Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Лидеры


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией 01.05.2019 во всех областях

  1. 10 баллов
    Мир, труд, май, июнь, июль, август. С Праздником, работяги и буржуазный сброд.
  2. 5 баллов
    "Не сквернословить". Пожалуй, это была самая сложная задача из всех, что приходилось выполнять Карле. А на итальянском тоже нельзя? Нет, конечно, специально она такими вещами не занималась, но крепкие слова нет-нет да и слетали в какой-нибудь сложной ситуации, и поди уследи за ними. Следить за тем, чтобы не курить в помещении у нее обычно получалась, не выражаться при дамах.. ну, с переменным успехом. То есть не специально. А теперь что? Придется следить. Или надеяться на магию Беатрис. Которой она уже доставляет тревог своим... эээ... бледным видом. От тяжелых размышлений, вернее, их последствий, пришлось сделать еще один шаг назад. Случайно поймала на себе сначала взгляд Морин, потом ее брата. Ну вот, ничего не скроешь. Однако же, оба сделали вид, что ничего не заметили, даже наоборот - Мортимер, кажется усилил свое влияние на окружающих. Надо будет сказать спасибо. Еще пара шагов, чтобы не мешать выходящим из кухни. Итак, что мы имеем? Три дня на отучивание от скверной привычки? Это будет сложное задание.
  3. 5 баллов
    Свет? Мне говорили о Тьме. Свет - это... чудесно. Не ей решать, есть ли в книге судеб этих людей встреча с божественным осколком, или тьма застилает белки глаз и сочится из них отравленными слезами. – Людям нужна защита, – слабым, быстро живущим, мягким существам среди иной природы. – Нужен Свет, как вера и как артефакт.Для души и тела. Который выведет из пещеры, который нарисует на скалистых уступах диковинные озарения, который согреет в холоде и отчаянии. Но от некоторых вещей он не уберегает, как в попытке заглушить жар терзающий внутри, монах не может найти утоления в молитве. Нет, он начнёт творить насилие иного рода и это поглотит его, извратит его... прелюбодеяние это самый слабый из грехов. И наивысшая социальная добродетель. Вам интересно или пока ещё страшно? Вопрос касается первых позвонков, выглянувших из-под взволнованных, вспененных волос. При столь обширных взглядах и мировоззрениях, может здесь сложились особые законы и порядки, нам не известные, но должны быть известные, о которых стоит знать? – Не сквернословьте в месте прибытия, – с толикой ехидства просветила путь до обугленного уголька в стенах человеческого анклава. – За пару дней пути лучше потратить все запасы вредных слов на Тьму или демониц в чёрном оперении. А так.. честь, благородство, вежливость, всё, что люди превозносят в своих книгах – будут ждать от вас особенно. Если уж решили наведаться сами... Правила подразумевали и определенную добровольность отношений... на мгновение возвела очи к потолку, подумав, сказать ли об этом. И решила не говорить. И так, в компании людей дорога займёт куда дольше, чем она привыкла. И куда именно ты нас поведешь? Как называется это место? Как далеко идти? – И испортить весь сюрприз? – сами глаза, ставшие раскосыми от пролитого на волнение путешественницы с алой кровью пекущего ехидства, виднелись над ободком чашки, кажется, это она скопировала только что от самой группы. – Где-то три дня через разрушенные районы до Санктума. У вас ведь нет крыльев. Надеюсь, мы не должны бояться быть завлеченными в какую-нибудь ловушку? – Разве я могу решить, что вы должны чувствовать, а что – нет? – уже вовсю развеселилась, это всё британские агенты виноваты, смутившие разум. И индонезийские перец, хтонические демоны, смутившие христиан своим бесстыдством. – Страх – не моя стихия, как можно было догадаться... Пальцы поддели тонкую цепочку, однако что именно было её тяжелым камнем, так и осталось скрытым, лишь скользнуло по коже прохладным металлом. Самолюбование демона не шло в сравнение с доступным человеку, ведь она была соткана из и для него. её кровь, её пища, её мысли. – У меня ведь тоже есть опасность попасть в ловушку... Нерешенные вопросы... Как именно вы смогли попасть сюда, в обход суда живых и мертвых?
  4. 5 баллов
    Освальд поднимался на вверх уже на ходу одевая пиджак и поправляя свой внешний вид, ткань костюма неплохо справлялась со всеми невзгодами последних дней, но сам он не мог ещё проснуться, не справив утренний туалет и не размявшись ещё до кружки чая. И эта некоторая скрытая неуверенность, и неудобство, преследовали его до самой кухни где уже все собрались, и после. -Доброе утро, Мисс Блэк, Карла. - Каждой достался легкий поклон, но первой с благодарностью за заботу, не заметив состояния второй. Видно здесь было слишком много тех, на чьём фоне можно было потеряться. Слишком много света и огня, среди которых так сложно разглядеть тень плохого самочувствия. Он сел, с проснувшимся интересом и аппетитом посмотрев на персики, те и сами как маленькие солнца его ужасно манили. Организму с утра не доставало в первую очередь ни мяса, но сахара, особенно к чаю, а для основных потребностей в еде, пшено его устраивала полностью. Даже некоторого сомнения на счёт того, что пшено как раз отлично подходит к зелёному горошку и рыбе, а овсянка к фруктам, не возникло. Ведь истинное кулинарное мастерство заключается в том, чтобы сделать простое блюдо вкусным и необыкновенным, а не подать редкий деликатес с щепоткой соуса на тарелке. Таковым он считал своё мнение, и таковым было умение Беатрис. И вообще, запросы его во многом были скромны, но бережно хранимы, а порой и несколько болезненны. Не спать несколько ночей, было делом привычном без всякого каприза, но силы восполнять следовало на нормальной кровати, не на диване, не на лежанке - тело ещё долго будет ему напоминать об этом. Возможно его даже можно было сравнить с винтиком, каких тысячи в механизме, обычный с виду, неприметный без знания или необходимости узнать, что длина, и резьба, и шляпка - вот сюрприз! Несколько иные. Чуточку необычный винтик, что отлично подойдёт в одно место, куда не закрутишь другие, но в любом другом у него не подойдёт резьба, где-то будет торчать шляпка. И вот кто-то большой и сильный сверху, следящей за работой механизма, взял отвёртку по сильнее, и принялся вкручивать его посильнее нарезая новую резьбу. Так он себя и чувствовал этим утром, нарезаемый заново на живую, где-то больно, где-то неприятно, а в чём-то прекрасно. Прекрасно так, что с больной фантазией можно было бы услышать сверху: "Ну, вот, смотри, винтик, это теперь будет твоё новое место!" - сказанного с ироничной улыбкой от которой ждёшь не то добра, не то финального удара молотка. -Раз вы так любезно начали эту тему, позвольте прервать вас важным вопросом, прежде чем мы отправимся дальше. При столь обширных взглядах и мировоззрениях, может здесь сложились особые законы и порядки, нам не известные, но должны быть известные, о которых стоит знать? "Отправляясь в чужую страну иль храм - спроси о местных законах." - это ему говорил отец, ещё давно, когда у сына возникла идея отправится в Новый Свет, или может даже до того, но вопрос о обычаях для него стоял довольно строго, и беда была в том что нигде не купишь путеводитель по Царству Небесному. Если он сам его не напишет. Может за это его и сожгут на костре или отправят в сырую темницу. Если не за тот другой невысказанной вопрос что, тенью тени, читался на его лице сейчас когда он смотрел на всех. Вопрос человека что пропустил что-то важное, не знает как спросить и как узнать. Все были так любезны с дьяволицей, столь искрение, и такими улыбками, что в душу его замело ещё сомнения, даже может там обнаружился изъян. Да, наполовину, но кровь Врага! Прекрасная, чарующая, и ликом прекрасным, и словом, и жестом, как создание небесное не из родного его мира. Пленительная именно этой неземной красотой, что хотелось обернуть в стихи, и заключить в объятия - и всё от этой крови, крови Врага. А что от человека? Добрый нрав? Он знал людей, и что не всем им стоит верить, и мало кому можно по-настоящему доверять, даже в половине человека могло быть много тьмы, а если другая половина демон? Половина от света, половина от тьмы, дитя сумерек и греха на небесах? Ему было сложно поверить, очень, и он не понимал того что видел сейчас вокруг себя. И Мортимер, инквизитор, обольстительно ей улыбался, улыбкой что раздражает мужчин и сводит с ума женщин, инквизитор! Он знал, что церковь, не вся свята, это огромный...титан, многорукий, с тысячью глаз и ушей, и не меньшим количеством ликов, и не все из которых красивы и благочестивы. И она как кит в море, на своём теле порой хранит гнилые водоросли и паразитов. Но инквизитор улыбается дьяволице!.. И Морин, и Беатрис... "Ох, Шери, ты снова была права, замысел Его много сложней чем кто-либо мог себе представить. " С этой мыслью он как-то сам не заметив выпил глотком пол кружки, забыв, что там всё-таки чай.
  5. 5 баллов
    А художник, поморщившись от мысли о соединении сладкого со злаковым и решительно отказавшись от соединения персиков с кашей, поглощал с аппетитом пшенку, сидя в уголке, там, где еще только вчера вечером мучился с амулетом. Антидемоническим амулетом. Поглощенный теперь чарами демоницы. Позабывший о совсем недавних рассуждениях о священном долге и воздержании от соблазнов. Соблазнившийся неопределенно улыбаться, терять слова, любоваться, слушать и ловить каждое слово, плохо разбирая чьи-либо еще. И спасаться, воображая свою парижскую студию, краски, холст. Который уже мало что помогал спасать. Со стороны, впрочем, он не выглядел как-то необычно. Да и мало кто вообще принимал его всерьез. Казалось просто, что он вновь посмеивается в углу над одной из своих дурацких шуточек. – Сюда прибывают с разных уголков вашего мира, Морин, – произносить имя её было удовольствием, словно воззывая к Лорду, – но все они узнают, что Свет для них ценнее золота. Говорят по-разному, но да, принято ценить восход и помнить о закате. Брови приподнялись в изумлении. Cеньорита Карла говорила о Тьме. Надо бы порасспросить остальных, может, в картине, изображенной их новой знакомой, присутствовало больше деталей и цвета. - Свет? Мне говорили о Тьме. Свет - это... чудесно.
  6. 5 баллов
    Пока на кухне были лишь запахи да негромкие разговоры, голова еще худо-бедно справлялась, но когда в этом крошечном помещении оказалось сразу много звуков, шагов, голосов, крыльев, людей, полудемонов, художников... - А! Сеньорита Карла! - Радостно возвестил факт узнавания, появившись на кухне. - как вы свежи этим утром! Вот видите? Я же говорил. Просто нужно было хорошенько выспаться. Рад был помочь сторожить дом от кошмарных чудовищ, драгоценная сеньорита. ...это оказалось очень громко. Карла, которая как-раз в это время вставала из-за стола, чтобы освободить место вновь прибывшим, все равно разумность принимать пищу прямо сейчас вызывала сомнения, плотным песком пересыпающимся в голове, едва успела отставить чашку с чаем, чтобы не пролить, и ухватиться за край стола. Глядя куда-то вниз, в надежде утопить взгляд хоть в чае, хоть в каше, хоть просто в столе, который почему-то качается, она пару секунд не двигалась, потом сделала короткий вдох-выдох, и отступила к стене. Потом к коридору, где было все-таки чуть меньше света и чуть больше воздуха. - Да-да, конечно, - раздалось некоторое время спустя в качестве ответа, слишком тихо и безнадежно. А еще пара попыток поздороваться. Но без всяких сомнений, все это было ужасающе невежливо с ее стороны. Показать контент сила воли на головную боль - провал) обман на попытку скрыть приступ - оглушительный семиступенчатый провал) ночной кутеж - 100))) Hide Из дальнейшего утреннего разговора пришлось выпасть. А еще надеяться, что про нее тут забудут, благо всеобщим вниманием по праву завладела Шери, чему Карла оказалась только рада. Некоторые обрывки разговоров, правда, все-таки долетали. Чай и правда был вкусным. Как-нибудь потом Карла даже скажет об этом Беатрис. Мортимер, как и вчера, ведет переговоры. В своей манере, разумеется. Правда Карле он показался таким же чуть бледноватым, как и она сама, как будто тоже употребил пару рюмок неправильного яблочного вина. Или просто не спал несколько дольше, чем требовало его дежурство. "Вы знаете, я всю ночь составлял список вопросов...". Хммм... Рафаль явно чем-то обеспокоен, хотя его умению поддерживать светскую беседу она может только позавидовать. А вот Морин... Карла даже тряхнула головой, спровоцировав новый сброс железного песка, лишь бы убедиться, что ей не показалось. Морин выглядела совершенно счастливой. Счастливой и радостной, смотрящей влюбленными глазами абсолютно на каждого, от Освальда до Шери, как будто совсем забыла свои вчерашние беспокойства на счет суккубы. Любопытство проснулось, не смотря на обстоятельства - захотелось расспросить девушку, что же такое хорошее могло произойти, но не сейчас. Сейчас нужно медленно дышать и продолжать попытки брать себя в руки. Чтобы она еще хоть раз попробовала местное вино? Да никогда!
  7. 4 балла
    Темнота им не понравилась, ишь ты! Фантазия у вас бедная, вот и все. Не смогли себе нафантазировать, что там происходит и обвиняете создателей. А виноваты вы. ) Показать контент Hide
  8. 4 балла
    Дитя рассвета и заката в поисках оказалась ростом, с которым очень удобно склониться над плечом джентльмена, пока ему вручена регалией власть дикого китайского пороха и английской стали, а может быть, американской, по другую сторону Океана, никогда не встреченному ею. Так и смотрела, чуть затаив дыхание подобно жарким мехам в кузнице перед работой, и в этом ни капли пошлого, лишь интерес к тому, как будут двигаться руки и сколь они умелы в обращении с телом... оружия. У христиан в их Большой Настольной Книге с правилами было что-то о необходимости страдать, об искушениях Христовых и человеческих, и вот вы, Освальд, новый Пророк в новом небесном мире, подвержены искушению, вынужденной сдержанности, корсету не китового уса, но... чьего-то глупого мнения? В этом путь к пороку большему, а ещё к болезням сердца и преждевременной кончине. Однако, тень отпускает тыл, и вы можете подумать, что так случится, если вдруг наступит время, когда придётся применить законы горения против новых врагов, оно несомненно будет, а у вас ни поводка, ни... чем же Враг близкий, подаривший вам ночь в подвале и утро с короной из шипов, для вас – Друг? ...или Защитник? – Специи все ещё на вес металла? – мимоходом любопытствует о положении дел в экономике, когда джентльмен иссушает запасы дома. И теперь никто не касается в своевольном – показалось, вам определенно показалось! – прикосновении дьявольского отродья к наряду джентльмена.
  9. 4 балла
    Ощущения Мортимера теперь очень сложно было бы передать словами. Ему было всего двадцать четыре года. Или, если посмотреть с другой стороны, целых двадцать четыре. И он и прежде не жаловался на жизнь (почти), но в последние дни она обогатилась сверх всякой меры. Ангелы, Харрингтоны, мертвые инквизиторы, Царство небесное, Беатрис и... вот теперь Шери. Последнее впечатление часто самое яркое, хоть, как показывает разум, и не самое сильное... - Зайдешь ко мне в комнату? Надо тебя исцелить. Мысли рассыпались, как зелёный горошек из разбитой банки. Если не знаешь что делать - очаровательно улыбайся. Правило номер раз молодых симпатичных инквизиторов. - Да, мэм. Почтительный поклон и полная готовность исполнять указания.
  10. 4 балла
    Если вам так удобней. Из прежде незамеченного в голодных происках угла в руки оперативнику полетела пачка утреннего напитка. Иной раз вспомнят завтрак, заварив знакомый звук, и что-то отзовётся эхом, помимо ностальгии... На побегушках у людей, даже когда это больше похоже на танец, вращение на тонком шпиле флюгера. Пока что ветер триумфа направлял его в нужном направлении. Джентльмену предстоит оказаться наедине с любопытной особой... ... вы знаете, где здесь нажимать? А Мортимеру осталось ощущение, что сейчас победа не за ним, и яблоко растет не на ветке, до которой так просто дотянуться рукой. По крайней мере, ей хотелось бы так думать, соблазняя тонким покачиванием стрелы Люцифера само пространство, которое стало для демоницы оправой её обольстительности.
  11. 4 балла
    Показать контент https://boxofgrifs.tumblr.com/post/184547681470/vergil-eating-that-blood-fruit-the-lion-king Hide Показать контент Автор тот же. Картинка большая, открывайте оригинал в новом окне) Hide
  12. 4 балла
    Увидев реакцию дьяволицы Освальд прищурился от неверия, изогнул бровь и улыбнулся. Оказывается он тоже умел улыбаться обольстительно, но эта не была улыбка лести, это была улыбка победы и маленькой мести той что смущала его душу. Он обернул её во всю вежливость и строгость костюма, улыбка не для неё - улыбка для фотографии. И на этом всё, всё что досталось демону это искушение человека на маленький грех гордыни триумфа. И обещание того что он запомнит. -Если вам так удобней. Х
  13. 4 балла
    Ещё один вопрос и просьба, мисс. Мы можем ещё покуситься на ваши припасы? Теми что мы располагаем не получиться растянуть на три дня. – Я?.. "Мисс" как-то растерялась от нейтральности, деловитости и почти отстранению от своей персоны. Чудовищная, фальшивая мелодия вместо тонкой серенады и лести, как будто... как будто она мышь серая! Прогресс, похоже, плохо влиял на мужские силы, отнимал у них соки, и сейчас уже от лёгкого намёка на наготу их сердца не замирали в угрозе вспыхнуть, истечь кровью, пытаясь вместить в себе невообразимое в своей полноте... – Может быть, вы попросите меня вам показать?.. Мужчине иногда нужно намекать, вести его в нужном направлении, показать верное течение... А когда голова очаровательно опущена, острые кончики рогов невольно будут предупреждением, что может приключиться, если мужчина откажет девушке в её желании помочь, исправить недоразумение этой "серой мисс". – Со мной и припасы будут вкуснее, – смеётся, ловит глаза за стёклышками круглых очков. – Обещаю. Это все ещё о консервах или методе их добычи? Потенциальная выгода от тайников, о которых знает демон 3 банки консервов каждого вида. Пачка чая. Мешочек соли и мешочек перца. Пистолет-пулемет Томпсона и две запасных обоймы к нему.
  14. 4 балла
    Целительная молитва, примененная своевременно, шрамов не оставит. Кажется, кто-то в этой комнате любит погарячее, даже с болью... Взять, хотя бы, дьявольски обаятельного Мортимера, в намерениях которого не оставалось сомнений для наблюдателя, вдруг погруженного в хитросплетение связей. Несомненно, его характеру, напору, очень подходила власть, контроль, ведущая рука... Я просто не успела.. то есть, забыла... то есть.. И разительный контраст. Демоница подтянула под себя норовливый, непривычный для человеческого ока кончик хвоста, пока он не выдал тихое хихиканье излишней активностью. Теперь он покоился на коленях и чуть поддрагивал, погруженный в греховные тайны представителей святой церкви. Сколько всего она сможет рассказать, и даже попробовать...
  15. 4 балла
    Сквернословие и только? В этих ограничениях он не видел препятствий, абсолютно никаких в сравнении с чернотой перьев на которые предлагалось их потратить. -Три дня? Много времени чтобы рассказать многие легенды. -Добавил он в тоне общего настроя, но не сумев скрыть некоторой отстранённости в голосе. А ещё всё таки s-sanctum, ещё один мячик в лунке - мелочь в копилку ответов и вопросов.
  16. 4 балла
    А если вдруг у кого-то из нас вырвется крепкое словцо, то что случится тогда? Над объемным ответом, поглощенным со стороны брата и со стороны сестры, единого целого, расколотого пополам, она задумалась, но решила не задерживать. Световой день сменится ночью, тогда наговорятся. Выловив вилочкой последний персик из тарелки, Шери надкусила мякость, и пока сок блестел ещё на её губах, ответила Беа в её интересе к церковной патетике. – Эпоха старого завета закончилась, насмерть не выжжет, – это прозвучало с невинностью, подобно которой расстилается надежда в словах "мы больше не убиваем". – Но шрамы от ожогов не красили ещё ни одну девушку, Беатрис. Так что? Мы выходим? На первом этаже через полчаса. А то некоторые дамы.. - он бросил взгляд в сторону Морин. - ..ещё даже не одеты. – Дамы используют гувернанток? – и ничего такого в вопросе, ведь и тот мир познать хочется, и те нравы, а вдруг здесь особи приближённые к Папе, со своими слугами и вассалами? И ничего такого в вопросе, ведь она умело справляется с самыми хитросплетенными женскими платьями. Раньше крючков, оборок, петлей было намного, намного больше... и тем интереснее был дар, так хитро упакованный. Кудесники люди! Какое прекрасное время...
  17. 4 балла
    Беатрис проводила Карлу несколько тревожным взглядом, но следом не двинулась. Помочь ей тут было нечем, да и неприятные последствия должны были сойти на нет за следующие пару часов, сами по себе. Да и британский этикет прямо предписывал сделать вид, что ничего такого и не случилось. Впрочем, спасибо Шери, особых усилий прикладывать и не приходилось, чернокрылая девушка определенно любила находиться в фокусе всеобщего внимания и умела это внимание к себе притягивать. Доброжелательная улыбка на лице Беатрис дополнилась иронией, когда она скользнула взглядом по руке, ласкающей согретый теплом тела металл цепочки, заодно служа магнитом для металлических опилок мужских взглядов. Беспокойство Рафаля осталось незамеченным, но даже если бы и нет, сангвинару досталась бы только ободряющая улыбка. Вера Беатрис была крепка. Как в Него, так и в своих близких. И в саму себя. - А если вдруг у кого-то из нас вырвется крепкое словцо, то что случится тогда? - уточнила она последствия подобной с их стороны невежливости и грубости.
  18. 4 балла
    Морин растерянно моргнула, когда зашла речь о сюрпризах, но Шери лишь пококетничала немного и всё-таки ответила на вопросы. Санктум. Три дня. Вероятно, это и была расшифровка той самой буквы "С". – Разве я могу решить, что вы должны чувствовать, а что – нет? Страх – не моя стихия, как можно было догадаться... - Не сразу, но я догадался. - подыгрывая, признался инквизитор. Улыбка не сходила с его лица. У них будет три дня. Значит, пожалуй, найдется время и на вопросы, которые ему позволено будет задать. - У меня ведь тоже есть опасность попасть в ловушку... Нерешенные вопросы... Как именно вы смогли попасть сюда, в обход суда живых и мертвых? - Скажем так. - уклончиво начал Мортимер. - Мы сунули ногу в закрывающуюся дверь черного хода, в которую перед нами проскочили другие. - Прости, Шери. - перевела сестрица. - Мы не сможем тебе все сказать, даже если очень захотим. У нас просто не получится. Нас... собирались провести сюда. Но все пошло не так и... - Долгая история. - вклинился снова брат. - Я попробую рассказать по дороге. Но если вдруг у меня отнимется язык или я потеряю сознание, это будет твоя вина! Синие глаза смеялись. - Так что? Мы выходим? На первом этаже через полчаса. А то некоторые дамы.. - он бросил взгляд в сторону Морин. - ..ещё даже не одеты.
  19. 4 балла
    Лол, да ну вас. Го лучше грустить вместе со мной. XD
  20. 4 балла
    Дипломатический флирт, он же - флиртующая дипломатия, почитался мистером инквизитором самым эффективным своим оружием. В основном потому, что в ножнах оно почти не лежало. Случалось, конечно, так, что он натыкался на слишком совершенную броню, сквозь которую не могло пробиться его радиоактивное обаяние, но и тогда недоумевал недолго, и просто пересматривал свой арсенал в соответствии с текущими обстоятельствами. Правда, мистер Смит успел пропустить тот момент, когда чтение даме (пусть даже на голове у нее и росли рога), стихов вполне приличного содержания стало настолько вопиющей бестактностью. А впрочем, он был слишком поглощён процессом, чтобы хоть что-нибудь замечать. Полудемоница внимала. Нет, не так. Она внимала ему, как проповедующему со своей кафедры пастору, в которого тайно была влюблена. Как изогнулась ее грациозная шейка, как блестели прекрасные глаза! Какая восхитительно искренняя и, в то же время, будоражаще-грубая лесть. Наверное, так могут только демоны. Ох, ему было, чему у нее поучиться... - Сюда прибывают с разных уголков вашего мира, Морин, – произносить имя её было удовольствием, словно воззывая к Лорду, – но все они узнают, что Свет для них ценнее золота. Говорят по-разному, но да, принято ценить восход и помнить о закате. Он больше не перебивал, обратившись в слух и зрение, ведь именно так можно было получить наиболее полное эстетическое наслаждение. Взгляд от личика Шери скользнул чуть ниже, зацепился за тонкую золотую нить, скрывающую то ли камушек, то ли крест (какой пассаж!), то ли амулет прямо в... Да-да, мистер Смит не постеснялся посмотреть и туда, но увы, таинственную подвеску скрывал наряд из черных перьев. Бесстыжее разглядывание продлилось не более секунды, а потом инквизитор, с самодовольной ухмылкой продолжил пить свой чай, тем более, что в беседе его подменил, без шуток, гениальный мистер Вуд. Морин прислушивалась чутко. Ее имя произносилось с какой-то очень особенной интонацией. - Это очень благоразумно, надеяться на помощь, но не забывать об опасности, не так ли? - скромно отвечала ведьма. Ее взгляд наткнулся на прячущего свои истинные эмоции среди дружественных фруктов сангвинара. Рафаль поглядывал на ее брата и был, похоже, весьма обеспокоен его поведением. Учитывая, что повод для беспокойства размером с Килиманджаро мисс Смит сама ему предоставила, не составляло труда догадаться, в чем именно Рафаль видит проблему. Счастье в ее глазах растаяло, как голубой лед под лучами солнца. Как несправедливо это было, думать так, и... как, в то же время, огорчительно неизбежна была эта мысль. Мисс Смит тяжело вздохнула. - Раз вы так любезно начали эту тему, позвольте прервать вас важным вопросом, прежде чем мы отправимся дальше. При столь обширных взглядах и мировоззрениях, может здесь сложились особые законы и порядки, нам не известные, но должны быть известные, о которых стоит знать? - И куда именно ты нас поведешь? Как называется это место? Как далеко идти? - глядя на Шери своими большими, прячущими на дне тень давнего беспокойства, глазами, мелодично поинтересовалась Морин. От неприятных мыслей и сеньора Солейна ее внезапно отвлекла Карла, которой очень явно было нехорошо. Морин уж собиралась открыть рот и поинтересоваться, но получила аккуратный нажим сапогом по босой ножке. Мучительная головная боль оперативницы стала очевидна всем, даже очарованному инквизитору, но единственное, чем они могли помочь, это сделать вид, что ничего не заметили. Именно это и было бы по-настоящему тактично и вежливо сейчас. - И в самом деле, куда? Надеюсь, мы не должны бояться быть завлеченными в какую-нибудь ловушку? В рамках отвлечения внимания от утреннего недомогания Карлы, Мортимер многозначительно шевельнул бровью и улыбнулся шире, вновь оттягивая внимание присутствующих на себя.
  21. 4 балла
    Николя, наконец, опомнился. И ему стало неловко. А лучшее средство от неловкости - уединение. Кстати, душ - прекрасное средство от неловкости. И там как правило наступает искомое уединение. Он легко расстался с грязной тарелкой, благополучно позабыв ее помыть, и ретировался. Неловкость заключалась еще и в том, что смотреть на демоницу, словно в цирке, сидя на общем собрании и задавая вопросы, которые он бы предпочел задать лично, в приятной беседе и своим чередом, было почти отчего-то невыносимо. Стоя под потоком горячей воды, Николя пытался вообразить себе Свет. Как будто это был столп. Входя в который, Донато очищался немедленно от Тьмы. Но Тьма настигала, как только ангел покидал означенный небольшой участок загадочного города. Ведь Тьма - она повсюду, где не освещено. Так как же ей противостоять? Он обязательно спросит. Когда перестанет наконец-то воображать побережья, гроты, мраморные дворцы и прочие задние планы для картины под названием "Дитя порока и благочестия".
  22. 4 балла
    The Dread Wolf Rises - Lavellan by verdantelf Hide
  23. 3 балла
    Вот ее ревью https://m.imgur.com/gallery/xCdJtvZ#rjXkkWs
  24. 3 балла
    Как тлетворен прогресс! Джентльмен задавал вопросы, ответы на которые приходят с материнским молоком, как законы физики, как порядок планет и звёзд над головой, но когда-то вдвойне странным было узнать, что существует другой мир, за амальгамой зеркала, за завесой, оградившей... уже не единственный, и не самый важный мир, но посмертия. Не рай, не ад и не покой, столь важный для истерзанных душевными муками. Шери знала, что существует другое. А вот Освальд – нет. И казалось, готов был с линейкой ходить и измерять углы нового мира, и в блокнот с увлечением безумца наукой записывать ответы, факты... Запомнит это, проглотит, лишь потому что спешка сбора ей не по вкусу. Джентльмен был лишен огня, словно погасил его как ненужный, отмахнулся от назойливой мухи! Хуже! Не заметил её. Она запомнила. – Город обеспечивает материалами, рудой, ягнятами, остальное вручную, – несколько более сухо отвечает на заданный вопрос, благосклонность выветрилась, обнажив каприз и нотку высокомерия. – Какие-то вещи попадают вместе с такими домами как этот – перешедшими во всей полноте. Как и оружие. Тем и интересен поиск в руинах. Никогда не знаешь, встретишь там с десяток церковников или какой-нибудь особенный дар. Церковники, в системе ценностей, были существенно ниже артефакта или даже блестящего красивого алмаза, очевидно. Про экономику было интересно. Но натура требовала причинить боль в ответ на преломление собственного взгляда на мир. Не все покорялись её воле.. но не так же грубо и невоспитанно!
  25. 3 балла
    - Я могу перестать это делать, если ты хочешь, - Зачем же? - воспротивился такому предложению инквизитор, не отнимая от себя женских ручек. - Мне нравится. Что-то было в том, как она пыталась уловить и исполнить его желания. Что-то такое... Он ощутил едва заметное головокружение. Лёгкое и приятное. Самочувствие значительно улучшилось, Беа взглянула на него и... тут же получила свою благодарность, выраженную, правда, весьма своеобразным способом. Губы кратко коснулись лба кузины в целомудренном поцелуе. Потом ещё раз и ещё, постепенно смещаясь и, по пути, растрачивая все целомудрие и подменяя его чем-то из арсенала прекрасной Шери. Он немного увлекся. *** Мисс Смит, вопреки мнению их гениального теоретика, не только уложилась в тридцать минут, но спустилась на первый этаж даже раньше. Закутанная в броню, словно ребенок в шубку большего размера, она растерянно огляделась. Никого ещё не было. Но как же так?..
  26. 3 балла
    Без сюрпризов. В субботу вечером.
  27. 3 балла
    Негодный кузен самым покладистым и вежливым образом наблюдал сначала за тем, как кузина прибирает на кухне, а потом, как ворует расчёски в чужих комнатах. С каждым новым маленьким открытием в синих глазах становилось больше ровно на одного бесенка. Но осуждения Беатрис не дождалась. Не от человека, укравшего амулет изо рта покойника. - Я могу коснуться тебя? Мне так проще, Кузина могла так же отметить и другое: нарочитого кокетства от нее он не терпел. Так что вела она себя в высшей степени разумно со всех сторон. Исключая ту, где мисс пригласила его пройти с ней в спальню. - А раньше ты не спрашивала разрешения. - уголки рта поползли вверх. Мортимер поймал обе ее ладони и прижал к своей груди, задумчиво заглядывая прямо в глаза, словно рассчитывая прочесть там причину такой перемены.
  28. 3 балла
    Большой геймдев любит строить из себя пуритан-недотрог. Мол, фи, как это не культурно, коленочки показывать. Делается это все ради пустого вирчу-сигналинга. Как итог, разработчики сами себя огородили от ниши рынка, в котором есть огромный непожатый потенциал. А меж тем, секс продает. По окончании кикстартер-кампании можно ждать новостей о том, как стим запретит сабверсу выпускаться у них. Тут и журналюги со всех сторон слетятся с хит писами. Кстати, если кто-то хочет создать тему по Subverse - не стесняйтесь, в разделе РПГ. Запрет на пост обнаженки - само собой разумеющееся.
  29. 3 балла
    Освальд поймал пачку чая с почти невозмутимым видом, трофей или подачка? По виду со стороны - второе бесспорно, а для него?.. Ах, Шери, дитя Врага и Человека, сумерек и рассвета, искушала его душу, не только одним грехом порочной любви, но и грехом гордыни что сможет противостоять первому и праздновать свою маленькую победу. Радоваться тому что смог обидеть или задеть девушку, хоть и на половину, а это было так на него непохоже, и в тоже время нашло живой отклик в душе и легло на неё тяжёлым бременем. Испытанием. Пока она, искусительница, вела его уже к новым. Антрацитовые крылья перед глазами, и хвост, движения которого - олицетворение волнений его души. Через минуту, или две, он обязательно пожалеет, сочтёт что эта маленькая месть, низменное желание уязвить - недостойно джентльмена и христианина. Но сейчас, в эту минуту, оно грело в груди тёмным огоньком, и на зло, никого не было рядом чтобы одёрнуть его в этом желании, что предстояло ещё изучить в себе, прежде чем решить что с ним делать дальше.
  30. 3 балла
    Удивление? Да она испугалась. У нее даже губы дрожали в конце сцены, смотрите полный ролик. Вокруг люди с мертвецами махаются, спереди еще бегут (один даже почти допрыгнул), она пытается скастовать свой огонь, а он не кастуется никак. В последний момент только сработало. Удивишься тут.
  31. 3 балла
    Какое послушание. Раньше, когда Мортимер начинал вести себя также примерно, его красивая, но при этом еще и умная кузина немедленно настораживалась и смотрела с подозрением на самые невинные его действия. Но сейчас, о, сейчас его ответ был отчего-то очень приятен и искать в нем скрытую каверзу и сарказм как-то не хотелось. Ни капли. - Хорошо, - улыбнулась Беатрис. - Только дай мне немного времени навести порядок на столе и помыть посуду. Оставлять после них бардак она решительно не желала. *** На этот раз Беатрис поднималась по лестнице на третий этаж легко и без напряжения, несмотря на занявший свое место бронежилет. Собственно говоря, в просторной спальне не оставалось ничего, за чем стоило бы уже возвращаться....почти. На правах трофея в рюкзак лег гребень, довольно простой, но без которого девушке нелегко было бы управляться с длинными волосами, пусть даже и собранными в небольшой хвост. Оставалось надеяться, что Мортимер не расскажет об этом небольшом преступлении, свидетелем которого стал. - Я могу коснуться тебя? Мне так проще, - пояснила Беатрис, чуть смутившись. Однако же, в ее словах не было кокетства, она давно отметила, что при тактильном контакте с Мортимером ее Дар отзывался проще и быстрее. Хотя причины подобного феномена она обычно оставляла на самом краешке своего сознания, редко допуская их до осмысления.
  32. 3 балла
    Освальд проводил Морин нейтральным взглядом, и спрятанной улыбкой, так, что можно было счесть что он прикидывал хватит ли получаса. -Ещё один вопрос и просьба, мисс. Мы можем ещё покуситься на ваши припасы? Тех что мы имеем, не хватит на три дня.
  33. 3 балла
    Рафаль берёт талант "Сильный разум" за 300 очков. В остатке - 0. И не смутит никто наш дух и разум теперь. Наверное.
  34. 3 балла
  35. 3 балла
    - Рафаль, ты мне льстишь, - смутилась самую малость Беатрис, отсалютовав сангвинару чашкой с чаем. - И вовсе тут нет никакой лести. Прекрасный чай, мисс Блэк. - Мортимер спрятал улыбку в чашке с чаем, и задорные искорки в синих глазах. Маг взял пример с инквизитора, но он свои улыбки чаю не доверял. Чай ненадёжен. Он был агентом Британии, той самой Британии, что пыталась украсть его Дани к себе в Сомерсет. Он доверял персикам, возвышавшимся островками в пшеничном море. Среди персикового архипелага в укромной бухточке спряталась сангвинарская улыбка. Впорхнула ещё одна птица. Не солнечная птичка с туманных островов. Чернокрылая красавица, скромница - нарочитая или не очень. Рафаль лишь успел сказать "здравствуйте, мадемуазель", как инквизитор занялся дипломатичным флиртом или флиртующей дипломатией. Весьма бурно и активно. Декламирование поэтических строк - весьма хорошо поставленным голосом, не то что у магов крови, которые и в лучшие дни со своим цеховым знаком могли напугать ораву детишек - чуть ни привело к морскому происшествию: к припрятанной среди персиков улыбке поспешила присоединиться удивлённо изогнутая бровь. Но Боливару не вынести двоих, и мимику пришлось скрывать в глубинах пшеничного моря. На глубине метров 520, наверное, не меньше. Тянется ли подобное к подобному? Не ищут ли сиблинги Смиты (и успешно находят) в полудемонице одну восьмую своей крови? В ней - половина крови демонов. В них - одна восьмая. Не пробуждает ли, не усиливает ли её присутствие их демоническую сущность, не тащит ли на поверхность? И не станет ли это проблемой, когда они повстречаются с чистокровными демонами. У них есть экзорцист. И это бы успокаивало, если бы экзорцистом была Стелла. Хрупкий солнышек с железной волей. Темновласка же... Она была их неродной родственницей. Столько лет прожившей вместе с ними. И дальше ей может быть очень нелегко. "Господи, дай им сил. Нам всем. Укрепи нас в вере".
  36. 3 балла
    - Сестра-близнец луны? - Сделал он небольшую поправку-предположение. -Даже не знаю какой вариант мне нравится больше. - Близнецы? Как мы с братом? - улыбнулась мисс Морин с вершины лестничного пролета. - Рафаль, ты мне льстишь, - смутилась самую малость Беатрис, отсалютовав сангвинару чашкой с чаем. - И вовсе тут нет никакой лести. Прекрасный чай, мисс Блэк. - Мортимер спрятал улыбку в чашке с чаем, и задорные искорки в синих глазах. Послышались шаги и в кухню вошли остальные члены группы по спасению ангела. - Николас. Освальд. - Мортимер отсалютовал мужчинам, улыбнулся сестре и... тоже на долю секунды замер. Взгляд скользнул к обнаженным коленкам, а потом поднялся к оперенным крыльям, что виднелись за плечами и над головой, увенчанной рожками. - Мисс Шери! Вы всё-таки не оставили нас! - инквизитор поприветствовал крылатую даму вставанием и восторженными нотками в голосе. - Вы знаете, я всю ночь составлял список вопросов, которые мечтаю вам задать. Вы мне позволите озвучить хотя бы некоторые из них?.. Выглядел он так, словно от ее разрешения зависела, как минимум, жизнь.
  37. 3 балла
    Перепрошла второй драгонажик в рекордные три недели. Офигенная история, офигенные персонажи, офигенная музыка, замечательный эскобар в конце.
  38. 3 балла
    Ее нападение было отчаянным. Потому что все, амба, мы все умрем, все пропало. Она просто бросилась в атаку геройски умереть (потому что более ничего не остается), а тут внезапно подвернулся удачный момент, который она реализовала. Не более.
  39. 2 балла
    И вообще, где ревью Крис? Oh, well. Зато мемы есть.
  40. 2 балла
    Когда (очень скоро) сообщество наберёт нужное кол-во очков, можно будет забрать новый скин Леи. Надо просто зайти в игру, но только до 6 мая.
  41. 2 балла
  42. 2 балла
    Чертовски тупой и нелепый эпизод с точки зрения логики, но в целом атмосфера выдержана и были очень красивые и крутые моменты. Так как я ничего особенного не ждал (меня в принципе ни одна масштабная битва в этом сериале не впечатлила), а сюжет уже давно не парится на счет логичности, то мне окей.
  43. 2 балла
    Доброе утро, Шери, - улыбнулась Беатрис. В серых глазах так и осталась светиться выверенная доброжелательность, поколебать которую не смогли ни британская куртуазность по отношению к крылатой даме, ни коварный вопрос обладательницы багровой сути. И то, и другое было привычно. И даже скучно. Но убедиться в верности избранного лика, в том, что рука не дрогнет, случайно пролив божественной благодати на рога, исправить ошибку разбавленной крови, приходилось не поверив так просто лёгкости улыбки. А ещё, обольстительное столкновение на кротких ножах. Взгляды конкуренток. Очень женские. Вы позволите добавить к двум граням третью, неизвестно живую или фальшивую ли ноту, к вознесению превосходства навыка экстракции эссенции из напитка... мало привычного. – Обычно эти листья похожи на осеннее тление, – добавляет щепотку перца в обжигающий напиток трав. – Люди разбавляют этот вкус молоком. Она искала смысл и находила его странным. Но этот вкус, замечала по чашкам, не разбавили даже люди. Один проснулся я и вслушиваюсь чутко, кругом бездонный мрак и — нет нигде огня. У вас самый чуткий слушатель на десятки миль. Чуть вытянула шею, закрыв глаза и погружаясь в вязкую пучину мрака, словно в колыбель родную, ту самую тьму, где позже из искры появится огонь, порождение его принесёт боль, и смерть, и хаос, но сейчас – он спит ещё, он крепнет и нет в округе ни окон, ни стен, ни самого себя... Мортимер никогда не имел такого слушателя своих декламаций. В этом демоница была крайне самоуверенной. И тем более горькой была прерванная речь за какой-то брошенной фразой, что-то из гардероба вежливого джентльмена. Во вновь распахнутых глазах мелькнул огонь. На падкую к провокациям... Однако, не прятала это за чаем. Напротив. Отражалась зеркальной самоуверенностью и не спешила. Ты так красиво это говоришь. У вас здесь так принято? На "красиво" плетущей кружево слов было особенно приятно, дрогнуло крыло в желании вытянуться и впитать, ненароком тронув маленький фарфоровый чайник на ближайшем столе, и тот отозвался звоном. – Сюда прибывают с разных уголков вашего мира, Морин, – произносить имя её было удовольствием, словно воззывая к Лорду, – но все они узнают, что Свет для них ценнее золота. Говорят по-разному, но да, принято ценить восход и помнить о закате. В таких деталях и создаётся облик будничной жизни и даже образа мыслей. Кто пожелает услышать, узнает для себя ключ к беседе, кто пожелает посмотреть – отметит уходящую в ложбинку груди тонкую золотую нить, однако тайн её остаётся покрыта чёрным пером. В глубинах так много недосказанностей, так мало воздуха... ...спорное в своей надежности для невозмутимости место.
  44. 2 балла
    "Водный дом" => вертолетная площадка о. Даку Что он мог ему сказать? Кевин, прости. Ты мне нравишься, меня лихорадит только от одного предчувствия встречи с тобой, от твоих настойчивости и напора у меня в миг сносит крышу, но… мало того, что каждая близость делает из меня зависимое, эгоистичное животное неспособное ответить взаимностью, идущее на поводу у обоюдной похоти, так ещё я сомневаюсь, что для тебя, в этих странных отношениях, чувства перевешивают удовлетворённость от доминирования. Прости, Кевин. Он покинул «Архимед» первым, ни с кем не простившись, посчитав, что сказано достаточно. Доки «Водного дома» радушно приняли своего блудного сына. Из каждого угла и коридора, пока он добирался до стоянки каров, курсирующих по территории рабочего посёлка и верфей, до него доносились приветствия и поздравления с возвращением. Макс Феррант был, если не популярной личностью среди молекулярных сборщиков, то достаточно известной. — Феррант! Твою мать! Живой. Нептун не услышал мои молитвы! — поиронизировал кто-то из пилотского состава. — Услышал, услышал, — рассмеялся Макс, успокаивая водителя подводного тягача. — Да ну, ты серьёзно? Никто не верит, что ты уходишь. — Ухожу, — подтвердил без сомнений. — А что так? — Женюсь, — усмехнулся инженер. — Серьёзно? И кто тот несчастный, что сунул голову в петлю? — Ещё не знаю, — отмахнулся потенциальный молодожён. — Всё шутишь, Феррант. — Нет, подыскиваю партию, — с улыбкой бросил любопытным и пошагал дальше. На стоянке каров основательно упаковал контейнер с инструментами в откидной багажник, подключил питание и оседлал четырёхколёсного коня. В своих скромных апартаментах на о. Даку он не был больше трёх месяцев. На экзокортексы сержанта Тэмпл и лейтенанта Такарай извещения о двухдневной увольнительной пришли одновременно. Вертолет их будет ожидать на ближайшей посадочной площадке в 5 утра 7 июня. А Кевин, с радостью приняв приглашение профессора выпить за всё хорошее, что случится с ними в будущем подальше от его, Рэннела, персоны, не планировал злоупотреблять гостеприимством главы экспедиции дольше, чем требовалось. Ему нужно было только поговорить с Максом. И дальше откладывать было уже нельзя. «Архимед» встал в доки. Технические службы принялись за диагностику и стабилизацию систем. Он направлялся на техпалубу, по пути складывая обрывочные мысли, опасения, просьбы в нестройное прощание. Он скажет, что это не надолго. Что ему надо… Нет, что он должен. Нет, это не так. Не должен. Кому он должен? Он не имеет права. Хотя… Не хочет. Да, вот. Он не хочет сделать больно. Э… Не хочет обещать. Нет черт, он хочет обещать! Он хочет прямо сейчас наобещать ему, что как только разберется с Ваном, пошлет все к такой-то матери, он может позволить себе лучший медцентр, и всё, что кажется таким непреодолимым препятствием сейчас, исчезнет через ну месяц, а уж через полгода бесследно… Но он этого не пообещает. Он скажет, что…. Что-о-бы Макс не пропадал. Нет, чтобы дал контакты. Что он свяжется с ним. Когда… ну, когда всё… А там уж. Как решит. Вряд ли кто-то согласится подождать, когда другой надумает, надо ли ему это всё. … На техпалубе стояла тишина. Не было ни вещей, ни инструментов, нигде не видно было и инженера. Кевин шёл прощаться. Но увидев, что не с кем, позабыл о своей первоначальной цели. … Ладонь легла на панель управления, у светловолосой знаменитости местных доков, к собственному удивлению, спокойно поинтересовались: — Подбросишь до вертушки? Словно ведром ледяной воды окатило. Знакомый голос, уверенный тон с обличающей нотой. Словно дезертира поймал. Сейчас арестует. - Кевин... — светловолосая голова медленно запрокидывается, а серо-голубые, коснувшись жёсткого стального блеска глаз, растерянно упираются в капитанскую грудь. — Садись, — тихо приглашает на пассажирское сиденье сзади. Он почему-то ожидал, что Макс его прогонит. Собрался уже спорить. Протянул руку, сжал плечо. Почувствовал, что в горле встал ком и уже ничего не скажет. Послушно сел. Невольно закрыл глаза, вдохнул. Не зная, куда девать руки, словно боясь упасть с надёжного транспорта, коснулся его пояса. — Тут... не очень далеко, — тихо предупредил, словно извиняясь перед его затылком. Коснулся. Ка-пи-тан... Поэтому, он и сбежал, не прощаясь. Потому что, если коснуться, значит, обнять. А обнять — это почти лишиться выбора. Дыхание перехватило, но водитель приложил все усилия, изображая спокойствие перед пассажиром. Рука не сразу нашла тумблер зажигания, долго шарила под панелью управления, словно в первый раз заводила квадроцикл. Наконец, свершилось. Нашёл. Завёл. Выжал сцепление. Отвлёкся на спасительный рокот двигателя. Немного пришёл в себя. — А... тебя прямо с Даку заберут? — спросил, понемногу трогая с места, будто собирался доставить командование прямо на каре до Сиаргао. — Не знаю. А, то есть да, с Даку, — он вздохнул. Признался, — ещё не вызывал. Подожду на площадке. Это недолго... Заодно поговорим? Вопрос задавался человеку, транспорт которого он уже оккупировал. И руки сжимались крепче. Был ли у того выбор или нет, Кевин не думал об этом. Он думал, что надо начать говорить. Что-нибудь. — Мне очень много надо сказать. Заявление подразумевало речь, а на самом деле не связывалось и двух слов. — А работа. Понимаешь, я должен сегодня улететь. И я боюсь, что... Талию отпустили и ладони погладили по предплечьям, словно просили не сердиться за эту поспешность. Что можно было откладывать и до бесконечности, если бы не срочная необходимость. От базы "Водного дома" до единственной вертолётной площадки на острове без малого два километра по накатанным тропам. Нужно пересечь почти весь остров с востока на запад по солнечному лесу кокосовых пальм, наслушаться сварливых попугаев и насмотреться на зелёных мартышек. Можно и поговорить. Но когда квадроцикл остановится. Работающий электромотор вряд ли располагает к сохранению секретности интимной беседы. — Да... конечно, — соглашается на предложение и готов много слушать. Осторожные поглаживания успокаивают. От его рук тепло. С ним надёжно. Хочется податься назад, прижаться спиной к его груди, потереться щекой о щёку и найти губы. Чёрт. Как всё не вовремя. Он избавляется от наваждения и выруливает с территории базы. Впереди петляющая между пальм дорожка. Особо не разгонишься. Он маневрирует, не спеша огибает песчаную насыпь и ныряет в тень перистых крон. — Я понимаю. Работа, — бросает через плечо и набирает скорость. Всё-таки транспорт трогается. И их путь начинает раскручиваться к своему финалу. Солнечный, крикливый и слишком короткий. Руки возвращаются к его поясу. И трудно бороться с желанием приблизиться к волосам. Хотелось так и ехать. Долго. От Монтеррея пересечь Техас, немного в Оклахоме, Канзас, Небраска, Южная и Северная Дакота, Саскачеван, Альберта, Юкон… Он повторял про себя этот бесконечный путь, который раскручивал два километра на материк. Прямо на Аляску. А дальше… Ох. Дальше сколько бы можно было всего исколесить. Они уже остановились. Двигатель заглушен. И лицо уже зарылось в волосах. — Макс, что же такое, а? Это ведь неправильно. Так нельзя. Этого он и боялся больше всего. Четыре дня пути они соблюдали дистанцию, четыре дня загружались работой, четыре дня старались не думать о сегодняшнем. — Кевин... — накативший прилив нежности топит в глубоком омуте неразрешимых проблем. Голос почти умоляет отпустить. — Ну, что ты делаешь со мной... Он оборачивается и льнёт пушистым виском к капитанскому носу. — Что ты делаешь, командир?.. Я так не могу... Если бы не вынужденная поза, он бы уже его целовал, но квадроцикл надёжным оплотом разделяет этих двоих. — Если бы ты знал, как я тебя хочу... — он шепчет то, что тщательно скрывал. — Но это неправильно. Я не тот, ради которого надо идти на жертвы и менять себя. Из этого неудобного положения он обнимает его за локоть одной рукой и тянется к плечу. — Прости меня. Я даже повода не должен был давать. Не мне, который живёт одним днём и колесит по земному шару, советовать кому-то измениться. Я не лучший партнёр. — А если я вернусь? Или ты приедешь? Он обнимает и прижимает к себе, шепчет где-то около уха, собирая его в охапку, словно он сейчас, мягкий, солнечный, выскользнет из рук и рассыпется множеством солнечных зайчиков. — Через полгода. Нет, даже не полгода. Пары месяцев... месяца. Хватит. Недели... И может быть, он вернётся другим? Таким, каким только Кевин Брук и может быть достоин этих чувств. Он что-то хотел ему сказать, то, с чего и надо было начать тогда, когда он шел к нему на техпалубу. Но сейчас спутались причины и следствия. Выбираешь инь или ян. И ты выбираешь его один. И держа не левой ладони инь, всегда в правой — ян. Разделяя выбор с другим, делаешь его недостоверным. Ведь измениться — иногда значит позабыть. А Кевин не хочет позабыть. — Я хотел бы, чтобы ты был рядом, когда это случится. — Дело не во мне, — Макс чуть подался вперёд, тщетно пытаясь высвободиться, но тут же сдался. — Я лишь декорация на фоне твоей жизни. Которую ты можешь сломать. Не торопись. Прошу тебя. Нам надо расстаться. И тогда, ты может быть поймёшь, что моё отсутствие не катастрофа, а Маргарита Брук вернулась. Это только твой выбор, Кевин. И я не хочу быть причиной этой ошибки. Тебе нужно время. Да и мне не помешает. Прости... Вызывай вертолёт. Нужно время. А у Макса Ферранта его бесконечно много. Выдох. Не смог отпустить. Макс смог. Это хорошо ведь? Правда? Просто нужно время. Отпустить сначала руками. Провести по плечам. Мягко отстранить. Слезть с сиденья. Отступить. Отойти и, повернувшись назад, глядя на тропу в зарослях колючего кустарника, передать личный код и координаты. Оглянуться. Улыбнуться, всё в порядке. Никто не виноват. Они встретились не после, а до. Кевин не жалеет, что встретились. Вернулся, протянул руку и ласково коснулся виска тыльной стороной пальцев. — Сколько времени нужно, а? Скажи мне. Ты дольше живешь. Последнее касание. Запомнить. Оставить в памяти. Навсегда. Он первый. Кого бы Макс хотел оставить целиком. Не только в памяти. В своей бесконечно долгой жизни. Которую не в силах исчерпать природа и которую когда-нибудь он закончит сам. И почему бы это не сделать будучи рядом с ним, с тем к кому тянется каждая клеточка тела и каждая частица души. Как так случилось, что я допустил тебя в своё одиночество, Кевин Брук? Как я позволил себе привязаться? Прошло лишь несколько дней, а мне кажется — я знаю тебя вечность. Мой капитан. — Я не знаю, — тихий ответ уносит морской ветер. Скоро сезон штормов, и солнечный тёплый Даку забудет о своём гостеприимстве. Тайфуны обрушат на остров ливневые дожди и смешают небесные воды с земными. — Я не знаю, Кевин. Последний взгляд. Долгий. Андрогинное лицо капитана озаряется широкой улыбкой. То ли вспомнил что-то, то ли пытается отдать бесконечный накопленный за эти дни долг исцеляющей душу радости: — Прощай, Солнечный Макс, или до свидания. Если надумаешь, что прошло достаточно времени... в Йорке, там мой дом. Можно узнать, как меня найти. Вертолёт на подходе. И пора бы идти. Но он медлит. Теперь время в твоём распоряжении, Кевин Брук. И только ты сам вправе решать сколько его отмерить. Тот, кто стоит перед тобой, не имеет никакого права даже на секунду этого промежутка. — Прощай, — он не заводит кар, он ждёт и растворяется в его глазах. — Я провожу тебя. Я никуда не тороплюсь. Кевин Брук улыбнулся последний раз, кивнул и направился к пропускному пункту. Он не оглядывался. Всё равно не насмотреться. Всё равно уже не позабудет. Перемены страшны ожиданием их. А когда ты делаешь первый шаг, путь становится ровным. Но только больно оглядываться. Он шел не спеша, зная, что на него смотрят. Эта неспешная походка усталого воина — был последний дар человеку, оставшемуся за его спиной. Минуты утешения. Он не сомневался, что Максу этот выбор дался нелегко. Но у него впереди настолько долгая жизнь, что забвение рано или поздно наступит. Лучше оставить на память больше радости, чем печали. Будь счастлив, Макс Феррант! Вертолет поднялся в ясное экваториальное небо большой черной мухой. Почти бесшумно. Скоро пора дождей. Ими смоет след, оставленный капитаном Кевином Бруком, с земли острова Даку, а время постепенно смоет и след, оставленный в памяти всех его спутников в том путешествии. Или почти всех. Hide FOX69&Meshulik
  45. 2 балла
    - Я лишила вас сна, лидер? Показать контент Hide Не слишком тонкая лесть вкупе с неприличным намеком определенно пришлись инквизитору по вкусу. На губах заиграла та самая, очень хорошо знакомая мисс Блэк, улыбка. И было в этой улыбке что-то родственное царственным рожкам на голове суккубы. - Один проснулся я и вслушиваюсь чутко, Кругом бездонный мрак и — нет нигде огня. И сердце, слышу я, стучит в виски… мне жутко… Что если я ослеп! Ни зги не вижу я, Ни окон, ни стены, ни самого себя. Ответ в особой ритмической форме. И, кажется, снова какая-то цитата. Наверное. Как это понимать, решить предоставлялось самой Шери. ..хвост, увенчанный более острым кончиком, замер в напряжении. – Я попробую утолить ваше любопытство, – обманчиво вручает ключи в протянутую ладонь Синие глаза проследили движение хвоста, а после вновь вернулись к созерцанию более.. человеческих частей тела. - Безмерно благодарен вам, Шери. - с чувством проговорил он, не спеша, однако, бросаться в омут вопросов и ответов. Разрешение получено. И пока можно продолжать пить чай. Кузина смущалась, сестра была тиха и мила, присев на соседнее с ним место. Все было... практически идеально. - Безмятежного всем рассвета, – по традиции, в человеческом анклаве ценностью был Свет, что Развеет Тьму, пропетое "доброе утро" звоном птиц коснулось всех присутствующих в кухне. - Ты так красиво это говоришь. У вас здесь так принято? - раздался музыкальный голосок мисс Смит, которая, судя по фамильярному обращению, переплюнула даже братца в наведении мостов с демоническим союзником.
  46. 2 балла
    – Безмятежного всем рассвета, – по традиции, в человеческом анклаве ценностью был Свет, что Развеет Тьму, пропетое "доброе утро" звоном птиц коснулось всех присутствующих в кухне. Когда по твоим венам течёт забытая отрава из самых глубоких кошмаров, а единственное утешение и надежда кроится в сердце существа чистого света и любви Господня, в память вплетаются солнечные нити. В Небесном Городе было куда больше изначального, до христианского, чем баловались жители Земли в своем благополучном существовании. У демонов была на этот счёт несколько иная точка зрения, и ценности.. определялись несколько иначе. Похоже, куда более интимно для гостей Небесного Города, чтобы посвящать их в глубинные переливы багровых душ. Лесть. Искрящая радость. Смятение. Боль. Поднятые разом со дна речного яркие камни, каждый из которых определял человека сейчас, в данную минуту. Смущенная обилием, демоница даже притихла, вслушиваясь в более-менее стройный хор голосов, их высоту и иерархию. Кто был глубоким басом, казалось бы неуловимым, но проникающим в самое сердце, кто щебетал птицей яркой, кто был сложен, подобно механизму, который куда проще сломать, чем открыть – но и награда мелодии шкатулки будет... ...необыкновенной. Вы знаете, я всю ночь составлял список вопросов, которые мечтаю вам задать. Вы мне позволите хотя бы задать хотя бы некоторые из них?.. – Я лишила вас сна, лидер? В осторожном, подобном инструменту в руках филигранного вора, вопросе кроилась очаровательная двусмысленность, ведь от крови демона похоти мало ли что могло не давать молодому мужчине, спать... ... мужчине, который отправился наверх с другой дамой. Каково ей будет это услышать? А сейчас, определенно, она спрашивала за волнение, охватившее исследователя по натуре, искателя по нраву с дьявольским обаянием, которое охватывает подобно пламени при знакомстве с существом за гранью жизни и смерти. Перед долгой дорогой, презрев отдых тела, душа томилась, изнывала... разум. Разум отравил её. И желал быть отравленным снова. Сеньорита звучало куда... лестнее. Однако, пробежит волна по волосам ушедшего в мир другой женщины художника, ветреного и мятежного, от одной её мысли и сворованного мгновения лицезреть, хм, то, что было скрыто за одеялом.. ...хвост, увенчанный более острым кончиком, замер в напряжении. – Я попробую утолить ваше любопытство, – обманчиво вручает ключи в протянутую ладонь, ещё не решив, стоит ли жизнь её собственного завтрака. Или тех персиков, которые она выловит из каши, чтобы наслаждаться лучшим праздником вкуса, а не серыми буднями.
  47. 2 балла
    Он задержал свой взгляд на этом создании, словно и правда прикидывая, хороша ли она для портрета. Нет, от определенно уже видел ее портрет. Откуда-то доносилось о луне и блуднице. Но в данном контексте всё годилось для декора. И подземелье. Пожалуй. И разинутый рот гигантской рептилии, поглощающей смельчаков. Владычица обвивает своим хвостом стройные ноги, а с неба вновь камнем падают... - А... сеньорита Морин, да, да, уже идем завтракать, - движение огненных локонов нарушило очень смелый для его времени сюрреалистических проект, в черных глазах утихло отражение расправляемого антрацита. Но, поглощенный воображением, сделал Николя практически слепым. Он не заметил каких-то перемен в том, как ведьма держится с сеньором аналитиком. Однако очень хорошо представил себе стеклянный шар, в котором их солнечная система, вращаясь вокруг Солнца и набирая обороты, несется к другим звездам. действительно какой-то бред. Тряхнул головой, распутывая кудри вороньего гнезда, и пригласил всех выбираться наконец из подземел... тьфу, из подвала. *** - А! Сеньорита Карла! - Радостно возвестил факт узнавания, появившись на кухне. - как вы свежи этим утром! Вот видите? Я же говорил. Просто нужно было хорошенько выспаться. Рад был помочь сторожить дом от кошмарных чудовищ, драгоценная сеньорита. (бдительность - 100) Николя шутя раскланялся и принюхался, отмечая про себя, что пшенная каша к рыбе подходит значительно больше, чем овсянка. Наваждение, казалось, начало отпускать. Или это был новый виток?
  48. 2 балла
    - Может быть, это совсем другая луна? - -Сестра-близнец луны? - Сделал он небольшую поправку-предположение. -Даже не знаю какой вариант мне нравится больше. Луна блудница, или луна близнец? Невидимый покров из звёзд накинутый на мир для второго шанса людей, или далёкий край для иной жизни после? Вопросы и вопросы, хотелось узнать больше. И невольно он тоже остановился, взглянул на перья и был солидарен в мнении с Морин, но была и иная мысль. Бегите, бегите Николя! Бежим! Там чай стынет...
  49. 2 балла
    Вышла из зала в слезах Показать контент от смеха и боли. 1. Кэп просто утопал в прошлое, где хайль гидра в составе щита, где ЗС в плену, где вот эти вот все события из будущего... а потом он сидит постаревшим на лавочке в таймлайне с мертвыми Тони и Наташей, и вот вообще ничего не изменилось? Совсем? Ни капельки? Т.е. серьезно? Ни даже альтернативной реальности? А вся эта линия про "жить настоящим"? Все фильмы его учили жить настоящим, а в конце держите финт ушами. Семья Пегги? Братья Руссо: Ху из Пегги, вот из семья? 2. Всё-таки Ванда потенциально в состоянии выпилить Таноса в одиночку, просто прошлый фильм не именовался эндгеймом, и это было не по канону. 3. Всё-таки Локи (колдун с умениями самокопирования, перемещения, замораживания, бог знает чего еще, по совместительству трикстер и обманщик) просто без плана полез на Таноса с одним кинжалом. 4. С Гаморой вообще все было сложно, но я надеялась на хоть какой-то обоснуй её действий...в принципе понимала, что зря надеюсь, но все равно обидно. 5. В Рагнароке Тора сделали по хорошему смешным, в меру и там, где это нужно и не было лишним. В эндгейме из Тора сделали клоуна. 6. У марвел, конечно, канон канону рознь. В то время как в комиксах силы Тора частично таки зависят от Мьельнира, в мувиверсе было сказано, что молот является только проводником, а силы Тора принадлежат только ему и зависят только от него. Ну и с каких пор тогда в таланты Кэпа входит метание гребаных молний? Братья Руссо: вертели мы на карусели все каноны. 7. Те несколько сцен Старка с пауком выглядят ламповее, чем те несколько сцен Старка с дочерью. Я понимаю, что роли Питера и Морган в истории Тони совсем разные, но все равно остался вопрос "зачем?". 8. Вся линия Стрэнджа это просто...meh Решила для себя, что история мстителей закончилась в те первые 15 минут фильма, до надписи "Прошло 5 лет". С последним кадром - развевающимся красным плащом на прямой спине сломленного произошедшими событиями человека. Hide
  50. 2 балла
    - И почему же это кажется вам несправедливым? -Позвольте мне ответить вопросом на вопрос, мисс Смит? Что для вас день рождение? - С некоторый паузой, и выраженной претензией он посмотрел на небо, но не смог дождаться ответа. - Для меня это имбирные мишки! Знаете, такие милые печеньки, с глазками в пол изюминки и зефирными носиками и пуговичками. - Пальцами у глаз он изобразил насколько крошечными были эти зефирки - носики, словно ювелир оценивая камень и вместе с тем позволив взглянуть на мисс самым краешком глаз. Совсем-совсем немного, слишком увлечённо говоря, словно всю жизнь ждал именно этого момента, и человека которому можно поведать самую большую трагедию его детства, или самые сокровенные его моменты. Человека с которым можно поговорить об имбирных мишках. -Моя бабушка всегда печёт их к рождеству, а когда мне было десять или двенадцать она испекла их так много, что когда я на рождество пришёл к ей в гости и отодвинул шторы гостиного холла то остолбенел! Знаете что я увидел? Ве-е-есь стол был в имбирных мишках! Огромный стол что легко бы вместил дюжину гостей, некоторые мишки были с корзинками и словно пришли на пикник, другой был сытый и статный медведь, его можно было спутать с плюшевым мишкой, какие-то мишки танцевали, другие пели, вели хоровод вокруг ёлки, сидели у камина, тоже имбирного, с клюквенными угольками, и просто смотрели на меня. Это было... волшебно. До сих пор ума не приложу сколько времени и сил у неё ушло на это. Но знаете в чём несправедливость мира, мисс Смит? Знаете? Я скажу вам. - Сказал он уже смотря ей почти в глаза и едва сдерживая улыбку и нахлынувшие воспоминания. -Я. НЕНАВИЖУ ИМБИРЬ! - Сделал он громовое признание подняв руки к небу и уже не в силах сдержать смех в которым всё равно чувствовалась горечь. - Они были такие милые, такие волшебные, а я ими давился потому что очень-очень боялся обидеть бабушку, она ведь так старалась, мне всюду мерещился её обиженный взгляд, он преследовал меня и я так искусно врал, делал вид что они мне нравятся, они мне действительно очень нравились, - он сделал жест руками словно в попытке оправдаться. - Но не как лакомство, а я прости Господи, откусывал им головы, они смотрели на меня глазами изюминками, носиками-зефирками, а я расчленял их братьев у них на глазах. Всё, всё, простите мисс, я больше не могу, мне с вами очень сложно, вы вытянули из меня душу! Он подавился не то смехом, не то ещё чем-то ещё, а на глазах показались бусинки слёз, сняв очки он спрятал лицо платком и не то продолжил смеяться, не то уже начинал плакать, в эту минуту понять было сложно. Но через эту минуту он взял в волю кулак, утёр ещё глаза платком, одел очки и сказал последнее. -Я так и не смог найти в себе силы признаться бабушке что ненавижу имбирь, не поэтому, нет, с самого рождения, мне даже кажется у меня на него аллергия.
×
×
  • Создать...