Shellty

Reading Challenge 2018

145 сообщений в этой теме

tumblr_mnzlmwXJkC1r6aoq4o1_500.gif

А мы продолжаем быть культурным очагом БРК. Книги, обсуждения, клевые отзывы, остроумные комментарии, отличные люди - у нас есть это все и даже больше.
И помните: тут рады всем.

Правила и рекомендации:

Показать содержимое  
  • мероприятие официально стартует 1 января 2018 и завершается 31 декабря 2018
  • никаких требований и ограничений по количеству знаков в отзыве нет - это может быть и сто знаков, и десять тысяч
  • 52 пункта списка не обязывают вас кровь-из-носу читать по книге в неделю ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ - это желательная цифра, но читать вы можете когда, сколько и как хотите
  • не стесняйтесь рекомендовать книги и обсуждать прочитанное
  • читать можно по списку, а можно в свободном порядке
  • присоединиться к челленджу можно в любое время
Hide  

 

Список:

Показать содержимое  

1. Сборник рассказов
2. Книга, которую вы прочли после просмотра экранизации
3. Книга, изданная в год, когда вы пошли в школу
4. Дорожное приключение или книга о путешествиях
5. Книга, которую вы прочитали до того, как это стало мейнстримом
6. Книга ирландского автора
7. Юмористическая или ироническая книга
8. Книга из шорт-листа Букеровской премии
9. Книга, события которой происходят осенью
10. Скандинавский нуар
11. Guilty pleasure, или Книга, которую вы прятали в самом темном углу полки
12. Книга о книгах
13. Книга, которую вы выбрали за название
14. Еще не читанная книга одного из любимых авторов
15. Книга, случайно подвернувшаяся вам под руку
16. Графический роман/комикс/манга/манхва
17. Книга, написанная не позже 1818 года
18. Книга про дом с привидениями
19. Книга, которую вам посоветовал человек, чьему вкусу вы доверяете
20. Современная классика
21. Книга, опубликованная в этом году
22. Городское фэнтези
23. Книга с роботами и/или искусственным интеллектом в сюжете
24. Книга, напечатанная после смерти автора
25. Книга, герои которой наделены суперспособностями
26. Книга, которую вы собирались прочитать в прошлом году
27. Книга о преступлении
28. Дебютная книга автора
29. Нон-фикшн
30. Книга французского автора
31. Бестселлер последних трех лет
32. Книга о дружбе
33. Пересказ известного сюжета
34. Книга с обложкой вашего любимого цвета
35. Следующая часть начатого вами книжного цикла
36. Книга о сиблингах или близнецах
37. Очень Много Драмы
38. Книга, в которой меньше 250 страниц
39. Книга, которая упоминается в другой книге
40. Книга с неожиданным сюжетным поворотом
41. Темное фэнтези
42. Книга с двумя (или более) временными линиями
43. Книга о первой любви
44. Старинная литература
45. I Read It So You Don't Have To, или Книга, которую вы никому не рекомендуете
46. Пьеса
47. Книга с интересной/нестандартной магией
48. Книга из списка «1001 книга, которую стоит прочитать, прежде чем умрешь»
49. Хронофантастика
50. События происходят в Викторианскую эпоху
51. Другая Сторона Жизни (персонажи другой расы/веры/ориентации/etc)
52. Мифологические/фольклорные мотивы в сюжете

Hide  

 

Challenge 2016
Challenge 2017

Изменено пользователем Shellty
23 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

@Shellty давно хочу поучаствовать в челлендже, но все как-то отлыниваю). Можно тоже получить номерок, чтобы связать себя узами обязательств?

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 минуты назад, Shellty сказал:

Не знаю, почему меня так смешит это новое (не очень новое?..) слово в воспитании детей, но что-то аж до слез.

Нууу... про Гюберта и Гюбертину - это есть попечители блаженной Анжелики - про них Э.Золя смело мог бы написать ещё одну такую же книгу о неземной любви с подробной инструкцией по вышиванию на пяльцах. Гюбертина красива, как богиня. Гюберт сентиментален, как лох. Они умеют вышивать и молиться. А приёмная дочь, предчувствуя скорую канонизацию, научилась вышивать профессионально и спасла стареющих и немощных вышивальщиков от позора в вышивальном братстве. И не смейтесь. Я теперь знаю, как вышивать золотом волосы св. Агнессе, ибо этому процессу посвящено не мало страниц. Как собирать в пучки и укладывать, и применять шёлковую нить. Фелисьен был в восторге.  Хоспади. Я ещё под впечатлением. Никак отойти не могу. От вышивания.

7 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я сейчас буду писать отзыв с кучей цитат, потому что невозможно без них.

Но сначала издалека.

Пункт 3, книга, изданная в год, когда вы пошли в школу. 

Терри Пратчетт, Джонни и мертвецы

Показать содержимое  

Во-первых, у меня сложные отношения с Терри Пратчеттом (господи, да с кем и чем у меня вообще простые отношения). Он мне нравится как человек - мировоззрение, высказывания. Мне его советовали с восторгом люди, которые плохих книг не читают. Все, что я знаю о нем - нравится мне. Но что берет человек, начинающий читать Пратчетта? С большой вероятностью - Плоский мир. И вот он у меня почему-то не идет. Я не имею конкретных претензий, он просто берет - и не читается, не объясняя причин. 

И вот я беру Джонни и мертвецов.

Это лучшее, что я в своей жизни читала на тему смерти. Это одна из лучших книг, которые я вообще читала. 

Вот бывает такое, не обязательно серьезное что-то происходит, ну там, в интернете кто-то неправ. Или - нам всем знакомое - твоего любимого персонажа игры не понимают и извращают мотивацию до неузнаваемости. Или ещё более простое - люди несут чушь. В принципе можно просто новости посмотреть и почувствовать что-то похожее. Ад вокруг. 

Когда всё, что ты любишь хорошего сжимается до размеров твоей же головы - и её нужно беречь и тщательно упаковывать, чтобы сохранить лучшее в порядке и чистоте. Как будто в своем мире остаешься один, а все остальные живут в другом, и довольно враждебном. Причем с немалыми шансами враждебном и к тебе в частности. 

И есть то, что напоминает тебе о том, что нет, это не только в твоей голове, что в мире есть, что любить, что оно было до тебя и продолжится после, что бы кто ни говорил. И люди, которые это понимают и выражают во внешний мир. Когда сразу узнаешь свой язык, свою музыку, ну и т.д. Считаешь этих людей "одними из своих", что ли. 

Вот Фредди Меркьюри - один из своих. Оливер Сакс - тоже. И Терри Пратчетт - очевидно. И все они умерли - что ж, книга как раз в эту тему.

Это вторая книга серии - но можно читать и отдельно. Относится к рубрике "для среднего школьного возраста" - но, конечно, всю роскошь в том возрасте можно и не оценить.

Ну вот смотрите:

Показать содержимое  

Нормальные люди просто-напросто обращают очень мало внимания на то, что творится вокруг, ради возможности сосредоточиться на более важных вещах, ну, например, проснуться, подняться с постели, сходить в туалет и продолжать жить в ладу с собой. А вот Джонни открывал утром глаза — и получал по лицу всем мирозданием.

Hide  

Это первая же страница. Всё, с этого места я в книгу окончательно влюблена. Это чувство узнавания.

Дальше просто много цитат подряд

Серьезно, почти пол книги, она небольшая, а смысл концентрированный
 

— Я читал, — объяснил Джонни, — что в Мексике или где-то еще есть обычай каждый год на Хэллоуин всем отправляться на кладбище и устраивать там большую фиесту. Понимаешь, они вроде как не въезжают, почему человек должен оставаться в стороне от событий, если он умер.

 

 Видишь ли, то, что после смерти я по-прежнему… здесь, не означает, будто я незамедлительно уверую во всякую антинаучную чушь.

 

Надпись над картинкой кричала: «Холдинговая компания „Объединение, слияние, партнерство“ открывает потрясающие перспективы — вперед, в будущее!» Джонни особого потрясения не испытывал, но чувствовал, что «Вперед, в будущее!» звучит еще глупее, чем «Лучше наших галош не найдешь!».

 

— Не-ет, — неуверенно протянул Джонни. — Им не нравится, когда их называют призраками. Это их почему-то обижает. Они просто… мертвые. Ведь нельзя же дебила называть дебилом или «у. о.»? Вот и тут то же самое.

— Дипломатия, — уважительно сказал Ноу Йоу. — Я про это читал.

— То есть они предпочитают, чтоб их называли… — Холодец умолк и задумался, — гражданами, перешедшими в новое качественное состояние.

— С поражением в праве на дыхание, — подхватил Ноу Йоу.

— Ограниченными по вертикали, — прибавил Холодец.

 

Высотка имени Джошуа Н'Клемента не нравилась никому. Существовало две школы мнений относительно того, как с ней следует поступить. Жильцы считали, что их нужно переселить, а дом взорвать. Жителям соседних кварталов хотелось просто взорвать его.

 

— Я хочу сказать, — перебил Ноу Йоу, — что друзьям надо помогать, согласны? — Он повернулся к Джонни. — Вот что. Лично я думаю, что ты на грани нервного срыва, у тебя расстроена психосоматика, ты слышишь голоса и страдаешь бредовыми галлюцинациями, и тебя, наверное, надо бы засунуть в смирительную рубашку — знаешь, такую белую, с мод-нючими длинными рукавами — и посадить под замок. Но это не важно, потому что мы друзья.

 

 К книгам дед относился с суеверным почтением. Он считал, что, если в доме их довольно, атмосфера насыщается культурой и знаниями, как радиацией.

 

— Ну этот, Карл Маркс, — сказал Бигмак. — В каких фильмах он снимался?

Джонни вздохнул.

— Да нигде он не снимался. Он этот… как его… вождь русской революции.

— А вот и нет, — встрял Холодец. — Он написал книгу, что-то вроде «Пора устроить революцию», а русские просто взяли да послушались. А вождей у них была целая куча, и все «-ские».

— Например, Сталин, — вспомнил Ноу Йоу.

— Вот-вот.

 

Реферат. Потрясающе! Если бы Саддам Хусейн объявил, что пишет для школы реферат по Кувейту, ему бы жилось куда проще…

 

Чокнутыми принято считать тех, у кого либо нет ни капли здравого смысла, либо не пять чувств, а несколько больше.

 

Неправда, что прошлое уходит навсегда. Оно никуда не делось. Оно здесь. Просто выушли вперед. Если проехать через какой-нибудь город, он все равно будет виден в зеркале заднего вида. Время — как дорога, оно существует и за вашей спиной. То, что ушло в прошлое, не исчезает. Понимаете?

 

— А занимался набивкой чучел? — удивился Ноу Йоу.

— И еще думал, — напомнил Джонни.

— Ну, это, можно сказать, у них; семейное, — сказал мистер Аттербери. — Кроме того, когда человек по локоть запускает руку в мертвого барсука, у него появляется достаточно времени для абстрактных размышлений.

 

Джонни прикинул, не заболеть ли на денек, чтобы подготовиться к обещающему быть весьма насыщенным вечеру, но решил все же сходить в школу. Там радуются, если ты время от времени показываешься.

 

Джонни уже не в первый раз пришло в голову, что человеческий разум более-менее стандартного образца, каким наделены трое его друзей, подобен компасу. Сколько его ни встряхивай, что с ним ни делай, рано или поздно стрелка укажет прежнее направление.

Если бы в сплинберийском Пассаже высадились трехметровые зеленые марсиане, купили поздравительные открытки и пакет сахарного печенья и убыли восвояси, через пару дней местные жители уже свято верили бы, что ничего подобного не было.

 

Они высасывают из жизни все краски; они берут городок вроде Сплинбери и превращают его в мешанину улиц во власти страха, пластиковых щитов, Новых Блестящих Перспектив и многоэтажных башен, где никто не хочет жить и, в общем, не живет. В мертвецах больше жизни, чем в нас. И все становятся серыми и превращаются в порядковые номера, в числа, и тогда кто-то где-то начинает складывать, вычитать, умножать и делить…

Да, бог-демон Йот-Зиккурат пускает души в распыл — но он не утверждает, будто души нет.

И — все-таки — оставляет вам полшанса отыскать волшебный меч.

 

— Слушайте, это же улица в нашем городе. Там есть и фонари, и телефонная будка, и все, что положено, — заговорил Джонни. — Просто… просто я не успокоюсь, пока не проверю, понятно? Кстати, нас четверо.

— Это значит, что-нибудь плохое может случиться целых четыре раза, — буркнул Холодец.

 

— Чтоб я так жил, мальчуган прав, — сказал он писклявым от волнения голосом. — Куда деваться, каждому таки свое! Живые должны помнить, мертвые — забывать. Сохранение энергии.

 

— Что ж…— Машина медленно развернулась; Джонни увидел сквозь нее луну. — Знаешь такую игру: шарик бежит вверх, отскакивает от перегородочек, рикошетит и в конце концов проваливается в прорезь внизу?

— Настольный бильярд?

— Это теперь так называется?

— Наверное.

— Ага. Ну вот. — Олдермен кивнул. — Что ж… когда рикошет швыряет тебя от бортика к бортику, наверное, очень трудно помнить, что вне игры есть комната, а за пределами комнаты — город, а за городской чертой — страна, а за границами страны — мир, а за рубежами мира — миллиард триллионов звезд, и это только начало… но они есть, понимаешь? Стоит понять это, и перестаешь тревожиться из-за прорези. И можно кататься по доске гораздо дольше.

 

В те дни подобные происшествия почти не обсуждались. Самоубийство считалось противозаконным, почему — Джонни никак не мог взять в толк. Выходило, что, если ты промазал, или недотравился газом, или оборвалась веревка, тебя надо тащить в кутузку, чтоб ты наконец понял: жизнь прекрасна и удивительна.

 

Hide  

Она местами немного наивная, но вот попробуйте представить немного наивную детскую книгу про то, что смерть - это свобода, а кладбища нужны живым людям? Это очень тонкая, изящная, ювелирная наивность. Искренность. Тоже книга о любви. О любви к жизни. 

И описания природы! Которые я всю жизнь терпеть не могу. Здесь они такие:

Показать содержимое  

Кладбище опустело. Солнце садилось за склады ковровой фабрики.

 

Они летели над горными плато Азии, где когда-то караваны верблюдов возили шелк за пять тысяч миль, а теперь вооруженные безумцы пытались истребить друг друга во имя Аллаха.

 

Огненная линия запела на высокой ноте, прошила мрак и рассыпалась искрами. Они оставляли в воздухе светящиеся следы, которые постепенно сложились в знакомый силуэт, словно очерченный неоном.

Hide  

В общем - она такая красивая. Как о ней писать отзыв? Что хотел сказать автор - автор сказал прямым ясным текстом короче некуда. Это нужно читать. 

Hide  

Умереть я хочу по Пратчетту)

 

15 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

@Hassy

Показать содержимое  

2BkN2.jpg

980x.jpg

Hide  

 

26 минут назад, Honesty сказал:

И есть то, что напоминает тебе о том, что нет, это не только в твоей голове, что в мире есть, что любить, что оно было до тебя и продолжится после, что бы кто ни говорил. И люди, которые это понимают и выражают во внешний мир. Когда сразу узнаешь свой язык, свою музыку, ну и т.д. Считаешь этих людей "одними из своих", что ли. 

Как сформулировано замечательно.

А в первой книге про Джонни Максвелла была девочка, говорившая курсивом. До сих пор ее помню (мне это особенно близко, сами понимаете).
"– Кому нужны сплошные звезды? – спросила она. – Звезды я, между прочим, и раньше видела. На коробке написано, что придется сражаться с десятками чужих кораблей разных типов. А здесь нет ни одного.
Мистер Пейтел что-то буркнул. Что – Джонни не расслышал. Но голос девчонки буравил барабанные перепонки, как штопор. Когда она говорила курсивом, этот курсив был отчетливо слышен."

4 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

4. Дорожное приключение или книга о путешествиях

Диана Уинн Джонс, «Вниз по великой реке»

Показать содержимое  

142360

Третья книга цикла, но сюжетно с предыдущими двумя никак не связана. Можно читать в любом порядке первые три, четвертая книга объединяет их все.

Рассказ ведется от лица девочки Танакви. Танакви рассказывает свою историю, вышивая узоры на накидке. В стране начинается война, отца и старшего брата призывают в армию и четверо младших детей остаются одни. Отца убивают, брат возвращается покалеченным, его душу попытались отобрать колдуны врага, а односельчане ополчаются на сирот, виня их во всех своих бедах, ведь они так отличаются от речного народа.

С разливом реки дети решают уплыть к морю и попытаться исцелить душу брата, победив злого колдуна.  Героев ждут встречи с правителями, могущественными колдунами и богами.

А концовка была несколько неожиданной. У автора вообще неожиданные повороты очень хорошо получаются.

Не самый лучший роман автора, местами было скучновато, само путешествие плохо ощущалось (не совсем эта книга подпадает под пункт путешествий, честно говоря. Если найдется другая книга под пункт, сменю номер).  Наивное разрешение трудных ситуаций и поведение героев с одной стороны, а с другой много жестокости для детской книги. Не совсем понятно для какого возраста.

Hide  
11 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И тут про вышивку... :joy:

4 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
12 минуты назад, Thinvesil сказал:

И тут про вышивку... :joy:

Ага))У них магия такая, вышивальная)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 минут назад, tsucup сказал:

Ага))У них магия такая, вышивальная)

Я себе представил бой двух магесс-вышивальщиц)) две дамы машут собственноручно вышитыми полотенцами, с которых срывается магия, на них, собственно, вышитая)) Фаербол, значит фаербол) Или молния)) У кого качество и красота вышивки лучше, у того заклинание лучше и эффективнее))

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, Dmitry Shepard сказал:

Я себе представил бой двух магесс-вышивальщиц)) две дамы машут собственноручно вышитыми полотенцами, с которых срывается магия, на них, собственно, вышитая)) Фаербол, значит фаербол) Или молния)) У кого качество и красота вышивки лучше, у того заклинание лучше и эффективнее))

Это еще в русских сказках было. Про Царевну-лягушку, если кто забыл. =)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 минуту назад, Dmitry Shepard сказал:

Я себе представил бой двух магесс-вышивальщиц)) две дамы машут собственноручно вышитыми полотенцами, с которых срывается магия, на них, собственно, вышитая)) Фаербол, значит фаербол) Или молния)) У кого качество и красота вышивки лучше, у того заклинание лучше и эффективнее))

Собственно в яблочко)) кто лучше вышивает, тот и крутейший маг) 

Не фаерболы правда вышивали, а всякие проклятия на врагов и хорошие пожелания для себя любимых.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я бы скорее представила себе какую-нибудь иголку-самошивку, которая усилием тврческой мысли вышивает крестиком или зигзагом по противнику))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, Meshulik сказал:

Я бы скорее представила себе какую-нибудь иголку-самошивку, которая усилием тврческой мысли вышивает крестиком или зигзагом по противнику))

Его же кишками.

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне выпал номер 42 - книга с двумя (или более) временными линиями.

Жоржи Амаду. "Дона Флор и два ее мужа"  

Итак. Жоржи Амаду, "Дона Флор и два ее мужа".

Суть вкратце: умирает еще нестарый мужчина, тот еще гуляка (так его все и зовут) и бабник, дебошир, оставляет после себя вдову, которая, спустя энное (приличное) время выходит замуж вторично за благополучного и уважаемого аптекаря. Брак со вторым мужем очень респектабелен, все очень душевно и по-мещански уютно, они ладят, но вдова - дона Флор - никак не может забыть своего первого супруга – Гуляку, периодически погружаясь в тоскливые воспоминания на тему "а как нам было хорошо-то, а сейчас-то трава не так зелена". И закономерно наступает момент, когда все тщательно сдерживаемое, но неудовлетворенное прорывается наружу, правда, очень своеобразно. Дона Флор вызывает к себе дух Гуляки. Ну, раз уж вызвала и женская тоска видна невооруженным глазом, то варум бы нихт, решает почивший муж и дона Флор, поломавшись, уступает ему. Гуляка по-прежнему дух, кто не понял! Дона в итоге (пометавшись и морально потерзавшись в свое удовольствие) успокоила свое тело и совесть и обрела счастье, ее муж номер раз тоже счастлив, ее муж номер два (не поверите!) счастлив не меньше (не подозревая о своих духовных рогах). Роман - это суть те самые временные линии: воспоминания доны Флор о Гуляке и описание ее сегодняшней жизни с аптекарем.

Жоржи Амаду, это, на минуточку, тот самый, который написал «Капитанов песка», что экранизировали под названием «Генералы песчаных карьеров». Кто смотрел фильм, помнит, как там все агнстово и печально, ну из песни слова не выкинешь, из эпохи (при  наличии кучи свидетелей) события не сотрешь (как правило). А «Дона Флор» совсем другая. Даже название такое игривое, с намеком.

И ведь намек не соврал. Весь роман у меня не исчезало чувство, что я за звуком переворачиваемых страниц слышу хихиканье автора. Ну еще бы, про такое, да в 1966 году!  О подобном вслух не говорят, а уж если и говорят, то лишь о какой-нибудь прости господи и неодобрительно. Брак, скрепы, приличия, все дела.

Весь роман - он о том, что есть для обывателя жизнь, если не "а что люди скажут?". Вот глава предваряется пояснениями доны Флор, чем пристойно кормить тех, кто пришел бдеть у гроба умершего. Вот воспоминания ее о том, как удалось выйти замуж за Гуляку: мать же была категорически, неимоверно против (как я ее понимаю, такой зятек, что ой) и Флор убежала из дома, упала, что называется в гулякины объятия, оп, мы теперь обязаны пожениться, мамо, вам никуда не деться, благословите, а иначе непристойно! Жизнь обывателя, где все подчинено условностям, правилам, где вместо «я хочу» только «надо как положено». Дона Флор работает, но опять же прилично, по-женски: ведет школу, где обучают премудростям кулинарного искусства. А муж ее гуляет - не нагуляется, куролесит, баб меняет, и хотя, общество поглядывает неодобрительно, но вообще, мужик же, ему можно. А Флор терпит. Любит.

Тут я поскрипела в небо зубами, но… и такое бывает, да.

И вот такая жизнь упорядоченная и обществом одобренная, но тут в существование нашей кулинарной мещаночки врывается девятый вал: второй муж никак не может дать ей женского счастья. С одной стороны - природа и гормональный фон, с другой - приличия и вообще, ей не хочется этого второго мужа обманывать. Если бы Амаду писал трагедию то он был бы Флобер, а дону Флор звали бы мадам Эмма, но тут комедия, поэтому все успешно разрешилось. Ну в самом деле, Гуляка тоже ее муж, разве нет? И он немного мертвый, все помнят? То есть это не измена и вообще не во плоти, значит не считается? А что, было бы лучше если бы наша дона сорвалась и ударилась в загул? Амаду веером раскидывает эти вопросы. И ржет.

Hide  
Изменено пользователем Accemi
14 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
19 минут назад, Accemi сказал:

Мне выпал номер 42 - книга с двумя (или более) временными линиями.

Жоржи Амаду. "Дона Флор и два ее мужа"

Итак. Жоржи Амаду, "Дона Флор и два ее мужа".

Суть вкратце: умирает еще нестарый мужчина, тот еще гуляка (так его все и зовут) и бабник, дебошир, оставляет после себя вдову, которая, спустя энное (приличное) время выходит замуж вторично за благополучного и уважаемого аптекаря. Брак со вторым мужем очень респектабелен, все очень душевно и по-мещански уютно, они ладят, но вдова - дона Флор - никак не может забыть своего первого супруга – Гуляку, периодически погружаясь в тоскливые воспоминания на тему "а как нам было хорошо-то, а сейчас-то трава не так зелена". И закономерно наступает момент, когда все тщательно сдерживаемое, но неудовлетворенное прорывается наружу, правда, очень своеобразно. Дона Флор вызывает к себе дух Гуляки. Ну, раз уж вызвала и женская тоска видна невооруженным глазом, то варум бы нихт, решает почивший муж и дона Флор, поломавшись, уступает ему. Гуляка по-прежнему дух, кто не понял! Дона в итоге (пометавшись и морально потерзавшись в свое удовольствие) успокоила свое тело и совесть и обрела счастье, ее муж номер раз тоже счастлив, ее муж номер два (не поверите!) счастлив не меньше (не подозревая о своих духовных рогах). Роман - это суть те самые временные линии: воспоминания доны Флор о Гуляке и описание ее сегодняшней жизни с аптекарем.

Жоржи Амаду, это, на минуточку, тот самый, который написал «Капитанов песка», что экранизировали под названием «Генералы песчаных карьеров». Кто смотрел фильм, помнит, как там все агнстово и печально, ну из песни слова не выкинешь, из эпохи (при  наличии кучи свидетелей) события не сотрешь (как правило). А «Дона Флор» совсем другая. Даже название такое игривое, с намеком.

И ведь намек не соврал. Весь роман у меня не исчезало чувство, что я за звуком переворачиваемых страниц слышу хихиканье автора. Ну еще бы, про такое, да в 1966 году!  О подобном вслух не говорят, а уж если и говорят, то лишь о какой-нибудь прости господи и неодобрительно. Брак, скрепы, приличия, все дела.

Весь роман - он о том, что есть для обывателя жизнь, если не "а что люди скажут?". Вот глава предваряется пояснениями доны Флор, чем пристойно кормить тех, кто пришел бдеть у гроба умершего. Вот воспоминания ее о том, как удалось выйти замуж за Гуляку: мать же была категорически, неимоверно против (как я ее понимаю, такой зятек, что ой) и Флор убежала из дома, упала, что называется в гулякины объятия, оп, мы теперь обязаны пожениться, мамо, вам никуда не деться, благословите, а иначе непристойно! Жизнь обывателя, где все подчинено условностям, правилам, где вместо «я хочу» только «надо как положено». Дона Флор работает, но опять же прилично, по-женски: ведет школу, где обучают премудростям кулинарного искусства. А муж ее гуляет - не нагуляется, куролесит, баб меняет, и хотя, общество поглядывает неодобрительно, но вообще, мужик же, ему можно. А Флор терпит. Любит.

Тут я поскрипела в небо зубами, но… и такое бывает, да.

И вот такая жизнь упорядоченная и обществом одобренная, но тут в существование нашей кулинарной мещаночки врывается девятый вал: второй муж никак не может дать ей женского счастья. С одной стороны - природа и гормональный фон, с другой - приличия и вообще, ей не хочется этого второго мужа обманывать. Если бы Амаду писал трагедию то он был бы Флобер, а дону Флор звали бы мадам Эмма, но тут комедия, поэтому все успешно разрешилось. Ну в самом деле, Гуляка тоже ее муж, разве нет? И он немного мертвый, все помнят? То есть это не измена и вообще не во плоти, значит не считается? А что, было бы лучше если бы наша дона сорвалась и ударилась в загул? Амаду веером раскидывает эти вопросы. И ржет.

Скрыть

Ржу вместе с Амаду. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

26. Книга, которую вы собирались прочитать в прошлом году

Оскар Уайльд «Критик как художник»  

«Всякая плохая поэзия вырастает из искренних чувств»

Если случайно окажетесь в Перми, знайте: лучший книжный магазин города называется «Пиотровский». Это две небольшие комнаты, плотно обшитые стеллажами и уставленные такой литературой, глядя на которую, хочется обнять продавца и поплакать на его плече. Знаете, это как в церкви: заходишь, и вдруг становишься локально религиозным, начинаешь задумываться о том, чтобы, к примеру, не грешить… так и в «Пиотровском» — немедленно хочется приступить к чтению… Но обед в соседнем ресторанчике отвлек, и томик был надолго забыт на дне дорожной сумки.

Итак… С чего бы начать? Автор вступительной статьи начал с того, что Уайльд был денди и прогуливался по Пикадилли с черепахой на кушаке, являя миру идею превратить свою жизнь в предмет искусства. Дальше, естественно, отступление на тему гомосексуальности как элемента дендизма и оживляющая повествование ремарка насчет того, что денди обычно плохо кончали, выпадая из реальности и оказываясь на дне. Как-то… нет, это всё интересно, но я из предисловия совершенно не поняла, где там в итоге между черепахой и некредитоспособностью затесалась критика.

На самом деле предисловие посвящено ровно двум первым эссе, очень интересным, но в которых ничего не говорится о критике. Нет, там, правда, и о гомосексуальности и черепахах тоже ничего такого. Но именно в них обрисована та траектория взгляда, которая в конечном итоге обязательно доведет человека до черепахи, ибо в них задаются главные координаты искусства, по мнению Уайльда,

а именно:

Искусство — это всегда ложь, и хорошо творить означает — лгать выдающимся образом. Ложь — вот высшее благо. Отсюда следует, что в искусстве нет места морали («Мораль всегда служит последним приютом людей, не понимающих красоты»). Всякая добродетель, искренность, а тем паче постоянство — удел тех, кто не имеет никакого представления об истинной красоте. А в красоте, по мнению Уайльда, и заключается смысл жизни. И даже истина отступает перед красотой: «те, кто не любит красоты больше истины, не проникнут в святая святых искусства» (речь идет об известном высказывании «Сократ мне друг, но истина дороже»). 

Уайльд парадоксален, эпатажен и свеж сегодня совершенно так же, как и был свеж для своего времени. Играя на противоречиях и жонглируя привычными клише обыденных представлений, он при этом постоянно ссылается не на какой-нибудь модерн, а на греческую классику как в поисках идеальной формы романа, так и идеального дизайна костюма, которому посвящен ряд заметок в сборнике.

Он ругает археологизм (то есть историзм, стремление к исторической точности) в искусстве — и тут же целую статью посвящает археологизму у Шекспира, потому что у великого драматурга он служит красоте, а не подчиняет ее себе. На куче примеров показывает, как указания в пьесах делают шекспировские произведения исторически точными намного больше, чем было до него и будет позже. И удивляется, что при этом многие считают Шекспира фантазером: наоборот же, все его пьесы требуют дотошной детализации костюмов и характеров, соответствующих тем эпохам, в которых они действуют.

Он рассуждает о красоте в костюме и эпатажности как искусстве жить, и при этом при обсуждении выбора идеальной одежды уважающего себя денди человека главным критерием объявляет удобство. Удобство и есть путь к истинной красоте. Но как этим путем человек приходит к черепахе на кушаке посреди Пикадилли? Так и не объяснил.

Публицистические тексты Уайльда местами смахивают на сборник ярких афоризмов. Он давит интеллектом повседневность и издевается над обывательскими стереотипами, которые, по его мнению, зло, Средневековье и эта самая ваша хваленая природа

Вы не найдете красоты в жизни, в природе, — объявляет он (и хочется с ним тут же и согласиться), — вы можете ее там увидеть, но лишь после того, как художник, поэт, писатель вам о ней расскажут. Закаты английская аристократия вдруг заметила только после того, как великий художник прославился своими пейзажами закатов (я не называю тут имен, Уайльда и без всякой латыни понять сложно, поскольку на него никакой эрудиции у современного человека не хватит, так что ну их эти имена). И мы подходим к главному тезису всего сборника, который предлагается выучить и повторять, как мантру:

Не искусство подражает жизни, а жизнь подражает искусству.

Что до критики, то критик, с точки зрения Уайльда, как раз и спасает искусство от Средневековья, то есть от привычного, обыденного повторения формы, побуждает искать новое, свежее, совершенствовать и развиваться (и в этом случае даже скорее критик в себе — то есть внутренний критик каждого художника).

Надо понимать, что для Уайльда критик — не тот, кто ругает, а тот, кто созидает поверх уже созданных форм на энергии полученного впечатления. В этом он уподобляет критику еще не изобретенному в его время постмодернизму. Критик творит свое произведение и ни в коем случае не толкует чужое. И не дай бог давать кому-то оценку. В этой связи он цитирует Уэйнрайта: «Я утверждаю, что о каждом произведении искусства можно судить только на основании тех законов, которые вытекают из него самого; так что весь вопрос в том, находится ли оно в согласии с самим собою».

Кстати, Уэйнрайту как образцу дендизма посвящена отдельная статья. Предлагаю только одну цитату: «Этот молодой денди гораздо более стремился к тому, чтобы быть чем-нибудь, нежели делать что-нибудь».

Уайльд иногда использует диалог, подражая Платону не только в форме, но и в сути. В одном месте, когда я окончательно потеряла нить и начала подозревать, что автор тоже… он вдруг изрек устами одного из своих персонажей-собеседников: «Ах, пожалуйста, не говорите, что вы со мной согласны. Когда со мной соглашаются, я чувствую, что я не прав»)))

Самым скучным оказалось программное сочинение «Ренессанс английского искусства». Оно, как ни странно, было наполнено намеками на мораль и пользу искусства для общества (какая польза? Она с возмущением отметается в предыдущих статьях). Недоумевала, пока не поняла, что это текст лекции, прочитанной Уайльдом перед американской публикой во время его путешествия по Америке. Ну… публичная лекция требует некоторого… снисхождения к слушателям.

 В целом рекомендую. Особенно тем, кто занимается творчеством. С другой стороны, сам Оскар Уайльд полагал, что при созерцании произведения искусства главное — не понимание или удовлетворение интереса, а получение впечатления, эстетического наслаждения и пищи для чувств. И он бы, возможно, предпочел почитать чьи-нибудь стихи или художественную прозу. А не это вот всё…

Hide  
Изменено пользователем Meshulik
10 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я к Оскару Уайльду хорошо, но все-таки он пишет про мир как про себя. Будто мир - это он. Зато искренне - и поэтому диапазон попадания в правду получается немаленький. Он весь такой как прелестный цветочек. Можно же по цветочку изучать какие-нибудь биологические закономерности? Он же выражает? Выражает. 
Вот и Оскар Уайльд выражает. Правда, мне кажется, он и сам-то не собирался делать вот это всё, что он пишет, какой-то там своей принципиальной точкой зрения) Попрыгунья-Стрекоза же. Или акын. Что в душу прилетело - то пою) Думаю, он не считал себя должным придерживаться единого мнения) Где-то там есть дремучий лес. Цветочек будет его игнорировать. 

Вот есть у нас Стивен Фрай. Мне кажется, он инкарнация Уайльда какая-то. Повзрослевшая такая. Не так драматично к самому себе, не так пафосно к миру и собственному баловству с ним. Новый уровень дендизма. Может и в дремучий лес сходить.

Но вот с черепахой на кушаке я его прогуливающимся представить могу. И не без гомосексуализма)

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 часа назад, Meshulik сказал:

Искусство — это всегда ложь, и хорошо творить означает — лгать выдающимся образом. Ложь — вот высшее благо.

Вот это он прям с молоком матери впитал, по-моему.
Я когда-то читала сборник ирландских легенд, составленных его матерью, из которого вынесла, что леди Уайльд была персоной не менее эпатажной, чем ее сын. Рассказывала всем, что ее семья происходила от знатного итальянского рода, корнями уходящего аж в Данте (!), хотя на самом деле семья происходила от прозаичных очень каменщиков, которые сколько-то там лет назад понаехали в Ирландию в поисках работы. Все время кокетливо убавляла себе возраст (пока не доубавлялась до того, что ее отец - в соответствии с ее данными - умер за пару лет до ее рождения).
Так что будущему денди с черепахой явно было с кого брать пример.

4 часа назад, Honesty сказал:

Вот есть у нас Стивен Фрай. Мне кажется, он инкарнация Уайльда какая-то.

Ведь он его даже играл в байопике 1997 года.

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

29. Нон-фикшн

"Охотники за умами". Джон Дуглас, Марк Олшейкер  

Книга об одном из первых специалистов по криминалистической психологии, написанная с его слов. Этот человек много сделал для ФБР и криминологии в целом, его образ и метод раскрытия личности серийного преступника использовался во многих фильмах и сериалах, да черт возьми, сам Томас Харрис консультировался у этого парня.

Автор мемуаров с детства был любознательным, проницательным и целеустремленным, мечтал стать ветеринаром, имел небольшие проблемы с законом. Поначалу его личность не вызывает никаких приятных чувств – сплошное самолюбование, странное отношение к людям в целом и девушкам в частности. Ну а затем просто нельзя не восхититься трудолюбием и карьеризмом молодого (тогда) человека. Сплошная инициатива и факел из заднего прохода (это его слова, не мои). Многое из того что он сделал для своих исследований, было сделано наперекор начальству или без его ведома.

 

Особенно интересно было узнать о «быте» ФБР, куда Джон Дуглас вообще случайно попал. При Гувере это была «закостеневшая» в своих привычных рамках организация, где не было места для женщин и «психологических псевдонаук», полагались, образно говоря, на грубую силу и железную дисциплину. По сути "болтология" использовалась только при переговорах об освобождении заложников. При смене руководства порядки стали постепенно меняться, прикладная криминалистическая психология начала преподаваться агентам и полицейским. С такими лекциями ездил по городам Америки и сам Джон, проблема была в том, что у молодого человека не хватало авторитета для преподавания бывалым полицейским, которые здорово нюхнули пороху в процессе работы (в отличие от самого Дугласа). Тогда наш герой и его коллега решают самостоятельно посещать тюрьмы страны, дабы поговорить с известными преступниками, заиметь конкретные примеры поведенческой психологии и разобраться во влиянии личности серийного убийцы на методы совершаемого им преступления.

 

Проведя переговоры с такими субъектами как Чарльз Менсон, Джерри Брудос, Монте Риссел, Девид Берковиц и многими другими серийными убийцами и преступниками и предоставив начальству отчет и конкретные результаты, Джон Дуглас все-таки добился финансирования программы по изучению личности маньяков. Психологический портрет серийника помогает сузить круг подозреваемых и здорово разгружает полицию. Умелое манипулирование прессой и подаваемой информацией не раз позволяло поймать злоумышленников «на слабо»). Прогнозирование действий от Джона и его коллег спасло немало жизней, а некоторые его исследования и проведенный анализ информации поистине гениальны (и используются в массовой культуре).

 

В книге поверхностно описана методика составления психологического портрета, основные черты и побудители серийных убийц, рассказано приличное количество интересных историй из практики Дугласа и его окружения. Если читатель уже интересовался этим ранее, то, скорее всего, ничего нового для себя не найдет. Слишком поверхностно и неглубоко подается информация по теме. Тем не менее, чтиво интересное, способно увлечь. Особых «жутчайших» подробностей нет, факты подаются довольно сухо, просто и понятно.

 

В заключение скажу, что сам Джон не верит в возможность исправления серийных убийц и выступает за смертную казнь. А еще автор упоминает, что в его практике ему практически не встречалось серийных преступников, которые бы выросли в счастливой и любящей семье.

Hide  
На очереди бестселлер последних трех лет, который мне выпал.

 

14 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
12 часа назад, Hassy сказал:

"Охотники за умами". Джон Дуглас, Марк Олшейкер

Это так здорово, вначале посмотреть первый сезон "Майндхантерс" а потом наткнуться на отзыв о книге, которая легла в основу сюжета полюбившегося сериала. Пожалуй лучшее, что можно сделать, ожидая второй сезон - прочитать эту книгу.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я почему-то прочитал как "Охотники за ушами", еще подумал, какое подходящее название для книжки про маньяков.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу