Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

luckyorange

ФРПГ на BRC
  • Публикаций

    1 048
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

2 648 Овеянный славой

6 Подписчиков

Информация о luckyorange

  • Звание
    Уровень: 13
  • День рождения 16 октября

Информация

  • Пол
    Не определился

Посетители профиля

12 477 просмотров профиля
  1. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    София лениво зевнкула, поглядывая на все присутствующих со смесью скуки и некой меланхоличной обреченности; немного странная реакция для человека, с чьего клинка еще не исчезла еще теплая кровь. - Ну? - она недовольно поджимает губки; устало хлопает ресницами, - я не следопыт, чтобы искать следы в таких местах, - и вяло усмехается самой себе; несмотря на всю её напускную леноту и вялость, её хрупенькая ладошка всё продолжила лежать на рукояте кинжала. Так, на всякий случай.
  2. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    Таверна Как непрофессионально с её стороны - наслаждаться чашей дурмана, пока соратники проливали свою кровь в борьбе с демонами и головорезами - но София ничего не могла с собой поделать, считая свои немногочисленные навыки лишь помехой для такой грубой работы. Молоая марчанка лишь болтала о чем-то совершенно несущественном, комментируя каждое маленькое событие в этом небольшом мирке забитой таверны. Так обычно было большинство вечеров - Софи лепетала о всём на свете, пока Лето слушала свою подругу, задумчиво соглашаясь с немногочисленными утверждениями. Она легко сбросила мокрый плащ, оставаясь в легкой рубахе, в которой небрежно была расстегнуты верхние пуговицы: неподобающий наряд для молодой леди, слишком броский и кричащий - но София всегда полагала, что её тело самое опасное из арсенала её орудий. После яда и ножей, конечно. - Томный? - с губ молодой убийцы вновь сорвался веселый смешок, а ладошка потянулась за заветным глинтвейном, - если ты считаешь томным вечер сломанных костей, жизней и судеб, - София пригубила напитка, ощущая сладость на кончике языка, приятное тепло, медленно растекается по её телу, сонливость и спокойствие, - хотя соглашусь - погода великолепна, - едва прикрыв глаза, София прислушалась к грому и дождю за стенами постоялого двора, - ещё пару бокалов и стоит пойти искупаться. И словить лихорадку.
  3. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    В темнице тепло, сухо, здесь кормят три - чаще два - раза в день едой достаточно сносной, чтобы не умереть голодной смертью. София знает сотни, если не тысячи людей, эльфов и гномов желающих попасть туда. В клетку, где за ними будут ухаживать, словно за послушной зверушкой. Но право. София не собиралась спускаться к низменной философии - это было слишком затратно и не приносило должной прибыли. Ей потребовалось всего пару минут, чтобы попасть внутрь; еще несколько мгновений, чтобы добиться встречи с капитаном стражи - она даже не уговаривала его отпустить беднягу шевалье. Лишь спросила имя заключенного и с напускной удивленностью отметила знатность фамилии - достаточно, чтобы посеять семена сомнения. Стоит ли того - удержание столь важного и благородного гостья у себя? Палка о двух концах, если его не отпустить - будет скандал, если же оставить - будут проблемы. По крайней мере, об этом едва слышимо рассуждала София. А затем исчезла, извинившись за то, что потревожила благородных стражей правопорядка Ореля. - Прости, маленький паж, - убийца подмигнула барду, - я решила попытать счастья одна. Привыкла работать в одиночку. Её лица не было видно, но можно было поклясться, что сейчас София улыбалась. Легкомысленно и непринужденно. Очередная маска? - Хотя следует встретить нашего милого Этьена, - продолжила рассуждать марчанка, - надо ли говорить, что он достаточно рьяная личность, раз умудрился попасть в заключение сразу после отбытия!
  4. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    Встав недалеко от здания тюрьмы, Анку облокотился спиной к ближайшей стене. Потертый плащ сменил дорогостоящую шаль, как и удобные одеяния не менее дорогостоящее шелковое платье, в котором, однако, спасать достопочтенных господ и вершить судьбы мира было несколько сложнее обычного. София подкралась к Анку, усмехаясь; её лицо было закрыто, но фигура и взгляд голубых глаз выдавал в ней ту самую богему из Виверны, которая смеялась и достаточно эффективно пожирала огромное количество вина и глинтвейна. - Не стали слушать? - усмехнулась молодая убийца, - не виню их. Харизма - редкий дар, а отточить его еще сложнее, - она подмигивает, - как-как зовут нашего доблестного рыцаря? Право, дайте мне попробовать… сменить позицию доблестных стражников.
  5. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    Девушки болтали еще некоторое время - или, если точней, то была София, что лепетала обо всем на свете; постепенно путники начали собираться вокруг их связного - хотя молодая убийца не понимала всей напускной секретности, учитывая, что вся эта завеса интриги распадается, стоит таким неординарным личностям собраться вместе. Лето тоже видела, что пора выдвигаться - но не спешила. Марчанка лишь отшутилась. И никакой реакции. Порой ей действительно казалось, что сердце чародейки - изо льда. - Хватит дуться, - Софи весело подмигивает морталитаси, - пойдем! - та прихватывает напитки обеих: еще один стимул пойти за ней следом к иному столику. Хватится дутья. Пойдем. У нас есть работа. - Да-да, сложно найти места, где лишних ушей еще больше, - проговорила убийца, присаживаясь за стол к связному и воителю; её хрупкая ручка протянула Лето бокал. Был ли там яд? Софии требовалось не так много времени, чтобы подсыпать его туда. - София, - представилась она, - и Лето, - представила она свою подругу, - впрочем, всё что надо знать, вы уже знаете, не так ли? Она вновь подмигивает. К кому она обращается? Она отпивает немного глинтвейна. Тепло приятно растекается по её телу.
  6. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    Веселый смешок сорвался с губ молодой убийцы, когда та взбодрилась, весело хлопнув в ладоши и едва расправив плечи. Это была определенная часть её работы: распознавать человеческие желания, стремления и эмоции - иначе как еще найти клиента, понять намерения цели или втереться в доверие своему врагу? Потому ответом на злобу своей знакомой была лишь улыбка и веселый взгляд. Конечно, всё маска, и Лето хорошо знала, как ведет себя София без лишних глаз. Но, какая разница, если сейчас она играет одну роль, а затем другую? Пока чародейска разбирается в полунамеках и тонких замечаниях, то всё может идти своим чередом. София обернулась, разглядывая помещения: словно аристократка, что решила посмотреть на то, как устроен мир обычных, ничем не примечательных, серых, безликих людей. Стада. Хотя в реальности ее интересовали не совсем рыбаки и пьянчуги, добравшиеся до очередной кружки своего эля, пива или браги - как угодно они могли называть те помои, что пили - но гости более особенные и отмеченные хоть какой-то искрой и особой ролью в планах Создателя. - Ты знаешь мои расценки, - вдруг невзначай бросила марчанка. Невзначай. Случайно. Конечно, всё всегда происходит случайно, - и как я беру плату. Деньгами. Секретами. Связями. Услугами. - Но что за глупости я говорю! - весело пролепетала София, - разве это не славно, что мы снова собрались? Как в старые добрые времена. Да, как в “старые добрые” - вы общаетесь уже десять минут, а леди Анаксас уже платит за неё ужин. Дреггер поправляет цветок в своих волосах: её визитная карточка. Или это яд, который она держит в кольце? - Неслучайно собрались, - едва поддавшись вперед, изогнувшись в спине и вцепившись коготками в деревянный стол, заговорщическим шепотом заговорила София, - правда думается мне, что я единственная, кому платят за работу. Несмотря на всю доброжелательность и фривольность, Лето уловила нотки небрежности и холода в голосе Софии. В её словах действительно была некая ирония. Или намек, что её можно перекупить? Бред. Бред. Что за бред.
  7. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos

    Но Лето никогда не была многословной и никогда не спешила обнажать свою душу. Едва приобнявшую себя за щуплые плечи, поджав губки в обидной гримасе - до ужаса наигранной - София наблюдала, как её знакомая исчезала в пучине бушующего моря. Молодая убийца не спешила ничего спрашивать и как-либо реагировать на подобную выходку; по правде говоря, София никогда не лезла в чужие дела без особой нужны - если того не требовал контракт или ее безопасность - и в основном предпочитала обнажать далеко не душу Лето. Паршивая ночь не несла ничего хорошего: пускай маска небрежности и некой меланхоличности прочно охраняла Софию от окружающего мира, ощущение некой неправильности происходящего не покидало убийцу - была ли всему виной паранойя или же чутье давало знать о некой затаившейся опасности - загадка. Несмотря на весь её богемный вид, на расслабленность и напускное спокойствие, она лишь сжала сильней рукоять кинжала под шалью. Раскат грома вырвал марчанку из раздумий. Магия - это нечестно. Рыцарь выбралась из холодной воды так легко и просто, выбросив на берег свою добычу - или врагов - приковывая ко все взгляды немногочисленных наблюдающих. Магия - это нечестно. Но что отличало убийцу от благородных рыцарей, храмовников и иных безумцев? София никогда не играла по правилам - она не умела по другому. Магия - это нечестно. Но яд, шантаж, угрозы и соблазнения - тоже. Никто же ее за это винить не будет? Фигурка молодой убийцы выглянула из-за спины чародейки, весело помахав обескураженным рыбакам. - Ну и стоило оно того? - улыбнувшись уголками губ и недовольно поежившись на месте от холода, проговорила София, - я думаю, дары моря нас буду ожидать на столе, - весело проговорив, отметила марчанка, подмигнув своей спутнице. Таверна встретила их шумом гостей, о чем-то спорящих или пьющих, или требовавших еще выпивки. Было приятно сменить холодную природу на благо человеческой цивилизации. Присев за первый попавшийся свободный столик, София сбросила шаль на стул; убийца была облачена в платье, чем-то напоминающую легкую мантию, похожую на те, в которых сновали богатые волшебники. Лишь на мгновение Лето заметила блеск стали в одном из потайных кармашков накидки своей спутницы. София лишь улыбнулась, прижав палец к губам. - Сколько интересных личностей тут собралось. Да? - девушка едва склонила голову на бок, - мы двое, например. Такое, - она прикусила губу, едва-едва закатив глаза, словно раздумывая над чем-то или лихорадочно выискивая что-то в причудливом водовороте своей памяти, - редко бывает.
  8. luckyorange

    Storm Age: Reign of Chaos (Запись/Обсуждение)

    Показать контент Дожди редки в Камберленде, особенно в эту сухую пору - но то был век Шторма, поэтому причуды погоды списывались на волю Создателя. Пробраться сквозь бурю к бухте было почти невозможно, если не знать, куда плыть и на какие знаки ориентироваться - пришлось отдать внушительную сумму за капитана. Лодку бросало из стороны в сторону, а её спутники - молодая светловолосая городская эльфийка по имени Иврина и Рос, ферелденский травник, лекарь и специалист по тому, как с помощью одной капли какой-то дряни положить отряд стражи - сейчас блевали из-за морской болезни. Она же? Готовилась. Тяжело дышала, смотря пустыми, стеклянными глазами в зеркало. Она видела там девушку, чьи черты лица можно было назвать красивыми, чьи черные волосы медленно спадали до плечь. И шрамы. Отвратительные, уродующие шрамы. Они давали силу, напоминали о самом опасном из всех наркотиков - мести. Она вновь тяжело вздыхает, протягивая руку к своему мечу: короткий антиванский кинжал, легкое и смертоносное орудие. Крайней эффективное и эффектное. Раздался крик на палубе; они прибыли - пришло время. То была высеченная в скалистом берегу бухта, поражающая своим размером, убранством и количеством собравшихся людей: она слышала крики, брань и голоса всевозможных культур Тедаса; подпольные бои, кровь и смерть - вот чем была действительно знаменита Неварра, а не кучкой фриков-некрофилов. Люди любят наблюдать за страданием других. За чужой болью, за невинно пролитой кровью. Они замешкались - Иврина и Рос о чем-то спорили вперед с охраной. Их не пропускали? Раздражение - первое, что почувствовала она, когда, шагнув вперед, вдруг обнаружила, что их окружили; холодный воздух резал кожу, пока где-то в небесах раздавался гром - торчать лишний раз на ветру и под дождем особого желания не намечалось. Ступив вперед, вместе с лязгом стали, она услышала хриплый смех: вокруг наемников, преграждающих им путь, стоял высокий, худощавый, облаченный в дорогостоящие одежды мужчина. Его украшения сверкали в тусклом освещении помещения, а голос был груб, но не на него был прикован её взгляд: но к молодой, щуплой, в дорогих, подчеркивающих фигуру, шелках, девушке, стоявшей поодаль с мужчиной; красивые волосы цвета соломы, утонченные черты лица, парфюм и украшения - его личная игрушка? Безусловно. - А вот и знаменитая Сонни! - мужчина закашлялся, - до чего честь видеть её перед боем, знаете ли. Ублюдок. - Исчезни, - заговорила Иврина, - у нас мало времени. Охрана замешкалась; такую дерзость мало кто мог себе позволить - но мужчина спокойно отреагировал, дав знак своим псам. - Люди дела? - спокойно наблюдал он за тем, как тройка проходит мимо. Она едва-едва задержалась на молодой девушке; в голубых глазах чужой игрушки играло благоволения, удивления и страх - перед чужим вниманием, перед своим мастером, - отлично. 500 золотых, и вы проиграете этот бой. Сонни даже не остановилась. Главное, что им дали пройти. Лишь гулкий голос мужчины раздавался за её спиной: - Это больше, чем вы получите за всю карьеру! Она молчала. Зато Рос не выдержал. - Это дело принципа! - заговорил молодой парень, - хотя кое-кто видимо давно забыл, что это вообще такое. - Принципы? Что за принципы - проливать кровь на потеху толпе? - Ха! - Рос выругался; она услышала плевок, их голоса становились всё менее и менее разборчивыми, ладонь невзначай легла на рукоять клинка - дурная привычка, когда она чувствовала опасность, - это месть. Знаешь, откуда эти шрамы? Хартисты решили как-то решили прикупить себе игрушку с рынка, но сначала немного “пометить” её, прежде чем сыграть с ней. Иврина вмешалась в полемику; Они всегда пытались найти неприятности, вели себя словно верные лайки, спущенные с привязи. Хорошо, что они были послушны. Она движется вперед, не замечая никого, лишь готовится к бою; приводит мысли в порядок. Перепалка позади нее становится все жестче и жестче, но Сонни знает, что никто не прольет здесь крови. На арене, да. Особенно на арене. Ради чего еще они собрались? Лишь тихий голосок заставляет её обернуться: как она услышала его среди всего этого шума грозы, брани и мата? - Удачи, - произнесла девушка подле торговца одними губами; Сонни на мгновение встречается с ней взглядом, и “игрушка” быстро отводит его. Удачи. Это был сложный бой. Металлический привкус во рту, сырое мясо на кончике языка - ублюдок прижал ее к стене, вонзив кинжал прямо ей в плечо; еще мгновение замешательства и она бы умерла. Сонни пришлось действовать… инстинктивно;вжаться зубами в его шею, рвя мясо, кромская. Не было времени думать: нужно было действовать. Она слышала восклики радости Иврины и Рос за тонкой стенкой: пускай они веселяться, пускай играют. Ей нужно время передохнуть. - Я тебя слышу, - заговорила Сонни, - не прячься, - она раскрыла глаза: девушка судорожно вздохнула, выходя на свет ламп; хрупкая, в ее глазах сейчас читалось удивление и восхищение. И страх: самая терпкая из эмоций. - Я… - заговорила игрушка, - я видела, как вы сражались. - И как? - Поразительно, - сглотнув подступивший к голову ком, проговорила она, наблюдая, дрожа, как Сонни встает со своего места, медленно прогуливаясь вокруг нее, словно оценивая, - такая решимость и… - И? - Ярость. Как ты… вы этого добиваетесь? Сонни зашла за спину, девушка ощутила горячее дыхание воительницы на хрупкой шейке; “Как тебя зовут?”, - раздался голос Сонни, обжигая и вскруживая голову. “Софи”, - голос игрушки раздался эхом по залу. Софи - вкусное имя. - Страх, - мозолистая ладонь оголяет хрупкое плечико Софи, - страх заставляет тебя действовать. Выживать, - Сонни целует бледную кожу, поднимаясь выше по шее, прикусывая мочку уха и резко оборачивая свою игрушку к себе лицом. Софи отвела взгляд, легким движением она обнажает маленькую грудь, отстраняясь к холодной стене. По ее личику медленно стекала капелька пота. Голова кружилась. Становилось душно. Сонни на мгновение замирает: что происходит в ее разуме? Она протягивает ладонь к рукояти меча… мгновение - всего мгновение - раздумий: оставить или?.. Лязг стали, когда она отбросила оружие прочь; тяжелый вздох, прильнув к любовнице. Страстный поцелуй, тяжелое, спертое дыхание. Её ложится на бедро Софи, проскальзывая под платье. Игрушка едва отрываются от ее губ; заговорив страстным шепотом над ее ухом, заставляя Сонни прикрыть глаза удовольствия. - Твоя история, - голос Софи был подобен меду; сердце вырывается из груди, адреналин зашкаливает, она хочет её прямо здесь и сейчас, - полное дерьмо. Стоп. Сонни не успевает увернутся; резкий выпад, жгучая боль: как она не заметила? Софи резко вскидывает руку - в одном из ее колец появилось лезвие - нанося глубокую рану по горлу. Воительница падает на холодный, мокрый пол. Пытается дышать, пытается хватать воздухом; вместо этого булькающие звуки вырываются из ее горла, из которого обильно течет алая кровь. Сонни видит склонившуюся перед собой Софи. Ее голос все еще подобен меду. - Мессир Дико просил передать, что ваше поведение было… крайне неподобающим, - куда исчезла эта красота? Эта невинность, эта эмпатия, - он попросил, чтобы ты хорошенько мучилась перед своей смертью. Но знаешь. Я помогу тебе. Софи смеется; грубо, злобно. Её каблучок вонзается в горло своей жертвы, надавливая. Её жертва - как её звали? - пытается вырваться: всего мгновение борьбы, но как же эти попытки были… смешны. Еще один контракт выполнен, пару лишних золотых никогда не помешают. София щурится, глядя на торговца. Его самодовольство будет его же погибелью. - Она страдала? - спросил мужчина, отпивая вина. - Конечно, - София обаятельно улыбается, - подумала, что я поражена её “харизмой”, - “мессир Дико” начинается смеятся, - попыталась даже меня, - София невольно проводит ладонью по плечу; смех перерастает в кашель, он не может остановится, - взять в своей грязной каморке, - мужчина хватается за шею, стучит по письменному столу, - хотя я хотела её сначала отравить, - мужчина пытается дотянуться до нее, веселье исчезает в его маленьких поросячьих глазках, остается лишь страх, - но решила оставить весь этот яд на такого борова, как ты. Его обычно бледное лицо приняло багровый оттенок. Он мучается еще несколько минут, задыхаясь: он пытается позвать на помощь, но не может произнести ничего. София продолжает улыбаться. Еще один контакт выполнен, пару лишних золотых никогда не помешают. Hide Показать контент Имя: София Дреггер Возраст: 28 Рост: 166 Родина: Вольная Марка, Виком Hide
  9. luckyorange

    ФРПГ на BRC - обсуждения, анонсы игр

    Only mad shall prosper Что: Темная Ересь второй редакции, относительно захоумруленная. Сектор Каликсида, модуль "Edge of darkness", переработанный (ха-ха), под вторую редакцию. Когда: В начале мая, две/три недели - если не меньше. Сколько: От двух до четырех игроков, относительно короткий модуль с расследованием, социалкой и боями - всё, что угодно Императору. И смерти, да. Много смертей. Аколитов, несчастных и еретиков. Последних, желательно, в большей степени.
  10. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Груды трупов, выжженая плоть и железо, металлическая рука тянется к фигуре флотского капитана, проклиная на технолингве и изрыгая проклятья на низшем готике. Холодное прикосновение дула лонг-лаза, надменная улыбка, властный голос: - Твои последние слова? - её слуги оскверняют цех своим присутствием, ломают оборудование, собирают документы и лихорадочно блокируют выход. - Сдохни, - с металлическим скрежетом произносит техножрец, вспышка - мгновение боли - и темнота. Всепоглощающая, холодная тьма. Пагубная энергия варпа охватывает всё ее тело, ладонь тянется к осколку, душа трепещет под ужасающей мощью, пагубой и скверной: еще чуть чуть, и конец - лишь человеческая решимость и рвение сдерживали этот необъятный поток. Осколок шепчет ей секреты мироздания, когда верные члены отряда собираются вокруг. В мгновение ока их охватывает дикий шторм эмириев, срывая реальность, словно легкую мишуру. Финал ждет. Грандиозный. Он разрубил защитное построение, словно отбросил никчемную плоть. Она слышала хруст костей своих подчиненных, но не успела что-либо сделать - резкая боль вырвала её из раздумий - болт-снаряды отбросили тело к ветхой стене, оружие полетело в сторону. Крики умирающих, чавканье плоти - вот погребальная песня проклятых. Массивная фигура шла, переступая через трупы, к ней навстречу. Поверженной. Сломленной. Кровь, порченая, ядовитая, медленно стекала с её губ, обжигая плоть - но она больше не чувствовала боли. Как прежде до этого, она махнула рукой - властно, словно приказывая, и амбал остановился. Она извлекла стеклянную бутылку с мутной жидкостью. Алкоголь обжег горло, смешался с кровью противным железным привкусом. Она смотрела на дуло болтера, направленное на неё - и улыбнулась, откашлявшись. В такие моменты люди раздумывают над ошибками собственной жизни, на дорогах, где свернули не туда. Она ни о чем не жалела - лишь ярость, безумная, дикая, необъятная ярость струилась в ее крови - сожаление, что нельзя было забрать с собой всех. Она улыбнулась, спокойно глядя в темноту. Её голос эхом прокатился по мрачным коридорам Вольга, прежде чем выстрел заглушил его. Одна единственная фраза, чье эхо в варпе будет подобно пророчеству. - Пусть галактика пылает. Ещё один болтерный выстрел распугал многочисленных мародеров в округе.
  11. luckyorange

    Warhammer 40,000: Unholy Search

    Показать контент Наше сотрудничество подходит к концу. Наше сотрудничество - легким движением ты вскидываешь инферно-пистолет, уже привычным движением ладони активируешь подключение к мель-канистрам - подходит - ты целишься в неё, в это холодное, некрасивое лицо, ты видишь варп этих глазах, бушующую силу имматериума; тебе все равно - к концу. Ты стреляешь. Ты видишь, как плоть медленно вскипает, покрываясь волдырями и ожогами; запах женной плоти заполняет палубу. Наше сотрудничество подходит к концу, сожалею. Ты ощущаешь это - уже обыденное ощущение напасти, что влечет тебя в сторону от потаенного удара бывшего союзника. Наше сотрудничество подходит к концу. Твой верный слуга готовит болтер, но металл ничто по сравнению с мертвой плотью иссохшего чудовища. Ты стреляешь - роняешь ему руку, заставляя гнилой болт-пистолет пасть на холодный пол. Ты чувствуешь это. Боль. Замах - чавканье плоти, хруст костей, жение на своей плоти, медленно разъедающее щеку. Ты слышишь - крик демона, безумный и дикий прорыв сквозь груды трупов и плоти. Удар. Твоя кровь - это яд. Медленно разъедающий плоть врагов. Предатель бежит прочь, отступая от сломившей его силы - ты не смеешь допустить подобного, ты стоишь до конца, и твои верные соратники решительный отпур. Мультимельта - это серьезно. Настолько, что даже отродья варпа отступают прочь под его могучей силой. Ты падаешь, лишь на задворках своего сознания слышишь ответ от корабля. Ты закрываешь глаза, дотрагиваешься до своего лица, ощущая боль и жжение. Анаис кричит, раздавая приказы, когда одним сильным толчком магос заставляет её облокотиться на койку; её лицо, некогда прекрасное в холодной величественности, сейчас представляло тень былой красоты. Плоть на одной стороне лица покрылась волдырями, обожжена, когда техножрец нещадно прижигал гниющие участки. Спайр слишком уперта, чтобы умереть - и слишком зла, чтобы успокоиться и позволить профессионалу спокойно делать свою работу. Её голос всё еще заставляет людей беспрекословно ей подчиняться - и слова леди-капитана внушают всё прежний страх и уважение. Лишь спустя несколько часов операции, из-за агонии, усталости и эмоциональной истощенности, Спайр отключается, впадая в блаженное забытье. Она смотрит в свое отражение, где вместо былой красивой женщины видит лишь омерзительное отродье; редкую плоть, искаженную и уродливую, на одной сторон лица, и заплывший, помутненный глаз. Уродство. Её трясущиеся руки тянуться к аккуратному камню, фиксируя на своем лице, ощущая так желанную прохладу. Hide
  12. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    18+ Она чувствовала каждое движение языка, тесноту узкого горлышка и мрачное рвение своей новой слуги - щеки, покрасневшие от ударов и возбуждения, взгляд влажных карих глаз, решительный и надменный, даже в таком положении - Тереза всё больше и больше напоминала Аврору саму себя. Быть может, если бы в этом холодном сердце осталось капелька сострадания или веры - это укололо бы Джованни, но она была мертвецом, что брал свою плату человеческими страданиями - и единственное, что ей было интересно: как же низко способна пасть эта девушка. - Я жду, - властно заговорила Аврора, наблюдая за переводящее дыхание девушкой; едва приоткрыв ротик, с ее язычка медленно капала слюна на объемную грудь, а немногочисленный макияж был сейчас размазан по личику - вид, готовый свести с ума любого мужчину. Но Аврора была холода - специально, чтобы зажечь искру в душе Терезы, выжечь остатки той добродетели, что была в ней давным давно. Девушка изогнулась в спине, распрямив плечи; начала массировать орган вампирши грудью, поступательными движениями, губами обхватив самую головку, скользя по ней язычком, иногда заглатывая больше, работая головой. Вкус, сладкий, запретный, сводил её с ума, подобно наркотику, внушая силу и веру в свои собственные способности, заставляя прикрыть глаза, экономя дыхание, и наслаждаться этим падшим процессом. Чувства усиливались в тысячу раз, и ладони терезы скользнули вниз, пальчиками доставляя себе то удовольствие, что испытывала она несколько минут назад. Джованни прикусила губу, её рука легла на макушку своей слуги, надавливая и заставляя заглотнуть больше, несмотря на недостаток воздуха и неудобное положение; противный, хлюпкий звук раздался по комнате - теперь Аврора контролировала движения Терезы, давая ей так мало времени на отдых, пока слюна обильно стекала с её губ. Еле сдерживая подкатившее наслаждение и судорогу, Джованни приказа остановиться, грубым движением пуская Терезу к себе, целуя её, требовательно и глубоко, ощущая вкус собственной крови. Идеально. Вампирша положила руки на бедра Терезы, насаживая её на свой орган, вслушиваясь в робкий стон девушки и усмехаясь. - Грейс. - Да, Госпожа! - с удовольствием заговорила блондинка, подходя к Терезе сзади, раздвигая её бедра и входя в девушку - только чтобы затем, уловив темп Джованни. Дикая смесь боли и удовольствия, Пауэрс уже не сдерживала своих криков и стонов, царапая, бранясь и кусая Аврору, что сейчас грубо брала её. Это всё было подобно безумному сну, иллюзии или бреду. Несмотря на весь коктейль чувств и эмоций, Тереза помнила, ужасно четка, лицо Джованни, клыки и кровь. Hide
  13. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    18+ Темп становился всё быстрее и быстрее - Грейс всегда окунулась в это безумие с головой, позволяя волне наслаждения, боли и похоти накатить её с головой, чтобы разрушить все границы и найти новое запрещенное наслаждения. Джованни гордилась своей работой, что именно она создала это чудовище с милым личиком, что сейчас грубо насиловал беззащитную девушку. Замечательный вид. Джованни не заметила даже, как сама стала прикована к этому зрелищу, сбрасывая с себя лишние элементы одежды: юбку, белье, расстегивая рубашку - срываясь на стон; вид личика Терезы, по щекам которой текут слезы, и глаза закатились от наслаждения и унижения, грубые пощечины Грейс, хлесткими ударами опускающиеся на беззащитную плоть - всё это возбуждало Аврору, но она не спешила включаться в этот процесс, предпочитая наслаждаться человеческой натурой в самых грязных её проявлениях. - Грейс, - отдала она приказ. Этого было достаточно. Блондинка стала притуплять свой темп, тяжело дыша, наблюдая за своей жертвой безумным взглядом, легко прильнув к её груди, осыпая поцелуями и кусая чувствительный сосок, царапая и оставляя на бледной коже следы от укусов. Мужская плоть, уткнувшаяся в плоский живот студентки, пачкая в мускусной жидкости плоть и рубашку опасно запульсировала - однако Грейс не спешила останавливаться. Она легко заставила Терезу лечь на спину - изогнуться в спинке, приподнять бедра; облизнув губы, блондинка, приподнявшись, нависла над своей жертвой, наматывая её волосы на миниатюрный кулачок - всё, чтобы чувства Пауэрс была доведены до предела. Жертва лишь прошептала нечленораздельно мольбы остановиться и не продолжать - слишком вялые, напускные, чтобы хоть кто-то из присутствующих здесь это прокомментировал. Грейс резко, грубо, желая доставить как можно больше боли и удовольствия, вошла в девушку сзади, где она еще была невинна - и крик, сорвавшийся с губ насилуемой, был подобен лучшей музыке. Темп нарастал и нарастал - до того момента, пока блондинка больше не могла сдерживать себя, и с резким толчком плоть внутри вздронула, заполняя мускусной жидкостью Терезу - блондинка все еще двигала бедрами, когда ее тело охватила судорога, закатывая глаза и издавая пошлый стон, падая на свою любовницу, чуть придавливая её. Обе девушки тяжело дышали, прикрыв глаза -и, хоть Пауэрс не признавалась в этом, несмотря на боль и унижения, она чувствовала нарастающее возбуждения; она чувствовала взгляд, голодный и пошлый, Джованни, и её присутствие сводило с ума. Тишину вновь, как и до этого, нарушил сладостный голосок Авроры. - Ко мне. Она раздвинула ноги, и Тереза обнаружила, что не только Грейс имела подобную деформацию - лишь… больше. Блондинка послушно кивнула, на коленях, ведя за собой за волосы девушку, прильнула к ногам своей госпожи. - Какого черта ты кончила, прежде чем я тебе разрешила? - властно проговорила Джованни, когда её послушная игрушка заставила другую игрушку прильнуть губами к головке. Ей было интересно, что же теперь будет делать Тереза после произошедшего, где-то в глубине своей души надеясь на сопротивление. Hide
  14. luckyorange

    World of Darkness: VtM "Nuova Malattia"

    Bork 16+ - Возьмём, если она захочет сама, - улыбнулась Джованни, и с ее губ медленно стекала капелька крови; ладонь Авроры легла на макушку Грейс, поглаживая девушку, словно своего любимого зверька, прильнувшего к своей хозяйке. Никто никогда не уходил от неё: каждый возвращался, кто вкусил запретный плод из рук Авроры Джованни, несмотря на боль, на унижения и на страх - итальянка влекла их к себе, меняя души и плоть под свои собственные нужды. Холодные глаза скользнули по хрупкой фигурке Терезы, голод - уже иного рода, тот, который многие из мертвых сердец забыли в своей не-жизни - не позволял так просто оставить свою жертву. - Будь послушной девочкой, - прошептала Аврора Грейс так, чтобы Тереза слышала, - подготовь её для меня, если будет сопротивляться - выкинь прочь к этому сброду. Грейс, только ожидавшая приказа от своей госпожи, лишь уверенно закивала, легко и быстро целуя Аврору в губы и слегка отстранившись от неё к своей жертве. Несмотря на свою хрупкость, Грейс кипела энергией и силой, легко прильнув к Терезе, целуя её настырно и грубо - пускай девушка сопротивлялась, кусалась и пыталась выбраться - так только веселее. Звук рвущейся ткани - блондинка резко расстегивает пуговицы с рубашки. Мгновение передышки, когда Грейс легко расстегивает свое платье, соскальзывающее с её кожи, представляя девушку абсолютно нагой. - Иди сюда, - весело пролепетала блондинка, - больно будет только по началу! Её руки скользнули под рубашку, расстегивая лиф и освобождая объемную грудь. Джованни, всё это время бесстрастно наблюдающая за этим действием, лишь кивнула, изучая эмоции Терезы: напускное отвращение, и вялость сопротивление, медленно растекающееся тепло по всему телу. Постыдный, еле слышимый стон - в ответ на поцелуи и прикосновения Грейс, в ответ на растягивающиеся брюки студентки. Наблюдая, Джованни воззвала к силе своей крови, чтобы вернуть осколки былой жизни. Когда-то давно Изабелла сказала ей, что прародители клана - низменные Каппадокийцы - владели самым страшным из секретов смерти: возвращение жизни. Hide
×