаром, когда Анаис недовольно зашипела, не обнаружив камня души. Впрочем, остатки ксеноса в теории станут одним из самых милейших трофеев в её коллекции. Мрачные мысли нарушил вой вокса, когда она, сквозь помехи, услышала знакомый голос навигатора. Этот мутант позволяет себе слишком многое. “Капитан? Мэм, вы меня слышите?” От злости она вонзила хопеш в грудь эльдара, опускаясь к трупу и вырывая еще горячее сердце руками. - Да. Высылаю координаты, - единственное, что произнесла Анаис после боя, принуждая дух БМУ начать обрабатывать имеющиеся в её сознании данные об этом месте, - вытащите кто-нибудь эту трусливую суку. Передышка перед очередной бойней - не более. И никто не хочет умирать среди холодных ветров Ксурунта. В промерзлой долине, у брошенной Вендетты, закутанный в плащ-хамелеон легионер доберется до поля битвы. Он падает на окровавленный снег, по достоинству оценив всю комичность ситуации - он не успел предупредить отряд вовремя. Ничего. Бывало хуже. Переживут. И ты тоже. Ведь ты. Смешок. Альфарий. Древняя технология телепортарума сделала свое дело: материум исказился вокруг еретиков, разрывая реальность воздействием забытого знания и варпа - и ватага вновь оказалась на Сером, окруженная гулом работы многочисленных сервиторов и техножрецов. - Магос должен помочь вам, если ваше тело не в состоянии пережить нагрузки или раны. У нас есть день - два максимум, и мы снова возвращаемся на эту жалкую планету. Ты, - Анаис кивнула на Айолу, всё продолжая держать в ладони сердце эльдара, - отправляйся за мной.
  7. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Пульс бился под его холодными прикосновениями, пока Аврора внимала словам Андреаса: так, как всегда было - его кровь и власть, что даровала она над разумом Джованни, приковали девушку к этому человеку, если это древнее существо еще можно было назвать человеком. Её хрупкая ладонь легла на его, и итальянка слегка склонила голову на бок: словно на автоматизме, не ведая, что творит - позволяя иррациональному желанию взять верх, всё таки: Аврора не могла противиться его воли. И не хотела. - Да, - отстраненно произнесла она, - я это запомню. Аврора не понимала много, о чем говорил Андреас: и где-то в глубине своего разума, сейчас расслабленного, попыталась отмахнуться от его слов об истинной натуре; но лишь пьяная улыбка появилась на ее красивом, испачканном кровью лице, когда воспоминания о чужих страданиях и той власти, что она имела над пленниками, дали о себе знать. Кто знает: будет ли она помнить эту ночь утром, доживет ли она до восхода солнца, и продолжит ли носить маски в приличном обществе - но сейчас Аврора была опьянена своими страстями, знанием и умениями, что приобрела. - И моими конкретными обязанностями станут?.. Она едва-едва изогнула бровь, гадая над предложением Андреаса. Гадая над тем, что жа особенные клиенты могут быть так жестоки и порочны - и богаты, ведь мало кто себе может позволить подобное. Деньги развращают, безусловно. Деньги заставляют человека раскрыть свои самые низменные пороки: и наживаться на них. Деньги принуждают видеть в других людях товар - и ничто более. Кто-то мог бы сказать, что это кошмарное явление нашего времени. Авроре было все равно. Лишь возможность утолить свои потребности и заработать - вот что её интересовало всегда.
  8. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Среди всего сброда, пиратский капитан был последним, кто был сведущ в пророчествах и колдовстве варпа - и всё же, она подала голос, стоило заговорить о пророчестве и возможной судьбе всех присутствующих. Они все были друг другу врагами, готовыми вцепиться в горло, и всё же - нужны были друг другу, пока не отбросят других безумцев, посмевших вмешаться в их планы. - Воистину, Боги жестоки: родиться колдуном на подобной планете - и стать рабом их великих игр, - усмехнулась Анаис, подходя к колдунье, - мне бы было жалко тебя, если бы я могла чувствовать эти эмоции: сожалею, металл моего сердца не позволяет мыслить о столь жалких вещах. Была ли это метафорой - или же нет, никто так и не понял. - Впрочем, тебе повезло. Прежде чем ты умрешь или сойдешь с ума от своих видений, тебе выпал шанс узреть звезды в комфорте и удовольствии, - Спайр усмехнулась, легким движением сбрасывая с плеча колдуньи снежинку - легкое прикосновение вызвало наплыв удовольствия, скружившего голову. Капитан подмигнула, но никак не продолжила развивать свою мысль, оставляя воспалённое воображение завершить начатое. - Мы не можем ступать под землю в подобном состоянии: без припасов, израненные, без связи с внешним миром, - обернулась к остальным капитан, - наш разведчик задерживается. Вокс выгорел. И я не знаю, смогу ли починить этот металлолом. Даже если сумею: пилот мертв.
  9. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    18+ Подобно ученику, прилежному и усердному, Аврора слушала Андреаса внимательно, внимая каждому слову: лишь едва морщась или щурясь, стоило ей чего-либо не понять в речи мужчины. Пока вязкое желание медленно растекалось по ее телу, путая мысли, разрушая барьеры, что рациональное “я” всеми силами пыталось замедлить падение. Новую жертву Аврора встретила довольным кивком и жадным взглядом; девушка облизнула губы, поднимаясь к очередному тему, связывая его на столе, приковывая его руки и ноги. Итальянка была на пределе, желая, страстно и дико, сотворить извращенный и грязный акт изменения плоти; легким движением она сбросила с себя и рубашку, не обращая внимания на холод, словно упиваясь своей роковой красотой. Она прикольнула к горячему телу молодого парня, обжигая его кожу горячим дыханием, произнося самые грязные, извращенные, пошлые вещи на ухо, невзначай прикусывая мочку уха, невзначай завершая самым желанным обещанием из всех возможных: свободой. И её ладонь легла на его мужское естество. Она издевалась, конечно же. Издевалась нещадно, начиная массировать, отравляя чужие надежны ложью и прикосновениями, ускоряя темп, невзначай трясь об разгоряченную кожу грудью. Она издевалась, просто потому что могла и желала этого, прислушиваясь к тяжелому дыханию и стонам: боли и наслаждения - лучшее сочетание. Парень кончил от ручек Авроры быстро и обильно, и ее веселый смех эхом раскатился по комнате пыток. - А теперь, - прошептала она страстно, - к самому интересному… В мгновение всё обратилось в мрак: чернокожий паниковал, когда зрение его подвело - легкое прикосновение бархатных ручек итальянки, и он не мог раскрыть своих век. А Джованни ощутила этот первобытный страх: страх перед собственной беспомощностью, когда она изменяла его лицо: стирая любую шероховатость, губы, скулы, глаза, превращая в гладкий, словно вытесненный кожей череп. Её руки спустились ниже, к ключице, продолжая свою дьявольскую работу: поглаживая мышцы в бесформенную массу, пока от её пленника не остался лишь комок плоти, отдельно напоминающего человека. - Подопытные в этом эксперименте ведь не они, не так ли? - вдруг заговорила Аврора, присаживаясь на стол рядом с последним своим творением; она совершенно не стеснялась своей наготы, чувствуя небывалый прилив адреналина и… свободы. От устоев. Чужих глаз. Чужого мнения. Впервые упиваясь чужим страхом, а не наоборот - прячась от него. Она склонила голову, ожидая ответа от Андреаса. Hide
  10. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    - Эльдар, - задумчиво произнесла капитан, подключая свое сознание к беспокойной и израненной машине, - эльдар, это уже интересно. Их души - славный дар Князю Удовольствий, - прежде чем закрыть глаза и погрузиться в стальные кишки Вендетты, наконец, умолкла. Обезумевшая от страха машины была упряма и груба, и выгоревшие ауспексы судна не поведали девушке достаточно много, как ей хотелось - однако, хоть что-то. Всё же, ведомая упрямством, Анаис продолжила препарировать воспоминания машины - только чтобы быть грубо отброшенной духом; причудливое зрелище, как, подключенная к Вендетте, Спайр судорожно зашипела, словно ее ударило током, буквально вырывая себя из объятий своего железного любовника. - Фрак! - выругалась она, - вокс выгорел полностью. Спайр оглядела присутствующих еретиков; никто из них не представлял, судя по всему, как работать с техникой. Она же была дитя кузни: пускай Анаис никогда не ступала на поверхность Кипра Мунди, и мир, раскинувшийся в орбитальных доках над головой миллиарда душ, был её домом. То, что техножрецы считали священным и неприкосновенным, было для нее обыденным и рутинным, когда она бегала среди могучих орудий орбитальных станций и древних машин. Её познания в сложном умении работы с духами железа были невелики, но достаточны чтобы попытаться починить Вендетту. В теории. - Итак, провидица - рассказывай нам, какие же ответы ты имеешь при себе, - едва склонив голову на бок, невольно раскачивая подключенный к БМУ серво-кабель в руке, - у нас предостаточно времени, как ты заметила.
  11. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    18+ Аврора смаковала этот поцелуй, отбрасывая на короткое время сомненье и страх, сосредотачиваясь на том удовольствии и желании в надежде забыться. Она хотела этого мужчину - и хотела безумно. Была ли всю виной кровь или же одиночество всему виной - неважно. Джованни было всё равно. Лишь то разочарование и мольба в её глазах были бесценны, когда Андреас разорвал этот порочный поцелуй. Она не могла возразить: лишь внимательно слушать его указания - и исполнять их. Безукоризненно, четко. Так, как он того требует. - Боль от изменений? - несколько удивленно заговорила певица, - но я не чувствовала боли… А. Ты про… них, - лишь пожав плечами, закончила девушка. Её сердце билось бешено, намереваясь вырваться из груди, когда она направилась в сторону следующего зала, представляя следующую свою попытку. Крик её бывшей “натурщицы”, когда Андреас достал кляп, совершенно не встревожили итальянку. Подобный выбор тел: парней и девушек в самом расцвете сил, всех комплекций и национальностей - вскружил голову, словно ей позволили дотянуться до целого вороха самых дорогих платьев и украшений. Аврора сбросила испачканное в крови пальто; мысли застегнуть рубашку, тоже испачканную, даже не появились в её разуме, пока она обходила каждого из связанных. Это было неправильно, конечно. Грубо и жестоко, но у нее не было выбора - эти бедные души уже приговорены к своей участи, и она явно не будет столь жестока, как мог быть Андреас с ними. Она не злодей этой истории. Ведь так? Её выбор остановился на молодой брюнетке. Она была красива: гораздо красивей, чем Аврора - и это злило итальянку неимоверно. Сложно было представить подобное, что красоту Джованни мог кто-то оспорить - и всё же, вот она, руку протяни! Эти бедра, грудь, утонченные черты лица, пухлые губы и глаза - невозможно быть настолько красивой. Аврора это… исправит. - Прости, - вдруг заговорила итальянка, проводя пальцем по бархатной коже своей жертвы, - честно. Это всё дико, да? Неделю назад я была просто… никем, если честно. Сейчас - даже не понимаю, что происходит. Оно противно, я знаю. Не по христиански это всё. И все же, - запнулась Аврора. Господи, как же она хотела выговориться. Столько всего накопилось. Столько всего хотелось рассказать. Но никому Аврора не позволяла проникнуть за ширму надменной богемы или маску веселого еврейского дельца. Никому и никогда. Сейчас? Она была просто уверена, что эта девушка не расскажет ничего. Не захочет. Не сможет. Если она сошьет ей рот. - Это так… возбуждает. Иметь возможность изменять само творение божье. Это же дико! У меня пробудился этот талант, ни у кого другого. Да. Потому что я - лучше. Аврора сжала грудь жертвы, прикусив собственную губу. До чего извращенно и неправильно - желать представителя своего пола. Но в этом, наверное, и была суть? Итальянка склонила голову на бок, переведя свою ладонь на шею подопытной - Джованни было интересно, сможет ли она причинить боль простым касанием. Аврора закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться на пульсирующей в венах жидкости, дотянуться до той силы, что скрывается в ней - и высвободить на бренную плоть. Пленница завыла от боли, резко изогнувшись, но Аврора провела ладонью по ее щеке, словно успокаивая. Кляп был отброшен в сторону, и губы двух девушек соединились в поцелуе: прежде чем Аврора не отстранилась, когда брюнетка попыталась ее укусить. - Не злись. Я могу дать тебе лауданум: он поможет притупить боль. Проблеск надежды в измученных глазах. - Правда? Аврора на мгновение задумалась. Слишком щедрое предложение. Лауданум ей еще пригодиться. - Нет. Она не тронула на этот раз тела, сжалившись над этим бедным созданием, вместо этого обрушив свою фантазию на её лицо, изменяя его, извращая, уродуя - меня местами плоть, слепливая воедино, срезая ошметки и растягивая кожу. Симфония человеческой агонии возбуждала, и, не замечая собственных действий, Аврора сжала свою грудь, царапая собственную кожу, то и дело срываясь на стон, заглушаемый криками. Hide
  12. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Удовлетворение от чужой победы исчезло ровно в тот момент, когда десантный корабль перестал отвечать по воксу, стоило еретикам выйти за пределы лагеря; Ксурут - жестокое место, играющее с ними, пока незримые наблюдатели варпа смеются над их неудачами и жалкими потугами вырвать из безжалостной хватки судьбы величие. Или собственные души. - Фрак! - Анаис не сдержала брань, стоило ей заметить трупы; капитан ринулась вперед, обнажая меч: только чтобы обнаружить поврежденный корабль и чужие следы, - будь проклята эта планета. Альфарий, отправляйся на разведку по следам, не уходи за пределы работы вокса, выследи этих ублюдков и передай координаты. Если тебя заметят: ударь и отступи. Спайр перевела разгневанный взгляд на колдунью. - В лагере упоминался “альва”, да? - капитан вспомнила слова Лайан, - опиши его, как он выглядел, чем вооружен, как себя вёл. Гнев капитана быстро сменился усталостью и чувством опустошенности; лишние потери её… раздражали. Во всем Пространстве не найти команды лучше, чем у нее - и восполнять потери было занятием самым неприятным и монотонным, словно отделять зерна от пепла. - Мне надо кое-что проверить, - мрачно бросила Спайр наконец, залезая в Вендетту.
  13. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    18+ Свет мешал, противный гул электричества давил, и Аврора желала убраться отсюда в самый первый миг своего пребывания в этом месте: вернуться обратно на сырые улицы родного Бостона, среди английской архитектуры и величественных зданий арт-деко, брести прочь, обратно домой, вернуть свою прежнюю жизнь и обрести покой. Она не могла. Она дала обещание самой себе, и кровь Джованни не смела потревожить эту клятву, дать хоть малейшую слабину. Аврора шла за Андреасом, более не задавая лишних вопросов. Лишь, когда он представил перед ней свое извращенное детище, она притупила взгляд, поморщившись. Машинально сглотнув подступивший к горлу ком, Джованни стало… противно. Противно, по отношению к себе: она помнила, как там, на холодном камне средневековых алтарей, видела труп девушки, и склонившуюся над ним Изабеллу - и единственное, что тогда интересовало молодую певицу, опьяненную кровью и новым знанием, было не судьба жертвы. Не сожрет ли вампир труп, когда закончит издеваться над ним? Воистину, нет покоя нечестивцам. Аврора была послушна и податлива, следуя указаниям своего… господина. И всё же, девушка была оцеплена и напряжена, не в силах совладать с подобным зрелищем. Однако, вопреки продолжая стоять до конца - не иронично ли это? Аврора даже не удосужилась снять своё пальто, едва промокшее от противной бостонской мороси; трясущаяся ладонь легла на бархатную кожу пленницы, едва-едва надавив на плечо - никакого эффекта. Аврора вздохнула, тяжело, рвано, на лбу выступили капельки пота, и, спустя несколько минут внутренней борьбы, она смогла успокоиться и закрыть глаза. Прислушаться к биению собственного сердца, забыться, сосредоточиться лишь на собственной силе, что течет в её жилах. Это было странное ощущение: словно ладонь погружалась в нечто податливое, теплое, наподобие грязи или глины, утыкаясь до чего-то твердого. Аврора не слышала стонов боли, ни одобрения Джованни, ни даже собственного стона, слетевшего с ее губ. Она была в трансе, не замечая, как плоть под ее прикосновениями преобразовывается из творения божьего в груду бесформенной массы, то нарастая неестественным образом, то истонщаясь. Наконец, Аврора раскрыла глаза и увидела то, что натворила. И была в ужасе. Хотя ни один мускул не дрогнул на её лице: девушка лишь продолжила методично изменять чужую плоть по своему желанию - тело вздрагивало, извивалось, но не могло избежать ненужной боли, охватывающую сознание волной агонии. Бледная кожа изменила цвет на багряный, и всё же, вернулась в свой относительно человеческую форму, когда Аврора закончила исправлять то, что натворила до этого. Некая странная, причудливая идея-фикс в формировании чего-то идеального заставила Джованни обречь девушку на ещё один сеанс экзекуции. Аврора заломила руки девушки за спиной: для этого пришлось развязать узницу, и та, на мгновение ощутив свободу, попыталась сбежать - девушка ударила её без каких-либо сожалений. Андерас, наблюдавший за работой итальянки, будто ученый за подопытной крысой, слышал хруст костей: Аврора буквально воедино слепила ладони своей игрушки, зафиксировав тем самым руки в неудобной форме, и заставляя изогнуться в спине до предела. В последнем аккорде этой симфонии бессмысленной жестокости, ладонь Авроры легла на плоский живот пленницы. Минута концентрации. Лицо итальянки сейчас чем-то напоминало её брата: такое же безжизненное, лишенное эмоций, полностью сосредоточенное на едином аспекте происходящего. Она, надавливая, проводить пальцем от груди до пупка - и ниже, словно пытается дотянуться до органов, перемешать их, подобно мозаику или пазл. Жертва закатывает глаза, но не умирает: нужно гораздо больше опыта в пагубном искусстве изменчивости, чтобы провести этот трюк. Наконец, Аврора отступает, делает шаг назад - и смотрит на свои руки. Испачканные в крови, трясущиеся от адреналина. Она медленно поднимает взгляд на Андреаса, поджимает губы. Если она хочет что-то сказать, то не может. Проходит минута молчания, прежде чем она невольно начинает бормотать себе под нос, неуверенно и несколько стыдливо: - Так, кхм. Я?.. Как любила говорить Моника Джованни, её наилюбимейшая мать. Ты монстр, Аврора. Hide
  14. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Она оцепенела, когда он изучал ее, подобно хищник свою израненную, принявшую судьбу жертву. Когда же его смех раздался в ее разуме, девушка поежилась, вздрогнула, но не показала своего страха. Или, по крайней мере, старалась. И, конечно же, безуспешно. Андерас наверняка видел ее насквозь; для него Аврора - не более чем ребенок, разве нет? Ребенок, однако, способный и хотя бы чуточку, но полезный. Иначе бы его здесь не было. Вскоре она осталась одна. Недолгое время Джованни не двигалась, обдумывая слова дона и, что важнее, его возможное предприятие.Аврора не знала, сколько времени так продолжалось: лишь тепло медленно растекалось по ее телу, и улыбка, едва пьяная, появилась на ее лице. Она хлопнула в ладоши, и, будто с помощью магии, перед ней появился всегда верный лакей. - Приготовь мне одежду, Енох. И ужин к моему прибытию, - заговорила она обыденным тоном, - я прогуляюсь. На звонки не отвечай. Он кивнул ей, проговорил что-то со своим акцентом, но Аврора не слушала. Аврора улыбалась, горделиво и немного надменно, упиваясь вниманием своего господина. Она не подведет. Окурок упал на промокший асфальт; накинув плащ, посмевшая облачиться в мужские, пусть и подогнанные, брюки и рубашку, она докурила - этот ритуал всегда ее успокаивал; как и бутылочка лауданума во внутреннем кармане - и наконец соизволила сесть в дорогой кэб. - Итак, - заговорила Аврора уже гораздо более спокойным тоном, делая вид, Что ее в большей степени интересует вид за окном, нежели ее собеседник, - я должна была вам помочь в каком деле? Она буквально сгорала от любопытства. И всё же: не думала терять свою маску приличия. По крайней мере, сейчас.
  15. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Прошедшие два дня были подобны сну. Мрачному кошмару, что оставлял на ее разуме шрамы и раны, прежде чем наконец отступить в Забвенье, откуда он пришел. Аврора Джованни отменила все свои выступления, пропустила погрузку в порту, не притрагивалась к еде - лишь лауданум был её спутником в этот час; рюмка с мутным алкоголем наполнялась словно сама по себе: девушка не замечала Еноха, снующего туда-сюда, подобно безликой тени, мертвецу. Призраку. Иногда ей казалось, что она слышит их. Их стоны, хлюпанье их плоти, разрывающейся волдырями на холодном огне кузни, крики - там, в темноте, среди теней. Хрупкая, подобно карточному домику, картина мировоззрения Авроры, тщательно взращивая родителями комплексом вины, рухнула. И опасная мысль закралась в разум девушки, внушая одновременно страх и уверенность. А была ли она сумасшедшей? Конечно нет. Ей просто пытались внушить, что она была сумасшедшей, безумной и отчужденной. Собственная семья - что самое обидное. Она размышляла над этим и сотней других вещей. Она размышляла о Изабелле, о кровавом поцелуе, что она подарила. Она размышляла о судьбе Йохана, что появился в ее жизни как морок, исчезнув что ль же стремительно. Она размышляла о жизни её родителей, запертых в совершенно чуждой теперь для нее - и для них - стране. Она размышляла о муже и своем браке, несчастном и почти развалившимся. И каждый раз переплетение мыслей и догадок приводили ее к одному, самому желанному на свете сейчас. Крови. Той власти, что давала эта жидкость, то ощущение всемогущества и уверенности. Наркотик, желанней любого другого. Она размышляла об Андреасе. И сердце ее билось судорожно только об одной мысли о нем. Аврора не была уверена, что это за чувство и как его описание. Не любовь, девичья, пластиковая любовь, но настоящая страсть, почти забытая в рутине обычных дней, и желание. Быть замеченной. Когда он появился в её доме, она даже не поняла, очередная ли это галлюцинация, вызванная явным перебором лауданума, или реальность. Лишь прикосновение холодных рук вырвало ее из прострации, и девушка смотрела на него, словно на бога. Её ответ был несколько виноватым, словно провинившийся ребенок, выпрашивающий у родителя лишнюю порцию сладкого. Воспоминания о божественном вкусе заполнили ее разум, и она могла лишь безвольно сглотнуть, смотря в глаза своему покровителю, виновата притупив взгляд. - Нет. Она врала. Она не понимала, как пользоваться своей силой, что таилась в крови Джованни, и лишь смутно осознавала границы своих возможностей. Ей, изнеженной богеме, наркоманке, привыкшей получать свою дозу по расписанию, ни отказывая себе ни в чем, хотелось большего. Всегда.
×