Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Лидеры


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией 17.08.2020 во всех областях

  1. 16 баллов
    "Добро пожаловать в джунгли" Джейми Александр приняла роль Джейн Шепард. Массивная обоина в 8К, две версии в 4К и постер (к сожалению без Full HD) доступны по оригинальной ссылке https://www.deviantart.com/redliner91/art/Superiority-Mass-Effect-FemShep-Wallpaper-8K-852211244 
  2. 6 баллов
    Арктос сжимал в руках верную снайперскую винтовку, а за спиной болтался новенький пустотный клинок, полученный в подарок от Калуса. Охотник надеялся, что до клинка не дойдёт - ведь так был шанс, что он умрёт, а если Призрак воскресит его, то как знать, будут ли ещё с ним его воспоминания. Внезапная догадка поразила его - а вдруг они уже знают? Знают про него и призрачный отголосок давнего воспоминания? Что, если новая угроза на луне - это он, на которого они будут охотиться, будто на дикого зверя, пока свет окончательно не покинет его? Он смотрел на окружающих его стражей. Многих знал - в лица, но не по имени. Идеальная команда для ликвидации неугодного.. - У тебя лицо ещё бледнее обычного. Призрак Арктоса завис прямо перед глазами, на миг ослепив охотника своим фонарём. Тот попытался ответить, заехав кулаком по наглой железяке - но промахнулся. - Страх - первый застрельщик, - изрёк Призрак древнюю мудрость. - Держи себя в руках, нам предстоит тяжёлый бой.
  3. 6 баллов
    Луна. Земля отсюда кажется такой тихой и мирной... Показать контент Hide Но это впечатление обманчиво. Нигде больше нет мира и спокойствия. Только война. Только руины былого величия. С такими мыслями она бы пролетела весь путь. Что-то пошло не так. Пасифае сначала стало не по себе, и чем ближе они были к точке назначения, тем хуже становилось. Как будто она идет в самый первый бой, зеленым новобранцем или хуже, тот, который она не помнит, но знает, что после него стала Стражем. Вот уже липкие мерзкие тентакли страха и ужаса опутали варлока с головы до пять. Хотелось сбежать или забиться в угол и скулить, чтобы корабль развернулся. Ей стоило больших усилий собрать волю в кулак, кулак, который бы перестал бы дрожать, словно лист на ветру. - Луна - суровая хозяйка, - выдохнув, сказала пробужденная. Показать контент Hide - Но мы... должны быть сильными.
  4. 5 баллов
    Общий сбор - Всем свободным Стражам немедленно прибыть на Луну, повторяю, всем свободным Стражам прибыть на Луну, - раздался по общей связи голос коммандера Завалы. Деваться некуда - пришлось вам отправляться на Луну. По пути вас проинструктировали - по сообщению Эрис Морн, в глубинах Луны пробудился новый, более могучий чем обычно, кошмар. Вы с кошмарами уже сталкивались, и такой больший группой наверняка справитесь. Вы так думали, пока не прибыли на место. Еще не долетев, вы ощутили мерзкие щупальца страха, опутывающие ваши души. С каждым километром, что вы преодолевали, вам становилось все хуже. В глубинах лунных разломов стало практически невыносимо, хотелось просто бросить все и сбежать прочь. И что-же это за кошмар такой, что даже путь к нему был таким трудным?
  5. 4 балла
    - Я бы предпочел помнить себя сам, - пробормотал экзо, останавливаясь вблизи группы. - Себя мы уже помнить не можем, хм, но если себя... только как Стражи. - заметила Пасифая, разглядывая лунные булыжники в прицел. Может среди вон тех серых скал притаилась коварная Тьма или её адепты? Или разыгралось воображение? Вроде ничего. Правду говорят, у страха глаза велики. Х
  6. 4 балла
    - свет озарит нам путь! Мы выстоим против любого зла! - Всех убить, все отнять! - согласилась Алиса. - Дорогу смелым! После вас, - Пасифая благоразумно освободила дорогу экзо и человеческому авангарду. Пробудившейся был милее дальний бой. А с тем злом, что тут таится нос к носу встретится ой как не хотелось... Только через прицел - лучше через прицел. - Одно из двух, - заметил он вполголоса, - либо справимся, либо нет. В первом случае тревожиться не о чем, во втором - будет уже некому. Посему волноваться бессмысленно, - заключил он воззванием к здравому смыслу. Утешение было так себе, но Археолог ухватился за него, словно за спасительный круг, позволяющий оставаться на плаву. - Уничтожить вот так сразу больше десяти Призраков и из подопечных... враг должен быть могуч, - также тихо произнесла Пасифая. - Нас хотя бы по тому запомнят.
  7. 4 балла
    Огоньки на панели управления поблескивали, напоминая Зету новогоднюю гирлянду. Мониторы транслировали бесконечное темное пространство, пронизанное россыпью звезд, и разум Зета летел сквозь него, опережая корабль, временами спотыкаясь о скорость. Космическая жестянка нещадно тормозила, останавливая мысль в пределах материи. Вскоре бесконечное пространство вынуждено было ужаться до размеров Луны и столкнуться с экзоскелетом, вокруг которого будто йо-йо болталось сознание Ориджина. Правая рука, левая нога, шаг. Экзо попытался взять себя в руки и вновь оседлать свою металлическую оболочку. На краю сознания зашевелился страх, Зет-1 отмахнулся от него как от мухи, кошмар мешал ему овладеть собственным телом. Суставы привычно двинулись, вынув оружие и вернув его на место. "Похоже, я в порядке". Показать контент Hide
  8. 4 балла
    Археологу было не по себе. Вообще-то ему были не чужды эмоции и прочие причуды человеческого разума, даже несмотря на отсутствие гормональной системы, но на сей раз кошмар был сильнее обычного. Иррациональное, гнетущее чувство сдавливало тисками грудь, мешало трезво мыслить. Впрочем, до самоподбадривания он все же не снизошел. - Одно из двух, - заметил он вполголоса, - либо справимся, либо нет. В первом случае тревожиться не о чем, во втором - будет уже некому. Посему волноваться бессмысленно, - заключил он воззванием к здравому смыслу. Утешение было так себе, но Археолог ухватился за него, словно за спасительный круг, позволяющий оставаться на плаву.
  9. 4 балла
    Снова вы за старое с этими рпг/не рпг :) Почти поймал, вот только роль отыгрывает игрок, а не персонаж игры. То есть игрок либо отыгрывает роль высокородного Эдукана, ставшего Серым Стражем, либо долийку Махариэль так же ставшую Серым Стражем. Вроде бы одно и тоже, однако происхождение делает погоду и может влиять в том числе на выбор реплик и поведение игрока. Это тот самый выбор и вариативность позиционирования себя в мире игры, что безусловно является частью ролевой системы. А уж насколько оно там разное и как много дает возможностей - другой вопрос. "Отыграть роль" - слишком большая и сложная штука, качество которой зависит от почти всех элементов игры, начиная с фантазии игрока и редактора, и заканчивая возможностью характер формировать. Не знаю чего все так зациклились на теме рпг. По мне так изначально было очевидно, что будет чуть улучшенный в этом плане Ведьмак. Ожидать тру-олдскул-рпг-почти настолку -наивно изначально.
  10. 4 балла
    Такой жути Баньши не испытывала давно, может быть, даже никогда. Чего может страшиться Страж, который даже умереть, как обычный человек, не может? Уж точно не смерти. Боли? Она скоротечна. Мучений? Разве есть мучения страшнее, чем потеря себя? Но уже при приближении к месту высадки необъяснимый ужас липкими холодными щупальцами сдавил грудь, не давая вздохнуть. Дальше же стало только хуже. Баньши буквально заставляла себя делать каждый шаг. Даже Войс притих, чувствуя, видимо, что влезть с разговорами сейчас будет означать - вызвать вспышку агрессивности у напарницы. А во что выльется такая вспышка - неизвестно никому. "Ну же! Вперёд, кишка древняя!" - обругала сама себя Баньши и, сжав зубы, сделала очередной шаг вперёд, оглядывая идущих рядом Стражей.
  11. 4 балла
    Что ты вечно другие игры приплетаешь? Я вот не играла ни в то, ни в другое, мне абсолютно пофиг на них. А вот в серию АС я играю уже довольно давно, и разница сильно бьет по впечатлению от игры.
  12. 3 балла
    На горизонте маячили несколько точек с каждым лунным шагом обрастая деталями. Экзо двигался в их направлении, отталкиваясь от грунта и низко паря какое-то время над серым пейзажем. Страх обретал все больше власти, выскользнув из своего угла, рисовал текучие тени на обеих границах области периферийного зрения. Зет-1 бежал быстрее, отмахиваясь иронией от беспричинного беспокойства, напевая себе под нос: - Раз, два - Фредди заберет тебя, три,четыре - запирайте дверь в квартире. Три, четыре, толчок, полет, амортизация. - Одно из двух, - заметил он вполголоса, - либо справимся, либо нет. В первом случае тревожиться не о чем, во втором - будет уже некому. Посему волноваться бессмысленно, - заключил он воззванием к здравому смыслу. Утешение было так себе, но Археолог ухватился за него, словно за спасительный круг, позволяющий оставаться на плаву. - Уничтожить вот так сразу больше десяти Призраков и из подопечных... враг должен быть могуч, - также тихо произнесла Пасифая. - Нас хотя бы по тому запомнят. - Я бы предпочел помнить себя сам, - пробормотал экзо, останавливаясь вблизи группы.
  13. 3 балла
    Так, @Darth Kraken Ламия, Тин, Торк, Эрес, Карамель, Шмель, Мешулик, Я ,Эри, Бобер, Плюшевый + гелла +- Эри говорила про сегодня что не может. Но технически она здесь и врят ли откажется от игры) Гуль, Бобер, Плюшевый не ответили пока. Гуль обычно приходит, верю, что придет) ну а супруги поди на работе) я бы взяла их оборот. Так что технически расчет можно вести на 12 человек) 3 мафии, как раз +- 1 человек, даже 2 норм, баланс не покрошат. И запустить логичку сегодня ночью, чтобы завтра уже прошел первый день. Если даже не придет пару человек, для первого дня не критично.
  14. 3 балла
    Хорошая подборка свежей информации по киберпанку. В начале разбор того, что показали на Вайр 2. Ответы разработчиков на вопросы в дискорде. Новые скриншоты. Еще ответы разработчиков и т.д. П.С. Кроме прочего рассказали, что катсцена от третьего из ролика про оружие будет в игре.
  15. 3 балла
  16. 3 балла
    - Луна - суровая хозяйка, - выдохнув, сказала пробужденная. - Всех убить, все отнять! - согласилась Алиса.
  17. 3 балла
    Вот ещё одна сцена, описанная другим величайшим мастером-прозаиком Эрнестом Хемингуэем Показать контент Проснувшись, он не сразу понял, где он, потом вспомнил, вытащил револьвер из-под бока и, чтобы опять заснуть, устроился поудобнее, обхватив рукой подушку, сооруженную из аккуратно свернутой одежды, в которую были засунуты его сандалии на веревочной подошве. Тут он почувствовал прикосновение к своему плечу и быстро обернулся, правой рукой схватившись за револьвер. - Это ты, - сказал он и, отпустив револьвер, выпростал обе руки из мешка и притянул ее к себе. Обнимая ее, он почувствовал, как она дрожит. - Забирайся в мешок, - сказал он тихо. - Тебе же холодно там. - Нет. Не надо. - Забирайся, - сказал он. - Потом поговорим. Она вся дрожала, и он одной руной взял ее за руку, а другой опять легонько обнял. Она отвернула голову. - Иди сюда, зайчонок, - оказал он и поцеловал ее в затылок. - Я боюсь. - Нет. Не надо бояться. Иди сюда. - А как? - Просто влезай. Места хватит. Хочешь, я тебе помогу? - Нет, - сказала она, и вот она уже в мешке, и он крепко прижал ее к себе и хотел поцеловать в губы, но она спрятала лицо в его подушку и только крепко обхватила руками его шею. Потом он почувствовал, что ее руки разжались и она опять вся дрожит. - Нет, - сказал он и засмеялся. - Не бойся. Это револьвер. - Он взял его и переложил себе за спину. - Мне стыдно, - сказала она, не поворачивая головы. - Нет. Тебе не должно быть стыдно. Ну? Ну что? - Нет, не надо. Мне стыдно, и я боюсь. - Нет. Зайчонок мой. Ну прошу тебя. - Не надо. Раз ты меня не любишь. - Я люблю тебя. - Я люблю тебя. Я так люблю тебя. Положи мне руку на голову, - сказала она, все еще пряча лицо в подушку. Он положил ей руку на голову и погладил, и вдруг она подняла лицо с подушки и крепко прижалась к нему, и теперь ее лицо было рядом с его лицом, и он обнимал ее, и она плакала. Он держал ее крепко и бережно, ощущая всю длину ее молодого тела, и гладил ее по голове, в целовал соленую влагу на ее глазах, и когда она всхлипывала, он чувствовал, как вздрагивают под рубашкой ее маленькие круглые груди. - Я не могу поцеловать тебя, - сказала она. - Я не умею. - Совсем это и не нужно. - Нет. Я хочу тебя поцеловать. Я все хочу делать. - Совсем не нужно что-нибудь делать. Нам и так хорошо. Только на тебе слишком много надето. - Как же быть? - Я помогу тебе. - Теперь лучше? - Да. Гораздо. А тебе разве не лучше? - Да. Гораздо лучше. И я поеду с тобой, как сказала Пилар. - Да. - Только не в приют. Я хочу с тобой. - Нет, в приют. - Нет. Нет. Нет. С тобой, и я буду твоя жена. Они лежали рядом, и все, что было защищено, теперь осталось без защиты. Где раньше была шершавая ткань, все стало гладко чудесной гладкостью, и круглилось, и льнуло, и вздрагивало, и вытягивалось, длинное и легкое, теплое и прохладное, прохладное снаружи и теплое внутри, и крепко прижималось, и замирало, и томило болью, и дарило радость, жалобное, молодое и любящее, и теперь уже все было теплое и гладкое и полное щемящей, острой, жалобной тоски, такой тоски, что Роберт Джордан не мог больше выносить это и спросил: - Ты уже любила кого-нибудь? - Никогда. Потом вдруг сникнув, вся помертвев в его объятиях! - Но со мной делали нехорошее. - Кто? - Разные люди. Теперь она лежала неподвижно, застывшая, точно труп, отвернув голову. - Теперь ты не захочешь меня любить. - Я тебя люблю, - сказал он. Но что-то произошло в нем, и она это знала. - Нет, - сказала она, и голос у нее был тусклый и безжизненный. - Ты меня не будешь любить. Но, может быть, ты отвезешь меня в приют. И я буду жить в приюте и никогда не буду твоей женой, и ничего вообще не будет. - Я тебя люблю, Мария. - Нет. Это неправда, - сказала она. Потом жалобно и с надеждой, словно цепляясь за последнее: - Но я никогда никого не целовала. - Так поцелуй меня. - Я хотела тебя поцеловать, - сказала она. - Но я не умею. Когда со мной это делали, я дралась так, что ничего не видела. Я сопротивлялась, пока... пока один не сел мне на голову, а я его укусила, - и тогда они завязали мне рот и закинули руки за голову, а остальные делали со мной нехорошее. [157] - Я тебя люблю, Мария, - сказал он. - И никто ничего с тобой не делал. Тебя никто не смеет тронуть и не может. Никто тебя не трогал, зайчонок. - Ты правда так думаешь? - Я не думаю, я знаю. - И ты меня не разлюбил? - Она опять стала теплая рядом с ним. - Я тебя люблю еще больше. - Я постараюсь поцеловать тебя очень крепко. - Поцелуй меня чуть-чуть. - Я не умею. - Ну просто поцелуй. Она поцеловала его в щеку. - Не так. - А куда же нос? Я всегда про это думала - куда нос? - Ты поверни голову, вот. - И тогда их губы сошлись тесно-тесно, и она лежала совсем вплотную к нему, и понемногу ее губы раскрылись, и вдруг, прижимая ее к себе, он почувствовал, что никогда еще не был так счастлив, так легко, любовно, ликующе счастлив, без мысли, без тревоги, без усталости, полный только огромного наслаждения, и он сказал: - Мой маленький зайчонок. Моя любимая. Моя длинноногая радость. - Как ты сказал? - спросила она как будто откуда-то издалека. - Моя радость, - сказал он. Так они лежали, и он чувствовал, как ее сердце бьется около его сердца, и своей ногой легонько поглаживал ее ногу. - Ты пришла босиком, - сказал он. - Да. - Значит, ты знала, что ляжешь тут? - Да. - И не боялась? - Боялась. Очень. Но еще больше боялась, как это будет, если снимать башмаки. - Который теперь час, ты не знаешь? - Нет. А разве у тебя нет часов? - Есть. Но они за твоей спиной. - Достань их. - Не хочу. - Так посмотри через мое плечо. Было ровно час. Циферблат ярко светился в темноте мешка. - У тебя подбородок колется. - Прости. Мне нечем побриться. - Мне нравится тан. У тебя борода светлая? - Да. - И она вырастет длинная? - Не успеет до моста. Мария, слушай. Ты... - Что я? - Ты хочешь? - Да. Все. Я хочу все. Если у нас с тобой будет все, может быть, станет так, как будто того, другого, не было. - Это ты сама надумала? - Нет. Я думала, но это Пилар мне так сказала. - Она мудрая. - И еще одно, - совсем тихо проговорила Мария. - Она велела мне сказать тебе, что я не больна. Она понимает во всем этом, и она велела сказать тебе. - Она велела сказать мне? - Да. Я с ней говорила и сказала, что я тебя люблю. Я тебя полюбила, как только увидела сегодня, я тебя всегда любила, еще до того, как встретила, и я сказала Пилар, и она сказала, если только я когда-нибудь буду говорить с тобой обо всем, что было, я должна сказать тебе, что я не больна. А про то, другое, она мне уже давно оказала. Вскоре после поезда. - Что же она сказала? - Она сказала, что человеку ничего нельзя сделать, если его душа против, и что, если я кого полюблю, будет так, как будто того вовсе не было. Понимаешь, мне тогда хотелось умереть. - То, что она сказала, - правда. - А теперь я рада, что не умерла. Я так рада, что я не умерла. Ты будешь меня любить? - Да. Я и теперь тебя люблю. - И я буду твоя жена? - Когда занимаешься таким делом, нельзя иметь жену. Но сейчас ты моя жена. - Раз сейчас, значит, и всегда так будет. Сейчас я твоя жена? - Да, Мария. Да, мой зайчонок. Она прижалась к нему еще теснее, и ее губы стали искать его губы, и нашли, и приникли к ним, и он почувствовал ее, свежую, и гладкую, и молодую, и совсем новую, [159] и чудесную своей обжигающей прохладой, и непонятно откуда взявшуюся здесь, в этом мешке, знакомом и привычном, как одежда, как башмаки, как его долг, и она сказала несмело: - Давай теперь скорее сделаем так, чтобы то все ушло. - Ты хочешь? - Да, - сказала она почти исступленно. - Да. Да. Да. Hide И вот ещё эпизод, описанный фантастом Фрэнком Гербертом. Очень красивая история любви. При этом мужчина знает, что его душат колоссальные обязательства всесильного правителя миров, из-за чего он вынужден терпеть нелюбимую женщину рядом с собой. В то же время его подлинная любовь не может дать ему наследника, потому что ее тайно опаивают зельем, прерывающим беременность. Но даже когда он честно признается, что не в силах разорвать тягостный союз с нелюбимой женщиной, она не держит на него зла и не требует сверх меры. Показать контент – Я расстроила тебя, – сказала Чани, – я не хотела. – А чего ты хотела? Она застенчиво улыбнулась и проговорила: – Когда сердишься, милый, не скрывай этого. Пауль вновь привалился к деревянному изголовью. – Так ты считаешь, что мне следует удалить ее от себя? – спросил он. – Теперь от нее немного пользы. И мне вовсе не нравится все, что кроется за этими поездками к Сестрам. – Ее нельзя удалять, – ответила Чани, продолжая растирать его ноги, и деловито добавила: – Ты столько раз говорил, что она позволяет тебе поддерживать контакт с врагами, что их планы ты читаешь по ее поступкам. – Откуда твоя заинтересованность в ее желании забеременеть? – Если подобное произойдет, планы врагов расстроятся, и сама Ирулан окажется в неловком положении. По прикосновению ее рук он почувствовал, чего стоят ей эти советы. В горле набух комок. Он тихо сказал: – Чани, родная, я поклялся тебе, что не взойду на ее ложе. Ребенок даст ей слишком много власти. Или ты добиваешься, чтобы она сместила тебя? – Откуда? У меня нет места! – Да нет же, Сихайя, весна моя Пустынная. Откуда эта внезапная забота об Ирулан? – Забота моя о тебе, не о ней! Если она понесет потомка Атрейдесов, сообщники усомнятся в ее искренности. Чем менее наши враги будут доверять ей, тем меньше пользы им от нее будет. – Рождение ее ребенка может означать твою смерть, – возразил Пауль. – Сама знаешь все эти интриги. – Он обвел рукой утонувшую в недрах цитадели комнату. – У тебя должен быть наследник, – глухо произнесла она. – Ах-х!.. – протянул он. Так вот оно что: раз у Чани нет детей, следует привлечь другую женщину. Почему бы тогда не Ирулан? Вот и весь ход размышлений Чани. Но все должно совершиться в результате акта любви, на всякие искусственные методы в империи наложено было строжайшее табу. Решение Чани – решение истинной фрименки. Пауль по-новому увидел ее лицо. Он и так знал черты Чани лучше, чем свои собственные. Он видел ее и горящей страстью, и в покое сна, знал в гневе, в страхе, в горе. Он закрыл глаза, и Чани вновь представилась ему девушкой – весна пробуждающаяся, ручейком журчащая возле него. Вдруг припомнившееся обаяние ее юности заворожило его. Ему предвиделась эта улыбка – сперва застенчивая, а потом тревожная, – словно она старалась вырваться из его видения. Рот Пауля вдруг пересох. На миг ноздрей его коснулся дым пожарища, что ждет впереди. Внутренний голос из какого-то другого видения все твердил ему: освободись… освободись… освободись… Слишком долго подсматривал ты тайны вечности, внимал голосам камней и чужой плоти. С того самого дня, когда Пауль впервые ощутил собственное ужасное предназначение, он вглядывался в будущее, искал в нем мирный уголок для себя. Такой путь существовал, конечно… Он был уверен в этом, хоть и не понимал его сути – загадочное будущее, недвусмысленно требовавшее от него одного: освободись, освободись, освободись! Открыв глаза, Пауль увидел перед собой решительное лицо Чани. Она перестала растирать ему ноги и застыла неподвижно – истинная фрименка. Родное лицо под синей косынкой нежони, она часто носила ее в их личных покоях. Теперь оно воплощало решительность, древние мысли… чуждые мысли. Тысячелетиями фрименские женщины привыкали делить своего мужчину с другими – пусть не всегда мирно, но по крайней мере без губительных последствий. Сейчас этот таинственный фрименский процесс происходил в Чани. – Истинного и желанного мне наследника родишь ты, – ответил он. Hide
  18. 3 балла
    Был ещё первый Sacred (хотя это больше hack'n'slash, чем ролевик), если поднатужиться, то Космических рейнджеров можно натянуть на глобус, но они в целом особняком стоят. Ещё Blade of darkness, но это вообще не ролевик, так что можно использовать как аргумент, что разные предыстории и начало игры - вообще не признак тру-рпг.
  19. 3 балла
    Расколотый Трон Дул Инкару пала. Как и обычно. Одним словом - рутина. Начинается новый цикл. И никто не знает, как его разорвать. Быть может, Ривен - но она, умерев, победила Стражей, и пока от неë остались лишь сердце и попятнанный скверной одержимых труп. Первый и единственный раз, когда победа Молодого Волка обернулась поражением. И отдуваться теперь приходится всем. Но для рассуждений слишком поздно, а рефлексия делу не поможет. Хотя в этот раз... Когда вы смотрите на догораюшие останки дочери Саватун, вам кажется, что в этот раз, возможно, все изменится. Паноптикум Ну... Вы развлекли добродушного Императора. И он развлек вас, будьте честны. Он радостно смеялся, когда вы лихо расправлялись с вексами, успевая одновременно пробежать полосу препятствий на Турнире, он с восхищением смотрел на то, как вы истребляете его Улей вместе с его Тенью. И вам тоже не пришлось скучать. Для вас, впервые попавших в гости к милостивому Императору, это было интересно, как хорошая книга, захватывающе, как грамотно поставленный спектакль и... освежающе, словно молодое вино. И щедрый Император не поскупился на дары. Блеск, много блеска. И оружие. В скромной, по меркам Калуса, конечно-же, отделке, пушке каждому из вас. И гостеприимный Имеератор ждет вас снова. Некро... В смысле, искатели древностей. Вы долго думали, что и как, но не пришли к общему соглашению. Скиталтцу вы не доверяли, Авангарду такую находку отдавать было нельзя, потому что запрячут и не вернут, потому вы просто решили запрятать кости в одном из разрушенных Красной Войной кварталов Города. Ох, как-же останки ахамкары пели, как-же они вас зазывали... Но вы оказались Стражами с сильной волей. Вы были сильнее искушений древних костей. И теперь у вас была внушительная заначка на черный день, и это грело вам душу.
  20. 2 балла
    "И я попробовала вспомнить хотя бы случай из своей читательской практики, когда две женщины изображались подругами. У Мередита в «Диане с перепутья», есть попытка Расина и в греческой трагедии женщины часто наперсницы. Иногда матери и дочери. Но все они неизменно изображаются по отношению к мужчинам. Странно подумать, что все великие женские образы до Джейн Остен рисовались лишь в отношении к другому полу. А какая это малая часть жизни женщины и как мало может знать о ней мужчина, когда он ее видит через черные или розовые очки, которые надевает ему на нос его положение! Отсюда и своеобразие женского образа: эти озадачивающие крайности красоты и уродства, превращения из божественной добродетели в исчадие ада — ибо такой видел женщину влюбленный, в зависимости от того, росла его любовь или чахла, была взаимной или оставалась безответной." - Вирджиния Вулф, "Своя комната"
  21. 2 балла
    Вот тут мы наглядно собственными глазами можем пронаблюдать, насколько разнится мужское и женское восприятие того, что можно считать хорошей "постельной" сценой. Персонально я нахожу все представленные Смити варианты довольно ужасными, простите меня, дядя Шолохов и старина Хэм (но вы сами виноваты). Ooooooh, FILTH Мой любимый, пожалуй, "серьезный" автор, не стесняющийся чувственности в своих книгах - Иэн Макьюэн (кроме глазозакатных ранних работ - "Цементный сад" с его ставочкой на shock value брррррр), и моя любимейшая сцена эвер принадлежит ему же. Это эпизод в библиотеке из "Искупления", который хорош кругом всюду абсолютно (дело там, полагаю, не только в том, какими средствами выразительности автор пользуется, но и в том, что эта сцена - буквальная кульминация многолетней дружбы, где-то по дороге превратившейся в совсем иное чувство, и в русском языке нет адекватного эквивалента английским pining и longing, но это кульминация именно этих чувств тоже. она неловкая и искренняя, как всякий первый раз с человеком, который тебе действительно дорог, и ни на секунду - эпизод довольно объемный - Макьюэн не скатывается в вульгарность. НИ НА СЕКУНДУ). Извините, но Набоков. Набоков мастер смутного эротизма и (не)явной чувственности, мастер, говорю вам. ЛО-У-РЕНС. Который Дэвид Герберт. Который "Любовник леди Чаттерли" и "Женщины в любви". Вопиющая НЕПРИСТОЙНОСТЬ по меркам начала двадцатого века. Идеальный баланс деликатности и грубости (сюжетно необходимый!) в "Любовнике" и та сцена борьбы (это не эвфемизм, хотя вполне мог бы быть, учитывая) в "Женщинах в любви", после которой я очень долгое время сидела с лицом лица (но каким-то образом в хорошем смысле). Майкл Ондатже тут очень, так сказать, mixed bag, но пусть будет, потому что "Английский пациент" в этом плане был *chef's kiss* Показать контент I sank to my knees in the mosaic-tiled hall, my face in the curtain of her gown, the salt taste of these fingers in her mouth. We were a strange statue, the two of us, before we began to unlock our hunger. Her fingers scratching against the sand in my thinning hair. Cairo and all her deserts around us. Hide (с другой стороны, у того же Ондатже есть "В шкуре льва", которую не читайте, пожалуйста, никогда-никогда, потому что тамошние сцены будут преследовать меня до конца жизни, вызывая натуральную взаправдашнюю физическую тошноту) В Spartina Джона Кейси есть один очень конкретный эпизод, который - несмотря на мое спорное отношение к книге в целом - не про обсуждаемую чувственность per se, но останется со мною, вероятно, навсегда (но теперь уже в хорошем смысле), потому что Кейси там фантастически переплетает собственно секс с морскими метафорами (потому что, велп, море - это то, что лучше всего знает главный герой-рыбак), и все это могло бы показаться абсолютно нелепым (КАК РЫБА, СЕРЬЕЗНО???), но каким-то образом не кажется. Показать контент He turned his head so his cheek was flat against her. He could feel her muscles moving softly — her coming was more in her mind still; when she got closer she would become a single band of muscle, like a fish — all of her would move at once, flickering and curving, unified from jaw to tail. His mind was half in hers. He felt her still loose-jointed drift — only an occasional little coil in the current tugging at her harder, moving her toward the flood. The tide came all the way up. Hide Их еще великое множество есть, без сомнения, но именно эти мужики вспоминаются прям с порога, so.
  22. 2 балла
  23. 2 балла
    Ормхильд Гуннардоттир ан Унн из клана пера чайки. Биография У самого синего моря жили были авары. Жили они там давно, занимались рыболовством, пасли овец в горных долинах и ходили в дальние леса на охоту. Иногда вождь собирал храбрецов и отправлялся в набег на дальних соседей или и вовсе на зажравшихся богатеньких северян. На ближних соседей они никогда в набеги не ходили,а напротив торговали с ними и брали у них жен и мужей для своих детей. И жил там один муж, по имени Гуннар. Был он высок и хорош собою, был храбр и могуч в бою и удачлив в делах. Неудивительно, что его удачи не хватило на счастливую семейную жизнь - его жена Унн была сварливой и скандальной женщиной. Она подговаривала мужа против соседей и призывала его отомстить им за нанесенные ей обиды, часто выдуманные. Гуннар сурово хмурил брови и требовал, чтобы его жена уняла свой нрав и прекратила ссорить его с людьми. Он не бил свою супругу и может быть оттого ее смирения хватало ненадолго, проходил месяц или два и она снова начинала скандалить и жаловаться. Кто знает, чем закончилась бы эта история, если бы все шло так и дальше - может быть соседи напали бы на Гуннара и он перебил бы их, потому что он был могучий воин. Может быть Унн усмирила бы свой нрав и стала доброй хозяйкой и славной женой. Может быть Гуннар не выдержал и вернул бы жену родителям, а сам нашел другую женщину, но случилось все иначе. Одной зимней ночью Унн умерла при родах. Гуннар остался вдвоем с младенцем. Девочкой, которую он назвал Ормхильд. Ормхильд была красива и сильна как ее отец и обладала гордым и сварливым нравом, как мать. Девочка росла без женского присмотра и не удивительно, что любимыми ее игрушками стали отцовский щит и молот. Вместо того чтобы следить за хозяйством и латать одежду с сетями Ормхильд ходила на охоту и мечтала о том ,как станет великой воительницей. Оттого хозяйство Гуннара стало приходить в упадок и соседи все чаще перешептывались о том, что ему надо взять в дом новую жену. Гуннар не спешил свататься, а однажды и вовсе не вернулся с рыбалки. Никто не нашел ни его лодки, ни ее обломков, ни тела и принято было считать его пропавшим. Для Ормхильд начались плохие дни - добыть дичь на охоте удавалось не всегда, лодка пропала вместе с отцом, а главное, она стала завидной невестой. Ведь все хозяйство Гуннара досталось бы ее мужу и поэтому множество юношей были согласны закрыть глаза на ее нрав и плохое воспитание. Гордячка зло высмеивала одного жениха за другим и постепенно восстановила против себя все племя. "Что она себе позволяет, эта Ормхильд!" - Все чаще сплетничали женщины. "Выгнала со двора сватов Откеля и сказала что тому надлежит жениться на овце, потому что только овца сможет спокойно переносить его блеянье. Да, паренек заикается, но зато он храбрый и сильный." - Женщины закатывали глаза и продолжали перечислять ее выходки - "А сегодня она выгнала сына вождя, сильного Торкеля. Сказала ему, что с его рожей только волков пугать. Да, Торкель не красавчик, но он сдержался и сказал ей, что если бы она была мужчиной, он вызвал бы ее на поединок за такие речи. А эта Ормхильд ответила, что если бы Торкель был мужчиной, то все волки в округе уже были бы распуганы и не таскали бы овец!" - женщины засмеялись, вспомнили Унн, которая тоже была остра на язык и занялись своими делами. А тем временем хмурая и злющая Ормхильд шагала по пляжу и давила ногой крабов и крабиков. Хитиновые панцири хрустели под деревянным башмаком и от этого злодейства на душе у девушки становилось чуточку легче. Все было очень-очень плохо. Она не была дурой и понимала, что Торкелю надо было отказывать вежливо. Но он сам виноват - приперся к ней свататься, когда она вернулась с очередной неудачной охоты. Ей хотелось есть, а больше всего хотелось доказать себе и окружающим, что она способна себя прокормить без всяких мужиков! Увы, вместо юного ягненка или дикой козочки дева нашла лишь обглоданные волками кости. Серые прохвосты явно были более умелыми охотниками и повезло сегодня им, а не ей. В общем, она наговорила сыну вождя правды и когда тот сможет спокойно рассказать отцу о случившемся житья ей в деревне не будет. Вождю проще изгнать ее чем терпеть постоянные скандалы и ссоры. Непонятно откуда появилась женщина. Выглядела она властной и уверенной и первая обратилась к Ормхильд, спросив ее зачем она топчет крабов. Аварка была слишком зла, чтобы спокойно обдумать откуда тут могла взяться сильная и уверенная женщина в странных одеждах, поэтому рассказала собеседнице свою историю. Та улыбнулась и покачав головой спросила, какое желание бедной девочки она могла бы исполнить. Ормхильд тряхнула волосами, рубанула воздух кулаком и потребовала, чтобы она оказалась подальше от всех этих чахлых козлов которые мемекают и имеют виды на ее имущество. Иногда лучше молчать, чем загадывать желания могущественным магам - девчонка оказалась посреди пыльной проселочной дороги где-то в Ферелдене. Про то что это Ферелден она узнала уже позже, когда разбила нос крестьянину, который предложил довезти ее до города на телеге и расплатиться натурой. Успешно разминувшись со стражей, которая искала разбойничающую демоницу, Ормхильд влилась в отряд наемников. Щит, молот, ярость и сила аваров позволили ей добиться уважения. Козлы никуда не делись, теперь они были мельче и еще чахлее, чем ее односельчане, но мемекали еще шумнее и велеречивее. Отбиваться от поклонников аварка привыкла, но и ужиться на одном месте у нее не получалось. Однажды Ормхильд получила письмо от Ксенона и с трудом прочитав его решила отправиться в Кирквол. К письму прилагался сапфировый кристалл и робкая надежда, что уж в Кирквол-то козлов не пускают! Hide Портрет Hide Статы Достоинства Достоинства: Уличный боец Каждый раз, когда вы участвуете в ближнем бое, бросок кубика 2d10+Жестокость. (15+) Возьмите две Грани, которые сможете использовать в любое время сюжетной сцены. ____________________________________________ (10-14) Возьмите одну Грань, которую сможете использовать в любое время сюжетной сцены. ____________________________________________ (-9) Возьмите одну Грань, но позже вы обнаружите, что были ранены. Мастер определяет степень Урона в зависимости от того кто нападал на персонажа и как. Совершается бросок кубика на Стойкость. Инфорсер Каждый раз, когда вы напрямую кому-то угрожаете, бросок кубика 2d10+Жестокость. (15+) НПС должен решить: либо сделать то, что вы просите или бросить вам вызов с осознанием, что вы можете воплотить свою угрозу в действие. Также выберете одно преимущество: Оппонент может предложить вам что-то, что могло бы быть вам полезным. Оппонент покидает действующую сцену. Оппонент сильно напуган. Вы получаете бонус +1 к броскам кубика, пока НПС не докажет, что он вас не боится. Вы получаете бонус +2 к Атаке, если НПС намерен на вас напасть. ____________________________________________ (10-14) НПС должен решить: либо сделать то, что вы просите или бросить вам вызов с осознанием, что вы можете воплотить свою угрозу в действие. ____________________________________________ (-9) Угроза не подействовала. Hide Недостаток Недостаток: Объект желаний В вас есть нечто особенное, отчего вы пробуждаете в окружающих нездоровые желания в отношении вас, которые они не в состоянии контролировать. Активация: Во время первой игровой сессии и каждый раз когда привлекаете к себе внимание группы людей. (15+) Вы не вызвали в ком-либо нездоровое желание. (10-14) Кто-то возжелал вас. Мастер придерживает ход. (-9) Несколько людей возжелали вас. Мастер придерживает два хода. Hide Характеристики Стойкость 2 Сила Воли 1 Рефлексы 0 Интеллект 0 Интуиция 1 Восприятие 1 Хладнокровие 2 Жестокость 3 Харизма -2 Душа -1 Вооружение: одноручный молот и легкий щит, кольчуга. Профессия: витязь. Инвентарь: сапфировый кристалл, зелье лечения, вещмешок и бытовые вещи. Hide
  24. 2 балла
    @tsucup Ну вот, например Показать контент Гулко и дробно сдвоило у Григория сердце; приседая, шагнул вперед, откинув полу зипуна, прижал к себе послушную, полыхающую жаром. У нее подгибались в коленях ноги, дрожала вся, сотрясаясь, вызванивая зубами. Рывком кинул ее Григорий на руки – так кидает волк к себе на хребтину зарезанную овцу, – путаясь в полах распахнутого зипуна, задыхаясь, пошел. – Ой, Гри-и-иша... Гри-шень-ка!.. Отец... – Молчи!.. Вырываясь, дыша в зипуне кислиной овечьей шерсти, давясь горечью раскаяния, Аксинья почти крикнула низким стонущим голосом: – Пусти, чего уж теперь... Сама пойду! Hide Жёсткое сравнение, не так ли? Но зато как образно написано: безо всякой витиеватой графомании тотчас предстает картина перед глазами. Михаил Александрович велик.
  25. 2 балла
    Я так и делал. Раз 5 бегаешь в черный магазин, пока не настроишь нужное лицо.
  26. 1 балл
    Давай называть вещи своими именами. Раньше ассасин был стелс-экшеном с линейным сюжетом и не таким большим открытым миром. Теперь же, когда кто-то из боссов решил переделать АС под РПГ с огроменным миром-дрочильней, финансирования на то, что раньше делалось хорошо, стало не хватать. Геймплэй, анимации катсцен, анимации паркура, все это ушло на второй план из-за нехватки ресурсов. Вот только если студиям, которые собаку на таких РПГ съели, игроки многое прощают за сюжет и квесты, то от АС игроки привыкли видеть явно другое, отсюда и недовольство. Не получится и рыбку съесть, и на два члена сесть. Что раньше было хорошим - просрали, а новое свое хорошее так и не сделали. Вот вам пример, насколько деградировал паркур - главный геймплэйный элемент серии:
  27. 1 балл
    Долго искала пункт к этой книге, но пусть будет этот. Сказка о Золушке в современной Москве. Юлия Волкодав, "Шкура" Во всех смыслах для меня эксперимент. Во-первых, уже давно не читала современную русскую прозу, про русреал, да еще и никогда не читала книги видео блогеров. Да еще и моя первая аудио книга. Сначала немного об авторе. У меня есть небольшой список буктьюберов, которых я смотрю, и "моей первой" была как раз Юлия Волкодав. Она выделяется на фоне молодежи, которые обозревают янгэдалт. Она уже не девочка, которая гонется за хайпом, но при этом не снобка. Очень саркастичная, но без токсичности. Дедушка у нее был в Союзе писателей, так что сама она начала писать очень рано и уже написала несколько книг, а одну даже недавно опубликовали. Прочитать я ее не успела, потому что, блин, весь тираж раскупили чуть ли не за месяц. Интересы у нее тоже специфические: любит Юлия мужских персонажей в возрасте, и персонажи книг у нее соответствующие. Показать контент Теперь о книге. Я бы описала сюжет так: что было бы, если бы Анастейша Стилл была прожженной стервой-провинциалкой, которая всерьез вела охоту на папиков, а Грей - возрастным нефтянником, который РЕАЛЬНО работал все время, положил на свой бизнес всю жизнь и сталкивался с РЕАЛЬНЫМИ угрозами из-за своей работы. Главная героиня Марина - ооочень циничная, в каких-то моментах поначалу даже отталкивающая, мечтающая о роскошной жизни, избалованная. Но при этом уже к середине книги понимает, что сама не знает, чего хочет. Ее цинизм и амбиции мне были очень симпатичны, да и вообще девочки-содержанки у меня уже давно не вызывают никакого презрения, для них это тоже работа, они идут к своим мечтам, как могут, и это тоже требует определенного скилла. Да и Юлия собирала много материала, в том числе от своих подруг и знакомых, чтобы максимально подробно показать жизнь содержанки. Другое дело, что у Марины все равно есть сильный внутриличностный конфликт и кризис: она не знает, чего хочет. Вроде бы, все у нее появляется, а она не чувствует себя счастливой. Но не стоит обманываться, ее конфликт не разрешается слащаво а'ля счастье не в деньгах. Мне очень понравился эпизод, когда ей в середине книги пришлось вернуться в свой Мухосранск, и у нее не было никакой умилительной ностальгии по малой родине, ее бесили нищета, упадок, отсутствие цивилизации, ей очень хотелось вырваться в большой город, и вот ни разу ее не осуждаю, а очень даже понимаю. Еще там был совершенно шикарный эпизод встречи с бывшей одноклассницей: была отличницей, шахматисткой, в соревнованиях участвовала, могла за себя постоять. А теперь - муж, который заставляет экономить даже на колбасе, и трое детей, которых можно по-одному в их день рождения бесплатно сводить в кино. Зато муж накопил себе на телик. И мне импонирует в Марине, что с такой жизнью и с таким неуважением к себе она мириться не собирается. Да и деньги очень даже помогают, решают многие проблемы, в том числе и со здоровьем. Все как в жизни. В то же время, как мне показалась, Марина к концу книги из девочки, которая не хочет париться, а хочет получать денежки и гулять в клубах, превращается в женщину, которая понимает, какие эти деньги имеют цену. И что помимо денег есть еще люди, к которым она привязывается, и за счастье которых она даже готова побороться, как умеет. "Папик" тут несколько идеализирован, но от него Марина набирается жизненного и эмоционального опыта. И опять-таки, это не "Красотка", Марина не плачет в Большом, как плакала героиня Робертс в опере, ей в принципе неинтересен балет, а в Большой она хотела для галочки. Но какого-то семейного, душевного опыта она у своего нефтянника набирается. Когда она замечает, с каким уважением и любовью к ней относятся, тогда она и сама учится такому отношению к близким людям. Цинизм остается, но появляется что-то еще. Отдельно хочу выделить, как написана книга, и как выстроен сюжет. Язык легкий, но не примитивный, ни одного лишнего слова, а уж в авторской начитке слушается на ура. Много деталей, которые мелькают вначале и потом играют роль к концу, Волкодав действительно понимает, что каждый эпизод должен работать на сюжет и на раскрытие персонажей. И еще много интересного про нефтедобычу, кстати. А в конце я даже прослезилась. Вот. Hide
  28. 1 балл
    В третьем сезоне «Пацанов» сыграет Дженсен Эклс — ему досталась роль первого супергероя (Soldier Boy)
  29. 1 балл
  30. 1 балл
    Какую роль должны отыгрывать высокородный Эдукан или долийка Махариэль?
  31. 1 балл
    Из него надо смотреть только седьмой и восьмой эпизоды, а потом сразу смотреть третий . Третий однозначно лучший сезон.
  32. 1 балл
    Ух, балдёжно выглядит!
  33. 1 балл
    Внезапно, труп Гарри Патриджа восстал с очень крутой короткометражкой
  34. 1 балл
    Часиков в десять-одиннадцать я сведу всех вместе, и завтра поздним вечером начнется первый день. Кстати да, закрывай запись.
  35. 1 балл
    Вот и прошли 7 лет. 136 серий. Отличный сериал, шикарный заключительный сезон - великолепное завершение истории.
  36. 1 балл
    Литература тут особо ни при чём. Изначально Глуховскому в издании отказали, он пошёл и от обиды выложил свой первый роман в сеть, бесплатно. И вот тогда понеслось... Издательство было вынуждено само к нему прийти, ничего личного, ничего литературного, просто бизнес. Кстати это самая работающая схема для современных начписов: раскрути книгу в сети, и издательство к тебе само придет. Многим это кстати не особо-то и нужно - и на электронных продажах неплохо зарабатывается, а бумажное издание - так, ачивка. Чисто похвастаться в блоге перед подписчиками и читателями. Штурмовать же издательства рукописями бессмысленно, какими бы хорошими они не были, ибо автор без раскрученного имени никому не нужен. Издержки современного капитализма. А уж если ты раскручен и продаваем, то твори в тексте всё, что вздумается, если продажи не упадут - все ок. Литература осталась в прошлом, сейчас это просто бизнес, где качество продукта - личная добровольная заморочка писателя, и не более.
  37. 1 балл
    Не не не, не вижу криминала тут. Секс ведь действительно часто очень нелепый и смешной. " - Взять хотя бы секс. Нет ничего смешнее ваших дурацких гримас при соитии. - Секс у вас - повод для шуток? - Насколько мне известно, и на Земле тоже.", "Догма"
  38. 1 балл
  39. 1 балл
  40. 1 балл
    С чего ты взял, что это так? Должен или не должен, злоупотребляют ли Эпл или нет - решит суд. Тогда этот кто-то идет и релизится в другом магазе с 1 процентом комиссии или делает свой. На Винде или Андроиде это не запрещено в отличии от iOS.
  41. 1 балл
    Столько негатива вокруг, Андромеда стала чуть ли не синонимом плохой игры, а для меня оказалась весьма приятной игрушкой, в конце даже растрогала, Райдер активирует с трудом консоль, и потом его речь, и все такие с нами, и другие первопроходцы, и Эфра, и кроганы, и Рейес, и героическая Данн... было здорово. Минусы, конечно, были. Пустыни. Горячая пустыня, холодная пустыня, радиоактивная пустыня жёлтая, радиоактивная пустыня серая... очень уж тоскливые пейзажи. Нарезать по таким круги мало радости. Понимаю, что по сюжету миры полудохлые, но всё равно слишком однообразно. Враги тупо скучные злодеи-завоеватели. Концепт вознесения хороший, но всё остальное в целом какое-то муа-ха-ха. Никакой особой хитрости, кроме как в рассказах ангара, у кеттов не видно. Иногда не хватало самого логичного ответа. Нельзя сместить Эддисон за прокол с "саблями". Маловато контента, недотянули некоторых персонажей. Вот та же Ветра, есть же потенциал, но весь ушёл в разговоры о сестре, а хотелось бы больше её контрабандистских приключений и историй. И т.д. Харизмы бы побольше. Слишком много семейных отношений, топорно и в лоб, со всех сторон. Кроганы, с учётом генофага, ок, даже трогательно, как и Драк с Кеш, семья Райдеров - ок, прайды ангара - ладно, но ещё ж разговоры Ветры, и Гил с Джилл. И уже не мило, уже навязчиво. Возник вопрос, кого мы вообще натащили в Элей.Плохие условия, люди озверели... но клоака с нарокторговцами и каннибалами? А заразная? Их вообще кто-то проверял перед отлётом? Или желающих было настолько негусто? Но при всех минусах удалось создать атмосферу, в которой переживаешь за колонизацию планет, за другие ковчеги, думаешь как лучше решить, переигрываешь, потому что решение не понравилось и т.д. Понравился Драк, душевный такой дед, почти всюду с ним ходили. Понравились записки команды и записки колонии кроганов. Понравился квест про спасения Мошае, эмоции Джаала. Момент с Сариссой. Сообщение от турианского первопроходца, как он искал Ави. Бантеры Драка, Джаала и Пиби. Понравились Эфра и Рейес. И часто говорили, что Райдер выходит каким-то дурачком, а по мне он нормальный, может, от выбора реплик зависит, и мимика на моём кастомном Райдере смотрелась адекватно, дебильных рож дефолтного Скотта не было.
  42. 1 балл
    Meet the Seven Hide Meet the Boys Hide
  43. 1 балл
    4 новых скрина Показать контент Hide
  44. 1 балл
    And if I don't have a heart Then what is broken? Большие штуки для больших деток (16+) Антива. Край жаркого солнца, страстной любви, изысканных вин и наёмных убийц. В этой стране чужую смерть купить едва ли не проще, чем чужую любовь. Но, возможно, именно это балансирование на тонкой грани между ярким опытом и окончательным забвением заставляет жителей Антивы так романтизировать свой дом. Среди наиболее бедных слоёв населения с придыханием рассказывают о Доме Воронов и о том, как эти элитные убийцы вербуют себе новобранцев. Их взгляд может упасть на каждого. Не важно, насколько ты беден, облапошен кем-то, несчастлив в любви – всегда остаётся шанс быть замеченным и вознестись из грязи.. В мир интриг, предательства и залитых кровью страниц контрактов. В непредсказуемый поток, где каждый новый день станет последним – либо для твоей жертвы, либо для тебя. Иными словами, в жизнь твоей мечты. Ведь антиванцев хлебом не корми, лишь дай романтизировать опасность. Показать контент Конечно, реальность не спешила превращаться в заветную мечту. Нищие оставались нищими, презренные — презренными. Вороны всегда скрывались где-то рядом, но недостижимо далеко, а их мифическая рука помощи слишком избирательно поднимала из грязи тех, кто уже сам по себе являлся жемчужиной. - Жемчужины. Я люблю жемчужины. Наверное, они красивые, - мечтательно вздохнула Себиль, ненадолго отвлекаясь от чистки стойл и обеими руками опираясь не крепкое древко грабель, которыми скребла навоз. Впалая щека девушки коснулась прохладного дерева, а в голову настойчиво стучала мыслишка о скором отдыхе. Скором, как же. Себиль посмотрела на ладонь – узкую и, наверное, даже элегантную, но сейчас истёртую до мозолей, что клеймами белели на смуглой коже. Девушка повела плечами и поморщилась от боли. Ломило не только натруженные руки, но в особенности плечи и спину, перекошенные и скривлённые от детской болезни. Трудно заниматься физическим трудом, когда спина имеет форму колеса. Но и лицом Себиль не вышла: перекошенная челюсть, шепелявый зажатый язык да жидкие волосы, что обрамляли жалкое зрелище. Само по себе уже являлось чудом, что изломанное детское тельце не сгнило в канаве, а было подобрано сострадательной душой, благословенной Создателем. Девочка нашла приют в одном из многочисленных борделей Селени, стоящего на реке антиванского города-порта. Как и всякий узел сообщения морских путей, Селени принимал множество мужчин и женщин после долгого плавания, чтобы обеспечить им комфорт определённого рода. К большому сожалению, Себиль шлюхой так и не стала. Показать контент Конечно, время от времени появлялись люди, которые любили ещё сильней увечить её больное тело, но это были совсем не те благодетели, которых обслуживали другие юноши и девушки. Себиль не видела от своих редких клиентов ни подарков, ни платы сверх положенного, ни даже малого сочувствия. Только боль, унижения, да стыдливое презрение. Глядя на её перемазанное в нечистотах, дрожащее тело, клиенты мысленно благодарили Создателя за то, что подобных монстров не рождалось в их собственном роду. В остальное же время (то есть, почти всегда) Себиль выполняла грязную и мерзкую работу, которой была «достойна» в силу своей внешности. Нетрудно догадаться, что лучшими (и единственными) друзьями девушки стали животные: бродячие собаки, которые каждое утро собирались у крыльца борделя в ожидании обрезков; немногочисленные лошади, которых оставляли в стойлах сухопутные путешественники. День сменялся ночью, месяц – годом, а Вороны что-то не спешили забирать Себиль из той вонючей грязи, в которую как-то незаметно, но неотвратимо погружалась её молодость. - Ты такой красивый. И совсем меня не боишься, - решив ещё немного растянуть свою минутку отдыха, Себиль пошаркала к вороному жеребцу и погладила его по морде. Зверь был поджарый, стройный, с очерченными под блестящей шкурой мышцами. Наверное, такому хватит одного удара копытом, чтобы проломить кому-то череп. - Красивый. И опасный, - продолжая гладить животное, девушка чуть наклонила голову, заглядывая в большие лошадиные глаза своими маленькими, карими. Словно пыталась найти в зверином взгляде огонёк разума. Поверить в то, что её слова не просто сотрясают воздух, как обычно. И в то, что хоть кому-то важно её мнение. К большому сожалению, Себиль действительно услышали. - Хрюшка, ты тут? Ну и вонища, - сразу трое молодых, загорелых и очень сочных формами распутниц появились на входе в стойла. Недостаток одежды на них смело компенсировался обилием дешёвого, но всё равно умело размазанного макияжа. – Там снова кто-то попытался у серого-рогатого соснуть и блеванул. Зовут тебя. - Я скоро буду, - горбунья в последний раз погладила лошадку и вздрогнула, когда её грубо окликнули. - Ты что, глухая? Надо блевотину смыть. С-р-о-ч-н-о. Создатель, ну и вонища! Ты вообще тут убиралась? Небось представляла, как этот конь тебя сношает, лежащую в дерьме. Ещё милуешься с ним так. Прижав грабли и низко опустив голову, чтобы не встречаться с обидчицами взглядом, Себиль поплелась к выходу. Но чужие руки неожиданно сильно толкнули её в грудь. - Чего молчишь? Признайся, тебе же нравится нюхать дерьмо. Хрюшка Себиль, - задира, остановившая горбунью, прижала пальчиком свой нос и весело похрюкала. Жаль, что своё актёрское призвание она не обнаружила раньше. - Мне надо идти, - прошепелявила горбунья. - Пойдёшь, конечно. Только сначала покажи нам, как тебе нравится нюхать дерьмо, - те же руки снова толкнули Себиль к неубранным до конца стойлам. Запнувшись ногами о грабли, девушка упала вниз, ладонями скользя по месиву из влажного сена. К счастью, неубранные лошадиные фекалии остались в пустом стойле, а не под ней. - Да чтоб тебя.., - захныкала Себиль, желая задиристой шлюхе встретить дредноут кунари своими интимными местами, а ртом – освободительный крестовый поход. - Чего ты блеешь? А ну-ка повтори, мразь, - ухоженная ножка, которую не брезговали временами целовать клиенты с особыми предпочтениями, опустилась на затылок Себиль и стала буквально втаптывать её лицо в пропитанное вонью сено. Даже привыкшая к самым разным запахам горбунья стала задыхаться, а к горлу подступил ком тошноты. Пытаясь вырваться из-под карающей пяты, Себиль заскребла пальцами по земле. - Что, не нравится? Не притворяйся. Я слышала, как ты шипела на меня, лицемерная тварь. С виду такая бедная обиженка, но я-то знаю, что у тебя внутри! Только чернющая, проклятая Создателем душонка может переродиться в такую уродину. - Может, это уже слишком? Оставь её, а то и нам влетит. Клиент-то ждёт, - другая шлюха вздрогнула, когда безоблачный полдень снаружи взорвал раскат грома. - Похоже, сейчас ливень зарядит. Ладно, идёмте, - задира повернулась лицом к своим подругам, но не успела подойти к ним. Причудливо изогнувшись, с ясного неба ударила пурпурная молния. И ударила она прямо в лицо мучительницы Себиль. Задира не успела даже крикнуть – её голова разлетелась ошмётками горелого мяса. Ещё одна молния ударила в дорожную грязь возле стойл, а третья – в сами стойла. Сухая древесина сразу загорелась, лошади испуганно заржали. - Храни нас Андрасте! - закричала та самая девушка, которая пыталась уговорить подругу не издеваться над горбуньей. Сейчас она расширенными от ужаса глазами смотрела на то, как Себиль медленно поднимается на руках, поворачивает голову с лохматыми, влажными волосами. Взгляды двух девушек встретились, только привычные карие радужки Себиль вдруг стали настоящими очами шторма – сияющими и фиалковыми, подобно бьющим с неба электрическим хлыстам. - В.. ведьма! Отступница! Одержимайаааа! – надрывно закричала шлюха, тыча в Себиль трясущейся рукой. Затем с похвальной прытью антиванка побежала прочь от занимающегося пламенем борделя, выкрикивая «Одержимая!» и «Убила, всех убила!». Но единственным человеком, которого перепуганная горбунья хотела убить в этот момент, была она сама. Освободить беснующихся лошадей и позволить им втоптать её, дважды проклятую, в грязь. Судьба распорядилась по-другому. С улицы донеслись мужские голоса: то ли шли храмовники, то ли осмотрительные горожане спешили выполнить свой подхалимский долг и линчевать одержимую. В том, что хоть кто-то озаботится доставить такое уродливое существо, как она, в Круг магов, Себиль очень сомневалась. Прежде, чем выбежать прочь, девушка рванулась к стойлам и открыла их. Напуганные пламенем лошадки тут же сбили ведьму с ног, но не затоптали. Чувствуя, что время её на исходе, Себиль поползла к выходу прямо как была – на четвереньках. Она хотела убежать. Скрыться, раствориться на улицах Селени, навсегда пропасть под изогнутыми арками мостов. Быть как можно дальше от жестокого людского мира, быть.. Быть просто безобразной псиной, которой её все считали. Передвигаться на четвереньках становилось всё проще, хотя горб заставлял прихрамывать на правую руку. Подбегающие люди стали неожиданно такими высокими и безразличными к ней. Выскочив на улицу, Себиль неслась по её краю, избегая растущей толпы. Бежала так сильно, что не успевала дышать. Пришлось открыть рот, длинный язык неприятно вывалился набок. Беги, беги, беги! Кажется, её и вовсе перестали замечать. Забившись в какую-то узкую щель между домами, девушка позволила себе перевести дыхание. Она привалилась боком к холодной стене. Грудь жгла страшная одышка, заставляя хватать воздух ртом. Рука по привычке потянулась ко лбу, чтобы стереть пот. Но пота не было. Рук тоже. Замерев в ещё большем ужасе, Себиль смотрела на свои.. лапы. Тонкие, маленькие, обтянутые чёрной шкурой. Она повертела головой и только сейчас обратила внимание на то, что смотрит на мир по-другому. Вместо носа глаза видели длинную, острую собачью морду. Себиль пошевелила ушами, что оказалось весьма просто. Втянула носом воздух и чуть не поперхнулась от сотни новых, не самых приятных ароматов портового города. Какое страшное проклятие обратило её в собаку? Или.. она сама себя прокляла? Животное смежило веки и стало представлять, что оно снова человек. Пусть даже такой горбатый и несчастный, как раньше. Но человек. Вот только чуда не случилось. Почти две недели Себиль приходилось выживать в новом облике. Не сказать, чтобы жизнь собаки оказалась тяжелее жизни человека. Антиванцы подкармливали хромую псину, но иногда и били. Другие псы держались от Себиль подальше – видимо, для них она пахла странно и непонятно. А может они тоже чувствовали в ней необузданную магию. Хотела бы и сама девушка вновь почувствовать ту мощь, даже неподконтрольную, но срывающая молнии с небес сила утекла, словно вода в песок. Хотя немощь телесная не была угрозой для жизни Себиль, да и пропитание она могла найти, но её всё чаще одолевали иные демоны. Чёрное отчаяние давило на горло при мысли о том, что доживать ей свой короткий век придётся в шкуре собаки. Это же отчаяние толкнуло девушку на необдуманный поступок – попытку укусить за ногу проходящего мимо вооружённого антиванца. Может быть, даже Ворона. Но вместо того, чтобы положить конец её истории одним быстрым ударом меча, мужчина со смехом просто пнул дворнягу в рёбра. Да пнул так сильно, что выбил из Себиль всякое желание преследовать его и дальше искать смерти. Ещё через два дня, засыпая под мостом и наслаждаясь неожиданно красивой, свежей ночью, Себиль поняла: если она смирится со своей текущей формой, то так в ней и останется. Она же маг, в конце концов! Утешало это слабо, но мысль показалась здравой. Собака заснула, а утром уже семенила прочь из города, в сторону болот Теллари. То были гибельные, дикие места, но чтобы вновь стать человеком, Себиль хотела снова ощутить нависшую над ней опасность, поскольку именно опасность пробудила силу в первый раз. Болота Теллари оказались слишком тяжким испытанием для привыкшей к городу собаки. Истощённая, покусанная разными болотными гадами Себиль лежала на боку возле поваленного дерева. Она не сумела найти здесь пропитание, пить гнилую болотную муть стало невыносимо, а животные по какой-то причине не боялись оборотня и даже иногда пытались на неё охотиться. Лапы болели от заплывов по трясине, пустое брюхо жгло, словно пытаясь переварить само себя. Жизнь уже покидала Себиль, но магесса так и не смогла повторно пробудить в себе дремлющий дар к магии. Хрустнула веточка, захлюпал мох. Собака лениво подняла веки – сопротивляться она уже не могла, бежать не хотела. Пожалуй, лишь желание увидеть хищника, который позарился на столь костистую добычу, заставило девушку проявить тень любопытства. Но хищника не было. Не близко, но и не далеко стояла женская фигура в вычурной короне. Или так выглядели рога? Демоны явились за ней? Ведь демоны всегда охотятся за магами. Что же, если этот демон может подарить ей свободу из того заточения, в которое она по глупости заключила саму себя, то пусть. «Прошу. Прекрати мои страдания», - собака была так слаба, что даже не могла скулить. Но женская фигура её поняла и наклонила голову. Широкие рога качнулись. «Ты страдаешь потому, что цепляешься за привычный образ. Думай о том, кем можешь стать. Отдай свою боль другим», - без слов ответило существо. Не в силах согласиться или отказаться, девушка-оборотень закрыла глаза, и её бредящее сознание угасло. Проснулась Себиль посреди ночи от приятного, хоть и странного чувства. Кто-то щекотал ей лапу. Лениво разлепив глаза, девушка по привычке втянула носом воздух, больше доверяя запахам. Но той палитры ароматов, которые в красках описывали окружающий мир гораздо лучше зрения, больше не было. Нахмурившись, магесса повернула голову – и вместо привычной уже чёрной вытянутой лапы увидела руку. Свою руку, затянутую в рукав того самого платья, которое было на ней ещё во время пожара в конюшне. Радости от превращения в человека, как ни странно, не случилось. Себиль оставалась крайне слабой, голодной и обезвоженной. К тому же она сразу ощутила боль в спине – горб никуда не делся, а язык уже ощупывал привычную асимметричность искажённого лица. Отступница могла неосознанно призывать молнии с небес, но не могла вырваться из клетки своего уродства. Обнаружила себя колдунья уже не лежащей, а сидящей возле дерева, опираясь спиной на мшистый ствол. По её опущенной руке медленно полз яркий болотный паук, осторожно перебирая лапками. Наверняка очень ядовитый – будучи собакой, Себиль несколько раз едва не подцепила таких вот постояльцев на свою мохнатую шею. Но теперь девушка не чувствовала страха. Только пустоту и отрешённость. С интересом разглядывая паука, Себиль вяло подняла руку и поднесла её к лицу. Насекомое мирно сидело, лишь изредка касаясь смуглой кожи антиванки кончиками хелицер. Себиль развернула руку, и паук послушно перебрался на ладонь. Ещё одно красивое и опасное создание. Вот только отступница, наученная горьким опытом, не стала представлять себя на месте паука. Вместо этого она настолько сильно, как могла, сжала пальцы в кулак. Раздались треск хитина и писк агонизирующего паука. Чёрные клыки прокусили кожу, и жгучая боль тут же разорвала всю руку до самого плеча. Следом за болью пришло онемение – как и ожидалось, паук оказался ядовит. Антиванка не боялась. Пребывая в неожиданно ясном сознании, она вдруг испытала отвращение к своему телу и непреодолимое желание отказаться от него. Бунтующий огонь горел в её груди, но оставалось так мало времени до момента, когда парализующий всё тело яд затушит и его. Себиль поднесла кулак ко рту и буквально затолкала между губ ещё трепещущие останки. Боль повторно обожгла язык и горло – паучок успел ужалить перед тем, как окончательно погиб. Двигая немеющей челюстью, отступница пережевала крепкий хитин. Наверное, жёсткие паучьи волоски неприятно скребли нёбо, но Себиль этого уже не чувствовала. Скоро она перестанет чувствовать весь мир, в котором для неё не оказалось места. Так и не сумев проглотить паука застывшим горлом, девушка откинулась на дерево и уронила руки. Все её ощущения зациклились на холоде, что быстро полз по венам, отнимая части тела одну за другой. Кольцо ядовитого льда сужалось вокруг слабо бьющегося сердца. Прикрыв глаза и запрокинув голову назад, Себиль перестала дышать. Если бы ей довелось предстать перед Создателем, то антиванка быстро бы нашлась, что ответить ему. «Это тело сломалось. Несите новое». Даже самые отчаянные антиванцы избегали приходить на болота Теллари. Потому не оказалось рядом наблюдателя, когда небо громыхнуло, а лежащее возле поваленного дерева сухое тело треснуло. Сначала трещина была едва заметной, но она змеилась по высохшей коже и расходилась шире по краям. Будто кто-то изнутри давил на мёртвую оболочку, заставляя её раскрыться на манер кокона. Грудь мёртвой горбуньи треснула, раскалываясь пополам. В тот же момент хлынул мощный ливень. Под его тугие струи из старой оболочки выползла совершенно нагая девушка со смуглой кожей и длинными, блестящими волосами цвета вороного крыла. Пошатываясь, Себиль встала и раскинула руки, подставляя очищающему ливню своё идеальное, лишённое изъянов тело. Тело это мелко тряслось – то ли от смеха, то ли от рыданий. Девять лет спустя, Киркволл Дворец Киркволла являлся чуть ли не главной достопримечательностью Города Цепей. И то, что он был таким же серым и угловатым, как и прочие «богатые» дома, отлично демонстрировало убогость города, в котором страннице пришлось осесть на целый год. Однако улицы здесь напоминали лабиринты, щедрого покровителя и храброго защитника было легко привлечь горячим антиванским нравом, а пары-тройки исчезнувших преступников никто бы не хватился. Цепи цепями, серость серостью, а для инвестиций времени и денег Киркволл оказался заманчивым вариантом. Одетая в дорогое чёрно-серое (в тон палитре города, не иначе) платье орлесианского пошива девушка вошла в приёмный зал дворца. Городская стража в лице двух постовых остановила её. Показать контент Hide - Вам назначено, сэра? – вежливо спросил один из стражников. Взгляд его блуждал между необычными фиалковыми глазами антиванки и смелым вырезом на смуглой груди. - Да. Я к капитану Аурелию. У нас с ним запланирована встреча, - сладко улыбнулась гостья. – Причём уже не первая. Вы новый здесь, сэра? Я не узнаю ваш голос. - Э.. да, это наша первая смена, - стражник переглянулся со своим напарником, насколько позволяла прорезь шлема. - Уверена, вас уже скоро выпустят на улицы. Здесь же так скучно, - с разочарованием на лице антиванка обвела взглядом массивный зал. – Я – Доротея. Стражу должны были предупредить о моём везите. - Ах, да. Точно. Это имя назвал нам капитан. Проходите, сэра. Кабинет капитана.. - Я знаю, где он. А вы запомните меня – я частая здесь гостья, - антиванка улыбнулась и по-хозяйски прошла внутрь, неспешно поднимаясь по обтянутым в ковёр ступенькам. В общем и целом монументальность здания ей нравилась. Простор, достойный королей. И королев. - Твои ребята не узнали меня, Аурелий. Неужели так много новобранцев? Что-то в городе спокойнее не стало, - девушка вошла в кабинет главы стражи как к себе домой, тут же направляясь к высокому седеющему мужчине. - Если бы новобранцы. Богатеи пристраивают младших сыновей на непыльные работки. Вроде манекенов-пылесборников. Честно говоря, я даже не уверен, что просто стоя на посту, они не причинят себе вреда. Уверяю тебя, вскоре они завоют от скуки и попросят найти другое назначение. Охранять бордель, к примеру. Зачем каждому такому мотыльку представлять свою женщину? – капитан тут же принял девушку в объятия. Весьма раскованные и похотливые объятия, которые сопровождались долгим поцелуем. - Ммм.. не хочу заниматься сексом здесь, - завершив поцелуй, Доротея игриво отстранилась. - Почему? Раньше тебя чужие уши не смущали. Да и стол здесь удобный, прежний капитан знал толк в приватных разговорах, - не убирая рук с ягодиц своей любовницы, Аурелий начал целовать её шею, подбираясь к вырезу на платье. - Потому что мне уже наскучило. Люблю разнообразие, - в очередной раз, позволив Аурелию завершить цепочку поцелуев, Доротея положила руки на его ладони и убрала их со своего тела. - Да ну? И где бы ты хотела в следующий раз? – язвительно спросил капитан стражи, отступая к заваленному листовками столу. - Как знать. Говорят, что у наместника весьма удобный трон. Я бы не отказалась посидеть на нём вместе с тобой, - антиванка тоже подошла к столу и принялась лениво перебирать заявления о розыске преступников. Воры, воры, несколько убийц.. То, что надо. - Посидеть вместе со мной на наместнике? Спасибо, но я пас, - поддел любовницу Аурелий. - Ох, ну так и быть. Сначала обойдёмся троном. Ведь амбиции такого властного мужчины не могут ограничиваться жалкой комнатушкой, - Доротея лукаво посмотрела на любовника. К слову, «комнатушкой» она считала помещение, которое во многих домах сошло бы за просторную гостиную. - Уверена? Я бы стал влиятельным наместником, раз могу рассчитывать на поддержку таких людей, как ты, - с алчным огоньком в глазах Аурелий снова начал приставать к девушке. Но в этот раз она страстно ответила ему взаимностью. - Я в тебе не сомневаюсь. Не зацикливайся на том, кто ты есть. Думай о том, кем можешь стать. Кем хочешь стать, - Доротея впилась в губы мужчины и позволила уложить себя на стол. С которого уже успела позаимствовать пару заявлений на воришек из трущоб. - Мне показалось, тебе нравится разнообразие, - горячо прошептал ей на ухо любовник. - Да. И поэтому я передумала, - сладко улыбнулась Доротея и с неподдельной страстью включилась в настольную игру. Десять дней спустя - Вроде дело лёгкое. Ты расчистил нам путь? – затаившийся в тенях Верхнего города воришка разглядывал увитый яркой зеленью двухэтажный особняк, нескромно урвавший себе место на главной площади. - Ну как обычно. Кухарка даже не ломалась. Взяла сонное зелье и подлила его в ужин стражникам. Гляди, их даже на постах нет, - шёпотом ответил подельник. - Тогда идём. Наводка того стоит? - Проверенные люди говорят, что у этой антиванской суки погреб ломится от всяких редких вещиц. Вот и поглядим, насколько редких. На том и порешили. Пробраться в поместье по свисающим до самой земли крепким лозам оказалось очень просто, особенно двум ловким эльфам. Что поделать, жить в эльфинаже в нищете и на подачки соглашались далеко не все. Из эльфов получались отличные домушники, да и к остроухим слугам им оказалось проще подбирать убедительные аргументы. Замазав окно клейкой массой, купленной у нелегального алхимика, грабители без шума выбили стекло и оказались в пустой комнате, по центру которой стояла глубокая ванная. Дверь в эту комнату для омовений благоразумно заперли, но подцепить замок явно не гномьей работы смогла первая же отмычка. Дальше путь воров лежал вниз по лестнице, а оттуда – в подвал. Кухарка не обманула, и патрулей на своём пути эльфы не встретили. Всего двое стражников – и те крепко спали, развалившись прямо на полу у входной двери. Долго обыскивать первый этаж не пришлось. Помимо гостиной, столовой и комнаты для слуг внизу осталась только кухня. Именно там, в кладовке, под тюками с провизией находился тайный люк в заветный погреб. Стараясь не шуметь и подворовывая из мешков вкуснятину, воришки буквально прожевали свой путь к люку. На этой дверце замок поставили хитрее, пришлось с ним повозиться. - Спускайся аккуратнее. Светоч зажги, - прошептал один эльф другому. Первый грабитель начал медленно спускаться по узким ступенькам, пока его лохматая макушка не скрылась под полом. Следом полез его подельник. Внизу, как и ожидалось, царила кромешная тьма. Лишь что-то тихо шелестело, как листья на ветру. К счастью, пол над эльфами был сплошной, каменный и не пропускал свет через отсутствующие щели. - Так, вроде я спустился. Чувствую пол. Ноги тоже чувствую. - Тогда зажигай кристалл. Мне уже не терпится взглянуть. Кажусь себе маленькой эльфийской девочкой, для которой спрятали подарок у корней родового дуба, - хихикнул тот грабитель, который только начал спускаться по лестнице. - Ладно, моя красавица. Зажмурь глазки, и папка сделает тебе приятно, - задорно хмыкнул первый эльф и несколько раз потёр большим пальцем кристалл, который до этого вытащил из сумки. Кристалл осветил подвал нежно-бирюзовым светом. - Что за.. Встревоженный такой реакцией товарища, второй эльф всё-таки решил открыть глаза досрочно. От увиденного у него сначала отвисла челюсть, а уже через пару мгновений вор со всей прыти мчался вверх по лестнице, чудом не запнувшись о ступеньки. В просторном погребе не оказалось никаких сокровищ. Не было ни сундуков, ни шелковистых тканей, ни загадочных артефактов или сосудов с лириумом. Зато висели коконы – немного, штуки три, плотно запелёнатые в форме человеческих фигур. Кроме них по стенам, потолку и полу бегали дюжины крупных паучков размером с толстого котёнка. Едва увидев свет подслеповатыми глазами, насекомые волной набросились на первого грабителя, облепляя его с ног до головы, цепляясь паутиной и кусая, кусая, кусая.. Вылетев стрелой на кухню, эльф ещё недолго слышал внизу приглушённый, наполненный страхом и болью вой оставленного на съедение товарища. Но помочь ему не мог, да и не собирался. Вместо этого грабитель метнулся к выходу, но разбуженные шумом стражники подозрительно ворочались, вяло открывая мутные глаза. На свободу оставался один путь – снова на второй этаж и через разбитое окно. Уже ощущая на разгорячённом от бешеного страха лице сквозняк, гуляющий по коридору, воришка вбежал в ванную комнату.. и замер. В разбитое окно на улицу смотрела смуглая девушка, одетая в полупрозрачное ночное платье поверх голого тела. Она спокойно гладила руками друг о друга, втирая в них масла, явно позаимствованные с косметического столика с зеркалом, что стоял тут же у стены. Когда эльф ворвался внутрь, хозяйка поместья повернула голову и взглянула на него. В темноте фиалковым пламенем вспыхнули её глаза, завораживая своим диковинным цветом. Показать контент Hide - Очень хорошо, что вы пришли. Я надеялась, что пущенные мною слухи привлекут кого-то более мясистого, но пока и так сойдёт, - эльфу показалось, или кожа на открытом теле девушки была какой-то стянутой и высохшей? Впрочем, разглядывать богатую суку вор не собирался. Он уже понял, что их развели как детей, и страх сменился злостью. Он больше никуда не побежит, а выйдет на свободу прямо здесь. Попутно перерезав чью-то глотку. Рука преступника рванула из-за пояса небольшой кинжал, с которым эльф побежал к окну, занося клинок для удара. Доротея была к этому готова. Магесса выбросила вперёд руку с широко расставленными пальцами, словно защищаясь от неминуемой смерти. Но тут из кончиков её ногтей вырвались пять пурпурных молний, что оплели эльфа, изломали его тело в судороге и с огромной силой отбросили назад, вбивая спиной в стену. Оглушённый, эльф медленно сполз на пол. От силы удара даже кинжал вылетел из его обмякшей руки. Ощущая колющую боль, что сотнями осколков впилась в ушибленный затылок, эльф широко открытым ртом ловил воздух в онемевшую грудь и мутным взглядом наблюдал за тем, как девушка с фиалковыми глазами медленно встаёт на четвереньки и приближается к нему. В другой ситуации вор счёл бы это зрелище весьма эротичным, вот только колдунья оставалась девушкой недолго. Фигуру её окутал плотный чёрный дым, из которого одна за другой прорастали щетинистые, колючие лапы. Над зловещим облаком поднялось вздутое брюхо, закованное в крепкий хитин. Восемь лиловых глаз гипнотической гирляндой светились на головогруди громадного паука, который медленно приближался к эльфу, пощёлкивая мелко дрожащими от нетерпения хелицерами. Показать контент Hide Ночь постепенно отступала под кроваво-алым заревом рассвета, когда Доротея закончила трапезу. К трём мумифицированным останкам в подвале добавились ещё две, надёжно обёрнутые и совершенно пустые оболочки. Из всех хищных форм паучья была самой чистоплотной, не оставляя после себя ни гниющих и разбросанных останков, ни кровищи на стенах. Сильный яд за час растворял внутренности парализованных и связанных сетями жертв, после чего оставалось лишь высосать этот горячий, живительный коктейль. А поскольку паутина хорошо горела, то мумии отлично подходили для растопки большого камина в комнате хозяйки. И не только мумии. Антиванка стояла у зеркала и с отвращением смотрела на своё отражение. Между чуть обвисших грудей пролегла складка, а лицо стянула сеть морщин. Изящные руки теперь напоминали лапы птицы, а в угольных прядях заблестела седина. Такой была цена её новой жизни. И эту цену Доротея без сожаления платила уже девять долгих лет. Благо, от поражающего её красоту увядания всегда существовала панацея. Антиванка облизнулась. Уже неделю она не подпускала к себе мужчин – с тех пор как заметила первые признаки старения. Но тело изнывало без объятий, да и затворницей такой красавице жить не пристало. Пришло время принять своё лекарство и переродиться вновь. В который уже раз. Колдунья положила пальцы на иссохшее лицо и надавила подушечками на тонкую, хрупкую кожу. После этого она начала медленно разводить ладони в стороны, не убирая пальцы. С тихим треском кожа на её лице лопнула, расходясь и оставляя за собой тонкую плёнку. Осторожно и трепетно Доротея срывала с тела старую кожу вместе со скальпом, волосами и ногтями. Это было не больно, а с годами даже перестало вызывать приступ тошноты. Более того, следом за снятой чулком плотью на юной коже оставалось приятное чувство свежести. Паучиха полиняла, и теперь её старая оболочка лежала на полу. А из зеркала на Доротею смотрела покрытая тончайшей плёнкой слизи девушка с идеальной смуглой кожей и упругими локонами. Незнакомка в отражении была прекрасна. Ради такой в Антиве считалось не зазорным и убить. В дверь тихо постучали. - Входи, не заперто, - велела Доротея, продолжая любоваться своим обновлённым образом. - Госпожа, вы просили к рассвету приготовить ванну. Я могу приступать? Охранники ещё не проснулись, но я отмерила им ровно то количество зелья, которое вы указали, - в комнату вошла молодая эльфийка, которая исполняла обязанности кухарки и служанки. На свою госпожу она смотрела со странным обожанием. Почти подобострастно. - Хорошо. Но сначала отнеси это тряпьё в мою комнату, я хочу его немедля сжечь, - Доротея брезгливо пнула лежащую на полу слинявшую кожу. Все улики своих гастрономических пристрастий колдунья жгла сама, не доверяя такое интимное дело служанке. Впрочем, та уже давно была очарована заклинанием, которое вонзило в её разум крючки и сделало марионеткой Доротеи, протянувшей к этим крючкам нити своей паутины. И всё же старую одежду Доротее нравилось жечь лично. В языках пламени она видела, от какой жалкой судьбы сбежала. А цена.. Цена никогда не имела значения, если речь шла о красоте и выживании. Hide And if I don't have a heart Then why keep hoping? Нити и крючки Раса: Человек Возраст: 26 лет Класс: Маг Стабильность: покой Характеристики: Стойкость = 1 Воля = 2 Рефлексы = 0 Жестокость = -2 Хладнокровие = 2 Интеллект = 0 Душа = 4 Восприятие = 1 Харизма = 1 Интуиция = -1 Достоинства: Харизматическая аура (Энтропия): Вы излучаете ауру, благодаря которой люди проникаются к вам доверием. Каждый раз, когда вы намерены активировать ауру, бросок кубика 2d10+Душа. (15+) Выберете два варианта действий. ____________________________________________ (10-14) Выберете один вариант действий. ____________________________________________ (-9) Ничего не вышло или вы привлекли ненужное внимание. Внутренняя сила (Заклинание «Электрический шторм»): Вы обладаете магической силой, которая в случае опасности может защитить вас, однако полного контроля над ней вы не имеете. Каждый раз, когда вы активируете внутреннюю силу, бросок кубика 2d10+Душа. (15+) Сила атакует всех противников со значением +2 к Урону. ____________________________________________ (10-14) Сила атакует ближайшего противника со значением +2 к Урону. ____________________________________________ (-9) Сила атакует всех живых существ, включая союзников, противников и самого персонажа со значением +2 к Урону. Око за око Когда вы получаете Серьёзную или Критическую травму, назовите имя человека, который, по вашему мнению, в этом виновен. Персонаж получает бонус +2 ко всем броскам против этого человека навсегда. Броски засчитываются против упомянутого человека, однако броски, нацеленные на его друзей, семью, товарищей засчитываются только с решения Мастера. Недостатки: Сексоголизм: Ваше влечение к сексу деструктивно и пагубно влияет на вашу жизнь. Вы ищете всевозможные интимные контакты, готовы совершать самые унизительные действия и даже пойти на преступление, чтобы удовлетворить собственную потребность. Активация: Каждый раз, когда у вас появляется возможность прибегнуть к интимной близости по взаимному согласию или с применением силы. (15+) Вы контролируете себя. ____________________________________________ (10-14) Выбрать между интимной близостью или уменьшить Стабильность на 1 фазу. ____________________________________________ (-9) Вы не можете устоять от интимной близости. Мастер волен выбрать: - Вы или ваш партнёр физически или психологически травмирован. - Границы между реалиями ослабли, духи извне улавливают присутствие вас и вашего любовника. - Партнёр становится одержим вами, и начинает вас преследовать. - Доротея превращается в паука и пытается съесть партнёра. Доступные заклинания: - Молния, конус молний, электрический шторм. - Превращение в чудовищного паука, превращение в рой пауков. - Энтропия для влияния на разум. Инвентарь и экипировка: - Платье с вплетёнными в него прочными паучьими нитями (лёгкая броня +1). - Серебряное кольцо с каплей лириума в полом аметисте (аналог посоха, дальняя атака заклинанием «Молния», урон 3), которое Доротея носит на безымянном пальце правой руки. - Зелье лириума. - Целебная припарка. - Жемчужный кристалл и письмо от Ксенона. - Небольшое зеркальце в золотой оправе. - Кольцо в форме ящерицы. Каждый раз, когда вы гримируете себя под внешность другого человека, бросок кубика 2d10+Душа (для магов) или 2d10+Интуиция (для остальных) (15+) Ваша маскировка убедительна, пока вы продолжаете её придерживаться. ____________________________________________ (10-14) Маскировка не продержится слишком долго или вы что-то не учли во внешности цели, которой подражаете (оттенок волос, глаз, тембр голоса, телосложение, раса). ____________________________________________ (-9) Маскировка не удалась. ____________________________________________ Hide We were blinded from the start Forever frozen Музыка Hide
  45. 1 балл
    Северин Рейн "Каждый защищает веру по-своему. Я храню её в своем сердце". Биография Северин Рейн родился 17-го числа жнивения 7:02 в семье храмовника Дорана Рейна и писаря торговой гильдий Линей Рейн в городе Оствик региона Вольной Марки. Они жили в достатке в торговом районе в небольшом доме. Отец часто пропадал на службе в Церкви b воспитание легло на плечи матери. Он с неохотой научился считать и писать, его больше привлекло бегать по рынку, разглядывая диковинные сладости, предметы и оружие. Бывало, он часто наблюдал за патрулями храмовников в надежде увидеть отца. Когда отец возвращался домой со службы, наступали самые счастливые дни в жизни мальчика. Он с упоением слушал о демонах, что прячутся в ином измерении Тени, как с ним бороться и не поддаться искушению. Он научился обращаться сына с мечом, луком и щитом, молитвам и вере в Создателя. Когда Северину наступило восемнадцать лет, Доран подарил заказанный под его руку диковинный меч - мессер, щит с символом солнца и качественные клепанные кожаные доспехи. В то время он с улыбкой похлопал его по плечу, а после обнял и сказал: «Что он напоминает ему о его славных деньках в молодости». Не прошло года после того события, как Доран Рейн погиб в облаве на одержимого демоном. Он долго стоял без движения над местом, где развеял прах отца, перебирая в руках пластины на парадном пояса храмовника. Широкий пояс был сделан из соединенных стальных пластин с позолотой, а вдоль края украшен двумястами восемью чеканными звездами: одна на каждый день, который Андрасте пела Создателю и просила спасти ее народ. Барельеф на средней пластине изображает горящий Меч милосердия. Рядом с ним щит, олицетворяющий ученика Хаварда. На другой стороне – кольцо, разделенное на две части, символ Маферата. Пряжка пояса в форме солнца означает Создателя. На внутренней стороне каждой пластины написана строка из Песни Света. Он повязал его вокруг талии и отправился домой. Полгода он провел с матерью, утешая её и поддерживая. Она погибла случайно, в огромной давке устроенной голодными беженцами, бедняками и стражей на площади Оствика. Он развеял прах матери в том же месте, где был развеян прах отца, тогда в первый и последний раз по его щекам текли слезы. После он записался добровольцем в армию, что собиралась против Кунари. Северин Рейн прослужил четыре года, участвуя в боях с кунари. Однажды их рота попала в засаду в низине. Кунари сняли доспехи и были в плащах, что сливались с местностью. Они встали из земли в утренней дымке и яростно набросились на уставших после перехода солдат. Кунари привели сайрбаза. Сражение превратились в бойню. Люди кричали в агонии, пытались убежать, но тщетно. Северина накрыло колдовским пламенем Сайрбаза, а после он очнулся в костре для трупов. Местные собрали тела солдат, чтобы сжечь их. Выглядел он ужасно. Левая рука была изувечена, на лице была кровь, что стекала с рассечённого лба. Тело ныло от ушибов и ссадин, жажда была нестерпимой. Местные оказали ему первую помощь, как могли. На левой руке остались ужасные ожоги, и длительные нагрузки вызывали судороги и боли. Северин не мог держать щит и стрелять из лука. У него не осталось ничего, кроме долга перед погибшими соратниками. Он получил жалование за четыре года службы и отправился на поиски, что поможет ему. Год с лишним он скитался, подрабатывая охранником и наемником, то тут, то там без смысла. Его заинтересовали слухи и сказки о ведьме, что может исполнять желания. Он ухватился за это и направился на её на поиски. Он нашел Явану и поведал о своем желании. Hide Описание Невысокий молодой черноволосый крепко сбитый парень с серыми глазами. Ото лба до виска идет кривой шрам. Левая рука обожжена, но скрыта от посторонних взглядов за многослойной льняной рубахой и перчатками, и штаны, а поверх них надет клепанный кожаный доспех, что не раз чинили. Отсутствуют наручи. На поясе закреплены 8 метательных ножей. В ножнах мессер. Для левой руки закреплен кинжал. На поясе тощий кошелек с медными монетами. С собой небольшой походный мешок с личными вещами. Hide Игровая информация Раса: Человек Возраст: 26 лет Рост: 1 метр 68 сантиметров Стабильность: Покой. Характеристики: Стойкость = 2 Воля = 1 Рефлексы = 0 Жестокость = 3 Хладнокровие = 2 Интеллект = 1 Душа = 1 Восприятие = 1 Харизма = -1 Интуиция = -2 Достоинства: Молниеносный: Каждый раз, когда вы быстро двигаетесь в бою, бросок кубика 2d10+Жестокость. (15+) Возьмите две Грани, которые сможете использовать в любое время сюжетной сцены. ____________________________________________ (10-14) Возьмите одну Грань, которую сможете использовать в любое время сюжетной сцены. ____________________________________________ (-9) Возьмите одну Грань, но будьте готовы к неожиданным результатам. Мастер делает ход. ____________________________________________ Грани: Уклонение: Избежать атаки противника. Ослепляющая скорость: Атакуйте всех противников, которые находятся в пределах досягаемости вашего оружия. Если вы используете дальнобойное оружие, то запас ваши боеприпасов исчерпывается. Сверхъестественная точность: Получите бонус +1 к Урону, поразив слабое место противника. Инстинкт выживания: Каждый раз, получая Серьёзную или Критическую травму, выполнить бросок 2d10+Жестокость. В случае успеха вы временно игнорируете штрафы от полученных травм, но вам потребуется их стабилизации по истечению эффекта. (15+) Вы полностью игнорируете штрафы от полученных травм вплоть до окончания действия эффекта. Выберете также один из доступных вариантов: Злоба: Получите бонус +1 к Атаке вплоть до окончания конфликта. Прилив адреналина: Получите бонус +1 к Стойкости вплоть до окончания конфликта. ____________________________________________ (10-14) Вы полностью игнорируете штрафы от полученных травм вплоть до окончания действия эффекта. ____________________________________________ (-9) Вы перенапрягаете себя и через несколько секунд теряете сознание. Мастер уточняет, когда вы сможете очнуться. ____________________________________________ Недостатки: Приговор Шкала времени: XXXXXOО Ваша судьба уже давно предопределена. Возможно, вы умираете от смертельной болезни, ваша жизнь была обещана в качестве жертвы некому забытому божеству или вы заключили пакт с демоном, который в скором времени захватит ваше тело. Инвентарь и экипировка: Клепанные кожаные доспехи (1) без наручей. Под доспехами надето плотная белая льняная рубаха и штаны. Доспехи выглядят потрепанными и не раз чинились. За поясом мессер в ножнах и метательные ножей в количестве 8 штук. Под левую руку удобно приспособлен короткий кинжал. На шее под доспехом и рубахой круглый кулон в форме солнца желтого цвета церкви Андрасте на железной тонкой цепочке. Тощий кошелек с медными монетами за поясом и походный мешок со скудным вещами за спиной - предметы для починки доспехов и заточки меча, парадный пояс храмовника, целебная настойка, волшебный леденец. Hide
  46. 1 балл
    Есть результаты. Создал персонажа с нуля, воспользовавшись Genesis2. Ну там по мелочи разных решений науказывал, из важных – все лоальны, все живы, роман с Джейкобом. Миранда погибает. Подумал, вдруг где-то неправильно строил игру, перенёс в НГ+ и очень тщательно следил за диалогами с Мирандой и досье на Кай Лена от Андерсона. Миранда погибает. Дважды сфейлить и не заметить ну очень маловероятно, но ведь какое-то объяснение должно ж быть. Она у меня и нелояльный в живых оставалась, бывало. Та елки ж, у меня даже геты с квариками подружились же! Начал тыкать в галки редактором сохранений и проверять, что может влиять. Долго тыкал, много. И та-дааам! выставление романа с Мирандой её спасает. И это притом, что у меня фем-Шеп, а Миранда вообще-то гетеро. В общем, я считаю, что это баг игры. Почему-то Genesis 2 неправильно что-то там подготавливает в предыстории, что не вяжется с комплектом переменных, впоследствии учитываемых игрой. В результате на неперенесённой из ME2 игре Миранда всегда гибнет, и неважно абсолютно ничего (или абсолютно всё, как кому понятней). В то же время на перенесённой из ME2 игре Миранду спасти в общем-то несложно. Осталось проверить самую малость: не перенести, но подготовить предысторию с активным романом с Мирандой, но это у же как-нибудь потом. Ещё одну, седьмую, игру подряд (включая эксперименты в прежних частях трилогии) я не вынесу.
  47. 1 балл
    6 элувиеста, после полудня Минратоус, лагерь отряда "Курсус" Удивлению Фользана поверил бы любой и вполне возможно, что такое правило действительно существовало, и обычно его придерживались. А должности заместителя наверняка многие завидовали. Тут Рейго пожалел, что не разузнал заранее, чем грозит ослушнику нарушение правил «Приюта». Если смертью, то такая изворотливость становилась понятной. - Допустим, не планировали, - нейтральным тоном согласился вор. В чём-то капитан темнил. Пожалуй, он по какой-то причине не желал лично заниматься приготовлением зелий и обращался к мастерам своего дела, но что-то в тот вечер всё же должно было случиться. Интересно, была ли госпожа, о которой он упомянул Пилар Фурией? Подставить можно любого и если Девитт оставил зелье без присмотра, то добавить лишний ингредиент сумел бы кто угодно. Например, одна ясноглазая и ревнивая девушка. - Возможно, я бы поверил в ошибку, но имя лейтенанта упоминалось дважды. Либо один из ваших людей лжёт, либо его всё же видели вчера в «Приюте». И вы так и не рассказали, чему стали свидетелем, - напомнил посланник.
  48. 1 балл
    "Зал Тени" - Главное - качество, а не количество. С приходом к власти мессира Номарана многие "закрытые" направления становятся более открытыми для остальных, поэтому нужно больше наставников для детей и уже не детей. - Покосилась на книгу мессира Брилльорна. - Хотя я знакома и с некоторыми взрослыми, которые как дети. Но меня больше беспокоит, как отдельные области магии слишком уж открытыми становятся. Очень беспокоит, - со вздохом поделилась Береника. - Знания, падающие в неподготовленные умы, так опасны. - О, дорогая, в этом ведь и кроется весь смысл! - коварная похитительница строгих кузин улыбнулась и пожала плечами. - Одни вольны идти на любые ухищрения, чтобы заполучить невероятную силу, зато другие, такие как мы, имеют полное право мешать им следовать столь дурацким путём. Разве не весело? Почти как детская игра в салочки. Самара слегка лукавила - при всей широте взглядов, она испытывала неприязнь к магии крови. И хоть святая сестра вполне допускала существование добродетельных малефикаров, распоряжающихся исключительно собственными жизненными соками, само существование чародейского искусства, подпитывающегося страданиями жертвы, поднимало в душе волну брезгливости. - Уверена, ты стала замечательным преподавателем, Ника. Только немного скучным, наверное... - не удержалась от шутливого укола в сторону давней подруги леди Цепион. Женщина отошла обратно, проводя ладонью по разложенным на читальном столике книгам. - Нужно как-нибудь заглянуть к тебе на занятия. Кстати. Милая Аврора очень мне сегодня помогала, но всё равно придётся на время позаимствовать из библиотеки пару изданий. Что делать с остальными? - тонкий пальчик постучал по особенно увесистому фолианту и Самара с надеждой поинтересовалась. - У вас не припрятана пара невероятно мужественных храмовников как раз на такой случай?
  49. 1 балл
    6 элувиеста, после полудня Минратоус, лагерь отряда "Курсус" Словно кукольная фигурка в уличном театре, что меняет характер на добрый и злой с каждым оборотом вокруг своей оси, Фользан снова повернулся к капитану и посланцу. Но теперь на его лице широкими мазками красовалось удивление. - Но меня вчера не было там! У нас правило: если капитан где-то, то я дежурю в лагере. Кто-то там лжёт, хочет выставить меня... И снова взмах руки прервал речь. - Всё верно. Лейтенанта не могло быть там. Возможно, у кого-то помутился рассудок. Такое бывает, особенно... Учитывая необычный характер наших бойцов. Капитан ненадолго замолчал и отпил из серебряного кубка. Скривилось лицо явно от чего-то очень противного и очень полезного. - Могу заверить мастера Олдилая через вас, что мы никакой бойни не планировали на вчерашний день в принципе, - устало вздохнул капитан. Тёмные глаза на мгновение внимательно посмотрели на вора, словно размышляли, откуда он мог узнать о зелье. И как много можно сказать этому настойчивому человеку. - Среди моих людей есть те, кто, с одной стороны, страдает от проклятия. С другой - это проклятие превращает их в бойцов, с которыми даже кунари вынуждены считаться. Однако им требуется особое зелье, которое... упрощает жизнь среди обычных людей. Было бы поистине ужасным, если сказанное в трактире сгоряча слово каждый раз будило бы ярость в моих берсерках или в моих потрошителях, согласны? Поэтому там, где я встаю лагерем надолго, я стараюсь найти местного специалиста, который мог бы помочь мне с этим вопросом. Зелье, которое мне нужно, требует хорошо отлаженной технологии, а такую на коленке из палок и г... грязи не собрать. Посланец, мне бы не хотелось бросаться беспочвенными обвинениям в адрес достойной госпожи, чьи лекарства ранее были выше всяких похвал.
  50. 1 балл
    6 элувиеста, ночь. В гостях у магистра Сон - святое время. Тревожить спящего после трудов праведных двух дней подряд - близко к преступлению. С возрастом сон становится либо всё короче, либо всё длиннее, пока человек не уснёт навсегда. Возможно, как древние эльфы погружались в утенеру, чтобы обрести вечность в Тени. Возможно, всё пришло из Тени? И не просто так все живые (кроме разве что гномов) не могли без сна, без возвращения в Тень? И не было ничего плохого, чтобы навестить кого-нибудь в Тени. - Привет, магистр, - помахал в Тени незнакомый мужчина, сидевший на подоконнике, Северусу. Гость из Тени Hide Поскольку утенера наследнику тевинтерских альтусов не грозила, а вечность в Тени представляла собой бесконечные блуждания по просторам запределья, старый магистр заранее приготовил себе уютный уголок вечернего парвулиса с закатными мазками золотистого солнца в мягких сумерках конца ферелденского лета. У небольшого водоёма, почти округлой формы, стоял молодой человек, прислонившись плечом к массивному стволу. Он неотрывно смотрел на тёмную холодную воду и искрящую рябь закатных лучей. Показать контент Hide Оклик заставил обернуться. На лице незнакомца отразилось удивление, но тут же уступило место другим эмоциям. - Об этом месте вы знать не могли, - сказал человек у дерева и вновь уставился на воду. - Но, могу предположить, вы достаточно хорошо знаете меня и умеете идти по следу. Он помолчал, не ожидая диалога, и добавил к своим словам: - Вы не находите что осень самое прекрасное время года на нашем континенте? Висхет спрыгнул с подоконника, растаявшего вместе со стеной. Как-то одна стена без всего остального не очень вписывалась в картину старо... Ох. Хорошо. Не старого, молодого магистра. Молодой магистр. Как забавно. Такое вообще бывает? Молодые магистры. Сэй мог бы быть молодым магистром? Хотя Теодор вряд ли бы одобрил. - Признаться, я очень мало вас знаю, магистр. Но потому я и здесь - хотел бы это исправить, - жизнерадостно сообщил дух. Тихо присоединился к молодому Северусу. Да. Осень красива. Золото помахивает с деревьев, приглашает забыть обо всём. Остановиться. Наслаждаться мгновением. Тишиной. Шелестом. Тихим плеском. Танцами солнца на листьях, огоньками в воде. - Осень - хорошее время, - согласился дух. - Время размышлений и отдыха. Мне особенно по душе солнечная осень. На ладонь молодого магистра упал оранжево-жёлтый лист. - Я вас вообще не знаю, - маг улыбнулся, наблюдая за попыткой скромного ветерка украсть цветной трофей. - Хочу ли я это исправить? Может быть. Ибо когда я приду сюда насовсем, мы встретимся. Раз вы нашли это место. Лист всё же сорвался и улетел. Магистр проводил его долгим взглядом и обратился к гостю сна: - Я так понимаю, - придирчивый осмотр и анализ оппонента дали предварительное заключение, - вы постоянный житель Тени. Так? Люди иногда приходили в Тень навсегда. Те, кто верили именно в это. Те, кто был столь крепко связан с нею, что не смерть, но Тень принимала в свои объятия душу Находились те, кто даже становились духами. И те, кто становились демонами. - Весьма постоянный, - охотно согласился с догадкой Висхет и весело добавил: - Наверное, я - самое постоянное, что случалось с Тенью за последние лет двести. Ах, да, меня зовут Висхет. Похоже, Тень вам тоже близка? Это где-то в Тевинтере? Кем же станете вы, магистр? - Перивантиум, - глаза тёплого орехового оттенка, совсем не того пожухлого цвета старости, обратились к своему гостю. - Там живёт... жил брат моего отца. Там живут его дети. И там... - маг отвёл мечтательный взгляд, наполненный воспоминаниями прошлого, - мы познакомились с Констанцией. Это место дорого мне. И я хотел бы остаться здесь после смерти. Навсегда. Поэтому, я создал этот уголок в надежде когда-нибудь встретить её. Он помолчал чему-то улыбаясь, прикрыл глаза, словно его щеки касалась невидимая женская ладонь, и сказал: - Ведь такое возможно... если долго искать. И возвращаться. Как думаете - смертная душа может найти в Тени другую смертную душу, давно ушедшую? Что ваш богатый опыт подсказывает вам, Висхет? В кои-то веки Висхет помалкивал и просто смотрел. На природу. На счастливого молодого человека. Счастливого светлой грустью. Счастливого, что когда-то в его жизни было что-то особенное. С годами особенное для многих теряет свою свежесть, вкус. Как заваренный трижды чай. Два - ещё куда ни шло, но три? Перебор. Но чай для магистра оставался свежим. Столь свежим, что он даже не спешил с криками наброситься на нежданного гостя, сражаться за свой чай. Наверное, это приходит с годами. Пригласить за чай, а не вылить на голову. - В Тени души живых часто стремятся к душам любимых, - заметил Висхет. - Поэтому приходят во сны друг друга. Ушедшая душа... Завлекательный вопрос. Глаза смотрели на дерево, будто спрашивали его мнение и ждали ответов. - Вы знаете про утенеру, Северус? - Я слишком долго живу, чтобы этого не знать, Висхет, - улыбнулся тевинтерец. - Хотел бы я увидеть ту обитель, где пребывают души "спящих", тех самых элвенан, достижения которых сравняли с землёй мои предки вместе с их величавым Арлатаном. А ведь мы так много взяли от них. Даже древний тевин, густо перемешан с древним эльфийским. Великая цивилизация в совершенстве владевшая магией. Люди взяли многое от элвенан. Страшно представить последствия, если бы мы обладали всей мощью древних. Порыв ветра увлёк за собой стайку весёлой оранжево-жёлтой листвы и закружил над тёмной гладью воды. Ореховый взгляд следил за золотым танцем в воздухе. Вверх. Вниз. Влево. Вправо. Танцоры жизни и смерти, танцоры природы. - Я встречался с эльфами, ушедшими в утенеру. Они... забавные, но несколько странные. Это к вопросу о том, можно ли найти ушедшую душу. Я думаю, что можно, но рекомендовал бы осторожность. Возможно, вы найдёте ту, кого ищете. Но вы можете также привлечь наших злых братьев и сестёр. Которые попытаюсь вас обмануть. Впрочем, им будет это непросто. Вы для этого изучаете демонов, Северус? Чтобы быть готовыми, когда будете здесь? - поинтересовался дух. -Хм... я не задумывался об этом, - молодой маг посмотрел куда-то в сторону. Два красных горящих глаза из-под опавшей листвы пялились на собеседников не отрываясь. - Я всегда интересовался демонологией. Ещё с Круга. Дом Квинтов издревле приручает тёмных. Опровергая все церковные догмы юга. Я умею противостоять демонам, если вы об этом. К тому же, с возрастом мы по иному относимся к порокам. Гордыня, Желание, Праздность уже не имеют той силы, способной подчинить. Всё пройдено и всё оплачено. Я соблазнился бы Покоем. Но, - Квинт улыбнулся, - таковых демонов я не встречал. А вы? - Ах, я подумал, что это вы целенаправленно занялись изучением демонологии, - улыбнулся Висхет, осознав своё упущение. Похоже, за ними наблюдал питомец мессира Квинта. Очередное доказательство, что даже в самом красивом месте Тени, всегда есть красные глаза, ждущие своего часа. А возможно, именно таким бы мессир хотел видеть своё место, когда придёт? Не просто красота, а красота, оттенённая лёгким ароматом угрозы? - Да, с возрастом приходят опыт и мудрость. Правда, иногда приходит только возраст, - усмехнулся дух. - Я знаком с духами радости. Возможно, есть безмятежность как форма радости. А это уже близко к Покою. - Я знаю, где можно обрести покой, - на лице мага застыла маска отрешённости. Под его пристальным взглядом созданная силой мысли "вода" пошла быстрой рябью. - Помните... «Сила — в отсутствии. Отсутствии слабости и пределов. Отсутствии осторожности и жалости. Пустота — всегда внутри». Вернуться в Бездну после смерти. Это ли не есть Покой. Тихий голос смолк, маг обернулся к собеседнику: - Касались ли вы Бездны, Висхет? Великой Пустоты. Не подвластной придуманным богам. Первопричины. Он улыбнулся. - Это вряд ли. Ушедшие туда, не возвращаются. Дух замолчал. Даже воспоминание о том опыте, о тени произошедшего вызывало острый дискомфорт в Висхете, главной непосредственности незримого мира. - Нет, Северус. Но однажды я видел Её. Ощущал Её взгляд на себе, - Висхет слегка поёжился. - И могу вам сказать, что ощущал всё, что угодно, но только не Покой. Над рябью затанцевали маленькие блуждающие огоньки, призванные духом. Они ныряли в воду и выныривали, словно пытаясь игривостью развеять прохладное ощущение, витавшее в воздухе при упоминание Бездны. - Я не знаю, уходят ли туда окончательны те, чья предназначение исчерпано здесь. Или приходит ли оттуда что-то по-настоящему новое. Но даже мне, Духу Мудрости, не очень хочется узнать это. - Значит, моя дерзость производная глупости, - он снова улыбнулся, запрокидывая голову к голубеющему небу. - Так что вы хотели обо мне узнать, Дух Мудрости? - Узнать правду может только тот, кто дерзнёт, - пожал плечами дух. - Что плохо духу, то, быть может, не смертельно человеку. Висхет тоже посмотрел на небо, но... недолго. Ему интереснее человек. Человек, который дрессировал с молодости демонов, человек, обладающий даже без постов огромной властью. Знаниями. - Говорят, богатство не меняет человека, а лишь раскрывает, усиливает то, что уже есть в человеке. Говорят, что человек раскрывается по-настоящему в минуты кризиса - личного или общественного. Но это не говорит о том, каким себя видит сам человек. Скажите, магистр, если бы вы могли своим потомкам и будущим поколениям оставить лишь один кусочек информации, лишь одно событие о себе, то что бы вы хотели, чтобы они знали о вас? - Наверное... ничего, - после недолгих раздумий ответил тот. - Были и будут альтус, лаэтан и сапороти более достойные памяти потомков. Так что, - карий тёплый взгляд коснулся почти материального тела духа, - я не герой этого столетия. А вот чего бы я не хотел так это, чтобы мои внуки и правнуки забыли свои корни и принадлежность к Дому Ворона. Надеюсь они сохранят наше наследие. Дух совсем по-человечески хмыкнул. Скромность? Или предпочитает быть серым кардиналом? Историк, который предпочтёт оставаться вне истории и хроник. Как интересно. Наверное, это и называется "сапожник без сапог"? - И это тоже вариант, магистр, - принял ответ Висхет и улыбнулся на прощание, прежде чем растаять. - До свидания, Северус. Возможно, до того свидания, когда вы придёте сюда насовсем. Hide FOX69 & Stormcrow
×
×
  • Создать...