Перейти к содержанию
BioWare Russian Community
Gella

Мафия 073: Герои Античности

Рекомендуемые сообщения

(изменено)

Роли розданы! Если вы не получили ЛС с ролью, вы - мирный!

scale_1200

Показать контент  

Средь пшеничных полей и шумных оливковых рощ Пелопоннеса раскинулась солнечная Элида. Щедро одарила Элиду великая Деметра полноводными реками и плодородными землями. В процветании и благоденствии жили и трудились её обитатели, ведь даже черенок от мотыги, воткнутый в эту благословенную землю, был способен зацвести и дать обильный урожай.

Правил тем краем мудрый и благочестивый Оксилид. Жил он в прекрасном дворце в городе Альтисе, что славился беломраморными храмами, улыбчивыми жителями и шумными праздниками во славу богов.

Тиха и размеренна была жизнь в Альтисе, пока однажды не отправился Оксилид в святилище вознести жертву Зевсу кувшином молодого вина.

Достигнув храма, воскурил архонт священные травы и приготовился вознести молитву. Но лишь поставил он кувшин на алтарь, как влетел в святилище могучий орёл. Описав круг, спустилась птица к алтарю и рассекла кувшин мощным клювом. Алое как кровь вино потекло по беломраморным плитам из разбитых черепков. Орёл же отпил три глотка прямо с алтаря и взмыл в воздух. И тут же сморил Оксилида глубокий сон.

И приснился архонту табун прекрасных разномастных коней, резвых и игривых. И будто кормит он с рук тех прекрасных коней отборным овсом, заплетает им гривы, пасёт и объезжает их на заливном пастбище к югу от Альтиса. Кони скачут, играют друг с другом, прыгают через ручей, взвиваются на дыбы с громким ржанием, гарцуют и мчатся галопом. И кружат над пастбищем сотни птиц, наблюдая за зрелищем. И парит в небе гордый орёл и взирает с высоты, и нравится ему увиденное.

И тотчас же очнулся Оксилид. Ни следа от разлитого вина и разбитого кувшина на алтаре не увидел он, но лежала на алтаре золотая оливковая ветвь.

И снизошло Оксилиду озарение, что сам Зевс являлся ему в образе того орла. И что выбрал он Элиду для великого празднества, равных которому не было доныне. Величайшие герои Эллады будут состязаться в умениях, недоступных простым смертным, ибо покровительствовали им сами боги. И что быть ему надлежит гостеприимным хозяином и распорядителем на предстоящих играх во имя богов.

Окрылённый видением, вернулся Оксилид во дворец. И тотчас же приказал он освободить и приготовить для приёма самых желанных гостей лучшие дома на юге Альтиса.

Затем оседлал он верного коня и отправился дальше к югу, туда, где лежала обширная равнина в тени оливковых рощ, что приснилась ему. Ровной и гладкой была земля, устланная изумрудным ковром, и ничего лучше нельзя было сыскать для состязаний. Доволен остался увиденным Оксилид, и лишь одна мысль тревожила его: как же успеет он управиться со всем? Ведь праздник уже скоро, день к вечеру клонился, а предстояло сделать многое: украсить празднично дома, накрыть столы для трапез и симпосий перед действом, расчистить поле от травы и возвести вокруг него трибуны для зрителей, хотя бы и из дерева.

Но не опечалился Оксилид. Велел поставить он вокруг поля алтари для жертвоприношений. И обратился мудрый правитель к жителям Альтиса, и наказал им: прежде, чем отправиться в объятия Морфея нынче ночью, принести жертвы всем богам, почитаемым в Альтисе, во всех храмах и на жертвенниках вокруг поля, и попросить их о милости.

И выполнили альтисианцы волю его. 

И проснулся наутро Оксилид и не поверил глазам своим.

Показать контент  

391100123_.jpg.30821b64848c3c127a68fe0ba

Hide  

Ровное полукружье стадиона было засыпано золотистым песком. Вокруг него, опоясывая, высились трибуны из белоснежного мрамора, сверкая на солнце. Была и ложа для судей, и спортивные снаряды, и палатки для отдыха под трибунами. Позади палаток высился ангар для золочёных колесниц, а рядом конюшня с чистокровными скакунами.

И понял Оксилид, что удалось ему умилостивить богов, и те явили свои дары к предстоящим Олимпийским играм. Сама Афина возвела амфитеатр, златокудрый Аполлон возвёл шатры, лучезарный Гелиос принёс в дар золотые колесницы, а Фауна прислала лошадей.

Дорогу же к месту проведения игр явно мостила Геката. На каждой миле перекрёсток трёх дорог, и все вели к одной и расходились в одном Богине ведомом порядке.

В самом Альтисе Флора увила дома диким плющом и виноградником, и украсила окна благоуханными цветами. Сама Кулина праздничные столы накрыла угощениями из фруктов, подаренных Деметрой, и дичи, присланной Артемидой. Кувшины доверху были наполнены вином, подарком Диониса. Чистейшей воды для питья и омовений прислали наяды, а Эвфрон соорудил дворы для упражнений.

И понял Оксилид, что всё готово к самому великому празднику богов и людей. И принёс он тогда в жертву лучшего своего быка в храме Зевса. И как только бычья кровь залила жертвенный алтарь, послышался звук приближающейся колесницы – то приближался праздник.

***

Показать контент  

1160864444_2.thumb.jpg.c46bb38c899de5176

Hide  

И настал день великих состязаний. На Олимпе крылатая Ника уже заняла своё место в ложе по правую руку Зевса, наблюдающего с вершины. Терпеливо дожидалась богиня победы своего часа, покрывая золотом солнечной пыльцы лавровый венок, предназначенный победителю.

Хитроумный Гермес занял место по левую руку отца своего, чтобы представить ему лучших из лучших, кому выпала великая честь сразиться пред взором самого Громовержца.  

И принёс свой дар Прометей, и подношением своим разгневал он Зевса. Держал титан в руке факел, и высотою тот факел был в рост человеческий. Углядел в том насмешку великий Громовержец и напоминание о былой вражде. Но вступилась Гера за сына и уговорила Зевса не гневаться, а выслушать речи его.

Показать контент  

1493471262_.jpg.cd55fb2d28fd166a0325af11

Hide  

Присмотрелся тогда к подношению Зевс, и заметил он красоту и искусность работы. Ажурные листья дубовых и оливковых деревьев, венком опоясавшие факел, литьём своим не посрамили бы Гефеста, а россыпь цветов из каменьев драгоценных, притаившихся в золоченых ветвях, завораживала гармонией и блеском, словно сама Геката выбирала их.

- Прими же мой дар, бог Грома и Молнии, - молвил Прометей, воздев руки к подножию трона, - пусть олицетворяет он честную борьбу за победу, чистые помыслы и горячие сердца. Пусть будет зажжён он к началу Олимпийских игр, и пусть огонь в нём пылает вечно в знак мирных состязаний во имя славы богов и людей.

Понравилась Зевсу речь титана, учтивая и пламенная. Милостиво простёр он длань, и факел, драгоценными каменьями сверкающий, взмыл над амфитеатром, ослепляя красотою людей, а после врос в землю позади него, но так, что был всем виден.  

Гермесу же было велено представить Зевсу избранных богами героев.

И исполнил повеление Гермес. Поведал он прежде всего о мудром и честном герое, как уверяли Эак, Минос и Радамант, что ратовали за него. По их словам, сей муж искусством своим разрешать споры снискал себе славу средь людей и милость богов. Звался тот герой Пирром.

И явил тогда Зевс волю свою через верного Оксилида: быть Пирру арбитром в грядущем состязании. И коль несправедливым окажется судейство, то быть тому Пирру отныне мыловаром. Но прежде, чем сесть в судейскую ложу, должен Пирр доказать умение своё.  А посему велел Зевс выдать Пирру яблоко золотое. И надпись сделать на яблоке: "Прекраснейшей". И надлежало Пирру выбрать прекраснейшую из трёх богинь: Афины, Артемиды и Афродиты, и вручить его той богине, что сочтёт он наиболее достойной.  И коли  справедливо рассудит он, а это значит, угадает мнение самого Завса, то признает его Зевс как самого справедливого судью.

Представил далее Гермес другого героя, что звался Эсиопусом.

 То прежде раб был, но сам Пан, услышав, как тот раб играет на свирели, подарил ему флейту свою и освободил из неволи.

Молния сверкнула в руке Зевса, как узнал он, что посмел Пан привести пред очи его раба. И молвил он тогда в гневе великом, что если не заставит этот раб игрой своей эринию безжалостную уронить слезу, а Ареса вложить меч в ножны, то превратит он его в чудище морское, дабы невидим и не слышен был он сквозь пучину вод вовеки.

И представил Гермес ему третьего героя, прекрасного юношу, что звался Пеоном.

И поведал вестник богов, что юный герой не знает равных в искусстве виноделия, и что сам Дионис учил его возделывать лозу.

И углядел Зевс, что залюбовалась Гера красивым юношей, и молния сверкнула в очах его. Молвил он тогда, что не место виноградарю там, где состязаются воины. Но правила Олимпийских игр уже определил он. И тогда изрёк Громовержец повеление, что если выстоит Пеон-винодел своим искусством против могучего льва, то признает его он, и дар его.

Тем временем, представил ему Гермес четвёртого героя. Удивлён был великий Зевс, ведь славу Тесей снискал и без Олимпийских игр своими подвигами по всей Элладе. Неужели тщеславие столь обуяло прославленного героя? Или вздумал он с богами потягаться? Но не желал Громовержец ссоры с Посейдоном, приславшим сына своего. И изрёк тогда Зевс волю свою: надлежит Тесею безоружным выйти против марафонского быка и укротить его на арене, оседлав. Тогда окажется достоин он своей славы.   

И представил тогда Гермес ему двух прекрасных дев, Кассандру вещую и вещую же Тисифону. Удивлён и разгневан был Зевс, что на состязание среди великих мужей за звание величайшего девы явились, но красота оракулов Аполлона и Кроноса смягчила его.

 Передал он тогда своё повеление каждой: предсказать, кто из оставшихся героев победит в испытаниях своих. Той же, что вернее напророчит, он явится и сам вручит награду.

И попросил тогда Громовержец Гефеста для состязания пророчиц выковать из хрусталя воздетую руку, и украсить ту руку золотым перстнем с изображениями богов.

Лёгкая усмешка тенью пробежала по губам Гермеса, и представил он ещё одну деву, столь же прекрасную, как и предыдущие две. Взгляд же волоокой гетеры таил в себе силу, манящую и тёмную.

И узнал Зевс, что хитроумная и взбалмошная дочь его, Геката, была покровительницей юной Мирто, и одарила её искусством колдовства и тёмной ворожбы. Опасный дар, но тем он был полезней, если использовать его на своей стороне. Но личность сильная и мудрая должна стоять за колдовством, иначе дар этот суть проклятье.

И повелел Зевс прислать в подарок деве котёнка. Коль выдрессирует его и заставит ходить на задних лапках, признает он её искусство, ведь известно, что кошки к ворожбе обычно безучастны.

И вновь прекрасную гетеру представил ему Гермес. Арахну, что в своём искусстве ткать самой Афине бросила вызов и победила. Но как в бою её искусство может пригодиться?

И передал Зевс своё повеление: если сплетёт Арахна сеть, что сдержит натиск Минотавра, признает он её достойной Олимпийских игр.

И следующий герой предстал пред очами Громовержца: рогатый и козлоногий, но не сатир, слепой, но не баснописец. Поведал Зевсу Гермес, что юноша – сирен, единственный в своём мужском роде. Зовут его Локусом, а покровителем ему речной проказник Ахелой, что наделил его лютню волшебным даром воспламенять души и чресла с невероятной силою, коей позавидует и Эрот.

Усмешка тронула губы Громовержца. И изрёк он следующее: коли возымеет власть игра сего музыканта над Ураном, оскоплённым отцом его, то признает Зевс его искусство и включит в свиту Асклепия.

Следующим пред взором Зевса предстал Деимос. В красках описал Гермес со скрытым восхищеньем плута процесс над сим подопечным слепой Фемиды.

И задумался великий Громовержец, но недолгими были колебания. Велел он к испытаниюгероя выставить на арену ванну и до краёв наполнить её водой. Деймосу же надлежит в неё с головой погрузиться. И коли выйдет герой из воды сухим, признает Зевс его великое искусство.

И ещё одного героя представил Гермес, то был суровый сын Ареса и смертной гетеры. И звали его Арей. Славился Арей неуязвимостью своей в бою, за что прозвали его Ахиллом из Гелы.

Зевс молвил на это, что у всякого Ахилла есть пята. И велел к испытанию Арея принести на арену улей с пчёлами. Коли выстоит Арей против роя пчёл, и ни одного укуса не будет на нём, признает Громовержец его силу.

И  предстал затем пред очи великого бога Ипполит, что славился умением ладить с животными.

И повелел Зевс доставить к испытанию самую буйную из кобылиц Адмета. Если удастся Ипполиту укротить дикую кобылицу и проскакать на ней круг по стадиону, уверится Зевс в его искусстве. 

И представил Гермес героя, что звался Эндимионом, и что славился чарующими речами своими.

И молвил тогда Зевс, что если очарует Эндимион статую Ареса при входе на стадион, признает Громовржец его искусство.

Последним же, но не в последнюю очередь, представил Гермес Зотикоса. Ни статью, ни уменьями не славился сей муж, но наградила его Гея-покровительница редким даром выживания и редкой же ненасытностью.

И молвил Зевс, глядя на славного героя, что признает силу его, если до заката Солнца съест он целую коровью тушу, что зажарят на огне его рабы.

Коли получится, признает Зевс могущество Всебога Зотикоса и допустит его до состязаний.

 Наконец, все богоизбранные герои прибыли в Альтис и все были представлены. И повелел Зевс начать состязания. И зажёг тогда Прометей факел, и озарил тот факел всё вокруг волшебным сиянием.

И молвил тогда Оксилид:

- Пусть же начнутся Олимпийские игры во славу богов! Явите же искусства и умения, покажите себя, сыны и дочери Греции, - громовыми раскатами зазвучал глас его, обращённый к смертным, и каждый смертный его слышал. – Победителя ждёт вечная слава и милость богов. Пусть победит сильнейший!

Hide  
Роли:

Оппозиционеры:

Приближённый/босс мафии. Главарь смертных, чьи боги поддерживают Тифона в его борьбе за власть на Олимпе. Бог-покровитель наделил его невидимостью для прозорливых жрецов Зевса.

Ревнитель/ревнивец. Не признаёт олимпийских богов. Считает Палача Гефеста своим личным врагом и не гнушается ничем, от колдовских ритуалов до банальной слежки, чтобы найти Палача и обезвредить. Если ему повезёт обнаружить Палача за работой – убьёт на месте и его, и его цель. (Технически: ищет ЦЕЛЬ стервы. Если найдёт – убивает сразу и цель, и стерву.)

Радикал/мафия. Рядовой мафиози без особых способностей.

Хитрец/маньяк. Воспользовался суматохой, чтобы извлечь выгоду для себя. Как известно, боги дерутся, а у рабов чубы трещат. Ходит через день, ему необходимо восстанавливать силы. Стерва и шерифы видит его как обычного тёмного. Выигрывает при соотношении 1 к 2.

Жрецы Зевса/шерифы. Преданные Зевсу смертные, наделённые волшебным даром: отличать правду от лжи. Вот только способность эта проявляется лишь раз в сутки и лишь к одному смертному.

Палач Гефеста/стерва. Блокирует свою цель. Жертва не может проявить свои способности (если таковые имеются). Не застрахована от ошибки и может парализовать действия своих соратников. В случае попадания в одного из Оппозиционеров парализует деятельность всей группы, так как нарушает схему взаимодействия между ними. Аналогично – с шерифами. Не рискует дважды подряд повторять вмешательство с одним и тем же игроком.

Подопечный Асклепия (доктор). Великая миссия возложена на него, и он полностью её осознаёт. Лечит от ходов мафии, ревнивца и маньяка. Себя лечить может через раз, повторяться с ходами может через раз.

Дитя Зевса/Мэр  -  выборный персонаж. Выбирается общим голосованием в первый день после раздачи ролей, имеет 1,5 голоса на Линче и неуязвимость в первый день.

Олимпионик - победитель Олимпийских игр, имеет 1,5 голоса в первый день Линча и неуязвимость в этот день. Если его выберут мэром, то голоса не суммируются.

Очередность ходов и правила по времени:  

Суд Линча -> ход стервы -> ход ревнивца -> мафия -> маньяк--> шерифы -> доктор.

Ходы всех активов два раза подряд не повторяются.

Голос не проголосовавшего вовремя становится голосом против себя. Два подряд пропуска - вылет из игры.

При равенстве голосов никто не выбывает.

  • Ходы активов - строго до 21:30.
  • Голосование мирных длится до 22:00. Сменить голос можно до 21-30.
  • Итоги голосования и итоги дня - в 23:30 +/- 30 минут
Hide  
Hide  
Изменено пользователем Gella

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Это голос или подозрение? поинтересовалась Геката у афинского царя.

-Уже голос.  Тисифона. Честно, не люблю паровозы. Но.

Изменено пользователем Ширра

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Скажу я Эсиопус.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Против Мирто.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тисифона протёрла пальцами виски. Ей не нравилось то, что происходило сейчас. Люди просто бросались друг в друга камнями, богиня оным тоже не отличилась. У них даже не было шанса получить зацепку на того, кто мог бы быть приспешником Тифона.

- Доверюсь Пеону, и голос свой отдам за Тессея.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Пирр, - подумал Арей, вспоминая о кровопролитной победе эпирского царя Пирра над армией римлян. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глупо выбирать вождя и тут же его подозревать. Если Тисифоне нечего сказать, я тоже поддержу Гекату. Если есть, то я взглянул бы на Арея. Он выставил свою кандидатуру в лидеры только после того, как уже посыпались выбирать Гекату и даже голос сменила та, что Арея предлагала.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

_ Я избранник Асклепия.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Ну раз избранник то тогда пусть будет Тисифона

Изменено пользователем Eres

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Поменять голоса вы уже не можете, перевешивайте голосами против кого-то еще.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

... так вот, слушай да на ус наматывай. Клянусь труселями Гермафродиты, все так и было! Слушай, говорю, да не перебивай Жила-была в дальних морских пучинах чудища морская по имени Сцилла, и так этой Сцилле не хватало мужского (или женского) внимания, что стала сия чуда бороздить просторы морские, что называется, в активном поиске. Не было у той Сциллы ни красивых полных губ, ни крутых бедер, ни даже самых захудалых сисек — одним словом, замухрыхой была та Сцилла. И не везло ей с поисками до тех самых пор, пока ей не встретился в ее странствиях  несомый морскими ветрами бриг, палуба которого была щедро усеяна плодами гиперборейскими, початками кукурузия, людьми и женщинами. И увидав такое счастье, само плывущее ей в зубы (а вот зубы у Сциллы были, кстати, что надо), возрадовалась она аки дитя, запрыгала да затанцевала (вызвав тем ураган и чуть не потопив желанную добычу, вот дуреха). И молвила она, что поглотит она сии початки кукурузия, прочие плоды, людей и даже женщин вместе с их лютнями, арфами и прочими олисбами. Однако не тут-то было.

Вызвался посреди всех людей самый смелый, что звался Локусом. И молвил он в ответ чудищу:

— Взываю к тебе, о Сцилла, владычица и гроза морей! Согласишься ли отпустить нас, коли загадаю тебе загадку, на которую не сыщешь ответа?

Увидав красавчика Локуса, потеряла сразу Сцилла голову, да не одну, а все шесть + еще столько же, плюс еще какое-то количество.

И превозобладал над морской беспокойною гладью штиль, и отправилось суденышко далее по своим делам, и все жили счастливо, пока не началась логичка.

А потом, конечно, поубивали друг дружку почем зря, но это, друг мой, уже совсем другая история..."

Основной костяк будущей эпической баллады был, в общем, готов, но нужно было еще немного подумать над вычурностью и фразеологизмами. Ныне было недосуг — обсуждению, давно зашедшему в тупик, требовалась свежая струя. Помочившись с палубы, голый как перст сирен сказал:

— Увы, я далеко не так умен, как прочие собравшиеся здесь, и даже близко не столь красноречив. - скромно потупив взгляд, игриво покрутил ножкой сирен. — Так что сыпать обвинениями повременю. А то как бы худого не вышло. Ибо добрыми намерениями устлана дорога в царство Аида, а у меня кроме намерений, штанов  и инструмента пока ничего и нет. -— сирен не стал уточнять, какой именно инструмент имеет в виду. — Замечу, впрочем, что молчуны ( к коим ошибочно могли приписать и меня) мне наиболее подозрительны — тут велеречивая Геката права. Тесей, не промолвивший ни слова в ответ на обвинения Пеона, мне слегка подозрителен, но и только. Эсиопус — тип в высшей степени мутный, в основном потому, что тоже служитель муз. За этими поганцами глаз да глаз нужон! — поучительно помахав в воздухе пальцем, высказался Локус. — А также за Ареем. Ибо излишне молчалив и скромен он для служителя великого Ареса. Но голос все же против Тесея отдам сегодня.

  • Like 1
  • Haha 2
  • Happy doshik 1
  • Soon 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глупо выбирать вождя и тут же его подозревать. Если Тисифоне нечего сказать, я тоже поддержу Гекату

 

- Я выбирала Пирра, а не Гекату. Что я должна ещё сказать? Я ни к чему непричастна. Я поступала так, как считала верным.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Допустим. Тогда бездействие преступно, и ничего не остаётся, как выбрать Тисифону.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тесей (голос)
рп потом, работа :(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

как много всё же собраось героев интересных.
Сказал Тесей - избранник он

Изменено пользователем Eres

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

- Да, но тепрь избранник крайне засвеченный, что в сложившейся ситуации плохо. 

Изменено пользователем Ширра

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Арей в бою со Сциллой
 

           Доблестно бились герои с кровожадной Сциллой и её головами, но вряд ли она была настолько кровожадна как сын Ареса, который, наконец, дорвался до своей стихии.

           Схватив копьё и щит, Арей бросился с воплем в атаку на чудище.

Боевой оскал
 

17_Ray-Stevenson.thumb.jpg.5877537af757adb3096fd857ba214c16.jpg

Hide  

           Сцилла успела уже потрепать героев. Прямо перед глазами Арея одна из голов чудища, израненная, но всё ещё опасная, отбросила Эндимиона в сторону, принеся ему незримую бой.

           – Я отомщу за тебя! – закричал Арей,  ободряюще ударяя копьём по своему щиту.

           Глаза Арея налились кровь, он бросился вперёд, как голодный волк на жертву. Он был готов вцепиться зубами в израненную голову Сциллы, но хватило лишь ловкого движения копья, и голова была добита. Входя в боевой транс, Арей бросился на следующую голову, надеясь одолеть её так легко, как предыдущую, но Сцилла не хотела сдаваться. Голова чудовища ударила по Арею, он защитился щитом, но дрожь и боль прошла по всему телу. Он давно не испытывал такой боли, она опьяняла его. Сжав зубы, он увернулся он очередного броска головы, отскочил в сторону, отпрыгнул от края корабля и в прыжке, приложив всю силу, пронзил её насквозь копьём. Голова чудовища взвыла от боли, но была всё ещё жива.

           – Сдохни! Во славу Ареса! – завопил Арей, достал из ножен кривой спартанский копис и отсёк ещё одну голову чудовища.

           Кровь хлынула из шеи чудища на героя. Он с наслаждением принял этот дождь и отпрыгнул в сторону, давая другим добить монстра.

           Когда герои добили Сциллу и её труп опустился в морские пучины, Арей поднял копьё и воскликнул:

           – Арес сегодня был с нами! Восславьте его!

 

После боя.
 

unnamed.thumb.jpg.d98ce2a5d1edd94a4be80b8f4e3b48bc.jpg

 

 

Hide  
 
 
Hide  

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Победа над Сциллой
 

Юноша, что оттаскивал раненого Даимоса был юнгой. Помочь герою парень, видно, считал своим долгом. А трикстер, сцепив зубы от боли, тем временем, активно размышлял.

Вокруг кипела битва, падали головы Сциллы и отрастали новые. Герои тоже падали, но на их месте, к сожалению, двух не появлялось.

- Сердце! - воскликнул трикстер! - Тащи меня на мачту, парень! - скомандовал он юнцу.

- Но господин...

- Тащи меня на мачту, живо! Не то выброшу за борт, никто и не заметит!

Деимосу было не до церемоний.

Обескураженный парень подчинился. Он помог взобраться трикстеру на мачту, что было очень нелегко. Корабль трещал и шатался, а на наверху было, при всём при этом, особое веселье.

Деимос приказал юнге привязать его веревкой к стволу, а сам стал целиться из лука. Да не в голову чудовища, а в тело, что скрывалось под водой. Долго и тщательно стрелок ловил момент. Всё вокруг кружилось, как в калейдоскопе.

Момент был пойман. Деимос произнес несколько слов на странном языке. Возможно, это было заклинание. А может, просто ругнулся на иностранном. Что бы это ни было, выпущенная стрела сиганула под воду, к телу Сциллы, и поразило сердце чудовища. Тварь зашипела особо яростно и взвыла, а задем скрылась в пучине.

Деимос обессилено рухнул на свою пятую точку, прижимая рукой рану от укуса.

- Все. Теперь можешь тащить меня вниз, - сказал он юнге.

Но юноша в ответ лишь проблевался. Ну а что? Качка, стресс.

Hide  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Да, но тепрь избранник крайне засвеченный, что в сложившейся ситуации плохо. 

- Не так плохо, если бы ушел с геройской помощью, - Геката сложила голоса в уме. - Спасаем избранника, уходит Тисифона. 

- Я выбирала Пирра, а не Гекату. Что я должна ещё сказать? Я ни к чему непричастна. Я поступала так, как считала верным.

- Твоя жертва не напрасна, смертная. Если ты ни в чем не виновата, благословенные поля Элизия будут ждать тебя. А коли нет...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Несправедливо.

Неприятно.

Что ей остаётся? Ни-че-го. Аид её ждёт. Тёмные воды, высокие залы из костей человеческих и крылья, могучие крылья на её бледной спине, что у мыши летучей.

Бог древний, милый, пролей слезу скупую над участью своей подопечной.

- Судить меня велено владыке царства подземного, старшему сыну Кроноса и Реи, - тихо заявил ревнитель, - а не взбалмошной дочери Зевса, - эриния Тисифона гордо вскинула подбородок. - Пусть вершится над душой моей правосудие справедливое.

Она не сломалась.

Не стала кричать и плакать. Удалилась прочь в ожидании знакомого престарелого лика Харона.

Удалилась прочь в ожидании жизни иной, где нагими ступнями она будет гулять над разогретыми углями некого круга, именуемого Дит.

 

 

Изменено пользователем Yambie

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

Нет. Против Тисифоны Эсиопус бы не стал голосовать, даже если бы на кону стояла его жизнь.  Он проводил ее взглядом и достал флейту... Вслед зеленоглазой эринии полилась мелодия....

 

Изменено пользователем Black Lamia

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Не так плохо, если бы ушел с геройской помощью, - Геката сложила голоса в уме. - Спасаем избранника, уходит Тисифона. 

- Ну, похоже, все еще лучше, чем казалось. Но дождемся итогов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)
Ранее  

А тем временем шаловливый котеночек робко подбежал к ноге девушки и каааак кусил, словно маленький лев!

Зашипела Мирто сердито — и в радиусе пары метров от неё посуда потрескалась. Отпихнула девушка котёнка ногой босой — безвредно, но настойчиво, — и вышла прочь из залы. Впервые усомнилась она в своей богине, за которой до сих пор слепо следовала. Не поняла та истинных мотивов Мирто, и от того, как и от произошедшего в целом, девушке тошно было. В первые за долгое время она чувствовала себя одинокой и преданной. Она всегда знала, что чёрный щенок-найдёныш — подарок Гекаты, но всё равно менее больно от этого не становилось.

Затаила смертная обиду горькую на Гекату глубоко внутри.

 

Бой со Сциллой

Поскольку ни стрельбе, ни ратному делу Мирто обучена не была, вооружилась она не мечом, но кукурузой. Как кинула початок гиперборейского размера в чудище поганое, так и потеряло оно голову. Ещё две огрызались и чуть не отхватили девушке руку, оставив на ней глубокие кровоточащие следы зубов.

Из уст Мирто как из рога изобилия посыпались витиеватые нецензурные проклятия, будто бы в ответ на них небо, стянутое тучами, разразилось громом и молниями. Одна попала в мачту корабля — та свалилась аккурат на две досаждавшие девушке головы Сциллы, похоронив их под собой.

Hide  

Так не к стати пришедшийся гул голосов в голове помешал Мирто уследить за обсуждением. Столь силён был шум, что она только и сумела прошептать: «Тесей», — не услышав вовремя его признания. Возможно, и к лучшему, что многое другое она тоже не по своей воле упустила.

Изменено пользователем Beaver

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
(изменено)

И грянул бой ожесточённый. Храбро сражались герои, возглавляемые дочерью Зевса. Страха не зная, без устали рубили они отвратительные головы змееподобному чудовищу, и, наконец, повержена была грозная Сцилла.

- Что ж, избрали вы себе жертву, - крикнула она напоследок и исчезла во мраке. А герои остались один на один со стихией.

Но  тотчас же успокоилось бушевавшее море, будто и не было никакого шторма, и яркое солнце заиграло в солёных брызгах за бортом уцелевшего пентеконтора. Оживились рабы на вёслах, будто новые силы влились в них после подвига, достойного величайших из героев Греции, и вскоре корабль благополучно достиг далёкого и прекрасного острова Керкиры. Острова, славного своими белоснежными пляжами, прохладными гротами и густыми лесами, полными дичи и прекраснейших птиц, что и самое чёрствое сердце заставили бы смягчиться своими трелями.

scale_1200

Высадившись на берег, решили герои разбить лагерь, чтобы отдохнуть с дороги и пополнить запасы еды. Но едва вступили они в лесную чащу, как послышались им звуки бубнов и флейт, женский смех и звон ударяемых друг о друга ритонов. Пошли на звук герои, и увидели, что на изумрудной лесной поляне резвятся вокруг костра буйные менады и прославляют Диониса. Очи красавиц-вакханок были полны уже хмельного вина и вожделения, кубки их полны отборной лозой, костёр пылал жарко, озаряя всполохами обнажённые тела менад, едва прикрытые леопардовыми шкурами.

637716150_.jpg.fca34b83df27b80b82cb1917d7a381a4.jpg

Обрадовались девы подарку такому: богиня и четырнадцать прекраснейших героев сами пришли к ним на вакханалию. Вышла к ним самая статная и красивая из дев, и молвила речь такую:

- Слава идёт впереди вас, о, дочь Зевса, о, великие герои. Знаем мы, что сразились вы с могучей Сциллой, и что одержали вы победу. Я зовусь Ино.

scale_1200

Мы собрались здесь, чтобы восславить великого Диониса и воздать должное его дарам. Примите же их и вы! Докажите, что достойны вы звания великих героев Греции, - с этими словами протянула Ино Гекате, как предводительнице, ритон с рубиновым вином. – Сильны вы в бою, но сильны ли во хмелю? - Усмехнулась она, глядя на кубок. -  Да будет так. Коли перепьёте вы нас, дадим вам своё благоволение...и благословение Диониса. Коли не перепьёте – придётся вам с нами биться, и смерть ждёт тех из вас, что не устоит пред божественным напитком.

- Вижу я, - продолжила она речь свою, - что есть среди вас наш собрат.  Знай же, прекрасный юноша, что справиться с заданием нашим проще будет тебе, ибо благоволит к тебе Дионис.

Договорив, откупорила Ино кинжалом витым бочку с вином.  

Но не успела договорить она, как юноша, что был смел одним из первых пригубить глоток вина, пал замертво.

- Ах, Арей!  - воздел руки Зевс, наблюдая за произошедшим с вершины Олимпа. - Кто же мог так дерзко тебя умертвить?

Молчание было ответом, и не все это были новости на сегодня.

Технические итоги дня:

Линчем вынесли Ревнивца-Тисифону. Соответственно, ход ревнивца не состоялся. Ход маньяка тоже не состоялся, т. к. был направлен на игрока, защищённого иммунитетом на сегодняшнюю ночь. Мафия убила мирного. Стерва заблокировала шерифа. Доктор защищал того, кто в защите не нуждался.

Правила питейного конкурса с менадами:

Показать контент  

В кубике кидаете 1D20. 10,20 – крит (-2хп), меньше 10 – промах, больше 10 – попадание(-1хп). У вас 3 хп, у менады – тоже 3 хп. У Теи - 4 хп, как у подопечной Диониса. Вы кидаете первыми. У менад только один крит - 10. Каждый игрок борется только со своей менадой. О времени проведения состязания в кубике договариваемся, как обычно, с помощью голосования в неЧате. Из выигравших в своём состязании рандомно будет выбран победитель. Победитель питейного конкурса получает 1,5 голоса на текущем голосовании. Не участвующие или проигравшие устраивают вакханалию!хД

Hide  
Изменено пользователем Gella

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тягостным было дальнейшее путешествие Эсиопуса. Печален он был и неразговорчив, тоскуя о своей Тисифоне. А в редкие минуты отдыха, которые выпадали в пути, он, глядя на волны, бегущие следом за галерой, тихо наигрывал на флейте. Хоть и оказалась Тисифона сообщницей змея Тифона, но сердце Эсиопуса все так же ей принадлежало...  И на замечал он красот ни морских, ни открывшегося им прекрасного острова Керкиры. И только сойдя на берег, отвлекся он от своих невеселых мыслей - надо было разбивать лагерь. Но не суждено было сегодня ему смежить глаза в беспокойном сне. Заманили их танцующие менады на свои игры. Вином молодым угощали,  танцевали, бесстыдно изгибаясь обнаженными телами. Кружит голову молодое вино. Туманит разум. Кружит голову танец бесстыдный. Лишает сна. Но молчит флейта. Там, где игрища безумные во славу Диониса идут, нет места светлой печали. 

Закружил хоровод Эсиопуса. И лишь одно знал он твердо - верить надо тем, кто вчера его ненаглядную зеленоокую эринию  обвинял,  как это ни горько для него. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...