Перейти к содержанию
BioWare Russian Community

Лидеры


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией 06.08.2019 во всех областях

  1. 10 баллов
    Всё, чего вы не знали и стеснялись спросить Показать контент Hide Никакого открытого мира и Denuvo, русскоязычная локализация, а главное - 40-50 часов на прохождение.
  2. 4 балла
    Тот неловкий момент, когда тебя порывает пересмотреть Sailor Moon
  3. 4 балла
  4. 2 балла
    еще одни техработы, сегодня с 4 до 7 вечера что на этот раз - не уточняют
  5. 2 балла
    Малик "Шата" "Кровью или деньгами, а Хартия свое возьмет" "тряпки" Орзаммара Орзаммар, Пыльный город, 7:13 -Да, ты совсем сдурела, сальрока! – послышался из-за спины каркающий голос. Пахнуло сивухой и прогорклым потом нестиранных вещей. - Угу, - донеслось из слабоосвещённого угла, где коптил масляный светильник. В размытое пятно света выползла сморщенная, лохматая старуха. Опираясь на стёртую клюку из пожелтевшей большеберцовой кости бронто, она приблизилась к каменному столу и снова завопила: - Оторва мелкая! Ты что творишь?! Я тебе уже и платье заказала и место в Общинных залах присмотрела! Думаешь так просто купить тебе наряд?! - Пошла ты на хер со своим платьем, Общинными залами и пышными лордами, - отозвалась со скамейки девчонка, срезающая очередную светлую прядку волос с головы. - У тебя что, вши завелись?! – неистовствовала старуха. - Нет, - послышался краткий ответ, и ещё один соломенный пучок упал на пол. - Ну, и кому ты теперь нужна?! Лысая! Круглая голова, покрытая коротким «ёжиком» повернулась, и на женщину уставились два глаза – два бесцветных, прозрачных осколка. - Слышь, - грубо бросила лысая старухе, - напяливай платье и сама вали в Общинные залы. Только протрезвей сначала. Девчонка поднялась и пихнула ногой воздушную кучку пушистых волос. Даже для гнома она была слишком маленькой, щуплой и неказистой. А с новой причёской на неё бы и последний пыльник не позарился. Со временем, особенности расы заявят о себе, но, сейчас, в двенадцать лет, будущая коренасто-грудастая жительница Орзаммара напоминала нескладного худосочного цыплёнка с цветущим фингалом под глазом. - Дура! – взвизгнула старуха. – В Хартию намылилась! К этой паскуде Валте! Это она тебя пригрела, шлюха пещерная! Да, твоя мать… - Да, срать мне на мою мать! – старуха вмиг оказалась прижатой к неровному сколу раскрошившегося мрамора. Костыль выпал из немощных рук и покатился по каменному полу. – Два дня назад я принесла деньги, на которые можно было жить неделю в этой выгребной яме! Сегодня их нет! Второй день ты пьёшь со своим сожителем! - Я платье тебе купила! И пью! Да! Мы отмечаем! - Засунь себе в жопу это платье! – лысая девчонка отступила, оставив бабку в покое. – Я ухожу. - Надолго ли? – скрипнули старые кости, и узловатые пальцы потянулись за упавшим костылём. - Навсегда, - отрезала девчонка. Она сунула за голенище порванного сапога длинное самодельное лезвие, накинула на плечи дырявую куртку и пнула костяной костыль в противоположную от старухи сторону. – Трох аи мену, - и скрылась за тяжёлой проржавевшей дверью. - Сдохни, стерва! Будь ты проклята! – неслось ей вслед из тёмной грязной пещерки, которую старуха называла «домом». *** С тех пор, как она покинула «дом», в котором родилась, прошло тринадцать лет. Нескладный цыплёнок превратился в боевого бронто. Хрупкое тело окрепло и округлилось в нужных местах, добавилось роста и опыта. Но короткий соломенный «ёжик» на голове остался в память о том дне, когда она отказалась от предназначенного ей будущего. Она выбрала свою тропинку, с ухабами и ямами, крутыми поворотами и острыми шипами, через которые она продиралась, не смотря на кровоточащие царапины и болезненные раны. Она привыкла – больно быть должно. Иначе, ты и не живёшь. Если нечему противопоставить часы благоденствия, то как же понять, что они наступили. С годами в хрустальной радужке глаз поблёк дерзкий блеск, а к симметричным татуировкам клейма прибавились шрамы, протянувшись глубокими уродливыми бороздами по правой половине лица. Казалось, что она прикрывала их широкополой шляпой, но на самом деле использовала головной убор вместо традиционной орлесианской маски. Редко кто видел её глаза в тени нависающих фетровых полей. В людской толпе её часто принимали за ребёнка, и только ножны за спиной подталкивали к размышлениям об истинном назначении этого мелкого неприметного субъекта. Её путь до Вал Руайо был долог и лепестками роз не осыпан. Но должность агента по особым поставкам для Её Святейшества досталась без особого труда. Так уж сложились звёзды, камни, руны и прочие предметы судьбы, но её кандидатуру глава клана «Нагопасов» предложил сразу. То ли внушительный контрабандный список завершённых дел, то ли личные симпатии, но Малик «Шата» стала посредником между Белым Шпилем и синдикатом «Молот» - официальным союзом рудокопов и торговцев, который легализовал деятельность нескольких кланов орзаммарской Хартии. Встреча доверенного лица Белой Жрицы и агента синдиката состоялась около десяти назад. И с тех пор, их сотрудничество только укреплялось на благо наземной и подземной Империй. Официальные поставки лириума храмовникам Собора возрастали, а ризы, жаровни и алтари обретали новый рубиново-изумрудный оттенок. Орлей требовал лучшего. Гномы не скупились. Впрочем, отвергая возможность продешевить. Они принимали благосклонность Создателя, переправляя в столицу обширный поток контрабанды, взамен наполняя сокровищницы имперскими роялями якобы во славу Камня. *** Великая Орлейская Игра. Люди так кичатся ей, так превозносят. Игра определяет ценности духовные и материальные, гарантирует статус и положение, становится индикатором присутствия интеллекта и имперского менталитета богатых и бедных, слуг и господ. Все от мала до велика ныряют в бездонный омут орлейских политических интриг и с восхищением топчут друг другу пятки, втыкают шпильки и плюют в тарелки. И чем глубже укол, больнее отдавленная мозоль и смачнее плевок, тем продуктивнее процесс Великого Обмана и Предательства под изящными Масками. Но что дварва до людских затей? Какое дело Хартии до королевских людских дворов и помпезных названий процесса, которым дышит Орзаммар с рождения. Великая Игра? Король Орзаммара снизойдёт чтоб улыбнуться. Деширы хмыкнут в пышные усы. Хранители с усмешкой огладят бороды. Хартийцы будут ржать. Великая Игра – она в крови у каждой касты. От короля до пыльника, от воина до нагопаса. Подземному миру торговых кланов, синдикатов, котерий и многочисленных таможенных союзов невдомёк, что люди обозвали их привычный образ жизни Игрой, где торговые войны, политическая борьба и междоусобицы не стихают ни на секунду. Подземный мир играет по своим правилам. Бескомпромиссным, жёстким, где слабые быстро сходят с дистанции. Будь то политика, торговля или война с порождениями гномы не отступят, ибо отступать им некуда. И в этот раз они не сдали позиции в Игре и приберегли возможный козырь в запылённом рукаве. Представитель Орлейской Амбассадории был откомандирован самой Верховной Жрицей и включён в состав предстоящей экспедиции. Представителю шёл тридцать первый год. Он был мелок, молчалив и пристален. Малик "Шата" 31/140/45 Агент синдиката "Молот" в Вал Руайо, посредник Амбассадории, доверенное лицо Её Святейшества и член клана "Нагопасов" Орзаммарской Хартии Амбидекстр (и ещё где-то в багаже есть двухзарядная "Бланка") Орлейский камуфляж Hide Hide
  6. 2 балла
    Да ладно вам, Пивоваре обещали Ефим поддерживать 10 лет, у них еще полно времени xD
  7. 2 балла
    То, что люди не хотят одной крайности, вовсе не означает, что они хотят другой.
  8. 2 балла
    Порнография масляными красками, строго 18 + Показать контент Hide
  9. 2 балла
  10. 2 балла
    После ДАО и ДА2 захотелось сделать продолжение истории, плюс попробовать парочку модов (прическа, правда, немного "кривовата", но не мешает). С именем заморачиваться не стала, оставила по умолчанию Эвелину. Она разбойница, также как ее предшественницы по ДАО и ДА2. Показать контент Hide Не помню она в редакторе или один из пробных вариантов Hide P. S. Моя 8-ка инквизиторов все еще ждет своей очереди))
  11. 2 балла
    Один из самых любимых протагонистов в играх - вообще. Особенно женский вариант, и тут огромная заслуга Дженнифер Хейл. Невероятная харизма и лидерские качества, никогда не сдается и идет до конца, каким бы он не был. Да и чего стоит момент вначале второй части, когда Нормандию Коллекционеры взорвали и кэп погиб/ла. Как же это отлично иллюстрирует его/ее характер - капитан последний уходит с корабля. Всегда любил отыгрывать многогранного Шепарда, он получался вдвойне колоритным. Как-то так... Hide
  12. 2 балла
  13. 1 балл
    Волна Киберпанка коснулась и меня xD V, когда твой ГГ тоже V Фотошоп, конеш Hide
  14. 1 балл
    о боже, кто-то рассказал киношникам про DLC они же теперь каждый фильм так прокатывать начнут - раз в полгода добавляя в него вырезанный контент и продавая билеты по новой
  15. 1 балл
    Показать контент http://maro05.tumblr.com/post/183474407532 Hide
  16. 1 балл
    Дай ка поясню. Большинство людей тут злится, не потому, что такие моральные уроды (такие тут тоже бывают, но они унылы по сути своей), а потому что им не наплевать. И студию они до сих пор любят. Но отрицать проблемы - тупиковый вариант. Нельзя говорить, что всё прекрасно, когда структурные и управленческие проблемы в BW очевидны уже давно. Не получится делать хорошую мину при плохой игре. В разделе Гимна те, кто играет, вполне себе хорошо к игре относятся, к слову. И никакого тупого хейта там нет. Если же засунуть язык в задницу и петь дифирамбы, то это и будет конец студии. Потому что пофиг. Потому что и так сойдёт.
  17. 1 балл
  18. 1 балл
    Я всё никак не соберусь по-человечески перепройти ДА:О с канонично выглядящим Стражем. Моя ГГ сильно изменилась за лето за годы копания в тулсете. Первая инкарнация Hide Тот же персонаж, но уже спустя три года Hide
  19. 1 балл
    Октав собирался что-то ответить, но в этот момент во дворе появился кунари. Лошади, впервые увидевшие рогатое чудовище, всхрапнули, а самые нервные, и демон в их числе, встали на дыбы. Мессала, помня слова Андреаса "головой за них отвечаешь", метнулся к вороному и повис на поводьях. - Нет такого Дома, - ответил за него фаворит. - После Мора никого не осталось. И ничего - их владения были на самой границе, теперь там сплошное пепелище. - Какой рьяный... - магистр только вскинул брови, видя, как метнулся "приятель" в сторону коней, даже и не подумав ответить Советнику Архонта. - Из обедневшей аристократии, говоришь. Служит, как я понимаю, у тебя? - Красиво летит! - восхитился Андре, развеселившись. - Да, впечатляет, - согласился наставник с учеником, проводив взглядом серое тело до стены, где оно нашло надёжный приют. Ашабан и Лилит Это ощущение было сродни тому, как муха, которые были распространены на его родине, залезла ему в нос и отложила где-то в голове личинки, от этого ощущения ужасно хотелось избавиться, и он наверно напрасно понадеялся, что удар вышибет её оттуда. Встав на ноги и держась за разбитой лоб он вновь направился к коню, с намерением повторить попытку. На этот раз, если эта скотина не будет слушать, он её удышит. "Муха! - возмутился голос. - Что за картинка идиотская! Муха с яйцами! В смысле муха-мальчик? Аааа... впрочем, ладно побуду мухой. Раз ты так трепетно к насекомым относишься". Перед глазами кунари появилась назойливая зелёная муха, которая то и дело пыталась сесть ему на нос и влезть через ноздрю в голову с нудным жужжанием: "Я съем твой мозг".
  20. 1 балл
  21. 1 балл
    Чёрная башня. Подземелья. Тьму, стук капель, уже знакомая сырая беспроглядная темнота. Возможно в его возвращении сюда, была какая-то особая ирония, злая ли? Его также приковали цепями к стене, как и в прошлый раз и сейчас, но он затруднялся ответить на вопрос была ли эта камера, той же самой или всё же другой? В темноте они все казались одинаковыми, тёмными, пустыми и сырыми. Ничего не поменялось, разве что тот эльф больше не стонал. События прошлых дней сейчас проносились в голове яркими отрывками, словно сон или в спешке прочитанная книга. Надо сказать, что произошедшее было неожиданностью для него и самого. Весь флот пошёл ко дну с подачи руки каменных стражей, наверно это стало неожиданностью для всех. Даже для них самих. Тогда Триумвират не изменил своего решение. На каждое слово и факт у них находилось своя трактовка и ещё два слова. Неудивительно, было слишком поздно что-то менять, и в своём решении они были тверды как камень. Возможно, они и вовсе не слушали его тогда, хотя он предупреждал их о многих вещах, и о магии, и о демонах и одержимых. Возможности если бы ему дали больше времени, шанс всё объяснить... Но его не дали, и у него не было иного выбора, и в конце концов произошло то что произошло. Флот отправился незамедлительно, его речь даже не дала никакой задержки и его опередили на одно из небольших, но манёвренных суден. С каждым днём, с каждым дуновением берег становился всё ближе, даже сами ветра были им в помощь, подгоняя паруса своим дыханием. Уже через несколько дней пути сквозь утренний туман они увидели очертания высоких стен, и башни что возвышались над ними. Их корабли вышли вместе с приливом и попутным ветром. Несмотря на высокие стены и башни, город казался лёгкой добычей. Стены не устояли бы под натиском орудий, не устояли бы и люди. Приближаясь к городу, Ашабаны отдали приказ перейти на вёсла, город хотели взять в кольцо. Будь он Аришком, он бы поступил бы по-другому, и речь идёт не отмене войны, но о другой тактике. Аришоком двигала гордыня, ему было важно продемонстрировать силу, предъявить ультиматум. Конечно, они его не приняли, и не приняли бы, и он знал это. Город было нужно взять с суши, окружить, перекрыть поставки. Но самого начало всё пошло не так, их встретил пустой порт и в гавань они вошли без всякого боя. Целые сутки флот стоял в тишине, не было ни криков, ни уже привычного стука весёл. Но с восходом солнца всё изменилось. Стены и берег что до этого, что казались отсюда чёрными от людей, закопошились, словно муравейник, стоило только прогреметь первому выстрелу. За первым в ряд пошли и остальные, снаряды били и ломали камень, а защитникам ничего не оставалось, как ждать когда стены падут. Поначалу ещё были слышны негромкие звуки боевых горнов, но вскоре, но рев тысяч глоток скоро заглушил их. Отсюда конечно всё было тише, за исключением грохота выстрелов и чётких команд. И до поры казалось и вовсе детской игрой. Пока не появились одержимые и демоны. Он предупреждал о их появлении и опасности, как и о магии. Но одних предупреждений конечно же было недостаточно, но это было не самым страшным что их ждало. Они могли сражаться на суше и в море, но когда корабли стали тонуть без видимой причины один за другим. Верней причина была очевидной, это были каменные стражи, что они попытались сбить их на пути, но когда те скрылись в море, они оказались вне досягаемости, и ряды рядели один за другим. Зайдя в пустой порт они заманили себя в ловушку, кораблей было слишком много, что бы быстро дать обратный ход. Уже почти весь первый ряд пошёл ко дну, и он знал, что следующим будет и его корабль. Не имея возможности остановить каменных стражей, капитаны отдали единственно верное решение, взорвать корабли, что бы оружие не досталось врагу. Зайд Взрывы начали греметь один за другим, лишь ускоряя их кончину. Самое отчаянное в ситуации было то, что они не чем не могли ответить противнику. Дальше, всё произошло слишком быстро. Хаос. Одержимые, демоны, тонущие корабли и кунари, бухта буквально кипела, разливаясь в огненных лучах заходящего солнца. Ашабан не увидел, как голем подошёл и к его кораблю, зато услышал треск киля, и почувствовал, как корабль дрогнул. От следующего удара нос корабля разлетелся в щепки как детская игрушка, только щепки были толщиной с ногу. Палуба ушла из-под ног, и вода ударила в лицо, залив нос и рот. Он захлебывался, тонул. Не зная, где верх, где низ, он отчаянно бился в воде, но внезапно выскочил на поверхность. Выплюнув воду и глотнул воздуха, едва успев, схватится за ближайший кусок дерева. А дальше, был полный хаос, его метало течением, тянула вслед за тонущим кораблём, кто-то помог ему выплыть и ещё он едва не потерял глефу. Понимание как он добрался до берега, обходило его сознание, всё было как в тумане, все факты были против, но он выжил, очнулся под утро где-то на берегу уже под утро, когда сил почти не было. Вот, судьба дала ему второй шанс, но похоже только с одной простой целью, ткнуть лицом в грязь. Всё повторилось в точь, в точь, да и камера та же, он был уверен...
  22. 1 балл
    Перед известием Иоганн чувствовал, как выпивка потихоньку туманит его рассудок, заостряет зрение и слух. И всё следующее, что видел или слышал пират – воспринимал болезненно. Даже если на месте Каэди пела Кудэлька, то всё равно Сольвейг чувствовал себя отвратительно, пытаясь спрятать голову под плащом. Ничего кроме сна не хотелось. Иоганна словно спрятали в ослепительно ярком колоколе – но это уже повторяемся – и если бы некий маг предложил превратить пирата в прах, тот, не раздумывая, согласился. Тешил бы Иоганн себя подобными мыслями весь оставшийся день, но в таверну неожиданно заявился мужчина – чьё лицо пират не запомнил - с «важной» вестью от магистра. Как оказалось спокойная жизнь навестит Сольвейга на его же поминках. Пират, встав со стула, поправил плащ, неохотно приоткрыл сонные глаза и пошагал следом за остальными к выходу. На полпути Сольвейг отстал от компании, испытывая несколько побочных стадий, которые возникали от передозировки алкоголя. Первая это упрёки «не буду больше» «не притронусь больше» и при этом обязательно корчить угрюмое лицо: - Мама! Мама, смотри на дядю! Маленькая девочка тыкала пальцем в сторону Сольвейга, который остановился, дабы привести мысли в порядок. Мужчина краем глаз посмотрел на девочку, а затем на её маму, державшую младшенькую на ручках. Женщина даже не обратила внимание на пирата, лишь продолжала идти по своим делам: - У дяди лицо как у Морзика! Кто такой Морзик? Её собака что ли? В каком-то смысле Иоганн не ошибся. Морзиком звали кота с чёрной мордочкой, у которого… как сказать… физиономия соответствовала гримасе Сольвейга Да что же это за день такой?! Всё что я ненавижу, пытаюсь забыть… да будьте вы все прокляты! Вы и ваши дети с кошками! Мужчина громко фыркнул и пошатнувшись на месте, пошёл дальше. Вторая стадия, как кровная сестра фобий с начинками жалости и мольбы «я не могу больше!» «не хочу больше!» «кто-нибудь придушите!». В голове, словно в хороводе, заплясали одно воспоминание за другим. Сольвейг испытывал страх, который словно пасть дракона открыл свою бездонную яму, чтобы проглотить душу. У него больше нет корабля и, в каком-то смысле, команды. Он мысленно стал извиняться перед погибшими и перед внезапно куда-то девавшимися товарищами. И как бы это не было идиотично - перед Катариной тоже… когда её чуть не утопили… Последняя стадия, – а она обычно самая приятная, – когда Сольвейга вырвало от непрошенных остатков алкоголя, и вместе с этой дрянью развеялись ненужные мысли. Наконец пират, чуть запинаясь, протерев рукавом подборок, продолжил свой трудный путь. Добрался до Башни Иоганн уже один более-менее трезвым. Он окинул взглядом обитель магистра, положив руки на пояс: - Якорь мне в глотку… я это сделал… Если бы этот момент получился более комичным с эпичной музыкой и гордой моськой кэпа… в общем слов не подобрать уже. Башня - Вчера я был у Архонта, - начал Люций. - Меня отправляют в Вейсхаупт с дипломатической миссией. Оставить вас в столице я не могу. Дивайн осведомлён о проблемах с разрывами Завесы и поэтому желает избавиться от непредсказуемых происшествий, чтобы не привлекать внимание. Впрочем на обратном пути, есть шанс разобраться с нашей общей проблемой. Архонт любезно предоставил некоторую информацию. На сборы сутки, кое-что из снаряжения можно взять в башне, остальное купить. Со всеми расходами обращайтесь к сенешалю, - чётко отрапортовал собравшимся магистр. Иоганн опустил голову, прикрыв ладонями лоб. Весь труд только ради того чтобы послушать что там у Архонта припекло? Убрав руки он посмотрел на остальных соучастников попойки. Их лица - у кого хуже, а у кого лучше - немного порадовали Иоганна.
  23. 1 балл
    Настроение у Андреаса было хуже некуда. Оказывается, пока он спал, вернулся Люциус и собрал всех постояльцев башни по какому-то важному поводу. Точнее, попытался собрать - большинство оных оказалось в маловменяемом, а то и вовсе невменяемом состоянии, посему мероприятие было перенесено на утро. Только это обстоятельство и спасло слугу, поленившемуся, как посчитал стихийщик, его разбудить, от приличной трепки. То, что дверь была заперта, смягчающим обстоятельством никоим образом не являлось. Выпустив пар, Мастарна вспомнил еще об одном деле - еще вчера он собирался отблагодарить Катарину за своевременно оказанную Люциусу помощь. "Все-таки и от нее бывает толк". Порывшись в столе в поисках презента, он решил, что лучшим подарком для магессы будет кафф - последний писк моды среди столичной молодежи. - Монна Катарина в библиотеке, - доложил слуга. - я тебя разве спрашиваю, где она? - рявкнул маг. - Найдешь и вручишь. И чтоб не говорил, от кого! Отделавшись выговором (и приличных размеров фонарем под глазом) слуга поспешил выполнять поручение, а стихийщик отправился в Голубую гостиную. -------------- Тень Лицо Айнура озарила робкая улыбка, а в душе затеплился огенек надежды. - Правда? - произнес он, не веря услышаному. - Спасибо тебе! Ты возродила меня к жизни! Только как я вас найду? - Арлатан большой, но для магии Хранителей в нем все открыто. Как только твоя нога ступит под сень заповедного леса, я сразу же узнаю об этом и найду тебя. Ирбис заворчал. Элайя потрепала зверя по холке: - Слышу, Барсик... Сейчас. - Прости, - это уже было сказано Айнуру. - Аэллинн просыпается, я должна спешить. Тебе тоже нельзя здесь оставаться. Сейчас я разбужу тебя, и постараюсь сделать так, чтобы ты не забыл нашу встречу, но забыл то, что тяготит тебя. Кодунья прочитала какое-то заклинание на древнеэльфийским языке, а потом резко толкнула его в грудь. "Просыпайся!" И тут же все вокруг исчезло, а сам Айнур погрузился в глубокий сон, на этот раз без сновидений.
  24. 1 балл
    Люций пристально оценил состояние женщины. Признаков одержимости нет. Да и была ли она. Лишь шёпот демона, который всколыхнул её желания. Но слабая психика немага вряд ли выдержит ещё раз натиск демонов на разум. Оставлять ребёнка рядом с ней было опасно. Неро посмотрел снизу вверх на отца, словно спрашивая: "Это мама?" И прижался плотнее к складкам мантии. - Я задал вопрос, Амина, - тихо напомнил магистр. - Оттого что ты его проигнорируешь, он не станет менее актуальным. Люций видимо настроен был быть жестоким. Если бы Амина могла прочесть его мысли, она бы сказала "А не опасно ли оставлять ребенка с человеком, который совсем недавно чуть не принес в жертву Дракону его мать?" К счастью, это было ей неведомо. - Да, Люциус. Мне лучше. Спасибо, что спросил. - она нашла наконец в себе силы посмотреть ему в глаза. Вся лишь разница в том, что один дает волю эмоциям под покровом ночи и без свидетелей, а другой неразумно попустительствует им при свете дня. - Ты позволишь мне обнять сына?
  25. 1 балл
    Поздно вечером хозяину башни доложили, что гости начали понемногу собираться: кого-то приносили, кого-то привозили, кто-то пытался прийти сам. Кажется, сегодня об общем сборе и трезвом восприятии ситуации не могло быть и речи. Люций передал распоряжение, что завтра утром в десять часов он будет ждать всех в голубой гостиной. Просьба - быть вменяемыми - прилагалась. Их общие изыскания с Неро за лабораторным столом его порадовали. Всё-таки за политическими и финансовыми делами о Её Величестве Алхимии Советник ещё не забыл. После, они долго составляли рецепт для птички, которой могло помочь только чудо или острый тесак повара. Люций давно подумывал свернуть шею этому издевательству над природой, но Неро каждый раз останавливал его своими идеями по спасению лысой тушки. Вообще, держать такой ужас у себя в Башне Советнику Архонта было бы просто стыдно, если бы не его репутация проклятого. Руководствуясь этим обстоятельством соседи и друзья в очередной раз списывали всё на причуды магистра и его неимоверную магическую силу. На самом деле от убийства, со всеми отягчающими, метровую ощипанную курицу спасала лишь жалость малыша. Изведя кучу ингредиентов, перепачкав всю лабораторную посуду, но пытаясь не терять самоотверженности и - чего там говорить - самообладания, им удалось лишь на пятый раз (16,17,17,18,21) сварить что-то более-менее действенное, которое могло при удачном стечении обстоятельств - знать бы ещё каких - вернуть "лысому" часть оперения. Обмазав орущего попугая с ног до головы, они отправились бродить по Башне. Неро никак не хотел отлипать от отца, а его мать, видимо, продолжала изливать душу в порыве гнева у кого-то на груди.
×